Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [15.10.2016] Ничего личного


[15.10.2016] Ничего личного

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

— Жизнь не игра под названием — давай заключим сделку!
— Она самая!

https://i.imgur.com/NpTebIi.jpeg

15 октября, вечер, окрестности Чайнатауна, Нью-Йорк

Садуранг, Доктор Стрэндж


В Нью-Йорке много мест, куда ноге человека лучше не ступать. Рынок Троллей - одно из таких мест. Здесь испокон веков торговали все и всем, от глаза тритона до упавшей звезды и вчерашнего дня. Самые редкие редкости, самые волшебные волшебности, и даже магия, закупоренная в бутылку - за разумную цену можно добыть и получить что угодно. Основные продавцы - гоблины, а тролли - охранники. Именно поэтому сюда и направился дракон Садуранг.
Однако все начало меняться, ведь рынок наводнили беглецы из разных миров, спасающиеся от неизвестной напасти. И теперь это больше похоже на лагерь беженцев, а где чересчур много скапливается разумных созданий, там конфликты неизбежны... Потому-то сюда и направился Доктор Стрэндж.

+1

2

Что есть Алчность? Сестра жадности, желание без нужды, тлетворность материальных благ.

Садуранг, как драконье воплощение алчности, постоянно жил желанием чего-то - то ему нужны были горы золота, то горы трупов овец, то горы стен, то неприлично большая куча штанов и исподнего обмундирования то пр. пр. Желания старого дракона были мимолетны и опасно переменчивы как подводные течения в тектонически активной части океана, а постоянным было лишь пламенное желание эти блага заполучить любым способом, и нечеловеческая готовность вступить в самую безрассудную суету.

И именно "безрассудной суетой" и выглядело новое место интереса дракона, но почему-то называлось местными "Рынком Тролллей", хотя последние здесь даже не торговали, а служили грубой силой самосуда и самопорядка. Громкие торги, тихие угрозы, шелест любопытных рук по по чужим карманам, панические вскрики и неровный топот странных ног. Воздух сотрясал то внеземной говор, то бурная жестикуляции культей, где-то пели медные чаши, пока в отдалении ритмично стучал мясницкий тесак. Воздух был заряжен невнятно выраженным напряжением и недовольством, в темных углах ютились предки хтонических тварей, но гоблины отчаянно не поддавались унынию пришлых гостей и старательно разводили бурную деятельность на своих любимых торговых рядах, предлагая любому желающему приобрести самые невероятные диковинки.

Вот, например, сейчас в руках дракона была довольно простецкая и незамысловатая книга, напечатанная малым тиражом где-то в Италии. Содержание её сводилось к простому "оригинальные рукописи сказок и легенд, во всех примечательных подробностях" - где на латыни и позднем итальянском языке старательно описаны "сказки" без прикрас и героизма, где персонажи подвергались страшным пыткам столовыми, а иногда авторы явно слишком злоупотребляли отсылками к каннибализму.

Книга хорошшший, будешь покупатти? Всего пять злата.

Вокруг колдуна энергично крутился сморщенный гоблин, в старости лет ставший похожий на болотную кочку, но совсем не растерявший ни наглости, ни напористости. Он даже попытался было проверить карманы зеленого пальто колдуна, но они были разочаровательно пусты. Книга, разумеется, таких денег не стоила, а распространялась в режиме "онлайн" по довольно доступной цене для всех любителей культурного шока. Но куда там сказочным тварям до интернета, да?

Дракон морщил нос, привередливо листая изделие, словно его слепили из конского навоза. Ему не нравилась "мягкая" обложка, дешевая краска и неприятно тонкие листы бумаги, на которой её напечатали. Какой дракон будет любить дешивезну?

Милостиво возьму за золотой, если ты мне к этой книге предложишь что-то действительно интереснее. В Мидгарде можно и лучше книги найти, чем это. Я уже знаю.

Дракон торговался. Книгу-то он почти дочитал, а значит, уже стоила даже меньше, чем ничего. Вообще колдун здесь искал "свои" вещи, но совершенно никуда не торопился и не чурался покопаться в блошином рынке междумирья - раз в год и в гнилой бочке можно было слиток золота найти.

+1

3

- Я ниче не делал.
- Вот именно, дурья башка! Не делал! А надо было делати!
- Че орешь-то.
- Да я не ору, милок, еще не начинала даже. А вот гостя спровадим, так тебе поору в оба уха, что отсохнут – оба за раз!
- Я вам не мешаю?
Дородная гоблинша, ростом с невысокого человека, уперла руки в бока. Выглядела она сурово – длинные волосы цвета проржавевшего авто из прошлого забраны в сложную беспорядочную прическу, состоящую из косичек, узелков, хвостиков и чего-то еще; крупные руки в шрамах; богато украшенная грязная накидка из шкуры какого-то животного, определить которого не представлялось возможным; два желтых глаза, которые смотрели на всех почти что с ненавистью.
Но при взгляде на Стрэнджа взгляд присмирел и словно бы немного оттаял.
- Да не, ты шо, маже, никада. Я етому чурбану ору да ору, что он тут не ради красоты своей подземной стоить, а он не слыша.
Рядом с ней, осунувшись, стоял огромный огр. По меркам огров он был мелковат – всего-то два с половиной метра ростом, и комплекцией больше напоминал добротного бойца ММА, но в глазах было куда больше интеллекта, чем у прочих собратьев. Огр, возведя темно-карие очи к каменному потолку, устало вздохнул.
- Я-то че, я ниче. Порядок смотрю? Смотрю. Порядка нет? Я дубиною.
- Сам ты дубина! – вспылила гоблинша, ударив кулаком огра в ногу. Тот даже не шелохнулся. – Говори, шо за беспорядки бьешь, а не просто так!
- Дак я говорил…
- Тихо говорил, значитца!
Пока эти двое переругивались, Стефан снял с головы капюшон плаща и осмотрелся. Сегодня он был в скромном одеянии «бывшего» Верховного Волшебника – обычной синей робе с символом трезубца на груди, темно-синем плаще, на котором были поверхностные защитные чары, и в не менее обычных черных брюках. А вот на ноги пришлось одеть сапоги. Просто потому, что в местном подземье было и прохладно, и грязно.
Но его сюда позвали не из-за антисанитарии.
- Глем, - обратился к гоблинше, которая успела еще пару тумаков выдать огру, - напомню, что у меня не так много времени.
- Ой да, щаз, - отмахнулась так, будто про время это он пошутил, гоблинша, чуть прихрамывая, подошла к Стрэнджу и взяла его за локоть. – Пошли, кавалер, покажу места. Брогг, а ну пшли, пес ты каменный.
- Камень это тролль, - занудел огр, - я огр, огр не камень.
- Огр дубина, - мерзко хихикнула гоблинша. – Так вота, маже, глядишь, какой беспорядок у нас тута? А помнишь, как хорошо было, красиво, просторно, да? А вот хрен нам все нынче. Грязища и нищета везде.
Глем вела его только ей известными извилистыми тропами, пролегавшими в потоках существ и созданий, которых только можно было себе представить. Рынок Троллей – мрачное место, где больше опасностей, чем выгодных сделок, но, если знать, как торговаться, можно было уйти не только целым, так и с чем-то полезным. Стефан уже предупредил гоблиншу, которая была негласной главой рынка, что за «бесплатно не работает», и это ее вполне устроило даже без особых торгов. Видимо, проблем назрело в таком количестве, что опасения за будущее рынка потеснила даже недальновидную жадность гоблинов.
- Тама новенькие, видишь? – махнула рукой в сторону стихийно расставленных палаток. – Странновые, но да ладна, вещички свои продают, мы скупаем и перепродаем… да ты ж знаешь, как этово бывает, ага. Тихие, к ним вопросом нету. А вот тама, видь, строятся, да? Так не ради ж торгования строятся, понимаешь, да? Жилье они себе строят, хвостатыя! А мы-то думали, что кошаки, ну подумаешь, на двух лапах ходют, так они нашенских согнали и давай себе дома делать.
Несколько гуманоидов, внешне отдаленно напоминающих кошек, вставших на задние лапы, с длинными извилистыми хвостами и тройными ушами, постоянное дергавшимися на макушке, обернулись на троицу. Ощупали двойным набором разноцветных глаз сначала огра за спиной, затем – гоблиншу, остановились на Стрэндже. Тот благожелательно улыбнулся.
- Приветствую, я – Доктор…
- Хссс, - прошипели ему хором, оскалив зубы и прижав уши.
Похоже, людей они считали за угрозу. Стрэндж даже не подумал обижаться, но и подходить не стал.
- Я вам все зубья повыбью, чтоб шипеть было нечем! – тут же взорвалась Глем, замахнувшись на них кулаком. – А ну быстро хорошо сказали маже, оно тут чтоб порядки навести, поняли вы, блохастыя?!
Пара гуманоидов, ощерившись, резко развернулись и какими-то рваными скачками убежали куда-то за стенки высокого строения из хаотично нагроможденных блоков… хотя даже «блоками» назвать это вопиющее нарушение всех норм и правил геометрии было нельзя. И все же каким-то невообразимым образом «небоскреб» держался и даже не думал колыхаться под весом этих созданий.
Перед ними остался один из кошачьих гуманоидов. Шерсть у него была синяя, с горизонтальными черными полосками, а глаза разноцветными – верхняя пара синие, а нижняя красные. Обе пары уставились на Стрэнджа, изучая более внимательно.
- Чел-о-век, - рокоча слова так, словно они вызовут у него рвоту, оскалился «кошак». – Зач-е-м ту-т чел-о-век?
- Да я с тебя шкуру спущу и сапоги сделаю, - почти беззлобно вздохнула Глем, дернув Стрэнджа за локоть, за который держалась. – Маже ентот – Доктор Стрэндж. Запомни хорошечно, а то схлопотаешь чего, он тебе потом хвост-то оторвет.
Реклама от условно злых созданий всегда была весьма интересной, потому Стефан, прервав Глем жестом, снова улыбнулся «кошаку».
- Вы знакомы с термином Верховный Волшебник?
Тот поочередно дернул ушами.
- Защи-тни-к, - почему-то звучало печально. – Н-аш… ум-ер. Ты защи-тни-к эт-ой зем-ли?
- Я был им. И так как лучше прочих осведомлен о том, как решать подобные ситуации, помогаю сегодня Глем. Вы не против, если я поговорю с вами немного? Как вас зовут?
- Шочитл, - язык «кошака» словно бы застрекотал. – Зач-ем говор-ить?
Стрэндж кратко пояснил Шочитлу, что самовольные постройки на Рынке Троллей мешают торговле. Если им нужно пристанище, они могут пойти в Метрополис Монстров. Там уже организован прием беженцев из других миров. Проблема, разумеется, была не только и не столько в этой постройке, а в том, что «кошаки» оказались весьма воинственными защитниками территории, которую считали своей. Из-за этого у них и с гоблинами, и с троллями возникали драки, и местные торговцы, во избежание травм и ломья товаров, предпочитали сбегать от «кошаков» как можно дальше. Но чем сильнее отступали гоблины, тем сильнее напирали «кошаки». В условиях ограниченного пространства Рынка Троллей условно свободное место обещалось вскоре закончиться, и тогда кто знает, каков будет отпор местных против пришлых.
- Эт-о теп-ерь наш-а зем-ля, - гордо выпрямившись, Шочитл указал на огра Брогга. – Сла-ба-ки не мог-ут сопр-отив-ляться. Сла-ба-ки бег-ут. Мы захв-ати-м эт-у зем-лю. Эт-о буд-ет нов-ая Я-ра, верн-увш-аяся из о-гня. На-ш нов-ый д-ом. Мы нав-едем по-ряд-ок.
- Это ты ща чего, - Брогг нахмурился, - поугрожал?
- Да я те глазенки-то повыколупаю! – подключилась Глем.
- Всем сохранять спокойствие.
Встав между гоблиншей и «кошаком», Стефан чувствовал, что здесь что-то не то. Если бы эти воители хотели захватить рынок, они бы могли это сделать давно. По крайней мере, все именно так и выглядело, если брать во внимание объяснения Глем. Она наблюдала за стычками и говорила, что при желании они могли бы уделать троллей, охранявших здесь порядок, но почему-то в последний момент отступали.
- Вы не наведете порядок, потому что это – не ваш дом, - указав пальцем на «кошака», твердо сказал Стрэндж. – Вы в гостях, а на Земле принято вести себя хорошо, без конфликтов. Здесь вошли в ваше положение, дали вам кров и возможность встать на ноги. Но это не значит, что вы вольны делать все, что вам захочется. Я сочувствую вам и вашей утрате, но это – не ваш дом, и вы должны это не просто понять, но уяснить и запомнить. Потому что с таким отношением и поведением Земля никогда не станет вам домом. Но если вы хотите здесь обжиться или найти место, которое и права станет вашим, то говорите об этом. И я, и Глем открыты к диалогу, и я готов в меру своих сил помочь вам найти то самое место, что вы захотите защищать искренне, а не потому что у вас нет выбора.
После пламенного монолога Стрэнджа что-то в глазах Шочитла свернуло. Не опасное, нет, напротив – вновь грустное и даже отчаянное. Он вдруг резко взял Стрэнджа за грудки, прижался к нему… Стефан жестом остановил Глем, снявшую с пояса секач.
- П-ом-оги ем-у, - прошипел «кошак», и его стрекот звучал с мольбой, хотя он изо всех сил скалил зубы. – Сп-аси Тар-ека. Наш во-ждь в бед-е. Нам го-во-рят, мы дел-аем. Пока о-н у ни-х, мы не мо-жем… мы вс-е о-тда-дим. Вс-е.
- А ну пущай мага, - грозно сказала Глем, не слыша, ни слова, зато видя, как «кошак» вроде как угрожает Стрэнджу. – Распустил когти, ага? Ща я тебя укорочу на пару локтей. Давно супца из кошатинки не едала.
- Не нужно, Глем, - Стефан оттолкнул Шочитла – аккуратно, затем поправил робу, не спуская глаз с изображающего агрессию и злобу «кошака». – Я тебя услышал. Мы здесь закончили, идем.
- Чего кончили? – гоблинша удивленно уставилась на мужчину. – Дак они ж еще тут!
- Глем, - Стефан сделал акцент и пристально посмотрел на гоблиншу, - идем.
- Да че заладил – идем, идем…
Через пару минут молчаливого брожения куда-то меж торговых палаток Стефан, перекинувшись парой слов с Глем, остановился у небольшой палатки с книгами. Взяв наобум какую-то книженцию, начал листать, особо даже не вчитываясь.
- Э-э, зала читальная не здеся, человечка, - старый гоблин нахмурился на него, махнул рукой. – А ну кыш.
- Я те кышну, квашня тухлая, - зарычала Глем, встав на носочки. – А ну быстро умер там под прилавкой!
- Ой начальница, - обмяк старик, - не признав, не признав!
- Врешь, упырина, все ты видал, - Глем фыркнула, поправила секач на поясе. – Так че, маже, делать с кошаками будем? Гнать в шею? Рубить на супец?
- Все не так просто, Глем. Судя по тому, что мне сказал Шочитл, кто-то захватил их вождя. Это лишь мое предположение, но он не выглядел как лжец. Он обещал отдать все в обмен на спасение их вождя, - не отвлекаясь от чтива, проговорил Стефан, со вздохом закрыл книгу и взял другую. – Даже не хочу представлять, какие сокровища они готовы пожертвовать в обмен на жизнь лидера своего народа…

+1

4

У каждого существа в мироздании есть особое слово или звук, которые вызывают немедленную тонизирующую реакцию всего организма. Садуранг в толпе из тысячи голосящих в агонии людей сможет услышать гнусавым шепотом промямленное "сокровище". А тут буквально в десятке метров кто-то сказал про "сокровища"!

Там, правда, было еще что-то обременительное про "спасение" и "предположение", но это уже можно было все выяснить прямо в ходе изучения беседующих и последующего допроса, да? Колдун моментально потерял весь интерес к своей книжке, закрыл её на полуслове, отложил в сторону и сдержанно зашагал в сторону интересного ему голоса, чуть не опрокинув кривой-косой стеллаж, который бы с большим успехом работал в качестве ловушки на зазевавшегося простофилю, стоило лишь неловким ударом носка сапога снести одну из опор.

Обычно дракон входил в чужие беседы как сапог встречал лицо в пьяной драке - без предупреждения, прямолинейно, с извлечением сраженного приветствием собеседника за шкирку. Но в этот раз этот универсальный прием был не применим. Во первых - мешало  наличие тролля поблизости и в ногах путалось сразу несколько настырных гоблинов. Было бы слишком "грязно" разделываться с ними прямо здесь, в открытую - обратно же потом не пустят! А стоящий в центре балагана мужик с книгой был ... Странным образом знаком, словно дракон его где-то уже встречал. На старого врага был не похож. На конкурента из прошлого - тоже. Разве что это был чей-то неуловимо знакомый родственник, ведь вьющийся вокруг него мистический след тоже был одновременно знаком, и в то же время нет. Как назойливое дежавю.

Сосредоточенно прищурившись, колдун (все еще под навесом магазина) и так голову наклонил, и сяк, но все никак не мог взять в толк где же он уже мог видеть этого человека. Легкий конфуз даже сбил его с мыслей о сокровищах на несколько мгновений. Но быстро опомнился. И как это обычно бывает, уверенно направился к своей цели - выяснить все прямо в лоб, без утайки.

Я точно тебя где-то уже видел, знакомец, только никак вспомнить не могу. А память у меня - золото, — дракон беспардонно протиснулся между гоблинами, приблизился к Стренджу и положил свой указательный палец прямо на стык прошитых страниц, как какую-то закладку, требуя к себе безраздельное внимание. — Ты мне случайно денег не должен?

И посмотрел еще так, подозрительно. Кто смеет утекать из памяти старого дракона? Только разные талантливые прохиндеи, не иначе!

+1

5

Как таковые сокровища – в единственном или множественном числе – Стрэнджа интересовали в куда меньшей степени, нежели загадка. Он не раз в шутку говорил, что работа врача – это детектив с элементами экшена, хоррора и, чего греха таить, триллера. А уж Доктора Стрэнджа и подавно – настоящий сюрреализм, достойный пера Босха.
Именно поэтому, задумавшись над тем, в чем же разгадка нынешней ситуации, как-то не сразу заметил поползновения массивной горы чужой силы в его сторону. Для обычных людей и существ это, может, и выглядело как «один человек подошел к другому», но для волшебника это началось еще с ощущения где-то на границе всех человеческих и не очень чувств. А сейчас, когда некто приблизился, Стефана словно опалила большая горячая звезда.
И, увидев лицо этой «звезды», Стрэндж понял, почему никак не отреагировал на все эти ощущения.
«Вот черт».
Где больший шанс встретить дракона – на Рынке Троллей или в казино? То-то и оно.
Он же сам его послал в Бар Без Дверей. Наверняка кто-то, вроде Чонду или других стариков, что только кряхтеть и кроликов в ванне топить умеют, позубоскалил над ним и послал в самое мрачное место, где можно найти все. Могли бы отправить и на Двор Фей, но там без проводника сложно… а завсегдатаи Бара не то, чтобы славились великодушием и альтруизмом. О нет, этим добром славился Стрэндж, чем все завсегдатаи и пользовались. В обратную сторону стрелочка не поворачивалась.
- Я вам ничего не должен, лорд Садуранг, - спокойно ответил, мягко улыбнувшись. – А вот вы мне – очень даже.
Можно было и позаигрывать, поиграть во все те игры, что любят высшие и не очень создания. Но знаете что? У него крайне мало времени. Даже утро началось не с чашечки кофе, а с трех адских ищеек, которых он вышвырнул из окна.
Мефисто очень толсто намекал, что вот уже скоро. И эти «напоминания» душили хуже петли на шее.
- За стрелу Купидона, которую вы… спрятали в одной дьявольской ягодице.
- Чиво? – хохотнула Глем, быстрее остальных сообразив. – Огось, ты, красавец, какому-то демону жопу-то продырявил? Стрелой? Ай малаца! О-о, рассказать бы Кхорту – не поверит же!
Стефану хватило лишь посмотреть на Глем, чтобы та, кашлянув, переключилась на гоблина за прилавком.
- Че вылупился, клубень? Иди тама переложи, товар криво поклал! Уши греет он, уъу, глаз да кулак за вами нужон…
«А сама-то уши греешь».
Волшебник тем временем опустил книгу чуть ниже, закрыл ее и вернул на прилавок. Затем скрестил руки на груди и внимательно посмотрел на дракона. Тот, как и все выходцы из Асгарда, внушал, иначе и не скажешь. Широкая сажень в плечах, грозный взгляд, и массивно давящая аура. От такой хотелось съежиться и спрятаться, заочно отдав все сокровища с одеждой разом.
В сравнении с довольно богатой одеждой Садуранга Стрэндж выглядел как-то… бедненько. Подумаешь, простая одежда, какие-то разбитые часы на запястье левой руки, потускневшее кольцо на указательном пальце правой, потертый шнурок, увешанный мелкими зубами, спрятанной под тканью робы, темно-красный пояс, в несколько слоев обхватывающий эту самую робу, да и плащ, видавший те еще виды…
Только все это – артефакты.
Наручные часы с разбитым стеклом и нервно дергающейся секундной стрелкой – артефакт для перемещения не только в пространстве, но и времени, созданные еще Мерлином. Кольцо (то самое, что Стефания ставила в казино) – одно из колец Мандарина, заключавшее в себе душу дракона, обладающего магией льда. Шнурок с клыками – ожерелье Бодила, способное призвать армию призрачных защитников, но всего раз в месяц. Бесконечный пояс, происхождение которого и сам уже Стрэндж не помнит, как и плаща. Кажется, его создали Прядильщики Мультивселенной на «сдачу» при починке Плаща Левитации…
- Разыскиваете что-то из украденного? – спросил очевидное и исключительно из вежливости. – Надеюсь, вам понравилось в Баре Без Дверей.
Даже интересно, какие умозаключения сделает дракон, если волшебник ничего не будет пояснять.
Какие умозаключения сделают гоблины и огр Стрэнджа не волновало вообще.

+1

6

Встречная фраза о том, что дракон должен был чародею сильно озадачила дракона. Даже не так - она заставила его буквально зависнуть при попытке обработать эту информацию. Он был, условно, должен нескольким людям - да. И все они - женщины, как ни странно. Стоящий перед ним чародей на женщину был не очень-то похож. Взять, например, эту его небритость ...

А вот при упоминании стрелы купидона все более или мнее встало на свои места. Перед ним был ... Была - Стефания. И сразу старый дракон понял, почему мужчина казался ему столь знакомым. Колдун очень внимательно осмотрел Стефана с головы до ног. Несколько раз, вдумчиво нахмурив брови.

— Ох ты ж ... Эк тебя ... — Садуранг безуспешно пытался подобрать слова чтобы выразить свое недоумение. В нем даже проявилось что-то, что не посещало нутро колдуна примерно миллениум - крупица сочувствия и сострадания. — Что же это выходит, ты теперь скрываешься от Белиала за личиной тщедушного мужа? Я прямо даже ... Чувствую себя ... Как это будет по людски? Совестливо? Ну неет, ерунда какая-то. Встревоженным, вот!

Дракону Стрендж явно значительно больше навился в женском обличье. Он пока еще "терялся в догадках" как знакомая ему ведьма сделалась мужиком - но по мнению Садуранга это было либо страшное проклятье, либо крайняя мера, на которую пришлось пойти ради сохранности своей души.

— Неловко-то как. Но ты не переживай, Стефания, — дракон вдруг вспомнил, что дамам нужна не только финансовая, но и эмоциональная поддержка в минуты разлучения с внешней красотой. Он как мог сочувственно взял бывшего верховного чародея за плчеи и продекларировал, — я навсегда запомню тебя прекрасной ведьмой!

И пусть кто попробует назвать Стренджа недостаточно прекрасным. Он бросил предупредительный взгляд всем, кто дерзнул наблюдать за происходящим - и гоблинам, и троллям, и случайным прохожим, чти глаза все более округлялись по мере развития беседы.

Иии ... На этом все. Маленькая чаша сочувствия была на сегодня исчерпана, колдун убрал руки, отряхнул их о подол своего пальто и как ни в чем не бывало начал осматриваться по сторонам. Да, его сюда прислали прямиком из бара, который дракон даже не задержался изучить в плане ассортимента - ему сразу рявкнули "Да иди ты с такими запросами на Рынок Троллей", вот он и пошел, ни минуты не пожалев о наспех принятом решении.

Не думаю что нужная мне вещь бы тут задержалась на прилавке, — честно ответил он, — я скорее искал вора или информацию о нем здесь. К сожалению, безуспешно.

Он растерянно развел руками. К сожалению знакомых перевертышей или их следа здесь он не встретил. Даже следов Локи, косвенного подозреваемого, он здесь тоже пока не нашел. Зато вот книжки со смешными картинками были - очень увлекательно.

— А ты что ищешь? Замену стреле?

+1

7

Хуже всего в бытии любопытным человеком – ты никогда не знаешь, куда заведет тебя твое же любопытство.
Казалось бы, Стрэнджу не то, чтобы на руку бытие дракона, считающего, что он был женщиной, а стал мужчиной. Это весьма обременяющее обстоятельство, что в будущем обязательно принесет какие-то проблемы… но какие? В каком виде, форме и лицах они будут представлены? Какие эмоции вызовут у тех, кто станет свидетелями и невольными участниками?
Ах, возможности были просто бесконечными!..
Но, разумеется, всегда было более разумное и банальное объяснение – у Стефана не было времени на развеивание чужих заблуждений. Здесь и сейчас нужно было стабилизировать одно из мест, где вот-вот назревала если не война, то резня, после которой разбираться придется уже совсем не профильным героям.
Так что, невозмутимо наблюдая за внезапными эмоциями Садуранга, волшебник чувствовал себя немного мудаком. Совсем немного. Самую малость.
Можно было признаться в тот самый момент, когда дракон решил его «ободрить», взяв за плечи, но нет. Не каждый день такое случается, надо и моментом насладиться.
То есть, воспользоваться.
- Благодарю, - приложив ладонь к груди, вполне себе искренне улыбнулся. – Прошу, впредь зови меня Стефан. Доктор Стефан Стрэндж.
- Ох едрид кульбит да через Мадрид… - вдохновленно выругалась Глем, притихшая от такого представления. – Это че же, маже, ты…
Ловко взмахнул рукой, Стефан накрыл лицо гоблинши краем плаща. А так казалось, что он просто поправлял слегка помятую одежду.
- Нет, в ситуации со стрелой все… разрешилось.
Купидон, конечно, орал так, что в какой-то момент стал похож на краснощекого пузатика с поздравительных открыток. Но между «забрать стрелы» и «оставить их смертному» он предпочел все же вернуть утраченное, а также обещался исполнить обещанное. Правда, что-то подсказывало Стрэнджу – исполнение будет весьма… своеобразным.
Как, в принципе, и все в мире магии. Хоть раз бы что нормально пошло.
- Я ищу того или тех, кто мог похитить вождя целого народа, - не стал скрывать своих намерений, пожав плечами. – Кто-то желает прибрать к рукам Рынок Троллей, сменив власть, так что…
- Это они пущай попробуют, канешне, - хмыкнула Глем, уперев руки в бока. – Я-то им!..
- В другом случае я бы оставил это без внимания, - даже не взглянув на гоблиншу, у которой от этих слов глаза округлились от возмущения, - однако за мои услуги была обещана достойная награда, потому я и взялся. Бонусом будет стабильность рынка, что пригодится в будущем.
- Ну и гнида ты, маже.
- Спасибо за комплимент, - слегка поклонившись, хмыкнул Стрэндж, после взглянул на Садуранга. – А вот за возвращение вождя – еще одна, и я не думаю, что мне столько надо. Как насчет вновь поработать вместе, лорд Садуранг? Я восстановлю равновесие в этом месте, вы получите награду за освобождение заложника. Вдобавок гоблины могут найти любую информацию, касающуюся ценных вещей…
- Щаз, маже, ты давай не этова, не заключай сделки за мене, а! – Глем всплеснула руками. – Это ужо отдельно оплачваеца, понятнава? Найти-то найдем, а вот отдать – это мы еще посмотрим.
- Как видите, с ними тоже можно договориться, - улыбнулся волшебник, словно этого монолога и ждал. – Так как вам идея?

0

8

Стефан, конечно, был тем еще затейником. Ну кто ж на рынке ищет возможного похитителя вождей, да еще и в книжном отделе? С другой стороны, Садуранг был бы отличным кандидатом - он точно мог. В прошлом и похищал, и ел и венчал с тыквами всяких вождей, да только в этот раз был совершенно невиновен. С другой стороны, знай дракон, что бывший верховный чародей ищет врагов прямоходящих котов - тут же отнес бы Стренджа к прямоходящим собакам. Садуранг был не очень хорош в поисках, наверное потому он до сих пор ищет украденные сокровища где угодно, только не у похитителя.

Пхпх, прибрать к рукам этот рынок? — колдун не удержался и подавился собственным смешком. Даже у него, у дракона, который руки мыть предпочитал в пепле своих тщательно испепеленных врагов, Рынок Троллей вызывал желание обзавестись пачкой салфеточек и карманным антисептиком. — Плохи дела этого злодея. И ты, по доброте душевной, решила ... Эээ, решил его спасти от такой необходимости?

Дракон затем посмотрел на стоящую подле Стренджа воинственную гоблиншу, которая внешне казалась живее и энергичнее уже знакомой ему "моховой кочки" где-то между книжных рядов. Такой злобный, зеленый, воинствующий прыщ - так и хочется выдавить. Прямо как некоторые кузены и бесконечно дальние потомки Садуранга.

И послушав Стренджа, старый асгардский колдун позволил себе минутную фантазию о том, как Глаз Агамото попадает в руки гоблинов. В красках представляя возможные последствия, хаос, немедленную войну на истребление всего зеленого более компетентными лицами. Жуть.

А ты не очень любишь этот мир, а, Стефан? — подытожил свое воображение дракон с кривой усмешкой, — Если я дам гоблинам наводку о моей утрате, все может закончится массовым кровопролитием. Гоблинов. Людей. Последующих обладателей. Трудно тебе будет "восстановить баланс", когда в поисках настоящего сокровища сюда ринутся все обремененные силой страждущие.

Дракон был уверен в том, что в поисках утраченного амулета гоблины разнесут "благую весь" всем на свете. Что, в свою очередь, привлечет всеобщее внимание к тому, что легендарный предмет был более не под защитой скверного на нрав дракона. От такой потенциальной конкуренции и крысиных бегов у колдуна даже немного закружилась голова. К тому же Глем ясно дала понять, что она не намерена будет легко расставаться с возможной находкой - а значит тот самый "зеленый геноцид" устраивать уже будет сам Садуранг.

Согласный я. Наша прошлая сделка принесла мне значительно больше наживы, чем я рассчитывал, и этот старый дракон готов даже к постоянному "сотрудничеству", хех. Только в этот раз без раздеваний, ладно? Голые мужи не любы асгардскому глазу.

Зычно хохотнув, дракон всплеснул руками и готов был наброситься в любое расследование с напалмом. Никакой дракон не откажется от "награды" в виде "сокровищ".

+1

9

Наилучшая стратегия аргументации своих поступков с героями всегда была одинаковой – списать все на альтруизм, великодушие и златосердие. Стрэндж и правда хотел все делать как лучше, чтобы мир был во всем мире, однако натура имеющейся у них реальности была весьма хаотичной, воинственной и придерживалась принципа «побеждает или сильнейший, или хитрейший». Потому-то объяснить причину своих поступков созданию, привыкшему жить по принципу реальности, а не человеческой этики было довольно непросто… обычным героям.
Стрэндж-то довольно давно крутился в магической сфере и знал, что каждое действие что у магов, что у драконов сопровождается профитом.
- Почему же, вовсе нет, - в ответ на сомнение дракона Стефан отвечал довольно серьезно. – У меня здесь хорошие скидки у проверенных продавцов. Не хочется потерять статус постоянного клиента из-за такой мелочи, как смена власти.
Алчность, выгода, а каждое движение должно приносить еще большую прибыть, чем может – базовые вещи в мирах, где все завязано на бартере. Побольше выиграть, поменьше отдать. А, в идеале, ничего не отдать. Именно этому учат мифы, которые на деле оказываются всего-то «слегка» приукрашенной историей.
И не только мифы, но и личный опыт.
Ведь когда-то, по своей наивности, Стефан верил, что все боги и создания Девяти Миров только и делают, что помогают людям. Больше такой жестокой ошибки он не совершит.
Кривая усмешка и «сказочные перспективы» только подтвердили это правило. Приятно, что хоть что-то в мире не меняется.
- Поддержка баланса – всегда неблагодарный, но необходимый труд, - пожал плечами. – Страждущим больше, страждущим меньше…
Но дракон был прав – гоблины не то, чтобы славились аккуратностью и осторожностью. В вопросах получения вещей – да, но информации… за таким обычно обращались к совершенно иным людям и существам. Потому волшебник и не стал продолжать, но приятно поразился тому, что дракон подумал о последствиях и даже их озвучил. Это считать проявлением симпатии к «Стефании»? Хм, он подумает об этом позже.
- Ничего не могу обещать, - улыбнулся Стрэндж, хмыкнув, - сам знаешь – все может очень внезапно измениться. Кто знает, что…
Внезапно раздался писк. Обернувшись, маг увидел, как Глем, до того напряженная следившая за «торгами», держала в руках птицу. Точнее, нечто, выглядящее как птица. У создания определенно были крылья и черное оперение, но вот голова выглядела как… лицо с длинным носом.
Чем-то напоминало средневековые картины с попытками изобразить котов, у которых почему-то морды были похожи на искаженные человеческие лица.
- Ага! – торжествующе провозгласила гоблинша, потрясая «птицей». – А я-то думаю, шо за клекот тут стоит…
- Пусти! – верещала птица вполне себе осмысленным человеческим голосом. – Тенью молю, пусти!
Стефан нахмурил брови. Он специально довольно свободно говорил о деле, чтобы понять, следят ли за Глем или ним, но как-то не ждал, что возможная слежка сдаст себя так рано.
- Ты знаешь его, Глем? – приподняв руку, сделал круговой жест рукой, и «птицу» заковало золотистыми лентами. Простое заклинание оков для простого подозреваемого, потому к более могущественной магии обращаться пока было рано. – В Нью-Йорке, конечно, не все хорошо с климатом, но не настолько же…
- С таким хлебалом? – фыркнула гоблинша, укладывая узника на книги, из-за чего где-то из-за прилавка недовольно забурчал гоблин-продавец. – Неа, не видала таких.
- У тебя есть тихое место для обстоятельного разговора?
Во взгляде Глем, брошенном на Стрэнджа, мелькнуло что-то кровожадное.
- Агась, найдется таковое.
- Может, заодно расскажешь, где здесь есть торговец слухами?
- Ой да на что тебе эти мо… мошки… а, во, мошенники, - было заметно, что последнее слово для гоблинши в новинку, но она сказала его так смачно, будто оно ей нравилось. – Лучше моих товаров!..
- Да-да, так где?
- Я ж провожу…
- Если ты будешь у нас на хвосте, не думаю, что мы далеко продвинемся. У меня свои методы.
Наличие Садуранга их может подкорректировать, но Стефан надеялся, что любой хаос, что создаст любимый ученик Дормамму, будет если не на руку, то не во вред. Ведь со всеми теми ребусами, что подкидывал правитель Темного Измерения, как-то же он раньше справлялся…
Глем коротко объяснила, как найти Шадара – таинственного торговца, у которого в товарах были сплошь слухи и новости о происходящем как на Рынке Троллей, так и на поверхности. Сам торговец был не особо интересен Стрэнджу, а вот те, кому он продавал информацию за последнее время – очень даже. Потому что, если они имеют дело с умным противником, тот сначала бы разузнал обстановку, а лишь после начал действовать. А если нет, то все будет куда проще.
- А с этим шо? – она тыкнула пальцем в «птицу», который все еще верещал что-то про Тень и то, что хозяин с ними сделает, если его не отпустят.
Стефан как-то лениво посмотрел на узника. Затем также лениво повернул голову к Садурангу.
- У меня нет настроения пытать. А у тебя?

+1

10

Уже согласный на все дракон приготовился было уверенно идти в любую указанную сторону, распинывая на своем пути стихийные прилавки и дышащих ему в гипотетический пупок обитателей мира ниже линии его диафрагмы (дракон питал особые чувства к низкорослым расам, во многом потому что у него исторически сложились особые отношения со Свартами и Гномами, плоды трудов которых он с большой охотой стяжал вне зависимости от желания предыдущих обладателей). Как вдруг, восхваленная им же минутой ранее хватательная функция гоблинов проявила себя во всей красе - странное создание с потешной харей оказалось в руках Глем.

Рожа самого дракона скривилась при виде плохой оборотнической работы во все лицо. Он как то даже не допустил снисходительной мысли о том, что кому-то просто не повезло и он теперь Гамаюн. И тем не менее, с внимательностью голубя, колдун с некоторым осторожным интересом осмотрел болтливое создание. Потом его внимание сползло к золотому сиянию магических оков - другое дело! Завораживающе зрелище, двигаются как ожившие кишки, переливаются, струятся светом.

И, кажется, никого не интересовала эта самая "Тень", колдун так и вовсе подумал, что их шпион голосил о чем-то абстрактном и вездесущем, а не о реальной сущности с самостоятельным умыслом. Пребывание в мире супергероев немного атрофировало в нем функцию распознавания имен и названий, ведь любой смутьян мог назвать себя или свой главный приём самым неожиданным образом - не было никакого смысла и мочи их запоминать, проще было игнорировать эту постыдную моду целиком целиком.

Скверный из меня палач и дознаватель. Этот дракон может лишь один раз ему в голову залезть, но эта мерзость после этого потечет по рукам как скисший мёд. Не стоит усилий по мытью рук.

Дракону была чуждость точечных манипуляций, он в них не специализировался и не горел желанием стараться - у него всегда получалось решать все проблемы в жизни методам тарана и заморачиваться очевидно висящей перед носом награды он не хотел. Да, колдовство и магия были тонким искусством сами по себе, но даже в этом жанре колдун предпочитал размах и побольше огня во все стороны - время от времени это даже выходило Садурангу боком, когда под конец битвы у него всё море магии истрачивалось на испепеление ландшафта, а не врагов. Так вот, инвазивная телепатия в исполнении колдуна была больше похожа на трепанацию с летальным исходом.

Так что ... Дракон решил что зверю было лучше потеряться в руках гоблинов и их бесконечной фантазии на издевательства. Поди еще заставят слушать скверных бардов человеческих, от которых даже самые закаленные воплями драгуров уши брызнут кровью.

Пойдем лучше посмотрим на вашу Рататоскр.

Сделав недвусмысленную отсылку к самой большой сплетнице Асгарда, колдун уверенно направился в неправильную сторону, вынужденный потом обратно припустить уже в правильном направлении хаотичного рынка.

И давно ты так ходишь? —  спросил дракон, всё еще время от времени скептически изучая Стренджа. Он обратил внимание на то, что он был облачен во множество артефактов, даже интересно, откуда у ведьмы за столь короткий срок нашлось столько атрибутов для мужского обличия. — Хочешь, я свожу тебя потом в человейный магазин и подберем тебе костюм?

Хорошо, что не в музей.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [15.10.2016] Ничего личного


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно