Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [04.10.2016] The Woman


[04.10.2016] The Woman

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Судьба такая штука: только что у вас был выбор из многих вариантов, и вдруг вариантов больше нет.
https://i.ibb.co/pdbFZRW/123124134.png

Кракоа

White Queen, Chaos Bringer


Его прибытие на Кракоа наделало много шума, привлекая внимание псиоников и всех тех, кто мог ощутить скрытую силу. Вот только у одного телепата есть особый повод, чтобы стремиться к встрече в равной степени, как и избегать ее. Потому что он Саммерс. А от Саммерсов Эмма не ждет ничего хорошего.
[audio]https://music.yandex.ru/album/1728163/track/15852746[/audio]

+5

2

Чёрт подери, что это такое?!
Земля будто уходит из под ног: бьется в конвульсиях и воздух что-то делает с лёгкими, чего происходить не должно. Будто схлопывается внутри, даже вдох сделать сложно.
И писк в ушах нарастает. Поначалу едва заметный, как от сладкого зевка, он становится мощнее, пока не заполняет всю голову.
Кракоа кричит, ему больно. Вспышка оставляет ожог в атмосфере, но это не астероид, и не внезапный пожар.
Это кто-то... Эмма ощущает Джин, эти рыжие всполохи оставляют за собой ясный узнаваемый след.
Эмма чувствует Скотта: не хочет, но чувствует.
Они привели с собой что-то новое. Что-то, о чем до этой минуты Фрост не имела понятия, хотя как, КАК такое можно не чувствовать, если оно есть на Земле?
Значит, на Земле его прежде не было.

***

Она ощутила это ещё в самолёте, но, кажется, ни пилот, ни стюардесса ничего не почувствовали. Тряхнуло лишь Эмму, разум которой соприкасался с покинутым Кракоа. Со стороны, должно быть, это выглядело так, словно ей приснился страшный сон, разорвавший дремоту, но Фрост не спала.
На острове что-то случилось, а её там уже нет. Хоть разворачивай пилота обратно... Но там Чарльз. И Джин. Нет-нет, нужно оставить сейчас свою манию контроля и успокоиться.

Только вот все три дня, что Эмма провела в Атлантиде, она плохо спала по ночам. Эхо той вспышки не давало ей покоя: увидеть, что за ней стояло, было невозможно. Под водой не работала никакая связь, сигнал спутника глушился гигантской толщей воды. Оставалось лишь ждать возвращения.

***

- Привет, девочки, - у трапа стоят Кукушки, одинаковые и льдистые. Солнце не яркое, пробивается сквозь облака, и Эмма снимает тёмные очки. Ветер от утихающей турбины треплет волосы, слегка волнистые после Атлантиды и морской воды.
- Привет! Как долетела? - Кукушки говорят хором.
- Не спалось. Семнадцать часов в воздухе, и шампанское закончилось. Что случилось три дня назад? Что с островом? - Эмма беспокойно переходит на телепатическое общение, и дочери немедленно откликаются, открывая ей воспоминания.
"В двух словах не расскажешь," - яркий свет глаз девушек освещает лицо Эммы, открывая ей доступ к полнометражному фильму "Прибытие".

До самого прилета Белой Королевы девочки в прямом смысле защищали свой мозг алмазной броней. И они так прятались от... него?
Негодование и смятение.
- Ясно.

Ничего не ясно. Очередной сюрприз от Джин и Скотта миру мутантов.
Звук каблуков по дорожке чуть более чёткий, чем обычно, Эмма хочет сильнее ощутить твёрдую землю под ногами, и свою родную кровать под спиной, а не кресло авиалайнера, пусть даже и очень комфортного.

***
Когда солнце начало розоветь и клониться к горизонту, окрасив облака, Эмма поняла, что не может спокойно просто быть. Ещё один Саммерс на этой несчастной Земле. Почему не Фрост?
Нужно было узнать его. Мутант, от которого девочки три дня прятались в алмазном коконе, не может быть безопасным и спокойно жить на острове, даже если Чарльз его впустил.
След Натаниэля Саммерса быстро отыскался на ближнем краю моря.

И когда Эмма вышла на берег, то увидела слегка люминесцирующее тело в нескольких метрах над водой. От него веяло такой мощью, что лёгкие вечерние волны прямо под его головой разбегались в стороны мелкой рябью.
Да, он левитировал в перевёрнутой позе лотоса. Зрелище в равной степени внушительное, в основном из-за габаритов этого мутанта, и забавное. Фрост подошла к самой кромке воды, которая теперь едва не касалась её босоножек.
- Добрый вечер, мистер Саммерс, - холодно произнесла Эмма, скрестив руки на груди. Другой бы деликатно ушёл, оставив медитирующего... но мутанта, запугавшего даже её девочек, Фрост и не подумала бы оставить в покое. По крайней мере до тех пор, пока не выяснит, что он такое, и почему Чарльз вообще пустил его на Кракоа. - Я пропустила момент вашего прибытия, - она чуть склонила голову набок, рассматривая Саммерса.
Кажется, напоминает Кейбла но, в сиянии и против солнца сложно разобрать.

Отредактировано White Queen (05.07.2022 12:31)

+5

3

Если прислушаться, то можно было услышать, как летят облака. Несутся по небу своими серыми массами, а с земли кажется, что почти не двигаются. Все это простые законы физики, что принимают за иллюзии, которыми наполнена жизнь. Натаниэль тоже чувствовал себя такой иллюзией. Вчера он отправился на ужин и пропал далеко не на один день, но никто ничего не заметил. Мир остался глух к его отсутствию, потому что он вернулся в ту же точку, из которой пришел. Дар и проклятие путешественника во времени. Однако, все успело измениться. Не для мира, конечно же. Для него.
Страйф прожил очень долгую жизнь, может быть, ему были уже тысячи лет (кто-то вообще будет это считать?), но ни один день еще не походил на сегодняшний. Они с Дженнифер проделали огромную работу, предусмотрев, казалось бы, все возможные варианты развития событий в зале суда. И все равно он продолжал приглядывать за ней и за окружением. Какое настроение у судьи, на что надеется прокурор. Где может быть прокол у обвинения, о котором защита не знала раньше. Никто не подумал бы на вмешательство телепата — в частности, никто бы не подумал на Саммерса. Как минимум, потому что о нем не то чтобы было известно, как максимум — на него не лезло определение альтруиста. Впрочем, сам Нэйт не находил в этом какого-то альтруизма, используя ситуацию в качестве завуалированного извинения за Рафт перед всеми Мстителями разом. Пусть ему и сказали, что вопрос с тюрьмой оставлен в прошлом.
Поскольку особых дел у него не было, Натаниэль завис в медитации на берегу океана, погрузившись в своеобразный транс. Невидимое участие в судебном процессе отнимало не более процента от его внимания и не грузило мозги, так что он расслабленно болтался в воздухе вверх тормашками, не обращая внимание ни на воду около своей головы, ни на палящее солнце, ни уж тем более на фоновый шум мутантов Кракоа. Его либо обходили стороной, чего он вполне и ожидал, либо глазели издалека, что было допустимо. Инцидент с Кукушками он не учитывал. Девочки сами полезли, куда не просили.
Однако такое внимание выделялось на общем фоне. Оно бурлило разнообразием негодования и от него было удивительно холодно, а не жарко. Нэйт ждал. Не подавая вида, наблюдал, как эта женщина решительно шла по его следам. Как ласковый морской ветер раздувал светлые волосы. Как каблуки босоножек тонули в песке. Как ее легкие наполнились воздухом, а губы приоткрылись, выдавая режущее осколками льда «Саммерс». Как руки скрестились на груди, демонстрируя защитную позу, в то время как словами пыталась атаковать. Ее образ отпечатался в сознании так же ясно, будто он все это время смотрел на нее.
Натаниэль открыл сначала правый глаз, затем левый. Эмма Фрост рассматривала его и это было явно взаимное занятие. Вот только его мир был несколько перевернут. Он чуть наклонил голову вбок, повторяя ее движение. Мир накренился еще сильнее, а пожаловавшая по его душу женщина никуда не делась и оставалась столь же блистательной, за исключением утонувших во влажном песке босоножек. Она пошла на такие жертвы ради встречи с ним? Почему-то он подумал о песчинках на коже ее ног, которые вряд ли бы сравнились с блеском алмазной крошки, но казались более... земными. Стоя у кромки воды Белая Королева выглядела не такой уж ледяной.
Нэйт перевернулся в воздухе. Вышло довольно изящно, учитывая его габариты, впрочем, делал он это далеко не в первый раз. Завис так на несколько секунд, раздумывая, опуститься в воду перед Эммой или все же облететь и встать на песок. В итоге выбрал второе, сделав небольшой полукруг и мягко приземлившись в полутора метрах от Королевы. Ступни послушно утонули в песке, но внушительности это не убавило. Натаниэль Саммерс возвышался над практически всеми жителями Кракоа и Эмма не стала исключением. Интересно, она сравнивала его со Скоттом? Или с Кейблом? С обоими сразу? Его сходство с братом было очевидным, кроме покрытой живым металлом левой половины торса и руки. И выглядел, пожалуй, он все же моложе и посвежее своего близнеца, хотя жизнь обоих била нещадно. На Скотта он не был похож, во всяком случае, с беглого взгляда и не в этом возрасте. Он обогнал отца в росте и ширине плеч еще когда был юнцом. Набранная за годы мышечная масса значительно добавляла ему веса и ширины, делая и без того крупного мужчину по-настоящему огромным. Каштановые волосы, доставшиеся ему как раз от отца, давно стали белоснежными из-за бурлящих внутри него сил. На маленькую рыжую Джин Грей он был похож еще меньше.
— Мисс Фрост, — Нэйт вежливо кивнул, отвечая Эмме ее же монетой. — Это не страшно. Мое прибытие не столь важное событие в жизни мутантов, — шкодливая улыбка спряталась в уголках губ, а глаза задорно сверкнули, подчеркивая ироничность, — во всяком случае, не в этот раз.
В прошлый раз, кажется, он чуть не взорвал Хоуп Саммерс, превратив ее в живую бомбу через свои силы, попутно почти убив Людей Икс и Икс-форс. Не самое ужасное, что он делал, но довольно яркое воспоминание для всех причастных. Каких-то несколько суток назад, по времяисчислению этой реальности, он тонул под чувством вины за свои поступки и точно бы не стал иронизировать над этим. Все изменилось за время его отсутствия, которое мир даже не заметил.
— Я польщен вниманием.
Вовсе нет. Он сгорал от любопытства, как эта женщина собирается дать ему по морде, хотя бы фигурально, за испуганных девчонок. Или в какие слова она попытается облачить презрение за то, кем он является генетически. Потому что иных причин для ее появления не находил, почему-то сразу отбрасывая вариант с искренним желанием познакомиться лично. А, возможно, что она тоже сгорала от чувства, схожего с отчаянным желанием Прометея украсть огонь для людей. Он был дьявольски могущественным и без божественной силы Феникса, что словно магнит для псиоников. К тому же у него не было Феникса. У него был Черный Зверь, что выглянул из глубин бездны и подслеповато щурился от того света, который видел в Эмме Нэйт.
«Зачем ты меня искала? Что тебе нужно?». Сотни вопросов роились в его голове, но ни один из них он так и не задал. Ни вслух, ни телепатически. В очередной раз он решил ждать, опираясь на древнейшее правило: женщина сама скажет, чего она хочет. Главное было внимательно слушать. В кои-то веке ему было не так уж все равно.

Отредактировано Chaos Bringer (06.07.2022 03:24)

+4

4

Теперь, когда солнце больше не вырезало его силуэт на фоне неба, а мягко освещало, Эмма могла видеть лицо Натаниэля: он не похож на Скотта, и от Джин в нем вовсе ничего нет. Кейбл... да, это почти он, но не он, такой огромный, что в его тени могли спрятаться Минди и Фиби, и ещё плечо Селесты поместилось бы. Конечно, Эмме не привыкать к мутантам огромным, достаточно вспомнить Джаггернаута и Фреда Дьюкса, но...
Но.
Весь его грубый, почти каменный вид притягивал взгляд, он светился эстетикой гладиаторов и мифических полубогов. Многим мутантам ген Икс подарил необычную внешность, которую хотелось разглядывать, и даже зарисовывать. Что ж, Натаниэль Саммерс был именно таким.
- Не стоит, я пришла не компанию составить, а кое-что обсудить.

То, что ей показали Кукушки, было не рядовым контактом псиоников; отпрыски Скотта и рыжей все до одного - угрозы миру. Эмма Фрост и по небольшому фрагменту воспоминаний могла это понять: печального жизненного опыта у нее хватало с головой.
- Вы пришли сюда для того, чтобы быть с семьёй и влиться в общество мутантов, - она скинула босоножки и осталась босиком у кромки воды так, что волны изредка касались её ног, - и так совпало, что я преподаю этику у студентов. Не знаю, знакомо ли вам это понятие, но с сёстрами Фрост вы поступили неэтично.
Эмма умела смотреть так, что рост и точка обзора для собеседника становились не важны: в директоре Фрост хватало холода и камня, чтобы и без каблуков быть куда выше.
- Мы не применяем свои способности, чтобы причинять боль друг другу. Это одно из правил пребывания на Кракоа.

Пляж, который Натаниэль выбрал для своей медитации, был ещё диким, не освоенным мутантами. Однако, именно это место Эмма нашла чтобы уединиться, когда впервые здесь оказалась. Из-за склона не видно, что здесь не обрыв, а пологий спуск к песку, вода всегда чистая из-за промывного течения, и пляж спрятан от посторонних глаз.
Кроме того, здесь нет кораллов, но много морских ежей, на которых можно случайно наступить с весьма неприятными последствиями. Вход в воду плавный, глубина набирается с каждым шагом понемногу так, чтобы через десять шагов можно было поплыть.
- Если вы хотите здесь остаться и прижиться, вероятно вам стоит посещать мои занятия. Я не позволю запугивать моих учеников.

В нем ощущался след Феникса.
Когда он касается любого, кто выдержит его мощь, где-то глубоко внутри самой сути человека остаётся выжженный след огненных крыльев, который будет напоминать о встрече. При любом упоминании этой бешеной силы, при виде изображений огненной птицы в книгах и на сувенирах, либо если рядом окажется тот, кого она касается теперь. А от Натаниэля веяло огнём Феникса; Эмма, носившая в себе эту силу прежде, сейчас чувствовала покалывание в кончиках пальцев и вдоль позвоночника, острое подхватывание в точке, где сходились рёбра в середине груди.

Он был закрыт, прочесть, не надавив, невозможно.
И если Грей и Саммерс притащили на Кракоа Феникса, присутствие которого явно оставило на Натаниэле отпечаток, это реальная угроза. Мало того, что теперь из-за Феникса Ваканда жаждет головы Эммы и Нэмора на золотом подносе, это может означать красную отметку на Кракоа с подписью "УНИЧТОЖИТЬ".

+5

5

У нахождения на стороне «хороших» или хотя бы нейтральных ребят, были свои плюсы. Они не строили сложных многоступенчатых планов на все возможные случаи, предпочитая выбирать какой-то маршрут своего движения по жизни и плюс-минус следовать ему. Например, развивать остров и новообразовавшееся государство. Все остальные дела были уже не такими значительными и могли подождать. Минусы тоже имелись. Во всяком случае, для Страйфа. Не ходи туда, не делай вот это и это, вот так тоже не надо... к этому охренительно длинному списку «не» теперь добавилось еще и «не этично». Кое-кто тут совершенно не привык отказывать себе в чем-либо, подстраиваться и следовать ограничениям общества. Он пытался — Вселенная тому свидетель. Но даже у него терпение, с таким трудом собранное по закромам и удерживаемое, могло начать трещать по швам. Особенно, когда обвинение было совершенно несправедливым.
Нэйт прищурился, вглядываясь в лицо Эммы. Он никак не мог решить, шутка это или она серьезно? Вероятно, он даже надеялся на то, что вот сейчас она не выдержит, улыбнется и засмеется. Может быть даже скажет что-нибудь в духе «видел бы ты свое лицо». Он тогда расслабится, признает удачную шутку (ого-го!) и, может быть, выдавит из себя хмык. Время шло, Фрост продолжала говорить (и раздеваться?), а претензия так и не стала поводом для веселья. Ее разум был закрыт пси-блоком и она была сильным и опытным телепатом, чтобы выстроить защиту правильно. Однако она не сможет долго держать оборону под его атакой, за исключением перехода в алмазную форму. На ее счастье, он не собирался насильно вскрывать тайны светлой черепушки. Он ведь не так этичен, как ее дочки.
— Так вот, как я поступил с ними? — Нэйт приподнял левую бровь. — Не этично. Обязательно запомню новое определение, если что-то подобное случится еще раз. Не обязательно с ними.
Эмма вела себя именно так, как должна была вести себя мать. Защищала своих детей, какими бы они ни были. Даже с учетом того, что Степфордские Кукушки являлись ее генетическими клонами, застрявшими в периоде подросткового сволочизма. Когда-то давно одним из главных упреков в сторону своих родителей было отсутствие подобного поведения по отношению к нему. Его-то никто не защищал. Однако в данной ситуации Эмма сталкивалась и с обратной стороной материнского инстинкта — она бросалась в бой, даже не разобравшись в произошедшем. А ведь Страйф, в некотором роде, спас девчонок, не позволив сгинуть им в огне, в который они лихачески бросились.
— ... что?
Левая бровь поднялась еще выше, а на лице отразилось абсолютное недоумение. Посещать ее занятия? Нет, вот теперь это точно звучало как шутка. Может быть однажды он бы и согласился с тем, что ему нужен какой-нибудь психотерапевт, но явно не школьный учитель. Он несколько перерос детишек, во всех смыслах. Вообще-то он мог оскорбиться попытке унизить его и посадить на школьную скамью. Еще бы пригрозила поставить ему двойку и вызвать родителей. 
А, может, дело было в другом? Может, это была тонкая игра слов, флирт на грани фола? Нэйт попытался увидеть это предложение под другим углом и сделал неожиданное открытие, что Эмма Фрост могла приглашать его на свои занятия вовсе не для того, чтобы учить этике. Они ведь взрослые люди.
— А что насчет тебя?
Нэйт сделал шаг вперед. Скорее интуитивно, чем пытаясь по-настоящему угрожать. К тому же Фрост была явно не той, кого с легкостью можно запугать. Во всем ее виде была непоколебимая гордость, которая ему очень импонировала. Он любил смелых. Он уважал силу. И он, определенно, был эстетом, не смущающимся любоваться красотой. Эмма Фрост соответствовала всем трем параметрам, что вызывало у него небольшое раздражение. Потому что в комплект к тройному бинго шел тот самый охренительно длинный список из «не».
— Я пугаю учителя?
Где-то на телепатическом фоне грянул гром.

Отредактировано Chaos Bringer (10.07.2022 19:47)

+4

6

По ощущениям Натаниэль был горой, внутри которой ворочалась и переливалась невообразимо горячая магма, прикосновение к которой невозможно хотя бы потому, что даже подойти к ней, не сгорев, нельзя. Закрытый вулкан - не уснувший, живой. И тут Эмма ничего не могла поделать: присутствие такой силы, пусть даже тщательно скрытой, вызывало интерес.
Собственному бунтарскому желанию потыкать и проверить, взорвётся или нет, Фрост мысленно улыбнулась: понятно, почему девочки к нему полезли. Она себя могла держать в руках, а вот Кукушки - явно нет.

Брови Эммы так же поползли вверх в ответ, и по губам стрельнула едва заметная ироничная улыбка.
- Страх - базовый элемент для выживания, но всем можно пресытиться. У меня были пугающие ученики. - Фрост так же шагнула вперёд, позволяя ступням утонуть во влажном песке и оставив в нём глубокий след, -Нет, мне не страшно. Именно поэтому я и пришла, а не делаю вид, что мне совсем не интересно где-нибудь у себя в кабинете.

Вечерний бриз усиливался, гнал морскую пену дальше, и солёная вода забегала всё глубже на берег. Эмма отбросила ногой босоножки подальше на камни, чтобы не отдать случайно в жертву духам моря произведение Александра Маккуина.
- Я знаю девочек достаточно хорошо, чтобы понимать: их поступок был... опрометчивым. Но здесь непозволительны конфликты между мутантами, и я хочу донести это до вас, мистер Саммерс.
Это сплетение букв обжигает губы и колет язык. Жизнь смеётся над Эммой, не давая ей вздохнуть без какого-либо Саммерса в радиусе одной мили. Сейчас Фрост избегает пересекаться со Скоттом, благо, устройство школ на Кракоа это позволяет. Ни к чему лишняя боль, бессмысленно прятаться от неё в алмазном коконе.
Она всё равно настигнет, когда кристалл уйдёт, так что нужно просто переждать. Не в первый раз эту горечь пробует, начала привыкать.
Но спасибо, теперь на острове ещё один Саммерс, от которого проблемы, и отойти от него далеко нельзя.

Чтобы смотреть Натаниэлю в глаза, приходилось задирать голову. Да, огромный... Ментальный барьер стоял прочно, но услышать, что за ним собираются тучи Эмма могла.
Телепатическая битва с Джин всегда была пыткой, её сын наверняка унаследовал матушкины таланты, пускай, быть может, и не все. Джин помноженная на Скотта даёт гремучую смесь, как нитроглицерин в цистерне, которая едет по ухабам.
Проблема, этот гигант - большая проблема.

Но даже мутантам с самыми тяжелыми проявлениями икс-гена всегда находилось место у Людей Икс. Эмма потому и осталась с Чарльзом, что полностью это разделяла: шанс нужно дать каждому.
Почему тогда именно этот мутант так её сейчас раздражает? Вся проблема в том, чью фамилию он носит? Или в том, что причинил боль её девочкам? Как будто это впервые...

Отредактировано White Queen (12.07.2022 12:18)

+4

7

Нэйт чуть склонил голову, продолжая изучающе смотреть на эту женщину. Что он о ней знал? Все и ничего. Когда-то давно он вел записи, собирая информацию по разным личностям, которые хоть сколько-нибудь попадали под его внимание. Люди Икс, Фронт Освобождения, Сила Икс, Братство... Клуб Адского Пламени в том числе. Там были сотни, а то и тысячи файлов, оформленных Зеро в единый каталог. Записи, в которые Страйф иногда вносил собственные заметки с комментариями. Однако файл Белой Королевы оставался сборником сухих фактов и статистики. Даже на момент, когда она была с его отцом. Эмма Фрост никогда не интересовала его дальше этих данных. Может быть, потому что в этом мире они никогда лично не пересекались? Она не стояла на его пути? Ну, зато теперь более чем стояла, давая ему возможность оценить, что он пропустил.
— Значит, я тебе интересен.
Натаниэль коротко улыбнулся в ответ. Логичный вывод. Был бы неинтересен — она бы сидела в своем кабинете. Сама так сказала, он просто подвел краткий итог. Улыбка уже не вызывала у него таких серьезных усилий и выглядела вполне естественно, сказывалась практика за то время, которое он провел вне этой реальности с Уолтерс. Его улыбки перестали выглядеть агрессивными оскалами и самодовольными усмешками. Он быстро учился и быстро адаптировался. В конце концов, научиться улыбаться было куда проще, чем понять эмоции — свои и чужие. Управление мышцами своего тела и рядом не стояло с треклятым психоанализом.
Поступок Кукушек был опрометчивым? Нэйт покачал головой, продолжая улыбаться. Все это до жути напоминало попытку извиниться, не прибегая к прямому признанию вины — он сам так не раз делал.
— Я тебя услышал, Эмма. Расслабься, у меня нет конфликта с девочками или с кем-либо другим на этом острове, — «во всяком случае, пока что». — И ради всех богов, прекрати звать меня «мистер Саммерс». Им я являюсь в последнюю очередь.
Впрочем, он уже был не уверен, кто он. Раньше наверняка бы громогласно басил «Я — Страйф», как это было множество раз, а теперь... Быть Натаниэлем было сложно, но, кажется, он привыкал быстрее, чем предполагал когда-то. Впрочем, вряд ли Эмма знала о нем достаточно, чтобы увидеть разницу и оценить произошедшую метаморфозу. Для нее он был чем-то вроде темной лошадки — множество слухов, будоражащих воображение, а истина всегда где-то посередине.
— Как они?
Не то чтобы он переживал или его сильно беспокоило состояние Кукушек. В конце концов, он сделал все возможное, чтобы вытащить их из бездны, но мало ли, как встреча со зверем могла отразиться на девочках. Или его просто беспокоило, сколь многое проскальзывало в телепатическом контакте между Кукушками и Белой Королевой? Где была грань у тайн, которые могли хранить девчонки. Нэйт не лез к Эмме с попытками обойти ее телепатический блок и оттого страдал, мучаясь от волнительных вопросов. Знала ли Эмма о звере? Сказала ли она правду о причинах прихода сюда? В чем причина ее интереса? С каждой секундой версия «она пришла посмотреть на сына Циклопа» казалась все более абсурдной.
Зверь шевельнулся внутри. Ему было любопытно происходящее, а любопытство космической сущности ничем хорошим никогда не заканчивалось. Нэйт повел плечами, сгоняя напряжение с мышц, и перевел взгляд на океан. Красивый закат. Теперь он обращал внимание на такие простые вещи. Вечерний прибой умиротворял — поэтому он и выбрал пляж. Тысячи лет войны и битв, ярости и боли, чтобы теперь утопать ногами в песке и слушать шум воды. Может быть, Профессор был прав. Может быть, он действительно заслужил начать все сначала именно таким образом.
Натаниэль вздохнул, возвращая свое внимание Эмме. Эта женщина судила его здесь и сейчас, а он не знал, должен ли защищаться.
— Скажи мне... Существует ли грань, за которой не бывает прощения? Зло, которое всегда будет злом?

Отредактировано Chaos Bringer (19.07.2022 21:48)

+3

8

Такой взгляд она уже не раз видела: он изучает доступные границы. Возможно, Кукушки чувствуют их хуже, чем он.
Он ей интересен? На этот вопрос она отвечать не станет. Хотя, попытка перевести разговор в иную плоскость засчитана.

- Ты ведь здесь из-за семьи, - повторила Эмма, её глаза сузились, под тёмными ресницами становясь из голубых синими, - поэтому здесь, на Кракоа, мистер Саммерс как раз стоит на первом месте. Кем бы ты ни был до того, как они нашли тебя.
Как бы сложны ни были её отношения с Грей и Скоттом, для них было едино значение близких, которых объединяло словом "семья". Этому они тоже учат в Школах. В конце концов, когда приходится выбирать между всем миром и семьёй, Эмма выберет последнее.

- Напуганы, обижены и вполне невредимы. Девочки совсем ещё юны, и потому чрезмерно любопытны. Им не повредит понятный щелчок по носу, но больше такого не должно произойти, - законы природы действуют на всех. Дети учатся на своих ошибках, потому что не способны здраво анализировать мир. Рядом должна быть мать, чтобы им ничто не навредило, и для того чтобы вовремя встать между ними и угрозой, только и всего. Так происходит у животных, и у людей.
Девочки потянулись к новому и яркому, не зная, что оно может укусить.
Вспышка, что Эмма видела в разуме Кукушек, была знакома до мурашек, отпечаталась на сетчатке, и сколько ни моргай - всё равно будешь видеть вырезанный в самой материи пространства крылатый образ. Их больше нельзя подпускать к Натаниэлю.
Никогда.
Ей и самой бы держаться от него подальше, но может, это лишь отпечаток? Ожог от поцелуя, оставленный Фениксом: он много кого испытывал, оставив своё "клеймо".
У неё тоже такое есть.

Теперь было видно, что Натаниэль - не монстр, каким его увидели Кукушки. Эмма поняла, что остыла; перестала кипеть внутри ледяной морской пеной, желая окатить обидчика дочерей.
И теперь он вдруг спрашивает то, чем сама Эмма мучается уже долгое время.
Она уже искупила свою вину, или до конца жизни, пока алмаз, из которого она состоит, не рассыпется звёздами, Эмма Фрост будет той, что творила зло? Это с ней навсегда. Сколько бы она не сделала - всегда будет недостаточно.
Закатное солнце краснело, окрашивая небо в алый, а скоро оно окунётся в воду и растворит багровый сок в солёной воде океана. Смотреть в глаза Натаниэлю сейчас не хотелось, будто он мог бы увидеть в зрачках Фрост мёртвых Геллионов и отражение Кассандры.
Пожалуй, мог бы, если бы захотел.
- Наверное, всё зависит от того, есть ли рядом тот, кто ещё может простить, - ветер усиливался, трепал волосы и платье Эммы.
Важно, чтобы кто-то был рядом. Одиночество может загнать в угол, и отовсюду будет смотреть только твоё собственное отражение. До сих пор мисс Фрост учит молодых мутантов прощать, но не может этого сделать для самой себя. Когда есть хотя бы один человек, который скажет, что ты не один, что он принимает тебя - даже такой груз становится чуточку легче.
Захотелось спрятаться в алмазный кокон. Сидеть там, пока не наступит рассвет, чтобы не слышать мыслей, которые ночью становятся слишком громкими: Эмма внезапно сильно ощутила собственное одиночество.
- Может быть, об этом нам стоит поговорить в школе? Становится прохладно, - она потёрла плечи, устало улыбнувшись.

Отредактировано White Queen (21.07.2022 01:55)

+3

9

О да. Он здесь из-за семьи. Его семья — это вообще сложная тема, как для обычного разговора, так и для понимания. Грей-Саммерсы были причиной для очень многого. Для его нахождения на Кракоа. Для его титанического терпения и сдержанности. Для вмешательства в дела мутантов, которые раньше просто игнорировались. Но это все еще не было причиной, чтобы звать его «мистер Саммерс».
— У всего бывают исключения. Я одно из них.
Нет, он не переставал быть от этого сыном Циклопа. Не переставал быть Саммерсом, хотя бы генетически. Эмма просто не знала и не понимала, как долго он был просто Страйфом. Чтобы сейчас учиться быть просто Натаниэлем.
Кукушкам действительно пойдут на пользу некоторые воспитательные моменты. Пусть этот урок и стал для них болезненным. Нэйт беспечно пожал плечами на предупреждение о недопустимости повторения чего-то подобного. Он-то чего? Он к себе в голову никого не звал. Куда больше его интересовал ответ на заданный вопрос. Который, судя по всему, задел Белую Королеву за живое.
Сейчас, в свете закатного солнца, стоящая в барашках прибрежных волн, с растрепанными ласковым ветром волосами, отводящая от него взгляд, она казалась такой… такой уязвимой. Практически хрупкой. Нэйт не был силен в эмпатии. Черт подери, он вообще толком ничего не смыслил в чувствах и эмоциях, но звериным, инстинктивным чутьем ощутил чужой надлом. Увидел трещину в безупречном бриллианте.
Странное, ирреальное чувство окутало его. Он словно разделял эту грусть, эту… боль. Понимал ее. Натаниэль посмотрел на Эмму совершенно иначе, испытывая невозможную, жгущую изнутри потребность. Потребность укрыть от внешнего мира. Он не знал, что ему делать. Стоял и задавливал ярость, поднявшуюся на отраженную в нем гулким эхом чужую боль, перемешанную со своей собственной — на неизвестного обидчика, на весь мир. Ему хотелось стереть тень печали с лица этой женщины. Починить трещину. Наверное, он должен был что-то сказать. Кто-то другой наверняка бы знал, что нужно сделать со всем этим, но не Нэйт. Он лишь бессильно стиснул зубы, утопая ногами в мокром песке и надеясь, что у него хватит воли не натворить глупостей. Ха! Он был уверен, что любое его действие сейчас было бы глупостью. Которой, ко всему прочему, он не нашел бы хоть сколько-нибудь логичного объяснения.
Это настолько захватило его, что он почти не уделил внимание самому ответу на свой же вопрос. Он просто упал в омут его памяти, чтобы потом его можно было вспомнить и осмыслить на трезвую от странных эмоций голову.
— Да… — Нэйт сглотнул, пытаясь убрать из своего голоса намек на внутреннюю бурю. — Нам стоит поговорить об этом не здесь.
Чтобы хоть как-то себя отвлечь, он отошел в сторону, подбирая с песка сброшенные Эммой босоножки. Все это немного напомнило совсем свежие события на пляже Ваадху. За той лишь разницей, что в этот раз он не забирал вещи телекинезом и эта обувь была другой. В его руках аккуратные стильные босоножки выглядели чем-то фантастическим. Словно он держал в руках живого единорога. Все, что он делал, все, что с ним происходило — было впервые.
Нэйт выпрямился и оглянулся на Эмму. На его губах появилась теплая, ленивая улыбка. Ему говорили, что она очень ему шла. Наверное, так и было, он не мог это как-то комментировать или оценить. Натаниэль провел рукой по воздуху, очерчивая полукруг. Пространство уступало его воле, искажаясь в голубоватом свете открывающегося портала прямиком в кабинет.
— Я бы с удовольствием составил компанию в прогулке через весь остров, но ты начинаешь подмерзать на вечернем ветру. Так будет быстрее. Проходи.
Если он не мог починить трещину в бриллианте, то мог помочь женщине, которой вполне искренне восхитился. Хотя бы за попытку угрожать ему.

Отредактировано Chaos Bringer (29.07.2022 00:31)

+3

10

Портал выхватил из вечернего воздуха кресло Эммы, стол, и полумрак кабинета.
Занятно, он знает, где именно сидит директор Фрост.
- Как работает твой телепорт? - поинтересовалась Королева, рассматривая такое знакомое убранство комнаты через подёргивающийся словно от пара воздух. Курт должен точно знать место, куда идёт, желательно, уже бывать там раньше. Азазелю достаточно подумать о конечной точке назначения. Любопытно, откуда Натаниэль знает, куда именно открыть портал, чтобы не врезаться в стену, не попасть в чужую спальню? Или он считал информацию с учеников, некоторые из которых в этом кабинете бывали?
... с Кукушек?

- Пойдём. У меня есть травяной чай. Хочешь? - Эмма перешагнула порог портала первой.
Разница в атмосфере сразу ощутилась: солёный запах океана на несколько секунд перемешался с сухим воздухом кабинета, который хранил в обивке мягкой мебели и книжной пыли слабый аромат жасмина.
Травяной чай помогал Эмме уснуть, но Натаниэль не выглядел как тот, кто пьёт ромашку с мелиссой. Он вообще был скорее похож на мутанта, ежедневным рационом которого были провинциальные городки где-нибудь на востоке Азии, но судить по внешности глупо.
Впрочем, у него был ярлычок, назойливо лезущий в глаза: он сын Скотта и Джин, и это царапало. Чтобы перестать видеть лишь это, стоит узнать нового человека получше. Может, в нём вовсе нет ничего от рыжей, или от того, кто способен на предательство.
Шум воды и крики чаек отрезало закрывшимся порталом, и они остались в полной тишине вдвоём.

- Расскажи мне то, что можешь. Я знаю, что многие хотят отделить свою жизнь от прошлого, которое хочется забыть. Даже у меня оно точно такое же, - заварочный чайничек из жаропрочного стекла отозвался нотой звона в ответ на насыпавшуюся внутрь сухую траву, - и до сих пор даёт слышать мне своё эхо. И мне не надо лезть к тебе в мозг, чтобы понять, что ты тоже не хочешь быть тем, кем был прежде. И раз уж мы теперь соседи - присаживайся, поговорим.
Эмма села на небольшой диван, пока закипала вода.

Не смотря на жуткий хоррор, который ей показали Кукушки, Фрост была уверена, что ей ничто не угрожает. Натаниэль в их воспоминаниях сильно отличался от того, который только что принёс с берега её босоножки на тонких каблуках. Будто два совершенно разных человека.
Он мог бы даже понравиться Эмме, в какой-нибудь другой жизни, где можно кому-то доверять.

Отредактировано White Queen (03.08.2022 06:41)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [04.10.2016] The Woman


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно