Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [24.10.2016] Tough Training


[24.10.2016] Tough Training

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Все, что делаешь, надо делать хорошо, даже если совершаешь безумство.
https://i.ibb.co/5LbmTmc/tumblr-ocgo1e-Ox-X31tj4pf1o1-540.gif

24 октября, день

Шельма, Доктор Стрэндж


У Анны-Марии все еще проблемы с ее силами. У Стрэнджа - с головой. Обоим нужно обуздать своих демонов и решить проблемы, так, может, они смогут помочь друг другу?

+1

2

Вот уже несколько ночей подряд Анна не могла нормально уснуть. Слишком много событий произошло за последнее время, и девушка не совсем понимала, как на них реагировать. Все, что произошло с Гамбитом слишком сильно подкосило ее морально, и даже не смотря на то, что все улажено, больше не было тех сверхэмоций, что переполняли ее в первый месяц. Анна казалась себе потерянной девочкой, которая заблудилась в лесу и старается найти выход, идя на свет, магическим образом каждый раз меняющий свое местоположение.  Полная решимости, южанка не сомневалась в своих поступках и словах, когда отправилась к Реми в Орлеан. Она точно знала, что назад пути нет, что теперь, благодаря прибору они могли быть вместе. Дурманящее счастье, что захлестнуло ее с головой, было столь сладким, сколь болезненным, после последовавших событий. С самоедством Шельмы могло сравниться разве что огромное эго Эммы Фрост, поэтому не нужно быть гением, чтобы понять, какая рана осталась в сердце Анны, в ее душе и сознании. И пусть они поговорили, пусть благодаря магии Стрэнджа она не сможет ему навредить, все равно все сводилось к тому, что Анна не умела достаточно хорошо контролировать свой дар. Да, мысли и некоторые воспоминания девушка раскладывала по полочкам достаточно точно, особенно если контактов мало и личностей в голове тоже, другое дело если это кто-то типа Женщины-Халка или самого Халка, кто не контролирует свою злость и порой она перевешивает сознание самой Анны. Но даже тогда Мария справлялась практически без проблем. 
Встав с постели, девушка направилась на кухню силясь не разбудить собаку. Пес внес в ее жизнь огромные коррективы, которые начинались с утренних прогулок и подбора подходящего корма для пищеварения. Не сказать, что она была этим недовольна. Возможно Анна подошла к тому возрасту и в целом состоянию, когда осознаешь, что хочется семью и детей, а так как с ее профессией и особенностями дара подобное заполучить вряд ли удастся (теперь это точно осознала), то она нашла этому неплохую замену. Мари не знала, что конкретно об этом думал Гамбит. Опять же, из-за чувства страха девушка не решалась задавать подобные вопросы. В их отношениях сейчас все стало еще более запутанно, нежели ранее, но в этом-то и парадокс, что все стало и в разы проще и понятней! И если ранее южанка могла сослаться на свою неприкасаемость, то сейчас им ничто не мешало быть вместе вообще. Благодаря силам Стрэнджа Анна не могла причинить Реми вреда своим даром, но все еще была опасна для окружения. И это угнетало девушку, потому что даже если она и запретила себе думать о семье, если она уже решила, что готова прожить жизнь героя, изредка чередующуюся хоть какими-то отношениями, все равно, черт побери, она верила, очень глубоко и очень трепетно верила в то, что все будет иначе.
Налив себе стакан воды, сделала пару глотков. Взглянула на часы. Транди запросится гулять минут через пятнадцать, так что у нее было время чтобы привести себя в порядок. Почистив зубы и закрутив волосы в гульку на самой макушке, южанка облачилась в коротенькие шорты для пробежки, толстовку и кроссы. Чтобы никого не разбудить, тихонечко подошла к домику песеля и похлопав по мягкой крыше, присела рядом.
- Вставай, малыш. Пора гулять. – Зазвенев шлейкой, Анна едва сдержала смешок, увидя заспанную мордочку собаки. Пес очень деловито взглянул на поводок, затем на хозяйку и чихнув, забрался обратно в норку. – Так, стоп. Ты же потом специально дождешься, пока я лягу в кровать и припрешься меня будить. Пошли, хотя-бы десять минут пройдемся. Гулять, гулять, пошли гулять. 
Пес явно не рассчитывал на такой напор внимания, поэтому сдался во власть девушки. Быстро все сделав, Транди нырнул обратно в норку и заснул сном младенца. Анна и сама хотела вернуться в постель, но слишком гнетущие мысли не давали ей это сделать. Чего она боялась? Девушке срочно требовалось с кем-нибудь поговорить, с кем-то, кто знает и ее и Гамбита и в теме их проблем. Нужен был совет или хотя бы какие-то мысли по поводу того, что же ей делать. Как ей научиться управлять своим даром, чтобы не быть неполноценной, нося прибор, словно цепная собака? Решение казалось самым естественным и простым. Ороро. Мудрая властительница погоды прекрасно знала, сколь тяжело было южанке с ее даром и могла поддержать, дать совет или дружески подзатыльник к конце-концов. Не дожидаясь, пока все в доме проснуться, девушка насыпала всем животным в мисочки корма и направилась к подруге. Что-либо говорить Реми она не хотела, дабы лишний раз не пугать мужчину своими тараканами.
Быстро пройдя портал и очутившись в старой доброй Школе, Шельма вырубила браслет и поднявшись в небо, сделала пару кругов вокруг здания. Шторм могла еще спать, но Анна знала где кухня и что там всегда есть вкусняшки и кофе, а обосновавшийся в доме Док также мог спать без задних ног, и скорее всего не заметит гостью с Кракоа. Влетев в свою старую комнату через окно, упала на кровать. Столько воспоминаний об это месте, столько мыслей… Незаметно для себя Шельма провалилась в сон и провалялась в постели часа три точно. Проснувшись, первым делом Мария побежала искать Шторм и не найдя подругу в здании, решила подождать ее на кухне, молча заваривая себе кофе.

Отредактировано Rogue (28.01.2022 11:20)

+1

3

Тик-так. Тик-так.
Размеренный ход настенных часов завораживал. Его глаза следили за стрелками – секундной, бегавшей по кругу почти без устали, минутной, подсчитывающей каждый круг секундной, и часовой, чинно завершающий безумное бегство обеих предыдущих.
Часы могли сменяться днями, и у них было на это все право, вся дозволенность мира. А ему… было некуда спешить. Ведь теперь у него было все время этого мира. И любого другого, стоит ему лишь пожелать.
- Так и будешь сидеть?
Голос. Его не существовало в мире материи из пространства и времени, но зато он был в единственном месте, с которым все было не так – его голове.
Стефан лениво перевел взгляд с часов на книжную полку. Подпирая ее плечом, там стоял кто-то, кого можно было назвать своим отражением. Если бы там было зеркало, но зеркала там не было. А вот слуховые и зрительные галлюцинации – вполне.
«Говорить с галлюцинациями – первый шаг к шизофрении».
- Ты и так поехавший, - галлюцинация, разумеется, слышала его мысли, но предпочитала отвечать вслух. – Хватит сидеть на одном месте. Ты сам знаешь – у тебя есть дела. Произошедшее – проблема, конечно, но не повод отказываться.
Стефан закрыл глаза.
«Я не буду с тобой говорить».
Галлюцинация – с его лицом, его голосом, его телом, выглядящая как он в свои двадцать - хмыкнула.
- Ты сам меня создал. Я – часть тебя. Та самая часть, что отвечает за прагматизм. Забыл?
«Я не забыл, что стало с надеждой».
Оба замолчали. Стефан так и не произнес ни слова, а галлюцинация, олицетворяющая ту часть души, что он вытащил из Ада, вздохнула. Они оба помнили, что стало с тем осколком, который вобрал в себя надежду Стрэнджа.
Как он умирал в мучениях.
- Он тебя спас, - галлюцинация подошла ближе, - как и всегда. И ты знаешь, что он не умер. Надежда не может умереть. А твоя так и вовсе бессмертна. Это все… часть адских пыток. Тебе что, мало поводов страдать? Ты же лучше меня знаешь, что на это бы сказал Древний.
- Что я забыл основы его учений? – запрокинув голову, Стефан смотрел на потолок мутным от приступа острого горя взглядом. – Можно начать с того, что любое учение о порядке – лживо в своей основе. Нет никакого порядка, как нет и хаоса. Есть сплошное… ничто, заполненное болью. И первым звуком при создании всего сущего был звук боли.
Он мог не смотреть на галлюцинацию, ведь знал – тот криво усмехнулся, изобразил хлопки аплодисментов.
- Великолепно. Давно готовил эту речь? А кому ее вещаешь? Ты ведь говоришь это сам себе, в совершенно пустой комнате.
Стефан опустил взгляд с потолка – и правда, он был совершенно один.
Но образы, прицепившиеся к нему в Аду, все еще преследовали. Странно, но пройденные грехи двух миллионов душ не плелись за ним хвостом, а вот свои собственные… стали словно какой-то неотъемлемой его частью, которого продолжала терзать и мучить даже после побега.
Его разум был блуждающей пулей, не знавшей своей конечной цели. Выпущенной в воздух и летящей по лишь одному какому-то богу известной траектории… а, может, этот был бог-трикстер, и потому траектории не знал никто, даже он сам. В моменты осознания этого Стефану становилось по-настоящему страшно. Сумеет ли он сам спастись от темных задворок своего разума? Сможет ли склеить все осколки самого себя воедино? Он ведь не хороший человек. Слишком часто для «хорошего человека» он удерживал себя от ужасных решений, балансируя на самом краю. И порой не сдерживался… из-за чего страдали если не все, то многие.
Он будто стремился к окончательному хаосу из-за своей внутренней тяги к саморазрушению, но в его случае это была смертельно опасная тяга. Не только для него – для всех и вся. Для целого мира.
- Petto…
Все внутри Стефана содрогнулось. Поерзал в инвалидном кресле, и то отзывчиво ерзануло колесами по полу, но не отъехало – все еще стояло на тормозе. Взгляд сам собой потянулся к изучению самого темного угла в комнате… где прямо сейчас ему виделась та, что преследовала его от самых зловещих глубин Нижнего Мира до конца.
Ее личного конца.
Но это не остановило тварь от охоты на него.
Скрюченная фигура вздрогнула будто от смешка.
- Petto, ты по~омнишь, - почти пропел женский голос, от ласкового тона которого его кожу покрыл холодный пот. – Я все еще чувствую тебя… а ты? Чувствуешь меня? Я же в тебе, мой милый petto. Вся внутри тебя, растворяюсь, но все еще чувствую щекот твоих мыслей.
Стефан сглотнул, напряженно вцепился руками в подлокотники кресла.
Бежать.
Ему надо бежать отсюда.
- Совсем скоро я стану частью тебя, - промурлыкала тварь, приподняв голову – яркий красный глаз уставился прямо на волшебника, и от этого он снова почувствовал себя закуской на чужом обеденном столе. – Скоро, petto.
Он победил ее. Он ее… одолел.
Она преследовала его в поисках. Шла по пятам, то приближаясь, то обнажая клыки. Заматывая в свою паутину, оставляя шрамы в попытках откусить от него еще кусочек. Была и мучительницей, и единственным собеседником. Она использовала образы дорогих, любимых и близких, чтобы сломить его, чтобы обмануть…
Он все еще помнил кровь на своих руках.
Помнил, как держал тело Ороро – очередная обманка, но какой же реальной она была!..
Сколько раз он видел смерть женщины, захватившей его сердце, в его личном Аду – не счесть. И каждый раз это сердце горело огнем печали, тоски и потери. Каждый раз – как заново. Каждый раз обещаясь разбиться окончательно, оставив сплошную черную дыру.
- Petto…
- Заткнись.
Он сделал то, что хотела сделать она – пожрал ее, выпил ее силы, ее жизнь, раздробил ее дух и насытился им. Все, чтобы выжить. Все, чтобы стать сильнее.
Но почему же он чувствует себя побежденным?
В горле пересохло – пустыня Сахара казалась насмешкой над самим понятием «жажды», ведь он прошел через пытки в Аду. Самом настоящем. Своем и чужих. Два миллиона и один Ад не могли не оставить следов.
Но ему все еще хотелось пить. Привычные вкусы обратились в прах… Потому ему захотелось кофе. Стефан редко пил кофе, потому что его редко и мало где готовили хорошо. Чаще всего это было черное пойло, месиво из горелой робусты с привкусом пепла сожженных мостов. С привкусом мира, обращенного в пепел, послевкусием разочарования и тысячи провалов, которые привели его к этой жалкой чашке кофе.
Сейчас этот вкус был ему нужен, а потому он выдвинулся в сторону кухни.
В темном углу никого не было.
А был ли там кто-то?
Школа стала еще пустыннее, но не тише. Колеса инвалидного кресла не скрипели, но тишину заполняли шепотки. Стефан мрачно вслушивался в них, зная, что это его собственное заклинание, защитные чары, исполняющие свой долг. Что пока они спят, упоенные его бездействием, пока не увеличивают громкость. А вот когда он встанет на ноги, тогда они заговорят.
Можно защититься от всего, но от голосов прошлого – не всегда. Ведь голоса могут говорить… всякое.
Слово – самое грозное оружие. Оно может разрушать миры и жизни, оставляя раны, что будут кровоточить вечность.
Но хуже всего не слово. Хуже всего – осознание того, что мир не изменился. Ты стал другим, а мир вокруг – нет. Он все тот же, и все там такое же.
Именно об этом подумал Стефан, когда, въехав в кухню, увидел Анну-Марию. Она была все такой же, как он ее помнил – много лет назад, но ведь это для него прошли сотни жизней и лет, а для нее сколько, пара дней, неделя? Все с тем же флером легкой озадаченности, небрежности, попытки увидеть в жизни и мире лучшее. У всех, прошедших через страдания, такой вид.
Почти всех.
- Привет, - слово приветствия далось ему с трудом – так, словно ему кто-то сдавил горло, и теперь слова со скрипуче-скрежущим люфтом выскакивали каким-то зловещим хрипом. – Я за кофе.
Он знал, как выглядел, а выглядел он плохо. Знал, что впалые щеки, запущенная щетина, потемневшие круги под глазами и сами потемневшие до черной синевы глаза вызывали у окружающих только одно чувство – жалость.
То самое чувство, что было ему ненавистно по отношению к себе.
Он подтолкнул колеса инвалидного кресла, подъезжая к тумбам и навесным ящикам. Кофе, разумеется, было наверху. Подняв взгляд, Стефан попытался приподняться в кресле одной рукой, а другой дотянуться до чертовой дверцы.
Рука, опирающая о подлокотник, задрожала.
Стефан тяжело рухнул в кресло, стиснул зубы.
Опять. Опять и снова он беспомощный, жалкий…
Он мог попросить помощи, но что это даст?
Поэтому, сцепив зубы, он попытался снова. Игнорируя тот факт, каким жалким может казаться в глазах той, что видела его в расцвете сил.

[icon]https://i.imgur.com/dR2StJL.jpg[/icon][status]hellman[/status]

+1

4

Когда-то давно Анна уже находила причину своих проблем – ее избирательное подсознание, блокировавшее страхом навредить окружающим, способность управлять даром. Профессор, Эмма, даже Джинна пытались помочь ей справиться с этим, но сколь бы кратковременным не был эффект, все всегда возвращалось на круги своя. Шельма по прежнему была опасна для окружающих, как и прежде не могла касаться ни к кому и только тонкая полоска на запястье спасала их от ее абсорбции. Что же, спасибо Доку за его помощь? Да, но не совсем. Они с Гамбитом ухватились за эту соломинку, как за самое последнее средство спасения, за единственный шанс быть вместе полноценной семьей, быть вместе не смотря ни на что. И пусть все сейчас было неясно, пусть они мало говорили и встречаясь дома, редко затрагивали важные темы, иногда просто молча смотря сериалы, это давало крохотный шанс наладить сломанное. Потихоньку, медленно, плавно, обходя острые углы. Девушка до сих еще не верила, что Гамбит перебрался на Кракоа и обживался с ней в одном доме. Да, у каждого была своя комната, но Реми с настойчивостью паровоза доставал девушку из раковины, не позволяя закрыться от него.
Рука потянулась за сахаром. Когда позади послышался шум и обернувшись, Анна встретилась взглядом со Стефаном.  Мужчина, мягко говоря, выглядел не очень. Если уж говорить прямо – такое чувство, что его потрепали все девять кругов Ада на некоем марафоне Парада Смерти. Мужчина хоть и старался быть вежливым, но от внимания южанки не ускользнуло его внутреннее раздражение, схожее с тем, когда у тебя обострение гастрита, а ты работаешь в каком-нибудь департаменте на приеме посетителей и тебе обязательно нужно нацепить улыбку и ледяную доброжелательность, дабы не потерять работу. Признаться, девушка тоже не была бы особо рада гостям, будь сама в похожей форме. Просто ее печалило то, что мужчина не хотел показывать своей слабой стороны, и даже сейчас, пытаясь достать банку кофе, он не просил о помощи, словно стыдясь собственной беспомощности.
- Привет, сладкий. – Мягкая улыбка. - Будешь свежесваренный? – Не выдержав больше мучений со стороны мага, Шельма подошла к шкафу, куда совсем недавно сама же и поставила пакет с кофейными зернами, и открыв дверцы, вытащила банку обычного рассыпного. – Тут как раз еще на одну чашку, но у меня вкуснее.
Ненавязчиво рассматривая Стрэнджа, южанка не могла скрывать своих эмоций – ей было ужасно жаль друга, и если бы она хоть как-то могла ему помочь, то бросила бы все свои дела и тут же… Тут же что? Она не умела исцелять, не могла лечить душевные раны, не знала даже как корректно спросить, что с ним произошло. Да она даже себе не может помочь, так чем же может подсобить такому человеку, как Доктор Стрэндж? Но ей ужасно сильно хотелось как-то отблагодарить, даже если просто выслушать, но почему-то казалось, что Стефан не из тех людей, кто за чашечкой капучино расскажет о своих злоключениях.
- Я проголодалась, как ты относишься к яичнице с беконом? Или просто… - Обойдя друга и заглянув в холодильник, Анна пыталась судорожно представить из чего можно приготовить хоть что-то съедобное. – Ну или обычный бутер? – Это была нежная забота, никак не связанная с состоянием Дока, ведь кроме этого девушка пока еще не придумала чем могла быть полезна. В любом случае, ей так хотелось думать, потому что сама не переносила жалости к себе и могла яростно пресекать любые намеки на оную.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [24.10.2016] Tough Training


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно