Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [IX] Raido


[IX] Raido

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

— Ты не понимаешь! — вопил турист,
перекрывая жуткий шум от ударов крыльев.
— Я же всю жизнь мечтал увидеть дракона!
— Изнутри? — прокричал в ответ Ринсвинд.
— Заткнись и скачи давай!

https://i.imgur.com/Ho0MhUK.png

IX век, славное время викингов
Мидгард, Ругьяфильке

Sadurang, Enchantress


Одна амбициозная асгардская колдунья в очередной раз впала в немилость Одина и была сослана в Мидгард в качестве наказания. Привыкнув к роскошной жизни в Золотом Граде, Амора устраивает схожим образом свою жизнь в северных землях, очаровав местного ярла. Но однажды безмятежной жизни наступает конец — в этих краях объявляется кто-то, от кого за многие мили разит Асгардом и магией. Кто же знал, что это дракон? И вовсе не по ее душу?

Отредактировано Enchantress (11.04.2024 22:12)

+2

2

Столетия завоеваний, грабежей и саднящего пламени - дракон пожирал стада, уносил золота больше чем мог охватить, терял столько же в лихих стычках с героями десяти миров. Бурная жизнь, кипящая как беспощадная смола. Но, надо признать, жизнь это была столько же пьянящей, сколько однообразной. Выигрывая и проигрывая в одной и той же игре на протяжения тысячелетий иногда хочется попробовать что-то новое. Быть может, чего-то в совершенно ином жанре? Стоило попробовать.

Мидгард - срединный мир. "Мир детей человеческих", был идеальным местом, чтобы найти новую отдушину и сравнительно безболезненно ознакомится со всем меню удовольствий, прежде чем нырнуть в омут новой одержимости с головой. Тут можно было встретить отражения всех смежных миров, увидеть преломления самых странных идей, вершины нравственности и бездну порока. Звучит, заманчиво, не так ли? Вот и колдун так подумал. Только вот реальность бывает полна разочарований - вместо калейдоскопа грандиозных контрастов Садуранг нашел себя в мире, который только-только восставал из грязи и пепла уничтоженных цивилизаций. Иными словами - опоздал на миллениум-другой.

Людям трепет внушает всем сила моя! — голосил дурниной тощий мужчина поставленным голосом. Он едва стоял на ногах под навесом крыльца, в одной руке у него был бычий рог с терпкой ссан... забродившим вином, а другой - он старательно пытался сохранить подобие равновесия и не упасть между слогами.
Да, ик, вот только ума не найду в тебе я! — вторил ему чуть мене складно и звучно еще один мужик. Тоже с рогом. Тут таких было много - вон чуть поодаль стоял огромный чан, из которого любой желающий мог зачерпнуть горячего вина и пригубить. Весь оплот праздновал успешный налет на соседей ниже по течению.

Дракон смотрел на происходящее с легким недоумением. Пробегающие мимо дети за звонкую монету рассказали колдуну, что перед ним развезлась битва титанов слова - эпичная схватка скальдов, плетущих слово. Садуранг до этого был совсем иного мнения о "Скальдах", так как раньше встречал их в совершенно ином виде, в ином качестве. Но с другой стороны, надо же было с чего-то начинать, да?

Чем больше их слушаю, тем более проигравшим я ощущаю самого себя. А кто выигрывает-то? — задался вопросом колдун, куда-то себе в бороду. Здесь Садуранг был в своей стихии - весь в шкуре и начищенной до блеска ламеллярной чешуе он походил на образцового "дана", йомсвикинга, зажиточного гостя из соседнего клана, который правдами и неправдами разобрал на составные камни не один монастырь.

Я прекрасен лицом, и стройна мая стать!
Да тобой лишь детей до икоты пугать.

Оба утверждения не были правдой. Возможно именно по этой причине в речах бьющихся поэтов не было ни капли магии? Скальд обязан был уметь не только складывать рифмы, но и быть кристально честным во всех своих изречениях.

К слову об икоте. Где у вас тут Ярл живет, отроки? — невзначай поинтересовался дракон у все той же стайки детей, самым невинным тоном, на который он был только способен. Садуранг уже некоторое время отирался среди людей, вливался в доверие захмелелых умов, ходил от толпы кутящих к толпе празднующих, желал найти местного стяжателя золота и драгоценных камней без лишнего шума и суеты. Все-таки человечество (или какая-то его часть) все еще было под защитой асов, и даже самый простой крестьянин мог воззвать к своим божественным покровителям в час страшной нужды или прямо перед головоотрывательным подвигом. И если в битвах между людьми обитатели Вальхаллы не вмешивались, то вот защищать род человеческий от дивных созданий было вполне в их стиле.

К сожалению, Садуранг идеально подходил под роль супостата, которого надлежало разровнять Мьёльниром по местным скалам, при поддержке лихих друзей по праздничному столу в Асгарде. Приходилось проявлять определенную осторожность.

+1

3

С судьбой своей и наказанием Чаровница из Асгарда не смирилась. Привыкла — да, ведь привыкнуть можно много к чему, но не раскаялась и не осознала свою вину. Ибо что за вселенская несправедливость такая? Почему за столь невинную (на взгляд Аморы, разумеется) шалость Один так вспылил? Что аж выслал за стены града богов, запретив возвращаться в ближайшие столетия. И Тор, этот бессердечный, бездушный и абсолютно несносный отпрыск Всеотца, даже не попытался за нее вступиться. А ведь она всего лишь хотела привлечь его внимание, не более. Не желала Амора зла Золотому Граду, лишь бы только обратил на нее взор сын Одина…
Первая зима в изгнании пронеслась снежным вихрем северных ветров и осталась позади. Асы холода не боялись, и для Аморы не было бы бедой провести ее в одиночестве под сводами пещеры на пустынном фьорде. Но привыкшая к комфорту волшебница решила все-таки снизойти до жизни со смертными, дабы не умереть от скуки и зеленой тоски. И не какой-нибудь простолюдинкой, таковой статус ее гордость просто не приемлила, а знатной девой.

От древних чар, которые даровала колдунье из Асгарда сама природа, у ярла по имени Асбранд не было ни единого шанса. Люди в оплоте потом еще долго судачили, откуда у охочего до множества женщин в округе появилась та единственная, что смогла обуздать его пороки. Да так, что более ни на одну деву он не заглядывался. Одни утверждали, что из похода он ведьму привез на свою беду, другие отмахивались, мол, ежели женщина красива, то чего сразу ведьма? Но как бы там ни было, жизнь Аморы очень быстро стала не менее приятной, чем в стенах Асгарда. Только обида на Одина никак не утихала, а наоборот становилась сильнее день за днем. И на Тора. Особенно на Тора, который просто обязан был за нее вступиться перед отцом! Однако вскоре беззаботное житие омрачило появление неведомого гостя, кто не принадлежал Мидгарду.
Его появление обрушилось на Амору так неожиданно, как обрушивались на них зимой ледяные ветра с моря, и принесло с собой дух далекого Асгарда. На короткое мгновение сердце волшебницы замерло в трепетной надежде. Тор? На лице мелькнуло удивление, но вскоре уступило место равнодушию. Поздно, слишком поздно. Волшебница нахмурилась и бросила косой взгляд на Асбранда, подле которого она сидела на праздновании успешного налета.
— Милорд, — она склонилась к самому уху ярла, едва коснувшись его губами. — Мне нужно выйти на свежий воздух.
Тот одобрительно кивнул в ответ и махнул рукой, хотя на самом деле Амора не нуждалась в его дозволении. Но перед его верными воинами не хотелось давать очередной повод для слухов.
Оказавшись на свежем воздухе, асинья задумалась, что неведомым визитером мог быть и не Тор. Но кем бы он ни оказался, ничего хорошего от его появления Чаровница не ожидала. Чутье магическое вело ее вперед, и совсем скоро она заприметила среди толпы празднующих чужака. Того, с кем ранее не доводилось ей встречаться в граде богов. Колдунья замерла, остановилась на достаточном расстоянии и смерила того внимательным, оценивающим взглядом. Чего забыл в этих краях асгардиец? И стоило ли ей как-то выдавать себя?

+1

4

Все в задорном плане дракона было хорошо и здорово, прямо как песочные часы. Человека-Ярла он планировал по-хитрому громко запугать, награбленный скраб утащить, а потом повторить процедуру со всеми соседями и затеять кровопролитную суету под максимально дурацким предлогом "королевской битвы", стравив людей между собой, пообещав вернуть победителю долю сокровищ. Здорово? Здорово! Смерть, насилие, головоломка для будущих историков, славный анекдот для Дормамму.

Только вот, в плане нарисовалась определенная "загвоздка". Прямо самое настоящие "загвоздище". Что же это получается? Он сам себе накаркал, когда вспоминал как "северные боги" приходят на помощь людям в момент кризиса? Ох и тяжела жизнь колдуна иногда.

"Фу, Асгард! Кто? Откуда? Уже призвали? Невозможно, я только пришел и еще ничего не сделал."

Ядовито подумал колдун, почувствовав как в воздухе повеяло чем-то бесконечно знакомым, заряженным, внеземным, волшебным. Рыбак рыбака видит издалека, вот и Асгардский колдун различит другого аса из веселой толпы разношерстных людей. Яркие рубиновые глаза дракона неприятно впились в одинокую фигуру женщины, которая вышла из так называемого "Дома Собраний". Но изначальная желчность быстро сменилась на подозрение и легкий конфуз - прекрасное лицо ему было незнакомо, узор мистических энергий тоже прежде не встречался. Значит, они были не знакомы лично. Или это Локи.

Что может быть хуже незнакомого аса? Только хорошо знакомый Локи под прикрытием. Что обычно делают в таких случаях опытные колдуны? Отступают, выжидают, наблюдают, собирают информацию. Что делает Садуранг? Он идет прямо, напролом, расталкивая со своего пути женщин и детей, чтобы огорошить леди вопросом, прямым как удар веслом по лбу:

И что же такая прекрасная дама делает так далеко Асгарда? Видится мне, мы даже не знакомы. Имя мне - Садуранг, Лорд Ветра и Неба.

Колдун говорил громко, четко, не скрываясь, но делал это в кои-то веке на родном языке. Люди вокруг не имели ни малейшего понятия, о чем говорили эти двое, пусть и узнавали отдельные заимствованные слова.

+1

5

Чаровница медлила, продолжая рассматривать фигуру чужака. И очень скоро сама стала объектом ответного пристального внимания. Неужто тоже почуял в ней то, что отличало от прочих смертных? Колдун что ли? Ну только этого ей не хватало.
«Этот фьорд уже занят, неужто другой не мог выбрать?» — с раздражением подумала Амора, все еще не решаясь сокращать дистанцию. Вдруг развернется да мимо пойдет?
Ну да, конечно, держи карман шире.
Пока волшебница думала, чужак решил все за нее. Чаровница опешила от такого напора да наглости, но отпираться и отступать было некуда. Свидетелями невольной встречи двух земляков стали многие жители. Если не объясниться хоть как-то здесь и сейчас, то с новой силой пойдут пересуды. А посему гнев свой дева из Асгарда скрыла, изобразив на лице сначала удивление, а затем радость. Будто узнала в нем знакомого. Все же в статусе «трофея ярла с далеких земель» были свои преимущества.
— Брат мой названый! — заговорила она на местном наречии, чтобы ее поняли все, кто наблюдал за этой сценой.
«Да будь ты проклят».
— Не ведала я, что боги проявят милость и позволят увидеть тебя при жизни моей!
«Пропади ты пропадом».

Тем временем кто-то ушлый уже успел сунуться в Дом Собраний и донести ярлу и его верным воинам, что в их оплоте появился чужак. Крепкие викинги с оружием в одной руке и кружками с пойлом в другой дружно повалили на улицу, сопровождая идущего впереди Асбранда.
— Аста, душа моя, что это значит? —  скрестив руки на груди, ярл вперил грозный взгляд на Амору.
— Милорд, позволь мне объяснить… — Чаровница изящно склонила голову и взглянула на супруга из-под полуопущенных ресниц. Сурово сдвинутые брови и сталь в голосе никак ее пугали и не смущали. Поскольку знала она, что перед ее обаянием мужчине не устоять. — Он прибыл из тех далеких земель, где судьба свела нас…
В этот момент по лицу ярла стало заметно напряжение, и Амора поспешила его успокоить.
— Не мести он ищет, милорд, брат он мне… не по крови, но по духу.
Бровь Асбранда вопросительно поползла вверх. Было видно, что присутствие чужака ему не по нраву, но как же серчать на дражайшую супругу?
— Ну что ж. Ежели он не мести ищет, то добро. Сегодня день для нас важный, радостный. Не будем омрачать его… кровью, — ярл махнул, сменив гнев на милость, а Амора выдохнула. Но надолго ли?
— Как зовут тебя, брат Асты? — спросил он, и Чаровница метнула на чужака очень красноречивый взгляд, мол, не делай глупостей.

+1

6

А вот это было неожиданно. Сестер у Садуранга, в перспективе, было бесконечно много, но на практике почти все уже давно испустили дух. И что примечательно, он не помнит ни одной "названной сестры" - женщины обычно скверно сочетались с драконами. То драконы их сожрут, то они драконов под венец заманят гнусными контрактными обязательствами. На "милости богов" колдуну пришлось приложить все свои усилия, чтобы не скривить лицо. И, видимо, у него получилось плохо, раз вокруг зашли разговоры о мести и братстве.

Вот так зашел в глухую деревню в фьордах и сделался кому-то братом.

Аста, душа моя, что это значит?

Дракон посмотрел на говорившего человека и понял, что нужный ему Ярл стоял в нескольких шагах от него. Его выдавало властное лицо, дорогие шкуры и излишки золотого обрамления. А еще он узнал то, то что его новую сестру звали "Аста". Садуранг явно был постоянным завсегдатаем "буквальной вселенной" и принимал почти все за чистую монету.

Он, правда, не понимал зачем ворожее (а леди явно была хорошо знакомой с волшебой, воздух вокруг нее буквально был заряжен) было лебезить перед макакой. Мужчина был смертен, слаб, в нем было ни капли мистической эссенции. Садуранг медленно перевел взгляд на "Асту", отчасти он испытывал сочувствие, отчасти брезгливость, а еще очень много искреннего непонимания.

Зачем?
Зачеееем.

Как зовут тебя, брат Асты?

Из транса дракона вывел вполне закономерный вопрос. У колдуна немного глаз задергался от наглости человека, который без страха общался с ним в таком тоне. Его бы сейчас взять да сжечь на месте до сверкающих углей, но Садуранг продемонстрировал чудеса воздержания - колдунья возле него была совсем не слабой, он не мог на глаз в таком обличье определить стоит ли ввязываться с ней в драку.

Этот ... Странник зовется "Садуранг". А ты, стало быть, славный Ярл этого места? Людей отрада, герой фьорда? Я говорил с твоими поддаными, они в беспамятстве от счастья и алкоголя, ха-ха.

Дракон смеялся зычно, беззлобно и бесконечно гордо. Как это было принято у всех настоящих мародеров и грабителей с большим послужным списком.

Скажи мне, светлый человек. Как вышло так, что ты с сестрой моей сошелся? Не страшно тебе было?

Спросил он из чистого любопытства, голову чуть на бок накренив. Садуранг предпочитал думать что вся его родня, по крови или нет, обладали примерно сходим разрушительным нравом. Вот, например, насколько храбр мог быть человек, если у него кишок хватило приударить за ходячей катастрофой?

+1

7

Земляк к еще большему облегчению Чаровницы послушался. То ли внял ее красноречивому взгляду, то ли сперва решил разобраться, что к чему. Он второй раз произнес свое имя «Садуранг», но оно не отозвалось в колдунье никакими воспоминаниями, как и в первый, когда тот заговорил на наречии Асгарда.
— С чего я должен был страшиться златовласой девы? — на лице Асбранда промелькнуло неподдерльное удивление, а затем он рассмеялся. — Столь кроткой да характером ладной женщины я доселе не встречал.
Амора по прежнему стояла с чуть опущенной головой и кидала робкие взгляды на дражайшего супруга. На ее щеках играл нежный румянец, словно из уст ярла ей досталась самая драгоценная похвала. Порой ее утомляла эта игра, в которой приходилось изображать из себя покорную деву. Но так было проще, нежели взять и заставить всех жителей служить ей. На это требовалось слишком много сил, а еще нужно было внимательно следить, чтобы никто не соскочил с крючка чар и не попытался всадить среди ночи кинжал в горло. К тому же, длительное пребывание вдали от Асгарда ослабляло ее, а потому силы надобно было беречь. Да и взор Одина привлекать не хотелось лишний раз. Не то чтобы он сильно радел за смертных, но все же поглядывал и частенько отправлял сына своего разобраться, если кто-то из иных миров сильно вмешивался в дела Мидгарда.
— Что же, Садуранг, присоединяйся к нашему пиршеству, — великодушно предложил Асбранд, ни сном ни духом не ведая подвоха. Все же любовные чары Аморы были сильны и не позволяли усомниться в ее словах. Другие, конечно, перешептывались. Кто не так сильно попал под влияние хмеля, смотрел на чужака с недоверием. Остальные с легкой настороженностью. Но перечить слову ярла никто не стал, ибо знали они, что не потерпит он ни единого дурного слова в адрес Асты.
— Милорд, — сладкий голос Аморы вновь вкрадчиво зазвучал. — Брат мой, Садуранг, пришел издалека. Позволь на отдых его расположить.
— Неужто такой крепкий с виду муж нуждается в отдыхе? — Асбранд удивился, окидывая взглядом фигуру гостя. Чаровница же в ответ только улыбнулась и слегка развела руками. Ей кровь из носу нужно было увести земляка в сторону, чтобы поговорить да выяснить, зачем он здесь.
— Ладно, тебе лучше знать брата своего. Делай, что считаешь нужным, — ярл махнул рукой воинам и направился обратно в дом, дабы продолжить пировать. Волшебница скосила взгляд на Садуранга и кивнула ему головой в сторону.
— Поговорить нам надобно без глаз и ушей посторонних, — шепнула она, подходя к нему ближе. Оставалось надеяться, что тот все же не будет противиться и пойдет с ней, а не за ярлом.

+1

8

Удивительное дело, но в поселении был целый, не затоптанный и не занятый гостевой дом. Изначально северная культура располагала к гостеприимству и кумовству с выдачей детей замуж на брудершафт, но в последнее время гостевые домики чаще пустовали - некоторые кланы не ленились и разгильдяйничали, и вместо налетов на дальние плодородные земли предпочитали пытаться отнять кровью и потом нажитое у соседа поближе. Об этом, в том числе, говорил и весьма настороженный "теплый приём" "брата-Садуранга".

"А я, может, совсем не против пиршества. Тем более, что мне теперь есть, что запить."

Дракон с немой укоризной смотрел на "Асту". Встала она, понимаешь, поперек его кутежа, потенциального лихого ограбления, еще и не дала колдуну припасть к мидгардскому праздничному столу. Безобразие! Но навязчивое чувство самосохранения обязывало колдуна изучить потенциальную проблему прежде, чем разнообразить безмятежные окрестности испепеляющим огнем.

Так вот. Гостевой дом. И ни одной человеческой души с навостренными ушами.

Фу. Не одобряю, — дракон неприятно поморщился, будто колдунья только что скормила ему кулек кислейших лимонов. Говорил он, разумеется, о её замужестве с местным ярлом. — этот старый дракон знает, что асы от скуки иногда ничуть не лучше прелюбодеев Олимпа, но ты назвалась моей сестрой. Ты порочишь моё имя, кланяясь и лебезя перед недостойным тебя дикарем.

Тяжело чеканя шаг колдун прошел вглубь дома, скептически осмотрел стол без стульев (на самом деле, там была скамья), и решил что ему и стоя будет хорошо. Ну не на кровати же сидеть - она в соседней комнате, в маленьком мире дубленых шкур и странных глиняных горшков.

Давай я просто окажу тебе услугу и спасу от стыда, испепелив это место? Обещаю, я никому не расскажу об этом конфузе.

Глаза колдуна хитро сверкнули на этой ноте, а улыбка почти располовинила ему лицо - у дракона как раз всегда было универсальное решение для любой проблемы. И если огонь по какой-то причине не помогал, значит его было мало.

+1

9

В очередной раз Амора выдохнула, порадовавшись смекалке да сообразительности гостя. Изначальное настороженное отношение и желание проклясть его вплоть до седьмого колена развеялось, как утренний туман с восходом солнца. Сопровождаемая любопытными взглядами людей, женщина повела его к гостевому дому. В его стенах царило некоторое запустение, однако ни пыли, ни паутины не наблюдалось. За порядком в нем все же следили, хоть и не использовали давно. Толкнув дверь, асинья пропустила Садуранга внутрь, а затем плотно закрыла ее и осторожно провела кончиками пальцев по дереву. Изящная, тонкая магия оплела доски едва видимой зеленой паутиной —  теперь ни один любопытствующий смертный не сможет разобрать разговора. Покончив с чарами, волшебница обернулась, но не успела ничего сказать — гость первым выдал тираду о недопустимости преклонения перед смертными. Чаровница выслушала все внимательно и картинно вздохнула, обхватив себя руками.
— Стереть сие поселение с лица земли и мне под силу, — отозвалась она и неторопливым шагом двинулась вглубь дома. — Но то, что взор твой увидел, неверно истолковано, Лорд Ветра и Неба. Не я исполняю прихоти его, а он мои. Таков ритуал. И небольшая цена за необременяющую волшбу.
Амора подошла ближе, но садиться, как и он, не стала. Взгляд ее с любопытством пробежался по крепкой фигуре и остановился на лице. Удивительное дело, как он ухватился за небрежно брошенную ею фразу о духовном родстве. И не просто ухватился, а даже… оскорбился. Словно и впрямь его задело за живое увиденное. Возможно, это удастся обернуть себе на руку?
— Но полно обо мне, дорогой гость. Лучше скажи, что сам ты забыл в этих далеких краях? Не так часто обитатели Асгарда и иных миров спускаются в мир серединный.
Чаровница расслабилась и адресовала Садурангу обворожительную улыбку. Теперь уж не было у нее сомнений, что земляк появился в этих краях не по ее душу и не по указке Одина. И как знать, быть может, это удача решила ей улыбнуться? Скрасить время в этой тоскливой ссылке? Ведь со смертными хоть и было чуть веселее, чем в одиночестве, но никто из них не был волшебнице ровней. Никто не мог разделить с ней то, что увлекало ее саму. День за днем, ночь за ночью проводила она в Мидгарде, тоскуя по былой жизни в мире богов. По проделкам Локи, по сладкому меду и нектару, которые смертные и близко не могли воссоздать, по возможности вновь поддеть Тора…
Амора задумалась, и улыбка исчезла с ее губ. Допустим, выяснит она, с какой целью Садуранг спустился на землю, а дальше что?

+1

10

Волшебное слово - Ритуал. Им можно было воспользоваться, чтобы обосновать любое самое странное действие. Прямо как люди будут много столетий спустя голосить - "Я делаю это во имя науки", таким же образом сейчас самые маргинальные и умудренные личности обосновывали любое чудное поведение и грубое нарушение этикета, "у нас ритуал!".

Садуранг шумно выдохнул, нарастающее напряжение и агитация с лихой готовностью жечь и палить окрестности вот-прямо-сейчас постепенно покинули его фигуру как вода с гуся. Он знал лучше многих, что в чужие ритуалы вмешиваться чревато. Чем сложнее  действующее плетение, тем страшнее отдача от нарушения его "конов". Скверная новость для дракона, он то хотел покутить и всех ограбить без особых усилий.

Ох, да этот дракон просто заскучал. В Мидгарде порой можно найти странные аномалии и аберрации, вот я решил зайти и потрясти все деревья и закрома, ха-ха! — колдун расплылся в безмятежной улыбке, примирительно разведя руки. Садуранг словно говорил не о массовых разрушениях и кровопролитии, а об игре в подбрасывание подков на деревянную ось.

С другой стороны, по меркам колдуна это действительно была беззаботная забава, тем более что он придумал как обставить все так, чтобы ему за это ничего не прилетело.

Надо всего лишь обнести пару ярлов, поставить их имущество на кон тем, кому повезло меньше в налетах и грабеже. А может и тем, кто решил в очередной раз уплыть на другой континент в поисках лучшей жизни. Затем шепнуть какому-то местному королю-побольше что местные разбойники и разгильдяи ослабли, и что самое время объединиться в одно большое королевство.

План был прост, как швейцарская кирка-лопата, и настолько же предсказуемо жесток. И что самое главное, в прошлом такой сценарий не раз разыгрывался на этой земле, каждый раз заканчиваясь страшной и кровопролитной гражданской войной. А где страшные войны, там и из под полы извлекались припрятанные артефакты на черный день, ну а после войны получавшееся королевство оказывалось колоссом на глиняных ногах, неспособное удержать в узде обиженных вассалов и защитить кровью омытую сокровищницу.

А в конце, баланса ради, уязвимое королевство распадается само-собой под весом наработанных обид, — подытожил колдун с довольным видом, — и ни один бог не посмеет вмешаться в довольно естественный для этих мест порядок вещей. Здорово же?

Как на духу, колдун честно поделился своим планам в общих мазках, совершенно не таясь. Дракона странным образом располагала к себе улыбка собеседницы, словно она действительно сделалась ему сестрой за пару предложений.

+1

11

— Развлечение, достойное земляка и брата моего, — Амора вдруг звонко рассмеялась, когда Садуранг закончил свой рассказ. План колдуна пришелся ей по нраву, поскольку сама она тоже любила забавы ради сталкивать других. И не столь важно, богов аль людей. Одно лишь мешало ей в свершении того, о чем говорил гость. Взор Хеймдалля, который всенепременно донес бы Одину о том, что сосланная в Мидгард опальная колдунья учинила там очередной хаос. А двойной гнев Всеотца был уже чреват совсем печальными последствиями, кои можно было лицезреть ранее на примере Локи.
— Разумеется, в людские войны боги не вмешиваются, — отсмеявшись, Чаровница согласно кивнула и доверительно продолжила. — Но есть в Асгарде хранитель Бивреста — зоркий Хемдалль, от чьего взора сложно укрыться. На свою беду, брат мой дорогой, выбрал ты этот фьорд…
Оценив честность Садуранга, Чаровница решила извлечь выгоду из ситуации и рассказать о том, что саму ее привело в Мидгард. Тот, кто развлекался подобным образом, едва ли осудит ее маленькую шалость в Асгарде.
— По душе мне развлечение твое, сама бы такое устроила, но вот ведь дело в чем… За меньшую шалость в Асгарде Один Всеотец отправил меня в ссылку в мир смертных. А это значит, что взгляд Хеймдалля порой направлен на меня, дабы убедиться, что я исправно несу наказание.
Амора состроила печальное лицо и вздохнула, демонстрируя собеседнику, что она думала о своей судьбе.
— А теперь представь, ежели тебя со мной увидят. Хеймдалль молчать не станет, все Одину должит. А там уже и боги могут вмешаться… — она сделала драматическую паузу и картинно нахмурилась. — Но не волнуйся, дорогой гость. Я зачаровала временно это место: не только смертные не разберут нашего разговора, но и Хеймдалль не поймет, что его водят за нос. Однако не знаю я способа, чтобы ускользнуть от взгляда хранителя моста навсегда…
Аккуратно подбирая слова, волшебница стремилась выставить себя в куда более лучшем свете, чем была. Желала показать несправедливость Одина и продемонстрировать свое собственное расположение к Садурангу. Конечно, оставался немалый риск того, что «названный брат» не пожелает связываться с проблемами опальной колдуньи. Поблагодарит за предупреждение и действительно отправится на поиски другого фьорда, подальше от Аморы. И все же она прикладывала все свое природное обаяние, чтобы ему не захотелось уходить. Во всяком случае, без нее. Ведь сестрой он уже ее назвал и словно на самом деле принял в ряды пусть и не кровных, но родственников. А уж вдвоем, глядишь, у них хватит сил, чтобы обмануть смотрителя. Женщина не собиралась упускать свой шанс на свободу.

+1

12

Ох уж этот Асгард и его бесконечные кулуарные разборки. В этот раз они отправили змею ведьму жить среди хомячков смертных, вырабатывать сдержанность и смирение. Само по себе звучит как анекдот, даже по меркам дракона. А впрочем, старик Один как отошел от своих завоевательных походов, так ему поди других забав и не осталось кроме как изводить своих подопечных круговертью завышенных нравов. Колдун понимающе покивал головой и закатил глаза, сам-то Садуранг давно не навещал Асгард, но как ни слышал о родных краях, так там ничего за прошедшие столетия не менялось.

Хоть какое-то развлечение для Хеймдалля, — хохотнул дракон, — а то все за йотунами, свартами да растущей травой наблюдать из века в век может быть ... Удручающе скучно.

В том что Один "ни за что" отправил "Асту" в мир людей, Садуранг разумеется не поверил. Но и хуже к ней в свете этой информации относиться не стал - ему все еще было достаточно скучно и томно, чтобы ввязаться в очередную зубодробительную историю. Не в первый раз он с ведьмами кутил по любому мало внятному поводу. А тут целый обман всевидящего ока Саурона хранителя Бифроста.

О? И как же ты хочешь обмануть светлый взор стража порога? — Аморе удалось заинтересовать дракона, тот сразу переключился из самодовольного мужлана в одно большое концентрированное внимание, крайне заинтересованный в потенциальной проделке. О том что метод будет бесчестным, колдун почему-то даже не сомневался. Но иногда так даже лучше, интереснее.

Я, конечно, могу обернуться наружностью твоей, так что издалека даже боги не разберут где правда, а где змий. — Задумчиво протянул колдун, жонглируя идеями в голове, где одна была опаснее другой. Достаточно, чтобы посеять хаос среди людей. Недостаточно, чтобы призвать божественное вмешательство. Весело? Весело. Подспудно это позволило бы старому хитрецу прошмыгнуть без суеты в сокровищницу Ярла и тщательно её опустошить.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [IX] Raido


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно