Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [03.10.2016] Каждой ночи необходимо свое меню


[03.10.2016] Каждой ночи необходимо свое меню

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Пока Нэйт подхватывал свое пальто, Дженнифер подхватила из рук своевременного официанта плотный бумажный пакет с едой и вином, одарив его мягкой вежливой улыбкой. Сейчас она буквально бурлила и переливалась довольным предвкушением, а раз счастлива Шалки, то пусть никто не уйдет обделенным!
Клатч спрятался у нее подмышкой, платье делало вид, что ничуть не смялось ни в каких местах, а волосы все также мягкими волнами падали на плечи. Вечер развивался так бурно, что Уолтерс на секундочку подумала, не спросить ли его про наличие какого местного отеля с крепкими кроватями… Она была готова подставить двадцатку, что любой администратор, увидев их парочку, плывущую в облаке сексуального напряжения, сделает мину кирпичом и заявит, что «мест нет».
А вот Саммерс был готов к более решительным действиям.
Джен не успела издать хоть какой-то звук, как он подался вперед, приобнял за талию… Теперь она не только представляла, но и чувствовала, какой он горячий. Серьезно, в прямом смысле – он был таким теплым, что даже немного обжигал, будь она в человеческой форме. Или ей казалось, потому что температура собственного тела тоже была далека от нормальной.
Неосознанно положив ладонь ему на грудь, она почувствовала кое-что еще – его… сердцебиение и напряжение. Это почему-то разом и отрезвило, и сделало все ощущения такими острыми, словно с глаз и этих самых чувств упала непонятная сероватая пелена. Мир заиграл красками, о которых она должна была знать, но забыла, а тут…
Губы сплелись, и это было так здорово, так правильно, так ярко, что Джен сжала пальцы, чуть натягивая рубашку на его могучей груди. Подалась к нему, прижимаясь всем телом – не изо всех сил, но словно предвкушая единение, к которому они бежали сломя голову, поддавшись порыву, наплевав на последствия. Она задержала дыхание, закрыла глаза, и отдалась моменту, чувствуя, как влажно становится не только на языке.
А потом оп – и шум вечернего Нью-Йорка пропал. Повеяло морским бризом и непривычной для городского жителя прохладой. От всего этого Джен распахнула глаза, еще толком не отойдя от поцелуя, отстранилась – лицом и губами, но руку не разжала и отлипать от Саммерса не планировала. Похоже, в этом они были солидарны, потому и остались так стоять.
Сказать, что она была удивлена, значит, не сказать ничего. Но сначала это было удивление «а чо, в смысле», а затем сменилось на «ничерта себе зайчики!». Ее глаза расширились, когда она наконец поняла, где они. Точнее, как – она не поняла, но увидела накатывающееся на песчаный берег море.
- О, боже, - прошептала она, прикусив нижнюю губу – уже от восторга, который ее накрыло, как фанатку от близости к кумиру, - как… Нэйт, это охренеть как красиво!
Она быстро чмокнула его в губы – шустро, но ласково, нежно, этим коротким поцелуем выражая и благодарность, и «не время объяснять, мне надо кое-что сделать», мягко высвободилась из его мощных рук, поставила пакет с едой на землю, отбросила клатч и быстро засеменила к воде.
Один шаг, чтобы снять туфлю с левой ноги, второй шаг, чтобы снять с правой.
- О-о-о, я никогда такого не видела! – чуть не подскакивая на месте, она склонилась, подхватывая туфли за задние пряжки. – Не стой – снимай обувь и идем!
Море переливалось, светилось, мерцало мягким голубоватым светом. Словно кто-то высыпал с неба все звезды, и они бултыхались в морской глади, оставляя звездную пыль вместо себя. Дженнифер ступила в это царство неземного света, с искренним восторгом пропищала от холодной воды – она была холодной для ее разгоряченности.
- Ну же! – взмахнула она рукой, широко и радостно улыбаясь. – Идем!

[status]oops, i did it again[/status][icon]https://i.ibb.co/wCc3XFM/c64ca0c4d74043544bad2ad702af62f7.jpg[/icon]

+2

32

Думать было очень трудно. Сердце усиленно качало кровь, разгоняя ее по телу и приливая в самые интересные места. Но даже не это было проблемой. Физические реакции на близость с женщиной были совершенно естественными. А вот реакции эмоциональные… Это было очень опасно. Зверь подпитывал голые инстинкты, упивался яркими и простыми вещами — яростью, удовольствием… страстью. Страйф колебался, переживая смесь сложных, незнакомых ему ранее чувств. Он мог убить Дженнифер, сам того не осознавая, просто случайно выпустив космическую сущность. Он был не просто угрозой омега-уровня, он был угрозой вселенского масштаба. Ему доверились. Поверили в него. Что будет, если он не справится и подведет всех, потеряв контроль, с таким трудом взятый на Луне? Просто потому что его тело хотело сексуальной разрядки с женщиной, что так беспечно прильнула к нему?
Что с ним происходит?
Страйф моргнул, когда Дженнифер легко поцеловала его и высвободилась из рук. Хотя он и не старался ее удержать. Просто отпустил, позволяя отойти от него. Ему была нужна эта небольшая передышка. Мгновения, когда морской воздух прохладой ударялся об него, сбивая накал. Черт, он почти горел. Это было очень опасно. Вместо того, чтобы побыстрее унестись прочь от провокации, он стоял и наблюдал, как ноги Дженнифер утопали во влажном песке, думая уже вовсе не о пламени в глубинах своей сути, а о барашках мелких волн вокруг женских щиколоток.
На лице мелькнуло недоумение. Зачем ему снимать обувь? То есть… ну, вероятно, он бы ее снял позже, но не потому что вода и песок были здесь и сейчас. Он ведь телекинетик, не промокнет, если не захочет. Страйф опустил пальто на песок, рядом с пакетиком, который оставила Дженнифер. Сделал несколько шагов вперед, так и не разувшись. Он не понимал, что от него хотела эта женщина. Какие-то пару минут назад ее рука стискивала рубашку у него на груди, пока они целовались, а теперь она бежит в воду, словно забыв, что с ними только что было.
Может, это было и к лучшему? Может, это и был тот призрачный шанс предотвратить маячившую на горизонте катастрофу. Шанс просто приятно провести вечер и совсем чуть-чуть попробовать на вкус другую жизнь, о которой ему столько талдычили. Не кусай больше, чем можешь прожевать. Он мог абстрагироваться от сексуального напряжения — не в первый раз в жизни. Он просто… проведет время вместе с кем-то новым в своем окружении, понаблюдает. Попробует, да. Эту незнакомую жизнь, а не вкус кожи на шее Дженнифер.
Будет непросто. Очень, очень непросто.
Женщина хотела, чтобы он снял обувь. Страйф не понимал, на кой черт ему это делать, но его очень просили. Он ведь решил попробовать, да? Что ж, тогда имело смысл на какое-то время принять новые правила и делать то, что ему предлагали. Сняв обувь и перенеся телекинезом ботинки к оставленным ранее вещам на некотором отдалении, Страйф сделал еще несколько шагов вперед, чувствуя, как ноги утопают в песке. Он остановился, стоило накатывающей воде коснуться его кожи. Прохладно, но приятно. Дженнифер хотела, чтобы он почувствовал именно это?
Страйф бросил взгляд на океан, кривовато улыбнулся и неожиданно выбросил руку вперед, ведя ею вдоль берега. Над водной гладью по мере движения проносилась светящаяся голубоватая дымка и, словно эхо, вода начинала озаряться таким же светом, чуть более ярким, пробивающимся из-под толщи на поверхность. Прибрежная вода превратилась в один большой светильник.
— Это планктон. Свечение его защитная реакция, вызываемая любым физическим воздействием, будь то движение волны или контакт с чем-либо.
Сердцебиение немного успокоилось и думать становилось легче. Контроль возвращался.
— В это время года они прибиваются к берегу для размножения. Поэтому его так много.
«Поэтому ты перенес женщину сюда?»
Что?
«Для размножения».
Сгинь в Бездну.
Бета заклекотал где-то на границе сознания и Страйф сглотнул. Нет, он перенес их сюда вовсе не для размножения, хотя часть этого процесса на тот момент, в целом, была на уме. Он перенес их сюда, потому что хотел впечатлений, которые транслировала Дженнифер. Это и было то новое, незнакомое чувство — получать удовлетворение, когда счастлив кто-то другой. Ее искренние, яркие эмоции светились для него так же, как вот этот планктон. Завораживающе. Хотелось смотреть и прикасаться.

[icon]https://i.ibb.co/r3FQB4C/ava1.png[/icon]

Отредактировано Chaos Bringer (30.06.2022 21:07)

+2

33

Искрился и переливался не только океан под ногами. Эмоции Джен шакалили с силой тысяч молнией, переполняя разнополярными зарядами. Она была довольна этим вечером - маленькой яркой передышкой между чередой морально и физически тяжелых дней. Довольна и тем, что узнала кое-что не столько новое, сколько полезное, с чем можно прийти к другим Мстителям и наконец проявить себя как героиня, а не юрист. А еще тем, с кем ей выпало этот вечер провести.
Опасный новый элемент во взрывоопасной таблице потенциальных угроз мирового масштаба.
Когда он стоит здесь, рядом, с босыми ногами, на них накатывает океан, а пуговицы на его рубашке почти рвутся от глубокого дыхания, даже и не скажешь, что он может поднять в воздух целый Манхэттен силой мысли.
Он сделал то, что она просила, и смотреть на его недоуменное лицо было очень весело. Джен улыбалась, видя, как он снова чуть-чуть, но расслабился. Словно позволяя себе есть этот пирог по кусочкам, но не решаясь отрезать порцию как следует, как положено «большим мальчикам». Интересно, он также осторожен и в других вопросах, или ей и правда повезло нарваться на него в хорошем расположении духа?
А затем Нэйт вытянул руку и она… могла поклясться, что что-то почувствовала. Правда, непонятно, что именно – силу его телекинеза или легкую рябь возбуждения от очередной вспышки красной лампочки на панели «критическая ситуация, все по спасательным шлюпкам». А затем вода… засветилась с такой силой, что она раскрыла глаза и буквально впилась взглядом в это чудо.
Ей было жаль планктон, который потискали, но как же было красиво.
Все еще вглядываясь в голубоватое мерцание такого живого океана, Дженнифер перехватила туфли в другую руку и не глядя отодвинула руку в сторону Саммерса. Ее мизинец с осторожностью пугливой лани провел по ребру его ладони – такой большой, такой горячей – и мягко его приобнял.
Маленькое такое бунтарское вторжение в его личное пространство. Не «опять», а «снова».
- Здесь очень красиво, Нэйт, - в ее бархатисто восторженном голосе было много всего, и она улыбнулась, посмотрев на него горящими радостно зеленым цветом глазами. – Спасибо, что показал.
Можно добавить что-нибудь о том, что его страшное плохое прошлое не отбило у него чувство прекрасного. Можно спросить, не остудил ли его океан, не передумал ли он, но это уже было лишним. Все было лишним в этот чудесный момент, когда слова казались пустыми, не способными выразить весь бурлящий котел всякого, творившегося где-то под кожей.
Шаг, еще шаг. Медленно, в одном только ей известном ритме Джен обошла спутника, встав перед ним. Голубоватое свечение легло на ее кожу оттенками бирюзы. Скромно потупив взгляд, провела им по могучей груди, не менее могучим плечам, наконец подняла на лицо и неровно вздохнула. Протянула к нему руку, пробежалась пальцами по тонкой линии пуговиц. Под этим пальцами жгло - не от его жара, уже слегка остуженного, а от собственных жарких фантазий.
- Ты... не против? - словно бы смущенно спросила, ловким отточенным движением выворачивая из петли верхнюю пуговицу.

[status]oops, i did it again[/status][icon]https://i.ibb.co/wCc3XFM/c64ca0c4d74043544bad2ad702af62f7.jpg[/icon]

+2

34

Восторг. Это чувство было ему знакомо и оно же лилось на него сплошным потоком со стороны Дженнифер. Его действия и решения стали причиной этой реакции. И, может быть, чуточку он сам. Все же Страйф вполне осознавал, что является довольно привлекательным для женщин (а иногда и не только женщин) без своих способностей, достижений, влияния и всего прочего, что было не заметно при беглом взгляде на его огромную фигуру в толпе. Мышцы рефлекторно напряглись, ощутив прикосновение к руке, но быстро расслабились. Это было что-то новое, но все еще приятное. Что еще будет ждать его этим днем? Удивительным было и то, что восторг другого человека умудрялся распространяться на него самого без какой-либо телепатии. Он даже перестал напрягаться на имя Нэйт. Еще не слишком привычное, но уже не вызывающее отторжения из-за прямых ассоциаций с Кейблом. Потому что он понимал, что так обращались к нему, зная, кто он.
Страйф наблюдал за Дженнифер, может быть, слишком внимательно и сосредоточенно, пытаясь по привычке анализировать, а не «наслаждаться моментом». В свете луны и биолюминесценции зеленая кожа приобрела интересный бирюзовый оттенок. И без того красивые черты лица, столь нетипичные для представления образа Халка, смягчились. Страйф видел много красивых девушек — многие из них были его любовницами в итоге. Они привлекали своей внешностью, формами и теплом тела. Он был готов поклясться, что уже видел столько вариаций женской фигуры, что удивить его было просто невозможно. И все же, прямо сейчас, он ловил себя на мысли, что любовался. Все старания сухого анализа утонули в искрящейся зелени.
Она восхитительна.
Передышка была ложью. Буря замаячила где-то на горизонте, но в этот раз не обрушилась на него шквалистым ветром — сердце мерно отбивало положенный ритм, лишь едва его ускорив. Контроль пока еще был в его руках.
Хотел ли он ее? Однозначно, да. Страйф был здоровым, давно уже половозрелым мужчиной, чтобы понимать, что требовало его тело и чего он хотел. Видят боги, он пытался быть правильным и хорошим этим вечером. Говорил правду, практически ничего не скрывал, максимально держал себя в руках. Он дал ей выбор, который не получали девушки до нее.
А она взяла и выбрала его.
Дженнифер нервно вздохнула, подняв взгляд на его лицо. Он знал, что она там увидела. Голод на дне зрачков. Страйф ответил таким же нервным вздохом, стоило ей прикоснуться к нему. Она спрашивала разрешения не так, как прочие девушки. Без страха, без подчинения. Она вообще его не спрашивала, если точнее.
Как дерзко.
Страйф пошевелился, вдохнув глубже и едва заметно распрямляя плечи. Медленно поднял руку, касаясь пальцами оголенного плеча. Непривычно-тягуче, изучая свою и чужую реакцию на каждый пройденный дюйм. Он не умел быть нежным. Ничего не знал о заботе. Никогда не пытался осознать моменты близости. Новые правила жизни в социуме давили на него. Заставляли думать не только о себе.  Не быть потребителем. Что-то отдавать взамен. Мог ли он дать что-то Дженнифер, кроме секса?
Пуговицы рубашки поддавались выверенным движениям Дженнифер. Она явно делала это не в первый раз и даже не в десятый — слишком точно и умело работали пальцы. Страйфа это не волновало. Важно было только то, что сейчас она была здесь с ним и хотела его. Прошлое не имело значения.
Страйф поддел пальцем тонкую лямку, невозмутимо стягивая ее с женского плеча. Продолжая смотреть Дженнифер в глаза, левой рукой перехватил ее руку, прижав к своей груди и накрыв ладонью. О да, он был чертовски горячим. Сердце отбивало мощный ритм. Страйф сделал шаг вперед, прижимаясь к Дженнифер своим телом и прижимая ее к себе. Наклонил голову, касаясь губами кожи на обнаженном плече. Там, где раньше была спущенная лямка. Скользнул выше, обдав шею своим дыханием. Еще выше, пока не приблизился к самому уху.
— Не хочешь искупаться?
Голос был хриплым и тихим. Страйф даже не пытался скрыть, что возбужден.

[icon]https://i.ibb.co/r3FQB4C/ava1.png[/icon]

+2

35

Все это было похоже на пересмотр любимого сериала. Ты знаешь каждую серию, каждого персонажа, можешь озвучить каждую реплику, встать во все позы и рассказать, какого цвета были шорты на мелькнувшем в кадре фонового НПС, и все-таки… С каждым мужчиной это было иначе. По-новому. Свежо, рискованно, терра нова для обостренных женских чувств.
Она не знала, как вздрагивает его кожа под ее пальцами. Не знала, как он целуется, когда на них нет одежды. Не знала, как двигается, как берет, как выдыхает, как стонет, как… делает все то, что делают мужчины, когда получают красивую женщину на одну ночь. Кому-то везет, и ночь повторяется, с новыми переменными, и чем дальше, тем преснее становится. Риск нового, вкус неизведанного – это и притягивало. Мужчины были неизученной картой сокровищ, а она, как Лара Крофт, собирала все коллекционные предметы и пасхалки.
Саммерс слишком хорошо попадал в ее типаж, настолько хорошо, что у нее почти подгибались колени. Большой шикарный мужчина, от которого тестероном несет за милю. Властный густой голос, обволакивающий и тело, и душу. Этот взгляд, которым он то ли пожирал, то ли пробовал на вкус, и все внутри то ли содрогалось от страха, замирая ягненком, то ли обмирало от возбуждения из-за влажных фантазий.
Видимо, он сам понимал, что попал. Не только в типаж.
А они оба были как оголенные нервы. Прикосновения давали разряд, будоражили кровь, поджигали мысли.
Его пальцы прогуливались по ее плечу, а все внутри Дженнифер хотело или податься вперед, или сбежать – верное чувство, что мужчина слишком нравится. Разрываясь между «возьми меня здесь» и «давай уйдем отсюда и никогда больше не встретимся», она приоткрыла губы и смочила языком нижнюю. Чем больше было видно его тела, тем меньше самоконтроля оставалось за плечами. Ее руки подрагивали, желая впиться в эти бесконечно сильные плечи, оставляя пространство для маневра на ее бедрах его не менее сильным рукам.
И когда одна рука Нэйта прижала ее ладонь к груди, ее собственное сердце сделало какой-то невероятный кульбит – почище, чем на американских горках. Тух, ту-дух – в его груди так стучало, что по телу прошла ослабляющая дрожь. Саммерс создавал невероятное ощущение божества нового пантеона, который был богом куда основательнее, чем все известные ей греческие или скандинавские боги. Может, с ним мог посоревноваться Тор… и то не факт, ведь здесь и сейчас с ней Нэйт, а не Тор.
И это было хорошо.
- Ах-ммм, - неразборчиво простонала она, закусив нижнюю губу, слегка запрокинув голову и прикрыв глаза. – В тебе?
Положив руку ему на пояс, она неприкрыто дразнила его – и взглядом, и прикосновениями. Потому что пока он целовал ее в плечо, что плавилось почище антарктических льдов от парникового эффекта, она чертила линии настолько рядом с линией паха, что дальше было уже пошлостью.
И было уже не так важно, нежен он или нет.
- Предпочитаю принимать душ после.

[status]oops, i did it again[/status][icon]https://i.ibb.co/wCc3XFM/c64ca0c4d74043544bad2ad702af62f7.jpg[/icon]

Отредактировано She-Hulk (01.07.2022 01:49)

+2

36

Первая ошибка. Она снова прикусила губу. Взгляд Страйфа на секунду полыхнул отсветом таящейся внутри силы и ему потребовалась вся выдержка, чтобы не поддаться желанию взять эту женщину здесь и сейчас, на берегу Индийского океана, в свете Луны и глупого планктона. Потом они бы доставали песок из самых неожиданных мест, но это было бы потом. Несущественно.
Вторая ошибка, совмещенная с первой. Звуки. Отчетливый звук сердцебиений, шум волн — все ерунда. В ушах эхом перекатывался этот полустон, полувздох, сорвавшийся с губ Дженнифер. А он просто прикоснулся к ее коже! Она реагировала слишком остро, вызывая у него напряжение и предвкушение. 
Третья ошибка. Ее пальцы в паховой зоне. Это было уже слишком. Он не был железным, а если бы даже и был, то слишком раскаленным.
«Действуй». 
Да, он был согласен. Страйф глухо зарычал ей в шею, отпрянув и смотря на запрокинутое лицо его женщины, перехватывая левой рукой ее под голову, снова запутываясь пальцами в волосах. Его взгляд был диким. Он знал это, потому что увидел себя глазами Дженнифер. Телепатия растекалась волнами, позволяя ощущать ему все острее. И это была четвертая ошибка.
Скованные от напряжение мышцы разом дрогнули, вырвав из груди глубокий вдох. Страйф терял контроль, но думать об этом уже больше не мог. Вероятно, все это случилось с ним слишком рано. Плевать. Дженнифер не настолько хрупкая. Она была идеальным партнером, чтобы проверить, что случится, когда зверя спускают с поводка.
Все это заняло жалкое мгновение. Страйф одним молниеносным рывком буквально сграбастал Дженнифер, жадно целуя. Нежности не было места. Он требовал от нее отдачи, впившись в этот манящий рот, раздвигая ее губы и зубы языком. Держа ее за затылок, чтобы не было возможности вырваться, даже если захочет. Было слишком поздно. Здесь и сейчас он решил предъявить на нее права. Она будет дышать им, потому что он этого хотел. Ее легкие наполнятся кислородом только когда он позволит сделать вдох, урвав секунду в этом безумии. Никак иначе.
Правой рукой нащупав молнию на платье, Страйф потянул за язычок. Было не слишком удобно. Поэтому он воспользовался телекинезом. Возможно, он испортил молнию. Плевать. Если она потом потребует, то он просто купит ей новое платье. Рука скользнула по оголившейся спине, проходя вдоль позвоночника ниже. Если он сейчас сделает шаг назад, то платье просто останется на песке. Ему нравилась мысль об этом, но пока он еще не готов был оторваться от Дженнифер. Это было похоже на какое-то безумие, раз даже его легкие начинали просить пощады, а сердце шарахало как после серьезной драки.
Прорычав что-то невразумительное в женские губы, Страйф деловито перехватил Дженнифер под попу, отрывая от земли. Вынуждая использовать его плечи как точку опоры. Отпустил ее затылок, сместив левую руку на бедро, неприлично задирая ткань. Хотя какие тут уже приличия, если он собирался трахнуть эту женщину и свидетелями тому будет разве что мелкая живность островного пляжа. Пальцы сжали зеленую кожу. Достаточно ощутимо. У особо нежных девочек наверняка остались бы следы. Плевать.
Мир расширялся перед ним, давая ощутить малейшее движение ветра и капель влаги с океана. И одновременно сужался до одной конкретной потребности. До одной женщины, которую он хотел. Контроль был утерян и их окутало мягким голубым светом телекинеза. Страйф уже ни о чем не думал. Он чувствовал себя зверем, подчиненным инстинктам. Скорее всего, он и был им. Плевать. Сам того не осознавая, он стремился к абсолютному единению с конкретно взятой женщиной, что на уровне подсознания рождало желание скрыться. Быть там, где их никто не потревожит. Где будет удобно делать все, что захочется. Нет-нет-нет, это не были контролируемые действия, когда голубой свет псионики окутал и брошенные на песок вещи. Это было изъявление требования. Кожу пощипывало от закручивающейся энергии, возбуждая еще сильнее. Хотя, казалось бы, куда еще?
Морской бриз больше не ощущался. Страйф чувствовал холодный пол под ногами вместо влажного песка, который еще остался на его ступнях. Рядом тихо звякнула стеклянная роза в опущенном на тот же пол пакете из ресторана. Страйф остановил поцелуй, чуть повернув голову, чтобы увидеть, где они, продолжая невозмутимо удерживать Дженнифер одной рукой.
О. Он знал это место. И хотя перемещение сюда было санкционировано подсознанием, Страйф одобрил собственный выбор. Лучшего места для маленького безумия и не нашлось бы. Довольно оскалившись, он круто переместился в сторону, роняя Дженнифер на огромную кровать. Уперевшись руками по бокам от ее головы, он нависал над ней, пытаясь решить, что хочет больше: увидеть ее голой целиком или просто взять как есть. И то, и другое, вполне его устраивало.

+2

37

ost

Опьяненная гормонами, желанием, откровенной похотью, Дженнифер воспринимала все через зеленую призму упрямого «хочу». Горящий диким, почти безумным голодом взгляд Нэйта ее не пугал – прокладывал дорогу, распахивая объятия.
Между ними уже не было ничего, но он все еще умудрялся красть эти дюймы воздуха – вокруг нее, в ее легких, в ее мыслях. А там и во всей ней билось истеричным нервом, тонкой жилкой типично халковское БЕРИ КРУШИ ЛОМАЙ.
Ломать его она не хотела, даже если бы и могла. А вот брать – и хотела, и могла. Крушить прикосновениями, все еще легкими, ласковыми, почти нежными на фоне его властных, грубых поцелуев, в не менее жадном и принудительном объятии ладонью ее затылка. Словно сорвался с цепи, перестав играть выбранную роль, вернулся к уже известному амплуа, и это было даже красиво. Ведь ей нравилось.
Это было по-настоящему, остро, на грани, а потому безумно прекрасно.
Дженнифер с силой вцепилась в его плечи – с той силой, что все еще сдерживается, но клокочет внутри нее, моля вырваться. Сознание сузилось, оставляя совсем немного, буквально щелочку для самоконтроля, и она изо всех сил не позволяла себе отлететь в мир абсолютной животной похоти. Это плохо кончится. Еще хуже, чем можно себе вообразить.
Но еще хуже кончилось бы, не подхвати он ее под бедра. О боги, это было чудесно, волшебно, очешуительно! Как же приятно, когда фантазии исполняются. Как хорошо, когда кто-то исполняет эти маленькие прихоти, крутящиеся в ее набитой назойливыми мыслями голове.
Потому ее новый поцелуй был полон напора, страсти и дерзости. Ну же, говорил ее обвивающий язык, бери, чего остановился? Ну же, смеялись ее горячие влажные губы, слабо вот так, сразу, без разгона? И только это было важно, а все остальное…
Честно говоря, Джен с трудом помнила, что вокруг вообще-то пляж, вообще-то океан, красиво там, планктон пыщ-пыщ горит. Она с не меньшим трудом сдерживала себя от желания запустить руки в его белье, ухватиться за член и сделать все самой, как взрослая самостоятельная девочка, но, но, но. Приятнее, когда основную часть делает мужчина.
Круговорот жары закрутил их… или это опять телепортация? Ее замутило – и от переизбытка эмоций, и ощущений, и его губ, и этих грубых рук, и всего остального. Глаза горели зеленым так ярко, что можно было посчитать ее источником гамма-радиации. И когда он всего на мгновение отвернулся от нее, разорвав поцелуй, на что-то обернулся, Джен почти возмутилась.
Как он мог от нее отвлечься? В такой-то ответственный момент!
Потому ее ладони обхватили его голову, повернули к себе и снова наградили поцелуем. Глубоким, долгим, жадным и совсем уже не ласковым. Сознание сужалось, контроля оставалось на три секунды, и вся она пульсировала желанием так сильно, что еще немного, и ее могло разорвать изнутри. К счастью, метафорически.
Слегка жестковатая кровать встретила ее спину внезапно. Зеленые волосы беспорядочно разметались, упав на оголенные плечи, касаясь часто вздымающейся груди. Джен смотрела почти яростно, негодующе, а еще – очень зло… но, в тоже время, в ней не было вызова, а только одно, уже давно бьющееся внутри – «хочу».
- Испугался? – ее улыбка вышла настолько широкой и настолько довольной, что она даже потянулась – не руками вверх, а к нему, обвивая его мощную шею руками, сминая зелеными пальцами белые волосы. – Обещаю не кусаться.

[status]oops, i did it again[/status][icon]https://i.ibb.co/wCc3XFM/c64ca0c4d74043544bad2ad702af62f7.jpg[/icon]

Отредактировано She-Hulk (01.07.2022 15:55)

+2

38

Проклятие! Все стремительно летело в огненную бездну, из которой выбраться было не так уж просто. Ему рвало башню и кончиться хорошим это уже просто не могло. Или могло? Судя по всему, Дженнифер ничуть не возражала против разворачивающегося безумия из животной похоти, грубых требований и полного отсутствия нежности в сексе. Во всяком случае, хватка женских пальцев и ее жадный язык (он тоже был зеленый? что-то он не обратил внимания) у него во рту уничтожали любые возражения. Неважно, какие впоследствии будут у обоих мысли, здесь и сейчас организм разбирался без участия разума.
Глаза Страйфа угрожающе сверкнули в полумраке. Он не терпел, когда ему бросали вызов.
— Ты так думаешь?
И неважно уже, о чем именно он спрашивал. Голос был глухим, хрипящим, но жестким. Таким голосом можно было резать по живому, заставляя жертву извиваться и молить. Возможно, он даже хотел прочувствовать, как Дженнифер будет это делать. Умолять его. Тянуться к тому, что он может ей дать. Поэтому к голосовому эффекту он добавил физический контакт. Рука в наглую метнулась под юбку платья, скользя по ноге и задирая ткань. Пока пальцы не наткнулись на резинку трусиков. Возможно, потом он получит от нее нагоняй, но и плевать. Телекинетическая волна пробежалась по всей площади белья, покалывая зеленую кожу, словно крошечные электрические разряды.  Страйфа учили уничтожать препятствия. Он считал, что делал это вполне успешно.
«Открыть тебе маленький секрет, Дженнифер?», — его голос звучал прямо в ее голове, пока он коленом раздвигал ее ноги, облегчая себе доступ. — «Меня чертовски заводит твое негодование. Может быть, мне стоит потянуть время?». Маленькая мысленная издевка несколько расходилась с действиями, потому что его рука сместилась на внутреннюю часть бедра слишком стремительно. До того, как Дженнифер успела бы придумать ответ или воплотить этот ответ в жизнь, он ввел в нее большой палец.
Он хотел ее взять здесь и сейчас. Практически на грани насилия. А, может, и вместе с ним. Страйф полыхнул бурлящей внутри энергией — голубой? огненной? какая разница? — добавляя второй палец и наклоняясь, чтобы украсть вдох Дженнифер грубым поцелуем, впиваясь в ее губы. Она так желала его в ответ, что он почти сходил с ума, соприкасаясь с ней своими мыслями. Всего мгновение, чтобы принять решение и приоткрыть ей свой разум, позволив Дженнифер разделить с ним эти бурлящие эмоции.
Кажется, он сотворил новый вид бомбы.
Потому что ему потребовалось лишь несколько секунд, чтобы изменить их положение. Секунда, чтобы одежда перестала быть для него препятствием. Ни один прохладный ветерок не смог бы сейчас сбить его жар, он не чувствовал ничего, кроме этого пожирающего огня. Секунда, чтобы рывком поднять Дженнифер в воздух. Секунда, чтобы переместиться и впечатать ее спиной в стену, закидывая ее ноги на себя. Секунда, чтобы оказаться внутри нее одним яростным и требовательным толчком.
Никакой пощады. Никакой нежности. Он собирался ее трахнуть, удерживая на весу между собой и стеной. Желая ощутить ее сопротивление и то, как ногти будут впиваться в спину. Она хотела выпустить зверя. Она его получит. Огонь в его венах был тому подтверждением.

+2

39

mad

Не думала вообще.
Думание отсутствовало как класс, и было настолько неважной переменной в уравнение всеобщего хаоса, что такая математика уже начинала нравиться Дженнифер. Как и бугры мышц Нэйта. Как и его горячие руки. Как и его горящие огнем – или псионикой, чем там накачивают таких красавцев в этих ваших лабораториях? – глазища. Как и вообще все, что он делал.
Чем больше жестокости добавлялось в их разбушевавшейся прелюдии, тем мягче, но требовательнее становились и ее прикосновения. Она поглаживала его голову пальцами, но тут же прихватывала волосы в кулак. Обвивала языком его язык, нарочно прикусывая губу, почти грозясь укусить всерьез. Нежность у нее была с зубами, клыками и требовательным подначиванием, в котором скрывалось все женское кокетство, коварство, изюминка, ребус и ключи от квартиры, где деньги лежат. Или не лежат.
Платье, не держащееся на сломанной молнии – еще бы, попытайтесь бережно расстегнуть эти мелкие молнии такими ручищами, как у него! – опадало, демонстрируя все прелести женской груди хорошего размера, который так и хотелось потрогать. И Джен была не прочь, но пока все заканчивалось прикосновениями ее груди к его, а вот его шаловливые руки изучали все, что обычно скрыто от посторонних глаз.
От волны телекинеза Джен простонала Нэйту в губы, мелко вздрагивая и цепляясь за плечи. Ах он гад! Ах он подлец! Да сколько же можно измываться над ней, в конце-то концов! Не то, чтобы ей не нравилось – о, очень нравилось. Подумать только, этот парень умел и заводить, и поддерживать уровень «завода» достаточно долго, чтобы она была близка к той самой грани, когда можно начать делать глупости. Впрочем, а чем они тут занимались, умностями, что ли?
А он ее спрашивал – не то вслух, не то телепатически – стоит ли ему потянуть время. Нет, не уточнял, не интересовался разрешением, а словно щекотал ее терпение, проверяя на прочность. И если бы он дал ей хоть одно мгновение, малюсенечкое такое, она бы задала ему встречный вопрос – это ему так нравится, как она его хочет, или он ждет заветной мольбы взять ее здесь и сейчас?
От его руки – всего-то пальца – она вздрогнула, напряглась, застонала в закушенную губу, приподнимаясь бедрами вверх. Издевательство чистой воды, да она в суд на него подаст за такое! Спине было мягко, между ног влажно, и она уже не понимала, где находится, что происходит и как из этой ситуации выходить с аргументированными «и вот почему». Привычный стыд и мысли «что же я делаю, я же буду об этом жалеть» растворились, и все, чем она была увлечена, дышала и жила в это мгновение – пульсирующие ощущения и желание, настолько сильное, настолько темное, что хотелось сделать еще темнее.
Ей уже не надо было ни прелюдии, ни чего-то еще, но Нэйт терзал ее пальцами, впивался в ее губы своими губами, и она… трепетно держалась за его плечи, словно падала в бездну, которую они сами и создали. Потому она держалась нежно, почти с любовью впиваясь в его плечи пальцами, которые могут ломать и кости, и здания, и титанов.
Держи, а то я утону.
И, похоже, утонула не она одна, ведь то, что обуяло ее, было похоже на ядренный вариант коктейля Молотова, куда закинули вообще все немыслимое, несмешиваемое и взаимоисключающее. Он так хотел ее, так желал, что можно было удивляться – как так можно? Это было почти на грани с ненавистью, злости и гнева – всем тем, что обычно двигало Халками. И это было… прекрасно. И Дженнифер растворилась в этом костре, огне и безумии, обволакивая его жестокость нежностью, даря ласку своими губами, расслабляясь под его ненасытностью. Мужчины обожали властвовать в постели, и она обожала это.
Потому что она наконец может расслабиться и получать удовольствие.
Скрестив ноги на его пояснице, заставляя его быть еще жестче, еще сильнее, еще ненасытнее, она стонала так, словно никого здесь не было и быть не могло. Подавалась вперед, цепляясь губами за поцелуи, в которых нельзя было ни надышаться, ни взять тайм-аут.
Как же потом будет все болеть…
Эта мысль могла ее остановить, если бы она могла думать. Но думать все еще не вернулось из небытия, оставляя исключительно белое полотно вместо сознания, где изо всех сил распускались розовые цветки… сакуры? Ох, соломонова кочерыжка, неожиданная лиричность!
После очередного толчка она прорычала от удовольствия и, впившись в его спину ногтями, куснула за ухо, словно подначивая. Давай, неужели думаешь, что я хрупкая?
Вряд ли он так думал.
Вряд ли он вообще думал.
И это было хорошо. Да?

[status]oops, i did it again[/status][icon]https://i.ibb.co/wCc3XFM/c64ca0c4d74043544bad2ad702af62f7.jpg[/icon]

+2

40

Ничто так не повышает их самооценку, как женщина, которая кричит. Но не от злости. От наслаждения.

Все смешалось. Страйф забыл, что собирался заняться своим самоконтролем, забыл об опасности, которая следовала за его потерей. Он уже ни о чем не думал — тело подчинялось первобытным требованиям, концентрируясь на точке абсолютного удовольствия и подстегивая желание его получить. Этому невозможно было сопротивляться и это до чертиков нравилось расправившему огненные крылья зверю, упивающегося пропитанной примитивной похотью страстью. Мыслей не было. Он не думал о том, что его кожа горит космическим огнем. Не думал, что его глаза застилает энергетический свет, за которым скрывалась древняя тьма, что была чернее чернейшей черноты бесконечности™. Все вернулось на привычный круг жажда-требование-взять свое.
И он брал. С упоением, полностью отдавшись процессу, не обращая внимание на боль от ногтей, впившихся в его спину. Дженнифер требовала его в ответ и Страйф глухо рыкнул между хаотичными поцелуями, меняя ритм. Связь разумов превращала страстный и грубый секс в настоящее безумие. Он предугадывал ее желания, становясь жестче и яростнее или немного отступая, чтобы не завершить все слишком быстро. Его руки оказывались там, где они были нужны. На ее бедре, оставив след, который быстро исчез. На ягодицах. Вокруг полной груди. Практически слепое исследование, которое все равно отложится в совершенной памяти телепата. Его губы скользили по зеленой коже шеи, предплечья, ключиц... смыкались вокруг сосков, когда он умудрялся до них дотянуться в перерывах между хаотичными и исступленными поцелуями. Может быть, он немного переборщил, когда думал, что позволит Дженнифер дышать только им, и теперь это желание реализовывалось в таком формате? Словно это кого-то волновало. Ему более чем нравилось ловить ее вдохи, пробовать на вкус стоны и выбивать вскрики. А еще ему нравилось пытать ее. Редкий случай, когда слово «пытка», даже подсознательно, не употреблялось в самом жестоком значении. Впрочем, для Дженнифер это наверняка было очень жестоко. Имея с ней телепатический контакт, он подлавливал ее на вершине и вовремя отступал, отпуская в пропасть, позволяя ей падать и ловя ее в самом конце. Кажется, она в какой-то момент прокусила ему губу? Ох. За это она поплатится, потому что эта неожиданная боль не отрезвила, а только распалила сильнее. Телекинез волной разошелся от него, затрагивая те точки, куда не могли дотянуться руки по той или иной причине. Теперь он слышал, как кричал Халк. Но не от ярости — ярость как раз буйствовала в самом Страйфе, когда он наказывал Дженнифер ставшим окончательно грубым сексом. В этот раз он не стал сбрасывать ее с вершины, позволив кончить. Хорошо, что он был прочным — вероятно, любой другой получил бы несколько сломанных костей от того, как сильно она вцепилась в него. Дважды хорошо — потому что под его пальцами хрустнул материал стены, расходясь трещинами от центра вмятины, когда он оперся на эту самую стену рукой, со стоном кончая следом за Джен.
Мир был погружен в звенящую тишину, все равно что еще одна небольшая смерть. Он слышал шумное и томное дыхание у своего уха, слышал, как бьются их сердца — мощно, гулко, все никак не способные выровнять и замедлить ритм. Но он совершенно не слышал никого, кто был в этом мире. Телепатия дала сбой, сконцентрировавшись вокруг них и устроив им непробиваемый кокон. Чудесно. Он был не против быть слепым и глухим в этом мире, в этой комнате, с этой женщиной. Страйф не ощущал себя измотанным, хотя и вспотел. Теперь, когда пламя погасло, он чувствовал кожей движение воздуха от работающих систем вентиляции. Все это время он умудрялся удерживать Дженнифер на весу, не испытывая дискомфорта. Возможно, он должен был о чем-нибудь ее спросить, как это часто делали люди. Но он не был человеком, и уж тем более — обычным человеком. Так что он не стал ничего говорить и просто перенес женщину в кровать, устроив ее на себе. А что? Ему не тяжело, а вот ворочаться было очень лениво.
Теперь он мог думать. Например о том, что потеря контроля все же не обернулась катастрофой.

Отредактировано Chaos Bringer (07.07.2022 16:49)

+2

41

Безумие... но было ли безумием отсутствие даже зайчатков разума? То, что они вытворяли, было волей тел и жаждой животного начала, но никак не разумности, цивилизованности и взвешенности. Чувства захлестывали Джен, не давая и мгновения на вздох, а потому она снова и снова цеплялась за Нэйта, изо всех сил стараясь не переборщить.
Сломанные кости хорошему сексу все-таки мешают... во всех смыслах.
Нэйт так горел, что его кожа будто плавилась под ее ладонями. Или это она сама плавилась? Разбираться, что, где и как, Джен не могла - губы Нэйта были сладки, горячи и удивительны. Ведь где бы они не были на ней - на ее губах, шее, груди, везде распускались цветы густого наслаждения. Жар сухих и грубых ладоней приводил ее в не меньший экстаз, чем его грубые, частые и мощные толчки. И на каждый она отвечала полустоном, полувздохом, задыхаясь от обуревающих клокочущих огнем ощущений, сжигающих нервные окончания.
Это было лучше, чем можно было себе представить. Еще лучше, чем звучало в заигрываниях. Она вся будто потрескивала от удовольствия, в котором слилась вся она - и как Шалки, и как Дженнифер. И ощущать его частью себя было восхитительно.
- Нэйт! Ох...
По телу прошлась разрядка, изогнув ее раскаленное тело дугой. В нее будто попало сразу несколько молний, доводя до иступления, проверяя на прочность. Джен впилась ногтями в могучие плечи, температура которых была сродни паре взорванных звезд, и глубоко застонала, не стесняясь рвущихся изнутри чувств. Тело ощущалось восхитительно тяжелым, наслаждение растекалось словно рябь по воде во все стороны и тайные закоулки, отзываясь настолько сладкой ломотой, что во рту окончательно пересохло. Она снова взьерошила его белые волосы, стиснула их зелеными пальцами и с урчанием довольной кошки обмякла в его руках.
Вестибулярный аппарат уведомил, что она уже не висит в воздухе, прижатая к стене, а очень даже лежит. Джен чувствовала умопомрачительную легкость, от которой кружилась голова, а в глазах все еще плясали огоньки пламени в кромешной тьме, так что она не решалась двигаться. Руки и ноги налились свинцом, но последствия их бурного и жестокого секса еще не ударили по телу, так что...
- Ммм, лучший десерт в моей жизни, - томно промурлыкала она, потершись носом об огромную грудь Нэйта. Подложила под подбородок ладонь и с хитринкой, искрящейся изумрудом в глазах, рассматривала его.
Потом приподнялась, опершись рукой рядом с ним на постели. Спутанные зеленые локоны слегка завивались, а ее взгляд следил за пальцами, что нежно вели линию по такому большому и спокойному телу.
А тело украшали шрамы. Наверное, это возбуждает... кого-то еще, но Джен испытала легкий укол сочувствия. Каждый шрам - это боль, о которой не забыть. И такого у Нэйта было много.
Но в остальном... перед ней лежал прекрасный образец мужественности, и кто знает, что она хотела с ним сотворить. Да, без передышки. И его, и своей.
А если провести по его груди языком...
Легонько вздрогнув, она прикусила губу и наконец поняла важное - они на кровати. Мягкой, но достаточно упругой, чтобы выдерживать их общий вес и не ломаться. А она целиком и полностью нагая, и никаких запасных стринг с ней нет.
Джен не совсем изящно встала с кровати, стащила с нее простынь. Завернулась в нее, попутно осматриваясь. Темные стены, кровать титанических размеров, и никаких окон - только черные панели, похожие на что-то среднее между... сталью и стеклом?
- Это твой... - "номер", но обстановка была слишком стильной, а места было чересчур много для любого отеля, - твоя квартира?
И тут ее блуждающий взгляд остановился на трещине в стене. Такой... очень характерной трещине. Прямо над кроватью. Немного меньше, чем ее тело, но... Отчего-то зрелище трещины ее возбудило, потому Джен, неровно вздохнув, обняла себя, маскируя это под придерживание простыни.
- Очень стильно, - ее рука вытянулась к трещине, - и мне нравится это дизайнерское решение. Смело.

Отредактировано She-Hulk (01.08.2022 19:38)

+2

42

Лучший десерт в ее жизни. Вот так вот. Страйф не знал, фыркнуть ему на это заявление или гордо промолчать. Еще бы! Пусть секс и стал каким-то безумием, но без желания насладиться болью Дженнифер или вовсе ее убить. И это все еще был секс с ним. Черт возьми, он же Страйф! Иначе и быть не могло. Хотя сравнение с десертом его все еще... коробило? Он предполагал метафоричность этого выражения, но все равно никак не мог ассоциировать себя с каким-нибудь бисквитом со сливками. «И вишенкой сверху». Ой, все! Псионик мысленно закатил глаза, посылая внутренний голос к черту. Даже не пытаясь разобраться, были это его собственные мысли или подколка со стороны довольного произошедшим Черного Зверя.
Страйф приподнял голову, когда Дженнифер зашевелилась. Зеленые и желтые искорки в ее все еще зеленых глазах прекрасно резонировали с его ощущением тлеющих углей где-то внутри. Они вполне имели возможность устроить еще один пожар, особенно в совокупности с легким движением женских пальцев по его телу. Щекотно, но приятно. Возможно, он бы подмял ее под себя снова прям сразу, зарывшись носом в волосы и изучая ее тело руками так же, как она изучала его... если бы не спонтанный укол жалости. Ментальная связь имела обратную сторону. Она видела шрамы и ей было жаль. Мышцы непроизвольно напряглись, превращая его тело в подобие мрамора, а взгляд был жестким и внимательным. Страйф не был готов терпеть какую-то там жалость к нему и от резких, необдуманных действий его удерживало только переключившееся внимание Дженнифер на картинку, где она творит своим языком всякое. «Слизывает сливки с бисквита, ага». Да ну вашу ж в бога душу мать...
Ему не было резона вставать сразу следом за ней. Поэтому он просто вытянулся на кровати, закинув руки за голову. Комфорт, по которому он скучал. Это место было целиком и полностью его. Его мир, его город, его цитадель, его пентхаус. Самая высокая точка на всем побережье. Немногие жители знали, что где-то параллельно существует реальность, где «Эра Страйфа» была кардинально другой. Жестокой, кровавой и безумной. Там даже сильнейшие не всегда выживали. Апокалипсис привил своему «сыну» много дурных качеств и убеждений, среди которых отдельно шло убеждение, что правление идет через страх и жесткость. Страйф вообще долгое время не понимал, что можно все устроить иначе. Этот мир был чем-то вроде эксперимента. Словно одна его часть хотела попробовать сделать вопреки всем заветам Темного Владыки, а другая часть хотела доказать, что из этого выйдет полная ерунда. Какого же было его удивление, когда он стал богом в этом мире, не заполняя океаны кровью несогласных. Любопытно, что его подсознание выбрало это место в качестве безопасной берлоги, переместив сюда его и Дженнифер Уолтерс.
К слову, о женщине... Которая исследовала его дом, еще не понимая, где она оказалась. И, самое важное, когда. Если верить внутренним ощущениям, то в этой реальности был 4054 год. Она была очень далеко от дома и привычного уклада жизни.
— Пентхаус.
Страйф озвучил это ровным голосом, в котором не было бахвальства. Конечно, он гордился конкретно этим своим жилищем, но в том, что у него было что-то лучшее, не было ничего удивительного. Что-то вроде само собой разумеющегося, на что давно перестал обращать внимание. Подумаешь, пентхаус. Мелочь какая.
И тут в его голову пришла совершенно дурная идея.
— Может быть, владелец ее даже оставит. Зная его вкус к разного рода хаосу и разрушениям.
Страйф повернул голову и посмотрел на Дженнифер взглядом без тени иронии. Хотя в душе он веселился и смеялся над самой ситуацией, которую сам же и организовал. Халк ничего не знала о Страйфе. А в этом мире Страйф владел всем, не Натаниэль. Не выдержав, он все же фыркнул, поднимаясь с кровати и проходя к одной из темных панелей на стене. Которая ожила от поднесенной к ней руке, выдавая светящуюся сенсорную консоль из непонятных символов. Непонятных для Дженнифер, ведь Натаниэль Саммерс точно знал, во что потыкать, чтобы панели зашевелились, убирая глухую тонировку и трансформируясь в обычное остекление. Помещение оказалось залито светом и уже не казалось настолько мрачным, заиграв новыми красками. Пара панелей щелкнули замком и отъехали в стороны, открывая выход на какое-то подобие балкона.
— Там хороший вид. Думаю, тебе понравится.
Страйф приглашающе кивнул в сторону новой территории, пока сам открыл еще одну панель, за которой оказался обычный вещевой шкаф. Хотя одежда там была не очень похожа на модные тенденции двадцать первого века. Скорее даже совсем не похожа. Почесав затылок, псионик забрал с небольшой полочки две пары причудливых браслетов. Одну надел себе на запястья, вторые протянул Дженнифер.
— Мне доставляет удовольствие твой вид в простыне, но если захочешь одеться, то используй их.

Отредактировано Chaos Bringer (02.09.2022 16:41)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [03.10.2016] Каждой ночи необходимо свое меню


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно