Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [05.10.2016] Girl in Coin Laundry


[05.10.2016] Girl in Coin Laundry

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Герри косится на то, как мистер Стрэндж гасит магическое заклинание и с усилием пытается взять над собой контроль, но все равно выглядит при этом сильно разозленным и… устрашающим. Кем бы на самом деле ни являлся лже-Тиборо, они знакомы, и последний сделал что-то очень плохое. Он глубоко выдыхает, понимая, что сейчас точно не время для расспросов, и внимательно прислушивается к разговору.
Из их фраз сложно понять, что произошло между ними в прошлом, но кое-что начинает проясняться. И чем больше он слышит, тем меньше ему нравится Никодемус. Нельзя делать выводы и называть кого-то стопроцентным злодеем, не узнав всю историю в подробностях, но все же… Наблюдая за реакцией мистера Стрэнджа, которому он более чем доверяет, и за незнакомцем, который в прошлом явно творил дурное, сложно не почувствовать некоторое отторжение к нему.
Он наблюдает за тем, как мистер Стрэндж разворачивается и уходит прочь. Наверное, для того, чтобы выдохнуть и успокоиться подальше от раздражающей личности. И он намеревается пойти следом, но замечает, что Никодемус направляется в его сторону.
Зачем? Для того, чтобы рассказать о том, что здесь происходит и спасти тех несчастных людей, попавших в плен?
Или для того, чтобы рассказать свою версию истории? Попробовать манипулировать учителем, используя ученика?
Герри выслушивает все, что тот говорит, но ничего не говорит. Только коротко кивает, как бы говоря, что он передаст его слова, но при этом ничего не обещает. Если мистер Стрэндж так сильно ненавидит Никодемуса, то он ничего не сможет сделать, чтобы это изменить. И он вообще не уверен, что ему нужно вмешиваться в чужие дела.
После этого, бросив взгляд на людей, которые все так же продолжали стоять рядом с троном, он поворачивается и идет к выходу.
Никодемус выглядел так, как будто правда попал в беду. В его отчаяние Герри верит, но его слова вызывают сомнения несмотря на то, что те звучат очень складно.
Интересно, сколько правды в рассказанном? Рамона вроде говорила, что приводит людей для своего отца, которым оказался Никодемус, а он говорит, что люди попадают сюда, как и он, и что он очень-очень пытается им помочь. Ему только кажется или тут неувязочка выходит? М-м, это однозначно не та загадка, которую хочется разгадывать в одиночку.
Он приближается к мистеру Стрэнджу и останавливается рядом, вглядываясь в его лицо. Ему известно, как сильно эмоции могут доводить до утомления.
— Как вы? В порядке? — спрашивает, а затем смотрит в сторону входа в храм и тяжело вздыхает. — Он, в общем, попросил меня уговорить вас помочь ему.
И начинает пересказывать все, что ему сказал Никодемус — о его коме, работодателях, поиске артефактов и попадании в это место. Что-то подсказывает, что это не возымеет действия и не потушит гнев волшебника, но лучше все выложить, как есть.
— … но отчего-то я ему не верю, — пожимает он плечами и неуверенно смотрит на мистера Стрэнджа. — Он говорит, что пытается помочь попавшим в беду, но Рамона говорила, что приводит людей для него. Ну, или я где-то напутал и теперь ошибаюсь, — заканчивает, запустив пальцы в волосы, словно желая снять так напряжение.
Герри морщится.
Вне зависимости от того, что сказал Никодемус, и того, какой именно окажется в итоге его судьба, которая теперь явно находится в руках мистера Стрэнджа, попавших в это измерение людей необходимо вытащить. Они ведь здесь изначально ради этого. Было бы еще неплохо разобраться, что творится с пожирателями душ. Помочь Рамоне. Они не могут уйти, бросив все на полпути из-за этого типа.
Он не торопит волшебника, зная, что информацию сначала нужно переварить, а потому молча и терпеливо ждет, когда тот заговорит.

+1

32

Стефан выходит из храма и чувствует некоторое облегчение – едва ощутимое, почти призрачное, но все же. Объект ненависти где-то там, в удушающей полутьме чужеродной постройки, которая своими необъятно высокими потолками давила на плечи, вместе с не то опасными существами, не то заложниками.
Он даже не смог толком их рассмотреть!
Следовало сотворить несколько раскладов и проверяющих чар, но вместо этого Стефан настолько увлекся своим гневом, что все вышло из-под контроля. Прошлое из раза в раз появлялось в настоящем, и с каждым появлением было все сложнее с ним смириться. Но почему призраки прошлого решили показаться именно сейчас? Почему каждое мелкое дело приводит его к чему-то большему?
Неужели положение дел настолько плохо, что не только он готовится к исходу, но и весь мир? И эти его «мелкие дела» - намеки, знамения конца, который куда ближе, чем он думал?..
Глубоко вздохнув разреженный воздух, медленно выдыхает, скрещивает руки на груди и смотрит на горизонт, который кажется бесконечным. Здесь все отличается от Земли, и потому усиливает ощущение беспомощности и одиночества. Зато ярость на Уэста как-то улеглась, потому он снова может более-менее свободно мыслить.
Ему пришлось долго наблюдать за Рамоной в прачечной прежде, чем он понял, кто она есть. Но обычно пожиратели душ заметны сразу, и они не обретают такую хорошую физическую оболочку. А если Никодемус помог пожирателям с оболочкой, то почему Рамона не вцепилась в душу Джеральда? Были все признаки того, что он в опасности, и своим появлением Стефан хотел отвлечь пожирателя, дать ему новую цель…
Внезапный вывод был до смешного прост и логичен – Рамона-пожиратель душ находится в теле той, к чьей душе прицепилась. Означает ли это, что те люди за троном Тиборо – такие же заложники пожирателей? Но почему пожиратели не скрываются, а считают себя… кем, детьми Отца-Тиборо? Выглядело все как очень странная партия, ходы в которой он пока не понимает.
Рассматривая в задумчивости парящие в облаках острова Шестого Измерения, Стефан почти не слышит, как к нему подходит Джеральд. Но не думает вздрогнуть – медленно оборачивается, невозмутимо смотрит на него.
Вопрос «в порядке» здесь неуместен, но вряд ли юноша задумывается о такой мелочи.
- Нет, - честно отвечает волшебник, отвернувшись. И дальше он хранит молчание, слушая, что рассказывает Герри.
А рассказ его полон вещей, которые немного, но проясняют картину происходящего. Он только хмыкает на заключение самого Джеральда, который уловил, что доверять Никодемусу нельзя. Если его собственные догадки верны, то совершенно точно нельзя. Но зачем Уэст так делает? Для чего похищает людей? Он ведь не скармливает их души пожирателям, обитающим здесь, значит… что? Стефан не понимает мотивацию и чего Никодемус добивается, а потому мрачно размышляет.
- Я тоже ошибся, Джеральд, - произносит он, с вынужденностью признавая способность ошибаться. – Пожиратели душ не могут обладать физической оболочкой, и я должен был сразу догадаться, что что-то не так. Но думал, что это – еще один вид пожирателей, отличный от ранее мне известных. Потому что Рамона вела себя нетипично для пожирателей… не так, как они должны вести себя.
Ее странное поведение словно накрыло глаза пеленой, которая спала, когда лже-Тиборо снял маску. Стефан стискивает зубы, но удерживает себя от очередного приступа гнева.
- Похоже, пожиратель душ, называющий себя Рамоной, уже питается душой девушки, в чьем теле находится. Однако… почему пожиратель назвал свое имя и ведет себя как человек? – это вопрос не к Герри, а в воздух, словно он размышляет вслух, не найдя ответа в молчаливых рассуждениях. – Ведь и для пожирателя опасно раскрывать себя. А раз она так льнула к тебе, узнав имя, то…
Стрэндж хмурится, понимая, что без небольшой лекции не обойтись.
- Пожиратели души предпочитают концентрироваться на одной цели, - его голос звучит более спокойно и размеренно, чем ранее. – Они как бы прикрепляются к жертве, постепенно вытягивают все ее жизненные силы до тех пор, пока не остается пустая оболочка. Человек теряет волю к жизни, но не убивает себя, а просто… перестает сохранять жизнь. Его ничто не радует, ничего не хочется. Нередко затяжные депрессии путают с воздействием пожирателя душ. И все же, когда пожиратель находит жертву, он не дает о себе знать. Он прячется глубоко в мыслях, поступках и кошмарах жертвы, не раскрывая себя. Обычно их крайне сложно увидеть и вытащить, ведь со временем они становятся с душой жертвы единым целым. В этом их основная опасность, ведь, если попытаться оторвать их от души, они могут эту душу расколоть. А расколотая душа это почти всегда равноценно смерти.
Он не говорит о случаях «почти», ведь в таких случаях не выживают – и снова «почти». Он был сам ярким примером тому, что случается с расколотой душой, но и это не тема для «лекции». Джеральду стоит знать, с чем они столкнулись, чтобы понимать риски. А они есть и серьезные.
- То, что Рамона так на тебя реагировала, говорит о том, что или у нее нет контакта с душой девушки, или она уже расколота. Но почему тогда нет проявлений личности девушки? – снова вопрос в воздух, и Стефан приподнимает одну руку, задумчиво потирая подбородок. – Словно личность девушки задвинута, а личность пожирателя на поверхности. Впервые вижу такое.
Да, бывает в этом мире такое, с чем даже он сталкивается в первый раз.
- Но тогда отсюда вытекают следующие вопросы, - и лицо его мрачнеет. – Почему Никодемус хочет помощи? Не похоже, что он тут бедствует, раз обладает силой Верховного волшебника этого измерения. Это он поместил пожирателей в людей? А люди – те самые пропавшие, за которыми мы пришли? Есть ли там кто-то, кого мы можем спасти, или они пустые оболочки, занятые пожирателями? И разве Никодемус не планировал нас убить, а затем сделать такими же, до того, как понял, что силенок у него не хватит? А раз так, то должны ли мы хоть что-то делать? Или следует оставить все, как есть. Вернуться в прачечную, найти статуэтку, разломать ее и спрятать там, где никакой еще Никодемус не найдет ее?
Стрэндж не спрашивает у Джеральда напрямую, но говорит вслух, давая понять, что эти вопросы – лишь малая часть всех тех сомнений, что родились у него за недолгое время. А ведь еще остается их прошлое с Никодемусом, которое тоже дает о себе знать, и от которого не так-то легко увернуться.
И не совсем правильно взваливать все эти вопросы на плечи юноши, но Стефан взял его не на прогулку, а чтобы показать – у каждого геройства есть своя обратная сторона. Порой герою стоит уйти, чтобы не причинить еще большего вреда.
- Что думаешь, Джеральд? – вопрошает серьезно, как у равноправного взрослого, на чье мнение будет полагаться. – Учитывая это и то, что в прошлом Никодемус не раз пытался предать и убить меня, как думаешь, что нам стоит делать?

Отредактировано Doctor Strange (22.02.2022 17:44)

+1

33

Герри широко раскрывает глаза и полностью поворачивается к мистеру Стрэнджу, когда слышит, что все те люди — это как раз таки те, кто пропал бесследно в той прачечной, а пожиратели душ находятся прямо в них. Это… звучит несколько безумно, но, благодаря все тем же фильмам и книгам, он примерно понимает, как это должно работать и чем должно быть чревато для жертв сущностей, к ним прицепившимся.
Ему хочется задать вопрос, но не находится подходящих слов. Оно и к лучшему, так как мистер Стрэндж вновь заговаривает, более полно и подробно рассказывая о пожирателях душ. А сам Герри в это время старается ничего не пропустить, так как чувствует, что если что-то пролетит мимо ушей, то понять все остальное будет крайне сложно.
Вот уж урок… Такие бы предметы в школе преподавали, и тогда его из нее было бы сложно вытащить.
Герри глубоко вздыхает, вспоминая то, как себя вела Рамона. Как он мог не понять, что она не просто является пожирателем, но и человеком? М-м… Хотя, с другой стороны, этого не понял и волшебник, наблюдавший за нею со стороны.
И эти слова о расколотых душах, что равноценно смерти… Не хочется об этом думать, но дважды повторять ему не нужно, чтобы понимать одно — если все так, то миссия провалена. Если все так, то даже если они освободят людей от пожирателей, это ничего не изменит. Что будет после этого? Люди погибнут? Или, что еще хуже, останутся овощами, пустыми сосудами без души и самосознания? Ужасно…
В нем начинает просыпаться раздражение и возмущение, даже злость. Не на мистера Стрэнджа и не на пожирателей, а на Никодемуса. Он сделал что-то, что привело ко всему этому. Он виноват в том, что невинные люди попали сюда и серьезно пострадали. Он и его поиски артефактов, и непонятные манипуляции с ними без каких бы то ни было знаний о них… И вот просто как можно быть таким идиотом?!
Герри заставляет себя выдохнуть и успокоиться, а затем тыльной стороной ладони вытереть выступившую испарину на лбу. Все нормально. Еще ничего не случилось и ничего неизвестно.
Мистер Стрэндж задает вопросы, и он решает, что они адресованы не ему. Они, скорее всего, озвучиваются, чтобы проще было понять и разобраться во всем происходящем. Но когда звучит его имя, он недоуменно приподнимает бровь, глядя на волшебника и гадая, в самом ли деле ему придется на них отвечать.
Похоже, что придется.
Но ответов у него нет. И хороших идей о том, как им следует поступить, тоже. Никодемус не вызывает у него доверия после своего рассказа, а после того, что он узнал о нем от мистера Стрэнджа, ему и помогать нет желания.
— Мы должны попробовать спасти людей, — твердо говорит Герри после долгой минуты размышлений. — Нельзя вот так просто уходить, даже не предприняв попытку им помочь. Мы же не знаем, что с ними на самом деле случилось. Может, они живы… Может, придут в себя, если получится освободить их от пожирателей душ.
Он делает глубокий вдох-выдох, едва он вновь задумывается о том, что если все закончится не так, как ему того хочется.
Настоящие счастливые концы все же бывают только в сказках. А в реальности, если они и случаются, то всегда несут с собой побочные эффекты.
— Мог ли Никодемус что-то сделать с пожирателями? Наблюдая за вашей небольшой стычкой, можно легко понять, что он сильно слабее вас, но все же… Если пожиратели ведут себя слишком необычно, то может он сделал с ними что-то? — Герри морщит лоб, пытаясь яснее сформулировать свои мысли. — Ну… не знаю, загипнотизировал их или нечто в этом духе?
Он выдыхает.
— Чем больше я о нем думаю, тем сильнее мне хочется ему врезать, — недовольно произносит он. — Он так сказал, словно сам является заложником здесь и не может самостоятельно вернуться в наш мир. Но пока все говорит о том, что это он ответственен за все это.
И что с ним тогда делать? И есть ли у них право решать, как с ним поступать? Жаль, что у них нет чего-то вроде…
— А у нас есть что-то вроде Азкабана?

+1

34

Стефан усмехается. Слишком много Гарри Поттера в их жизнях в последнее время.
- Есть. Санкторум. Но, как ты понимаешь, после нашего приключения в нем я там персона нон-грата, а извещать о происходящем Тони не вариант.
Ведь они оба знают, что тревожить Старка, с учетом его состояния, до выписки из больницы – не то, что моветон, а серьезно ударит по уже кое-как восстановившемуся здоровью, откатив все усилия на сто дней назад. Стефану, как одному из тех, кто вытаскивал Старка с того света – дважды за последний месяц, если быть дотошным – не хотелось делать это в третий раз.
Недовольство и злость Джеральда на Никодемуса Стрэндж всецело разделяет, однако не может не уточнить важную деталь… о которой так хочется замолчать, чтобы сделать фигуру Уэста зловещей и опасной, но.
- Не думаю, что в этой части он врет, - все же произносит настолько нехотя, что это заметно и в голосе, и в лице. – Никодемус – не из тех магов, которые могут совладать с силой целого измерения. Огромная мощь не равнозначно умению этой мощью пользоваться, Джеральд, и Никодемус – яркий тому пример. Он не слабее меня, даже напротив – сейчас он, как Верховный Волшебник Шестого измерения, сильнее меня. Но ты сам видел его попытку меня убить. Если бы не мое умение поглощать энергию, у него могло получиться. И он не ждал, что я смогу. Видимо, снова недооценил мои силы и переоценил свои.
Подумав, волшебник все же решает сделать ремарку:
- Может, у тебя могло создаться обманчивое впечатление, что некоторые магические вещи – само собой разумеющееся. К сожалению, нет, Джеральд. Открыть портал между измерениями куда сложнее, чем, скажем, воскресить целый город на несколько миллионов жителей. Отделить пожирателя души от души, в которую он вцепился, так, чтобы душа не раскололась – еще сложнее. Большинство магов в любом измерении всегда находятся на уровне Никодемуса. Есть те, кто умеет и знает больше, но их умения и способности редко смогут дотянуть до моих.
Стефан на мгновение улыбается, на мгновение представив, как это могло прозвучать.
- Я это говорю не для того, чтобы похвастаться, а для того, чтобы ты понимал: то, что дается одному легко, не означает, что это – просто. Мне понадобилось семь лет, чтобы выучить основы магии, и еще неизмеримое количество времени, реальностей и попыток, чтобы научиться ее применять. Многие же маги остаются на уровне любителей, которые хотят больше могущества, но не знают, что с ним делать. Если бы он умел открывать порталы между измерениями, он бы это сделал. И он знал, что я не стану помогать ему…
На этих своих словах Стрэндж задумчиво нахмуривается, будто ощущает какую-то очень важную мысль. И когда он заговаривает снова, в его словах чувствуется прежнее раздражение, смешанное с налетом безысходности, когда понимаешь, что даже такой простофиля, как Уэст, смог тебя переиграть:
- … потому вполне мог сделать так, чтобы я ему помог. Он мог стреножить пожирателей, поселив их в тех, кто был похищен, и ведь знал, что я не смогу уйти, не оказав им посильную помощь. А затем я бы все равно открыл портал, чтобы вернуть этих людей, и он явно хотел оказаться среди них.
Стефан закрывает глаза, потирает левый висок. Ситуация его злит, а мигрень и рада подлить масла в огонь раздражения.
- Хорошо, - говорит так, будто с кем-то о чем-то договорился, но выглядит так, словно уговаривает сам себя, - мы попробуем помочь этим людям, Джеральд. Но ты должен помнить все то, что я тебе сказал. И помни, что даже на своем уровне владения магии Никодемус крайне опасен. Не поворачивайся к нему спиной. К людям, которым мы поможем, тоже. Они могут нанести тебе вред не со зла, а из страха или паники. Если почувствуешь, что не справляешься, скажи мне – я найду способ, как вытащить тебя отсюда. А сам уйду тогда, когда разберусь… со всем этим.

+1

35

Слушая мистера Стрэнджа про местного царька, Герри кривится и поджимает губы. Не успел он убедиться в том, что Никодемус не представляет особой угрозы и не является сильным магом, каким хочет казаться, как его в этом разубеждают. Это не слишком его радует, но делать нечего — там люди, и им нужно помочь.
Это важнее всего на данный момент. Важнее личного отношения к тому чародею, который оказался истинным виновником произошедшего.
По крайней мере, если у Никодемуса есть такая магическая мощь, то он ею толком пользоваться не может. Это… логично. Нужно учиться и тренироваться, если хочется достигнуть каких бы то ни было высот. Процесс обучения любому навыку никогда не бывает легок и отнимает порой целые годы. С магией должно быть тоже так. Даже сложнее. В этом он успел убедиться еще в Санкторуме. Теперь же он получает подтверждение.
Герри молчит и слушает, хмуро скрестив руки. Никодемус… Он застрял здесь, не смог выбраться обратно и решил вот таким образом проделать себе путь. Ценой страданий и свободы невинных людей?
Невероятно возмутительно.
Но что его удивляет? Еще с Осаки он должен был привыкнуть к тому, что злодеям все равно на судьбы людей. Один подорвал целый небоскреб из-за своего эгоизма и желания добиться чего-то. Второй тащит людей в иное измерение и подсаживает к ним паразитов, которые присасываются к их душам, а все для того, чтобы спасти свою шкуру. И ведь они не единственные… Сколько таких бродит в мире? Всех их не победить. Но все же это не повод сдаваться и опускать руки.
— Какой же мерзкий тип… — вздыхает он, наконец, когда мистер Стрэндж заканчивает говорить, и задумчиво смотрит в сторону.
Его радует то, что они не собираются уходить и бросать в беде жертв Никодемуса. Они освободят их от пожирателей и вернут всех домой. Не радует то, что вместе со всеми они еще и этого недо-мага вытащат.
Герри с готовностью активно кивает, стремясь убедить мистера Стрэнджа в том, что он будет аккуратен и осторожен. Вряд ли он решит отступить в решающий момент, когда станет слишком жарко и вернуться домой… Скорее уж найдет способ перевести дух и продолжить дальше решать проблему с новыми силами.
Его сильно воодушевляет понимание того, что еще не все потеряно. Ведь будь невозможно спасти всех, то чародей так бы сразу и сказал, но таких слов он не услышал. Только о том, что это будет очень и очень сложно.
Очень и очень сложно, но не невозможно.
— Буду смотреть по сторонам и ни с кого глаз не спущу, — обещает он, но тут же перестает улыбаться. — С Никодемуса уж точно.
Мало ли, какой тот выкинет фокус, если решит, что ситуация складывается не в его пользу. Это может быть опасно для всех них — не только для тех плененных людей, но и для самого Герри, и для мистера Стрэнджа… Хотя последнее вряд ли. Сильно сомнительно, что Никодемус сумеет обмануть того, кто явно умнее и сильнее, но на всякий случай лучше быть готовым.
Герри надеется на то, что Никодемус все же получит по заслугам. Может, он испугается и сбежит, забыв о возвращении домой? Вот было бы хорошо. Но об этом он не говорит вслух, ведь не так должны думать герои.
— С чего мы начнем? — спрашивает он тут же, желая понять, с чем может помочь, чтобы не тратить время зря. — И что делать нужно мне?

+1

36

Отчего-то было приятно слушать краткую, но емкую оценку Уэста от Джеральда. Было что-то в этом от облегчения – наконец-то кто-то еще знает о его прошлом. Пусть совсем маленькую часть, но понимает и разделяет его мысли и мнение относительно одного конкретного человека, который и словом, и делом доказывает свое прогнившее нутро.
Может, потому Стефан втягивает других в свои дела – чтобы не сражаться со всем в одиночку?
Он все еще ищет ответ на этот вопрос. Все еще никак не может найти.
Или не хочет.
Но Джеральд задает резонные вопросы, и Стрэндж задумывается вновь.
Начать им следовало с расстановки приоритетов. Портал для возвращения был итогом, но предварительно следовало сделать две вещи – выяснить все нюансы про пропавших людей и узнать истинные мотивы Никодемуса. Стефан-то озвучил тот мотив, который показался ему в духе Уэста, как и любого хитрого приспособленца, но там могло быть что-то еще. А ведь еще оставался вопрос с тем, что случилось с Тиборо, который вряд ли бы так легко и просто расстался как с титулом Верховного Волшебника этого измерения, так и жизнью. Как показывает практика, магов убить сложно, а Верховных Волшебников и подавно.
Их даже уволить с концами не всегда получается.
- Секунду, - жестом попросив подождать, Стефан медленно потянулся рукой к чему-то в воздухе, словно в воздухе была невидимая стена и он хотел снять с нее плакат. Маленький кусочек пространства-материи вдруг и правда «оторвался», а затем накрыл их куполом, который разом скрывал и от взора, и от слуха, и от любого обнаружения.
Рука его потемнела, и эту руку он живо спрятал подмышку, скрестив руки на груди.
О боли, которая была ценой за такую маскировку, лучше не говорить – она была невыносима. Но нет ничего, чего он бы не выдержал, как и всегда.
- Давай представим, что мы не знаем мотивов Никодемуса, - заговорил Стрэндж, покосившись на вход в местный храм, - и нас с ним ничего не связывает. Что мы имеем? У нас есть человек с силой местного Верховного Волшебника, есть некоторое количество людей, которые не просят о помощи, но наверняка в ней нуждаются, и очень абстрактное представление о том, как вернуться назад. Но возвращение нужно нам всем, особенно – местному Верховному. А нам нужно помочь этим людям. Выходит, нам нужно поставить Уэсту условие для его возвращения – пусть объяснит, что с этими людьми, как они сюда попали, как им помочь. Если все так, как я подумал, то я привлеку его к ритуалу по очищению от пожирателей. Он не откажется, ведь отказ будет означать, что ему необходимо передать мне титул Верховного, ведь сейчас мне не достает сил на единоличное проведение подобных ритуалов. Однако я понастаиваю для вида, разумеется, чтобы он ничего не заподозрил.
Представляя, насколько много придется находиться в раздраженном состоянии, Стефан устало вздохнул. Усмирив свои страсти – большую часть из них, разумеется, теперь ему было довольно сложно выходить из себя. При первой встрече с Уэстом он, конечно, дал маху, но теперь, после расстановки всего и вся по своим местам, взял себя в руки и снова действовал осмотрительно. Но когда возвращаешься в состояние эмоционального равновесия, больше всего не хочется падать в одну из крайностей.
- Пока мы с ним будем препираться, тебе стоит разговорить и Рамону, и тех людей. Но будь осторожен – судя по всему, Рамона, как пожиратель душ, настроилась на твою душу. Она может и не желать тебе зла, но ее собственная жизнь зависит от душ живых существ.
В этом и заключалась относительность морали в мире магии и потустороннего – во вселенной было слишком много всего, что не ценило те же вещи, что ценили люди. Не потому, что они были злые и не хотели жить в мире, а потому, что мир никогда не был их опцией выживания. Пожиратели душ пожирали души. Эмоциональные паразиты паразитировали на эмоциональных. Предатели предавали. Воины сражались, развязывая войны в тех мирах, куда приходили. Императоры создавали империи на руинах и костях. Мутанты мутировали, адаптируясь к новым виткам спирали истории.
- А тебе нужно… играть ту роль, что придумал Никодемус, - после молчания, отвечает Стефан, внимательно посмотрев на юношу. – Он посчитал тебя или наивным, или недалеким, или удобным для манипулирования. В любом случае, сейчас нам выгодно поддерживать в нем уверенность, что ты к нему расположен и будешь помогать, так сказать, сохранять мне холодный рассудок.
«В каком-то смысле ты и так это делаешь».
- Это усыпит его бдительность, - чуть мягче добавил, как бы поясняя, - и позволит нам выудить у него больше информации. Посчитав, что ты на его стороне, он расслабится, будет выбалтывать больше, чем хочет, и в итоге проговорится о том, что хотел держать козырем в рукаве до последнего.
Звучало совсем не по-геройски. Звучало как что-то, похожее на обманный маневр, с предательством и ударом в спину. Но и Стефан не то, чтобы был героем – скорее, врачом, который ампутирует конечность, захваченную гангреной, чтобы спасти организм. И тот, кто использовал других для достижения своих целей, всегда мог получить ответный маневр схожего характера.
Не о себе ли ты думаешь?
Опять. Снова этот голос в голове. Что это – кто-то из тех, кого он поглотил? Отзвуки прошлого? Эхо собственной совести?
Голова начала болеть. Бам-бам-бам.
Стефан потер левую часть головы, охваченную огнем мигрени.
- Понимаю, что звучит не очень по-геройски, - зажмурив левый глаз, Стефан протяжно вздохнул, - но порой, чтобы получить шанс всем помочь, приходится действовать и такими методами. Но если тебе не нравится, то я не настаиваю. Придумаем что-то еще.

+1

37

От внимательного взгляда Герри не укрывается то, что очередная манипуляция в пространстве и заклинание заставляет руку мистера Стрэнджа потемнеть, но тот так быстро ее прячет, что он и не успевает ее толком разглядеть. Это не становится для него удивительным открытием. За все есть своя цена, и за магию в том числе. Он сам этому стал свидетелем во время их приключения в Санкторуме — то, что там было, забыть не удастся.
Но вместо того, чтобы что-то произнести об этом или спросить о том, в порядке ли маг, он молчит, разумно предполагая, что если бы тот хотел этого, то не стал бы скрывать побочные эффекты. Потому он просто дожидается, когда тот заговорит и вновь обращается весь в слух, по своему обыкновению не перебивая и не влезая с уточнениями, просто кивая и наматывая все на ус. Все это нужно запомнить для того, чтобы эффективно действовать в дальнейшем.
Перехитрить Никодемуса, прикинуться наивным и доверчивым подростком, в доверие к которого можно запросто втереться, и выудить из него всю возможную информацию, а еще разговорить Рамону и других… Герри задумчиво кивает себе, продумывая то, что и как ему следует говорить. Наверное, ему нужно вести себя максимально естественно — так, как он себя обычно и ведет, и не выдавать неприязненности. С последним будет очень проблематично, ведь лгать он умеет очень плохо.
Тони это доказал, когда всего за несколько наводящих вопросов выведал у них с Вэл все, что знать ему было не время.
Но сегодня, если они хотят выбраться и спасти людей, ему необходимо очень хорошо постараться. Иного выхода нет. Умеет ли он обманывать или нет, но сейчас ему придется научиться это делать, так как от того, сумеет ли он внушить Никодемусу, что он безобиден и доверчив, зависит, похоже, довольно многое.
Герри утвердительно кивает головой, когда мистер Стрэндж говорит, что это поможет усыпить бдительность Никодемуса. Усыпит, никуда не денется.
Да, звучит не по-геройски…
На это он только пожимает плечами, соглашаясь со словами мистера Стрэнджа — главное, спасти людей, и неважно, что для этого нужно сделать.
У него моментально возникают вопросы о том, насколько далеко можно зайти для того, чтобы сохранить кому-то жизнь. Существуют границы, определенные, которые нельзя ни в коем случае переступать, но здесь и сейчас цена за защиту жизней пропавших людей откровенно небольшая. И не такая, после которой невозможно будет заснуть из-за угрызений совести.
— Вы правы, мистер Стрэндж, — говорит он с улыбкой. — Нужно помочь всем, а если для этого нужно поступить так, значит мы поступим именно так. К тому же… Все звучит может и не по-геройски, но и не так страшно. Не переживайте так из-за этого. Вряд ли на меня нападет совесть и бессонница из-за того, что я обманул типа, который подставил невинных людей.
Герри вздыхает, моргая.
— А на него будут действовать паучьи феромоны? На Верховных Волшебников они вообще работают? — спрашивает он, вспомнив о данной своей способности. — Я мог бы использовать их. Аккуратно, чтобы он ничего не заподозрил. Тогда будет проще расположить его к себе и сделать его… болтливым.
Подумав, добавляет еще один вопрос:
— А на Пожирателей душ? Хмм, я не проверял в прачечной на Рамоне… Но, наверное, рисковать не стоит, а то вдруг почувствуют воздействие, и весь план насмарку. Значит, буду действовать так. Очень надеюсь, что она не захочет меня скушать.
И зачем он вообще назвал ей свое имя? Мог бы назваться Джимом, и не было бы никаких проблем. Но прошлое уже не исправить, а потому следует сосредоточиться на миссии.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [05.10.2016] Girl in Coin Laundry


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно