Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [21.09-23.09.2016] Жестокость из милосердия


[21.09-23.09.2016] Жестокость из милосердия

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

У человека всегда есть шанс. Беда лишь в том, что, когда мы наконец получаем то, чего нам так хотелось, оно не всегда ведет себя так, как мы предполагали.
https://i.ibb.co/Dz94VCC/1.jpg

Школа им. Джин Грей, Уэстчестер,
Греймалкин 1407

Реми ЛеБо, Стефан Стрэндж, Ороро Монро, Анна-Мари


Давняя проблема преследует Гамбита - всадник Смерть, который ни перед чем не остановится, пока не убьет всех на своем пути. В поисках безопасного места он оказывается в стенах Школы, надеясь сдержать растущие силы Всадника. Да только вот Школа не совсем пуста, и ныне живущий там Доктор Стрэндж не может остаться в стороне от чужой беды.

Отредактировано Doctor Strange (02.12.2022 14:32)

+2

2

музыкальное сопровождение

На всех парах вдоль шоссе несся синий автомобиль, проезжая уже не первый десяток километров. Сидящий за рулем креол был не так расслаблен, как обычно, на дороге. Сегодня он держал его не как мачо, а как новичок, вцепившийся обеими руками за "штурвал".  Ситуация выходила из-под контроля не менее, чем совсем и он держал курс в то единственное место, где он мог помочь себе.
Наверное. Но для этого ему придется рискнуть - если он не успеет, то подвергнет чуть ли не весь мир опасности. Если же успеет добраться, то шанс на хоть какой-то положительный эффект есть. В Школе Ксавьера была комната, где блокировались способности. В этом самом изоляторе ему и стоило бы закрыться на какое-то время хотя бы, чтобы... не слышать голос.
Он ощущал, как теряет контроль. Даже сейчас, удерживая руками руль, ему казалось, что он не чувствует его, как и не чувствует своих рук. Он ехал чуть ли не на автопилоте в Вестчестер, зная, что после эвакуации мутантов на Кракоа, а значит, в Школе никого не должно было быть. Это было к лучшему. Оказаться в облике серокожего ублюдка перед Иксами совсем не хотелось. Впрочем, каждый день давался Гамбиту с трудом, особенно ночи, когда он боялся закрыть глаза, не исключая вероятности, что он уже проснется другой личностью.
Внутри все было не просто разорвано, а творился сущий ад. Он пытался подавить свой мыслительный процесс, не думать об Анне, потому что знал, что поступил себя ужасно с ней. Он очень хотел объяснить ей все и увидеть снова. Но понимал, что не может. Это было слишком опасно. Он однажды чуть не убил её, когда...
- Je vais d'abord la détruire, - глаза Гамбита почернели до зрачков - их вид он увидел в зеркале заднего вида.
- Je ne te laisserai jamais l'atteindre! - дернув головой Реми ответил, резко сворачивая на перекрестке вправо.
- Nous verrons, - зловещий голос все ещё звучал в голове.
На мгновение Гамбиту показалось, что присутствие второй личности куда-то исчезло. Но он знал, что это было не надолго. Зловещая леденящая атмосфера говорила обратное. Если прежде он старался бороться с абсорбцией Шельмы, в надежде выдержать её и пересилить самостоятельно, теперь он уже целый месяц долбился со своей тенью, которая все ещё преследовала его по пятам.
Леденящее чувство и мурашки по коже говорили о том, что ему не мерещилось. Волосы Гамбита вновь окрашивались в седой цвет. В этот раз вторая личность заговорила целым монологом, пока руки Реми затряслись:
- Je vais me débarrasser de ceux qui vous sont chers. Réveillez ceux qui dorment. Je prendrai tes cheveux, ouvrirai tes yeux et te rappellerai de moi. Je te rappellerai le goût de la Mort. Je te rappellerai ce que tu essaies si désespérément de nier!
Креол резко нажал на тормоза, выезжая на обочину. Зажмурившись, он все ещё замечал легкое сияние рассвета сквозь веки. В ушах стоял какой-то подозрительный звон, а сам он с трудом брал себя в руки, как его внезапно охватила мощная энергетическая вспышка изнутри.


Холодная платформа, к которой был прикован Гамбит, заставляла его напрячься. Он был раздет до пояса, так как впереди предстояла процедура перевоплощения. Апокалипсис, находившийся рядом со своим слугой, обратился к Гамбиту низким голосом:
- Я бы советовал принять что-нибудь, чтобы притупить твою боль. По крайней мере на первой фазе перевоплощения. Когда инструмент войдет вглубь твоего...
- Mais non! Я хочу быть в сознании все время! - ответил прикованный к холодному устройству Гамбит, - я хочу понимать, что ты будешь со мной делать, Апокалипсис.
Нельзя сказать, что Апокалипсис был удивлен или ошеломлен подобным решением, скорее лишь, изумлен. Владыку всего сущего вряд ли могли интересовать подобные мелочи.
- Как пожелаешь. Осимандий, - обратился Апокалипсис к своему слуге, - Эликсир Тота нам не потребуется.
- К слову говоря... А что эта штука делает? - наивному Гамбиту совсем не понравился вид клешни с красным фонарем посередине, потянувшийся к нему.
- Коготь Гора? Точно не знаю, - ответил Первейший Мутант, - Машина перевоплощения живет своей жизнью. Наверное, этот конец соединяется с нижним кишечником.
Ответ Апокалипсиса не особо обрадовал Гамбита. Креол прищурился, сцепив зубы.
- Ну да...
- Без обезболивающих, м? - переспросил Осимандий, - Поэты воспоют твою храбрость в веках. Такой храбрый герой примкнул к нашим рядам!
- Храбрость здесь ни к чему! И кто сказал о ваших рядах? - слова окаменелого старика раздражали Гамбита ещё больше.
Словно не отвечая на его слова, а говоря вслух, Осимандий произнес:
- Гамбит не боится смотреть в глаза невыносимой боли... Но дрожит от своей собственной решимости? Как зодчий Апокалипсиса я слышу все. И я знаю, что ты присоединишься к нам. Потому, что ты возненавидел Людей Икс.
Апокалипсис тем временем взял в руки пульт управления и "Глаз Гора" сменил позицию, скрывшись за спиной Гамбита. Сцепив зубы от злости и боли, Гамбит пытался вытерпеть процедуру, какой бы ужасной она ни казалась.
- Тебе не за чем стыдится, могучий Гамбит. Такой, как ты... Такой Икс-мэн, как ты, заслуживает должного уважения.
Сорвавшийся крик с уста Гамбита сломил его решимость. Он ощущал боль совсем не там, откуда ожидал. Холодное лезвие впилось ему в спину.
- Что за... Что крутится у меня в спине?!
- Перевоплощение началось, храбрый Гамбит, - ответил Апокалипсис, - микроскопические металлические ножи прорезают твою кожу, мясо и плоть и целеустремленно нанесут необходимые иероглифы на твоем позвоночнике.
Режущий звук из клешни и невыносимая боль в пояснице и выше, заставили Гамбита стиснуть зубы и забыть вообще все слова. Он должен был сосредоточиться и не упустить ничего. Он был так уверен, что не станет марионеткой Апокалипсиса, что был готов перетерпеть любой боль ради этого.
- Мой зодчий прав. Тебе не за чем бояться правды, - продолжил Эн Сэйба Нуэ, - ты присоединился к нам, потому что Люди Икс отнеслись к тебе, как к мусору. Ты сам рассказал, как они отреклись от тебя, как бросили тебя, прекратили доверять тебе и внимать твоим словам. Тебе, о могучий Гамбит! Любому же очевидно, что, учитывая твою особую... родословную... ты должен был возглавить Людей Икс. М? Что за запах?
- Кожа горит, Владыка, - ответил Осимандий.
- А ну да. И кстати говоря, Гамбит, по запаху горящей плоти можно многое сказать о человеке.
- Ты... Ты ошибаешься, - выцедил сквозь зубы Реми Лебо.
Осимандий, завороженный, оглянулся назад и переспросил:
- Мой Владыка ошибается?
Апокалипсис при всем своем чудовищном облике нахмурился ещё больше прежнего. Но его вид абсолютно не испугал Гамбита, который находился в весьма беспомощном состоянии:
- Я решился на это не потому, что я ненавижу Людей Икс. Я делаю это потому... люблю Людей Икс! Я чуть не поверил тебе в этот раз, когда ты сказал, что ты на стороне мутантов! Да, ты изменился! Многое изменилось. Ты нужен нам. Твоя сила нужна нам! Твоя неутомимость! Но если ты лжешь... если это твой замысел... если это все притворство... если все ещё эгоистичный Апокалипсис наш враг... то я буду рядом. Наблюдать и ждать.
Зарычав от боли, Гамбит попытался вырваться из устройства, но тщетно. Но Апокалипсис не стал ничего отвечать и нажал на кнопку пульта вновь, продолжив операцию.
- Следуй за мной, мой зодчий, - обратился он к Осимандию, - устройство может продолжить операцию автономно.
- Хорошо, Владыка. Но разве вы не слышали слова Лебо? Разве нам нужен усиленный Икс-Мэн в рядах ваших воинов?
- А, это он бахвалиться сейчас... Но существо, которым он станет после, будет не тем, кем было изначально!
Зловещие слова Апокалипсиса были куда жутче, чем та боль, которую Гамбит ощущал. Он был уверен, что справится и сохранит свой рассудок. Но он ошибся. Апокалипсис напрочь исключал такую возможность - он отлично знал, что те, кто пройдет процедуру перевоплощения, уже не будут теми, кем были прежде. И в ту самую секунду Гамбит понял, насколько глубоко он влип. Страх пропитал Реми насквозь, заставив его пропустить сквозь себя энергетический поток...


Гамбит очнулся уже не в машине. Он вышел из неё похоже и отошел чуть дальше, оперившись руками в землю. Подняв голову и глянув на свои руки, он убедился, что кожа была все ещё человеческого цвета. Видимо он все-таки потерял над собой контроль, пускай на пару секунд, раз смог уйти. Это было не так уж плохо. Только прежде такого не происходило. Время было на исходе в любом случае.
Покачиваясь, креол поспешил обратно к автомобилю, который все ещё был заведен. Закрыв дверь и нажав на педаль газа, Гамбит поспешил дальше по выбранной им дороге - обратно в Школу, пока его сознание не поглотил Всадник, Всадник Смерти.

[icon]https://i.imgur.com/UQI5bfh.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (29.03.2022 20:36)

+4

3

Обретя статус одобренного гостя, Стефан практически сразу вознамерился проинспектировать территорию. Для начала было неплохо освежить в памяти расположение всех значимых мест, ведь они разительно менялись с каждым его посещением. Незыблемыми постоянными оставались кабинет Чарльза и библиотека, а вот все остальное перемещалось, словно подчинялось все тем же законам хаоса, что и комнаты Санкторума.
После наложенного заклинания стены хранили молчание, а потому никто не нарушал звенящую тишину коридоров. Помешивая в чашке крепкий зеленый чай на основе цейлонского сбора нескольких сортов, Стрэндж прохаживался в спокойном темпе, размышляя о многом. Например, о том, сколько же ему осталось времени.
Такие мысли посещают любого взрослого человека, а человека старого – и того чаще. Много раз он оказывался лицом к лицу со смертью – как ее косвенными масками, так и самой сущностью, что заведует одной из базовых сутей мироздания. Но теперь, заключив сделку с Мефисто, дыхание смерти ощущалось каждое мгновение бодрствования, а закономерный вопрос «сколько еще осталось» преследовал как бы между делом настолько часто, что стал почти обыденным. Вмешавшийся Хеллстром выиграл ему совсем немного, но все же выиграл. За отпущенное Стефан должен был успеть столь многое… и того больше. А еще – как вернуться назад, пусть его уверенность в том, что он сможет вернуться, была низведена до нуля, если не сказать, что отрицательной величины.
Разве ему позволят? Разве ему хватит сил?..
Если вопрос в мощи, которая способна противостоять Мефисто и его адской кодле, то этим следовало заняться, пока есть время. А еще – теми делами, которые вряд ли будут входить в список дел других героев. Практически все маги, ведьмы, колдуны, жрицы и жрецы были заняты решением мистических вопросов, и все же они не могли решить их все. Какие-то мог решить лишь тот, кто обладал необходимым опытом, знаниями, гибкостью и хирургической точностью ситуативной дипломатии.
Как говорится, сам себя не похвалишь…
В окнах – тех самых окнах, что совсем недавно были лишены стекла из-за потусторонних паразитов, но все же были восстановлены простыми ремонтными чарами – брезжил рассвет. Стефану, разумеется, не спалось – Кошмар снова донимал его в попытках спать, а мысли о времени, незавершенных делах и предстоящей «прогулке» в Ад устраивали те еще американские горки. Чай в чашке заканчивался, а его прогулка, похоже, грозила стать бесконечной.
Где-то со стороны улицы раздался знакомый звук автомобильного мотора – кто-то подъехал, причем, судя по звуку, практически вплотную к самым дверям. Или выжимал из машины максимальную скорость, из-за чего рев стоял… Ладно, не чрезмерный, но достаточный, чтобы Стефан, направляющийся из коридора, ведущего к библиотеке, в фойе, хорошо различил тарахтение карбюратора.
Маг остановился, задумчиво посмотрел в направлении входной двери.
Кому из мутантов понадобилась машина, чтобы приехать в Школу, если есть портал в Кракоа? Это мог быть и не мутант, а родители нового ученика, но… почему не обратиться сразу к стражам порталов острова-утопии? Можно предположить, что кто-то из любителей долгих путешествий решил вернуться, но почему не сразу на Кракоа?
Все вопросы сводились практически к одному мнению – это мог быть кто-то, кому не место на острове мутантов. Или он так считал. Или был опасен. Или… что-то еще, что также приводило к неутешительным выводам.
А еще здесь, кроме него, находилась, как минимум, Ороро. Стефан не знал, есть ли в Школе кто-то еще, но понимал расклад – перед неизвестным посетителем с сомнительным поводом посетить здание сейчас может предстать только он. И не сказать, что он сможет совладать с любым из мутантов.
Оставив чашку с чаем в воздухе, Стрэндж провел руками в разные стороны, собирая магическую энергию. Защитные чары облаком пыли завихрились над ним, покрывая кожу невидимым барьером, который выдержит достаточно и ударов, и «полетов» через всю комнату… или как там любят «приветствовать» не совсем дружелюбно настроенные гости. Еще один пас руками – и простая магическая защита легла следом. Это поможет от более опасных вариаций дружелюбия вторженца, кем бы он ни был.
Разумеется, Стефан оставлял вариант, что это мог быть кто-то из заблудших, кто предпочитал одиночество массовым вечеринкам. Логан, например. Больше из мутантов никто на ум не приходил. Возможно, его дочь или сын, или кто-то из тех девочек-клонов Лоры…
Стефан взял парящую в воздухе чашку в руку, медленно прошел в фойе, подошел ко входной двери и, предвосхищая первый шаг гостя, открыл дверь.

+4

4

Уверенности в том, что он успеет не было. Но если уж на то пошло, то хотя бы на дороге не было ни души, так что если здесь с ним случится что-то непоправимое, то хотя бы на первое время никто не пострадает. И если все мутанты метнулись прочь на остров Кракоа или куда они там делись, то в Школе никого не будет. Очередное доказательство того, что никого он не подвергнет опасности.
Темно-синий автомобиль резко развернулся во внутреннем дворе Школы. Не став парковать автомобиль и только лишь успев включить сигнализацию на бегу, Реми Лебо быстрыми шагами преодолел ступени порога, чтобы открыть двери. Он помнил, куда ему следует бежать, какую кнопку нажимать в лифте, чтобы переехать в базу Людей Икс, найти Опасную Комнату, дальше повернуть направо и...
Дверь сама открылась перед ним, заставив Лебо замереть при виде мужчины с диковинной бородкой и усами, да и сединой на висках.
- Bonjour... - не особо уверенно произнес Гамбит, прищурившись.
Он не мог так сразу вспомнить, кто был этот мужчина. Он точно где-то видел его, только не мог точно вспомнить где. Точно не в Школе. Точно не мутант. Сейчас было совсем не время для встреч и разборок, кто это был, что он тут делал, от чего заделался здешним дворецким. Ему нужно было поспешить внутрь. Только ситуация как-то не особо способствовала его "побегу".
В буквальном смысле стиснув зубы и поджав губы, словно он реально торопился в весьма укромное место чтобы справить нужду, креол запыхтел, всматриваясь в лицо столь любезно открывшего ему двери. Да если б не он, Реми бы толкнул дверь плечом или как минимум взломал замок - главное, что б быстрее и не стоять на пороге.
Похоже, это был какой-то колдун или волшебник или что-то такое. Гамбит сейчас не мог точно вспомнить так что б наверняка. У него ещё было какое-то весьма странное имя.
- Pardon, имя не помню. Я думал тут никого нет! - кисти рук креола подрагивали, а сам он ощущал дрожь чуть ли не по всему телу, - мне срочно надо справить нужду! Иначе будет scandale. Позвольте?
Натянув по возможности улыбку, Реми постарался аккуратно проскочить в дверной проем между дверью и деликатным мужчиной с чашкой чая в руке, да так что б не задеть. Впрочем, ловкости Гамбита было не занимать.
Тяжело выдохнув и переведя дыхание, Гамбит быстрыми резкими движениями поспешил вперед по коридору, который вел само собой не в сторону уборной - Лебо направлялся к лифту, чтобы оттуда спустится поскорее вниз и запереться, пока не поздно.
- Черт. Я думал, тут никого нет... - думал про себя раздосадовано Лебо, так как не хотел ни чтобы его видели в подобном состоянии, ни чтобы он кого-то подвергал опасности.
Он не особо интересовался, что тут делал маг или чародей, но кажется он был как-то раз или два на стороне Иксов. Если конечно креол не ошибся в том, кто это был. Странный человек. Что он тут вообще забыл и что делал? Эти вопросы, где-то всплывали в голове Гамбита, но он понимал, что это сейчас было не самым главным. Он будто участвовал в каком-то забеге или даже играл в бейсбол, где ему нужно было поскорее добежать до Базы. И все, дальше отгул...

[icon]https://i.imgur.com/UQI5bfh.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (29.03.2022 20:27)

+4

5

- Приветствую, - сдержанно произнес Стефан, внимательно разглядывая мутанта. – Довольно рано для… возвращения.
Мутанты были разные, и не у всех «мутанткость» была очевидна, но по пришедшему слово «мутант» было написано размашистым уверенным почерком с завитушками ровно в двух местах – глазах и энергии, клокочущей вокруг него. Подмечал и нечто тревожащее, скрывающееся под довольно сомнительным поводом пройти внутрь. Даже бровь приподнял.
Серьезно? Нужду?
Нечто подобное ожидалось от Дэдпула, в крайнем случае, от Логана, но от статного мужчины с флером французских куртуазных романов на пару ночей, совершенным образом нет. Стефан видел многих представителей подобного типажа, сам им нередко пользовался, а потому сразу ощутил – что-то не так. Совсем не так.
- Многие так думают, - не став представляться, ведь мысли были о другом, Стрэндж отошел все же в сторону, сделав вид, что ему все равно. – Конечно, проходите.
Ранний гость почти крадучись прошел в здание, и Стефан пристально провел его взглядом. Почти всю жизнь посвятив себя изучению, общению и сражению со странным, он научился с полувзгляда видеть нечто странное в других. Теперь было очевидно, что мутант – откуда-то из небытия всплыло его не то имя, не то кличка, «Гамбит» - скрывал что-то, что могло быть не только странным, но и опасным. А если так…
Это, разумеется, было не его дело. Опасные мутанты оставались головной болью других опасных мутантов, и как-то сосуществовали на одной маленькой для всех всемогущих мутантов планете. А другие – люди, маги, инопланетяне и все сочувствующие – старались склеивать голубой шарик всеми доступными видами клея. И кроме него есть те, кто может наткнуться на Гамбита, кто может озаботиться его состояние, но, что важнее – куда лучше него решить его проблемы.
«Может ли?»
Ведь рядом никого нет. Ранний час, практически пустая Школа, и кто знает, что собрался делать Гамбит. Явно не экскурсию по туалетам проводить себе любимому.
Стефан пару мгновений размышлял, придерживая чашку. Чай в ней не остывал, разнося вдохновляющий аромат по коридору.
Всегда можно уйти от чужой беды, но ведь он лекарь и всегда им будет. Он не сможет отвернуться от чужого горя, каких бы размеров и форм оно ни было… больше никогда.
Бам. Бам. Бам.
Мигрень вернулась, вворачиваясь где-то под левым виском. Стефан потер голову, что стала чугунной и совсем неповоротливой. И как он собрался помогать кому-то, если даже со своей головой не в силах справиться?
И все же, и все же…
- Уборные в другой стороне, Реми.
Стефан возник позади Гамбита, оперся о стену, всем своим видом показывая, что совсем не следит, нет-нет. Просто проходил мимо. Через телепорт. С чашечкой чая. С кем не бывает.
- Видимо, у тебя обстоятельства иной природы, нежели те, что ты описал, - рассматривая мутанта, волшебник склонил голову набок. – Может, мне связаться с кем-то, кто может тебе… помочь?

+4

6

музыкальное сопровождение

Уверенным шагом Лебо ловко свернул в нужный ему поворот к лифту, который должен был его доставить на нижние уровни базы Людей Икс. Стиснув зубы, креол постарался терпеливо дождаться, пока двери закроются, а кабина поедет вниз. Вот уже и спуск произошел, двери открылись вновь, а Гамбит оказался в центральном коридоре базы. Оставалось дойти совсем чуть-чуть.
- Уборные в другой стороне, Реми, - стоящий все с той самой чашкой чая мужчина казалось был тут как тут.
То ли это была телепортация, то ли ещё какое-то чудное перемещение в пространстве - Реми не знал. А вот то, что его собеседник знал, как его зовут - это факт. Кем бы он ни был, он тут был явно не простым гостем, который зашел на чашечку чая.
- Oui, - Реми не особо ощущал угрызения совести, - у меня нужда другого характера.
Последний вопрос собеседника застал Гамбита врасплох. Нет, он не считал, что в Особняке Людей Икс находятся алчные эгоисты. Наоборот даже. Просто он не совсем был готов к тому, что ему кто-то предложит помощь. Это казалось сейчас полным абсурдом. Но все же вопрос, адресованный ему, заставил Реми задержаться и задуматься.
- Нет, связаться с ней нельзя, - первая мысль естественно коснулась Анны, и только затем уже креол стал перебирать знакомых, заканчивающиеся на Ксавьере, - нет, опасно. Потом, может быть...
Сейчас Гамбит считал, что помочь ему мог только он сам. Да, может быть, потом ему и не помешала бы помощь, после того как ему удастся приглушить опасность и проблему. К слову о проблеме - дрожь в руках вновь стала ощущаться, заставляя Гамбита очередной раз пропустить сквозь себя импульс энергии, будто бы очищая себя.
- Попозже... peut être, - ответил Гамбит неуверенно, пытаясь вновь вспомнить, где он видел доброго самаритянина, - pardon, как к вам обращаться?
Поведя взглядом чуть в сторону, креол развернулся вперед и поспешил вперед в сторону сектора Опасной Комнаты и Изолятора Гена "Х". Как только дверь внутрь отворилась, Гамбит уже перешел на бег, быстро открывая капсулу изолятора, которая должна была захлопнуться через десять секунд бездействия. Быстро вбежав вовнутрь и остановившись посередине полупрозрачного цилиндра из крепкого сплава, Лебо дождался, пока дверь захлопнется. Пять, четыре, три, две, одна...
- Tromper! Tu penses que ça va m'arrêter? - голос в голове снова бушевал, - Combien de temps pensez-vous pouvoir rester confiné?
Стоило капсуле закрыться, как Лебо ощутил, как все его тело будто бы онемело. Он знал это чувство - он испытывал подобное, когда терял свои способности. Пару раз в его жизни они испытывал похожее. Холод в руках прекратился и эхо в голове затихло. По крайней мере, на время.
- De quoi gâcher votre plan, - прошептал Лебо, сев на полу.
Разложив левую ногу на полу, а правую согнув в колене и упершись в пол сапогом, Гамбит прикрыл глаза. Если даже ему казалось, что он может разнести все будучи Всадником Смерти, то вырваться так просто из изолятора даже ему было бы трудно. По крайней мере, пока здесь был желающий помочь человек - выйти он мог. Но вряд ли бы Гамбит позволил этому случится. Он не хотел повторить то, о чем потом пожалеет.
Видимо внезапное появление мутанта на пороге Школы возбудило интерес у оставшегося в особняке добряка. Поэтому он и последовал за ним. Да ещё и вспомнил его. Хм, а может быть, это была какая-то уловка? Может быть, у Реми начались галлюцинации? Может быть, тут и не было никого?
Открыв глаза, Гамбит поднял прежде опущенную голову, устремив взгляд сквозь прозрачное стекло изолятора.
- Не знаю, чем тут можно помочь, кроме разве что обращаться к МакКою.
Зверь мог бы попробовать исправить ситуацию, но это бы заняло много времени, слишком много. Пока Хэнк разбирался бы, Гамбит давно бы утратил контроль. И тогда уже никакие опыты не помогут.
- И то вряд ли он успеет что-то сотворить... Я не обращался к ним, потому что не хочу, чтобы меня видели снова угрозой. Новость о том, что они все метнулись куда-то за три-девять земель для меня стала просто везучим билетом сюда, - Лебо указал пальцем на пол, подразумевая этот самый изолятор.
Понятное дело, что пребывать здесь вечно он бы не смог. Как минимум ему потребовалось бы выходить наружу для совершения более привычных потребностей - голод, жажду и естественные человеческие процессы никто не отменял. Но то, что у него особо не было плана - это действительно правда. Он не особо знал, как мог себе помочь, разве что, кратковременно запершись в этой комнате. Он был рад только одному: голос затих, холод в конечностях тоже поубавился, а если даже этого будет мало - Всадник Смерти не сможет в этой комнате ничего сделать.
- Полагаю выход может быть только один, если угроза реальна, и в первую очередь для близких, - речь шла о суициде, которая была больше проявлением отчаянья, нежели обдуманной мыслью и планом, - просто все прочие методы не предвиделись реальными.
Скажи себе Гамбит пару месяцев назад, что его выходка приведет к подобной проблеме, он бы рассмеялся. Сейчас он просто проклинал себя за свою упрямство и желание довести до совершенства практически единственный недостаток, который присутствовал между ним и Шельмой. Да, он не предполагал, что это может привести к таким последствиям, эта мысль вообще не приходила ему в голову. Но это вряд ли могло сойти за оправдание.

[icon]https://i.imgur.com/UQI5bfh.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (29.03.2022 23:49)

+4

7

То, как Реми замешкался, многое говорило о нем. И о его беде, которую он, будто крест, носил с собой, в себе, и она везде следовала за ним, будто назойливая мысль. Он хотел, чтобы кто-то ему помог, но явно сомневался, что кто-то способен оказать помощь.
Это все не надо было объяснять Стрэнджу – тому, с чьими бедами зачастую нельзя было справиться никому, кроме него самого. Но, как показывала практика, неспособный справиться со своими проблемами Доктор великолепно справлялся с чужими. Потому что лучше многих знал, каково это – нести тяжкое бремя, которым не с кем поделиться.
- Если ты хоть на мгновение остановишься, я смогу представиться по всей строгости этикета, - спокойно произнес он, не мигая. – Полагаю, ты не диверсию пришел устраивать, потому волен идти куда тебе нужно.
«Но это не убережет тебя от моего душного общества».
Стефан шел по пятам почти убегающего от него Гамбита, и это странное преследование вело в те коридоры, где совсем недавно они с Ороро раскатывали в яблочные пирожки с корицей потусторонних паразитов. Холодные стены, не менее холодные полы, стекло и металл – все это напоминало нечто среднее между лабораторией и медицинским крылом. Памятуя, что многие мутанты прошли через преисподнюю лабораторных программ, Стефан задался вопросом: не вызывают ли эти коридоры болезненных воспоминаний? Ощущают ли себя мутанты здесь в безопасности?
Переселение на Кракоа было ответом – молчаливым, но исчерпывающим.
Он все так и шел с чашкой чая, не придумав, где ее оставить. Если раньше чашка выглядела как атрибут нормальности, то теперь выглядела как яркий маркер абсурдности, катящей прямиком к Алисе в Стране Чудес.
Гамбит нуждался в помощи, но так знакомо отвергал ее, что Стефан ощутил легкое дежавю. Не он ли почти также старался оградить от своих бед всех прочих? Как же порой маги и мутанты похожи. Может, даже сильнее, чем и тем, и другим хотелось бы.
Закрывшись в капсуле, Реми словно расслабился. Этот упаднический тон и смирение в глазах Стрэндж наблюдал не один раз, а потому покачал головой. Внутренних демонов так просто не победить.
- Жизнь должна была научить тебя, что смерть - не выход. Проблема не решится, зато может усугубиться. Разве ты уверен, что твоя беда погибнет с тобой? А если ты надеешься, что я исполню твое желание, то ты меня явно не знаешь. Я исцеляю, а не убиваю.
Стефан говорил ровно, без стеснения глядя в глаза Реми. Когда слишком часто смотришь в бездну, любой взгляд можно выдержать.
- Раз мы наконец остановились, то можно и представиться, - сдержанно отсалютовал чашкой. - Я - Доктор Стефан Стрэндж, Верховный... кхм, бывший Верховный волшебник Земли. Недавно помог Дженоше избавиться от Мефисто, вот меня и пустили сюда пожить. А я не то, чтобы тихий сосед, который не вмешивается в чужие дела. Раз тебе нужен Хэнк, то это связано с твоими... способностями?
Но это было что-то серьезное. Ведь многие мутанты – что знакомые ему, что нет – обладали невероятными силами, которые так и рвались из-под контроля. Мало кто был способен их контролировать, еще меньше тех, кто делал это хорошо.

Отредактировано Doctor Strange (04.04.2022 23:02)

+4

8

Если бы глаза Лебо сейчас могли сверкнуть, то это бы точно произошло, не окажись он в изоляторе. Креолу ничего не оставалось, кроме как лишь пожать плечами и подумать про себя, что смерть - действительно не выход. Только как бы иронично это ни звучало, все зависело от того буквально и нет отнестись к этому заключению. Парадоксально, насколько близок сути вопроса оказался собеседник Реми.
Исцеляющий "неубиватор" представился по всей строгости этикета. Точно - Стрэндж! Похоже, что Люди Икс объединяли с ним силы, когда отправлялись в... Ад? Это было точно без Реми. И позже бывший Верховный волшебник Земли пару раз встречался с Ксавьером и не только. Наверное, тогда Реми и пересекался с ним.
- Не думаю, что Хэнк успеет помочь, даже если бы сейчас начал прям сейчас. Décès стучится в двери, monsieur Стрэндж. И долго ждать, пока ей отворят не будет. Способности тут не совсем при чем... Все гораздо сложнее, - ответил Гамбит, - Кажется, вы знаете, как меня зовут, но все-таки я тоже представлюсь: Реми Лебо, Гамбит.
Забавно было то, что Стрэндж его сразу назвал по имени, как бы автоматически записываясь в друзья. Ну хорошо. Раз он помог устранить демона Мефисто, то это в конце концов очередной раз подтверждало, что он автоматически попадал в друзья мутантов. Сейчас у Гамбита не было возможности подготовиться к диалогу со Стэфаном, хотя первый вопрос, который его волновал касался именно его докторства. Доктор чего? Сначала Ад, борьба с демонами, волшебство... Наверное, паранормальное направление, скорее всего.
- Здесь замешаны и способности, и психика, и вообще всему причиной генная инженерия, скорее всего. У меня... - креол запнулся, подбирая правильные слова, - расстройство личности, раздвоение. И последствия этого могут быть слишком уж чреваты огромным количеством жертв, Доктор. Способности, как побочный эффект, тоже становятся на порядок сильнее, а эффект - пагубнее. Поэтому я поспешил сюда, чтобы, даже если потеряю над собой контроль, тварь не вылезла из этой комнаты.
Третий раз перевоплощаться в дикое существо несущее смерть и погибель всему живому Гамбит не желал. Ему хватало тех проступков, которые он, итак, совершил за свою жизнь. Он не желал смерти никому из тех, кого лишил жизни, и тех, кого мог лишить. Хм, возможно, конечно, Всаднику Смерти не удастся осилить и уничтожить Верховного Волшебника пусть и бывшего, но все же.
- Я глупо надеялся, что смогу совладать с тем, что со мной могут сделать. Думал, что мой рассудок не утратится. Но я чертовски ошибся, недооценив врага... Я не из тех Людей Икс, которые всегда следуют правилам, Доктор. Когда я впервые встретился с ними за мной уже было слишком много скелетов в шкафу, о которых я решил от греха подальше умолчать от новых друзей. Но правда вскрылась в самый не подходящий момент. Мне перестали доверять, ведь я всегда играл не честно - я бывший член Гильдии Воров Нового Орлеана. Но полагаю, как и не бывает бывших Верховных Волшебников, так и не бывает бывших воров. Меня изгнали и бросили в Антарктиде на верную гибель. Мне удалось выжить, и даже пару раз я смог помочь Иксам, но ни о каком доверии речи быть не могло. А затем на горизонте явилась новая угроза в лице Апокалипсиса. И я сделал то, в чем всегда считал себя лучшим - решил стать двойным агентом, записавшись к нему Всадники. Я отказался от болеутоляющих, думая, что этим смогу уберечь свой рассудок. Но я ошибся. Его оборудование превращает людей в чудовищ, одним из которых стал и я. "Смерть - не выход", Доктор? Что ж, я тоже так думаю. Поэтому пытаюсь удержать Всадника Смерти в себе, таким образом. Пока Хэнк будет пытаться разобраться вновь что можно сделать и как исправить мою ДНК, думаю, может быть уже поздно. Ксавьер тоже вряд ли сможет надолго удержать эту личность взаперти. Природа моих способностей позволит ему вырваться.
Действительно, если бы Всадник Смерти был каким-то демоном или духовной сущностью, можно было попросить Стэфана изгнать его прочь. Только вот вряд ли это было так. Можно было сказать, что Всадник Смерти стал тенью Лебо, которая могла в любой момент принять его облик, подчинив тело Гамбита и неизвестно когда ему удастся вырваться из его когтей. В конце концов, Эссекс уже не поможет. И если в первый раз он не смог до конца помочь, а Всадник вырвался во второй раз, то и в третий это произойдет ещё раз.

[icon]https://i.imgur.com/UQI5bfh.jpg[/icon]

+4

9

Рассуждения о Смерти звучали как что-то обыденное, словно Реми видел эту самую Смерть в зеркале каждый день. Стефан не стал уточнять, о какой из Смертей говорил мутант, ведь, судя по всему, они думали о разном. Витиеватость мысли и вкрапления французского не мешали Стрэнджу видеть и слышать суть, которая тяготила мутанта, слишком сильно владея его волей к жизни.
А она была и была столь сильной, что даже не просила – требовала еще один шанс, еще мгновение на то, чтобы вырваться и стать свободным. Никто, кто на самом деле желает смерти, не станет искать возможность спасти жизни других. Никто, идущий на плаху, не задумается, даже не допустит мысли о том, что есть кто-то, кто может помочь.
- Сегодня твой день, Реми Лебо, - спокойно ответил, приветственно кивнув, будто они только что поздоровались, а не там, у дверей. – Я занимаюсь исключительно сложными случаями.
Когда-то прошедший испытание истинной Смерти, что когда-нибудь выключит свет во Вселенной и закроет за собой дверь, волшебник слушал рассказ о способностях, Апокалипсисе и Всаднике, не перебивая. Случай был и правда из сложных – тех, что со звездочкой. Столь сложное изменение – и на генетическом, и на психологическом уровне – было похоже на одержимость, как если бы паразитирующая сущность родилась изнутри, а не заселилась извне. Даже странно, как такое великое и могучее существо, как Апокалипсис, оставил фундамент оригинальной личности, не стерев ее подчистую. Тогда бы Всаднику не было с чем бороться.
«О чем таком я думаю?»
Стефан моргнул, протяжно вздохнул, скрестил руки на груди. Чашка с чаем вновь повисла в воздухе поблизости, уютно паря успокаивающим ароматом трав. Сейчас этот атрибут не то Безумного Шляпника, заведующего чаепитием, не то Чеширского кота, намекающего Алисе, что время тикает не в ее сторону, возвращал его к довольно печальной мысли – здесь Хэнк и правда не поможет.
История же Гамбита не была чем-то новым – она была о тайнах, которые скрывали с небрежностью человека, что хотел их раскрытия, и о сожалениях, которые он со всем усилием пытался обратить во что-то хорошее. Весь сотканный из противоречий, Реми, как и многие люди, пытающиеся быть одинокими волевыми воинами на пути одиночества, неосознанно тянулся к другим.  Так сильно, что ненароком ломал самое ценное и хрупкое – доверие.
А преданное доверие, как известно, как перелом – простить можно, но обнимать больно.
- Похоже, урок о преданном доверии дался тебе высокой ценой, - вздохнув, Стефан покачал головой. – Благодарю тебя за рассказ и то, что раскрыл подробности твоих… обстоятельств. Но я не думаю, что МакКой, при всей его гениальности, навыках и способностях, в силах противостоять твоей… темной стороне.
То, что даже Ксавье может оказаться бессилен перед тем, что создал Апокалипсис, становилось не по себе. И это всего лишь осознание! А что, если это существо вырвется на свободу?
Стефану представилось нечто вроде Дормамму, в очередной раз шагнувшего из Темного Измерения. Он жаждал смертей и хаоса, впрочем, как и Шума-Горат, как и многие другие демонические твари из других миров и измерений. Вряд ли то, что мог создать один из первых мутантов, не видящих в людях ничего, кроме биомассы, будет нести мир, добро и справедливость.
А потому бывший Верховный волшебник совершенно точно понимал, с чем имеет дело. Может, не во всех подробностях и нюансах, но даже общего представления хватало.
Потому-то он с некоторым сомнением окинул взглядом капсулу, в которой запер себя Реми.
- А ты уверен, что это сможет достаточно долго удержать… его, - говорить о Всаднике было сомнительным действом, словно он признавал расщепление личности Гамбита, толком не видев его, - прежде, чем станет поздно? Ведь ни ты, ни Хэнк, ни Ксавье, ни кто-либо еще не знает, сколько хватит сил как у тебя, так и у всего сдерживающего способности мутантов оборудования. Не хочу нагнетать, Реми, но это план-капкан.
Он не стал говорить, что Реми, сам того не осознавая – или осознавая, что приводило к неутешительным выводам – привел Всадника куда ближе к возможным первым жертвам, чем самому Гамбиту хотелось бы. В этом он не изменил себе, даже в час нужды потянувшись к тем, от кого сам же отталкивался. Словно кричал, моля о помощи, своими действиями, но так, что выглядело как попытка в очередной раз предать их доверие.
Может, кого-то просто жизнь ничему не учит?
Или быть одиночкой на пути одинокого одиночества – не его удел?
«Себе это сказать бы».
Стефан покачал головой. У него появилось решение, но оно было сиюминутным, а потому сырым, ненадежным, со множеством белых пятен и недосказанностей. И все же оно давало надежду – уже не только Реми, но и Стрэнджу, который видел сложнейшую из операций и то, как ее можно провести.
Даже без анестезии.
- Ты говоришь так, будто в тебе живет другой человек. Если так, это… можно решить. Вместо того, чтобы исправлять, можно просто отделить тебя от него. Из одного сделать двоих, если вы вдвоем никак не можете ужиться вместе. Ты без него, разумеется, ослабнешь, ведь твои – ваши общие – силы будут разделены с его, но и он ослабнет без тебя. Полагаю, это даст фору.
Кому и для чего – вопросы вторичные. Он должен рассмотреть Всадника, понять, с чем имеет дело, и лишь после решать, как именно с ним совладать и совладать ли. Всегда можно позвать кого-то с менее сильным моральным комплексом и обтекаемыми способностями, которые будут применены для абсолютного и бесповоротного решения. Даже почти без кровопролития.
Стефан сможет с этим жить. Как и со многими другими подобными «решениями», где его руки оставались чисты, а совесть пятналась в очередных чужих поступках против жизни.
Но если это даст шанс Гамбиту, если это спасет многих от Всадника Апокалипсиса, разве стоит чего-то его совесть? Только ночных кошмаров.
- Это будет магия, - добавил он, помедлив, - и это будет больно. Но раз ты отказался при принятии «дара» Апокалипсиса от болеутоляющих, полагаю, не будешь против, если я применю их в этот раз. Нет нужды страдать больше, чем есть.

+4

10

музыкальное сопровождение

Лебо прищурился, всматриваясь в выражение лица Стрэнджа. То ли он просто был экспертом в этой области, то ли ему это было даже в кайф - креол не знал, какова была мотивация его нового знакомого. Но по крайней мере, он был признателен ему за то, что не стал осуждать и критиковать лишний раз. Ему хватало осуждения выше крыши и сейчас он платил весьма дорогую цену за свои действия. Впрочем, вопрос Стрэнджа об его уверенности застал Гамбита врасплох. Наклонив голову чуть на бок, мужчина пожал плечами и объяснил свой ход мыслей:
- Уверен. Ну думаю, что уверен. Он полностью зависит от моего тела и моих способностей. Здесь они блокируются, и он не сможет использовать что-либо чтобы так просто вырваться. Как бы...
Реми притупил глаза в пол, вспоминая то, что говорил Всадник. Может быть, это был не блеф? Может быть, ему не стоило быть таким уверенным в своем решении приезжать сюда? Но другого места не было, которое могло бы его самого удержать. Но что, если Стэфан был прав? Тогда Всадник вырвется все равно только с ещё более накопившейся силой, достаточной, чтобы сорвать все оковы. В конце концов, первой пострадала бы Школа и сам Стрэндж. Только в таком случае Гамбит не знал, куда ему ещё деваться и где искать хоть какого-то спасения. Точно определить меру способностей Всадника Апокалипсиса Гамбиту не приходилось - но он знал, каков его полный потенциал. "Новое Солнце" более чем доходчиво объяснял, что он сам способен разрушать целые миры одним прикосновением. Каковы были шансы, что изолятор сможет удержать такого мутанта? А после экспериментов Гамбита с Шельмой и того, к чему они привели, Лебо вряд ли мог быть уверен хоть в чем-то.
- Не знаю, - подытожил креол взмахнув кистями рук, будто сдаваясь в партии в покер, - я вообще уже ни в чем не уверен, пожалуй.
В свою очередь у Стрэнджа был свой план и своя идея, как решить ситуацию - разделить две сущности на два тела. Гамбит приподнял голову - в его глазах "блеснула" искорка надежды и оптимизма. Но лишь на мгновение. А что бы это дало? Стоп, стоп, стоп... Реми притормозил с оптимизмом и попытался обдумать эту затею тщательнее. Получилось бы, что сам он освободился от своего "угнетателя", но ослаб бы. В свою очередь, Смертоносный Всадник ослаб бы тоже, но насколько? Нет-нет... Если они способны вырваться из изолятора, то вряд ли какое-либо ослабление было бы достаточным, чтобы этому помешать. И вообще все и началось с этого самого ослабления, будь оно не ладно.
- Non, non, non, non! C'est hors de question, tu entends?
Дальнейшее предостережение Стрэнджа не особо волновало Гамбита - он был бы на многое готов. Если изначально процесс перевоплощения был болезненным, то и этот был бы. Но существовало много других опасностей.
- И что это даст, Доктор? Если он будет отделен от меня, его я не смогу остановить - никто не сможет. Его способности в разы опаснее моих. Одним прикосновением он способен совершать полнейшую аннигиляцию, травить людей смертельным ядом... И если так произойдет, то он попытается вернуть все обратно. Его подобный поворот не особо удовлетворит. И я отлично знаю, с чего он захочет начать. Il apportera la mort à tout ce qui m'est cher... Все началось именно с того, что я ослабил себя, Доктор.
Креол поднялся с пола и подошел к стеклу, за которым стоял бывший Верховный волшебник Земли. Целеустремленно смотря в глаза Стрэнджа, Гамбит поджал губы. Ему было неприятно объяснять причину всей этой беды, которая была, как назло, слишком серьезна, осознавая, что сам был тому причиной.
- Я сам виноват - всему виной мой эгоизм. Я хотел как лучше, думал, что справлюсь с любой преградой и могу обойтись без лишней помощи. Всему виной ревность... И я не хочу, чтобы Шельма пострадала из-за этого, - впервые за весь рассказ Гамбита, он упомянул её, как бы не желал вмешивать в это все, - её способности для неё всегда были бременем. Она не способна прикоснуться к человеку, не поглотив его силы, способности, память. Её абсорбция много лет была причиной наших с ней трудностей в отношениях. Где-то на третью или четвертую секунду прикосновения её способности начинают действовать, и она не способна это контролировать. И вопреки всем этим проблемам нам удавалось держаться вместе. Кто бы ни пытался нас разлучить и как бы я тяжело не переносил их попытки все разрушить. Среди прочих был Магнето. Если прежде я не был обусловлен какой-то идеологией и взглядами философского направления, то теперь у меня к нему личная неприязнь. И как бы ни было иронично, Шельме удалось найти решение проблемы её способностей. Старк создал для неё браслет, который блокирует её способности, пока этот браслет заряжен и на ней. Это должно было меня обрадовать, может даже сделать счастливым. Но когда я узнал, что модификацию этого устройства создавал Магнето я не смог остаться равнодушным. Я предложил ей практиковать на мне абсорбцию, пока я буду пытаться ей сопротивляться. Целый месяц мы страдали из-за этой выходки, пока меня не... перемкнуло, а в голове не появился голос того, кого я считал давно исчезнувшим навсегда. И я, и он знает, где ахиллесова пята Гамбита. Это - она.


- Я будто смотрел со стороны, как свозь густой туман, но сейчас я понял. Я все ещё Реми Лебо, все ещё Гамбит. Гамбит и Смерть. - произнес Всадник, обратившись к Апокалипсису, - и часть меня... все ещё любит её... все ещё...
Они только что проиграли Людям Икс, нужно было собраться с силами для дальнейшего хода. Он и его господин проиграли битву, но не войну. Замешкавшись во время своего первого "дебюта" перед Анной, Всадник Смерти начал теряться между собой и Гамбитом. Какая-то часть его начала пробиваться наружу. И теперь, добравшись до безопасного места он высказал то, что его осенило несколькими минутами ранее.
- Смерти чужда любовь. Смерть - как естественная сила бытия, как песчаная буря, как наводнение, как землетрясение, - злобный взгляд Апокалипсиса был брошен на его Всадника, который начал пробуждаться и осознавать себя, а потому заслуживал наиболее жесткого обращения в виде крепкого захвата за шею, - мы вернем тебя на место в трансформационной, для восстановления твоего рассудка, Всадник.
Схватившись рукой за запястье Апокалипсиса, Всадник Смерти попытался сопротивляться:
- Отпусти... меня или я стану твоей смертью. Я превращу воздух в твоих легких в ядовитый газ... как ты... меня учил!
- Хорошо! - ответил Владыка, отпустив Гамбита, - но ни слова больше о любви. Или я испытаю твои новые способности, мой Всадник!


музыкальное сопровождение

- Это слишком рискованно. Шансы будут слишком малы, а опасности подвергнутся... - он не продолжил мысль, побоявшись назвать приблизительное число жертв, если Всадник Смерти окажется на свободе, а самое главное для него было то, что в числе жертв могли оказаться друзья и Анна Мария.
Между тем, Стрэндж мог наблюдать, как глаза Гамбита почернели полностью, а смотрел он в самую что ни есть бездну мрака.
- Эволюция - забавная вещь. Сколько бы препятствий не было на пути - сильнейшие выживают. И все же, на это способны даже амебы, - лицо Лебо приняло смертельно черный облик, а волосы на глазах стали принимать седой оттенок, - не смотри в abîme, доктор - abîme посмотрит в ответ. Ты готов сыграть в эту игру? Сдавать буду я. Будешь играть со Смертью? Смерть - единственное, что тебя ожидает в финале!
Черная правая рука мужчины стукнула по стеклу, издавая глухой звук треска. Зловещий взгляд Всадника Смерти переменялся дрожащей головой и отчаянно сменяющейся белой кожей. Гамбит пытался бороться изнутри, но ограничение его способностей сейчас не позволяло ему "очистить" себя от посторонней личности, как он обычно это делал.
- Что ты ожидаешь увидеть на дне, Доктор? Полностью очищенную Землю от жизни? Мир, в котором смогут выжить лишь сильнейшие, как и завещал Владыка. Когда я сотру с твоего лица твою sourire и допью до дна твой чаек, - он стукнул по стеклу вновь, - весь мир поймет то же, что и ты. Нет никакой надежды. Нет никакого спасителя. Нет никакого рассвета!.. Me dérange pas, LeBeau!
Дрожащие скулы и лицо Всадника доказывали то, что Гамбит сопротивлялся и пытался взять над собой контроль, пока рука вновь стукнула по стеклу, вдоль которого пошли не столько трещины, сколько проскочил разряд черного цвета.

[icon]https://i.imgur.com/wpkOSI6.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (27.04.2022 21:09)

+4

11

Стефан, как истинно благодарный слушатель, обратился в слух. Слушал, не перебивал, позволяя Реми выговориться, поделиться своей бедой с тем, кто не знал его лично достаточно хорошо, чтобы осудить, но знал уже достаточно, чтобы понять масштаб трагедии.
В голосе мужчины сквозило очень хорошо знакомое ему отчаяние – та самая его грань, когда ты готов ухватиться за любую соломинку, но опасаешься, что она обломится, и все старания пойдут прахом. Когда не знаешь, кому верить, а потому готов довериться любому, и тут же – отвергнуть помощь, чтобы никто больше не пострадал. Двоякая грань, режущая без ножа по душе и чувствам, от которой нигде не скрыться.
Стефан слушал, подмечая особые места. Гамбит упомянул Шельму, и то, с какой бережностью и нежностью он сказал о ней, невольно отозвалось и в волшебнике. О да, как хорошо он понимал Реми, даже, пожалуй, слишком хорошо. Ведь что есть отталкивание любимых от себя, как не высшее проявление любви? Чтобы они не пострадали. Чтобы не увидели ту тьму, что они прячут на свету. В тех, кто слишком хорошо знает цену спокойствия и счастья, всегда есть пара-тройка кладбищ с личными секретами, о которых любимым лучше не рассказывать.
Иначе останешься совсем один.
В какой-то степени было тяжело слушать о чужой жизни, параллельно обдумывая самую главную проблему – нейтрализацию «темной стороны», что в любое мгновение могла вырваться на волю. Словно ему приоткрывали занавесу тайны над чем-то чересчур личным, интимным, демонстрируя такое, от чего пробирало не то смущением, не то стыдом, не то осознанием безысходного отчаяния. Ведь больше не к кому обратиться.
В случае Гамбита, ему просто «повезло» нарваться на сердобольного «временного гостя», который просто «обожал» обременяться чужими проблемами.
Пожалуй, он слишком долго был слушателем, а потому пропустил момент, когда надо было говорить. Стефан поднял взгляд и столкнулся с черным взглядом Всадника.
Что-то было в этом взгляде пугающее, инородное, зловещее, почти парализующее. Что-то от взгляда высшего существа на заигравшегося в песочнице малютки. Что-то от создания, живущего по иным законам, где нет ни глупой морали, ни ценностей – ничего, кроме торжества хаоса и смерти.
Хуже всего было то, что это существо говорило ровно так, как говорили тысячи существ до него.
Стефан вздохнул. Вздох этот был полон скепсиса.
- Тебе не говорили, что вмешиваться в чужой разговор – моветон? – приподняв бровь, Стрэндж без особых усилий выдержал взгляд Всадника. – Ты говоришь с тем, кто смотрел в глаза Истинной Смерти. А твои предсказания вряд ли сбудутся – уж поверь, свою судьбу я знаю лучше прочих.
Он не пытался разозлить, и голос его был кристалльно спокоен, как только может быть спокоен голос человека, слишком давно живущего в подлунном мире. Обманчивая молодость, доставшаяся ему аккурат из-за пройденного Испытания Смерти, всегда заводила подобных Всаднику созданий в заблуждение.
Как и его суть.
Что может сделать обычный человек величайшему из созданий Апокалипсиса?
О, не поверите – многое.
Например, чай.
Жаль, что Всадник вряд ли его оценит.
- Реми, борись, - произнес Доктор ровно то, что должен был произнести в это мгновение. – Борись с ним, ведь ты сам говорил – тебе есть, за что бороться. За кого. Если ты считаешь их достойными своих жертв, если все именно так, как ты мне говорил – борись до последнего!
Но силы были не равны. То ли в том виноваты «игрища» с Шельмой, устроенные из-за банальной ревности, то ли собственная усталость Гамбита, то ли Всадник и правда был силен, но Реми начал сдавать позиции. Стефан стиснул зубы и хмуро наблюдал, как скалился Всадник, ощущая близкую победу.
Всегда неприятно смотреть за поражением кого-то, чьи беды понимаешь почти также хорошо, как свои собственные.
- Надежда есть всегда, - насмешливо улыбнулся Стефан, уже не играя в благородство. – Даже ты надеешься победить. Всегда умиляла подобная убежденность, ведь участь твоя ясна – ты создан для поражений.
Удар. Трещины пошли по стеклу.
«А вот это уже нехорошо».
Теперь настало время действовать.
Прежде, чем Всадник вырвался – а это было очевидно, Стрэндж резким взмахом руки сплел защитные чары, что оплели его тело подобно золотистой невидимой броне. Так ему не сломают кости в ближайшие минут двадцать, не смогут забраться внутрь разума и все остальное, что только может придумать кто-то, разбрасывающийся угрозами про допить чаек.
Кстати о чае.
Легким движением руки пнув чашку, Стефан сплел еще заклинание. Керамическая посуда распалась на мелкие осколки, а золотистая жидкость чая мгновенно обратилась в туман.
- Седые сыны Хоггота, - зашептал волшебник, отходя дальше, - рассекайте туманом ложное, обнажайте истинное!
И то стекло, что рвануло из защитной капсулы, и те осколки, на которые распалась чашка, измельчились, собираясь в тонкие иглы, чтобы потом наносить мелкие, но ощутимые раны Всаднику.
Смерть от тысячи порезов.
Стефан надеялся, что до такого не дойдет.
И сам отходил назад, приготовившись ударить чем посерьезнее.
- Давай сойдемся на том, - примирительно произнес Стрэндж, подняв руки перед собой, - что у тебя ничего не выйдет, и ты вернешь Реми его тело, потому что оно его, по рукам? В противном случае тебе будет больно. Я врач, я умею причинять боль.
А как же без наивной надежды.

Отредактировано Doctor Strange (27.04.2022 19:48)

+4

12

Ведал ли Всадник Смерти боль? Было ли ему больно или же увечья наносились только Гамбиту? Естественно, этот аватар Всадника Апокалипсиса был страшен пока лишь за пределами своего заточения, но теперь, когда стекло дало трещину, его способности вновь вернулись обратно. То, что Стрэндж начал использовать заклинания Всадника мало волновало. Он ведь был выше этого, как и забот людских волшебников. До тех пор, конечно, пока они не оказывались на его пути. А они все рано или поздно появились бы там перед ним. Просто Стэфану Стрэнджу повезло быть первым сегодня.
Естественно устоять против потока мелких иголок ему было не под силу. Такая себе акупунктура, скажем прямо. Заныв от боли и сжавшись, Всадник прикрыл лицо и голову руками. Его стон перешел уже в некое рычание, пока его тело было испещрено иглами.
- Хех, хехех, хреновый из тебя доктор - ты причиняешь боль столько же ему, сколько и мне! - засмеялся Всадник Смерти.
Его рычание переросло в смех, не заливающийся, а сдержанный и наигранный. Но Всадник не предпринимал ничего более пока, сидя на колене с прикрытой головой. Поэтому его засветившиеся красным цветом глаза не было возможно увидеть, только лишь легкую дрожь мышц, судороги от возникшего внутри его тела напряжения. А через секунду-вторую Стрэндж без всяких заклинаний мог бы ощутить словно вокруг нарастает угнетающая атмосфера. Свет в комнате стал затухать, а вокруг Всадника Смерти появилась все более заметная темная дымка.
Если бы не защитное заклинание Доктор Стрэндж бы начал тут же задыхаться, но яд не проникал в его легкие. Всадника это не коробило, не удивляло. А следом за его судорогами иглы, выпущенные в него потемнели и разлетелись на мелкие щепки. Всадник поднялся с явно недоброжелательным лицом. Выпрямившись во весь рост он дотронулся до оставшегося стеклянного барьера, который будто масло поддался ему и треснул в его руках, откалываясь от общей конструкции, созданной Людьми Икс. Прозрачная крепчайшая поверхность окуталась темным цветом в руках Всадника и тут же была брошена им в сторону Доктора Стрэнджа, а сам Всадник сорвался с места, словно это было для него пуще простого.
Нет, до Ртути ему было далеко. Но он мог летать, а точнее левитировать, управляя потоками собственного тела, как это не мог сделать Гамбит. И в скорости он ничуть не уступал своему оригинальному носителю, пожалуй был даже быстрее и ловчее. Его левая рука на ходу отколола ещё один осколок от конструкции Опасной Комнаты и кинула следом за первым в сторону бывшего Верховного Волшебника, а сам Всадник рванул мимо.
Каждый его шаг на полу оставлял черный след, с которого шло темное испарение. Каждый его шаг казался не обычным шагом, а навевал некий фатум так, словно он был вовсе не человеком и не мутантом, а гораздо большим, чем какой-либо смертный. Наоборот, он нес саму Смерть за собой, ведь армия Апокалипсиса некогда следовала за ним.
Что первый, что второй осколок брошенный Всадником не взрывался. Он обладал гораздо более разрушающей мощью. При соприкосновении с заряженным Всадником Смерти предметом или человеком, последний подлежал мгновенной дематериализации на мельчайшие частицы, что само собой было не совместимо с жизнью. А дыхание Всадника должно было отравлять все вокруг. При желании он мог отравить воздух прямо в легких жертвы и это была лишь верхушка айсберга его способностей и того, что это существо могло натворить в целом.
Правая кисть руки устремилась на бегу к лицу Доктора Стрэнджа. Человеческая рука на мгновение показалась вовсе не рукой, обтянутой мясом и кожей, а костлявой рукой. Не хватало только темного балахона и серпа на длинной палочке и можно было сказать, что образ максимально совершен. А Всадник не останавливался и продолжал бежать, вне зависимости от того дотянется ли он до физиономии волшебника и поволочет его за собой на ускорении за три-девять земель куда-то... в стенку Опасной комнаты, или же он просто побежит и совершит "ещё одну восьмерку".

[icon]https://i.imgur.com/Fj0TIHO.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (27.04.2022 22:03)

+4

13

Маленькая заминка Всадника дала волшебнику пару мгновений подумать над произошедшим и обдумать следующие шаги. Как минимум, ему нужно изучить, что может это создание, а также как сильно оно въелось в тело и разум Гамбита. Если все так плохо, как говорил Реми, то придется прибегнуть к тому варианту, что Стефан предлагал ранее.
Плохой вариант, но даже такой – лучше, чем ничего.
Как и всякое порождение хаоса, Всадник не то негодовал, не то смеялся, и в этих крайностях крылось зловещее напряжение, от которого любому становилось не по себе.
Ну, почти любому.
Стефан-то жил в доме, где такая зловещая аура была почти как стойка с зонтами. Она еще неприятно кусалась, если в нее ставить мокрый зонт, ауч.
- Именно, - голос Стефана не дрогнул. – В отличие от тебя, дилетанта, я слушал и слышал. Реми готов вынести любую боль, чтобы избавиться от тебя. Значит, у меня для тебя очень плохие новости.
Неужели Всадник думал, что Стефан уточнял про боль просто из вежливости? Вот же наивное создание.
Но пока что вестником плохих новостей был Всадник. Его влияние на окружающую среду было бесспорным, и Стрэндж в очередной раз порадовался своей безудержной паранойе – без защитных чар, пожалуй, было бы сложно. Но не то, чтобы они спасали от злобных взглядов, предвещающих «тебе конец».
Сколько уже было таких на его веку, мамочки, не сосчитать.
Но вот когда создание, завладевшее телом Гамбита, начало действовать, Стефан перестал ожидать новых реплик и расшаркиваний – похоже, противник был настроен серьезно.
Серьезно разломать эту комнату, по крайней мере.
Для вербальных заклинаний не то, чтобы было время, и потому волшебник резко вскинул руку в сторону летящего на него Всадника – тот несся напролом, намереваясь проломить своей рукой ему череп. Это можно было посчитать жестом отчаяния, попыткой остановить его… только вот в глазах мага не было ни капли мольбы. Напротив, там было то, чего подобные существа не ждут – решимость.
Двойники Иккона, могущественного заклинания иллюзий, вмиг заполнили помещение идентичными копиями Стрэнджа. Некоторые, что оказались слишком близко, как бы отклонились от траектории Всадника, а другие же подставлялись под руку и картинно падали на пол. Двигался Всадник невероятно быстро, и вскоре его рука настигла цели…
Только вот встретилась не с лицом Стефана, а со стеной.
- Почти угадал, - раздалось сразу от десятка двойников, каждый из которых насмешливо усмехнулся. – Ты там что-то говорил про игры. Давай поиграем в мою игру. Поверь – тебе не понравится.
Чтобы совсем не понравилось, можно было использовать кристалы Сидриарра, однако они были опасны. Что-то подсказывало – не стоит использовать подобное опасное «оружие» против того, кто пусть и жаждет твоей смерти, но все еще держит в заложниках и тело, и разум вроде бы дружественного мутанта.
Ведь один такой кристалл мог стать смертельной бомбой для Гамбита.
Алые ленты Цитторака могли бы сработать, но для этого нужно было еще немного измотать Всадника. Кольца Раггадора могли стать и веревками, и атакующим оружием, но опять же, Стефан не намеревался навредить Всаднику. А значит…
- Хотя знаешь, время настолько раннее, что я бы предложил тебе отдохнуть. Но понимаю, что ты откажешься, потому постараюсь тебе помочь. Например... Давай посчитаем овечек, - несколько иллюзионных копий Стрэнджа отвлекающим маневром пролеветировали в разные стороны, - раз овечка…
Из небольшой трещины в потолке – на самом деле, между реальностями – выпал маленький… чертенок. Правда, он был больше похож на деформированного поросенка, который очень долго пил, его бросила жена, уволили с работы, затем он попал в банду мародеров и его нехило потрепала жизнь, так что пришлось отрасти рога, копыта он украл в соседнем ломбарде, ну а колготы с начесом выдали премией за удачные грабежи.
- Два овечка.
Следующий чертенок походил на гиену, которой не повезло родиться с куриными лапами и очень, очень огромными клыками. Затем еще один, и еще… Их насыпалось достаточно, чтобы понять – дело дрянь.
Даже Стрэндж слегка поежился.
Демоны Денака всегда были… странными созданиями.
Волшебник указал рукой.
- Фас.

+4

14

музыкальное сопровождение

Удивительного ничего не было в том, что дотянуться рукой до Доктора Стрэнджа не удалось. Всадник не был особо уверен в том, что у него это получится. Возможно это было больше, чтобы запугать его? Так или иначе. Волшебник решил создать своих двойников. Всадник не был уверен в том, могут ли они причинить реальный вред и остановить его, или же они были не более чем прозрачными иллюзиями. Впрочем резкими бросками осколков Всадник Смерти разбил их строй. По "сценарию", последним должен был остаться настоящий Волшебник. Но какой бы ни был из них настоящим, Слуга Апокалипсиса продолжал чинить разрушения то тут, то там. Очередной рад потянувшись к рукой к лицу Стрэнджа, чтобы затащить его за собой, словно легкий балласт, Всадник наткнулся на пустоту - рука прильнула к стене. Раскрытая ладонь начала пропускать энергию вдоль стены, а сам Всадник развернулся к последнему Стрэнджу - настоящему.
Прищурившийся Всадник Смерти не стал отвечать на слова своего противника, который был больше занозой в заднице, чем легкой мишенью. Игра, которую хотел устроить ему Стрэндж заключалась в призыве каких-то исчадий из ада - похожих, которых Всадник видел прежде, когда Гамбит спустился вниз с Иксами в Ад. Вид мелких бесят не особо впечатлил его. А тем временем атомы стены, к которой Всадник Смерти дотронулся, ускорялись все сильнее - сквозь каждый из них проходила смертоносная энергия, которая расщепляла атомы, а соответственно и молекулы и более комплексные структуры твердого бетона. Энергия смерти испепеляла стенку позади Всадника, который оскалился в ответ на театральный дебют Доктора.
- Примитивно. Я играю в игры, в которых на кон человек ставит самое дорогое. Иначе нельзя понять, блефует он или нет. Чем человек готов рискнуть, а чем - нет, на этой тонкой грани измеряется его душа.
Двое чертей - вот все, что в первом раунде выставил Стрэндж. В руках же Всадника было предостаточно оружия, точнее в его карманах, карманах Гамбита. Окрашенная в черный цвет длинная куртка была сплошь да около напичкана картами. Выхватив две первые попавшиеся карты. Вместо рубашки и знаков, которые можно было бы увидеть, они были напрочь черного цвета. Стоило Стрэнджу произнести слово "фас", как Всадник отскочил в сторону, бросая первую карту в сторону свиноподобного беса, а после прыжка вверх, сбросил вторую карту на гиеноподобного. Обе карты обладали все тем же эффектом расщепляющей энергии, которая разъедала плоть, кости и любую твердую материю.
- Вот оно. Отчаянье. Интересно откуда у тебя столько отчаянья, мсье Стрэндж. Ах да. Все упирается в женщину. Угадал? Как банально... Но твоя судьба - это гнить в Аду среди таких чертят, - произнес Всадник, пряча руки обратно в карманы.
Правая рука резко выскочила вперед. Между двумя пальцами Всадник сжимал ещё одну карту, из которой струился черный дымок, а само порождение Апокалипсиса отступало к созданному в стене проему.

[icon]https://i.imgur.com/Fj0TIHO.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (28.04.2022 15:00)

+4

15

music

Решение удерживать дистанцию между собой и Всадником было правильным. Но кое-что он не учел – что отсутствие жертвы не скажется на желании разрушать. И потому «пропущенное прикосновение», пришедшееся на стены, принялось устраивать дестрой изо всех сил и скорости.
Конечно, не то, чтобы ему было жалко эти стены и помещения, но ведь его тут приютили. Он тут как бы гость. Будет не очень, если после себя он оставит руины. Недавно и так пришлось прибирать после паразитов, вряд ли мутантам понравится повторение генеральной уборки, но теперь со строительными подрядами.
Пока же белоголовый Всадник вращался между его иллюзорными двойниками и демонами, которые тремя не ограничились, а падали и падали из мелких трещин между мирами, Стефан на мгновение сместился в наиболее безопасное место и осмотрелся. Дело дрянь – разрушения были не просто заметны, но и губительны. Еще немного, и на них могли рухнуть все этажи сверху… или нет, а он просто паникует, но вероятность умереть под упавшим зданием никогда не равна нулю.
Взмахнув руками, прошептав заклинание, Стрэндж сделал сложный пас руками и выдохнул. Время замедлилось настолько, что казалось, будто остановилось вовсе. Это замедлило разрушения, но не остановило их. И когда он «запустит» время, все рухнет. Потому между словом Всадника «примитивно» и всем остальным ему надо кое-что сделать.
Честно говоря, ему сейчас недоставало сил взять и «отменить» то, что делала энергия Всадника – слишком мощное и быстрое действие. Но если ты не можешь что-то отменить, адаптируйся. Соприкасаться с этой энергией было опасно, только вот он переживал и не такое. Потому Стефан потянулся к этой энергии – осторожно, ощупывая ее со всех сторон, чувствуя, как она жаждет разложения, расщепления, небытия для всех и каждого. Все, что требовалось – или дать пищу, или уступить.
Стефан сделал иное – он изменил полярность. Не разрушать, а созидать.
Избыток энергии ударил по пальцам, мгновенно заставляя время течь так, как обычно. Выдохнув, волшебник моргнул – одна проблема решена, еще десяток на очереди. А самой первой был взбешенный мутант, желающий смерти. Прекрасно, прекрасно, верхняя строчка в его списке дел на сегодня!
- От создания, которое паразитирует на чужом теле и душе, очень лицемерно это слышать, - Стефан отлеветировал в новое место, укрываясь за иллюзиями двойников. – У тебя же ничего нет. Есть только то, что принадлежит Гамбиту. А что есть у тебя, Всадник? Ничего. Выходит, тобой движет зависть? Не пробовал что-то создать, нежели разрушать то, что создали другие? Или ты однозадачный? Грустно, что Апокалипсис умеет создавать настолько узколобые инструменты.
Демоны Денака быстро кончались, но также быстро восстанавливали свою численность. Первые двое лопнули, оставив черноватый дым в воздухе, но тут же еще десяток других «насыпался» из мелких щелей-порталов между измерений. Они будут сыпаться до тех самых пор, пока Стефан не отменит призыв… а повода для того не было. И чем больше будет уничтожено, тем больше появится.
- Чего? – Стефан удивленно приподнял брови, наблюдая за отступающим к двери проему. – Приплетать ко всему женщину – это что-то из французских стереотипов?
Еще отчаяние у него разглядел, надо же. Волшебник почти презрительно фыркнул, но все же – зачем он к проему-то движется? Видимо, понимает, что драки по его правилам не выйдет, и пытается сбежать.
«Я тебе сбегу».
Стрэндж сощурил глаза, оттолкнулся от стены и резко направился в сторону Всадника. Левитация ускорялась за счет разрушаемых иллюзий, высвобождавших магическую энергию, которая впитывалась в его ранее нанесенные защитные чары. Остаточную магию Стефан собирал в руках, которые выбросил перед самым столкновением с Всадником.
Бурлящая магией сфера буквально поглотила заряженную энергией Всадника карту.
А за спиной Всадника уже раскрылся портал. И вовсе не на Бали.
Повеяло жаром и серой.
- Да ты Ада не видел, - вспыхнули на мгновение злостью глаза мага, когда он попытался пихнуть Всадника в портал… только вот беда: демоны Денака решили, что это их шанс, и скопом навалились на обоих мужчин.
Энергия между картой и магией завибрировала от неустойчивости, ведь некому было ее контролировать – они падали в портал, и не то, чтобы там было близко к какой-либо поверхности.
Портал в Лимбо открылся в двадцати метрах над землей.
Сфера, призванная погасить энергию карты Всадника, затрещала, заходила ходуном. Стефан с легким удивлением отпустил ее и…
БА-БАХ!
Оглушительный взрыв разбросал их по сторонам. А мог бы и по кускам.
Стефан совсем неизящно плюхнулся на красноватую каменистую почву измерения Лимбо. Рядом упало несколько демонов Денака, которые тут же вскочили и, пошатываясь, начали высматривать свою жертву, коей был на сегодня Всадник.
Защитные чары вспыхивали серебром, пока волшебник собирал себя с земли, силясь не стонать от боли – его все-таки неплохо приложило.
- Черт, - все же сев на земле, он коснулся рукой головы – та нещадно гудела. – Ладно, тут хоть разрушения не особо изменят обстановку… Эй, Всадник, ты живой там?

Отредактировано Doctor Strange (07.06.2022 00:50)

+3

16

музыкальное сопровождение

Пока Стрэндж развлекался, а Всадник пытался удрать, в теле последнего творилось бог весть что, а точнее в его голове. Лебо, который был на самом деле Всадником Смерти, оказался запертым в клетку - и куда более серьезную и крепкую, чем ту, в которую он пытался сегодня заточить Всадника. Он мог быть лишь зрителем - ему отвели только эту роль. Он видел все, ощущал все, но не мог сделать по большому счету ничего, чтобы вырваться - его попытки взять под контроль свое тело, пока не оказывали эффекта. Он ощущал, что делает Всадник, ощущал перепады энергии, которыми он разбрасывается, ощущал его противостояние созданиям Доктора Стрэнджа, но не мог никак этому воспрепятствовать или же помешать, хоть и отчаянно пытался пробиться.


Конфликт с экс-верховным волшебником Земли Всаднику явно не пришелся по вкусу - хоть у него и хватало арсенала карт, он отлично понимал, что убийство чертей, которых призвал Стрэндж, было подобно противостоянию с Гидрой. Чем больше, он уничтожал их, тем больше их вылазило. По-хорошему чтобы сломать этот порочный круг следовало бы наложить заклинание в ответ, которое бы прекратило этот призыв, иначе ему придется сражаться с целой ордой диких исчадий. Но так как Всадник Смерти полностью исходил из Гамбита и тот не владел какой-либо магией, а его познания в ней ограничивались, пардон, комиксами, видео-играми и фильмами, нежели реальными фактами и знаниями, придумать нечто более оригинальное он не мог.
На мгновение Смерть заметил, что волшебник сменил резко позицию, будто телепортировался. Что-то произошло - какой-то трюк или ловушка. Всадник не собирался терять бдительности - было бы совсем негоже сейчас терять сосредоточенность.
Речи Стрэнджа не особо вынуждали его дать ответ - в столь распалённый момент ему просто не хватало времени. Его руки выхватывали карту за картой из первой колоды. Белые пластиковые листовки принимали черный цвет, наполнялись энергией Всадника Апокалипсиса и разрушали цель при соприкосновении.
Стрэнджу было просто напросто не понять, что делал Всадник и что им двигало. Апокалипсис был прав - прав с самого начала. И если Смерть не признавал этого поначалу, то после поражения господина и после того, когда все улеглось - он сам увидел правду. Гамбит её сам преподнёс ему на блюдце с каемочкой - он был слаб. Слаб как и прочие мутанты и люди. И был лишь один шанс исправить это, сделать их сильнее, лучше, могущественнее, эволюционировать. Даже если для этого пришлось бы истребить почти всех и вся. Это было необходимо, потому что это было борьбой за выживание. Выживает лишь сильнейший. И в этом была роль Всадника Смерти - под корень срубить своей косой слабые колоски, а те что выстоят - оставить. Эн Сэйба Нуэ был прав, всегда прав.
- Это не французский стереотип. Я лишь вижу тебя насквозь. И я вижу, что сегодня не твой день смерти, Стэфан Стрэндж. Ты умрешь не сегодня и не этой смертью. Такова мудрость и таков путь.
Попытка Всадника убежать была замечена его оппонентом и само собой волшебник попытался остановить его. Явившийся портал, словно воронка, затягивал в себя Всадника, перенося в другое измерение. Только предположение Стрэнджа было не верным - Смерть уже был здесь, в Аду. Так и сейчас следом за взрывом карты, Смерть оказался втянуть внутрь.
- Ох, я помню это чудное мгновение. Лебо тогда сломался и я вновь вернулся, напомнив всем о себе, - произнес Всадник, - Реми Этьен Лебо был слаб. Я уничтожил его, si c'est ce que vous demandez.
Не став терять времени, Всадник вытащил сразу несколько карт в обе руки, раскидывая их в направлении демонов, а сам при этом разогнался, устремившись к волшебнику. Левая рука скинула карты в сторону демонов слева и спереди, правая - справа и сзади. А затем Всадник резко ускорился, дабы сократить расстояние между собой и Стрэнджем, чтобы лишь дотронуться до него рукой. Ему было достаточно лишь дотронуться до него на одно мгновение - лишь одного тактильного прикосновения было достаточно, чтобы "зарядить" Стрэнджа смертельной энергией, которой его наградил Апокалипсис. Рука снова потянулся вперед в сторону лица волшебника в резком рывке, даже если при этом пришлось бы повалить его своим телом в прыжке.


Пребывание в Аду, снова, ни на шутку напугало Гамбита. Что в тот раз он утратил над собой контроль, что сейчас не имел его в принципе. Он не мог даже овладеть своими устами, чтобы хотя бы помешать Всаднику говорить, не говоря уже о чем-то большем. В тот раз, когда он с Людьми Икс оказался в Аду, само явление этого места ввергло его в шок и панику. Сейчас он уже не был удивлен, но место до сих пор вызывало у него воспоминания. И теперь действительно казалось, что демоны, с которыми сражался Всадник, были от сюда отроду. И что собирался тут делать Стрэндж было неясно - разве только лишь, что он хотел оградить Всадника от разрушений на Земле. В любом случае Гамбит понимал, что должен был найти способ взять себя в руки. И для этого ему нужно было найти другой способ, нежели просто пытаться "качать" энергию внутри своего сознания. Для этого требовалось что-то другое, что-то более психологическое и пробивное...

[icon]https://i.imgur.com/Fj0TIHO.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (17.07.2022 18:39)

+3

17

Несмотря на все свои уловки, Стефан прекрасно понимал расклад этой партии. Не то, чтобы у мага перед мутантом были какие-то преимущества – они, по сути, заключались в оттягивании неизбежного в надежде на то, что хоть что-то сработает как нейтрализатор. Или – адреналин для того Гамбита, что вошел этим утром в здание Школы в поисках нетривиального для утренних часов места.
Маги всегда были в незавидном положении. Обычные такие себе люди, которые кое-что умели в пасах руками, страдали от волшебных болезней и жрали всякую дичь, сражаясь с дичью побольше. Не то, чтобы Всадник был дичью – скорее, относился к тому редкому разряду оппонентов, которых надо держать подальше. Дистанция – единственный шанс Стефана на выживание.
Можно был дистанцию сократить. Исполнить то, чего так алкал Всадник – подставить шею. Позволить себя убить… чтобы через пару мгновений сюда заявился Мефисто и уничтожил Всадника, развеяв не только его физическое тело, но и душу, в космическую пыль. О, дьяволы крайне ревностно относятся к своей собственности. Но это было не решение, ведь вместо одного он убьет сразу троих, и не факт, что это кому-то поможет. Спасет от локального апокалипсиса – да, но спасет ли от всех остальных вероятных проблем, что могут посыпаться на связанных с ними нитями судьбы? Тут в игру вступала теория вероятностей, а с ней было сложнее совладать, чем с компанией пьяных подростков-анархистов.
Стефан думал – в то краткое мгновение между стабилизацией своего тела относительно песка этого измерения. Думать было делом хорошим, пожалуй, одним из лучших дел, что могло только придумать человечество. И это было единственным, что отличало одних магов от других. Как отличало Стрэнджа от Мордо.
Пока Мордо полагался на силу, Стефан предпочитал думать.
Иногда у него даже получалось из этого что-то хорошее.
- А, ты жив, - без особого облегчения выдохнул волшебник, тут же ощутив, что надо действовать. Это уже говорили его инстинкты – те самые, о которых многие забывали. Особенно те, кто считал, что кроме магии у Стрэнджа ничего нет.
Но даже прямое столкновение грозило смертью. Шутка ли, вступить в рукопашную с тем, кто в прямом смысле несет смерть. Не зря же его прозвали Всадником.
Все, что успел сделать Стефан, это… упасть вниз, под ноги Всаднику. И пока тот летел, запнувшись о волшебника, Стрэндж на корточках отполз подальше, сел на пятую точку и набросил на него золотистую магическую сеть.
- Может, хватит? – выдохнув, волшебник подобрался с земли, отряхиваясь от песка. – Ты словно не можешь определиться, чего тебе хочется – убить меня или поболтать. Давай лучше поговорим, пока местные не решили попробовать нас на зубок.
Он не стал разочаровывать Всадника тем, что они немного не в Аду, но соседнем с ним измерением. Ильяна, разумеется, не обрадуется, узнав, что ее бывший наставник проник сюда с незваным гостем, но демонов было как-то не так жалко, как вообще всех в «светлом измерении».
Демоны Денака, которых скопилось порядка трех десятков, подобрались достаточно близко, чтобы скопом наброситься на Всадника и растерзать его физическое тело, но Стефан отвел руку, останавливая их. И не сказать, что это их обрадовало – острые клыки и когти, ядовитые жала и шипастые хвосты в любое мгновение могли обернуться против него.
- Объясни мне вот что, - не шелохнувшись, Стефан рассматривал Всадника, оплетенного золотистыми путами магической сети – она позволяла ему двигаться в крайне малых пределах, но чуть что – тут же стягивалась, приковывая к месту. – Ты был создан Апокалипсисом, верно? Тем самым мутантом, что хотел поработить мир. Знаешь ли ты, где он сейчас? Где твой повелитель?
Если знает Гамбит, то должен знать и Всадник. Если нет, то, значит, их сознания работают иначе, и Стефан этими вопросами пытался понять, насколько велика пропасть между двух личностей. Будь это шизофренией, то их можно было назвать «конфликтом раздвоения», когда личность-защитник оказывается угнетателем личности-жертвы, и выходит настоящий церебральный мазохизм. Но здесь… личность Всадника была создана искусственно, и требовалось понимать, как далеко простирается ее самостоятельность.
- Ты же знаешь, что он отринул прошлое и исправляет грехи старого, или это ты умышленно упустил из своего мировоззрения?
Это был курок. Ненавязчивый пинок под зад, чтобы Всадник начал задумываться о своей роли в этом всем.

+2

18

музыкальное сопровождение

Проворный Стрэндж действительно мог составить неплохую партию Всаднику Смерти - в прыткости и ловкости ему было не занимать, так ещё и накинуть на бледного кавалера магическую сеть, отблескивающую златом. Весьма-весьма эффектное зрелище.
Всадник выдавил из себя смех, болезненный, искаженный, ненастоящий, нечеловеческий, да и вообще не понять, то ли это был смех, то ли кашель и ему стоило прополоскать горло.
- Я не прочь выйти, только ты решил поиграть со мной в адюшник, fils de pute, - произнес мрачным голосом Всадник Смерти, чьи черные как смола глаза замерцали красным цветом.
Волшебник был рад же поболтать. Что за диковинная ирония - затащить Всадника Смерти в измерение Ада, чтобы там поболтать. Но Стефана можно было понять. Он делал то, что должен был и даже остановил исчадий Ада, чтобы поговорить. Пытаясь вырваться из сети, Всадник Смерти шипел, а в местах, где цепь касалась его тела валили струйки дыма. Из рук Всадника валил легкий дым, направляющийся на исчадий Ада, пытаясь отравить их воздух в легких или что было, внутри их тел.
- Ты забываешься, дорогой Стефан. Ты забываешь о том, с кем имеешь дело. Остальных мутантов Апокалипсис превращал Всадников в бессознательном состоянии. Гамбит на это не пошел. Он не слепой слуга, в отличие от других. Апокалипсис открыл мне глаза, но не более того. Есть он или нет, я гораздо большее. И когда пойдешь долиной Смертной Тени, ты думаешь, что будешь не один. И ты действительно не будешь - никто не будет. Ведь я всегда рядом. Я и есть та самая Тень, что всегда рядом в последний момент. Ты думаешь, что Смерть даровала тебе вечную жизнь? Смерть забыла спросить моего разрешения. Я не давал на это добра! И раз ты решился играть со мной в игрушки, то ты подчинишься мне, доктор Стефан Стрэндж. Потому, что такова воля Всадника Смерти.


музыкальное сопровождение

Вокруг царил ад. Не горящее пекло, каким привыкли рисовать его в фэнтези. Это был ледяной ад - ощущения, которые испытывал Реми, находясь на "пассажирском сидении" оставляли желать лучшего. Он ощущал вокруг мертвую землю, покрытую толстым слоем снега и крепкой ледяной коркой. Под его ногами издавался скрип - снег был самый что ни есть настоящий, а на душе было не менее холодно. Осознание, когда от тебя отказались твои друзья и твоя девушка - не самый приятный опыт, который можно пережить. Выброшенному на южном полюсе Гамбиту полагалось умереть, сгинуть телом и душой. Но как настоящий "джентльмен удачи", креол не сдался в тот раз и решил рискнуть выбраться прочь из своей "цитадели изгнания". Повезло ему или же такова была его судьба - в любом случае ему удалось добраться в тот раз до Дикой Земли. Он смог выжить, а это с учетом всех обстоятельств было не самой легкой задачей в тот момент.
Так и сейчас он находился посреди холодной пустоши, вдоль которой скользили леденящие порывы ветра. Он уже бывал в безвыходных ситуациях и каким-то образом находил выход. Так и сейчас он не понимал, что делает посреди этого отрывка памяти. Хуже того, он не ощущал, как разрушается разум и тело. Ради чего он здесь был? Ради чего стал таким? Ради чего он сражался?
Сильный ветер заставлял его прикрывать лицо рукой. Снег засыпал его, а мороз полностью охватил его до костей. Но он пытался прорваться сквозь снежную бурю вопреки всему этому. Его серая кожа и белые волосы огрубели от морозных потоков, сквозь которые он не видел абсолютно ничего, но продолжал идти вперед. Только через некоторое время ему показалось, что он увидел чей-то силуэт. Он был далеко-далеко - этот кто-то уходил прочь, повернутый к Реми спиной. И Реми продолжал попытки пройти и догнать его. Казалось, что он вообще не страдал от бури - он был её частью. Единственный, кто не страдал от неё был сам Реми. И сквозь бесконечный белый свет снегов и белого неба темный силуэт выделялся, как недостижимая точка. И все же Гамбит был все ближе, хоть и стоило это ему больших усилий.
Наконец силуэт стал четче - это был мужчина, а затем стали видны и его очертания головы. Реми был все ближе и казалось оставалось совсем немного - метров двадцать, а то и меньше. И в какой-то момент мужчина оборачивается к Реми и он узнает в нем самого себя, только с натуральным цветом кожи - узнает настоящего Гамбита.
- Peux-tu m'attraper?
Какое тяжелое чувство смотреть в свое собственное и скаженное отражение. Казалось, что это все была какая-то выдумка или игра, но это было не так. Реми осознавал, что оказался запертым в своем подсознании, из которого выбраться было не так-то уж просто. Ему нужно было собрать всю мозаику своего сознания воедино, чтобы вернуться - вернуться "домой".
Ухмылка его отражения бесила его. Он осознавал, что говорит со своей второй личностью - Всадником, который засел в его генокоде и сознании. Энергия охватила разум Гамбита - его тело рвануло с новыми силами сквозь морозный поток.
- T'attraper? Ne me fais pas rire! C'est toi qui ne devrais pas rester là!
Гамбит сорвался на бег, стремительно сокращая дистанцию между собой и своим отражением. Каждый шаг его был наполнен силой, которая заставляла его ускориться во всех смыслах. Он пробежал буквально свой свое отражение, после чего его кожа вновь приняла естественный облик, как и глаза, как и волосы, развивающиеся позади. Резко ветер бури прекратился, позволяя Гамбиту продолжать свой бег без препятствий.
- Essaie de m'attraper!
Он бежал к горизонту, за которым начинался обрыв. Отскочив от края, Гамбит расправил руки в стороны, пролетая безграничное пространство, пока перед его глазами проскакивали осколки его воспоминаний одно за другим, похожие на карты, пролетающие в пропасть одну за другой. На каждой из них был изображен эпизод его жизни, частица его прошлого, осколок памяти, а на рубашке - его отражение.
Его сорванная свадьба с Беллой-Донной
Его изгнание из Нового Орлеана...
Встреча с Эссексом...
Поиски Мародеров и резня Морлоков...
Его приключения с Ороро и побег от Короля Теней...
Вступление в ряды Иксов...
Первое появление Анны в его жизни...
Его заигрывание с ней...
Их бесконечные ссоры и драмы...

Каждое воспоминание проскакивало, как вспышка в голове, пролетая сквозь него.
Изгнание...
Выживание в Дикой Земле...
Возвращение...
Его превращение во Всадника Апокалипсиса...
Возвращение к Мистик...
Опека над Анной и его двойная игра, ради спасения Шельмы...

Флэшбеки проносились в его голове, как летящие ему в лицо крупицы снега - снежинки. Их бесконечное число было настолько большим, что казалось этот поток не закончится.
Но у него был финал - точка, момент, мгновение, в котором он был сейчас - побег от собственных кошмаров и теней.


В определенный момент шипящий звук и дым прекратил валить из тела Всадника Смерти, который затрясся в легких конвульсиях. Энергия изнутри разрывала его, от чего он прорычал:
- Non! Не мешай!!!
Его руки обмякли, как и все тело, помещенное под магическую сеть, а цвет кожи снова стал человеческим, вместе с волосами каштанового цвета. Реми не отвлекался на царящий вокруг антураж Ада. Он видел все, но не мог лишь самостоятельно действовать, будучи "пассажиром на заднем сидении".
- Стрэндж, - уставший голос Гамбита полный отчаяния сорвался наконец с его уст, - я не смогу... долго его сдерживать. Я смогу продержаться от силы минуту-две. Делай то, что должен. Сейчас твой ход, играй тем, что сдали тебе в руки. Живее!
Было видно, что каждое слово дается креолу с трудом - он дергал слегка головой и пару раз его руки вздрогнули тоже. То, что между ним и Всадником происходил серьезный конфликт изнутри было заметно уже почти что невооруженным глазом.
Готовясь к неприятной процедуре, Гамбит схватился руками за несколько прутьев золотой сетки, да зубы сцепил, не спуская глаз с волшебника.

[icon]https://i.imgur.com/wpkOSI6.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (17.07.2022 19:28)

+2

19

Стефан с задумчивостью взрослого, утомленного неопытностью юного ума, посмотрел на Всадника, но комментировать не стал. «Не прочь выйти» - это он про разрушения все вокруг себя или попытки оторвать лицо магу? Какие-то очень странные вариации.
Но ладно, может, у Всадников Апокалипсиса так принято? Не библейских, разумеется, ведь у этих парней совсем другой уровень разрушений и морали.
Потому Стрэндж все еще продолжал стоять, сохраняя видимость «я ничего не делаю». Суть всегда скрывается от глаз смотрящего, что зрит исключительно на внешнюю оболочку, никогда не заглядывая в самую суть, и этим Стефан воспользовался, как и всегда. Пока Всадник пытался то ли вселить в волшебника благоговейный ужас, то ли убедить в необходимости уважать его, как Ту Самую Смерть, он предпочитал анализировать и исследовать своего невольного собеседника с тягой к разрушению различными магическими манипуляциями.
Энергия, обуревающая тело Гамбита, была похожа на нечто, отравленное скверной – негативной материей, которая изо всех сил пыталась все хорошее сделать всем плохим. И это слышалось в словах Всадника, который уже не уходил, а улетал в крайность, путаясь в показаниях и не просто пытаясь напугать, а позиционировать себя как нечто фундаментальное, основательное, с чем стоит считаться.
Стефан нахмурился, но не потому, что задумался над смыслом слов Всадника. Они лишь демонстрировали глубокую убежденность одной конкретной личности, но эта самая личность настолько уверен в своих силах и своем предназначении, что ему помешает исполнить ее? Ответ был очевиден – ничто и никто не в силах остановить создание, назвавшее себя Смертью, и имеющее как все основания полагать себя таковой, так и силы приводить в исполнение «смертельную песнь». 
Наилучший вариант – оставить здесь и Всадника, и Гамбита. Стрэндж задумчиво рассматривал мутанта, вспоминая их разговор ранее. Он ведь стольким жертвовал, столь высокую цену заплатил за возможность быть признанным своим среди тех, кому доверял… и нес это бремя в одиночестве, сражаясь со своими демонами совершенно один, в темноте худших мыслей, пустоте сожалений. 
- Ты веришь в то, что ты – Смерть, - спокойно ответил Стефан, склонив голову набок, - но ты – лишь одно из воплощений, инструмент для ее причинения. Будь ты истинной Смертью, знал бы, что в тоже мгновение, как убьешь меня, тебе придется столкнуться с тем, что ты не сможешь вынести. Истинная Смерть это знает. А ты нет. Вывод сделай сам.
Пусть прозорливость не была сильной стороной высших созданий, но ощущение нитей судьбы являлась их, как говорят современная молодежь, «читерной» способностью, перекрывающей все другие известные силы. И что Всадник не знал главного – Смерть даровала ему не бессмертие, а отсутствие страха перед смертью. Он не боялся умереть, но содрогался от мысли, сколько после себя оставит незавершенных дел на тех, кто к этому никогда не был и не будет готов.
Понятное дело, что это ничего не докажет  Всаднику ничего, но надо же было что-то сказать, чтобы он не заподозрил легкие такие заклинания, помогающие вытащить личность Реми откуда-то со дна их единого разума, подтолкнуть к поверхности этого мутного озера. То ли это, то ли момент паузы, но что-то все-таки вытащило Реми из недр, и Стефан легким движением руки смахнул половину демонов – те стали пылью, которая тут же обратилась в магическую энергию. Ее хватит, чтобы наколдовать достаточно заклинаний… и сделать все необходимое.
Да, план был не идеален. Да, все может кончиться плохо. Да, это рисковано, и сейчас он рискует не только жизнью Гамбита, но и своей собственной.
Но лучше заполучить призрачный шанс на счастливую концовку, чем погрязть в пучине безнадеги, не так ли?
- Продержись сколько сможешь.
Это было все, что он смог сказать – весь его разум был занят последовательными заклинаниями. Сначала – открыть портал в нужное место. Затем – найти необходимый артефакт. Длинная изогнутая под разными углами сабля (на деле – искаженный магией меч) казалась насмешкой над холодным оружием и всеми оружейными мастерами Девяти Миров, но именно такой она и была – издевкой, что совершала невозможное. Меч Тигриного Клыка был предназначен не для битвы.
Прикосновение к рукояти меча обожгло кожу – призрачный огонь пробирался внутрь, не столько поджигая, сколько проверяя, достоин ли. Стрэндж сцепил зубы, позволяя артефакту закончить свою проверку, которую он, конечно, мог и не пройти, и тогда их шанс обернется провалом. Но меч опасно сверкнул – достоин. И волшебник в одно короткое мгновение телепортации оказался рядом с Гамбитом.
Взмах – чтоб разделить мысли. Второй – чтобы разорвать чувства. Третий – чтобы рассечь тела.
И когда под золотой магической сетью оказался не один, а сразу двое, Стефан протянул руку Реми. Ухватил его за ладонь и рванул на себя. Сеть недовольно подобралась под тело Всадника, который – пока – оставался без чувств.
Стефан не хотел знать, как чувствуют себя оба, разделенные таким образом.
- Можно было и более аккуратно, - рассматривая Всадника, Стрэндж покосился на Гамбита, которого придерживал одной рукой – кто знает, в каком он сейчас состоянии, - но и это не хирургическая операционная. Ты в порядке? Знаю, глупый вопрос. Но надеюсь, что да, потому что нам надо подумать, что делать… с этим всем.
И Всадником, и демонами Денака, скоблящими когтями и хвостами по пескам Лимбо, и с демонами Лимбо, которые уже подтягиваются – об этом говорило кровавое зарево совершенно невиданных форм, приближающее к месту их дислокации.

+2

20

музыкальное сопровождение

Нет, Гамбит даже не мог подозревать о том, что произойдет на финише заклинания Доктора Стрэнджа. Ему приходилось пережить тяжелейшую операцию перевоплощения, поэтому предполагалось, что боль не могла его испугать. Осознанное самопожертвование на очередную трансформацию, в процессе которой он не понимал ничего от слова "совсем" - Гамбит побил свой личный рекорд по количеству таких сделок.
Какой бы клинок ни был в руках у волшебника - его вид мало волновал креола. После всего того, что происходило в его голове и с его телом, его вряд ли могло что-то удивить или рассмешить - если репутация Доктора Стрэнджа не была фальшивой, а оснований сомневаться в нем не было, то он знал, что делает.
То, что происходило нечто нестандартное, было понятно с первого взмаха Стрэнджем нестандартным мечом. В голове пронеслись вновь кучи мыслей и два голоса. Следующий взмах - помимо мыслей и звериного рева, Лебо начал ощущать, как его разрывало будто бы изнутри. Гамбит, крепко сцепивший зубы и обжигающий саму магическую плеть своим хватом, начал испускать из тела черный дым, который окутывал его словно облако. Третий взмах Стефана заставил Гамбита припасть на колени, потянув сеть за собой к земле. Яркий свет ослепил его глаза.
Кожа и волосы креола менялись с каждой секундой, словно меняясь на негативное фото. Был ли то экзорцизм или что, Лебо не был уверен до конца. Он вообще не осознавал до конца происходящее. Просто понимал, что должен был это пережить как-то или помереть, в крайнем случае. Обжигающее чувство изнутри, словно его разорвали на несколько частей, да и вообще он не ощущал своего тела по большому счету, как и отвратительной части, которая сидела в нем, потому что теперь она имела отдельное воплощение.
Свет медленно исчезал и зрение возвращалось к Реми Лебо, который только лишь увидел человеческую руку, протянутую ему. Дрожа и неуверенно, Гамбит протянул свою руку, после чего резко был выдернут куда-то в сторону, только лишь мутанту было непонятно куда, зачем и отчего. Упав обратно на землю от бессилия и сильной боли по всему телу, а также разрывающейся ноющей боли в голове и спине вдоль позвоночника, Гамбит заново "научился" дышать, словно забыл как это вообще делается.
Какие-то слова слышались откуда-то извне, но не изнутри - это уже радовало. Гамбит с трудом понимал, что и кто это говорит. Рассудок не был утрачен, но он не сразу мог так быстро прийти в себя - поэтому сказанное пролетало, как эхо, попадало в одно ухо и вылетало из другого.
Зрачки мутанта расширились из маленьких точек, в которые сузились. Зрение вновь вернулось к нему и пока первое, что Гамбит увидел перед и рядом с собой - это удручающую картину Лимба, стоящего рядом волшебника и лежащего под магической плетью... себя.
- ... потому что нам надо подумать, что делать… с этим всем, - говорил Стрэндж.
Слух тоже возвращался к мутанту, постепенно. Что больше всего удивляло Гамбита - это видеть себя самого со стороны, только несколько другим. Это было подобно портрету Дориана Грея, в котором на картине или точнее в отражении виднелась уродливая версия.
- Здесь нет смысла думать, - произнес Реми, потянувшись руками к карманам своей куртки, вытаскивая из них карты, - как ты защищаешь магическое равновесие Вселенной, так и я защищаю своих друзей. Сомнения - излишни. Его необходимо уничтожить.
Резким движением вытащив обе руки, он приготовил две первые попавшиеся карты, намереваясь покончить со своей тенью, теперь разделенной от него. Только Гамбит поторопился - он ещё не пришел в себя так быстро. Его способности не сработали, а вместо этого голова заболела ещё сильнее, а из носа струйкой потекла кровь.
- Merde. Не хватало ещё этого... - прошептал креол.
Тем временем под магической сетью появилось движение - Всадник Смерти был жив и теперь был полностью отделен от Гамбита.
- Qu'a... Quavez-vous fait?!?!?! - прорычал он, поднимаясь на ноги.
Его движения были каким-то не естественными, и не только его конечностей - даже волосы и те, белые словно снег, развевались неприродным образом, а изо рта, губы которого были черными, стекала словно какая-то смола. Лицо было разбито так, словно это была фарфоровая кукла, а не человеческое тело. Иными словами это был точно не человек.
- Какое отвратительное зрелище... смотреть на подобное réflexion... - подумал про себя Гамбит.
Поднявшись на ноги, Всадник Смерти по неведомой ему силе тянулся в сторону Реми, как магнит, манимый к своей противоположности.
- Стрэ...ндж... - зловещий шепот Всадника сопровождался злобным взглядом на волшебника.

[icon]https://i.imgur.com/FTNgBrz.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (21.07.2022 22:20)

+2

21

Не то, чтобы он что-то сейчас защищал… Больше походило на то, что он создал две новые проблемы вместо двух старых.
Ладно, об этом он потом поубивается.
Гамбит вот тоже решил поубиваться – и самостоятельно, и об свежесозданную физическую копию Всадника. Стефан придержал его, чтоб мутант не свалился обратно на землю, в сероватую пыль здешних песков.
- Сам его породил, сам его и убьешь? – с некоторой долей иронии поинтересовался, сохраняя истинно врачебное хладнокровие. – Вы оба слабы. И нет, я не стану уничтожать его. Теперь он – такое же живое существо, как ты и я. Как бы тебе не было это неприятно, но он заслуживает жизни, как любой…
- Когда я… выберусь, - процедил Всадник, сверкая глазами из-под магической золотой сети, - я вырву вам обоим кадыки…
Стефан посмотрел на него менее дружелюбно.
- Но еще пара угроз, и я могу передумать, - вздохнул, пытаясь сообразить, что делать дальше. – Так что побереги силы, Реми – они тебе понадобятся. Я не могу одновременно вытаскивать тебя с того света, отбиваться от демонов Лимба и открывать портал обратно. Сюда попасть довольно легко, а вот назад…
Он не стал рассказывать про определенные фазы звезд, планет и все остальное – зачастую никому это не было ни интересно, ни полезно. И все же открыть портал назад требовало времени, которое Гамбит выиграть был не в силах – слишком сильно его потрепало «раздвоение».
Начертав одной рукой небольшой символ в воздухе, Стрэндж прошептал пару слов на мертвом языке – они заискрились разноцветными огнями, вспыхнули словно самое счастливое воспоминание и мягко потянулись к Гамбиту. В Лимбо магия была своеобразна, но все еще чуткой и сильной, потому восстановительное заклинание должно было восполнить силы Реми… на достаточное время.
А потом, как они выберутся, у них будет возможность отдохнуть.
- Через пару минут тут будут демоны этого места, - совершенно спокойно проговорил, чертя еще пару символов в воздухе – усиление для сети на Всаднике, чтобы тот не подумал снова выдать какие-то фокусы. – Демоны Денака возьмут основной удар на себя, а на тебе – защищать меня, пока я открываю портал. Будем надеяться, что к нам придет Ильяна, и тогда мы вернемся быстрее, но давай думать о плохом. Мне нужно… минут двадцать. Сможешь?
Стефан лишь бросил взгляд в сторону Гамбита. Наверное, стоило спросить, как он себя чувствует, что ощущает, не сильную ли боль он причинил ему за время стычки со Всадником… но времени было мало. И не похоже, что все эти расшаркивания сейчас были нужны.
Молча повернувшись боком, Стрэндж выкрикнул еще пару чудных слов – демоны Денака, которых осталось около сотни, заверещали, зарычали и захрипели, сорвавшись в сторону, где багровела дымка и ощущалось чье-то грозное присутствие. Из этой самой дымки появились силуэты – огромные монструозные демоны, совсем не чета тем, на первый взгляд, забавным существам Денака.
Но плюс демонов Денака был в том, что они не боялись смерти и обожали нести хаос. А потом напали на огромных демонов Лимбо первыми, впиваясь зубами и клыками.
Стрэндж, не отвлекаясь на мини-войну демонов разных измерений, принялся рисовать руны портала, корректируя их в соответствии с положением звезд. Если бы все было так, как надо, не пришлось бы тратить время на изобретение нового заклинания портала на коленке… но уж как получилось.

+2

22

- Ты в своем уме? Глянь на него, это же не человек! - возразил Гамбит, указывая на подобие своего двойника.
Сидящий под магической сетью Всадник Смерти ослабленно, подбирал части магических узлов руками, пытаясь выпрямиться. Его вид все равно завораживал - он был как будто вырванным из какого-то фильма ужасов, если не сказать по-другому. И откровенно говоря, креола воротило от такого "отражения" самого себя.
Контраргумент Стрэнджа был не сильно понятен самому Гамбиту - последнему казалось, что волшебник раз сюда загнал их, то с такой же легкостью и выведет обратно. Но видимо у магов были свои правила, о которых Реми Лебо просто-напросто не знал. Да и с какой стати он должен был знать - в отличие от Стефана Стрэнджа, который обладал настоящей магией, Гамбит владел лишь фокусами, которые пародировали её - ловкость и скорость рук, не более того.
Прежде, чем креол успел задать вопрос, как ему это удастся, волшебник произнес чарующие слова, которые преобразились в диковинные символы и полетели в сторону Гамбита. Что это было за магия и придется ли за неё расплачиваться, Гамбит не знал, но ощутил, как обрел второе дыхание - если до сих пор он ещё ощущал жжение в конечностях и боль головы, то сейчас это все улетучилось прочь.
Теперь, чтобы выбраться из этого так называемого Лимба, Стрэнджа нужно было защитить от демонов. Соблазн тут же закидать картами Всадника Смерти хоть и оставался, но если Гамбит собирался выжить и вернуться обратно на Землю, ему стоило следовать указаниям Стефана. Также речь зашла об Ильяне Распутиной, которую называли Мэджик не без причин - она владела волшебством, а также Мечом Души, который был одним из её главных орудий. Именно в тот раз, когда Люди Икс отправились вытаскивать Ильяну из плена демонов, Гамбит не выдержал и сорвался, превратившись вновь во Всадника Смерти. Теперь же он мог на пару мгновений ощутить, что был свободен - его альтер эго находилось в физическом воплощении за пределами его тела и его сознания. Теперь он мог быть уверен в том, что сам не навредит никому.
- Я и сам владею магией между прочим. Фокус-покус! - своими ладонями креол сделал два винтообразных движений, перебирая при этом пальцами, - очаровывающе, и не поспоришь, правда? Справлюсь.
Наверное, выглядело это довольно смешно, а не очаровывающе, как произнес Гамбит. Хотя в этот раз ему не составило труда собраться с силами и зарядить карты, которые он поспешил вытянуть из карманов. То, что этот мир напоминал бесконечную пустынную пустошь - не удивляло Гамбита. Он уже видел это все прежде. Видел и демонов, и чертей, и бесов, что обитали тут. Пускай он не имел ничего против здешних "аборигенов", ему казалось, что он и Стрэндж для них были скорее обедом, чем пленниками или гостями. Так что пришлось бы в любом случае полагаться на принцип "не ты их, так они - тебя".
То, что на заклинание Стрэнджа должно было уйти около двадцати минут , Гамбиту показалось какой-то весьма напряженной сессией Опасной Комнаты, но пускай будет так. Хотелось надеяться, что эти самые демоны Денака, о которых он услышал, смогут немного сдержать напор, потому что на двадцать минут у Гамбита и карт не хватит по большому счету, а под рукой не оставалось ничего такого, что могло бы сгодиться в качестве предметов, которые можно было бы кидать.

музыкальное сопровождение

И пока Стрэндж принялся что-то чертить своими волшебными знаками, а Гамбит поравнялся с ним, не отступая далеко назад, ему показалось дикое месиво демонов какой-то картиной Брейгеля, только ещё более насыщенной, чем у великого художника. Откуда были такие ассоциации? Да просто предметы искусства ценились весьма высоко на черном рынке. Только вот сейчас эти самые ассоциации не сильно помогали - больше действий и скорости. Это все, что требовалось от Реми.
Пускай он видел, что эти самые демоны Денака как-то и почему-то были на стороне Доктора Стрэнджа, он не совсем был уверен в том, что сейчас ввяжись он в бой, они будут разбираться на чьей он стороне. Отвлекать волшебника от его работы Лебо не стал, поэтому полагался лишь на минимализм - ему сказали защищать Стрэнджа, значит пусть будет так. Само собой чертей и демонов было больше, не говоря уже об их размерах и диковинных обликах. Некоторым удавалось вырваться сквозь стаю Денаковской орды и само собой заметить двух выделяющихся "не от мира сего" человеков.
- Jouons au ballon, - первые карты полетели прямо в рыла двум чертам.
Две карты, сверкающие ярким розовым цветом, по дуге врезались в двух демонов, взрываясь и отталкивая их назад. Чудища остались с покорёженными мордами, а дым все ещё валил из них. Но очевидно, что это было только начало - впереди ожидалось гораздо больше прорывающихся тварей, а по расчетам креола - с каждой минутой их будет все больше и больше.
И Гамбит не ошибался - ему приходилось заряжать карты все сильнее, чтобы взрыв был помощнее и мог охватить сразу нескольких хищных тварей. И со временем он понимал, что долго не сможет удерживать их таким образом, стоя на одной точке бок-о-бок со Стефаном. Выхватив со спины свой трость-жезл и нажав на нем кнопку, который удлинял его и превращал в двухручное орудие, Гамбит сорвался с места, отбивая краем трости трех демонов прочь. Прыжком назад Гамбит ускорил себя самого, усиливая свои движения и удары, ещё одно сальто в бок, пропуская парочку бесов к волшебнику и мощным ударом сверху Гамбит нанес ошеломляющий удар, разбивая группу демонов и их строй (если он вообще был учитывая их хаотичное перемещение). Их просто было много и не более того.
Сразу после сокрушительного удара сверху, которым Гамбит сотряс немного почву и демонов, бегущих по ней, креол выхватил левой рукой одну из карт и кинул в несущегося демона, тот час сбавляя его пыл. Левой рукой поправив свою шевелюру на голове и закинув её чуть назад, Гамбит взмахнул своей тростью, закидывая её на плечо. Хорошо было чувствовать себя живым, а не гниющим слугой Апокалипсиса, сорвавшегося с цепи. Та, пожалуй за такую свободу можно было бы и умереть даже в Лимбе. Хотя Гамбит решил, что отложить свои счеты со Смертью сегодня у него получится.
Все будто бы шло, как по маслу, Реми не сильно уставал - какое бы заклинание не использовал на нем Стрэндж - ему удавалось продержаться, по крайней мере, пока. Резкими и размашистыми ударами Гамбит отражал атаки нападающих чертей и бесов, а карты "ловили" демонов, которые прорывали линию Демонов Денака, но ещё не подоспели к Белому Дьяволу.
- Надеюсь, это снимает кто-то на видео? Можно использовать в качестве опенинга к какому-нибудь анимэ, - кидающий не особо уместные шутки Гамбит только что приложил к земле ещё несколько уродливых демонов.
Некоторые были похожи на жаб, некоторые - на коршунов, другие - на диких вепрей и хряков, а ещё были летающие козлы с крыльями, как у летучих мышей, а также наличествовали и бесы с рожками - кто бы не рисовал их такими на старых картинах и виражах в церкви очевидно как-то видели их воочию, иначе точно бы не смогли так точно передать их описание. Яркие желто-пламенные глаза выдавали их жуткую сущность, да и вообще большинство тварей вообще было сложно описать - они не были похожи ни на что земное, что знал Гамбит. Как же дивен бывает мир, оказывается - в нем живут существа, которые даже не поддаются описанию - не хватает аналогов, чтобы сравнить. Да, он мог их назвать химерами - гибридами, которые состояли из тел нескольких существ. Но как бы там ни было, они все равно испытывали боль и их можно было остановить и это радовало.
Гамбита немного потрепали, но не сильно - жижа, которая вытекала и брюзжала из тел побежденных демонов запачкала его трость и обрызгала часть его лица, но это было не страшно - главное, чтобы Стрэндж уложился в установленные им же самим временные рамки - двадцать минут.
- Стрэндж, знаешь какой... самый большой... рекорд по самой долгой... игре в покер? - 8 лет, с 1881 по... 1889 в Клеточном... Театре, Аризона, - ему становилось все тяжелее отражать атаки демонов, да и он не успевал следить за положением Денаковской части, - combien de temps? Не то, чтобы я жалуюсь.
Один из демонов уже было чуть добрался до Доктора Стрэнджа но получил резкий удар сверху - Гамбит прокрутился в воздухе, отшвыривая тростью демона и подбивая его второй раз по голове. Сброшенная пятерка треф добила беса, который повалился наземь, захватив с собой "на тот свет" ещё одного демона, перескакивавшего упавшего собрата.

[icon]https://i.imgur.com/6IflkSk.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (24.07.2022 18:18)

+2

23

«Это же не человек». Стефан удержался от язвительного «ты тоже не человек», но не время и не место для сражений на словах. То, что было поймано, и правда не было человеком в полной мере этого слова - то было темным отражением души, выродившимся в еще более ужасную мутацию, чем можно представить.
Стрэндж хорошо знал, чем сейчас был Всадник. Что-то такое же, некогда принадлежавшее волшебнику, все еще заперто в подвале Святая Святых. Что-то, состоящее целиком из боли, горя, страданий и всех тех чувств, от которых он изо всех сил открещивался, чтобы не сойти с ума.
Не то, чтобы такой выход был самым верным, но зато он был изученной тропой для тех, у кого времени было не то, чтобы много. У Гамбита, судя по его виду, его оставалось вряд ли больше, чем у повязанного сделкой с дьяволом Стрэнджа.
На «настоящую магию», продемонстрированную Реми, волшебник только улыбнулся – спокойно, слегка снисходительно, словно взрослый умиляется детским успехам. Пик этой силы он уже видел в руках Всадника, значит, такие «фокусы» вполне были действенны не только против бетонных стен, но и демонов Лимба.
Кстати, с этими стенами придется разобраться. Ни Ороро, ни Чарльз с Эриком его не погладят по голове за разрушение резиденции мутантов.
- Третья луна Муннапура… - сосредоточенно выискивая в только ему видимом звездном небе вселенной необходимое небесное тело, Стефан проводил пальцем от нее к другой луне. – Еще семь секунд.
Положение небесных тел, звезд, время, дата – все это было необычайно важно не только в составлении натальных карт и гадании на чаинках. Порталы были по-своему капризной субстанцией, разрывающей пространство и время, которые нарушали все мыслимые и немыслимые законы мироздания. Поэтому требовалось вписать их в это самое мироздание так, чтобы все не обрушилось подобно карточному домику.
- А знаешь, сколько длилась самая долгая война измерений? – не отвлекаясь от рисования портальных рун, поинтересовался Стрэндж. – Пять тысяч лет, плюс минус пара сотен. Приблизительно на столько мы застрянем между измерениями, если меня отвлекать.
Прикрыв глаза от взмаха трости Гамбита, пришедшейся по голове демона, мужчина невозмутимо щелкнул пальцами и коснулся самого центра невидимых рун. Они вспыхнули ярким алым цветом, вырисовывания каждую начертанную линию, меняя цвет – желтый, белый, голубой, салатовый… и многие другие. Свет, исходящий от этих рун, ослеплял демонов, и те отступали назад, словно устрашились на мгновение и света, и силы, исходящей от него.
- Демоны Денака, ваш долг исполнен!
Вскинув руку, волшебник провел ею в воздухе, словно что-то отсекая – призванные им мелкие демоны оскалились, в следующий миг обращаясь пылью. И эта пылевая буря захватила демонов Лимба, скрывая не то их от пришельцев, не то пришельцев от демонов.
Стефан ухватился рукой за часть магической сетки, кивнул Гамбиту:
- Скорее, у нас всего пара минут!
В благоприятное время портал мог продержаться и пару часов, но в нынешних условиях мало у кого могло получиться и то, что вышло у Стефана. А потому не стоило злоупотреблять удачей – все-таки никто из них не Домино.
Портал вспыхнул и спустя долгую минуту яркого белого света, бьющего по глазам похлеще любого хирургического освещения, они оказались там, откуда их выдворил Стрэндж… ну, почти. Они были в соседнем помещении, где были комнаты с толстым прозрачным стеклом.
Такие называют «камеры», но Стефан не очень хотел уточнять, как они зовутся в здании школы для мутантов. Комнаты карательного обучения? Воспитательные карцеры? Помещения принудительного отдыха (в том числе от своих сил)?
Только один нюанс: Стефан с Реми стояли в коридоре между этих комнат, а в одной из таких комнат сидел Всадник. Магическая сеть медленно истлевала, а золотистые искорки словно бы таяли в воздухе.
Стрэндж встал полубоком к «комнате отдыха» и Гамбиту, чтобы держать в поле зрения обоих. Руки заложил за спину, чтобы, в случае чего, ни один, ни другой не видели сложенное заклинание. Нельзя было сказать, какие эмоции испытывает доктор, ведь он сейчас пребывал в том исключительном состоянии, которое можно назвать «суперпозицией» - когда одновременно он не испытывает эмоций и их настолько чересчур, что лучше бы не было вовсе.
- Вас не тошнит? – вежливо уточнил у обоих, переведя взгляд с одного на другого. – Порталы, бывает, вызывают подобную реакцию.
Это был всего-то вопрос в сторону. Абсолютно ничего не значащий вопрос, чтобы подольше игнорировать слона в комнате.
Или, точнее сказать, Всадника Смерти.
- Ты говорил, что это не человек, - обратился он к Реми, склонив голову на бок, - но все же теперь он – часть мироздания, нравится это вам обоим или нет. И он тоже мутант… пусть я не уверен, что он в полной мере понимает, каково это – быть мутантом… и самостоятельной личностью, без чрезмерной акцентации на твоих страданиях и их прибавления.
Стефан посмотрел на заключенного.
- Я присмотрю за ним, - задумчиво произнес, слегка нахмурившись. – Потом решим, что делать с ним.

+2

24

О какой третьей луне говорил Стрэндж, Гамбит решил не уточнять - для себя он это понимал лишь так, что волшебник был в процессе.
- Il joue au solitaire, d'accord, - думал про себя креол.
Само собой уточнение под семи секундами было более понятным и успокаивающим. Действительно продержаться каких-то там семь секунд большой проблемой не было, хотя точно предположить, сколько они находились в этом месте Гамбит не мог, как и предположить, сколько был занят отражением атак демонов. Заготовив ещё три карты и сбросив их резким движением руки в бок, Лебо принялся считать секунды одну за другой, умеренно сдерживая атаки с помощью трости, а заодно отбросил последнего мчащегося демона ударом ноги в прыжке.
Пока Стрэндж начал объяснять всю серьезность своей задачи и последствия запинок, которые Гамбит мог устроить, последний отвлекся сам на волшебника, чуть засмотревшись на рисование, которое он производил с рунами. Действительно это было впечатляющее зрелище.
Почти вовремя "спустившись" обратно в Лимб (а не на землю) Реми быстро кувыркнулся от демона, который в прыжке должен был повалить его собой. Гены Гамбита позволяли ему не только ускорять мельчайшие частицы твердых тел, но и ускоряться самостоятельно. Конечно, ему было невероятно далеко до Ртути и других спидстеров, но тем не менее он мог быть быстрее и ловчее обычных смертных. Эта сверхловкость была его по сути говоря главным коньком в ближнем бою, а реакция позволяла быстрее взаимодействовать с противниками. Сейчас же отвлекаться от происходящего боя было действительно безрассудно, как бы Реми бы не хотелось понаблюдать за работой Стефана.
Ещё несколько ударов и мощных пинков под зад демонов, чтобы разбить их хаотический строй, каким бы он ни был более-менее сообщенным и Гамбит заметил внезапное свечение, которым командовал уже его напарник. Что это было за сияние Гамбит не был уверен, но оно остановило чудищ и это как минимум было хорошим сигналом того, что начинался финал.
Пылевое облако явившееся следом также не осталось незамеченным, а сам Гамбит ожидал следующего действа, одновременно пытаясь отдышаться и выравниваясь во весь рост после пусть и не слишком долгого но весьма необычного противостояния. Его взгляд снова упал на Всадника Смерти, который все ещё был рядом с Доктором Стрэнджем, несмотря на то, что Гамбит предпочел бы умертвить его - от греха подальше.
Портал - то самое, что следовало ожидать и то, что пытался сделать Стрэндж, - наконец явился перед ними. Сквозь него виднелись очертания подземной части Школы, где они были и само собой Реми тянуло вернуться туда в привычный ему мир. Лимб может и представлял для кого-то ценность, но точно не для него. Быть сверхчеловеком среди человеков было гораздо лучше, чем быть подобием человека среди демонов.
Оставшиеся позади демоны и демоны превращенные в тлен исчезли прочь, как и сам Лимб. Креол и Стрэндж снова были в стенах Школы. Как и Смерти Всадник, которого можно было наблюдать сквозь стекло. Он казался каким-то расфрагментированным образом Реми, как будто какой-то разорванный и потрепанный призрак из ужастика.
- Вас не тошнит? - спросил Стефан, как ни в чем ни бывало после такого необычного путешествия, словно это было легкой прогулкой.
Лебо действительно не тошнило и он легким движением ладони махнул ею, мол все в порядке. На самом деле он ощущал себя гораздо лучше, теперь когда был разделен с этой тварью за стеклом, которая как магнит тянулась к нему неведомой силой. Креол не стал спрашивать у волшебника, что происходило с этим чудищем и почему его так тянуло непроизвольно - для этого не нужно было быть магом и волшебником. Достаточно было понимать то, что они были чем-то вроде двумя крайностями одной сущности, которая все-таки порвалась и осталась лишь нетронутая Апокалипсисом часть. Поэтому вторая отчаянно пыталась соединиться обратно, так как это был естественный процесс. И возможно Гамбит тоже должен был ощущать что-то подобное, но нет - извольте.
И словно в ответ на слова Стрэнджа, Всадник Смерти изрыгнул изо рта какую-то черную жижу на пол, тут же проедая в нем небольшую дырку. Серокожий двойник Реми Лебо осматривал свои руки, на которых исчезала золотистая сетка, наброшенная на него. В поднятые резко глазах Всадника на Стрэнджа читалось одно "время на исходе... продолжаем?", а с его рта текла черная слюна, пока губы выложились в морозящую душу улыбку.
- Смерть идет за тобой по пятам, Реми Лебо, - произнес Всадник, переводя взгляд на Гамбита.
Креол вопросительно глянул на Стефана, который отказывался убивать это существо, которое могло принести лишь боль и страдания, смерть и горе.
- Да, решайте потом... - кивая ответил Всадник, смотря на мутанта и волшебника сквозь стекло, на которой появлялась легкая испарина.

музыкальное сопровождение

Покачав головой, Реми тяжело вздохнул - он не ожидал найти в Школе помощь от Стрэнджа. Он даже не знал, что он будет тут. Он надеялся лишь на то, что сможет сам сдержать тварь внутри себя. Но он не смог бы, не будь рядом Стефана. И волшебник не был ему должен - он имел свои взгляды на, как он сказал, мироздание, жизнь и смерть. И он точно не был обязан быть палачом по воле Гамбита. Теперь между ним и Смертью стоял волшебник. И обижаться или судить Стефана за это Реми не имел никаких оснований. Но и прийти к общему согласию они не могли.
"Промедление - смерти подобно" говорил кто-то из великих. Если он был прав, то каждая секунда, которую сейчас терял Гамбит, могла привести к продолжению противостояния, попытке Смерти вновь соединиться с Гамбитом. Пытаться переубедить Стрэнджа Гамбит тоже не видел надобности. В любой другой ситуации возможно Гамбит даже поддержал бы его - он не был жесток, чтобы убивать всех направо и налево. Однако, Лебо помнил, что было с ним, когда он превращался во Всадника. Как бы Анна не пыталась убедить его оставить воспоминания в прошлом, он помнил, что сам чуть не убил её тогда. И это было не один раз, и не два...
Прикрыв глаза на мгновение, Реми представил рядом Шторм, Логана, Лору, Профессора... Конечно же, Анну. Он не мог подвергнуть их риску.
Открыв глаза, Гамбит медленно приподнял правую руку и приложил палец к стеклу, на которое дышал. На запотевшем стекле он начал писать слова на французском:
Exilé mort.
А затем он перевел взгляд на Доктора Стренджа и речитативом заговорил:
- Тебе виднее, что с ним делать. Но из-за меня и ты, и остальные подвергаются опасности. Я не хочу, чтобы он добрался до них. Пока я рядом, вероятность этого велика. Пока я рядом с ним, он может вернуться. И время - роскошь, которой у нас нет. Но ты можешь его выиграть. Отправь меня туда...
Он запнулся на мгновение, ощущая ком в горле. Он и не верил в то, что скажет сейчас. Вчера он бы не поверил, что может сам попросить об этом.
- Туда, где мне суждено было умереть по решению Людей Икс. Как можно дальше отсюда. Тогда немного времени будет в твоем рукаве, Доктор Стрэндж. Отправь меня в Антарктиду.
Если он не успеет добраться до Дикой Земли, его ожидает смерть в буквальном смысле. Но стоило ли ему туда идти? Если Всадник вырвется и потянется туда за ним, он может уничтожить жителей Дикой Земли. Возможно Стрэндж и решит, что делать со всем этим. Возможно со смертью Гамбита исчезнет и сам Всадник. Возможно и нет. Но как бы там ни было, Гамбит находился на точке отчаянья, когда он не был уверен в том, как избавится от наложенного на себя "проклятья" до конца. Так пусть это будет так, как изначально решили Иксы. Если уж Гамбиту не отделаться без ставки ценою в жизнь, то он бы хотел выбрать её сам, а не передавать в руки своей черной душе. Пусть это будет его жизнь, а не жизни его друзей, жизни невинных, и уж тем паче жизнь его любимой.

[icon]https://i.imgur.com/FTNgBrz.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (06.10.2022 23:06)

+2

25

Вопреки ожиданиям – если они имелись – Всадника, Стефан взгляда не отвел. Черная жижа, стекавшая с его подбородка, размазанная вместо со слюной по белоснежным зубам, была или кровью, или последствием применения артефакта. И этот Всадник явно был не тем, кто честно и в полной мере ответит на все вопросы по самочувствию, потому Стрэнджу оставалось то, что может врач – наблюдать.
- Понимаю твое возможное негодование, Реми, однако я – доктор, и не только на словах, - он перевел взгляд на мутанта, который выглядел немногим лучше заключенного. – Когда-то я дал обещание спасать и сохранять жизни. И я не бог, чтобы решать, кому жить, а кому умирать. И все же нынешнее решение – всего-навсего временная мера.
Почти как скобами и скотчем скрепить рассеченную кожу до мяса.
Нужно придумать что-то еще, но он неожиданно почувствовал себя довольно уставшим. Еще немного, и может пойти носом кровь, или еще что-то произойти… демонстрировать слабость перед кем-то, вроде Всадника, было дурным тоном. Такие существа понимали и говорили только с позиции силы. Любая слабина могла использоваться против.
«Мертвый изгнанник». Прочитав это не то прозвище, не то послание ноосфере Стефану на короткое мгновение захотелось дать Гамбиту подзатыльник. А потом – перехотелось. Получив шанс на что-то большее, на новое, этот самый «чистый лист», с которого можно начать, Реми повторял ошибку многих и многих до него – игнорировал будущее, снова впадая в прошлое. Так ли ему нужно было избавляться от Всадника, если это ничего не меняло? Если этот мутант все также стремился изо всех сил убраться подальше от тех, кто ему дорог?
- Вернуться? – настало время все-таки недоумевать по-настоящему. – Как именно? Вы разделены, теперь вы – две жизни, два тела, две личности. То, что вас многое связывает, еще не означает, что вы сможете… слиться обратно.
Он не стал утверждать, что это невозможно, ведь не знал все условностей артефакта. Но это породило уже новые вопросы, которые он тут же и озвучил.
- Чтобы понимать, зачем мне это выигранное время, мне нужны ответы, Реми. Ты что-то... чувствуешь, из-за чего так говоришь? Почему снова Антарктида? Ты ведь можешь увидеться с Анной, остаться с ней на какое-то время – то самое, пока я изучу Всадника. Зачем повторять все тот же путь, о котором ты мне рассказывал, если можно найти новый? Сейчас-то ты не мертвый, а вполне себе живой изгнанник, который сам себя гонит непонятно зачем. Словно ты уже все решил, а моя помощь оказалась бесполезным препятствием на выбранном пути.
Стефан и правда не понимал. Впрочем, вполне вероятно, что попросту не видел ситуацию так, как видел ее Гамбит.

+2

26

Мотив Стрэнджа был ясен. Если его заклинания были для Гамбита вообще незнакомы, и вообще они были далекими от вуду, практикующимся в Луизиане, так что Реми мог лишь умыть руки. Но то, чего хотел Стрэндж в данной ситуации, креолу было понятно. Он хотел найти самый "пацифистический" выход из ситуации, на который не было времени и возможности при нынешнем раскладе.
Но похоже, что считать его самого волшебник до конца не мог. И это было тоже неудивительно - Лебо постоянно скрывал свою настоящую натуру, храня тонну скелетов в шкафу. Но помимо этого, похоже, что Стрэндж не замечал того, что происходило со Всадником. Этот злой допплегангер креола на данный момент существовал сугубо через Реми Лебо.
- Тебе виднее, что с ним... Но ты наверное должен был заметить, - Гамбит указал на Всадника.
Бледнокожая "тень", "присыпанная штукатуркой", которая распадалась на кусочки, и чьи волосы развивались так, словно он застыл на дне морском, неестественно развеваясь в воздухе, будто не от мира сего. Но помимо всего этого он буквально прилип к камере и подрагивал, так как его словно магнитом тянуло к Гамбиту телесно.
- Я не знаю может ли он как-то снять твое заклинание и повернуть его вспять, но без меня он не сможет существовать. И порознь в нынешнем пространстве и времени - тоже. Он как пиявка, которая должна присосаться к жертве. Только в его случае этой жертвой могу быть только я.
Креол отошел чуть в сторону, обходя Стрэнджа кругом и оказываясь по другую сторону камеры со Всадником. Не передвигая конечностями, последний неестественным образом переместился словно сломанная глючная фигурка из видеоигры к стенке, которая была ближе к Гамбиту.
- Ты решил совершить глупость, Реми? Это не поможет кх... Мне хватит даже одной жизни на нас двоих. Так что твой суицид от обледенения ничего не поменяет... кха-ха... Неужели ты считаешь, что Смерть можно остановить физическим расщеплением и прекращением жизнедеятельности? - уверенно качая головой ответил Всадник.
- А что, тебя это так беспокоит? Как трогательно... - усмехнувшись ответил Гамбит, прежде чем перевести взгляд на Стрэнджа, - Его существование противоречит всему сущему, Стрэндж, поэтому его естество пытается это исправить. Как он это сделает и сделает ли - это уже другой вопрос. Но чем дальше я буду от него, тем дольше ему придется добираться до меня.
Предложение Стефана встретиться с Анной - последний месяц Реми даже не мог о таком мечтать. Сейчас кто-то ему предложил это, как реальную возможность. Отрада эта для ушей была нереальной эфемерной как будто бы недостижимой целью. Потому, что именно из-за её же безопасности он оттолкнул её.
- Я не уверен, что она станет меня слушать. Я сам оттолкнул её, не посвятив в известность - иначе она ни за что не отпустила бы меня. Если я вернусь сейчас, эта гадина настигнет нас и все мои старания и наши с ней страдания были бы тщетны. Поэтому... как бы я не хотел этого сделать больше всего на свете, я не могу подвергнуть её опасности таким визитом. Пока я буду на полюсе ты сможешь возможно успеть найти способ избавиться от него или сделать что-то. А почему я так решил...
Все началось со лжи и утаивания. Если бы Гамбит с самого начала выложил все карты на стол перед Иксами возможно было бы все по-другому. Возможно, он не оказался бы в такой заднице, как сейчас. Если бы он рассказал об Эссексе и Морлоках - все было бы по-другому. А так, все что знали Иксы - это история, которую им поведала Ороро, превращенная Королем Теней в маленькую девочку. Он же был выставлен, как герой с необычными приколами в голове и понтами. А оказалось, что он творил дела, в которых ему стоило сознаться сразу. Ему не поверили, ему не доверились, его выгнали, его отправили на верную гибель. И в поисках какого-то признания он решил, что сможет бросить вызов Апокалипсису, стать двойным агентом. Переоценка возможностей сыграла с ним злую шутку - и теперь он расплачивался за неё. И в тот раз он чуть не убил её - даже если это был не он, а Всадник, это не имело значения для креола. Ведь он запустил ту череду событий, которая привела его к нынешним обстоятельствам. Вернуть доверие, которое было прежде к нему, было очень сложно. И пускай они прошли тяжелый путь с Анной и смогли найти маленькое счастье, теперь ему приходилось платить по старым долгам, который выплыли наружу.
- Так противоречиво устроен мир людей. Порой злодей делает добро ради забавы, а иногда святой по капризу творит зло. Но именно это делает человека человеком. Каждое живое создание несет частицу как добра, так и зла. Но я - не Всадник Смерти, от которого ты отделил меня. Оплачу ли я себя, признав злом, или же приму с улыбкой? Если Реми Лебо, перевоплощенный Апокалипсисом во Всадника, засомневается хоть на долю секунды в установленном предназначении, значит, он - не зло. А ставший отдельной формой жизни Всадник Смерти, рожденный на этот свет, имеющий свою личность, тело и жизнь, будет убивать, как того и хотели Апокалипсис и Осимандий. И когда останется последний человек на Земле, сможет ли он простить самого себя? Этого я знать не особо хочу.
- Ты не так глуп, каким кажешься. Ты жаждешь быть на стороне тех, кто отказался от тебя, ты жаждешь вернуть любовь, ты желаешь быть добром. А я - твоя противоположность! Однако, наши стремления, точно схожи! - вытерев с подбородка черную жижу, Всадник приосанился, все ещё прорываясь приблизиться к Гамбиту.
- Антарктиду - я как-то раз пережил, Стефан. Переживу и в этот раз. А ты пока сможешь разобраться с ним как сочтешь нужным. Не за чем терять драгоценное время.
- О, времени у вас действительно почти не осталось. Оба на ладан дышите. Ты же помнишь, Реми, что произошло с теми, кого мы убили? Всех их? Каждого?
Креол отошел чуть назад, с отвращением посматривая на своего двойника. Он помнил, каждого, кого умертвил. Ужасная смерть превращения в прах каждого на глазах, часто преследовала Гамбита в его кошмарах. Лишний раз вспоминать не очень хотелось.
- Людей, думаешь? Они не люди. Они недостойны жизни. Слабые, ничтожные, хуже мусора и червяков, - пока Всадник напоминал о старых "добрых временах", рядом с ним возникала еле заметная мрачная аура, которая явно не знаменовала ничего хорошего.

[icon]https://i.imgur.com/TEL78p4.jpg[/icon]

+2

27

Очередное заблуждение. Стефан почувствовал волну негодования, которую не выпустил наружу. Погруженный в свои проблемы, Гамбит пропускал мимо себя очень многое из того, что было важно, и волшебнику не хотелось объяснять. Ни то, что это все было не заклинанием, а действием артефакта, значит, не зависело от воли самого Стрэнджа, ни то, что существа, подобные Всаднику, магией не обладающие, ничего «обращать вспять» не могли. В этом был и фокус, и покус магии – если ты не владеешь магией, то бороться с ней бесполезно. Исключением были различные мужи науки, вроде Дума, Старка или Рида.
- Потому что он не знает жизни без тебя, - пожал плечами. – Это проблема субличностей, которые не могут самостоятельно существовать в одиночку.
- Я был создан Апокалипсисом, ты, кх-ха… невежа.
- Значит, - в голосе Стрэнджа почувствовала сталь хирургического скальпеля, - Апокалипсис создал нечто настолько ущербное, что оно не может существовать само по себе. Интересно посмотреть на выражение его лица, как узнает.
У самого мага был опыт в, так сказать, «создании жизни». Ведь то, что таится в подвале Санкторуме, тоже можно назвать своего рода «формой бытия», которая когда-то была его частью. Вся горечь, боль, страдания вылились в разумную живую массу, преследующую одну цель – поглотить еще больше боли, горя и страданий. Но если то, что было порождением магии, обрело разум, почему изначальное разумная субличность так стремилась к единению?
«Я же сам ответил на свой вопрос – он не умеет жить без Реми».
Как бы это ни звучало, но именно таковым и являлось. Всадник демонстрировал все признаки даже не субличности, а паразита, которого оторвали от носителя. Неспособный поддерживать в себе жизнь, он тянулся к тому, кто был его «генератором», подпитывая существование не только энергией, но и смыслом. Потому-то в его речи все также были сплошные угрозы и вопросы, полные фатального пафоса.
- А ты эксперт в законах всего сущего? – приподняв брови, не удержался от иронии. – Надо же, а я и не знал.
Все же пригладил свое желание язвить по теме, в которой он куда как лучше осведомлен, нежели мутант, волшебник вздохнул.
- Противоречит или нет, он уже существует, а, значит, вписан в мироздание как новая форма жизни. Ничего это естество не пытается исправить, а попросту непривычен существовать отдельно. Как понимаю, ты тоже не можешь примириться с мыслью, что Всадник теперь не в твоих голове и теле.
Иначе зачем и дальше теребить мысль с изгнанием в куда похолоднее? Стрэндж откровенно не понимал, ведь видел ситуацию с другой стороны. Так сказать, в перспективе.
- Знаете, вы с Анной схожи в одном, - чувствуя легкую усталость от хождения по кругу, волшебник вскинул брови и потер переносицу. – Оба не хотите слушать.
Последующую тираду, полную фатализма, он почти и не слушал. Редко когда встретишь человека, в котором фатализм куда сильнее, чем в тебе самом, потому даже смотреть на Реми, страдающего сразу и за все, было… неприятно. Словно Стефан смотрел в искаженное отражение самого себя, чувствуя легкое дежавю. Он тоже так выглядит, когда разглагольствует о смерти, жертвах и цене за магию? Ох, надо будет взять на заметку.
О, времени у вас действительно почти не осталось. Оба на ладан дышите.
Стрэндж медленно перевел взгляд на Всадника. Это он к чему? Налет подозрения вмиг царапнул внутри, но маг не подал вида. Как он уже заключил, Всадник любил говорить о смерти куда больше, чем сама Смерть, и потому все сказанное следовало делить на десять, если не на сто.
- Нет в мире зла и добра, - спокойно произнес Стефан, не обращаясь ни к кому, но сразу – к обоим. – Фабула абсолютного добра и абсолютного зла – устаревшая форма, практически не имеющая связи с реальностью. В каждом из нас есть как хорошее, так и злое начало, и вписываться сразу за все свои грехи в абсолютное зло ничто иное, как потакание собственному раздутому эго.
Переведя взгляд на отошедшего поодаль Гамбита, добавил:
- Разве ты еще не понял? Он манипулятор. Хорошо видит твои слабости, страхи и желания, которые извращает в угоду себе. Ты не можешь нести ответственность за все, что делал он в твоем теле, ведь грань между вами всегда была размыта. А с остальным ты можешь лишь смириться.
«Самое легкое из всего». Разумеется, нельзя просто взять и смириться со всеми проступками прошлого, но можно хотя бы прислушаться к тому, кто иногда говорит дельные вещи. Еще реже – следует своим же советам.
- У меня было достаточно противников, действующих… схоже, - скупо добавил, слегка нахмурившись. – Они готовы вывернуть все наизнанку, даже самого тебя, чтобы ты страдал, а от страданий сдался. Но в наших слабостях мы можем найти силу. И те, кого мы оберегаем, могут стать мотивацией дать еще один бой.
Стефан говорил со знанием дела. Ведь сколько раз он, казалось, был близок к поражению, но поднимался? Сколько раз ему пророчили смерть, а он все равно возвращался с самой грани? Даже сама Смерть, давшая ему свое благословение, не раз пыталась прибрать к своим рукам мага, и все никак у нее не получалось.
- Смотрите-ка, именно такой жалкий червяк, недостойный жизни, щелкнул тебе по носу, - Стефан посмотрел на Всадника с той же легкой язвительностью, с которой недавно подкалывал Гамбита. – Как ощущения, вершина эволюции великого Апокалипсиса? Выглядишь так, будто развалишься.
Стены школы неприятно заныли – кровавые защитные чары, наложенные при изгнании потусторонних паразитов, среагировали на темную ауру Всадника. От пола и стен его камеры потянулся легкий алый дым – испарялись частицы, нейтрализуя возможную опасность.
- Оставь попытки всяк здесь сидящий, - невозмутимо произнес Стрэндж, - твои уловки не помогут – это место под защитой сил, с которыми тебе не тягаться.
Но следовало все же поставить точку в одном важном вопросе. Стефан тянул с решением, потому как чувствовал – здесь все не так. Словно пациент изо всех сил отказывался соглашаться на оптимальное решение, что может спасти ему жизнь, выбирая народную медицину или того хуже – полный отказ от лечения. Но что он может сделать с чужим упрямством, если сам таковым отличен? Ничего. По собственному опыту знал - лучше не мешать, ведь иначе будет хуже.
- Я не одобряю твое решение, Реми, - сказал он прямо, глядя на мутанта. – Но вижу, что переубедить тебя не получится. Хорошо, я открою портал туда, куда скажешь, но с одним условием.
Волшебник подошел к нему на расстояние в пару шагов и протянул руку для рукопожатия.
- Обещай выжить.

+2

28

Трактовка и объяснение Стрэнджем того, что происходило с Всадником само собой были гораздо более точны и профессиональны, чем попытки объяснить её Гамбитом. Но как креолу казалось, как ни называй правильно и корректно то, что сейчас было, опасность никуда не исчезала, просто была чуть более локализирована и отделена от самого Реми.
Пожав плечами на сказанные волшебником слова, мужчина скромно промолчал, не особо желая давать лишний повод для насмешки и подкола. Сейчас ему было не до шуток увы, так как он решился на шаг, который был одновременно противоречивым, не желаемым, но вынужденным. Хватало того, что он уже собирался это сделать и то, что если Стрэндж его услышит, то его точно ожидает не самый теплый прием.
- В законах сущего - может и не очень. Но в вопросах чувств - да, считаю, что пробую себя на этом поприще.
Конечно, чужая душа - это всегда сундук, полный всякой дребедени, которую окружающим практически не дано понять. И возможно Стефан был прав - Гамбит не умел слушать, так как сам пытался сделать так, чтобы его не особо слушали. И даже тогда, когда Шельма дотронулась до него и прониклась его мыслями и ощущениями, она сама была готова бросить его на верную смерть, ведь он сам видел лишь такой выход. Так и сейчас Стрэндж говорил верно, что они оба были схожи - Реми и Анна - они были упрямы и не слушали ничего и никого, но могли найти что-то другое, кроме внимания сказанных слов. Между ними было нечто большее, что возможно и поддерживало их чувства. И поэтому брошенные волшебником слова о схожести Анны и Реми вызвали у последнего легкую улыбку, ведь ему было приятно слышать эти слова.
Угрозы Всадника вынудили Стрэнджа бросить пафосную речь, которая означала лишь то, что его попытки были тщетны и пусты. Пускай так, пускай Доктору Стрэнджу и пришла в голову какая-нибудь мысль или идея, главное чтобы они сработали. В конце концов, он похоже имел опыт противостояния с теми, кто пользовался его слабостями, как он сам заявил. Гамбит же мог положиться лишь на него, либо получить разрешение на попытку уничтожить отделенного от себя Всадника Смерти раз и навсегда.
- Convenu, я постараюсь, - ответил Лебо, протянув руку в ответ и ухватив ладонь волшебника в рукопожатии, - merci.
Он крепко ухватился за руку человека, которому доверил всю эту проблему и который самоотверженно решил помочь. Такой человек проявил себя настоящим другом, который не отвернулся от того, кто был в беде, а оказал помощь, абсолютно бескорыстно.
Пожав руку, Реми приготовился либо зайти в портал, либо быть отправленным через него иным каким-то способом, но в любом случае, ему предстояло приготовиться, и потому он решил прежде всего застегнуть свою куртку на пуговицы, хотя вряд ли осеннее демисезонное пальто его уберегло быть от арктической температуры надолго. Если уж куда-то и деваться, то путь лежал через ту же дорогу, что и прежде...

[icon]https://i.imgur.com/TEL78p4.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (12.10.2022 22:51)

+2

29

Крепкое рукопожатие.
Это даже улыбнуло Стефана.
Обычно люди так крепко жмут руку, чтобы что-то продемонстрировать – силу, презрение, уважение. Пусть он мало знал Гамбита, но мог заключить, что ни первого, ни второго в этом простом, на первый взгляд, жесте не было.
Все-таки трудности, пройденные с кем-то, отлично взращивают если не дружбу, то хотя бы взаимное уважение.
Несмотря на все, Реми не обещал ему – лишь «постараюсь». За короткое мгновение захотелось все-таки поступить подло: связаться если не с Анной, то с Ороро, рассказать о бедах не то товарища, не то друга Людей Икс, ведь он не обязан нести этот крест один. Тем более, тот самый, что взвалил на себя самостоятельно. Можно было обратиться даже к Чарльзу, ведь Ксавье имел влияние на всех мутантов, и авторитет его был незыблем. Возможно, это бы все спасло Реми от пути, которого он выбрал, но оставило бы мерзкое послевкусие, что он провалился.
Все-таки он был прав. Если для Гамбита искривленным отражением был Всадник, то для Стрэнджа таковым являлся Гамбит.
Неприятное осознание, но и такой опыт, извлекомый из ситуации, тоже необходим.
«И на что это ты намекаешь, Вселенная?»
В его руке снова мягко засияло и словно бы из воздуха появилось нечто, материализовавшееся в искривленный в разные стороны Меч Тигриного Клыка. Все тот же, которым он прежде разделил две сущности, бывших в одном теле. Меч вспыхнул огнем, который не обжигал, ведь артефакт уже признал его достойным хозяином, а потому не ерепенился, демонстрируя свою мощь.
Взмах, другой – рассеченная ткань пространства затрепетала, повиснув на невидимых нитях. Из открывшегося прохода повеяло нестерпимым холодом; там, на другой стороне, был снегопад. Часть снега замело в помещение, где они стояли.
- Если умрешь, - на всякий случай добавил, убирая меч в ножны, которые прикрепил к поясу, - я вытащу твою душу и запру в теле Всадника. Имей в виду.
Сказано было с такой невозмутимой серьезностью, что можно было принять за угрозу. Но даже сам Стефан не знал, угрожал или просил – снова – быть осторожнее. Гамбит был слишком самонадеян, и это могло его убить… а могло помочь выжить даже в ледяном аду.
Взмахнув рукой, мол, «уходи, пока я не передумал», Стефан дождался, пока Реми ступил в снежное море, сделал пару пасов руками – латать пространство было сложнее, чем разрывать. Невидимые нити затянулись, а игла, мелькнувшая в его руке, испарилась.
Волшебник устало наклонил голову вперед, потер ладонью лицо. Другую руку положил на пояс.
- Благие Вишанти, а я надеялся на спокойную пенсию, - пробормотал себе под нос, краем глаза заметив движение в «клетке» Всадника. – Нет покоя грешникам.
Медленно скрестив руки на груди, поднял голову и уставился на существо.
- И что мне с тобой делать? – взгляд его мало отличался от взгляда ученого на лабораторную мышь. – Хм, может, ты хочешь есть? Не откусишь мне руку, если попытаемся проверить, способно ли твое тело переваривать пищу?

Отредактировано Doctor Strange (02.11.2022 15:30)

+2

30

Когда пространство было рассечено в одной точке, а из разлома повеяло арктическим холодом, Гамбит на пару мгновений засомневался в своем решении идти по выбранному пути. Возможно, ему не стоило делать столь резких поступков? Возможно, был какой-то другой обходной путь и не надо было поддаваться отчаянью? Креол перевел взгляд на меч в руках Доктора Стрэнджа, которым он только что открыл путь туда, куда просил его Реми, а затем перевел взгляд на замолкшего Всадника Смерти.
Его темный двойник, теперь пребывающий в каком-то другом теле, если его можно было таким назвать, замер и молчал. Только его черные глазища указывали на то, что он все ещё "здесь". Дребезжащее тело Всадника указывало на то, что его сущность каким-то непонятным образом тянулась к Гамбиту, ведь исходила из него, как из оригинального источника. А сам же Лебо хотя бы не ощущал головной боли и голоса внутри черепа. Теперь его "головная боль" была снаружи и могла причинить вред всему сущему.
Предостережение или уточнение можно было воспринять, как угрозу или эдакую мотивацию, но Реми не жаловался. Просто глянул на Стефана и усмехнулся.
- Умеешь ты мотивировать, конечно. Ну... Была не была. Удачи тебе и спасибо заранее, - ответил Реми, застегивая свою куртку на пуговицы, - au revoir.
Не став больше мучить мыслями и вдаваться в сомнения, Лебо переступил через отворенную грань пространства, где царили снег и лед, где шансы выжить были невероятно малы, где можно было найти самый глубокий ров Ада по версии Данте Алигьери, и куда его отправили некогда умирать за совершенные преступления против Морлоков, которые он пытался скрыть. Лебо хотел другой для себя участи тогда, но теперь он рассматривал все по-другому - более фаталистично. И пока снег уже начал засыпать его с ног до головы, а ветер пронизывал его холодом до костей, брешь пространства закрылась следом за ним, не оставив дороги назад...


музыкальное сопровождение

Дребезжание Всадника Смерти усилилось, как только эта самая брешь была залатана Стефаном. Будто бы в лихорадке Всадника начало тянуть в другую сторону - тотчас же на юг, где должен был теперь быть Гамбит. Но похоже эта аномалия абсолютно не мешала ему разговаривать при желании. В конце концов, Стрэндж пытался провести пару минут в разговоре с ним. Но вместо обычных слов, он произнес слова из оперы "Дон Джованни":
- "Ты пригласил меня на сию трапезу, и я явил свой лик. Но погоди же. Тот, кто вкусил небесную пищу не нуждается в пище смертных. Другие, куда более важные причины вынудили меня явиться сюда. Я поведаю о них - внемли, ведь время на исходе. Ты пригласил меня на ужин сей. Теперь ты знаешь свой долг. Ответь, примешь ли приглашение ты на ужин со мною?"
Обратив свое лицо к югу, Всадник вновь заговорил, уже более людским языком:
- Твоя рука мне ни к чему. Смерть придет за каждым. Каждый твой шаг, каждое решение и действие влечет за собой последствия. Мир - это огромная сеть причинно-следственных связей существ, чье бытие которые все заканчиваются одинаково. Все, что имеет начало, имеет свой конец. Каждая жизнь заканчивается рано или поздно. Лебо считает, что существует судьба. Но он ошибается. То, что люди считают судьбой - вовсе не то, что привыкли ею считать. Сознательные существа имеют гораздо больше возможностей, чем кажется. И вы зашли слишком далеко. Связей слишком много. Угроз для полного уничтожения Вселенной становится все больше. Я - решение этой проблемы. Я был создан на основе Гамбита, который желал спасти своих собратьев, мутантов. Он считал, что сможет... сможет быть двойным агентом, и тогда уничтожит Апокалипсиса изнутри. Но Владыка открыл ему глаза - он стал мной. Смерть - единственный способ уменьшить угрозы, усилить голос сильнейших и убрать фон слабейших, всю эту массовку. Нет установленной точки смерти ни у одного существа. Час гибели можно отложить, можно ускорить. Но жатва продолжится, даже если Владыка Апокалипсис считал по-другому.
Всадник продолжал "глючить", а голова непроизвольно подергивалась, как и черты его лица, подобные потрескавшейся штукатурке. Его черная аура продолжала витать вокруг него, как облако дыма или газа, которое явно могло навредить любой органике, которая окажется в близком контакте с ним. Всадник Смерти продолжал посматривать на Стрэнджа, но обращал все ещё свой взгляд на юг.

[icon]https://i.imgur.com/Fj0TIHO.jpg[/icon]

Отредактировано Gambit (06.11.2022 12:43)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [21.09-23.09.2016] Жестокость из милосердия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно