Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [02.06.2015] Войн без потерь не бывает


[02.06.2015] Войн без потерь не бывает

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/yaHiWPX.png

02.06.2015, к югу от Вифлеема, западный берег реки Иордан

Captain Marvel, Barkhan


"Войн без потерь не бывает, и иногда победа приносит столько потерь, что больше похоже на поражение. Война всегда непредсказуема — твой противник может стать твоим союзником, если у вас двоих появляются общие интересы. Больше всего от войны страдают невинные, которые оказались втянуты в сражение против своей воли. Война — это путь обмана. И порой обманутым оказываешься ты сам."

Отредактировано Barkhan (09.12.2021 15:39)

+1

2

Туристический автобус тряхнуло на невидимой кочке, и Кэрол, неожиданно приложившись виском об стекло, открыла глаза и села в своём кресле ровно. Брат мирно посапывал по соседству, так и не выпустив из рук бумажный путеводитель по местным достопримечательностям Израиля и Палестины. Это была его идея приехать сюда. Причем не своим ходом, как кое-кто привык делать, совершенно не задумываясь о том, что, вообще-то, нарушает чужие границы воздушного пространства, заставляя военных нервничать, если вдруг те успевали засечь непонятное передвижение на радарах, а как положено: по путевке, самолётом и в компании других туристов. Этакая попытка как дать Кэрол возможность почувствовать себя простым человеком, не обремененным новыми знаниями о своём происхождении, так и отдохнуть от всей этой супергеройской кутерьмы. На время позабыть об ответственности, что лежала на девичьих плечах и просто насладиться жизнью и обществом брата, с которым они так редко виделись. Братом, как оказалось, сводным и, вероятно поэтому, так на неё непохожим. В любом случае, даже это внезапное откровение матери ни капли не изменило её отношения к Джо. Кэрол по-прежнему любила его и бережно хранила в своей памяти все детские воспоминания, которые так кстати к ней вернулись. Было тяжело потерять эмоциональную связь с собственной семьей, которая в одночасье вдруг стала совершенно чужой. Хорошо, что всё встало на свои места, пусть даже это и было несколько болезненно. В какой-то момент она вдруг, словно заново пережила гибель Стивена. Словно потеряла его снова.
Что ж, кажется, путешествия шли ей на пользу. Космос помог ей встряхнуться, большей частью вернул  собственную личность, заставил перестать чувствовать себя чистым листом, а эта поездка немного расслабила. Если в самом начале Кэрол упрямилась этой задумке, то уже ближе к середине скакала по местным достопримечательностям не хуже заправского туриста. Телефон был полон фотографий, а голова впечатлений, пусть и не таких красочных, как от посещения диковинных планет с их пёстрыми красками и необычными жителями, совершенно не похожих на жителей родной планеты. Космос всегда манил, притягивал, будто звал к себе, но как бы там ни было, по-настоящему дома она почувствовала себя только здесь. Как и расслабилась, на какое-то время даже позабыв, что она, вообще-то, Капитан Марвел. Никто не тыкал в неё пальцем, не просил автограф, не пытался сфотографировать. То ли Денверс слишком долго отсутствовала на Земле и про неё успели подзабыть, то ли просто не узнавали без знаменитого красно-синего костюма, да ещё в такой дали от родной Америки. Вот и хорошо. Немного спокойствия еще никому не вредило. Да и что могло пойти не так?
Чуть мотнув головой, прогоняя подкрадывающиеся тревожные мысли, Кэрол зашуршала подаренной Джо картой в поисках пещеры Махпела, куда их автобус и направлялся из Вифлеема, в попытках понять, как долго им еще ехать. Уставшие после нескольких часов экскурсий люди тихо дремали, воспользовавшись временем следования от точки «А» в точку «Б» чтобы отдохнуть и набраться сил перед новым забегом по местным достопримечательностям. Вот только, их мирному сну не суждено было продлиться долго.
Автобус вдруг резко затормозил, да так, что пассажиры по инерции полетели вперед. Кто-то стукнулся лицом о впереди стоящие сидения, кому-то повезло меньше, и он улетел в проход, растянувшись на полу под испуганные вскрики начавшейся спросонья паники.
- Что происходит? – взъерошенный и потирающий собственный нос Джозеф, так же как и остальные закрутил головой по сторонам в попытке понять причину столь неделикатной и явно незапланированной остановки.
- Я не знаю. Сиди здесь.
Перескочив через сидящего брата, Кэрол протиснулась через торчащие в проходе любопытные головы к водителю, который, судя по виду, испугался не меньше своих пассажиров. Вопрос о случившемся так и застрял в горле, потому что ответ сам затарабанил в автобусную дверь. Женщина, перепачканная, со спутавшимися от крови волосами, крепко прижимала к себе годовалого ребенка и буквально навзрыд плакала, будто пытаясь найти в небольшом автобусе убежище. От чего, стало понятно, когда дверь с характерным звуком открылась, впуская несчастную, вместе с которой внутрь ворвались звуки звучавших вдалеке выстрелов. Там, чуть впереди на горизонте были видны очертания небольшого поселения, где то и дело вспыхивали характерные огоньки от автоматных очередей.
Спрашивать, что случилось рыдающую женщину не было никакого смысла. Мало того, что у неё была истерика, так и говорила она на совершенно незнакомом языке. Вряд ли кто-то из присутствующих туристов-американцев знал арабский, если эти несвязные слова, конечно, вообще были им.
- Здесь не должно быть никаких боевых действий. Это же безопасный маршрут!
- Заберите её и увозите людей, - Кэрол повернулась к водителю и тряхнула его за плечи в попытке немного привести в чувства, - и сообщите…куда там нужно? Думаю, людям потребуется помощь.
Кэрол выскочила в открытую дверь и, поднявшись в воздух, полетела в сторону поселения, игнорируя зов собственного брата. Ей некогда было его успокаивать и тратить время на объяснения и заверения, что с ней будет всё в порядке. Джозеф и сам должен был прекрасно всё понимать, особенно то, что каждая секунда промедления могла стоить кому-то жизни.
Вот так и закончился безмятежный отдых. Когда-нибудь рядом с ней перестанут случаться всякие происшествия, и Кэрол перестанет вечно куда-то стремглав нестись…или перестанет себя обманывать, теша иллюзией, что её жизнь может стать хоть капельку спокойней.
Чем ближе она подлетала к городку, тем больше видела людей, бросавших всё, и бегущих прочь от звучавших за их спинами выстрелов. В городке царил хаос и паника, а на улицах уже были видны первые жертвы чьей-то внезапной атаки. Мягко опустившись на небольшую площадь, Денверс быстро огляделась, выискивая глазами зачинщиков этой бойни. Судя по тому, что она никого не увидела с высоты и даже сейчас, оказавшись в гуще событий, никого не наблюдала, эти неизвестные действовали весьма профессионально.
И до ужаса хладнокровно, без зазрения совести стреляя по мирному населению.

+2

3

- На улицах много гражданских. – Голос в рации звучал спокойно, но всё же выдавал некоторое недоумение говорившего.
- Ты думал, что на Западном Берегу никто не живёт?
- Не вижу миномётных установок, технического персонала или отрядов вооруженных людей. – Не унимался оператор дрона.
- О боже, ты огромные вывески с надписью «миномёты здесь» что ли ищешь? – Начал сердиться второй собеседник.
- Донован, ищи достаточно крупный склад, в идеале закрытый и с охраной. – Встрял в разговор Бархан, изрядно уставший от препирательств. Его отряд сегодня был, мягко говоря, смешанным, включая в себя наёмников сразу двух американских ЧВК, нескольких агентов разведки Израиля, сапёры, кажется, и вовсе были французами, по крайней мере, так казалось Гудериану из-за их акцента.
А всё потому, что их тут на самом деле по бумагам быть и не должно. Но израильтяне знатно встрепенулись, получив разведданные о том, что в подобной близости из Иерусалима может быть развернута миномётная точка. Израильтяне знали, что у них есть союзники, которые уже изрядно замарали руки в крови и не откажутся от нового боя. Переброска отрядов регулярной армии на Западный Берег привлечёт слишком много внимания, а этого точно никто не желал. Поэтому из бронированных военных внедорожников расторопно высыпались вооруженные до зубов люди в форме без опознавательных знаков.
- Почему они не убрали с улиц гражданских? – Вклинился обладатель потрясающе низкого голоса.
- «ХАМАС» обстреливает наши города не выбирая целей, и ты считаешь их волнуют жизни гражданских? – В очередной раз огрызнулся сердитый голос. Его обладателю явно был не по душе состав выделенного ему отряда. Моссадовец явно предпочёл бы иметь дело со своими соотечественниками.
- Хватит. Начинаем.
- Будет сложно. Гражданские нас выдадут.
- Справимся.   

Они заходили в поселение с западного направления. Небольшой городок, светлые малоэтажные дома, довольно узкие улочки. Множество их таких было на Западном Берегу, палестинцы крепко держались за эту пустынную землю.
- Я поднимусь на крыши. – Сообщил Гудериан и тут же уцепился за пожарную лестницу одного из домов и через несколько секунд оказался на крыше трёхэтажной постройки. Пыль под берцами тихо скрипела, но ничего больше опытного наёмника не выдавало. Бархан перемещался короткими перебежками параллельно с основным отрядом, перепрыгивая с крыши на крышу. Иногда этими прыжками он преодолевал расстояния явно больше, чем должен был, но разве это проблема для того, кто и вовсе умел летать?
- Сектор один – чисто.
- Сектор два – чисто.
- У нас только гражданские.
По большей части жители городка моментально меняли свои планы, увидев на горизонте вооруженных людей, и пытались скрыться как можно быстрее. Кто-то нервами послабее тихо вскрикивал и убегал. Родители быстро оттаскивали прочь любопытную малышню.
Эти люди прекрасно знали, что такое война.
- Северо-восток, самая окраина города. Вижу подходящий объект. Ангар, белые стены, похож на склад, окон не наблюдаю. С западного направления трое охранников. Уточняю.
- Все всё слышали. Выходим в двух соседних улиц, будем заходить с севера и северо-запада.

- Наблюдаю указанный объект, расстояние сто двадцать метров.
Бархан чуть подправил оптику своего Баррета М107.
- Вижу двух охранников. Выглядят… расслабленно.
- Хорошо, выходим на пози…
- А-а-а-а-а-а!!
Кажется, в этот момент вздрогнули даже самые крепкие духом.
- Что за хрень!? – Взвыл кто-то в тон пронзительному крику.
- Эта сука плеснула в Майка кипятком!
Но принять взвешенное решение никто не успел. Вместе с этими словами прогремели первые выстрелы. Немолодая женщина с пошарпанной кастрюлей стала первой жертвой в этот день. Кровь брызнула на дорожную пыль. И в тот же миг раздались ответные выстрелы.
- В укрытие! Ответный огонь по готовности!
Солдаты брызнули в рассыпную. Кто-то оттащил всё ещё орущего Майка за ближайший автомобиль и начал сдирать с пострадавшего шлем. Походу, тот обалдел куда больше, чем обварился, но в бою участвовать уже не сможет. Вид кричащего от боли товарища изрядно разъярил бойцов.
Добром это кончиться не могло.

Эти люди привыкли к войне. И многие из них хранили дома оружие. Вот только воинами они не были.

В нервные очереди автоматических винтовок гармонично вписались тяжёлые редкие выстрелы крупнокалиберной снайперской винтовки. Убитый точным попаданием из окна вывалился державший в руках видавший виды автомат Калашникова молодой мужчина в гражданской одежде. Бархан оторвал взгляд от оптики, чтобы оценить происходящее на поле боя. И увиденное ему не нравилось.
- Это не боевики.
- Что?
- Это не «ХАМАС»! Если только у них нет подразделения трусливых дебилов.
- Джимми ранен! Прикройте!
- Моя нога!!
- Мы стреляем по мирняку. – Отрезал одной фразой Гудериан.
- Какая к херам разница, если они стреляют в нас!
- Не поспоришь.
Только это была не битва. Это избиение. И эта мысль вызывала какую-то неприятную тошноту.

Зигфрид опустил снайперскую винтовку, ища глазами цели, которые стоили крупнокалиберной пули. И только в этот момент в глаза Бархану бросилась женщина, каким-то непонятным образом оказавшаяся посереди площади, в которую вливалась улица, на которой развернулся кровопролитный бой. Охранники склада прямо напротив этой площади куда-то попрятались. Вели ли они огонь, сказать было сложно, но Зигфрид склонялся к тому, что они разбежались. Как и все, кто был на этой площади. Кроме этой женщины. Наёмник развернулся и бросил беглый взгляд через оптику. Эта женщина не походила на бойца, но и мирного жителя этого города тоже не смахивала. Скорее она выглядела как… турист? Бархан удивленно моргнул. По спине пробежали мурашки. Здесь что-то не так.
А через секунду  поднялся на ноги и спрыгнул с третьего этажа прямо на площадь, приземлившись буквально в десяти шагах от неизвестной. Не похоже, чтобы этот прыжок доставил ему хоть какой-то дискомфорт, а свою почти тринадцатикилограммовую винтовку он держал как обычный автомат, целясь точно в девушку.
Пусть это будет просто обалдевшая от страха потерявшаяся туристка. Совсем рядом грохотали выстрелы.
- Здесь проходит военная операция! Убирайтесь!

+2

4

Исторически народу Израиля не очень-то везло. Наверное, с самого начала существования этого самого народа,  не было такого периода, когда их бы не пытались поработить или уничтожить. Даже сейчас, когда весь мир так гордился и кичился своей дипломатией и цивилизованностью, громко кричал о правах народов, тыкая всех подряд носом в такое всеобъемлющее понятие как «права человека», иногда щедро посыпая сверху рассуждениями о свободе и демократии, евреи продолжали бороться за свое не так давно обретенное государство, которое, по сути, когда-то было у него отнято. Вот только те, кто уже давным-давно успел обосноваться на этих территориях, явно были не рады возвращению исторических хозяев и тому порядку, что они принялись здесь наводить, учитывая интересы только собственной нации. Суть затянувшегося конфликта была куда более многогранна, чем могло показаться на первый взгляд, и Кэрол понятия не имела, на чьей стороне справедливость. Все эти дипломатические тонкости  лучше было оставить очень умным дяденькам и тётенькам из ООН. Для неё же было важным лишь то, что в ходе всех этих споров страдали невинные люди, и было совершенно плевать, какому флагу или нации те принадлежали.  Деление на наших и тех совершенно не было ей присуще. Мышление и категории очень сильно меняются, стоит лишь хоть раз взглянуть на масштабы вселенной и космоса с их многообразием цивилизаций и форм жизни. Как и понятие справедливости. И то, что происходило здесь и сейчас категорически не подпадало под это определение, вызывая внутри неприятное чувство, комом вставшее в горле и заставляющее сжимать кулаки от злости.
Было видно, что живущие здесь люди сталкиваются с чем-то подобным явно не впервые. По крайней мере, несмотря на крики и панику, они довольно быстро покинули все открытые места, и большинство уже успело или попрятаться в домах или вовсе покинуть пределы города. Кэрол видела, как матери хватали детей на руки и бежали к первому же укрытию, закрывая их своими спинами, готовые защитить самое дорогое ценой собственной жизни. Видела, как мужчины тянули за руки женщин и вламывались в ближайшие двери чужого дома в поисках убежища от беспощадного и холодного свинца. Как и видела тех, кто брался за оружие, в попытке защититься и погибал, так и не узнав, кто на самом деле оборвал их хрупкую жизнь.
Недалеко раздался болезненный возглас, заставляя резко развернуться. Его источником оказался молодой мужчина, распластавшийся на пыльных камнях площади и крепко державшийся за ногу, из которой сочилась кровь, быстро пропитывая светлую одежду и расползаясь огромным алым пятном. Рядом валялся потрепанный автомат, на который раненный уже не обращал никакого внимания. Даже издалека было видно, как бедолагу трясло, то ли от боли, то ли от страха. Одно было ясно точно, ему срочно была нужна медицинская помощь, иначе количество погибших сегодня грозилось пополниться на ещё одного человека.
Кэрол уже было повернулась в его сторону, готовая броситься на помощь, но краем глаза успела заметить ещё какое-то движение. Обернувшись, она с удивлением обнаружила хорошо вооруженного человека и дуло целящейся в неё снайперской винтовки.  На мгновение её глаза удивленно распахнулись, ведь буквально секунду назад его здесь не было. Все узкие улочки, по которым можно было попасть на площадь, находились чуть поодаль, что практически исключало возможность такого неожиданного и быстрого появления. Это выглядело так, будто незнакомец вырос из-под земли или свалился сверху, но все рассуждения на эту тему скомкались в бесформенный шарик и полетели в мусорку, стоило мужчине заговорить.
— Так теперь называется акт терроризма?
Ни убираться прочь, ни даже двигаться с места, Кэрол не собиралась, всем своим видом демонстрируя желание дать этому мужику от души по морде. После того, что она здесь увидела, он, определенно, это заслужил и даже не один раз.
Взгляд бегло скользнул по солдату, в поисках шевронов или иных опознавательных знаков. Денверс даже чуть склонила голову вправо, чтобы лучше было видно опорную для винтовки руку в районе плеча, но ничего так и не увидела. Попытка идентификации с треском провалилась.  Разве что его речь заставляла подумать о том, что он американец, ведь звучала без лишних примесей акцентов. Хотя, сказал он не так уж и много, чтобы поспешно делать конечный вывод.
— Ну, давай, стреляй. Я как раз без оружия, прямо как вы любите, - Кэрол медленно двинулась вперед, не отводя взгляда от мужчины. У неё была пара вопросов, которые она хотела успеть задать до того, как отправит этого убийцу считать звездочки над головой и примется за оказание помощи раненным. Нужно было понять, что здесь происходит и какова вообще цель нападения на город. Кто знает, может эти террористы вообще намеренны сравнять его с землей, тогда времени на перевязки вовсе не будет.
— Я задам пару вопросов и советую отвечать быстро и честно. Кто вы и какого черта здесь забыли?

+2

5

«Девчонка совсем крышей поехала», - молнией пронеслось в голове Гудериана.
Нет, правда, обычно не участвовавшие в бою люди, заслышав выстрелы, бросались врассыпную, искали укрытие, прятались и не высовывались пока всё не заканчивалось, и цунами развернувшейся битвы не откатывалось прочь. Стоявшая перед наёмником блондинка явно не собиралась следовать этой естественной и понятной модели поведения человека с развитым инстинктом сохранения.

Бархан даже поднял голову над стволом винтовки, чтобы получше рассмотреть слетевшую с катушек мадам. И ничего особенного не увидел. Высокая, красивая девушка лет тридцати, одета даже не как местная, а как туристка, оружия у неё тоже не наблюдалось. Вот только взгляд голубых глаз горел таким непримиримым огнём, что по спине побежали какие-то неприятные мурашки. В этом взгляде не было ни страха, ни тревоги, ни даже беспокойства, только свирепое желание наброситься на обидчика. По крайней мере, так казалось в тот момент Бархану. И это было… дико. С людьми на войне, конечно, случалось всякое. У некоторых страх перерождался во вполне понятную ярость, людям срывало резьбу, и они могли броситься на тех, кто разрушал их привычную, обыденную жизнь с кухонным ножом в руках. Или с кастрюлей кипятка.
Обычно это хреново заканчивалось. Люди с оружием обычно были на взводе и любые покушения на себя могли встретить совсем неравноценным ответом, и в ответ на кипяток летели пули. Тут уж никого не обвинишь. Все хотели жить, все хотели вернуться целыми, все хотели постоять за себя.
Война всегда превращалась в своём роде контролируемое безумие. Слишком часто в неё оказывались втянуты те, кто совершенно этого не желал, слишком много было таких несчастных людей, поглощенных этим безумным вихрем рукотворной катастрофы.

И, наверное, смотрел бы Бархан на незнакомку как на ещё жертву безумия войны, если бы не это пламя в глазах. Пламя, чем-то похожее на его собственное, только источники у них были совершенно иными.
Она не боялась происходящего вокруг, словно сама была бывалым солдатом, не вздрагивала из-за раздававшихся из переулка выстрелов. Обычно таких дурноватых стоило просто пугануть, и они вспоминали кто есть кто, и убегали, сверкая пятками в направлении спасительных убежищ.
Не тот случай.
- Акт терроризма? – В голосе наёмника прозвучало неподдельное удивление.  Падавшие на израильские города ракеты, выпушенные безо всякой попытки прицелиться, просто в надежде, что хоть какая-то часть из них преодолеет Железный Купол и попадёт в жилые дома – это акт терроризма. Дети, которые просят посадить их на автобус, который не взорвётся потому что в этой пустыне автобусы порой взрывались каждый день – это акт терроризма.
И всё это дело рук ХАМАС. Той самой организации, против которой сегодня выступали объединенные силы, штурмовавшие город.
- Здесь проходит контртеррористическая операция.
Почему он вообще пытался что-то объяснить?

Выстрелы прозвучали совсем рядом. Сражение смещалось из улиц в направлении площади и определенного как цель склада. Бархан бросил беглый взгляд на склад, вокруг которого уже даже не носились охранники, чуть за плечо, в направлении выстрелов. У него не было времени болтать, он должен быть рядом со своими людьми.
Вот только в вопросе безумной незнакомки звучала неподдельная угроза. Так говорят уверенные в своих силах и превосходстве люди.
«Может она совсем и не безумна», - пришла новая мысль.
Бархан поднял взгляд на девушку. В ярких, карих глазах читалась готовность принять брошенный вызов. Наёмник чуть выдохнул и потянулся к окружающему его городу, к нескольким припаркованным неподалеку старым автомобилям, проходившим прямо под их ногами кабелям коммуникаций, арматуре в стенах. Он искал металл и привычно находил его практически везде. Нет, пока это были только ощущения, готовность использовать подручные ресурсы, он словно сжимал рукоять меча ладонью, но сам клинок ещё покоился в ножнах.
- Вопросы? Ты совсем ноты попутала.
Бархан плавным, кошачьим движением переставил ноги, переходя в более устойчивую позу готовящегося к битве человека.
- Последний шанс. Убирайся отсюда, пока не стало поздно.
«Пока мне не придётся защищать моих людей, которые в ближайшие минуты доберутся до склада».
Бархан бросил колкий взгляд поверх винтовки.
«Кто же ты, мать твою, такая?!»

Отредактировано Barkhan (23.01.2022 21:24)

+1

6

Расстояние между ними сократилось почти до неприличного. Длинный ствол винтовки чуть не уперся ей в грудь, когда Кэрол остановилась, удивленно вскинув брови, стоило услышать ответ и увидеть на чужом лице вполне искреннее замешательство от её смелых обвинений. Червячок сомнений предательски куснул в районе ребер, заставляя светлые брови хмуриться. Что если она чего-то не знает? Если то, что она увидела собственными глазами, совершенно не то, чем кажется на первый взгляд? В конце концов, разве стали бы простые убийцы сюсюкаться с обычной туристкой и дважды повторять просьбу не мешаться под ногами, теряя время, вместо того, чтобы просто молча выстрелить? Паззл в голове перестал складываться и его мелкие детальки перемешались, путаясь ещё больше в нежелании показывать цельную картину.
Кэрол не обращала никакого внимания на свистевшие уже почти рядом пули, словно бы их и не существовало вовсе. Максимум, что они могли ей сделать, так это подпортить костюмчик, который она не спешила менять на привычный. Сейчас её положение было куда сложнее, чем раньше и вдруг светить свою личность в чужой стране, вставая на одну из сторон непонятного столкновения, могло быть очень чревато для Соединенных Штатов и тем более для проекта первой линии обороны Земли, которую Капитан Марвел буквально на днях согласилась возглавить. Её вполне устраивало, что этот дерзкий вояка не узнавал в ней Мстителя, хоть и успел уже изучить с головы до ног, разве что руками не потрогал. То ли Кэрол переоценила свою популярность, то ли слишком долго не появлялась на публике. Что ж, не удивительно. За год, проведенный в космосе, на Земле вообще очень многое изменилось.
– И где же тогда ваши террористы? Пока я вижу только перепуганных мирных жителей пытающихся защитить свой дом.
Было видно, что их застали врасплох. И вовсе не за подготовкой к чему-то противозаконному, а просто среди обычного дня вполне характерного для этих мест, Кое-где валялись корзины с продуктами, которым так и не было суждено попасть с рынка на семейный обеденный стол, в страхе брошенные вещи, оставленный без надзора товар на торговых местах.
Беглый взгляд, заинтересованно брошенный куда-то ей за спину, был тут же пойман, заставляя Кэрол на секунду развернуться и заметить поодаль большое здание, лишенное большого количества окон и обнесенное высоким забором, заканчивавшимся скрученной колючей проволокой,  напоминавшее то ли закрытое производство, то ли склад. Ощущать, как сомнения стремительно раздулись из червяка до размеров упитанного питона, было крайне неприятно.
В этом регионе уже давно было не спокойно и всякие радикалы с обеих враждующих сторон всячески норовились укусить друг друга побольнее, ни во что не ставя интересы тех, кто хотел спокойной жизни. Что если этот мужик прав и здесь действительно засели какие-нибудь фанатики освобождения своей страны? Раствориться в толпе, прячась за спинами ничего не подозревающих людей всегда было лучшим способом скрываться, нежели где-то обосабливаться. Тем более, даже среди мирных жителей всегда находились сочувствующие, готовые помочь по мере своих возможностей.
– Проклятье, – Кэрол даже не заметила, как выругалась вслух своим мыслям, вновь поворачиваясь к целящемуся в неё человеку, явно начавшему терять терпение из-за её упрямого нежелания отходить в сторону. Беглого взгляда было достаточно, чтобы понять его намерения: поза и движения легко читались, как готовность устранить препятствие. Или обезвредить, не навредив? Ведь палец на спусковом крючке ещё ни разу не дрогнул, выдавая желание выстрелить.
– Что ж, давай посмотрим на ваших террористов и узнаем, кто тут что попутал, – она сделала несколько шагов назад, по ходу движения снимая с себя ремень. За всем этим разговором Денверс ещё не забыла о раненном за спиной, хоть его стоны стали значительно тише и вовсе потерялись на фоне нарастающего шума боя.
– Я пойду с тобой, и это не обсуждается, - на секунду Кэрол замолчала, недовольно закусив губу. Ей не очень хотелось представляться, но определенно нужен был какой-нибудь довод, чтобы этот боец согласился её взять с собой, а не покрутил пальцем у виска. По крайней мере, на его месте она бы так и сделала. При условии, что он вообще выступал на стороне официального правительства, а не тех, за кого та его приняла.
«Вот и проверим».
– Я из ВВС США и отсиживаться в кустах не собираюсь, хочешь ты этого или нет.
Даже если это и вправду была контртеррористическая операция, остаться в стороне было неправильным. Она могла помочь, не допустить ненужных жертв и значительно облегчить задачу. Или же остановить тех, кто возомнил себя истиной последней инстанции. Как потом за всё это отчитываться – подумает позже.
Поравнявшись с раненным, Кэрол присела на корточки и ремнем перетянула его ногу повыше входного пулевого отверстия, пережимая артерии и тем самым увеличивая его шансы дождаться помощи живым. Увы, больше ничего сделать она не могла. Даже отнести в больницу, потому что попросту не знала где искать и есть ли она вообще в этом городке, а терять время означало бы упустить шанс спасти кого-то ещё.

+1

7

Зигфрид Гудериан всегда считал, что наглость это второе счастье, и это счастье вот явно его.
Но сейчас, глядя на высокую блондинку, которая почти что грудью уперлась в ствол его винтовки, наёмник начал сомневаться в своём вроде бы железобетонном убеждении. Кажется, наглость решила воплотиться в голубоглазую сердитую туристку, и наконец-то показать ему кто есть кто.
Обидно.
Если не за себя, то за винтовку уж точно. Нет, правда, обычно если не он сам, то хотя бы тринадцатикилограммовый металлический монстр, которого Бархан с лёгкостью таскал в руках и порой использовал как обычный автомат, спасибо возможности не только держать чудовищное оружие, требовавшее упора, но и компенсировать отдачу благодаря тому, что иногда звали «природным магнетизмом», производил неизгладимое впечатление. Но эту дамочку и 12,7-миллиметровый калибр впечатлять совершенно не желал.

Страшно признаваться, но Бархан как будто бы и растерялся. Под пулями не терялся, эффектно поворачивался спиной к взрыву, ну и вот это всё. А эта обнаглевшая блондинка заставила его медлить. Аргументы, те, которые слова – кончились. А силу вроде как применять причин не было. По крайней мере, Зигфрид в упор не мог представить себе, как упомянутая пуля 12,7 калибра оставляет в груди блондинки здоровенную дыру, сминает ребра, разрывает лёгкие, и всё только потому, что она решила фигуристой стеной встать на его пути. Проклятье, у неё даже оружия же нет!
- О боги, девчонка, неужели ты думаешь, что мы со скукой воюем?!
Скучающий солдат вообще штука опасная. Могут с дури и способ хаммер перевернуть найти, и пострелять туда, куда в целом совсем стрелять и не нужно, да и вообще не пошедшая вход энергия дело поганое.
Этой блондинке бы тоже энергию на мирные цели пустить, а не мешаться посереди контртеррористической операции. Ну там крестиком вышивать, жарить пиццу с пепперони, подрезать дорогие джипы на маленькой розовой машинке, разводить шумных попугаев. Чем там вообще обычно девушки занимаются в свободное время?
- Данные разведки…
Его не слушали.

- Что?
Бархан аж отвёл ствол в сторону. Точно. Это она. Наглость. Вот и встретились. Давно пора было, а то всё никак. Но почему сейчас? Почему не где-нибудь в дорогом баре на Канарах?
- Со мной?
Выстрелы вроде бы притихли.
«Первая группа выходит к складу, мы идём параллельно, рассчётное время до контакта – три минуты. Сопротивление минимально. Только гражданские». – Затрещал в ухе передатчик.
Девушка тем временем уже стягивала ремень и направилась на помощь парню с простреленной ногой. Тот выглядел, конечно, худо. В пыли растекалась лужа крови. Но вполне мог дождаться помощи, особенно если наложить жгут. Чем блондинка сейчас и занималась. Их немало таких сегодня будет в этом городе. И среди его ребят тоже. Лишь бы среди его ребят раненых было как можно меньше. Пока вроде только двое. Бархан искренне хотел, чтобы эта цифра больше не росла.
- Госпожа ВВС США.
Кстати, наглости очень подходит служба в авиации – пришло в голову Бархану, да и в целом объясняло излишне смелое поведение девушки, хотя по мнению Гудериана безрассудства было куда больше.
- У вас даже оружия…
И в этот момент пуля крупного калибра впилась в асфальт буквально в шаге от ног наёмника, в стороны брызнули пыль и мелкие осколки. Хоть бы одну фразу ему сегодня позволили нормально закончить!

- Снайпер!
На ходу перекидывая винтовку за спину, Бархан кошкой метнулся вперед, в две руки подхватил блондинку и раненого, оттащить чуть в сторону, чуть ли не уронит на асфальт, а затем воззвать к своей силе и взмахом руки перетащить с другой стороны улицы припаркованный автомобиль. Старое, но прочное корыто, стало импровизированным укрытием для троих людей.
«Мы потеряли связь с первой группой. Повторяю, потеряна связь с первой группой».
- Дерьмо!
Бархан прижал пальцами наушник.
- У них есть снайперы. Повторяю, у них есть снайперы! Площадь простреливается! Отходите в оборону!
Гудериан присел на колено и вскинул винтовку, сквозь стекло автомобиля ища возможные огневые позиции. Ублюдок всё равно промахнётся, если сейчас будет стрелять в него.
«Принято. Становится жарко. Нужна разведка…»
Зигфрид чуть скосил взгляд на девчонку и раненого.
- Может всё-таки кусты? Это ничуть не позорно, поверь.
Где-то через несколько улиц раздались короткие автоматные очереди. Террористы нашлись.

+1

8

Возражения. Ну, конечно же. Чего она ещё ожидала от самоуверенного солдафона с огроменной винтовкой? Его ощущение собственной крутости чувствовалось каждой клеточкой тела. Всё, что Кэрол видела и слышала, буквально кричало «Эй, посмотри на меня, я крутой боец с большой пушкой и зашкаливающим тестостероном, детка. Отойди и посмотри, как работают профессионалы, ведь я бегал с пушкой по проклятым Богом местам еще когда ты пешком под стол ходила». И так половину жизни. Никто не воспринимал её всерьез, зачастую считая просто выскочкой, решивший доказать, что и женщина кое-что может. Вечно приходилось пóтом и кровью доказывать, что наличие яиц между ног совершенно не показатель профессионализма. Когда-то Денверс уже выгрызла уважение к себе упорством и талантом, и сейчас ни у кого уже не оставалось никаких сомнений на её счет. Ведь она, Капитан, мать её, Марвел. Почти ни у кого. Столь редкое, но всё же исключение из правил сейчас стояло за спиной, продолжая возмущаться чужой настырности. И что-то подсказывало, что даже если Кэрол представится, ничего не изменится. Уж больно этот солдат не походил на того, кто будет испытывать благоговейный трепет только лишь перед именем. Возможно, при других обстоятельствах, это разбудило бы в ней яркую искру желания что-то доказать, себе или кому-то ещё, завоевать уважение с нуля, показать, что она по праву носит своё имя, но не сейчас. Не сегодня, когда единственным желанием, идущим из глубины души, было желание остановить кровопролитие среди мирного населения. Даже если где-то здесь и прятались террористы, о которых как заведенный твердил её новый знакомый, это не оправдывало методов их поиска.

Раненный громко вскрикнул, в момент, когда ремень затянулся на покалеченной ноге, пережимая её. Конечно, это было больно, но стоило потерпеть, ради возможности вообще выжить. Хотелось успокоить бедолагу, сказать что-то, но Кэрол не знала его языка, а потому не придумала ничего лучше, чем просто взять пострадавшего за руку и крепко сжать ладонь, словно безмолвно вкладывая в него собственную уверенность в то, что всё будет хорошо. Кажется, это даже помогло, потому что мужчину перестала бить мелкая дрожь. Впрочем, вероятность того, что это из-за того, что он вот-вот потеряет сознание, а не благодаря эмпатии, была куда выше.

— С тобой, с тобой, — повторила Кэрол, поднимаясь на ноги и недовольно упирая руки в бока чуть подавшись вперед. Они могли пререкаться сколько угодно, проверяя друг друга на степень упрямства, но всё это вело лишь к тому, что оба попросту теряли время. Кому-то, так или иначе, придется уступить, и это будет явно не Денверс, фанатичная упертость которой уже давно известна, даже за пределами галактики. Уж если она что-то вбила себе в голову…нет. Какой-то там вояка её точно не остановит. Даже если на первый взгляд степень его упрямства граничила рядом с её собственной.

Госпожа ВВС США уже было открыла рот, чтобы прервать контраргумент её участия в этой, якобы, контртеррористической операции, но за неё это сделала пуля, оставившая глубокий след в и без того потрескавшемся асфальте, прямо под ногами оппонента затянувшейся словестной перепалки. Кэрол инстинктивно обернулась в желании увидеть стрелявшего, но не успела ничего и никого разглядеть. Её буквально сбили с ног в попытке убрать с линии обстрела, почти что роняя вместе с раненным на пыльную землю лицом вниз. Хорошо, что она успела подставить ладони, прежде чем повалилась на асфальт. Обычно это она хватает людей в охапку, спасая, а не наоборот! Но возмущаться не было ни причин, ни желания. Особенно после того, как тяжелый автомобиль, мирно стоявший в десятке метров от них, внезапно, недовольно скрежетнув старым железом, оказался прямо под носом, превратившись в небольшое укрытие от пуль.

Взъерошенная, Марвел, чуть распластавшаяся на земле, нахмурилась и скосила взгляд на солдата, подмечая его недовольство при относительном спокойствии. То, что перемещение легкового автомобиля в пространстве дело его рук абсолютно не вызывало никаких сомнений. Теперь выбор столь тяжелой винтовки и та легкость, с которой он управлялся с ней, стали понятны. И почему она раньше не догадалась по зашкаливающей самоуверенности и подобным мелочам, что перед ней не простой человек? Стоило поработать над собственной внимательностью к мелочам.

— Тебе подсказать, где они?
Бросив ответную колкость, Денверс замолчала и поднялась, присаживаясь на корточки.  Пространство вокруг хорошо просматривалась, благодаря прозрачным стеклам автомобиля, но стрелявшего нигде не было видно. Похоже, это и вправду работал снайпер, причем обученный и хорошо знавший, как не выдать свою позицию. И самое неприятное – умевший ждать пока цель совершит свою последнюю ошибку.
— Ладно, беру свои слова обратно. Может ваша разведка и не ошиблась. О методах поговорим попозже, а пока…надеюсь, ты стреляешь так же хорошо, как болтаешь, мистер "ядвигаюавтомобили". В сложившейся ситуации, предлагаю немного доверия. Поиграем в приманку.

Прежде, чем услышать возможные возражения, особенно в командном тоне, Кэрол попросту вышла из укрытия, делая несколько шагов назад и полностью открываясь, превращая себя в очень лёгкую мишень. Чтобы выдать себя, снайперу было бы достаточно одного выстрела, и она внимательно  наблюдала за возможными местами его расположения. Наблюдала бы, не зазвони у неё телефон в заднем кармане вот прямо сейчас, заливаясь на фоне звучавших на соседних улицах выстрелов ужасно не подходящей под обстановку веселой попсовой мелодией. Да и черт бы с ним, если бы не осознание того, что эту мелодию она поставила на брата. Того самого, оставшегося в автобусе и не имевшего привычки звонить просто так, предпочитая сообщения.
Внутренняя тревога неприятно прошлась волной по внутренностям, кольнув где-то в области затылка. Кэрол прекрасно знала это чувство – вселенная о чем-то её предупреждала. И явно о чем-то более серьезном, чем, наконец, прозвучавшем одиночном выстреле.

Отредактировано Captain Marvel (24.03.2022 12:18)

+1

9

Иногда бывают особенные дни, когда даже кошка падает маслом вниз.

Пуля снайпера ударила в асфальт, в воздух взметнулось приличное облачко мутной бежевой пыли. Внутри пробитого асфальта остывал тяжелый кусок практически не пострадавшего свинца. Крупный калибр. Ну и откуда у чёртового ублюдка деньги на такое оружие?!
В наушнике изредка прерываемая треском тишина. То ли связь навернулась с концами, то ли всем было в тот момент до разговоров, то ли говорить просто было нечего. Не покидало ощущение, что их переиграли. Кто именно – террористы или жизнь – сказать было в тот момент очень сложно.

Лежавший рядом мужчина коротко и как-то вяло застонал, не в силах уже и кричать. Он явно очень сильно хотел потерять сознание, но что-то пошло не так и у него никак не выходило добиться желаемого. Бедняге можно было только посочувствовать. Вряд ли он вот так планировал провести сегодняшний день. Но кровь остановилась, перелома тоже не наблюдалось, по крайней мере, кости не были смещены. Если всё закончится быстро, то он вполне может дождаться помощи.
С другой же стороны уже поднималась Мисс Вселенная. У Бархана к тому моменту накопилось уже приличное количество эпитетов для этой девушки, и не всех их той всё же стоило слышать. Абсолютно непробиваемая леди, этакая валькирия, наконец-то занырнувшая в родную стихию. Милая туристическая одежда, растрёпанные светлые волосы и громогласное боевой клич в пылающих огнём голубых глазах.
В такие момент хотелось вписать богу войны с ноги.

Многострадальный автомобиль содрогнулся от удара. Снайпер наверняка проверял на прочность сомнительную преграду.
- О, боги, женщина!
Как же ему было не до того. Держать оружие в руках было приятно. Ствол винтовки ещё не нагрелся на солнце и приятно холодил ладони.
- Ну хоть в чём-то ты признала мою правоту.
Гудериан бросил краткий взгляд на раненого и закатил глаза. Бледный мужчина смотрел на них как смотрят на поругавшуюся во время спектакля в венской опере семейную пару. Наёмник закатил глаза.

Волшебный, мать его, восток. Здесь чары, месть, дворцы, дохрена песка, рахат-лукум и вооруженные до зубов террористы. Хотя это скорее про тот самый Багдад. Но ощущения почему-то не менялись. Человеку с позывным «Бархан» чертовски сильно надоел песок.
- Конечно же я хорошо стреляю! – Огрызнулся Зигфрид. Наверное, он бы хотел что-то добавить, но чёртова Наглость-во-плоти просто вышла из укрытия. Просто. Вышла. Под пули.
- Мать твою, ты что, неуязвимая?!
Похоже, удивился даже снайпер, потому что мгновенного ответа не последовало. Нет, девушка всё ещё стояла рядом с машиной, вполне живая и целая. А Гудериану, при всём его возмущении поведением незнакомки, совершенно не хотелось, чтобы её дивные мозги разметало по этой пыльной улице. Хотя в тот момент сознание вполне живо рисовало хруст ломаемых пулей костей. Наёмник потянулся к полям вероятностей, стараясь до минимума снизить шанс такого исхода, одновременно вскидывая ствол своей винтовки и заглядывая в оптику.
Заиграла весёлая, лёгкая музыка. То есть было ясно, что это чей-то мобильник, даже не чей-то, а отважной валькирии, но во всей этой сцене не хватало последней капли. Вот, держите.
«Кто-то поехал крышей. Или я, или планета». 

Надо признать, манёвр Госпожи ВВС США не прошёл даром. Прогремел выстрел, только на этот раз уже стрелял Бархан.
- Да!
Он покосился на блондинку.
- Только больше так…
Но незадавшийся разговор прервал оживший коммуникатор.
«…обнаружены… но нет точных… возможно…»
- Что?
Наёмник интуитивно схватился за наушник, словно это могло помочь ему слышать лучше.
«… за городом…»
- Что за городом?!
Чёртова связь!

Отредактировано Barkhan (29.03.2022 22:19)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [02.06.2015] Войн без потерь не бывает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно