Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [09.10.2016] Карты, деньги, два колдуна


[09.10.2016] Карты, деньги, два колдуна

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

У Эйнштейна была теория по поводу рулетки. Он считал, что единственный способ выиграть в рулетку — это стащить деньги со стола, когда крупье отвернется.
https://i.imgur.com/UT7W0I3.jpg

Пригород Нью-Йорка, ближе к вечеру

Стефан Стрэндж, Садуранг, Эрос (нпс), Белиал (нпс), Лилит (нпс)


Казино - пристанище тех, кто любит азарт и не умеет проигрывать. В одном из таких казино олимпийский бог проигрывает кое-что важное, а вернуть своими силами не получается. Чтобы не опозориться перед другими богами, он обращается к Доктору Стрэнджу... который понимает, что в месте, где боги проигрывают важные вещи, бывшего Верховного Волшебника в лицо точно знают. Сделав косметический апгрейд, волшебник оказывается внутри.
А Садуранг стоически пытается отыграть свои артефакты, которые почему стали не его, и удача почему-то не на его стороне...

+3

2

Позолоченные стрелы с серебристым оперением коварно сверкали под подрагивающими пальцами волшебника.
- Их всегда семь. Но…
На столе лежало всего две.
- А давно многоуважаемый доктор перестал быть Верховным? Сможет ли он сейчас решить мою проблему?
Стефан поднял взгляд со стрел на сидящего в кресле напротив. Статный широкоплечий светловолосый мужчина, образец всех женских мечтаний, воплощение красоты своей матери и усердия отца, вел себя типично для олимпийских богов. На вкус мага, даже слишком.
- Если у тебя нет уверенности, можешь обратиться к кому-то другому.
Когда к тебе приходят с просьбой и таким отношением, можно позволить себе немного наглой фамильярности. Но именно что немного. У всех богов короткое терпение.
Тем не менее, олимпиец поерзал в кресле и вздохнул.
- Простите, доктор, я так расстроен и не знаю, к кому обратиться. Обычно свои вопросы я предпочитаю решать сам или с помощью матушки, но эти стрелы заколдованы ее рукой. Они могут разить даже богов. Если она узнает, что я их так бездарно потерял…
- Проиграл в карты.
- … м-м, да, потерял, то она не будет рада. Больше скажу – она будет в ярости. Не представляю, что она сделает со мной, но с Землей… вы когда-нибудь видели мою матушку в ярости?
- Ее – нет, но Ареса видел, - спокойно ответил, наблюдая за реакцией бога. Все-таки речь про «второго мужа» и любовника Афродиты, чей сын и пришел к бывшему Верховному на поклон. – Он не склонен сдерживать себя.
Купидон нахмурился, словно услышал что-то крайне возмутительное и неприятное. Но через мгновение его идеальное лицо разгладилось, принимая умиротворенное выражение.
- Попомните мое слово – лучше не видеть. Она любит выдумывать такое, что Гере не снилось. Не хотелось бы обрекать человечество на такие мучения из-за моей неосторожности…
Не хотелось, но обрек. А все потому, что сел играть в карты на деньги, сокровища и личные артефакты в подпольном казино, которое, похоже, организовали выходцы из разных миров, нашедшие на Земле пристанище. Не все беглецы от угрозы, несшей за собой смерть и выжженные миры, были готовы жить мирно. Часть из таких пользовалась человеческими слабостями, часть – адаптировала их по себя. Азартные игры любили все и во всех мирах, потому ничего удивительного в том, что подпольное казино привлекало как космических сущностей, так и богов, не было.
И все же, черт подери, казино.
- Напомни, какова особенность этих стрел? Кроме очевидного.
- Кроме того, что они способны разить богов? – Купидон звучал как аристократ в окружении глупых крестьян. – Они могут вызвать невероятную… привязанность к первому, кого увидит пораженный стрелой. А могут, если стрелок пожелает, изменить эту привязанность на ненависть, но для этого требуются дополнительные чары. Боги могут противостоять этому, а все прочие…
Жест был такой, что становилось понятно, что «все прочие» для олимпийца если не грязь под ногтями, то не лучше зверей.
Стефан потер бровь, стараясь этим жестом унять какую-то непонятную неприязнь, поднимающуюся изнутри, преображающуюся в недовольство такой силы, что вот-вот, еще слово, и он засунет эти стрелы Купидону в такие места, о которых тот только в Камасутре у матушки под кроватью читал.
«Спокойствие, только спокойствие».
- Я постараюсь найти их и вернуть, - наконец сказал, убрал руки от стрел – магический слепок был сделан и запомнен, теперь он без проблем распознает настоящие стрелы. – Не за просто так, разумеется, ведь теперь я не защитник Земли, а всего лишь маг на пенсии.
Купидон вздернул бровями в удивлении, мол, «как не за бесплатно», но после надул щеки, походя на свои изображения с праздничных открыток.
- М-м, уговорил, доктор. Я обещаю тебе отплатить.
- Нет-нет, - усмехнулся Стефан, зная, что за этой «отплатой» могло стоять что угодно. – Договоримся сейчас. Я возвращаю все утраченные стрелы, а ты даруешь мне божественное провидение.
- Это… какая наглость!
- Не наглее, чем проиграть матушкин подарок в карты. Видимо, не так уж ты им дорожил.
- Но божественное провидение, это… я не… это же так истощает!
Стефан холодно наблюдал за борьбой эмоций на лице Купидона. Он не был из богов первого класса, даже сказать, мог сойти за низшего бога, не будь у него покровительство матери. Которой, судя по реакции, он боялся куда сильнее, чем истощение сил.
Поэтому они ударили по рукам.
- Надеюсь на скорое исполнение моей просьбы, - буркнул Купидон, упорхнув в портал из блесток и розовых лепестков.
Стефан сдержался, чтобы не послать вслед одну из адских ищеек. И правильно, ведь силы могли потребоваться еще и на то, чтобы обдумать все как следует.
Во-первых, казино – не то место, где ему придется легко. Его умение быстро осознавать суть вещей и процессов часто играла на руку, но вот азартные игры, хоть и затягивали, но никогда не давались. Или вся удача с возмущением отворачивалась от него в момент, когда в руки попадали карты, или это было что-то вроде проклятия, но факт оставался фактом – даже в кругу героев, собиравшихся в покер, он проигрывался подчистую. Держать покерфейс ему удавалось в любой иной ситуации, кроме как игры в карты.
Значит, отыграть артефакт не получится. Придется провести разведку, но как? Судя по тому, что рассказал Амур, работники хорошо осведомлены о божествах и магах, потому являться без прикрытия не стоит. Иллюзия тоже не подходила. Тогда оставалось два варианта – или найти того, кто согласится одолжить тело для его астрального духа, или самому что-то сделать с телом такое, что исключит быстрое обнаружение.
Прошлый опыт дележа тела оставил неприятное послевкусие – и то, как Моргана Блессинг стала невольным веселем его духа, когда его физическое тело пребывало в коме из-за смертельных раненией, и то, как не так давно старый враг поменял его разумом с Кэрол, из-за чего пришлось осваиваться в теле Капитана Марвел, сказывалось. Потому и этот вариант отпал как само собой разумеющееся.
Стефан потер лицо ладонями, чувствуя на руках покалывание от божественных чар.
Как же ему не хотелось этого делать, но кто, если не он?

Эликсир изменения сделал все… по-своему. Как помнил Стрэндж, он должен был «изменить внешность», но не так же радикально!
Да, было больно, когда плоть рвалась и хрустели кости, перестраиваясь под нечто новое, но… когда на него из зеркала взглянули знакомые глаза, но незнакомое женское лицо – именно женское! – первым же, что захотелось сделать, это разбить зеркало.
- П… прокл… проклятье.
Даже голос звучал иначе – чуть выше, чуть мягче. Обхватил рукой горло, Стефан удивился тому, каким легким ощущалось тело, и какими тонкими были что его пальцы, что запястья. Шрамы, тем не менее, никуда не исчезли, но стали чуть бледнее.
Мужская одежда на женском теле висела мешком. Брюки и вовсе спали с ужавшейся талии, а рубашке стало слишком свободно в плечах и бедрах, но совершенно удобно в груди. Пришлось развести плечами, чтобы как следует выравняться, но все равно что-то словно заставляло покачнуться вперед. Стефан с неудовольствием посмотрел на грудь – не внушительного размера, но все же. Как мужчине, его все устраивало, но как обладателю – обладательнице – этого «сокровища» хотелось немного… поменьше.
«Благие Вишанти, о чем я только думаю».
Оставалось разобраться с одеждой. А это было однозначно проблемой, ведь он не то, чтобы следил за модой последних десятилетий, особенно женской. Мужчины и в его время, и сейчас носили или костюмы, или рубашки с брюками, а вот дамы меняли фасоны платьев чуть ли не каждое десятилетие. Никакого постоянства.
Припомнив последние платья, в которых была Ороро, Стефан начал медленно делать пасы руками, одновременно с этим проверяя, что стало с магией в этом теле. Никакие потоки не перекрылись, даже казалось, словно энергия текла более… естественно.
«А, я открыл для себя Путь Ведьм? Занятно».
Такого не случалось ранее. Потому, когда его новое тело было облачено в вечернее черное платье с открытыми плечами, он даже немного удивился тому, как легко это получилось. Может, потому что он слишком привык прикладывать куда больше усилий, дабы заставлять магию работать как надо? Или потому, что теперь он – женщина?
- Стефан Стрэндж, - пробормотал он отражению и сам же скривил пухлые губы. – Ммм, меня сразу выставят. Стеф… Стефания? Звучит неплохо. Претенциозно, я бы сказал. А фамилия… Стивенсон. Стефания Стивенсон.
Произнеся еще пару раз, заодно привыкая к своему новому голосу, свежеиспеченная Стефания Стивенсон удовлетворенно улыбнулась и скользнула в открытый портал. Стоило уйти раньше, чем кто-то заметит исчезновение Стефана и обнаружит женщину в его комнате. Объясняться с кем-либо, особенно с Ороро, ему не хотелось.

А вот и казино. Его пропустили на входе, пусть и внимательно рассматривали. Никто не озаботился спросить имя – лишь о наличии средств и кто посоветовал. Честно признавшись, что наводку дал Купидон, а в качестве средств у него был слиток золота, Стефан – Стефания – прошел в огромное пространство, заполненное светом, музыкой и множеством столов с огромным количеством как игр, так и играющих.
Рука как-то сама собой потянулась пригладить длинные волосы.
- Мадам, не желаете ли выпить? Мадам?
К его локтю прикоснулись, и Стефан почти приготовился пустить молнию, но все же решил обернуться. Кто-то спутал его с дамой?
Потом он увидел свое тонкое запястье.
Ах да.
- Простите, засмотрелась, - натянутая улыбка почему-то приободрила… невысокого карлика, видимо, гоблинского происхождения. – Вы что-то хотели?
- Ах, мадам, вы так прекрасны, что я и сам засмотрелся. Могу ли я купить вам выпить?
Это было так избито, что даже не смешно. Стефан постарался не закатывать глаз. И как женщины с этим справляются?
- Благодарю, но я сама могу купить себе выпить. Хорошего вечера.
И, чтобы не продолжать скучные расшаркивания, направился в игровой зал. Для начала стоило осмотреться.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

+2

3

Веселый звон крутящегося колеса перебивал громкую музыку высокими нотами. В хорошо проветриваемом и ярком помещении царил алкоголь, хохот, блеск золота, отборная брань, и бесконечно (иллюзорно) высокие потолки. Здесь подавали подозрительно  разбавленную амброзию, жалкое подобие на асгардийский мед по цене настоящего, а также всякие странности для извращенцев - вот например автомат с трусами или йогурт "слезы исчадья" - странная зеленая бурда. Пузырится и шипит на открытом воздухе. Это точно слезы, а?

Когда игральный барабан остановился, крупье с пышными рыжими бакенбардами, под хор разочарованных игроков, громогласно объявил выпавший на рулетке номер. Поражение. Снова. Победы редки и мимолетны, а поражения сокрушительны и неизменны, но казалось, что мало кто замечал эту подлую закономерность. Азарт поглотил своих игроков. Или это тщательное наваждение?

В своем бесконечном поиске украденных сокровищ, дракон не чурался заглядывать и в странные места, подобные этому злачному боговнику. Неоновые вывески висели рядом над демоническими сигилами. Рунные камни стояли в ряд с обнаженными фигурами островных идолов. Божественная пошлость в каждом углу - спешите развидеть. Но обывателям нравилось, или же им было совсем не до этого. Сам дракон был неприятно знаком с азартными играми - никогда их не любил, считая это дело обманом добровольно доверившихся. И все же он был тут. А еще тут был один из пропавших у него артефактов, красовался на витрине разыгрываемых призов. Возмутительно? Возмутительно. Злопыхательно и крайне огнеопасно.

Прежде чем устраивать месту спонтанный пожар-демонтаж, колдун решил угрюмо осмотреться. Смертные, демоны, полубоги, малые боги, странные сущности и, кажется, пара эльфов? И еще как минимум полтора леприкона. Были очень даже не иллюзорные шансы того, что напади дракон на эту обитель растления бюджета, как все призы и сокровища испарятся вместе с подлейшими существами под эхо презрительного хихиканья. Он уже как-то в прошлом пытался осадить обитель гоблинов-варишек, в итоге только время потерял. Не хотелось бы потерять из виду вещь, которую он искал довольно давно - да, это не самая ценная пропажа, но это была "его" вещь.

Ваши ставки, господа!

Задорно объявил крупье, приглашая ко столу новую партию игроков, торжественно вскидывая руки к потолку. На этот раз в число жертв поборов входил и Садуранг. Он был в красном пальто и в нелепой шляпе, но и без этого наряда его вряд-ли бы кто-то узнал. Древний колдун был в первую очередь известен своей драконьей мордой и фирменным дыханием, а то что он мог обращаться в человека было бы новостью для большинства современных сказочных существ.

Одна фишка. На четыре. Красное.

Колдун играл с мрачным и угрюмым выражением лица. Пока его соседи по столу активно общались пили и кутили, дракон скармливал столу по одной фишке, пытаясь разобраться в правилах игры. И в том, почему удача старательно от него уворачивалась. Садуранг даже ощущал, как под пристальным взглядом крупье в нем пытался пытался "проснуться" странный ажиотаж. Возникало странное и нелепое чувство, кричащее "Больше! Больше! Мне повезет! Точно повезет! Нужно лишь поставить больше!". Подозрительно. Что это еще за неавторизованный голос в голове? Таких тут еще не было.

Слева и справа от него разыгрывались победы и поражения, с голов рвались волосы, звенели чокающиеся бокалы, но ни буйство праздника, ни странная нужда не трогали черствое алчное сердце - дракон продолжал проигрывать по минимальной ставке, чем почему-то сильно раздражал мужчину на раздаче.

"Странные правила. Не работают. Магия тоже не работает. В чем подвох?"

— ... Что ты на меня так смотришь, хмырь? Тебе что, чаевые еще оставить? — спросил колдун у крупье с легкой угрозой, напитанной многообещающим проклятием острой диареи. Он определенно перепутал мужика с официантом, которые частенько с немым укором пытались стребовать с дракона чаевые. Преступное расточительство драконьей казны. Хорошо хоть сейчас он проигрывал то, что уже успел отнять или позаимствовать у людей.

Раунд окончен! С-стол закрыт для ставок на технический перерыв! — выкрикнул сотрудник казино и активно бледнея, быстро ретировался в служебное помещение. Комично, что он не забыл прихватить с собой "проигранные" фишки, но забыл доиграть раунд. Игроки переглянулись в недоумении.

Что? Барабан еще крутится! Эй! Олух! — вскрикнуло какое-то низкорослое существо с огромными желтыми глазами, которому госпожа удача улыбалась особенно ярко в этот вечер. У него не было почти ни одного проигрыша за несколько раундов. А еще ему почему-то не нравилось, что остальные игроки начали забирать свои фишки со стола обратно и разбредаться по другим местам. — Погодите! Нельзя же..! Агх, проклятье!

Когда все игроки разошлись, Садуранг остался сидеть за столом в одиночестве, подперев небритое лицо кулаком. Он внимательно смотрел по сторонам в глубокой задумчивости. Что такое Удача? Это счастливое стечение обстоятельств - в данном конкретном месте. То есть - "благоприятная вероятность". А "Вероятность" - вполне себе направление элементарной магии, которая была доступна даже низшим формам жизни. Каждое существо, волшебное или нет, могло влиять на Вероятность. Например, теплокровные надевали шапку на морозе - таким образов снижая Вероятность приобрести иное неприятное обморожение головы. Примитивно, но работает.

"Значит ли это, что кто-то в этом месте очень хорошо поработал с Вероятностью так, чтобы никто и никогда не мог выиграть? Звучит нелепо. Но вдруг?"

Мысль дракону не нравилась - она хмурила ему лицо.

[nick]Sadurang[/nick][status]все проспал[/status][icon]https://i.imgur.com/AhKNvNc.png[/icon][info]Садуранг


Возраст: 42 / неизвестно;
Сторона: хаотичная;
Сверхсилы: колдовство (магия), руны (магия), оборотничество (магия), чувствительность к магии, хождение между мирами, всеязык, драконья живучесть (сила, устойчивость, огненное дыхание, гибернация), пространственный карман.[/info]

+2

4

Столы с покером - канадским, вирджинским, стрит, австралийским и такими видами, о которых он не слышал за свою долгую жизнь. Столы с играми, одни из которых были ему смутно знакомы, а другие незнакомы вовсе. Небольшие загончики для игр на бега мелких существ - кто знает, разумны ли они? Может, им нужна помощь? Но если разбрасываться милосердием и геройством в таком месте, то каковы шансы разгневать Купидона, потерявшего свои стрелы навсегда? О, крайне высоки. Куда выше, чем выиграть в таком месте.
То, что называется Вероятностью, было здесь настолько длинной и тонкой струной, зажатой в нужных пальцах, что, при должном умении, на ней можно было сыграть семиструнный оркестр. Все поля вероятностей были не просто изогнуты, а изломаны в причудливейших фигурах, о которых никакому гимнасту и не снилось. Стефан - Стефания - с некоторым интересом рассматривал этот вопиющий вандализм над тонкими материями прежде, чем его кто-то толкнул.
Стоять на месте было не самой лучшей стратегией в таком месте.
- Ох, боги... - упершись, в первую очередь, декольте в чью-то широкую спину, Стефан - Стефания - тонкими женскими руками попытался нащупать точку опоры. - Я приношу свои извинения, сэр... Здесь так любопытно, но ни мгновения осмотреться.
У широкой спины были не менее широкие плечи - или так казалось из-за некоторой миниатюрности женской фигуры? Привыкнув к мужским размерам, Стрэндж не мог смириться с тем, каким стал мнимо хрупким. При обмене телами с Кэрол такого не ощущалось, но, похоже, это из-за того, что мощь Капитан Марвел давала чувство абсолютной безопасности.
С магией дело обстояло... иначе.
Это было как выходное платье, в котором ты выглядишь лучше всех, но не носить же его каждый день, верно?
Тем не менее, стол, за которым сидел угрюмый широкоплечий незнакомец, был пуст. Крупье отсутствовал, зато в колесе крутился шарик, который никак не мог выбрать, куда же ему упасть. Одинокая фишка на красной четверке сиротливо отлеживалась. Да и от незнакомца веяло непередаваемо узнаваемой аурой Иггдрасиля... нет, не совсем, но чего-то настолько древнего и близкого к природным силам, что на мгновение стало почти страшно.
Но там, за местом, где должен был быть крупье, стояла витрина. Ага, здесь разыгрывают артефакты. Пока что за витриной виднелось нечто, напоминающее меч в инкрустированных драгоценностями ножнах, но если добавить к зрению немного магии, то сразу становилось понятным - это был не просто меч с драгоценностями, а кое-что посильнее.
Было бы интересно подержать его в руках.
Стефан - Стефания - мягко и неспешно убрал руку, обворожительно улыбнулся.
- Не везет? - присев на освободившийся рядом стул, Стрэндж обвел взглядом место. - Знаете, мне кажется, или тут что-то... не так.
Сощурившись, маг протянул руку и коснулся чего-то в воздухе. Один из изломов, грубо отрихтованный наспех - вероятно, не кем-то из персонала, а кем-то, кто уже был за этим столом, - перестал изображать дугу, огибающую стол. Теперь Вероятность стала слегка... другой.
- Вот так лучше, - довольно констатировал Стефан, опустив руки.
И, надо сказать, вовремя.
- Простите за моего коллегу, дорогие гости, - на месте крупье появился некий сиреневокожий лысый мужчина с горящими огнем глазами. - Плох тот стол, где никого не осталось, но если остался хоть кто-то, то его шансы невероятно увеличиваются? Вы готовы?
Ифрит? Джинн? И первые, и вторые не служили кому-то по своей воле, о чем ярко свидетельствовали золотые наручи, маскирующие магические чары. Если их снять, то получится натуральное стихийное бедствие. Надо будет запомнить на случай, если придется быстро делать ноги.
- Мисс, вы играете?
Огненные глаза вцепились в Стефана, и под кожей разлилось знакомое ощущение - его прощупывали. По ауре пробегались синие огоньки, словно кто-то жег спички и бросал, ожидая реакции. Можно было немного расслабиться, чтобы дать понять - да, перед ним ведьма, да, у нее есть интерес, да, она достаточно легко поддается азарту. Усилить ауру золота в своей маленькой женской сумке и вуаля, крупье уже считает его отличным уловом, который можно раскрутить на полную.
- Разумеется. Повторю ставку этого милого джентльмена.
Мужчинам ведь нравятся комплименты, да? Или только женщинам? Стефан никогда не задавался таким вопросом, потому решил действовать по наитию. Обычно это ему удавалось лучше всего.
Сев поначалу по привычке, слегка расставив ноги, Стефан вдруг понял - в юбке это делать крайне неудобно. Пришлось свести колени вместе, спрятав их под стол, почти как примерной школьнице. Вместе с тем, выпрямив спину, оказалось, что сидеть так - сущее наказание.
Колесо завершило свой ход. Шарик упал в одну ячейку, в другую, третью...
- Четыре красное! - преувеличенно радостно объявил крупье, и тут его улыбка чуть не слетела в адские глубины. - О-о, мистер, вам везет! Мисс, может, вы приносите удачу?
- Удача? - усмехнулся Стефан, что выглядело почти кокетливо. - Может и так.
А, может, он просто умел вовремя приходить.
Или мухлевать.
Что-то из этого, определенно.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

Отредактировано Doctor Strange (11.11.2023 21:15)

+2

5

[nick]Sadurang[/nick][status]все проспал[/status][icon]https://i.imgur.com/AhKNvNc.png[/icon][info]Садуранг


Возраст: 42 / неизвестно;
Сторона: хаотичная;
Сверхсилы: колдовство (магия), руны (магия), оборотничество (магия), чувствительность к магии, хождение между мирами, всеязык, драконья живучесть (сила, устойчивость, огненное дыхание, гибернация), пространственный карман.[/info]

Дракон сейчас был в режиме "максимального энергосбережения": почти не источал магию, держался строго в рамках человеческого облика, и уже довольно умело скрывал свою истинную сущность от любопытных глаз. Только буквальное прикосновение к текущей  оболочке могло выдать его существо и принадлежность. Но здесь, в одпольном казино, такое было не приветствовалось — слишком многие существа пользовались этим трюком, чтобы сохранить анонимность. Так было безопаснее терять проигрывать свои богатства без привлечения ненужного внимания. А еще такой "режим" позволял Садурангу скрывать свое существо от бдительных глаз проверяющих - мало кто обрадуется воплощению алчности в казино. Это же примерно как обнаружить волка в курятнике.

Так какой план теперь был у колдуна? Дождаться провокации. Ему нужно было, чтобы казино нарушило любое из простых правил магии в отношении него - это бы дало дракону своего рода "casus belli" для атаки и преследования заведения в целом. И где-то в процессе он сможет вернуть себе украденное. Возможно даже зацепит и еще что-нибудь интересное.

Из размышлений Садуранга разбудила случайная "встреча", некто ухватился за него после аварии с каким-то проходимцем — дракон из любопытства обернулся через плечо, и немного разочаровался от увиденного. Его потревожила не какая-нибудь сотрудница казино, а ... Неловкая жертва пагубного азарта?

Не беда. Это место выбивает почву из-под ног с завидной меткостью и регулярностью, — беззлобно ответил он, отмахнувшись рукой небрежно от происшествия. Но теперь он смотрел на даму с особым интересом. Может, он просто забыл сделать  равнодушное лицо. А может, и не считал нужным скрывать свое любопытство.

“О как. Ведьма? Но… Странная. Словно с вывернутым мистическим полем. Либо опытный перевертыш, либо где-то можно получить, гм, вывих магии. Я бы посмотрел на последнее.”

Совсем недавно этот старый колдун безуспешно искал ведьм. Ни одной не нашел в известных ему приличных местах. Но стоило только зайти в подпольное злачное логовище азарта… Глаза колдуна аж сощурились с от веса неприкрытого подозрения. Странное совпадение. В таком-то месте! Он внимательно наблюдал, как незнакомка воздействовала на окружение, ловко изменяя неуловимые  планы окружающего пространства. Смотрел и завидовал — к такой "тонкой работе" дракон был непривычен. Не пора ли ему, уж наконец, тоже попрактиковаться в этом искусстве?

А потом к столу подошел служебный джинн, раб чудес. Еще один счастливый сотрудник этого обманчивого заведения. После короткого обмена любезностями, которые еще больше насторожили колдуна, рулетка запустила новый раунд. И надо же, впервые за весь вечер дракону “повезло”.

О-о, мистер, вам везет! Мисс, может, вы приносите удачу?

Удача? Может и так.

Садуранг признал — такое благоприятное стечение обстоятельств приятно укололо его прямо в безграничную алчность. В душе снова запели дивные трели азарта, обещающие много сокровищ по милости удачи. Но колдун все еще не поддавался, сохраняя мрачный вид. В душе-то он ликовал - ему наконец-то дали первый повод. Теперь надо было усугубить.

Ааа, теперь я понял, — многозначительно протянул Садуранг зловещим тоном, — у предыдущего раздающего был помощник среди игроков. Охо ~

Глаза дракона, прежде нейтрально алые, загорелись инфернальным пламенем. Почти как два жерла вулкана, готовые извергнуть свое недовольство на окружающих. Или две новогодние лампочки — кому что ближе. Дракон просто обожрал тех, кто его пытался обмануть — для него это был счастливый билет для любой драки с особым размахом, по результатам которой ему же не придется уплатить “волшебных штрафов”. Иногда хорошо быть честным мистическим аспектом - да, нельзя ни обмануть, ни слукавить без санкций, зато можно было ввязаться в самые страшные разрушения почти после любой будничной беседы. Главное было сначала поговорить, а потом жечь. Не наоборот. С этим, в прошлом, у Садуранга было много проблем.

Да я же сожгу тебя в собственной желчи, несчастное ты облако искажений. Тебя. Того предыдущего наглеца. И семь поколений ваших родственников!

Пообещал колдун с едким шипением. Лицо его почти неестественно растянулось в оскале слишком острых зубов. Тут и там на коже начала проступать красная чешуя. Еще немного. Самую малость. И начнется драка за чужой счет.

Отредактировано Sadurang (08.11.2023 01:52)

+2

6

В таких местах все что угодно могло стать как зацепкой, так и крахом всей операции. Не то, чтобы Стефану было из-за чего переживать, но не хотелось вылетать прочь из казино по какой-то мелочи.
А тут что-то начало происходить. Кажется, назревал конфликт.
Дело было даже не в словах, а в том, что было как бы вокруг этих слов. В ощущениях, которые оставляли малейшие изменения в мимике и жестах. Это было почти как прогуливаться по тихому побережью посреди лета и внезапно ощутить на коже прикосновение холодного северного ветра, только здесь было с точностью до наоборот.
Обдало жаром.
Таким, как в кузнях Нидавелира.
Стефан вздрогнул, вспоминая, как гномы вбивали огромными кувалдами магию в его кости и плоть. Как сырая магия струилась, пожирая его плоть, заменяя ее, становясь ею. Как кипела кровь, как собственные крики обжигали глотку.
Ужасное воспоминание, не менее ужасные ощущения.
Потому, сразу после первой фразы соседа по парте игровому столу, волшебник воспользовался длиной своих женских ног и мягонько так оттолкнулся на стуле в сторону. Как удобно, что эти стулья не очень устойчиво стояли на своих ножках, но вполне выдерживали вес «Стефании», чтобы можно было установить условно-безопасную зону. Не спасет от резкого взрыва, но зато увеличит шанс призвать Щиты Серафимов быстрее, чем что-то произойдет.
А что-то могло произойти. Изменения в атмосфере, царящей вокруг стола, почувствовал и крупье. Стрэндж с некоторым интересом наблюдал за этим незримым противостоянием двух существ – пустынным огнем факела странника, бредущего от оазиса к оазису, от хозяина к хозяину, и бушующего пламени, которое больше напоминало полноценное воплощение этой самой стихии. Они соприкоснулись на невидимом, но едва уловимом слое, и волшебник лишь из-за большого опыта и понимания, как все устроено в этом мире, понял – джинн испугался. Ни лицо, ни его горящие огнем глаза, ни поза не выдавали страха, но вот его аура… скажем так, все ее цвета выглядели так, будто джинн побелел, посерел, а затем съежился и попытался спрятаться.
Занятно, что страх, который должен был испытывать маг, не случился. Нет, он не был бездумным храбрецом и понимал, что, если угодит в круговорот конфликта, который выльется в открытое столкновение, но придется что-то придумывать. По меньшей мере, он может пострадать, по большей, потеряет шанс разузнать, куда уплыли стрелы Купидона, а это почти равносильно потере призрачной надежды на божественное вмешательства в качестве козыря для дальнейших планов.
Ему бы бояться. Любой нормальный человек сейчас бы боялся. Трястись от страха, как хотел трястись джинн, но не мог – не то из-за магических цепей, не то из-за внутренней выдержки. Ему бы залезть под стол или дернуть в сторону других столов, но не сидеть и не смотреть с любопытством кошки, которой интересно посмотреть, что же сделает птичка.
Неужели все злоключения сделали его адреналинщиком? Или здесь что-то другое?
Джинн медленно опустил руку куда-то под стол.
В это самое мгновение Стефан решил, что быть молчаливым наблюдателем – замечательно, но и у бытия Швейцарией были свои минусы. Например, он мог потерять потенциальную возможность узнать, как у них тут все устроено, если те, кто придет на подмогу напуганному существу, выбросят и разозленного игрока с широкими плечами, и его – ее – за компанию. Надо было как-то аккуратно показать, что он – она – как бы с ним, и как бы без него. Как бы вместе, но как бы порознь.
- Вызываете охрану или администратора? – с невозмутимой улыбкой поинтересовался, положив ладонь как бы на стол, на как бы между двух существ, стихий, конфликтующих сторон. Это был всего лишь жест, лишенный магии, но, вместе с тем, полный какого-то символизма. – О, замечательно. Я как раз хотела узнать, откуда у вас все эти красивые вещи, которые вы разыгрываете. Не подскажете, откуда берете? А как получить? Может, продаете?
Прежде, чем джинн успел открыть рот, рядом со столом что-то произошло. Да, опять и снова. Совсем рядом с игроком-соседом вспыхнул огонь – ох, как много огня вокруг, почти как в пекле – и из облака серы и пепла вышел… демон. Точнее говоря, дьявол.
У дьяволов от демонов есть пара отличий, которые, тем не менее, не так заметны и очевидны. Если демоны, чтобы получить большую власть над смертными, изо всех сил раздуваются в размерах, давят авторитетом или пугающими откровениями, темными тайнами и грязными секретами, что выуживают из памяти и душ людей, то дьяволам это все не надо. Они, как и миллионеры, мыслят иными категориями, а потому выглядят максимально обыденно. Разве что не пытаются скрыть совсем все атрибуты себя, как дьявола.
Потому из этого облака, без фанфар криков невинных и ковровых дорожек из крови грешников, вышел совершенно точно дьявол. В белой рубашке, распахнутой на широкой волосатой груди, где покоилась золотая цепь, каждое звено которой переливалось причудливыми тенями, вглядывание в которые делало плохо; в обычных кожаных брюках явно из чьей-то вполне себе настоящей кожи, может, даже человеческой; в совершенно обычных сапогах как у ковбоя – честно, обычных, и этому Стефан почти удивился. Ах да, еще у дьявола была красная кожа, абсолютно лысая голова, кровавый белок с черной точкой зрачка и рога как у буйвола. Тоже красные.
- В чем дело, Дэйв? – недовольно цыкнул дьявол в сторону джинна, не спуская глаз, в первую очередь с соседа Стефана. – Огорчаешь дорогих гостей?
- Не совсем так, господин Белиал…
Стрэндж неумышленно дернулся, словно попытался отвернуться. Черт, черт, ну принесла же нелегкая падшего ангела, да не какого-то там обычного, а одного из самых умнейших, старейших и так далее. Если верить старым Писаниям, то именно на совести Белиала – если совесть вообще имеется у таких существ – было падение всех прочих ангелов, кроме Люцифера. Проще говоря, нынешнее олицетворение чистого зла был вербовщиком в армию ангелов, выступивших против Яхве.
А теперь он что, в перерывах между сжиганием грешников в Геене огненной заправляет казино?
Белиал щелкнул когтистой рукой и наставил указательным пальцем на соседа.
- Мистер, мсье, уважаемый, как вас звать? Я – Белиал, лорд Ада и скромный владелец этого сброда. У вас что, какие-то претензии к нашему обслуживанию? Так скажите мне в лицо, как настоящий мужчина. Только столы не переворачивайте, а то я не люблю, когда мои вещи портят. За них кровью уплачено.
Самое время делать ноги. Стефан почти сполз в сторону, но тут услышал щелчок, и тут же его как пригвоздило к месту.
Белиал смотрел уже на него. Черные точки, утопленные в кровавых белках глаз, не просто проверяли его, а прожигали насквозь, желая оставить лишь пепел.
- Занятно, - смешок. – Ведьма… такая знакомая, но что-то не могу вспомнить. А вот метку на тебе узнаю, да-а… Ты не выиграешь свою душу, детка, это так не работает. Здесь играют на вещи, а на души это к тебе в места пониже.
Как же… неприятно. Очередное напоминание о сделке, о которой не хотелось вспоминать. Но от лордов Ада не скрыть то, что ты уже кому-то «принадлежишь». Но хорошо, что в этом облике Белиал не узнал его. Потому что если бы узнал, то реакция и все остальное могло быть сильно другим. И все окружающие бы узнали, что Доктор Стефан Стрэндж, тот самый надоедливый Верховный Волшебник - бывший - продал душу дьяволу.
Конспирация спасает жизни. Ура-ура оборотному зелью.
- Что вы, как можно, - елейно ответила, потому что надо было что-то ответить. – Я тут, чтобы развлечься. А тут такая оказия… похоже, этот милый джентльмен не очень доволен, что его обманули.
Белиал изогнул бровь. Кажется, дьявол слегка обалдел от такой честности от «ведьмы». Или наглости, так смело перевести тему разговора с себя на минусы сервиса. Или храбрости, ведь Стефан - Стефания - не побоялся ни заговорить с самим дьяволом, ни посмотреть ему в глаза. В общем, от чего-то он явно обалдел, и потому помолчал, переводя взгляд с «соседа» на «ведьму».
- Это правда? – подбородком указав на «ведьму», спросил Белиал у «соседа». – Тут что, кто-то посмел обманывать моих гостей? Да я их… Ты, Дэйв? Ты охренел?
Стефан попытался отодвинуться от эпицентра уже не двух, а трех вероятно бушующих существ, но сила Белиала «приковала» всех за этим столом к своим местам. Казалось, что и шум всех азартных игрищ стал каким-то отдаленным, словно внезапно приглушили весь звук. Хорошо хоть свет не погас, а то можно было подумать, что дьявол решил что-то утворить.
Но пока походило на то, что Белиал правда хотел разобраться в ситуации.
Или набивал себе очки доверия у сомнительных смертных или не очень, чтобы потом, под шумок, где-нибудь и прибить. Для сохранения репутации заведения и улучшения своей собственной. Никто ведь не любит недовольных клиентов, не так ли?

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

+2

7

Самый лучший кофе - это кофе сваренный в медной турке на песке. Но и у этого чудесного удовольствия есть малоприятный нюанс - когда в чашке начинается заканчиваться кофе, не самый внимательный любитель кофеина рано или поздно начинает хлебать гущу. Так вот. При виде незнакомого  дьявола у Садуранга как раз сделалось лицо пожевавшего гущи человека, который уже готов начать оплевываться.

Честно говоря, дракон рассчитывал на жертву попроще. На дубоголовую охрану или на менеджера калибром и копытом поменьше - чтобы сразу можно было перейти к пересчитыванию ребер и зубов костяшками кулаков. Но что вылезло - то вылезло, и теперь снова надо говорить, ведь демон подло перевесил всю вину лично на ифрита с самым дурацким именем из возможных. Возможно этот несчастный раб желаний и имя проиграл здесь же, в казино - так что в этом угрюмом мире стало на одного Дейва больше. Отвратительно.

А ведь все так неплохо начиналось!

Этого дракона зовут Садуранг Впечатляющий, Лорд ветра и неба, Пожиратель стад и далее-далее ... — максимально ворчливо был вынужден представиться колдун. — Вот этот, — он беззастенчиво ткнул пальцем в ифрита, — А также предыдущий смертный, при помощи подставных игроков очень хорошо поработали над полями вероятности. Сия прелестная ... Эээ, дама, помогла вывести их обман на чистую воду.

Friendly fire Дракон был не до конца уверен в том, на чьей именно стороне была его новая знакомая, но в любом случае изложил ситуацию как она есть и даже выразил искру благодарности,  в то же время без вариантов вписывая ведьму на свою сторону.

По хорошему, древний колдун должен был хорошо знать имя "Белиал", но по совершенно нелепому стечению обстоятельств дракон знал дьявола только под любыми другими именами и прозвищами, но не под этим. Сказалось и то, что в своей разрушительной биографии у дракона не нашлось места злоключениям в преисподней, а также ему посчастливилось обойти стороной всех сторонников "Владыки Лжи". Не иначе как сила честного слова и удручающая драконья прямолинейность разводили их пути.

Но вот они впервые встретились лицом к лицу.

Я оскорблен, — сказал он, драматично возложив на себя руки, — Я возмущен, — он снял с себя шляпу, и положил её на стол, — Я пришел вернуть украденное у меня украшение в умеренно честной игре с судьбой. Но меня обманули! Гнусно украли врожденный шанс!

Дракон изложил проблему в драматичных красках.

И теперь этот старый дракон намерен еще немного поскандалить, сжечь при первой возможности все это место с лица Мидгарда, выпотрошить каждого встречного гоблина, и забрать как минимум украденное у меня пару лунных циклов назад украшение.

Четко и прямо изложил он свои намерения в резко будничном тоне, словно зачитал рецепт для отменной яблочной шарлотки. Это была даже не угроза, а приглашение к переговорам, где принимающей стороне предлагалось откупиться от самого старого и алчного дракона по-хорошему. Или пойти по изложенному сценарию и узнать "кто кого". Колдуна почти не смущал рогатый оппонент, как и то что он почти наверняка взаправду был владыкой собственного измерения (куда более знакомого в названии, кстати) - ведь здесь, в мире людей, он был таким же гостем, как и дракон. А значит, их драка приведет в основном только к разрушению окружения и к появлению еще одной строчки в великой книге обид.

+2

8

Чем дальше все развивалось, тем ближе становился очередной локальный апокалипсис.
Заслышав имя соседа по столу, Стрэндж только и сделал, что вздохнул. Нет, а что еще оставалось? Со временем начинаешь принимать как данность скопление вокруг себя, простого смертного, такого количества и качества существ, от которых веет если не божественностью, то древней мощью, которая и не снилась никаким праотцам рода Стрэндж.
В сухом остатке было что? Казино, где собирались создания разных формаций и происхождения, игравшие на богатства ради азарта и еще больших богатств. Владеет этим казино Белиал, дьявол, падший ангел, чистое воплощение зла, покровитель азартных игр, жертвоприношений и всего плохого. С ним в оппозицию вступил дракон, да не какой-нибудь, а тот самый Садуранг Ужасающий, асгардский кошмар, предпочитающий сжигать дотла и спать на грудах золота, воплощение жадности и алчности. Последний еще успел все-таки обозначить фигуру «ведьмы» вроде как на свою сторону, из-за чего игры в кошки-мышки закончились, едва начавшись.
Крупье в лице джинна в один момент стал наименьшей проблемой из всех вышеперечисленных.
Ни для кого из окружающих не было проблемой разрешить вопрос старым добрым мордобоем. Стефан видел это и по оскалу Белиала, слышал по будничному голосу Садуранга, отмечал по легкому предвкушающему дрожанию Дэйва. Это не было для них затруднением, отягощающим фактором, ведь никто – ни здесь, ни на Земле – в это самое мгновение не мог бы им ничего противопоставить.
Кроме, разумеется, Верховного Волшебника.
Вздох. Мироздание обожало тыкать в него раскаленными спицами толстых намеков на тонкие обстоятельства. Ведь если он не вмешается, не только от Нью-Йорка, но и от доброй половины Соединенных Штатов, Мексики и всех стран поменьше в этой части мира могут остаться одни угольки. К сожалению, в буквальном смысле.
- Выходит, ты обвиняешь мое казино в том, что тебя дважды обокрали? – Белиал, тем временем, не собирался терпеть обвинения, но слушал их, как и полагается дьяволу, снисходительно и почти небрежно. – Надо же, я почти почувствовал укол совести… если бы она у меня была. А знаешь, я даже уважаю твою откровенность. Правда на стороне сильного, к этому клонишь? Тогда я…
Он не стал закатывать рукава своей рубашки, и вообще ничего делать не стал, но на плечи Стефана – Стефании – словно упала гранитная плита. А это значило, что дьявол попросту демонстрирует часть, причем очень и очень малую, своей силы.
- А это вы хорошо придумали! – переборов давление, грозящее перемолоть кости внутри тела, как-то чрезмерно задорно выдавил Стрэндж, вскинув руку с указательным пальцем вверх. – Но разве мы не в казино?
Белиал, не перестав давить «авторитетом», как-то очень уж уничижительно посмотрел на «ведьму», словно ему кто-то сказал, что бить людей – плохо.
- Чего?
- У вас здесь столько игр, а вы хотите решить вопрос таким устаревшим методом? Ведь вопрос не в том, кто из вас сильнее, джентльмены, а в том, на чьей стороне правда. У мистера Садуранга украли, похоже, что-то из того, что вы, мистер Белиал, обозначили как призы. Вы, мистер Белиал, оскорблены таким обвинением мистера Садуранга. В современном мире такие вещи решаются через суд…
На последнем слове дьявол заметно поморщил нос.
- … но вы можете решить все свои разногласия, выбрав и игру, и сделав ставки. Ведь, какой бы ни была сила, победа будет на стороне того, кто удачливее, верно?
- Да, только есть нюанс, маленькая ведьма, - хмыкнул дьявол. – Моих работников обвинили в подтасовке удачи. Что ты на это скажешь?
Стефан – Стефания – улыбнулся.
- Мне кажется, мистеру Садурангу просто не повезло… пару раз, из-за чего он и расстроен. Но раз вы так близко к сердцу восприняли его обвинения, значит, они не так уж и надуманы?
На мгновение повисла тишина. Стрэндж перебирал фишки одной рукой, другой подпер голову, смотрел на Белиала и улыбался. Это не была победная улыбка, ведь ситуация, скажем так, была из ряда вон плоха. Все, что оставалось «волшебнику на пенсии», это завести дьявола в лабиринт аргументов прописных истин, с которыми он не сможет бодаться. Дракон в любом случае останется в выигрыше, потому Стефан сейчас просто выбивал самые лучшие условия для их сделки, заодно оставляя Нью-Йорк и добрую половину мира без тлеющих пламенем последствий.
Белиал сунул руки в карманы брюк. Те как-то странновато скрипнули.
- Значит, сыграть в игру, - дьявол заулыбался, и это было не самой приятной улыбкой. – Да, звучит неплохо. Мы всегда успеем снять шкуру друг с друга. Дэйв, будешь за крупье. Только без фокусов. На что будем играть, мистер дракон?
- Ну, раз все разрешилось… - Стефан решил ретироваться, но Белиал щелкнул пальцами, и волшебника снова «вернуло» на стул.
- А, а, а, я не отпускал тебя. Для простой ведьмы у тебя слишком хорошо подвешен язык. Я простил вашу наглость, но у моего милосердия есть цена. Ты тоже в игре.
«Проклятье!»
А ведь все так хорошо сложилось. Пока хозяин играет с драконом, можно было бы проникнуть в то, что было здесь кабинетом или схроном. Глядишь, можно было выудить стрелы Купидона безо всяких игр на душу, жизнь и все остальное. Но то ли Белиал что-то заподозрил, то ли его и правда задело, что «простая смертная» придумала что-то интереснее, чем он, то ли еще что, и все это лихо перечеркнуло импровизированный план.
- Ваши ставки, - Белиал снял с шеи цепь, в звеньях которой блуждали тени, положил на стол. – Играем все еще в рулетку или что еще?
- Рулетку, - выдал Стефан очень быстро. – Не очень люблю карты. Мистер Садуранг, вы же не против?
Улыбка вышла слегка напряженной.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

Отредактировано Doctor Strange (13.11.2023 13:28)

+2

9

Чего?

В недоумении сказал дьявол.

Чего?

Вторил ему изумленный дракон, также развернувшись в сторону ведьмы. Двое явно уже были на одной волне.
Какое еще казино? Тут такая легендарная драка намечалась с сожжением всего и вся. Азартные игры в карты, в рулетку, в кости - все это было лишено радости наложения рук и тотального уничтожения. Вот дракон и не любил все эти мирские азартные игры.

В образовавшейся ненадолго тишине можно было услышать не только падение иглы, но и тревожное "луп-луп" нематериальных глаз крупье, который, наверное, желает всеми фибрами своей инфернальной души оказаться в каком-нибудь чайнике далеко-далеко отсюда.

"Ах ты хитрая ... "

С головы дракона буквально шел пар от негодования, впрочем, внутреннее раздражение быстро сменилось на чистейшее злорадство, когда ведьма стала участником игры. Ради такого он был готов согласиться еще немного проиграть. Итак, теперь надо было определиться со ставками - в этом дракон мало что понимал, и думал что ставить надо было одни только фишки. Но тут Белиал порвал шаблон и снял с себя цепь. Асгардский колдун долго и пристально всматривался в украшение. Он не пытался рассмотреть загадочные свойства, нееет. Алчный дракон высчитывал предметы в своем распоряжении на приблизительно равнозначную стоимость.

Снимай штаны, дьявол, — заявил дракон, внезапно начав раздеваться, — а то наши ставки будут не равны.

Плащ, рубашка, брюки, шляпа, галстук, жилет, пальто. Весь костюм дракона был соткан по мотивам атласного фрака, человеческого офицерского костюма для верховой езды, перекрытой под вместо езды верхом под клубные посиделки с тоннами курительного пепла. Только пошит был из кожи какого-то дивного давнего родственника дракона, редкой виверны из Нифильхейма. Можно сказать, сбросил шкуру. Но не то чтобы свою.

Обычно в азартных играх участники раздеваются под конец сессии, но тут игра еще не началась, а колдун уже разделся. К счастью, пусть и с определенным опозданием, Садуранг вспомнил что в Мидгарде все еще было не принято пребывать полностью нагишом, так что он достал из своего пространственного кармана какое-то явно отельное полотенце и опоясался.

Рулетка так рулетка.

Проворчал он, хотя в душе уже терпеть не мог это цветное колесо.

+4

10

Из любой ситуации был выход. Даже если нет, можно проделать.
Но как найти выход из ситуации, в которой уже все пошло под откос, и выход завален чужими странными решениями?
Хотя нет, решение Садуранга усугубить ставки «чем-то из своего скарба» вполне себе объяснялось. Создания хаоса предпочитали усугублять ситуацию, не делая поправок ни на что, кроме как щекотания собственного чувства превосходства. Понятно, что Белиалу это нравилось. Понятно, почему он не обратил дракона в пыль, хотя мог. Кажется, еще немного, и такое поведение хаотиков будет не только «понятно», но и совершенно «нормальным» для него.
Но сейчас от не то задорного, не то приказного, не то всего разом тона дракона «снимать штаны» Стефан – Стефания – поежилась, пытаясь сделать вид, что стул и он – она – одно целое. Подумаешь, со стула ведь штаны не снять…
Разумеется, он не наблюдал стриптиз Садуранга. Это было, во-первых, не таким информативным наблюдением, как лицезрение его истинной формы, во-вторых, не оставило бы времени на обдумывание последующей стратегии. Да и, по правде говоря, чего он там не видел? Ему, как доктору, могли бы уже и приплачивать за каждый раз, когда перед ним, рядом с ним и около него кто-то раздевался, рвал или терял одежду. Может, накопил бы на новое жилье или даже свою клинику…
Но пока один раздевался, а другой с загадочно зловещей улыбкой проделывал почти тоже самое, Стефан – Стефания, - потирая лоб кончиками пальцев, пытался лихорадочно сообразить, что делать дальше. Артефакты, взятые с собой, он не отдаст, никак. Следовательно, «пожертвовать» одежду на ставку было самым простым из вариантов.
Значит, Белиал сделал ставку из цепи и штанов. Последние он небрежно швырнул на стол, улыбаясь так злорадно, словно все ставки будут его. Взгляд был адресован Стефан – Стефании, - что все еще сидел на своем стуле, не шелохнувшись, словно бы «ставки» его не касались.
Значит, Садуранг повышал ставки. Наверняка что-то из его одежды было приблизительно в ту же стоимость, что и цепь Белиала – особое чутье драконов и их разборчивость в ценных вещах не позволяла усомниться.
- Долго жаться будешь, красавица? – скабрезно поинтересовался дьявол, оскаливая острые клыки хищника. – Женская скромность украшает, но ты же ведьма.
- Мы перешли к цитированию «Молота ведьм»? – почти кокетливо поинтересовался, наконец спустившись со стула. На пальцах потрескивала энергия, собранная за это время «стеснения». Казалось, еще мгновение, и чьи-то две голые – почти – задницы будут не только голыми, но и подгорелыми…
- Тогда где твои темные, как ночь, глаза?
- Оставила в другой сумочке.
Белиал хмыкнул.
- Делай ставку или посмотрим на того папочку, кому ты душу заложила?
Стефан мог бы поджать губы, выражая всем своим видом неудовольствие. Но он тянул время. Да, опять и снова, ведь именно от времени зависело количество магической энергии, что можно скопить. В этом месте, где было чересчур много всяких существ, любой фокус требовалось делать крайне осторожно, с хирургической точностью выдергивая проблески волшебства и складывая в только тебе одному понятный и полезный узор. Помножить это на грубые швы, коими сшито нынешнее полотнище магии, и получится какой-то своеобразный садомазохизм.
Стефан – Стефания – начал раздеваться. Стало как-то тихо, а еще странно. Он раздевался много раз, будучи мужчиной, но женщиной… ладно, и женщиной тоже. Это не первое бытие женщиной, но раньше-то он был что-то вроде духа, которому разрешили побыть тем, кто дергает за веревочки, и все ощущалось как-то менее… ответственно, остро и по-настоящему. Сняв с плеч платье, которое тут же повисло, Стефан потянулся за спину, чтобы расстегнуть молнию. Разумеется, никого из присутствующих не попросил о помощи – о нет, никаких женских штучек.
Молния быстро расстегнулась, платье стало свободным, и тут же опало вниз, к ногам. Под это платье не подразумевалось никакого бюстгальтера, потому на мгновение всем присутствующим предстало наполовину нагое женское тело - нижнее белье и туфли все еще были надеты. Но лишь мгновение, ведь в другое волосы «ведьмы» стали расти, мягко прикрывая все, что надо. Грудь укрыли длинные локоны мягкой волной, однако заклинания все равно не хватило, чтобы закрыть с тем же успехом все, что ниже пояса. Похоже, придется буквально в одних трусах сидеть за игровым столом.
Ладно, еще в туфлях.
Платье, сложив аккуратной стопкой, Стефан положил поближе к себе. Затем изящным и явно заученным жестом настоящего фокусника снял с пальца кольцо – в воздухе повис след из морозного инея, как бы намекая, что кольцо этим «фокусом» сильно недовольно, и положил поверх платья.
- Моя ставка на черный цвет, - сев на стул, который казался теперь каким-то холодным стулом в комнате для допросов, Стефан поерзал, игнорируя голодные взгляды Белиала. – Надеюсь, следующей ставкой не будет часть тела или внутренние органы? Мне бы хотелось уйти домой целой и невредимой.
- Как пойдет, - хмыкнул дьявол, сняв рубашку и тоже швырнув ее к своей ставке. – Давай-ка на четное.
- Раз мы начали с таких высоких ставок, - Стрэндж звучал почти без сарказма, - то что будет в случае выигрыша?
- Каждый получит кое-что из моего сундука, - Белиал ткнул пальцем в сторону витрины, где маняще сверкал меч. – Неплохо, правда? Выиграешь – вернешь свои вещички, да еще с трофеем уйдешь.
- А проиграешь?
Белиал оскалился совсем уж неприятно.
- Я же сказал - как пойдет.
Поникший джинн дождался ставки дракона, поднял когтистыми пальцами шарик и запустил колесо.
- Ставки сделаны, ставок больше нет.
Шарик упал вниз и заскакал как озверевший. Стефан замер, напряженно наблюдая за его ходом. Не сказать, что пребывание почти целиком нагим посреди весьма опасной публики положительно действовало ему на нервы, но, по крайней мере, пока никто не пытался его убить. И, возможно, в рулетке ему повезет больше, чем в картах.
Тук. Тук-тук. Перескочил через одну, две, пять…
- Шесть черное.
Сказать, что Стрэнджа сразу немного попустило – значит, ничего не сказать. Не то, чтобы он сильно переживал, но расставаться с кольцом как-то не хотелось.
- Ха, отлично! – победно вытянул руку Белиал, словно и правда получал от этого удовольствие. – Штаны снова мои.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

Отредактировано Doctor Strange (18.11.2023 01:09)

+2

11

Голые, не голые, приодетые и пикантно разоблаченные - обнаженные тела из кожи и волос мало интересовали дракона. Да и в целом любые тела, кроме его собственного, Садуранга интересовали не больше чем голуби на автобусной подстанции умирающих городов. А жаль! Перед его алчными очами разворачивалась действительно роскошная сцена, достойная отдельного пьедестала в музее памяти любого уважающего себя любителя прекрасного компромата. Впрочем, дело наверное было и в том, что колдуну было не до любования - на кону внезапно оказались несметные сокровища, в том числе и нужный ему браслет. Прелестные дамы обождут, пока  пелена алчности не спадет с алых глаз. Или не подождут. Колдун был безнадежно далек от чудес многих простых мирских радостей -  и наверное это было к лучшему.

Хотя вот фокус с волосами колдун оценил по до достоинству - очень интересный способ совершить метаморфозу. Необычный приём, чем-то напомнил ему лихие трюки с наложением за авторством воздушных элементалей. Надо взять на вооружение. Древний дракон был весьма сведущ в искажении реальности, но время от времени даже ему попадались интересные приемы и хитрости других магов и видов, которые было грех не использовать.

А потом игроки за рулеткой начали делать ставки. Садуранг, по своему незамутненному обыкновению, на деле плохо знал правила азартной игры, а потому сильно удивился, что "голосовать" можно было не только на конкретную ячейку, а еще и на более абстрактную характеристику колеса. Ему даже как-то неловко стало и он со скрипом поежился на стуле, таким образом избавляясь от излишней сентиментальности.

— Чётное, — дракон озвучил джинну свою ставку, в голове все еще упрямо фиксируясь на своем "четыре красное", — а чужие органы принимаются? — Спросил он уже шутя. Где-то в "кармане" у него действительно была пара сомнительных банок с квашенными внутренностями. Вот сердце тролля, например. Ужасный ингредиент, источающий совершенно немилосердное зловоние - если открыть опломбированную банку по слабоумию и неосторожности, то можно устроить локальный апокалипсис. Зато, если верить, ведьмам крючковатой наружности, оно способно не только утолить любой голод, но и продлить даже самую неестественную жизнь. Если, конечно, страждущий переживет употребление враждебного деликатеса.

Шесть черное.

Колдун недовольно клацнул зубами, да так что полотно реальности завибрировало вокруг него как потревоженный шлепком ковер. Не проиграл, но и не выиграл. Тут было впору что-то зажевать и прикусить. Сигару воскурить, например, или кусок вяленного мяса положить под язык вместо таблетки от нервов. Запить тревожность огненной водой и смыть все недовольство с языка, а то так можно было наговорить совершенно опрометчивых вещей.

"... А у игры вообще есть конец?"

Запоздало подумал он, нехотя погружаясь в детали. Была во всем этом азартном кутеже еще одна неопределенность, которая бесконечно раздражала колдуна - где большинство желало продлить летучее мгновение и отыграться, дракон хотел поскорее пропустить часть с проигрышами и перейти либо к доброй драке, либо к активной конфискации и приватизации. Но он сообразил, что о таком было спрашивать излишне за игровым-то столом. Не вежливо даже. Прискорбно.

— А что вообще есть в сундуке? — заскучав, колдун начал интересоваться более интересными вещами. Скрипнув стулом, он  закинул одну ногу на другую, не забывая придерживать рукой полотенце от драматичного соскальзывания - крепко удерживая наспех сложенный узел, — Только не говори, что это "кот в мешке".

+2

12

- Ставкой принимаются любые части тела, как внешние, так и внутренние, - монотонно ответил крупье, не отвлекаясь от приема ставок. – В случае, если будут причины усомниться, что они принадлежат игроку, его ставка аннулируется, и будут изъяты аналогичные части уже его тела. 
- Нет тела, нет дела, - хмыкнул Белиал, щелкнув пальцами – от этого над его пальцами вспыхнула искра огня. – Сердце человека – так себе ставка, а вот дракона… или ведьмы…
- Чужие органы хорошо идут на черном рынке, - невозмутимо произнес Стефан, отвечая на чужой вопрос, адресованный не ему, заодно игнорируя намеки дьявола. Тот, похоже, был из классических дьяволов, и имел слабость к классическим сюжетам, потому «Стефании» требовалось быть максимальной осторожной. – Нередко туда захаживаю за ингредиентами для зелий. Если мсье желает, могу показать – знаю места.
- Переманивать клиента прямо во время игры? А ты не промах.
«Да отвяжись ты».
На лице «ведьмы» заиграла скучающая улыбка.
- Казино всегда в выигрыше, а на рынке еще есть шанс сторговаться.
Ставки сделаны, ставок больше нет. И вышло так, что в первом раунде все выиграли. Немного, один к одному, но в итоге к отложенной одежде джинн-крупье подложил фишек казино. Горочки могли согреть взгляд любого эстета, способного оценить кучу золота, которую можно за них получить на выходе.
Если до выхода доживешь.
- В сундуке? Отменные экземпляры, - хмыкнул Белиал, взяв одну из «выигранных» фишек, которая тут же замелькала на его пальцах, переворачиваясь с костяшки на костяшку. – Смотря как глубоко решил сунуть руку. Есть пара занятных вещичек из разных миров. Есть пара контрактов… мне они ни к чему, но никогда не знаешь, когда пригодится контракт с адвокатом или врачом, а?
Стефану бы тут дернуть плечом, но он и бровью не повел – его больше занимал расчет дальнейшей стратегии. Если в картах ему не везло от слова «никогда», то здесь можно было опереться хотя бы на цифры. А на размытые угрозы реагировать было почти лениво. У него тут дракон под боком, который, похоже, тоже чего-то ищет или ждет, и практически в кармане божественное благословение, которое еще надо заслужить.
- Красное, - отодвинув все выигранное, включая одежду, в зону ставки, Стефан подпер лицо кулаком и улыбнулся. – А что-то поинтереснее продажных душонок имеется? Или я зря сюда пришла?
Раз дразнят, может, подразнить в ответ? Тем более, мистер дракон так удачно завел тему. Не будет выглядеть как допрос, что немного уведет внимание дьявола в сторону.
Белиал лишь хмыкнул на дерзость.
- Я знал, что за этим столом будет что-то веселое. Раз вам так интересно…
Он провел рукой по воздуху, и на этой невидимой линии появились полупрозрачные очертания предметов. Черная корона с мелкими черными алмазами, вычурный золотой браслет с каменьями и рунами, колчан с поблескивающими стрелами (ровно пять штук), обломок старого копья со следами засохшей крови, громоздкое колье с иссиня-черными не то камнями, не то провалами…
- В своем желании отыграться что только не ставят на кон. Кое-что из этого может перевернуть мир, если покинет стены моего казино.
Стефан с осторожным любопытством осмотрел «предложенное». Покосился на соседа по столу. Интересно, есть ли здесь что-то, нужное ему?
- Неплохие экземпляры, - напустив на себя вид капризной принцессы, Стрэндж качнул головой. – Вам что-то приглянулось, Лорд ветра и неба? Я могу побыть милой и уступить вам что-то, если вы сделаете ответную услугу.
- Сделка? Прямо у меня на глазах? – Белиал хохотнул. – Что за женщина… Мне даже почти интересно, как ты умудрилась заключить сделку с кем-то из моих.
- Если рассказ сойдет за ставку, можете попытаться выиграть.
Дьявол почти что-то огрызнулся в ответ, как ифрит вставил в возникшую паузу:
- Ваша ставка?
- А, пернатая задница, давай красное.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

Отредактировано Doctor Strange (31.12.2023 18:45)

+2

13

Угрозы, ехидство, пререкания с сотоной инфернальным лордом, души вместо призов и все это в рамках одной только коварной рулетки. Вначале брезговавший азартными играми дракон начал постепенно "ловить волну" и проникаться идеей казино. Ему, конечно, претил тот факт что все игры построены на обмане и заблуждении, но вот вариант с "котом в мешке" (здравствуйте, лутбоксы) ему уже подходил. В конце-концов если сам дьявол смог открыть казино в Мидгарде под носом у Верховного чародея и всей волшебной рати, то почему дракон не может? Идея начала настолько нравится колдуну, что тот даже позволил себе расплыться в улыбке и свободной рукой, не подпирающей голову, начал выстукивать пальцами что-то в такт местной какофонии.

И как-то дракон уже замечтался и начал в ярчайших красках представлять себе гипотетическое логово, с вычурными призами, странными услугами, нормальной едой драконьих размеров.

"... и чтоб под потолком была лепнина с чешуей, а пол выложен йотунским орнаментом ..."

К себе он вернулся только на ведьмином слове "Красное". Красивый цвет. Лучший цвет. Осталось только создать красное золото для полного драконьего экстаза.

А что-то поинтереснее продажных душонок имеется? Или я зря сюда пришла?

И тут Белиал начал хвастать коллекцией бесчестно выигранных сокровищ, в числе которых оказался и нужный дракону браслет.

"Моя прелесть. Моя. В ящике томится."

Садурангу стоило неимоверных усилий не "вскипятиться на месте", просто услышав что украденную у него вещь использовали для отыгрыша в казино. Неудачно использовали! Какая чудовищная растрата бесценных (по мнению колдуна) сокровищ. Он уже хотел было плюнуть на игру и предложить Белиалу просто выкупить предмет, но вместо цельного предложения и связной речи из дракона вышло только крайне раздосадованное рычание, которое можно было прочесть как желание сейчас же придушить дьявола. Способность к речи вернулась к дракону несколько томительных мгновений спустя.

Грр. Вот так значит? Сначала обнесут сокровищницу дракона, а потом проигрывают украденное в потустороннем казино? — забрюзжал дракон, повышая своим негодованием среднюю температуру в зале на несколько градусов, — если я сегодня не сравняю это казино с землей, я вернусь сюда только для того, чтобы проиграть здесь три содранные шкуры грабителя.

Садуранг сейчас испытал всю гамму чувств автолюбителя, чье авто было использовано Халком в качестве метательного ядра против какого-то супостата. И промахнулся. А потом ему показали видео происшествия и сообщили что это не страховой случай в данном штате.

Ставлю на черное, — фрустрированно выдавил старый алчный колдун, покосившись на ведьму. А что, идея увеличить свои шансы на выигрыш потраченного браслета была неплохой, — охотно соглашусь. Меня интересует только браслет. Готов обменять, отнять или получить его взаимозачетом.

Все лучше чем договариваться с настоящим дьяволом. Контракты с демоническими лордами сами по себе были тем еще "казино", да и верить им на слово можно только если их прямая выгода или существование зависит от тебя.

— ... Медовуха здесь за счет заведения или в качестве утешительного приза?

Кажется настал тот волнительный момент, когда для борьбы со стрессом даже дракону нужно было выпить.

+2

14

Рядом с драконом стало жарко. Стефан не стал отодвигаться – волосы и ресницы еще не загорелись, значит, все не так опасно, как могло показаться. Флегматично слушая ворчание про сокровищницу, маг приподнял брови. О, вот как, значит, его ограбили и, похоже, что-то проиграли здесь.
- Кто же посмел посягнуть на вашу святая святых? – с искренним любопытством и толикой напускного сочувствия поинтересовался, склонив голову. – Не думала, что есть во всех Девяти Мирах кто-то настолько уверенный в себе, чтобы вторгнуться в такое место.
Сказал тот, кто обнес Иггдрасиль, и ему за это ничего не было.
Интересно, это сколько же всего надо было вынести, чтобы дракон, обалдев от наглости воришки, сам явился за своими сокровищами в Мидгард? Кажется, Тони ему что-то рассказывал про дракона… или это он по новостям слышал? Ох, если бы в его раздувшуюся от всего и всех голову складывали все такие новости, она могла бы лопнуть как пиньятта и без ударов палки.
- Ха, чужие шкуры тоже принимаем! – Белиал довольно оскалился, хлопнув ладонью по столу. – Ну, ставки приняты, крути давай! Медовуха за мой счет, я готов проставиться за такое развлечение. Кто бы мог подумать, что еще есть в этом паршивом месте что-то, что меня развлечет.
Печально смирившийся со своей судьбой ифрит опустил шарик. Пока колесо крутилось, Стефан слушал предложение дракона, постукивая ногтем по столу.
- По рукам, - ласково улыбнувшись, приподняла ладонь и протянула дракону, имея в виду, что не в метафорическом, а во вполне буквальном плане. Жест был не похож на дамский, но Стефан – Стефания – надеялся, что на это не обратят внимание. Ставки были высоки. – Если ваш браслет окажется в моих руках, отдам в обмен на то, что нужно мне. Потому прошу – обойдемся без кровопролития. Предпочитаю все решать разговором.
- Как, без мордобоя и резни? – не упустил своего дьявол, оторвав взгляд от бесконечно крутящегося шарика. Не исключено, что в это мгновение пытался склонить удачу на свою сторону. – А ты точно ведьма?
- Если насилие необходимо, я вполне могу к нему прибегнуть, - перебрав пальцами, отправил легкий магический импульс, и шарик перескочил всего одну ячейку, из-за чего исход должен был измениться. – Но поверьте, вам не понравится.
- Все обещаешь...
- Девять красное, - унылым голосом прервал очередную вялую перепалку крупье, доставая из воздуха… тот самый браслет!
И тут как раз принесли сразу несколько пивных бокалов – каждый не меньше двух пинт объемом, заполненных до краев медовухой. Этот сладковато-хмельный аромат хорошо узнаваем, если ты побывал хотя бы на одной асгардской попойке, а Стефан бывал там не раз и не два.
Стрэндж снова слегка удивлено приподнял бровь. Надо же, как интересно.
- Не повезло, братишка, - сгребая в сторону от дракона все добро, Белиал от души (если у дьяволов она есть) веселился. – Ничего, вдруг твоя подружка тебе все выиграет и в клювике принесет. Ты с ней поосторожнее, ты ей палец, а она тебя сожрет по хвост…
Браслет переливался камнями и рунами. Стефан провел над ним ладонью – защитных чар не ощущалось, как и скрытых плетений. Можно было с нетвердой уверенность сказать, что ничего ему за прикосновение к сокровищу не будет… и дело даже не в том, что рядом сидел его вроде-как-бывший владелец.
- Кажется, вам не на что меняться, - вздохнул маг, отодвигая браслет пальцем в сторону, подразумевая, что не будет ставить его в дальнейшем. – Ничего, у нас еще есть время.
- Какое благородство. Никогда не знаешь, где его найти.
- Как и носки, - усмехнулся Стефан, приподняв ранее выигранные фишки, приложив их к уголку губ. – Хм, aeneas bene rem publicam facit, turba urbem sene Tiberi jacit, deus, deus, crassus deus, Bacchus!
Фишка указала на черное поле.
- Нечетное черное, - положив фишки в нужном секторе, Стефан сплел пальцы меж собой и положил на эту конструкцию подбородок. – Что же следующим призом, колье?
- Обычная цацка, - Белиал внезапно продемонстрировал пренебрежение, что заинтриговало. – Очередной проклятый мусор. Разве что оникс наковырять, неплохой зачарован. В каждом по стихийному бедствию, можно устроить знатный переполох!
Ага, обычная цацка, мусор, а по итогу что? Правильно – потенциальный апокалипсис!
- Ставки сделаны, ставок больше нет.
- А ожерелье, случаем, не ваше? – с некоторой безнадежностью в голосе спросил Стефан у дракона. – Ониксы отлично оттеняют золото…
- Нечетное черное!
«Да черт подери».
- Хо-хо, кому-то везет.
И этому Стефан вовсе не был рад. Он бы с удовольствием поделился своей странной удачей с Садурангом, дабы тот получил браслет и был хоть немного радостнее, чем сейчас. По правде говоря, он не тяготел ко всем этим артефактам и драгоценностям, разве что в исследовательских целях. Ранее коллекционировал такое лишь потому, что при попадании в руки несведущего могло сделать то, что разгребать всем героям от Нью-Йорка до Сибири.
А сейчас и содержать опасные артефакты особо негде, потому в выборе между «положить в карман» и «отдать дракону» второй вариант был предпочтительнее. Тот спрячет «прелесть» и забудет на долгие века, и вряд ли попытается применить по бедственному назначению.
Колье легло на стол словно бы из воздуха. Черные камни привлекательно поблескивали, в гранях чудились вихри, всполохи молний и огня.
- Прелестная побрякушка, - кисло отметил Стефан, подвинув в сторону ставок. – Пожалуй, предпочту проиграть.
И вы не поверите, но наступила череда неудач.
Его словно кто-то услышал и начался кордебалет. Ставка – мимо, ставка – проигрыш.
Пятая ставка. Стефан нервно крутил на пальце кольцо, которое от недовольства существа внутри пыталось укусить его холодом, но не выходило.
- Я вот даже не знаю, следующий лот делить или как, - Белиал вытащил сразу три стрелы Купидона, повертел их в руке, из-за чего у Стрэнджа почти дернулась бровь. – Знаете, кто их тут проиграл? Сам бог секса. Я даже сначала не поверил, что так бывает, но этот маменькин сынок был так настойчив, уверен в себе!.. Ха, обыграть его – лучшее событие за ту неделю.
Мг, прекрасно. Стефан догадывался, что самовлюбленный Купидон не мог проиграть божественные стрелы просто так, иначе бы не пришел к пусть и бывшему, но Верховному Волшебнику. Потому что проиграй их какому-то ифриту или казино, мог вернуть все сам. А здесь дело приходилось иметь с дьяволом высшего эшелона, и если бог ввяжется с ним в драку за «честный выигрыш», то может случиться новая война богов и демонов.
Хоть в чем-то у сына Афродиты сработала ее смекалка.
- Тогда мне не остается ничего иного…
У него был выбор. Поставить браслет, обещанный дракону, или свое кольцо. То самое, что когда-нибудь предстоит отдать Мандарину. Душа дракона в нем согласилась ему помогать в обмен на исполнение этого обещания… и в целом Стефан уже продумывал варианты, как вернуть кольцо, но не сейчас. Потому что сейчас ему нужны эти чертовы стрелы.
… и эти чертовы стрелы оказались в руках дракона.
А вот у Стрэнджа остался только браслет. Да-да, даже одежда проиграна.
- Что же, вот и время для обмена, - улыбнувшись, взял браслет и приподнял его, поигрывая в пальцах. – Все честно, ваш браслет в обмен на… несколько стрел. А после я покину вас, господа, у меня дела. Да и я проигралась в пух и прах.
Лучше уйти на этой ноте, чем оставаться до конца. Он и так засиделся за столом, и череда проигрышей как бы намекала, что лучше делать ноги.
И все бы ничего, но, наверное, зря сказал, что уходит. Белиал вдруг прошелся прямо к нему, остановился сбоку, где было свободно, положил ладонь на стол. Скажем так, если так подходят к женщине, уже можно вызывать полицию из-за сексуальных домогательств.
- А тебя разве кто-то отпускал?
Стефан, призвав на выручку все свое терпение, покосился на дьявола.
- Я узнал эту ауру. Ты…
Он запнулся, подумал, нахмурился.
- Ты подослана Стрэнджем? Доктором Стрэнджем, Верховным Волшебником?
- Бывшим.
«Твою мать!»
Стефан чуть язык не прикусил, а Белиал довольно заулыбался.
- Я так и знал, что старый прохвост явится сюда… или пришлет одну из своих сучек. Ну, и как тебя зовут, прелестное создание?
- Не твое собачье дело, - мило улыбаясь, ответил Стрэндж. – Отпусти меня или…
- Можешь не пугать, - вдруг оттолкнувшись от стола, Белиал рассмеялся. – Надо же, внимание Стрэнджа! Охренеть, поверить не могу, что он еще не вышел из игры. Ладно, ладно, я отпущу тебя, хотя не прочь попробовать твое мясцо… Одна ставка. Еще одна ставка.
- И что?
- И все.
Белиал развел руками, словно пытаясь охватить все, что из себя представляет казино.
- Все это – твое. Если выиграешь. Но может выиграть и этот лорд вина и хлеба… или как там было. Тоже повеселимся.
- А если проиграю?
О, вот оно. Дьявол так усмехнулся, что стало понятно – ничего хорошего.
- В таком случае я от тебя и нервной клетки не оставлю, пока не выясню, где Стрэндж и как его убить.
«Ты не поверишь».
Ни единый мускул не дрогнул на лице Стефана – Стефании. Даже казалось, будто все эти угрожающие угрозы никак не коснулись ее нежного сердечка.
А у ведьм есть сердце?..

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

+2

15

Дракон с интересом оглядел стрелы в своих руках. Не совсем тот выигрыш, на который он рассчитывал.

Секс в его глазах был сильно переоценен, а потому особой ценности в имуществе Купидона дракон не заметил. Но любопытство все равно взяло верх и Садуранг из незамутненного любопытства щелкнул пальцами легонько по наконечнику одной из стрел - получившийся щелчок выдал престранную ноту, тягучим резонансом потянувшуюся в горизонтальной плоскости. А еще было странное розовое сияние с оттенком пудры, которое одновременно вызывало и щекотку, и трепет, и томное предвкушение. Воистину очаровательно. Хорошо что Садуранг и так был достаточно самовлюблен, чтобы подобный фокус ему ничего не стоил. Или почти ничего.

"Хе-хе, щекотно."

В голову начали закрадываться шальные мысли. Где-то между "а что если запустить одну такую стрелу в Дормамму и Галактуса?" и "А что если их как следует развести в местном океане?". Секс может и переоценен, но в массовом помешателсьве карайне разрушителен. А старый колдун все еще питал особую слабость к масштабному кутежу. Страсть есть огонь, пусть и в эмоциональном поле, а что может воодушевлять дракона больше огня?

Но к сожалению, всему этому не бывать - Садуранг уже обещался обменяться с ведьмой "чем угодно" за свою пропажу и свое слово он был намерен сдержать несмотря ни на что. Правда на пути к исполнению обязательств у него возник Белиал, который решил обременить ведьму своим инфернальным обществом. Вот же репей. Казино явно пыталось в наглую отыграться. Они говорили что-то важное, обсуждали Верховных Чародеев, а все о чем думал дракон - так это узнать опытным путем, как работают стрелы Купидона. Они ведь не убивают, да? Они не могут считаться оружием, тогда.

По что ты на неё так насел? — великовозрастно брюзжа проворчал в усы голый колдун и вытащил из стопки опаснейших стрел одну из, — у ведьмы, между прочим, мой браслет. Так что будь недобр и разойдись как нормальные дороги перед Моисеем. Дай этому старому дракону получить то, зачем он сюда пришел, а потом можете заниматься, чем захотите.

На этой фразе та самая единственная стрела отправилась прямиком в задницу Белиала.

Ой что будет.

Отредактировано Sadurang (18.05.2024 14:36)

+2

16

Если что-то может пойти «не так», то пойдет. А за ним и все остальное.
Стрэндж не знал, по какой причине архидьявол вился вокруг него – нее. Может, взыграла ностальгия по старым временам, когда ведьмы, слово в слово следуя канонам Молота Ведьм, творили настоящие вакханалии, пытаясь привлечь мощь Ада и внимание владык его измерений. Может, запах серы и цветов, следующий за ним из-за отметки Мефисто, вызвал желание поцапаться с другим власть имущим. А, может, просто вожжа под хвост попала, ангел в ребро ткнул, джинн в лицо плюнул, и еще тысяча вариантов, к которым Стрэндж отношения не имел.
Но все уже выходило за рамки разумного. Белиал поставил его одновременно и в безвыходное, и беспроигрышное положение. Победив, можно было получить доступ не только к казино, но и всем его активам, а это были просто тонны магии, артефактов и, разумеется, валюты, не только земной. Проиграв, можно было брать попкорн и с интересом наблюдать, как меняется в лице Белиал от прихода Мефисто, который ну очень не любит делиться.
- Это весьма плохая сделка, - медленно, задумчиво начал Стефан, из-за размышлений не заметив, как сосед по столу поигрывал стрелой Купидона, - и я не думаю, что…
И тут его драконье величество решил вступиться за даму, со всем благородством ворча как полагается древнему существу. Стрэндж иллюзий не питал, ведь знал, что дракона попросту раздражает, когда в честные сделки, где он может обогатиться, влезает кто-то, кому лишь бы устроить дестрой, потому замолчал и наблюдал.
Поминание Моисея вызвало нервный смешок, из-за чего пришлось прикрыть ладонью губы. А затем можно было ладонь уже не отнимать, потому как Стефан – Стефания – прикрыл ими рот, чтобы не завопить на дракона «ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ ИРОД?!».
Стрела Амура оказалась в одной из ягодиц архидьявола. Прекрасно. Замечательно. А затем, как и полагается любому артефакту активационного типа, она распалась, и вся могущественная магия Афродиты начала впитываться. И в физическое тело Белиала, и в его суть. От такой магии сбежать практически невозможно. Но хуже всего то, что никто, даже сами боги, не знали, как эта магия повлияет на самом деле. Потому что у каждого свое понятие любви и страсти.
А у демонов и подавно.
Белиал заорал так, что стены содрогнулись. Схватился за задницу и закрутился на месте волчком. Стрэндж вздрогнул, но не от крика, а от осознания, что он обещал вернуть «все» стрелы… количество было оговорено? Да-да, пока у архидьявола была трагедия, а успешность побега поставлена под вопрос вредной рептилией, волшебник думал о том, настолько четко были проговорены условия сделки с божеством. А о чем ему еще думать в такой ситуации?
Ярость дьявола зашкаливала. По стенам пошли трещины, соседние столы начали разламываться. В растрескавшихся полах пылало пламя, и некоторые посетители визжали, бегая прочь от этого жадного огня. Сотрудники казино попрятались под столы или сбежали куда-то, куда «вход только по приглашениям». Какофония звуков была что надо.
Пока Белиал сходил с ума, Стефан аккуратненько сгреб со стола свою одежду, кольцо на палец надел, еще пару вещичек сгреб в маленькую дамскую сумочку…
- Лорд, - склонившись к дракону, полушепотом сказал, - давайте произведем обмен в менее… интересном месте. А то меня душит здешнее гостеприимство.
К сожалению, архидьявол на то и Лорд Ада, что быстро пришел в себя.
- Ах ты ящерица гнилая! Да я тебя на сапоги и пояс порву!
- Мать честная, да когда ты ж отцепишься, - прошипел себе под нос Стрэндж, держа в руках охапку одежды.
Тем временем огонь из пола перекинулся на вещи. Ну прекрасно, замечательно, лучше не бывает. Стефан отошел от полыхающей трещины в полу, которая вот-вот была готова стать новым Великим Каньоном.
Белиал почему-то был на полу. Стрэндж не понял, как он там очутился, но орал эти проклятия он, уперев рога в пол, держась обеими руками за пострадавшую точку. А затем, когда его голова поднялась…
Стефан все понял, но очень поздно.
- Ненавижу казино.
- Ты… - протянул дьявол так странно, что стало не по себе уже не только Стрэнджу, но и всем окружающим. – Ты… моя дьяволица, стой где стоишь, и я положу к твоим ногам весь этот мир! Я знал, что найду тебя, я знал, что ты – та!..
Белиал обхватил ногу Стефана – Стефании – и, осыпая ее поцелуями (будут волдыри, обязательно), клялся в каких-то немыслимых вещах. Стрэндж попытался стряхнуть его, но это был первоклассный адский захват, не иначе.
Стрэндж повернул голову к дракону, скептично на него посмотрел.
- Возьмите ответственность за то, что потратили одну из стрел, милорд. Я бы вас поблагодарила за то, что вступились, но…
«Я же знаю вашу драконью натуру, дело вовсе не в рыцарских замашках».
- … что-то мне подсказывает, что он и вас утомил.
- Ну уж нет! – вдруг воспылал не то ревностью, не то злостью Белиал, подорвался с пола и оттолкнул Стрэнджа с пути. – Ты с самого начала хотел ее забрать у меня, да? Да-а-а, я знаю вашу змеиную породу… Ты нихрена не получишь, понял, ящерица? Ни ее, ни браслета своего, и стрелы эти назад в банк вернутся. Это мое казино, моя территория, и я что хочу, то и делаю!
Сидящий на пятой точке Стефан закатил глаза. Да твою же мать…

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

+2

17

Улыбка растянула лицо дракона в животном оскале неподдельного веселья. Еще чуть-чуть и он станет канадцем.

Колдуна все устраивало: насилие, крики, всполохи огня - привычное зрелище для Садуранга, обыденное надо сказать. Было таки у него много общего с демонами, а все из-за натуры своей огнедышащей. И несмотря на некоторую привычность к этим явлениям колдун в последнее время ощущал что из жизни пропала какая-то магия, какая-то искра. Так вот же она!

Эх, — полной грудью ностальгически вздохнул он, глядя как изломанные от яростных вибраций игральные столы сыпались пеплом на головы сотрудников казино, тлеющим ядом вонзаясь в кожу расчудесных существ. Последнее вызывало у колдуна особое эстетическое удовольствие ввиду того, что эти самые холуи в пижонских костюмах имели дерзость обманывать этого распрекрасного дракона. — место сразу наполнилось жизнью, мгм.

Задумчиво поглядывая на стрелы, колдун задумался о том, что в мирах-то полно чрезвычайно скорбных и унылых мест, которым не помешали бы яркие краски. Но прежде чем он бы вспомнил про Хельхейм, дракон заметил как ведьма своевременно занялась спасением своего гардероба из лап пошедшего волной казино. Садуранг поспешил последовать примеру и подобрал всё проигранное обратно, пока разорительное заведение тряслось в конвульсиях технических неполадок инфернального типа.

А потом этот рогатый клещ опять пристал к ведьме! Но на этот раз, по крайней мере, занял лишь одну её ногу. Приемлемо, для обмена же больше и не нужно, правда? Но Стефания решила иначе, видимо архидьявол над душой как следует перекрывает кислород. Тоже понимаемо.

Колдун недовольно цокнул языком, развел руки в стороны почти виновато и сразу же упер их в бока. Кажется проблема с Белиалом не решилась сама собой, а просто перешла в иное эмоциональное состояние. А впрочем, ярость никуда не делась, ведь рогатый негодяй тут же обвинительно накинулся на дракона.

Ах, ты ранишь меня в самое ядрышко, — колдун издевательски схватился за свое солнечное сплетение, изображая невыносимо неправдоподобные муки совести и моральные страдания, — неблагодарный хлыщ, я открыл тебе глаза через эээ малатхару, и ты тут же решил сжечь и растоптать свою любовь? Что произойдет, когда я начну утрамбовывать тебя в земную твердь? Чьи души тут де отправятся к праотцам со всей окрестности?

Это он так недвусмысленно давал понять что готов был драться за "свое" до пламенного конца, и что в процессе пострадают все, вне зависимости от победителя. Вообще все. Включая Стефанию. Обычно этот фокус с "я сожру твою жену" отлично работал в завоеваниях далекого прошлого, когда приходилось иметь дело с упрямыми олухами.

— И вообще, ты только посмотри на неё еще разок-другой, — не долго думая, колдун начал переводить стрелки, руками указывая на Стефанию, — такая прекрасная бесстрашная оторва, стоит не дрогнув в инфернальном пламени нагая, а ты к ней без смоченных кровью невинных цветов, без мерзейшего подвига во имя Её, без церемониальных ухаживаний и жертвоприношений девственниц и трехглазых козлов каждое полнолуние. Где ваши легендарная демоническая куртуазность?

Колдун драматично заломил руки в жесте страшного испанского ... Игграсильского стыда.

Давай так, серный архиклоп. Я буду свидетелем на твоей свадьбе и помогу найти все ингредиенты для свидания - и мы разойдемся. Жаль, конечно, но дама твоя со мной не одного мистического теста. Тут я тебе в любви не соперник. К тому же у меня с ней договоренность, а я свое слово всегда держу, не будешь же ты ставить свою отраду в неловкое положение?

Дракон нашел выход из положения? Нашел. Правда Стренджа опять опрокинули в кипящий котел усугубляющихся обстоятельств.

+2

18

План по переключению внимания одного создания на другое не удался. Впрочем, Стрэндж не был бы Стрэнджем, не будь в метафорических рукавах еще по плану, а на каждый план – козырной план с планом отхода, отступления и перегруппировки.
Треклятая стрела. Чертова любовная магия. Как Стефана не разорвало от четыреджыгадской ярости – непонятно, но надо было держаться. Во-первых, потому что все скатилось ровно в тот хаос, о котором он подозревал. Во-вторых, если эту вечеринку не закончить мирным фуршетом или хотя бы бегством, вся мощь бушующего разгрома выползет на улицы Нью-Йорка, и тогда пострадают невинные.
Вряд ли кто-то из посетителей думал о последствиях, потому-то Стрэнджу, как самому сознательному, ответственному и тому, кто привык разруливать подобные ситуации, придется думать сразу за всех.
Правда, в левом виске знатно закололо знакомой мигренью, и начало будто бить в барабаны…
Бам. Бам.
Пока Садуранг рекламировал его – ее – в качестве лучшей жены и невероятно первоклассной невесты, Стефан изо всех сил боролся с подступающим желанием превратить это казино, Белиала и даже самого дракона во музей восковых фигур… На самом деле нет. Просто это была самая цензурная версия того, что приходило ему в гудящую мигренью голову.
В чем дело, червяк? Ты снова боишься сделать то, на что способен? Снова не хватает духу? Ты ведь знаешь, что тебе хватит сил сделать здесь все, что хочешь. Даже сделать это место твоей личной кормушкой… Насколько низко ты готов пасть, Стрэндж, что позволяешь этому хаосу использовать всю ту мощь, что могла стать твоей?
Снова этот голос. Стефан уже несколько раз слышал его, но всякий раз думал, что это – та его темная часть, что вечно стремится к абсолютной власти… которая, как ему казалось, была бременем, а не оружием или инструментом. Можно было остановиться и как следует задуматься над истоками этого голоса и всех тех слов, но разве ж ему кто-то дает время?!
- Придется мне побыть стервой, джентльмены, - поднявшись с пола, с достоинством истинной леди прижал к себе все вещи с игрового стола, смерил взглядом и дьявола, и дракона, - но я уже состою в браке.
- Не стенка – подвинется!
Вспыхнул Белиал, которого, похоже, тирада Садуранга привела в некое состояние задумчивости. Стефан перевел взгляд на него, поднял левую руку – на ней, на безымянном пальце, замерцали мистические узы. Самое сложное, на грани с невозможным, из заклинаний, соединяющее не просто тела, души и разумы, но и саму суть двух существ. Из-за этого, пожелай Стрэндж, он сможет найти Клеа в любом уголке Вселенной и любого измерения. Как и она его.
Маленькое светопреставление слегка остудило пыл дьявола, но ненадолго. Где-то сверху вдалеке упала балка, пискнул кто-то из посетителей… огонь-то никто не останавливал, все пылало, горело, рушилось, орало и стонало. А драма все продолжалась.
- Это ничего не меняет! Все, что мне надо – найти твоего муженька и грохнуть его, а затем…
Описывая все те ужасы, что он собирался сделать с «муженьком», чтобы «ожениться», Белиал забыл, что не так давно почти вызвал на смертный мордобой дракона. Пока он это все рассказывал, Стрэндж спешно оделся в платье – не пропадать же добру, подошел к останкам стола и извлек проклятое ожерелье с черными ониксами.
В каждом – стихийное бедствие, говорите...
- Я так и знал, что это он! – вдруг взревел Белиал, вызвав у Стефана неудоменный взгляд. – Зубы мне тут заговаривает про куртуазность, про тесто… Да все понятно, что вы в сговоре! Позарился на мое мясо, а сам заливает!
Переведя взгляд на Садуранга, оказавшегося очень рядом, Стрэндж посмотрел на Белиала, который стоял уже подальше. Похоже, пытаясь найти решение окружавшего хаоса при помощи проклятого ожерелья, он слегка вызвал ревность в охваченном страстью дьяволе… всего-то встав рядом с драконом, который по стечению обстоятельств оказался единственным, кто стоял на ногах.
- О, - многозначительно выдал Стефан, одной рукой придерживая свои вещи, другой держа ожерелье. На краткое мгновение на его лице было что-то вроде растерянности, но тут же пришел новый план. – Ну, допустим, да.
- Чтоа?!
Стефан – Стефания – элегантным шагом ступил за спину дракону.
- А ты что думал, что можешь сравниться с бесподобным Лордом Ветра и Неба? – запихнув вещи себе подмышку, Стефан пытался выковырять один из ониксов. – Как тебе, нижайшему серному царьку, такое могло прийти в голову? Неужели кто-то из современных ведьм согласится сидеть в подземелье адского измерения, когда есть возможность парить в выси с настоящим чудом на крыльях?
Жарко стало сразу раза в два.
Белиал нечленораздельно завопил и набросился на Садуранга. Похоже, решил все-таки устранить конкурента – или свидетеля – во чтобы то ни стало.
Стрэндж, отскочив в сторону от внезапной драки, все пытался выцарапать чертов оникс. Можно было попытаться и наколдовать, но окружающий огонь, хаос и энергетика места, где удача – совсем не переменная, а изменчивая постоянная (как бы иррационально не звучало), любое заклинание, кроме разрушительного, сводило на нет. А если попытаться, то нужно было спокойное место, где можно было сосредоточиться, помедитировать…
В горящем адском казино спокойное место было сродни единорогу в церкви.
Кольцо, которое он успел нацепить, помогало справляться с жаром, но и его силы не хватит надолго…
Когда получилось разжать приблизительно половину мелких «щупалец», державших оникс в ожерелье, в воздухе вспыхнуло. Не очередной взрыв адского пламени, а ярко изумрудный портал, из которого сначала показалась длинная женская нога в длинном зеленом ботильоне. А затем, схватившись за края портала, грациозно вылезла и вся остальная женщина.
Стефан хотел бы ее не узнать, но…
- Лилит, - выдохнул он, удвоив усилия по извлеканию оникса. – Только ее не хватало.
Лилит вышла, пригладила свои рога, поправила ядовито-зеленое платье, и лишь затем осмотрелась. Выглядела она почти скучающе, словно обстановка была ровно такой, как она привыкла. Вслед за ней высочили две адские ищейки, что полыхали зеленоватым огнем.
«Странно, раньше она предпочитала фиолетовый».
- Лорд Белиал, - с пренебрежением заговорила Лилит, скрестив руки на груди, - мы что, выступаем? Или какого беса ты устроил эту вакханалию из нашего казино?
- Это все из-за нее! Ради любви, ты не понимаешь!
Лилит ме-е-едленно повернула голову в сторону Стрэнджа. Под ее взглядом его палец соскочил и укололся об очередную «щупалку». Проклятое колье такое проклятое!
- Ай, - Стефан делал вид, что его нет. – Вот ведь…
- Какая интересная зверушка, - сощурив глаза, Лилит подошла поближе, обогнула Стефана – Стефанию – потрогала волосы. – М-м, как знакомо… словно я уже где-то тебя видела…
«Какие вы памятливые».
- У меня есть дочь, ее зовут Нил. Прекрасное создание… и от нее несло точно так же, как и от тебя. Ты от Стрэнджа. Никак старик не успокоится.
- Как и лорды Ада, которым вечно что-то нужно на поверхности, - вежливо огрызнулся, как бы невзначай пряча ожерелье, краем глаза поглядывая, нужна ли помощь дракону. – Послушайте, я честно выиграла и хотела уйти в том виде и состоянии, в котором и пришла, потому…
- Трон Дьявола, Белиал! – вдруг взревела Лилит, добавив к полыханию красного огня зеленого. – И ради потаскухи Стрэнджа ты что? Саботировал наше вторжение? Вот дернул ангел связаться с тобой, тупоголовый кусок серовыродка!
Белиал что-то проорал в ответ, но Стефан уже не слушал – он наконец достал нужный оникс.
- Так, - подняв его в воздухе, словно держал гранату, Стрэндж посмотрел на Лилит. – Я уже порядком устала играть в вашу адскую дипломатию, вот вам моя волшебная. Дайте мне и дракону уйти со всем выигрышем, иначе я превращу ваше адское вторжение в потухшую свечку.
- Ты блефуешь, дрянь, - прошипела Лилит, но Стефан так на нее глянул, что она почему-то отступила. – Это всего лишь…
- Всего лишь камень, содержащий в себе крупицу Всемирного Потопа. И я уже смочила его своей кровью.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

+2

19

Вот так зашел в казино, все потерял, но нашел жену. Проблемную, надо сказать, жену - так что это за выигрыш не считается. И за утешительный приз - тоже.

Ну, допустим, да.

Да? — изумленно завопил колдун в чистейшем изумлении. Алчный дракон все воспринимал за честную монету, что ранее  не раз приводило к классической ситуации "о-хо-хо, добро пожаловать в нашу западню". К счастью колдун был не только доверчивый, но и до дурноты в суждениях силен, что позволяло ему выбраться из самых расчудесных приключений с грацией сошедшего с рельс трамвая, — А когда мы успели?!

Резко ошалевший колдун схватился за голову. А потом за его голову дополнительно схватился подоспевший Белиал, правда не с "вспомнить всё" намерениями, а с пламенным желанием "удавить змею" прямо здесь и сейчас. Колдун сопротивлялся. Архидьявол напирал. Но оба были совершенно голые и не в здравом уме, а потому их драка не перешла в фазу выравнивания реальности по уровню моря - два дурака просто агрессивно шлепали друг-друга как кенгуру.

Шлеп.

Шлеп-шлеп.

Звонкая пощечина.

Мац. Бздынь.

И знаете, горбатого даже могила не исправит. Пока вокруг падали люстры и лопались от температуры стекла, колдун умудрялся алчно "наложить лапу" не только на глубоко возмущенное лицо дьявола, но и на все что плохо лежит. Вот, например, в кармане у дракона оказались даже ранее отринутые штаны Белиала. Вместе с остатками игрального стола. Он не настолько хотел драться за невесть откуда взявшуюся жену, зато был не прочь воспользоваться чудесным мгновением и поднабить сокровищницу.

И ничто не способно было смутить расхитителя, даже вылезшая демоница из портала. Она то точно не лезла к нему с пощечинами и захватами. Пока еще. Но зато она чудесным образом отвлекала внимание Архидьявола на себя инфернальными упреками - колдун воспользовался передышкой и упрыгал на одной и другой ноге от негодяя. Перепрыгивал обломки мебели в довольно успешных потугах натянуть на себя штаны. Пока еще свои штаны.

Ого, ты решила "подмочить" репутацию демонам, а? — колдун впечатлено присвистнул, глядя на бусину. Он, правда, не был уверен, что хочет быть рядом с местом, где эта "чертова жемчужина" сработает. Не пора ли улететь? Дракон буквально на честном слове (обещании) сдерживался от тактического отступления.

+2

20

Выдумать историю любви можно на ходу. Приукрасить драматичными разворотами в воздухе, осыпать лепестками сакуры и пикантными деталями, от которых даже у каменных горгулий слеза на глазах навернется.
Стрэндж решил пожалеть дракона, которому и так досталось оплеух от адского Лорда. Шутки шутками, а ситуация выходила из-под контроля… если вообще когда-либо под этим контролем была.
Лилит недобро смотрела на зажатый черный камень в руке Стефана – Стефании, но нехотя попятилась. Видимо, угроза прозвучала достаточно убедительно. Белиал томно смотрел уже на Стефанию, и лишь богам известно, о чем думал в этот момент.
Стрэндж же думал о том, что пора сматывать удочки. Так что пора было реализовывать угрозу, хватать дракона за хвост и делать то, что умел любой уважающий себя маг – тактически отступать, сверкая пятками.
Сжав оникс покрепче, Стефан зашептал слова на языке, который демоны не любят от слова «совсем». Ну еще бы, какому адскому созданию понравится язык, на котором говорят исключительно на Небесах? Да-да, тех самых.
Камень буквально взорвался мощной волной, что мигом хлынула по всему залу казино. Чистая, прозрачная вода, наделенная крупицей силы самого Яхве, затапливала все на своем пути. Обрушилась на Лилит и Белиала, сбивая их с ног напором, словно те были немощными котятками перед лицом неотвратности судьбы. Но стонали, орали и верещали демоны совсем не как котятки, так что жалость к ним быстро сменилась «ах да, я же хотел сбежать под шумок».
Адское пламя вокруг шипело и гасло под мощными потоками воды. Стрэндж, бредя по колено в воде, старался избегать трещин, через которые вода утекала, похоже, прямиком в Ад (и даже не фигурально). По залу прокатывались волны, сметая остатки мебели, игровых столов, заливая каждый уголок. То тут, то там раздавались крики и вопли тех, кто не сбежал и даже не сгорел, но теперь, похоже, имел все шансы утонуть.
Стрэндж ухватился рукой за плечо Садуранга. Вода уже плескалась в районе середины бедра.
- Самое время улетать отсюда! – как бы намекая, что у дракона будет пассажир, Стефан – Стефания – ловким движением руки сцепил объятия. Было похоже на то, что он повис у дракона на шее. – Отвези, мой друг, меня куда-нибудь, где я смогу привести себя в порядок… и забрать эти чертовы стрелы.
- Нет, любовь моя! – страдал Белиал, цепляясь ошпаренными руками за колонны, которые еще умудрялись сопротивляться напору Потопа. – Стой, куда же ты, а как же…
- Гнилья тысяченожка, предатель! – вцепившись ему в рога, орала Лилит. – Как ты мог все заруинить!..
Кажется, теперь у обоих дьяволов был повод слегка отложить свое вторжение на Землю… или что они там планировали.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

+2

21

[nick]Sadurang[/nick][status]все проспал[/status][icon]https://i.imgur.com/vO4oDOE.png[/icon][info]Садуранг


Возраст: 42 / неизвестно;
Сторона: хаотичная;
Сверхсилы: колдовство (магия), руны (магия), оборотничество (магия), чувствительность к магии, хождение между мирами, всеязык, драконья живучесть (сила, устойчивость, огненное дыхание, гибернация), пространственный карман.[/info]

Можно бесконечно смотреть на огонь, воду, чужие страдания и особенно на то, как демонов уносит от тебя бурной рекой. Дракон на чудное мгновение даже забыл что ему самому, змею лукавому, эта самая вода тоже не особенно нравится. Он, завороженный, наблюдал за тем как зерно великого потопа уносило от него все рогатые инфернальные неприятности. Это все равно что смотреть за тем, как вихрь бурной воды уносит петарду в недра домашней канализации через врата домашнего унитаза. То есть здравый смысл все-таки подсказывал колдуну, что эта отпадная серная вечеринка обязательно рванёт в какой-то момент, а значит было лучше оказаться от места преступления как можно дальше к этому мгновению.

И его невесть откуда взявшаяся "жена" была того же мнения. Но этот интересный момент они прояснят чуть позже, в другом месте - думалось дракону ведьма без стрел купидона точно никуда не денется.

Да-да, — вслух согласился дракон, с наигранной вежливостью кивая головой. А потом воздух вокруг него словно накалился в неровном радиусе, почти как от распада атома он начал резко увеличиваться в размерах, занимая собой все больше и больше места, немедленно проделывая своей теперь уже рогатой головой новое широченное окно небу. Роскошный вид. Далекие звезды сейчас, казалось, сияли особенно ярко. — мы уже порядком задержались.

С грацией самого ловкого и осторожного манипулятора в игровых автоматах по ловле плюшевых игрушек, дракон подобрал ведьму в когтистую руку и, обратив остатки интерьера казино в рухлядь взмахом крыльев, отправился буквально куда глаза глядят - подальше от Нью-Йорка и от той части пригорода, где он совсем недавно ел телят и театрально изображал свою кончину под аккомпанемент грома и молний Ороро.

Так где же ведьма может привести себя в порядок по мнению дракона? В лесу. Они же там постоянно голыми бегают вокруг костра, недвижимость имеют с огородом страшных трав, да? У дракона сложилось весьма своеобразное впечатление о колдуньях - все, кого он знал, увлекались прелюбодеянием, жили (прятались) под сенью дикого леса, танцевали как черти (ритуально), оказывали медвежьи услуги и были горазды заключать азартные сделки на души (не всегда свои). Так что Садуранг отнес "жену" в парк  "Медвежья гора" - довольно просторный заповедник всего в часе нормальной автомобильной поездки от Манхэттена, а на драконе и того быстрее.

Место, к счастью, сейчас было закрыто для посещения из-за неподходящего сезона, и единственным свидетелем странного обмена могли были стать, разве что, любопытные егери. Но кто же поверит им, будто глубокой осенью в лесной чащобе ведьмы с драконами меняют стрелы на бижутерию? Скажут ещё что это скорее всего была репетиция Хэллоуина.

Под хруст задетых крыльями и хвостом веток, Садуранг успешно приземлился на одну из опушек, через которую протекал животворящий ручей. Дикий лес тревожно засуетился - то в ужасе разбегалась мелкая и крупная дичь, которой так славился этот парк. Вернув ведьме способность самостоятельной навигации в пространстве, Садуранг не торопился уменьшаться. Вместо этого он решил что наступил идеальный момент для извлечения искренности из происходящего.

— Как же так вышло, что ты моя жена?— спросил он, и в рокочущем голосе этого старого динозавра отчетливо слышалось возмущение. А ещё колдун крайне подозрительно сощурил свои пламенные рептилоидные глаза. Но стрелы он все равно "достал" - они парили в заряженной волшебной сфере, прямо над одной из когтистых рук.

+2

22

После адского пламени обычный нью-йоркский воздух казался обжигающе холодным.
Стефан – Стефания – прикрыл глаза, не обращая внимания на море и океан дискомфорта. Все пережитое можно смело называть «репетицией Ада», который его ждет, и по личным ощущениям все прошло довольно… неплохо? Он остался целым, пусть и проигрался, стрелы почти в кармане, пара артефактов замотана в платье, а это значит, что не с пустыми руками покинул казино. Ах да, и вряд ли после таких водных горок это казино вновь откроют. Остался вопрос с одержимым Белиалом и возмущенной Лилит, но они-то запомнили «ведьму от Стрэнджа», потому от них стоит ожидать пару гадких подстав, не более.
Чужой браслет на руке мягко покусывал приятным теплом, как и чужая лапа, с поразительной осторожностью державшая его – ее. Стоит отдать должное дракону – несмотря на все перипетии судьбы, взаимные подставы и злоключения, мелко мстить он не собирался.
Или Стефан просто пока не дождался.
Ветер сменился, как и воздух. Стало чище, потому пришлось дышать полной грудью. Стрэндж не шевелился – не потому, что боялся, а потому, что попросту дал себе возможность и отдохнуть, и перевести дух, и в целом обдумать, как себя вести. Он-то все еще был «ведьмой», женщиной в полном смысле этого слова, и потому ему нужно было продолжать вести себя должно своей роли. А потому надо было разойтись с Садурангом если не мило, то хотя бы без кровопролития.
Огромная тень дракона легла на верхушки деревьев, а затем эти деревья расступились будто в панике, убирая с пути летающей рептилии ветки. Стефану тоже пришлось прикрыться, чтобы не поцарапаться. Кто знает, как и где эти мелкие царапины проявятся на его настоящем теле. Эликсир такого толка мог подкинуть внезапные последствия.
- Ох, земля, - покачнувшись, Стефан – Стефания – устоял, а затем, бросив вещи на землю, вытянул руки вверх с наслаждением потянулся. – А-а, я снова могу дышать полной грудью.
Садуранг, тем временем, не спешил продолжать играть в джентльмена – так и нависал над «ведьмой» грозной золотистой скалой, покрытой чешуей. В его лапе висели нужные треклятые стрелы, исчезновение которой еще потребуется как-то объяснить, а вот остальное…
- Жена? – удивленно поинтересовалась «ведьма», все еще опутанная волосами наподобие нижнего белья. – Погодите, лорд Садуранг, а как… как так сталось, что вы спрашиваете об этом у меня?
Но ведь из чего-то он сделал такие выводы, не так ли?
И пока дракон думал, Стефан опустился на землю, взял платье и принялся одеваться. Никакого стеснения, никакой стыдливости. Если бы дракон хотел чего, уже бы попытался, потому все остальное можно считать лишь временным неудобством.
Смахнув волосы с плеча, положил ладони на бедра и посмотрел на нависшую угрозу откусывания всего Стрэнджа.
- Я – не ваша жена, лорд, хоть и признаю, что могла наговорить лишнего в попытке спастись из лап Белиала. Я всего лишь предположила, что мы могли быть связаны… хоть тем, что сидели за одним столом. А все остальное демон истолковал так, как хотел. Неужели и вас задел мой длинный язык?
Стефан – Стефания – обворожительно улыбнулся и как бы невзначай провел по руке, задевая браслет.

[icon]https://i.imgur.com/hVCbiDd.png[/icon][status]one more time[/status][nick]Stephania Strange[/nick]

+1

23

С души старого дракона словно сползла угольная гора, и ему стало примерно так же легко и свободно, как актеру в рекламе "Зева Плюс".

Что для него жена? Гарантированные затраты, проблемы, необходимость участвовать в головокружительной куртуазной суете с закономерным приумножением проблем в геометрической прогрессии. А еще - вероятность подцепить или наплодить детей в минуты слабости! Каждый отдельный отпрыск хуже сорняка - наследует от дракона только его лучшие черты, а потому неизбежно превращается в конкурента и в былинную занозу под копчиком. Дракон не любил, не был любим и надеется, что эта ужасная участь обойдет его стороной и в будущем.

Ты так не "шути" больше, ведьма, — облегченно проворчал дракон, теперь-то он "расплавился" обратно в человека, почти как сыр в микроволновке. Настаивай Стрендж на своей версии приукрашенных событий, колдун намеревался  немедленно расторгнуть брак в лучших традициях мифических существ, где загадочное исчезновение супруга является автоматическим разводом, — я и так тревожно сплю, зная что в любую минуту мой Учитель может вспомнить о моем существовании и, чисто гипотетически, в процессе очередного лихого завоевания миров попытаться заключить шаткий союз с каким-нибудь из миров, предложив меня на растерзание расточительным женщинам. Он не первый, кто пользует мою дрёму в корыстных целях.

Надо сказать что после прояснения - настроение колдуна сильно улучшилось, словно мир перешел из режима 720р в формат 4k UltraHQ. Его обычная тактика запугивания окружающих с последующим отказом от запланированной угрозы, как ни странно, работала и против самого дракона.

Так. Стрелы, — он протянул руку с оставшимися ближе к Стренджу, в душе почему-то ощущая какое-то странное наваждение, словно стрелам не нравилось когда их отдают вот таким способом. То ли дело вонзать их в чью-то задницу! — и я, пожалуй, виноват в том, что одна из них растворилась в ... Демонической клоаке. Это делает нашу сделку неравной, да? Что этот  старый дракон может добавить сверху?

Честность и равный обмен были не следствием благородности дракона, но результатом его сложноподчиненных взаимоотношений с магией. Для него и ситуативная "щедрость" была инвестицией в мистическое поле реальности - отчасти по этой причине он и был так зол в том казино. Его намоленная золотом и карательной помощью "благоприятная вероятность" никак не работала в демоническом пространстве лжи и иллюзий.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [09.10.2016] Карты, деньги, два колдуна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно