Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [04.10.2016] Кофе и свежевыжатый треш


[04.10.2016] Кофе и свежевыжатый треш

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Странно понимать, что тебе не хватает кого-то, кого ты практически не знаешь.
https://i.ibb.co/MBytqRL/123123123.png

Кракоа

Chaos Bringer, White Queen


Он всего-то оставил ее на пять минут, чтобы помочь Профессору с одной проблемой. Пять минут превратились в полчаса, а дальше время начало утекать сквозь пальцы. Ему не стоило так исчезать, уж точно не после ночи, которую они провели друг с другом. Так что, пожалуй, он вполне заслужил пощечину утренней газетой, в которой в красках расписали, как же прекрасны мистер и миссис Саммерс.

Отредактировано Chaos Bringer (21.08.2023 19:58)

+2

2

Ощущение было такое, будто она отсутствовала не одну ночь, а несколько месяцев.
Горящие гневом глаза Кукушек еще жгли сознание Эммы. Заголовки в тренькающем телефоне она уже не открывала, везде было примерно одно и то же, в разной степени желтизны. Ей уже приписали брак с Кейблом, беременность, слияние корпораций Фрост индастриз с самыми разными кандидатами (нужное вписать), а так же парочка адекватных, но чертовски маленьких статей, где просто обозревался в трёх строчках прошедший показ модного дома, и Эмма Фрост была отмечена как приглашённая модель.
Они соответствовали правде больше всего, но кто хотел читать об этом? Всем подавай горячее и острое, чтобы пикантных подробностей, пусть даже взятых с потолка - побольше.

Фрост прижала к груди гребаную штору и поплелась в ванную. От волос пахло горелой бумагой и мужским одеколоном. Кажется, еще от неё должно было разить перегаром, потому что во рту было сухо и привкус медной дверной ручки добавлял подозрений на этот счёт.
Между ванной и спальней на полу лежал сугроб из нежного атласа, волн фатина и жемчуга. Девственность ткани была уничтожена опалённой дырой на подоле, жемчужины, покрытые сажей, болтались на отдельных нитках. Несколько секунд Эмма стояла, глядя на платье и пыталась вспомнить, как оно сгорело. Тут же заныла нога от лодыжки аж до середины бедра, где полосой перечёркивал белую кожу красный ожог.
- Чем я вчера занималась? - пробормотала хмурая Эмма, - что за х…

Ответ сидел под раковиной: большая пёстрая ящерица не мигая смотрела на Эмму одним глазом. Вторым она, похоже, спала.

Друг пришёл. Хочу есть.

- Отлично, тогда иди и поешь что-нибудь… Что ты там ешь, - но ящерица не понимала, слишком примитивное сознание.
Память Фрост путала казино и подиум, тёплый песок и ласковое солнце Кракоа мешалось с могильным холодом внутренних стен пирамиды майя. И во всём этом был одна-единственная путеводная ниточка, связывавшая пёстрые картинки в единую цепь - Нэйт Саммерс.

Он ей нравился до искр в глазах, и это было страшно.
Белая королева встала под душ. Тёплый тропический ливень намочил волосы, но стекающие по обожженной ноге капли вызвали острую боль. Хорошо, что для тела у неё есть собственная алмазная анестезия, плохо, что нельзя дать наркоз собственной памяти, и дождаться, когда буря просто утихнет.
Открывать воспоминания прошедшей ночи было похоже на игру в Мемори: закрытые кластеры приходилось отыскивать едва ли не вручную, и многие из них буквально обжигали ощущением свободного падения.
Страйф, который сжигал миры и создал вирус Наследия - тот же Страйф обнимал Эмму вчера ночью? Способный сломать живого человека как куклу - ел из её пальцев виноград на крыше?
Они целовались.
Это точно было. Не тот запечатлённый беснующимися фотографами красивый поцелуй для обложки, а тот, от которого она и сейчас чуть не сгорела на месте. По ногам прокатилась слабость, и Фрост опёрлась руками о стенку.

Её швыряло от смущения перед дочерьми до почти непереносимого желания вернуть Нэйта за шкварник из портала прямо сюда, в какую бы галактику он ни свалил.
И тут же накатило отрезвляющее разочарование: он же просто ушёл. Бросил её одну в постели как одноразовую девочку. И Эмма совершенно не понимала, была ли она настолько плоха этой ночью, что он ушёл, или он так поступает всегда? Миллион лет, миллионы женщин. А тот огонь в его открытом сознании Фрост, должно быть, приснился в пьяных галлюцинациях.

Пена с запахом кокоса сбила запах гари и смыла аромат чужого парфюма. Теперь Эмма снова была наедине с собой, без незримого присутствия Страйфа. Полотенце на крючке было такое же белое, как привычные наряды Фрост. И голова, и тело были тяжёлыми, и просто умоляли вернуться в кровать. Обмотав полотенце вокруг тела, Королева мрачно посмотрела в зеркало.

Отредактировано White Queen (06.08.2023 17:25)

+2

3

Лучше бы он остался в постели. Эта мысль слишком настойчиво скреблась в его черепной коробке, не давая покоя. Казалось бы, они решили с Профессором одну проблему. Только чтобы у Натаниэля возник десяток других на этом фоне и все они касались того, чего он понимал меньше всего — чувств.
Да чтоб он еще раз полез спасать человека!
«Никогда больше». Кажется, именно это любили повторять лидеры мутантов. Почему бы ему не последовать этому кредо? Страйф бы никогда такого не допустил... и потому он всегда был один. А теперь был Натаниэль, который по неведомым самому себе причинам, докапывался до несчастного баристы. Ему был нужен самый лучший кофе, обязательно правильного помола, не пережаренный... разумеется, из отборных зерен и приготовленный по всем правилам. Только самый лучший кофе для той, из-за которой он сейчас не чувствовал себя одиноким.

Нэйт телепортировался в покои Белой Королевы без лишних спецэффектов. Просто появился из ниоткуда с едва различимым шелестом псионики, окутывающей его тело, и послушно следовавшими за ним по воздуху двумя картонными подставками, в которых разместились восемь различных вариаций кофе, и пакетиком с круассанами. На секунду Натаниэль замер, поздно сообразив, что мог напугать женщину своим появлением, но Эмма копошилась в душе и ничего не заметила. Зато он заметил, что не взял чай. Хотя чай был в запасе у самой Эммы, ведь все началось именно с него.
Натаниэль осмотрел комнату, с которой у него были связаны весьма приятные воспоминания. Взгляд сам собой зацепился за экран телефона, на котором красовалась фотография с подиума в Лондоне. Подпись гласила, что Белая Королева и ее муж стали «самыми яркими звездами благотворительного вечера».
Вот так вот они попили чайку...
Во-первых, они действительно неплохо смотрелись вместе. Утонченная Фрост контрастировала с его немного грубоватыми чертами и массивной фигурой. Красивая пара. Глупо было это не признавать.
Во-вторых, Натаниэль не придавал их мнимым статусам какого-то значения. Пока что для него все эти муж-жена были очень далекими понятиями. Все это было не про него и не с ним, так зачем вообще обращать внимание на то, что ничего не меняет. Однако какая-то крохотная часть внутри него находила подобный статус, как минимум, любопытным. Ему было тепло от мысли, что Эмма Фрост принадлежала ему хотя бы в этих жалких газетных статьях.
До тех пор, пока он не понял, что по мнению статей Эмма Фрост принадлежала Кейблу. Разумеется. И это было такое жирное в-третьих, мгновенно вызвавшее в нем волну праведного гнева на своего «брата». Глобальный мир ничего не знал о Страйфе и он не собирался это как-либо менять, но не злиться все равно не получалось. Его бесила сама идея, что Кейбл отберет у него еще и Эмму, потому что он всегда так поступал. Влезал во все его дела и прикидывался слоном в посудной лавке. Нэйт скрипнул зубами, мягко приземлил подставки с кофе на стол и решил, что пора сообщить о своем присутствии. Эмма его успокаивала. Глядишь, не натворит ничего эдакого в неуместном эмоциональном приступе.

Впрочем, когда Натаниэль заглянул в ванную комнату, мысль, что Эмма его успокаивает, показалась несуразной шуткой. Из-за этой женщины у него кровь кипела. На всякий случай он даже оперся плечом о дверной косяк. Что он вообще рассчитывал увидеть, заглядывая к женщине в ванную комнату, когда из нее только-только перестал доноситься шум воды? Да что угодно. Но только не голую женщину в одном полотенце перед зеркалом.
Нэйт, не испытывая и толики смущения, смотрел. Пристально, изучающе, не пытаясь даже скрыть удовольствие от того, что видел. Никаких вам извинений или попыток оправдать нарушение личного пространства. Все это было не про него. А вот желание, граничащее со звериным голодом, застывшее на дне зрачков — это было как раз про него. Однако он сдерживал свои порывы, дрессируя хваленую выдержку и оставаясь стоять истуканом в дверном проеме.
— Я не знал, какой кофе ты пьешь, — Нэйт кашлянул, убирая неожиданную хрипоту. — Поэтому взял несколько вариантов.
В некоторой степени это был почти «завтрак в постель», с некоторыми поправками. Совершенно незначительными такими поправками. Размером со всю Эйфелеву башню.

Отредактировано Chaos Bringer (08.08.2023 00:21)

+2

4

Эмма вздрогнула от голоса, и почти сразу увидела в зеркале отражение, которого минуту назад не было.
Она помолчала пару секунд, пока тяжелое ощущение одиночества сползало с её плеч как расстёгнутый плащ. Нэйт смотрел на неё почти чёрными глазами, хотя Эмма точно помнила их яркий голубой цвет.
- Я думала, ты не вернёшься, - сказала она как можно более ровно. Привычка в любой ситуации стараться сохранить прохладное, спокойное лицо, была с Фрост почти всю жизнь. Даже если она в одном полотенце, едва прикрывающем бедра. Даже если только что она думала об этом мужчине так, что в коленях ещё ощущается слабость.
Потому что вчера было вчера. Они были пьяные, и вели себя как подростки.
Потому что Эмма всё ещё ожидала чего угодно, отодвигая свои желания на задний план, чтобы не было очень больно, когда она вновь останется одна.
Потому что холод - её крепость.
Только как удержать этот лёд от разрушения, если её изнутри пожирал огонь?

Ничуть не стесняясь своего вида, она подошла к Натаниэлю, заглянула ему из-за плеча в комнату. Дивный аромат кофе заполнял собою всё помещение, кажется, у неё сейчас влажные после душа волосы впитают этот запах.
- Латте на обычном молоке без сахара, с корицей, - она посмотрела на Саммерса снизу вверх, потёрлась об него плечом, потому что иначе пройти в дверь мимо этого гиганта было невозможно, и вышла в спальню.
От касания тела вмиг стало жарко.

Он не ушёл. Просто ходил за кофе... Сколько, восемь?! Восемь стаканов... Он вообще знает, как эта жизнь устроена? Восемь порций кофе, господи...
- Видел новости? - Эмма наугад взяла один стаканчик, сделала глоток, поморщилась. На губах осталась нежная пенка, но сам напиток был с сиропом, слишком сладкий. Взяла другой, - Кажется, я теперь миссис Саммерс. Саммерс-Фрост? Фрост-Саммерс? - она снова отпила из второго стаканчика, не сводя с Натаниэля взгляда.
Будь Страйф в отглаженном костюме от Армани, или в мятой рубашке, перестать смотреть на него было очень сложно.

На пару мгновений всё перекрыла картинка, как пальцы Эммы расстёгивают рубашку Натаниэля.

Этот кофе оказался без сахара, зато был горьким и очень крепким, и без молока.
И хотя такой сильный вкус Эмма не любила, сейчас зачем-то сделала второй глоток. Может быть, хотела окончательно протрезветь, потому что ощущение, что алкоголь не до конца выветрился, ещё присутствовало. Или это её так накрыло, когда она увидела Нэйта...

Он расстёгивал корсет на платье, было нечем дышать.

Кажется, мы в новостях.
Я отключила вчера весь мозг.
И кажется, я потеряла голову от монстра, уничтожившего целые миры.

Отредактировано White Queen (02.09.2023 01:26)

+1

5

Латте — это который с молоком и пенкой? Просто молоком? Можно было бы признаться, что Нэйт совершенно не разбирается в этом вопросе, но тогда это был бы не он. Потому что он никогда в подобном не признается, уж точно не при свидетелях. И уж точно не перед женщиной, которая ему нравилась. Эмма будоражила его. Так что Натаниэль точно знал, что такое латте, и в каком из принесенных стаканчиков находится желаемый кофе.
— Видел.
Согласно кивнув, он наконец-то отлепился от косяка проема, буквально в один шаг сократив расстояние до Эммы. Нэйт осторожно забрал стаканчик с черным кофе из ее руки, вложив в нее новый. Тот самый, с правильным количеством пенки и душистой корицей. Пальцы обожгло от соприкосновения с женской кожей, но ничего не дрогнуло на суровом лице. Зато дрогнуло где-то глубоко внутри грудной клетки.
— Тебя это напрягает?
Его — ничуть. Если не обращать внимание на то, что весь мир, за небольшим исключением, видит в нем Кейбла. Что такое статус супруга для того, на кого вешали и куда более хлесткие ярлыки? Он был владыкой, тираном, завоевателем, спасителем, губителем, богом... теперь, вот, мужем. Сугубо с точки зрения желтой прессы. Для него это не значило ровным счетом ничего, но для Эммы? Это был ее мир, в котором статус замужней женщины мог как решать проблемы, так и добавлять новых. Если она захочет, он устроит так, чтобы ее не называли ни миссис Саммерс, ни миссис Фрост-Саммерс, ни просто миссис...
Или нет?
Нэйт сделал глоток крепкого черного и слегка прищурился, глядя на женщину. Мысленно пробуя на вкус новообретенные статусы из прессы и примеряя Эмме новую фамилию. Вероятно, проблема была в том, что он сам не слишком осознавал и принимал себя как Саммерса. Ассоциация с прошлым, в котором Скотт и Эмма были вместе, даже не возникла — ему было все равно. И все же обо что-то он спотыкался, выстраивая картинку из мистера и миссис Саммерс.
Возможно, потому что какая-то часть него все еще жаждала быть просто Страйфом. Особенно после того, что случилось в астрале. Может быть, он зря пытается играть по правилам, которые ему навязывает окружающее общество? Но если он будет просто Страйфом, то примут ли его? Примет ли его Эмма? Осознает ли она вообще в полной мере, кто сейчас рядом с ней пьет утренний кофе?
С каждым днем вопросов становилось куда больше, чем ответов. С такой тенденцией стоит ожидать прихода экзистенциального кризиса. Или того хуже — кризиса среднего возраста.
— Мне нравится фотография, — Нэйт отсалютовал стаканчиком в сторону экрана телефона. — Но не нравится, что в статье говорят о Кейбле. Однажды придется это исправить. И миру вряд ли понравится знать обо мне.

+1

6

Кофе давал возможность помедлить с ответом. Эмма не торопясь пригубила его, затем села на кровать, слегка поддернув полотенце. Приличия в этом не было ровно никакого, она и более откровенные наряды носила. Но сейчас она не была уверена в том, было ли что-то ночью, и лишний раз демонстрировать открытое тело пока не хотела.
- Несколько дней назад я уезжала с Кракоа, - начала, наконец, Эмма. В конце концов, о случившемся кроме ее дочерей никто не знал. А Натаниэлю хотелось довериться. Почему-то казалось, что он должен это знать, - когда ты прибыл, я была в Атлантиде. Дружественное государство, которым правит... хотя ты, наверное, и так всё знаешь, - она подняла на Нэйта глаза. Интересно, а есть вообще хоть что-то, чего он не знает? Сколько вариантов миров он уже видел? История повторяется часто... - Это был визит вежливости. Мы с королём Атлантиды, - она намеренно не назвала Нэмора по имени, - давние друзья. И был один эпизод, который принёс хаос в мир. Мы оба оказались под влиянием Феникса. И нанесли непоправимый вред людям, разрушили целый город. Я ездила, чтобы поговорить о дипломатическом решении этой проблемы: Кракоа не должен находиться в состоянии войны, я лишь хотела обезопасить детей от последствий... последствий своего поступка. Но король предложил мне остаться в Атлантиде в статусе королевы.

Произносить это было непросто.
Нэмор не был просто другом.
Эмма знала, что его отношение очень трепетное, и она вполне могла бы ответить ему тем же. Верностью, преданностью, страстью, и со временем это могло бы перерасти в любовь, наверное. И такой союз, вероятно, создал бы завесу для Кракоа от Ваканды. Но это означало бы, что Эмме придется бросить Школу, переехать в Атлантиду. И мысли об этом разрывали её голову всю дорогу обратно. Ровно до того момента, пока она не встретила Страйфа.

- Думаю, теперь он отзовёт своё предложение, - Белая королева снова взглянула на снимок, тапнув пальчиком по экрану телефона, чтобы тот засветился, - место занято. Хотя если честно... Я почти ничего из вчерашнего вечера не помню, - головная боль обручем оцепила голову, и кто-то будто стягивал его всё плотнее.

Эмма похлопала по кровати рядом с собой, приглашая Натаниэля сесть рядом.
Чёрт, да что бы там ни было вчера - должно быть, она отлично провела время. Такого бардака она не помнила за собой с самого колледжа.
И когда матрас промялся под весом опустившегося на кровать Страйфа, Эмму качнуло прямо на него. Она подставила руку, оперлась на постель, чтобы не потерять равновесие, но все равно они оказались друг к другу ближе, чем планировалось.
Дистанция была запланирована, но соблюдать ее не получалось.
- Просто они не знают о тебе. Боюсь, это будет ещё одной сенсацией, - стаканчик с кофе грел ладонь. Из ванной раздался шлепок, и шурша по валяющемуся на полу платью тяжелым хвостом, яркая ящерица деловито вышла на свет.

+1

7

В одном Эмма точно была права — он знал. Пожалуй, иногда даже слишком много. Оставленные за его спиной миры нередко были похожи, события повторялись, а ключевые фигуры оставались на своих местах. Что-то вроде устойчивых базисов, как Кейбл и его любовь к большим пушкам.
Страйф бы не спешил называть Атлантиду дружественным государством. Благосклонность Нэмора очень быстро сменялась рыбно-крестовыми походами на сушу, если королю вожжа под плавник попадала. Что-то Натаниэль не видел подводника среди мутантов Кракоа, а это означало лишь одно: Нэмор сам по себе. Совсем как он когда-то. В лучшем случае Атлантида будет партнером, пока их интересы будут совпадать. Поправлять Эмму, конечно, он не стал.
При упоминании Феникса во взгляде Нэйта промелькнул всполох темного пламени, словно болезненный отголосок не стихающей войны. Особенно, когда Эмма сказала о поступившем ей предложении.
Согласилась бы она? Маска спокойствия дрогнула, тело Натаниэля напряглось, выдавая эмоции. Ему не нравилась мысль, что Эмма Фрост могла быть королевой Атлантиды. Нет, не так. Ему не нравилось, что Нэмор вообще предложил ей это. Желание ободрать золотую чешую у этой рыбешки было очень сильно. Нэмор испоганил бы ей жизнь своими перепадами настроения, разбил бы сердце своей любвеобильностью, он бы... он бы не сделал ее счастливой! Нэйт споткнулся об эту мысль. Не в первый раз он уже думает о благополучии этой женщины, а не своем собственном. Ему действительно это стало так важно или в нем клокочут собственнические позывы? 
Он тоже страдал перепадами настроения. У него тоже было много любовниц и он никогда раньше не ограничивал себя в подобном вопросе. Вот только ему не нужен был Феникс, чтобы захватывать государства и миры. А уверен ли он, что сам сможет сделать ее счастливой?
— Ты бы приняла его предложение?
Если бы он не появился в ее жизни. Если бы они не отправились в маленькое путешествие по миру. Если бы он не поцеловал ее тогда на глазах у восторженной публики. Если бы он не целовал ее в этой спальне так, словно на утро будет конец всего сущего.
Нэйт допил кофе и присел на кровать, но под его весом матрас продавился, качнув по инерции Эмму к нему. Он задержал дыхание — близость этой женщины становилась практически невыносимой. Такое уже точно не спишешь на пьяное восприятие. Между ними могли бы быть сотни условностей, глупая общественная мораль, разногласия и добрый десяток других аргументов, но на деле между ними было всего лишь банное полотенце и уменьшающееся расстояние.
— Из меня та еще сенсация, — Натаниэль усмехнулся, с хитрым прищуром глядя на Эмму. — Возможно, я могу тебе напомнить вчерашние события.
Да плевать ему на самодовольную ящерицу, выползшую из ванной комнаты. Потом он заберет ее и выкинет в ближайшие кракоанские кусты, пусть флора и фауна сами выясняют отношения друг с другом. А пока он просто хотел разобраться с тем, что чувствует, вставая на опасный путь и позволяя желаниям направлять его. Поэтому он коснулся лица Эммы, проводя пальцами от подбородка к скуле, обхватывая ее голову и притягивая к себе. Позволил огню растекаться под своей кожей, заставляя быть жадным до сумасшествия: ему нравилось целовать эту женщину требовательно и горячо, нравилось, когда она делала прерывистые вдохи. Когда он был ее обжигающим солнцем.
Нэйт потянул ее на себя, предусмотрительно перехватив стаканчик с кофе телекинезом, чтобы не пролился. Вынуждая Эмму опираться рукой не на кровать, а на него самого. Проклятье, да его словно ударило статическим электричеством от, казалось бы, простого прикосновения. Чушь! В этом не было ничего «простого». Все, что касалось этой женщины, было сложным, запутанным, невозможным и таким манящим и восхитительным одновременно. Если в темном омуте отношений с Эммой Фрост и водились черти, то он жаждал узнать их всех. Или попросту стать их дьяволом.
«Я помню вкус твоей кожи, Эмма».
Атлантида не заслуживает ее. Ей не нужен король, потому что она уже королева. Выше только боги. Приняла бы она предложение Страйфа разделить весь мир? Когда-нибудь он ее об этом обязательно спросит.

+2

8

Приняла бы она предложение Нэмора?
Задай он ей этот вопрос вчера утром (господи, вчерашнее утро было, будто, миллион лет назад!), она, возможно, сказала бы, что подумает. Но сейчас это уже было делом решённым.
- Нет. Я не брошу Кракоа и девочек. Мои ученики, после всего, что я в жизни натворила, в конце концов стали смыслом моей жизни. Его было очень трудно найти.
Говорит, а у самой в голове полная каша. И вроде, правильные вещи произносит, в словах нет ошибки или лукавства. Только тема вовсе не та, о которой хочется говорить.

Она часто так поступает: отгораживается нейтральными темами разговора в моменты, когда есть шанс, что собеседник хоть немного увидит её душу. Так и сейчас - увести разговор на тему школы, ссоры с Кукушками, чего угодно, только бы не подпустить его к себе близко.
А сердце уже припадочно бьётся, взбивая в венах кровь в бурлящую пену.

Когда кто-то оказывается слишком близко - потом бывает очень больно.

Можно ведь отстраниться, поправить полотенце, попросить выйти, чтобы дать ей одеться.
Язык не поворачивается.
У нее только что было время, чтобы прекратить это, задавить в зародыше, пока оно не проросло внутри, но видимо, это надо было сделать ещё вчера. До первого соприкосновения их рук на крыше старой башни в Италии. До того, как она предложила ему чай в своём кабинете. А сейчас уже всё.
Поцелуй. В разуме какие-то вспышки, Эмма слышит мысли Нэйта, а он знает, о чем думает Фрост. Она не собиралась иметь никакого дела, кроме серьезного разговора с этим самонадеянным Саммерсом. И вроде бы, после душа влажной коже должно быть прохладно, но Эмме нестерпимо жарко. А когда Нэйт просто тянет её на себя - становится совсем невыносимо. И дышать тут же нечем.
Она почти захлёбывается, давится поцелуем, и её глушит сияние сверхновой в разуме Натаниэля.
- Ничего ведь не было, - говорит она больше самой себе, сейчас отчетливо понимая: ночью они просто спали рядом. Потому что её так кроет от одних поцелуев, Эмма словно под веществами. Невозможно быть настолько пьяной, чтобы такое забыть.

Дурацкая штора из скользкого материала то путается в ногах, то шурша, стекает с кровати. Узел на полотенце ослаб, и оно тоже начало уползать, раскрываясь. Хочется буквально оторвать от Нэйта кусок, залезть под кожу, оставить след укуса. А Натаниэль с ней так осторожен, что это начинает бесить.
Узел полотенца на груди мешается, больно давит. Эмма одним движением пальцев расплетает его, и теперь вместо полотенца её тело прикрывает сам Нэйт.
Всё вокруг пропахло кофе.
Возможно, он разлился на кровать.
Фрост сидит на Саммерсе, и её влажные после душа волосы липнут к плечам, лезут в лицо. Ткань его брюк ощущается кожей бёдер грубо, хотя еще вчера это был дорогущий костюм из великолепной смеси хлопка и шёлка. Сейчас это - тряпка, которая просто мешается.

Отредактировано White Queen (19.12.2023 01:25)

+1

9

Было или не было... разве это важно? Удивительно, но Нэйт не находил отсутствие секса прошедшей ночью каким-то досадным упущением. Впервые за долгое время он не только спал, но и спал спокойно. Без кошмаров, без внезапных вторжений в собственный разум, за исключением «утреннего» Профессора, без клекота древней сущности. И этим тихим сном он обязан был Эмме Фрост, а не хмельному состоянию. Если бы выпивка помогала проваливаться в блаженную бессознанку, то он бы был пьян каждый чертов день.
Сейчас от спокойствия не было и следа, но Нэйт чувствовал себя просто великолепно. Ему было абсолютно все равно, как называются те чувства, которые будоражит в нем эта женщина, как называется то, что между ними происходит и почему оно происходит. Даже древняя сущность притихла, не пытаясь управлять его желаниями. Все ушло на второй план, сузив мир до единственной потребности жадной близости.
Нэйт пропустил момент, когда Эмма избавилась от единственного предмета своего «гардероба» — полотенца. Вероятно, он был слишком занят ее губами и тем жаром, который растекался под кожей. Довольно рыкнув на выдохе, он запустил свою огромную пятерню во влажные после душа волосы Эммы, которая вовсю ерзала на нем. Не то чтобы он был против. Однако в брюках ему было уже весьма некомфортно, даже с учетом натяжения ткани. С каждой секундой дорогая одежда рисковала быть обращенной в пыль.
Перехватив женщину за талию одной рукой, Нэйт круто перевернулся, роняя ее под себя на матрас, который, не ожидая акробатических трюков такой весовой категории, закономерно попробовал отпружинить, но куда там! Эмма оказалась зажата между собственной постелью и почти двумя центнерами стальных мышц, нависающих над ней. В сравнении с ним она была маленькой и хрупкой. Впрочем, в сравнении с ним почти все выглядели такими. Если бы Эмма знала, как он разрывал людей на части голыми руками или как трещали кости от его рукопожатий, вероятно, ее бы напугало это. Но она не знала, и единственное, что Натаниэль сейчас читал по ее движениям и лицу, складывалось в простое и лаконичное «еще». Возможно, даже знание этого ее бы не остановило.
Как не остановило его.
Нэйт чуть приподнялся, скользя горящими взглядом по ее телу. Он уже видел ее голой, но пьяная попытка спать в шторе и то, что было сейчас — несравнимые вещи. Эмма Фрост была совершенна. Однако красота тела была не основой совершенства. Им был огонь, с которым она отвечала на его поцелуи и прикосновения. Нэйт — хвала его телекинезу! — практически мгновенно избавился от рубашки, возвращаясь к своей женщине и накрывая ее своим телом. Кожа к коже — пламя к пламени.
Одна рука скользит по ее изгибам, пока не закидывает ногу Эммы ему на талию. Сейчас он жалеет, что брюки все еще на нем, и одновременно радуется, что это так. Наличие хоть какой-то одежды создает иллюзию контроля над царившим между ними безумием и оттягивает момент. С другой стороны, ему хочется, чтобы Эмма психанула. Чтобы ее руки сами расстегнули ремень. Он хочет увидеть, как дрожат ее пальцы, ибо знает — она хочет его так же, как он ее.
Немыслимо.
Другая его рука снова зарывается в ее волосы, он держит ее крепко, пока поцелуи вырывают гортанный стон. Он заставляет ее чуть повернуть голову, открывая ему беззащитную шею. И он тут же скользит губами по ней, сходя с ума от запаха, вкуса и нежности кожи.
Идеальна.
Нэйт приоткрывает свой разум, устанавливая прочные телепатический канал с ней, без предупреждения позволяя ей увидеть все то, что он чувствует и названия чего не знает. Залезть к нему в голову и ощутить все, что ощущает он. Когда касается языком пульсирующей на шее жилки. Когда она прижимается к нему бедрами. Когда ее грудь касается его.
Ему не нужно шептать ей на ухо, не нужно облачать что-либо в слова, пытаясь передать то, что не передаст ни одно слово ни на одном языке. Телепатия дарила уникальную возможность выразить чувства, не прибегая к речи. Это уже больше, чем жажда близости.
Одним текучим движением Нэйт смещается ниже, ловя губами ее сосок. Теперь он знает новый оттенок у эйфории.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [04.10.2016] Кофе и свежевыжатый треш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно