Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [01.10.2016] We are what we overcome


[01.10.2016] We are what we overcome

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Сколько я ни пытался за счет ненависти пробудить свою волю к борьбе, сильнее ярости другое чувство росло во мне. Отчаяние.
https://i.ibb.co/jkryq6J/Untitled-234.png

Кракоа

Chaos Bringer, Marvel Girl


Мечтаем об объятьях тьмы,
Чтобы забыться в этом мраке,
Но беспощаден свет луны:
В нем шрамы видим мы свои,
И сердце замирает в страхе.

Казалось, что компромисс достигнут. Древняя сущность усмирена, а Страйф трансформировался из врага в союзника. Но от его действий страдали и умирали миллионы мутантов, оставляя на сердцах выживших уродливые шрамы. Натаниэль не может оправдать совершенное зло лишь влиянием космической сущности, а это значит, что зло живет в нем само по себе. Именно оно когда-то превратило сына Джин в ее же палача. А у псиоников слишком хорошая память.

+1

2

Комната в Летнем доме, куда Джин пригласила Страйфа, так и осталась пустой и нетронутой. Женщина замерла в дверном проеме, прижавшись плечом к косяку, и с каким-то необъяснимым волнением рассматривала предметы мебели, воссозданные Кракоа. Может быть, он как-то почувствовал, что это место изначально не было рассчитано на его присутствие? Что комнаты здесь были воссозданы живым островом для Рейчел, Хоуп и Натаниэля, но не для него? От подобных мыслей телепату стало немного не по себе. С другой стороны, разве могли они знать, что Страйф выжил? Что он вернется и… раскается? Изменится? В голове подобное укладывалось все еще с большим трудом, потому что память о том, что он делал, никуда не исчезла. Ни у нее, ни у Скотта, ни у множества иных мутантов, которые пострадали от Несущего Хаос.
Впрочем, все комнаты их со Скоттом детей (и детей их детей) пустовали. Кейбл как обычно пропадал где-то по своим делам, Рейчел старалась держаться обособленно, а Хоуп очень много времени проводила со своими новыми друзьями. В Летнем доме они с Циклопом были единственными обитателями из их большой и странной семьи. И Джин пока не очень понимала — хорошо это или плохо.

Она долго собиралась с мыслями, а скорее даже с духом, чтобы протянуть тонкую телепатическую нить до Страйфа. В том, что он не покинул остров после вчерашней беседы с Чарльзом и Эриком, сомнений не было. Но вот исход их разговора оставался загадкой. Позволили ли они ему остаться на столько, насколько он сам пожелает, раз Кракоа — это теперь дом для любого мутанта? Даже такого опасного и могущественного, как он? Приняли ли они его на общих условиях, или поставили какие-то особенные, исключительно для него?
«Натаниэль? — голос телепата деликатно коснулся его сознания, словно тихий, вежливый стук в дверь. — Ты не будешь против моего общества?»
Наверно, самым ужасным сейчас ей виделся отказ и избегание с его стороны. Хотя в целом это не было бы удивительным. Ведь они предложили ему нормальную жизнь и новую цель, но каково это было для мутанта, который понятия не имел, что это такое? Который рос в атмосфере тирании и деспотичности со стороны Апокалипсиса, который не знал ни материнской любви, ни заботы. Однако он не отказал и откликнулся на ее телепатическое послание. И теперь Джин понимала, где именно его стоило искать.

— Прекрасное место для созерцания, — она плавно опустилась на вершину горы в центре острова рядом со Страйфом. В сравнении с ее хрупкой фигурой, он все еще выглядел достаточно устрашающе, даже несмотря на то, что теперь вроде бы не существовало причин для опасений. — Ты так и не заглянул к нам со Скоттом… Что-то произошло? Ваш разговор с Чарльзом?..
Джин склонила голову, вглядываясь в лицо мужчины напротив. Такое одновременно знакомое и похожее на Кейбла и одновременно такое же чужое. Пока чужое. Во всяком случае, ей очень хотелось в это верить. Что со временем эта стена между ними исчезнет, прошлые обиды и страхи уйдут и останутся где-то там, десятилетия назад. Что все то зло будет лежать на плечах оружия, выращенного Апокалипсисом. Но не на плечах их сына.

Возможно однажды.

Отредактировано Marvel Girl (15.12.2023 15:11)

+1

3

Само название заставляло его хохотать где-то в глубинах разума, оценивая иронию, с которой можно назвать место, в котором живешь. Эра Апокалипсиса, Эра Страйфа, теперь вот — Летний дом. Дом семьи Саммерс. Он явно мельчает, раз разменивает целый мир на крошечную точку на карте, которую даже из космоса не будет видно. Однако это место должно было стать его домом, что бы это не значило.
Натаниэль еще не до конца понимал, на что согласился. Даже собственное имя казалось чужим, что уж говорить о Кракоа, мирном существовании и семье. Прожив сотни жизней, он так и не познал путь, на котором ему не нужно было быть... одному. В этом было одно из отличий пришедшего на остров псионика от остальных обитателей Кракоа. Ему никогда ничего не грозило за то, что он мутант, но его всегда пытались убить за то, что он Страйф. Чарльз Ксавье прав — он не такой, как другие.
Поэтому он не пришел. В новый дом к своей семье, в комнату, созданную живым островом специально для него, пусть и с опозданием — Нэйт на это не обижался, прекрасно зная, что для него в этом мире не было места. Во всяком случае, для того, кем он был еще пару суток назад. Он не пришел, потому что ему казалось неправильным, что чуть ли не за соседней стеной будут те, кого на протяжении большей части жизни он пытался если не убить, то хотя бы морально покалечить. Раздавить, унизить, заставить страдать и проливать слезы по разрушенной жизни и тем, кто был дорог. Генетические родители окунулись в глубины его разума, вытащив на свет своего сына Натаниэля, оставив Страйфа там, где ему самое место — в огне сражения с древней сущностью. Но тревога в глазах Джин Грей не могла скрыться за телепатическими щитами.

Вершина горы стала идеальным местом для уединения. Смешно ли, но он всегда выбирал самые высокие точки для обитания — будь то Цитадель, чей шпиль терялся в облаках, или пентхаус в высотке Нью-Йорка. С высоты лучше видно, чем обладаешь. Еще это было напоминанием о том, что он стоит выше прочих в пищевой цепочке. Гора не очень походила на жилище, но здесь он мог побыть один, вдали от мутантов, которые устраивали свою жизнь на Кракоа, по большей части просто праздно прожигая дни. Нэйт не понимал их и не мог разделить чувства безопасности и радости от нового дома. Безопасность — это миф. Такой же, как демократия, свобода и бесплатный сыр. Где-то должна быть мышеловка. Когда-нибудь случится беда.

Осторожное телепатическое касание Джин немного удивляло, но он откликнулся на ее вопрос, сообщая о своем местоположении. Ее не пришлось долго ждать.
Нэйт благосклонно кивнул, соглашаясь с утверждением о созерцании. Он прожил много жизней, был в разных мирах, но никогда еще не останавливался просто для того, чтобы полюбоваться закатами и рассветами, оценить красоту окружающего мира. Теперь он будто бы с детским удивлением подсчитывал количество красок в пейзаже. Впрочем, присущая ему властность из взгляда никуда не делась, Нэйт вовсе не собирался спускаться с вершины своего могущества к «простым смертным», деля с ними островной быт и празднество.
— Профессор отчаянно прячет свои страхи за доброжелательностью, в отличие от Магнето, — Натаниэль хмыкнул, вспоминая недавнюю беседу с отцами-основателями мутантского государства. — Чарльз предпочел воспользоваться шансом не видеть меня в качестве врага. Эрик, конечно, предпочел бы меня не видеть в этом мире и вовсе. Но, по сути, у них обоих не было выбора, — он чуть прищурился и широко улыбнулся, — я слишком хорош.
В чем именно он хорош, оставалось только гадать. В том, каким могущественным союзником он может быть или в том, как уничтожает врагов? Было ли это классическим самодовольством или скрытой угрозой? Самомнения сыну Джин было не занимать, но как и Чарльз, она должна была понимать, что Страйф вполне способен разрушить все ими построенное с таким трудом за считанные мгновения, просто разозлившись. Не стоило забывать и о древней сущности, жаждущей хаоса и разрушений. Хрупкое перемирие не означало, что темный «близнец» Феникса не попробует взять свое. Все держалось на самоконтроле Натаниэля. И на желаниях, которым он следовал.
— Я ожидал подобного решения. Но не ожидал, что он предложит мне…
Нэйт качнул головой, отгоняя мысль об армии мутантов, и кивком предложил Джин присесть рядом. Видеть ее рядом и не ненавидеть было так странно. В глубине души он всегда мечтал иметь родителей, не таких, как вырастивший его Апокалипсис, а настоящих. Какие полагались всем обычным детям. Может, в этом и была загвоздка? В том, что он не был обычным ребенком. Даже его происхождение оставалось тайной, в конечном счете, потерявшей смысл для разгадывания. Натаниэль мечтал о «папе и маме», не имея никакого представления о том, что это такое. Поэтому и искал их теми путями, какими умел — пытаясь выбить из них признание и любовь. Хотя бы признание.
— Забудь. Ты ведь не об этом беспокоишься, а о том, в порядке ли я, — Нэйт постучал пальцем по своему виску, как бы указывая, что речь идет о его рассудке. Никому не хотелось бы повторения событий Луны наяву. — Я в порядке. Насколько это возможно. 
Ложь всегда ему давалась довольно легко.

+1

4

Самодовольство и горделивость тем временем никуда не делись из речей Страйфа. Возможно, стали чуть мягче и сменили смысловую оболочку, однако глубинное ядро осталось прежним. Он был венцом мутантской эволюции, с тщательно отобранными Синистром генами и взрощенный идеальным физически, даже скорее безупречным, руками Апокалипсиса. Но мало было обладать просто силами, подобными богам, и телом, способным выдержать многое, чтобы занять место на острове мутантов. Нужно было иметь в своем арсенале кое-что еще. И это «кое-что» ее сыну только предстояло обрести. Если, конечно, у них получится прийти к тому, чего им всем хотелось. А в первую очередь, ему самому.
— Значит, ты остаешься, — скорее утвердительно, нежели вопросительно, произнесла Джин, и губы ее дрогнули в нерешительной, но теплой улыбке. Разумеется, оба основателя Кракоа были правы в своих решениях и опасениях. Страйф, каким он был раньше, представлял бы для них всех огромную угрозу. И сложно было представить, каких потерь им это бы стоило в случае противостояния, а не сотрудничества. Как могущественного мутанта, его лучше было бы иметь на своей стороне. Однако для телепата он был кем-то большим. Не просто еще одним сильным игроком на стороне зародившейся нации. Он был ее плотью и кровью, хоть и рожденный из-за прихоти Матери Аскани из будущего. Боялась ли она его так, как боялись Профессор и Магнето? Пожалуй. Возможно даже больше, чем они сами. И мысль о том, что дитя Апокалипсиса, запертое в глубинах его сознания, вернется, ледяными иглами пронзала ее разум. Но еще сильнее Джин Грей-Саммерс боялась упустить эту возможность, которую им каким-то чудом даровала судьба. Боялась, что не справится и потеряет его снова. Только теперь не по чьей-то чужой прихоти и по незнанию, а из-за собственных решений. Да, она пыталась прятать эти страхи глубоко в подсознании, изгонять их прочь и повторять, что они справятся со всем, потому что они когда-то смогли стать семьей с Кейблом, Рейчел, даже в Нейте, несмотря на ощутимую пропасть в отношениях, отзывалось тепло. И все же…
— Что же он предложил тебе? — женщина села рядом с сыном на землю и скрестила ноги, приняв позу лотоса. Несмотря на поспешно брошенное «забудь», которое последовало вскоре, она все же не хотела этого делать. Ей было важно знать, что задумал Чарльз Ксавье. Нет, не то чтобы она не доверяла бывшему учителю, но перемены в его мировоззрении где-то в глубине души вызывали настороженность. Если он отрекся от идеи интеграции мутантов в человеческое общество и все же принял сепарацию от него, что еще он мог придумать? И что такого мог предложить Страйфу, чего тот даже не ожидал?
— Но если это что-то, о чем он просил не говорить, я не стану настаивать, — телепат качнула головой и устремила взгляд вперед, любуясь красотами острова, где в удивительном симбиозе сочеталась первозданная природа и возведенные Кракоа строения для нужд мутантов. — Не стану отрицать, что я беспокоюсь о тебе. Однако речь идет не только об этом.
Взгляд зеленых глаз красноречиво скользнул по его пальцам, приложенным к вискам. Ее тревога была комплексной. Сложной. Джин даже не знала, как выразить ее правильно, используя речь. Что человеческую, что кракоанскую. Ей казалось, что слов для этого просто недостаточно. Впрочем, для этого у телепатов имелась маленькая хитрость, которой их наделил Икс-ген. Но женщина решила не спешить, не торопить события. Иногда в беседах и подборе слов крылось свое очарование.
— Ты провел какое-то время здесь, на острове. Видел его собственными глазами и успел побыть наедине со своими мыслями. Что ты думаешь обо всем этом?

+1

5

Натаниэль находил патовую ситуацию своего появления на острове довольно забавной, хотя вчера она его несколько нервировала. Как и все происходящее. Впервые в жизни он не жаждал драки и позволил себе испытывать надежду на то, что ему не попробуют бросить вызов. Чем бы все обернулось, если бы Магнето оказался порасторопнее своего старого друга? Чарльз, как и подобало всему его выстроенному образу некоего миролюбивого философа, отвел в сторону занесенный меч, но не смог опустить его полностью. Нэйту не нужно было читать мысли, чтобы понять, как его появление уязвляло как самого Магнето, так и все Кракоа разом. Безопасная гавань для мутантов вчера могла пасть от руки мутанта. Иронично настолько же, насколько самонадеянной казалась идея пускать в новый дом вообще всех носителей гена икс.
Как долго Синистер будет удовлетворен перебиранием базы ДНК? Как скоро Себастьян Шоу решит, что он справится с властью и богатствами лучше двух основателей мутантского государства? Что будет, если из глубин времени на остров ступит нога Апокалипсиса? И это не считая кучи других мелких игроков на поле, страдающих от агрессии, аморальности и жестокости. На фоне всех них Страйф видел в себе наиболее худший кошмар — словно он был совокупностью всего плохого, помноженного на могущество и имеющиеся возможности, даже без учета космической древности, пиявкой присосавшейся к носителю.
Нэйт внимательно посмотрел на свою генетическую мать, взвешивая «за» и «против» на шкале откровенности. Маленькая Джин Грей всегда казалась ему более честной, чем Скотт Саммерс, хотя стоило помнить, что имеешь дело с телепатом омега-уровня. Большая часть обвинений, которые он бросал своим родителям, всегда была адресована Циклопу. Словно он пытался игнорировать мать, которой у него никогда не было, и злился с двойной силой на отца, которого перекрывает огромная тень Апокалипсиса. Можно прожить не одну тысячу лет, но травма, полученная в раннем детстве, останется с тобой навсегда.
— Что я думаю... — Нэйт дернул уголком губ, — что все это плохо пахнет. Новый дом, безопасность, суверенитет выглядят красивым фасадом, за которым скрывается что-то, о чем вслух пока не говорят. Боятся.
«Я чую страх, Джин. Слишком часто был его источником у других, чтобы не распознать сейчас, даже под слоем из пресловутой надежды, радости и преступной безмятежности».
— Посмотри на них. Посмотри на них моими глазами. Я вижу сломленных мутантов, которые боятся человека с автоматом. Люди гнобили их, загоняли на самое дно, унижали, пытали, убивали. Строили машины, чтобы стереть носителей гена икс, забывая, что мутанты будут появляться вновь и вновь у homo sapiens. Люди боятся мутантов, а многие мутанты готовы под себя сходить от мысли, что за ними придут люди.
«И вот оно, спасение в лице Кракоа. Хищный остров, питающийся жизненной энергией носителей гена икс. Разумный организм природы, который никто не контролирует. Все держится на хрупком договоре и на том, что Кракоа позволяет себя использовать, взамен получая лишь отсутствие необходимости добывать пропитание силой. Тебе это ничего не напоминает?»
Вчера был заключен похожий договор. С ним самим.
— Я должен был быть первым в списке, кого не стоило пускать на остров. Но не единственным. Однако я здесь и мне даже условно рады. Что я думаю об этом? Что я не верю в утопизм Чарльза.
Натаниэль вперил немигающий взгляд в Джин и выдал хлесткий финиш своего небольшого монолога:
— Профессор предложил мне создать армию.
Технически, армию ему никто не предложил. Но им нужны были его знания ведения войны, чтобы он поделился ими и особыми навыками, тренируя других. Им были нужны его базы. Что это, как не создание войска мутантов? Тренированных бойцов, способных как защищаться, так и атаковать. От того, что военную подготовку обозвали тренировками, ничего не изменится. Натаниэль Саммерс — любой из двух, на выбор — мог воспитать только солдат. Теперь призыв всех мутантов на Кракоа, какими бы они не были, выглядело в его глазах аналогом созыва всех знамен. И Саблезобому найдется место, если вам нужен убийца.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [01.10.2016] We are what we overcome


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно