Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [20.03.2016] Seiðkona


[20.03.2016] Seiðkona

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/92/76/2a/92762a0e2f4d13c2b410b10391c18e2a.gif  https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/04/40/b8/0440b87033bf5476b123ad44a9bea0ed.gif
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/c9/8a/00/c98a0019f65db4bcbd00f94ef47ccece.gif  https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/51/1c/df/511cdf2c8122b049cd3a15832ca7fa02.gif

Время: 20 марта 2016 года по летоисчислению Земли.
Место: Асгард.
Участники: Loki & Aldrif Odinsdottir
Описание: Альдриф прогнала лживого брата прочь от погребального костра брата-воина, но он всё ещё нужен ей. До тех пор, пока Фрейя в коме, никто другой не поможет её дочери совладать с её наследным даром и пустить его в русло созидания.

+2

2

Для появления Локи не стал избирать самое неловкое время, хотя и имел такой шанс в минуту, когда из свода законов пытались высечь лишние слова, слишком глубоко въевшиеся в бумагу с кровью Одина. Локи не нужно было ещё больше зла и недоверия. Может, в ином месте, в другое время, с кем-то другим - запросто. В чужом бессильном раздражении Локи грелся и расцветал не хуже молоденькой девушки в окружении воинов. Но Альдриф не нужно было выводить из равновесия. К сожалению, Альдриф сама по себе уже висела в воздухе, позволяя событиям нести её в любом направлении. Почти идеальное состояние для авантюр, но совершенно непотребное состояние для Королевы даже Хеля, не говоря уже об Асгарде.
Поэтому Локи появился в тот момент, когда Альдриф справилась с частью той скрытой от романтиков, мечтателей и бедняков каторги, на которую обрекает правителя корона, но ещё не решила, к чему приложить руку дальше - и не наложить ли руки на себя, в осознании, что оставленные позади дела не слишком сказали на объёме предстоящих. Локи появился тихо, в обход всех глаз. После перепалки над телом Тора никто не стал бы дожидаться его оправданий, да и Фрейю ему ещё долго не забудут. Крадучись, в тенях и тайных тропах знакомого до последнего камня города Локи не чувствовал себя скрывающимся. Просто - идущим параллельным со всеми остальными путём. В гости к сестре, которую тенями было не обмануть.
- Я знаю, что ты не хочешь меня видеть, сестра, - сказал Локи, выступая под надтреснутый взгляд пустых белых глаз Альдриф. - Но сегодня день, когда Великое Древо наполняется энергией. Никто не может предугадать, когда ты по незнанию используешь её, и даже ты сама - то, какой эффект это вызовет. Матери нет с нами. Обойдёмся моими силами, чтобы смирять твои. Согласна?
Рассыпая слова, Локи проскользил через расстояние, разделявшее тень и стол и присел на корточки, уложив подбородок на сложенные на столешнице локти, серьёзно и даже где-то просяще смотря на Альдриф.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:35)

+3

3

Она всегда возвращала свои долги.
Это было единственной мыслью, которая за последний месяц стала для Энджелы чем-то, хотя бы отдалённо напоминающим якорь к реальности: осознанием того, почему она до сих пор не бросила всё то, что упало на её плечи, и зачем пытается построить на руинах уже единожды умершего мира новый, что отблеском золотых стен должен внушать трепет остальным. Для себя леди охоты могла ответить совершенно твёрдо, что ей не нужен ни Асгард, ни его корона, ни его народ; ничего ей не было нужно, и власти она никогда в жизни не желала.
Ангелы не правят, ангелы только заключают сделки - Бескрылая столько раз твердила себе эту истину, что уже почти до конца сама в неё поверила. Но если это было так, почему же она приняла корону и до сих пор не оставила ненужный ей трон? Только потому, что никто иной не пожелал его занять? Альдриф знала, как минимум, одну кандидатуру - один тёмный эльф, знатно испортивший ей жизнь в своё время, и она бы могла не чувствовать ничего оттого, что сдала свой дом без боя, поскольку он не был её домом; но только отчего-то асинья так и не сделала этого. Зов крови?
Едва ли.
Долг. Она была уверена, что это был долг.
Тор сделал для неё не так уж и много хорошего, а плохого - куда больше, ибо женщина так и не смогла перестать винить его в том, что она разрушил её жизнь и надежду на то, чтобы вернуться в почти-по-настоящему-родной-Хевен, где она могла бы и дальше танцевать в лесах, загоняя добычу, но богу грома его младшая сестра была должна. Ангелы не отмахиваются. Ангелы платят по счетам - не золотом, так делом.
Она платила, как могла. Он хотел бы, чтобы она вытащила его родину из той чёрной дыры, в которой усилиями Кула и попустительством Одина оказался загнан весь пантеон, и, где-то очень глубоко в душе, воительница понимала, что у неё нет выбора. Она никогда не смогла бы жить, зная, что на её душе повис неоплаченный счёт - даже если не оплачен он был мужчине и асу; это было неважно. Честь не знает различий, коли уж на то пошло.
К сожалению.

Заплясавшие по стенам тени выдали нового гостя - того, которого никто не жаждал здесь видеть, и которого на самом деле все ждали, ибо Лофт был той загадочной фигурой, что являлась для Асгарда и даром, и проклятием. Великого мира богов не существовало без трикстера, и он никогда не исчезал бесследно и навсегда. Зеленоватый блик его магии нет-нет, да прорезался где-нибудь во дворцах.
Королева отложила перо и осторожно свернула пергамент. Ей до сих пор не удалось разобрать все бумаги безвременно почившего Кула, и в делах его царил полный бардак, если это мягкое слово вообще было здесь уместно. Белёсые провалы её огромных глаз мертвенно посмотрели на брата, присевшего у стола и столь же внимательно смотревшего на неё саму.
Интересно, так же печально открывшееся ему зрелище, как то, которое Одинсдоттир недавно созерцала в зеркале, или солнечный свет хотя бы немного скрыл её безнадёжно посеревшее от тяжёлых дум лицо?
- Это могло бы сгодиться на философскую притчу, - коротко хмыкнула Альдриф, - "и вот она, занявшая своё место по незнанию, сожгла сама себя, не представляя всех своих сил". Жаль только, что даже смерть в нашем случае не является освобождением - спроси Бальдра, он подтвердит. В чём подвох на этот раз, Локи? Каково тебе дело до того, что я уничтожу, даже если себя саму?[icon]http://sg.uploads.ru/XqgCv.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (25.11.2016 12:31)

+1

4

Открытое ищущее лицо Локи завалилось на бок, качнулось, словно бы рассуждая, соберёт ли её вся королевская рать, случись что. Тени легли иначе, проявив и едва заметную лукавую улыбку, и ничего не значащую печаль за ней.
— Мне кажется, теперь я знаю об этом побольше Бальдра, — сказал Локи, постучав по столешнице черным ногтем. Мысли о том, что один раз ему всё же удалось умереть раз и навсегда, и освободиться от всего, не успев толком от этого всего устать, в новом мире мало тяготила. Но и вовсе прогнать их раз и навсегда Локи был не в силах, и не стал бы, будь у него возможность. Не в этот раз.
— Тебе в самом деле легче и приятнее взвешивать материальные резоны? Или это манера цвергов даже любовь вешать в объёме уру прилипла к твоим рукам с их соглашений? — Локи мельком посмотрел на отложенную Альдриф бумажку, не зацепившись взглядом, скользнул дальше, к изящному и сильному запястью охотницы, более привычному к оружию, нежели к перу. И дальше, по предметам обстановки. — Если так, то я мог бы тебе сказать, что не могу помочь леди Фрейе без тебя. Что я могу быть много кем и много чем, но я не целитель.
Теперь же Локи, оставив скучающий осмотр и без того ему знакомых вещей, посмотрел прямо в лицо сестры.
— Но правда в том, что ты часть моей семьи. Моей, возможно, катастрофически и необратимо поредевшей семьи. Нас с Тором связывали тысячелетия разногласий и дружбы. Но то, что я бы сделал для него, я сделаю и для тебя.
Серьёзный тон был не к лицу асгардийскому насмешнику. Он и сам, догадавшись об этом, подорвался и широко усмехнулся.
— Если судить по моим невероятным успехам, тебе стоит позволить мне помочь тебе сейчас, когда вопрос пока не стоит о жизни и смерти.
И Локи протянул Альдриф раскрытую ладонь.
— Идём.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:35)

+2

5

Бескрылая с задумчивым видом посмотрела на свои бумаги, которые раньше принадлежали Кулу, на письмо из Нидавеллира; интересно, Лофт узнал печать, мельком глянув на неё, или ему в принципе не надо было напрягаться, чтобы понять, чем в первую очередь попыталась заняться сестра? Союзы, некогда заключённые Одином, стараниями любимого дяди находились примерно там же, где сейчас околачивался и сам Змей. Возможно, что исправлять последствия всего этого с помощью одного капитального Рагнарока в какой-то момент становилось проще.
Женщина облизнула губы быстрым, змеиным жестом. Голос её был тих и внешне абсолютно бесстрастен:
- Ничто за ничто, Локи. Народ, воспитавший меня, не слишком-то верил в возвышенное; честь, любовь, всё вот это в Хевене было пустым звуком. Мы мерили реальность звоном золота, и глядя на то, что происходит вокруг меня сейчас, я бы не стала утверждать, что этот подход был в корне неправильным. Когда всё рушится, ты в любом случае остаёшься в одиночестве, но, если ты веришь в цену монет, они остаются с тобой, тогда как ни от любви, ни от чести тебе не удаётся сохранить ничего. Даже - самого себя.
Она внимательно слушала бога историй, жонглирующего словами, точно мячиками. "Семья" - надо же, какое потрясающее слово; спустя несколько десятков тысячелетий Асгард, который благополучно забыл о своей потерянной дочери, вдруг вспомнил про семейные связи. Отвернувшись на мгновение, королева посмотрела в окно. Возможно, для Лодура семья вообще и старший брат, связавший их друг с другом ценой своей смерти, что-то большое и значили, ведь он всю свою жизнь существовал с ними. Но не госпоже охоты, для которой семья состояла из пропавшей Лориэль и их кота, давно уж умершего, было верить в то, что семье в самом деле было до неё какое-то дело.
Может, это всё-таки долг? Верить во второй вариант было приятнее. Он давал некоторую иллюзию выбора.

Альдриф сняла корону, лёгкий, изящный золотой венец с поднятыми крылами, положила её на стол, вспушила длинные волосы раскрытой пятернёй. Густая расправленная медь её локонов сияла огненными бликами в свете солнечных лучей, золотыми стрелами проходивших сквозь высокие стрельчатые окна. Красивое остроскулое лицо излучало бесконечную усталость, смешанную с каким-то внутренним стремлением всё равно сделать так, как надо - так, чтобы кто-то смог ей гордиться. Отец, братья, мать, покоящаяся в мёртвом сне - сложно сказать.
Гордыня вообще хорошее подспорье в совершении невозможного, если подходить к этому вопросу правильно и приложить некоторое количество упорства. И того, и другого в дочери Вотана хватило бы на десятерых, и ещё чуть бы осталось для неё самой, чтобы сохранить способность сворачивать горы на чистом своём упрямстве.
Выйдя из-за стола, она остановилась рядом с Локи, задумчиво посмотрела на него - или сквозь него. Чуть смешливый голос трикстера странно контрастировал с невесёлыми мыслями, тенью отразившимися в глубине зелёных глаз, и, может быть, именно это убедило Энджелу послушать брата - он не был так уж весело-непробиваем, как могло показаться со стороны. Они были примерно одного роста, и ей не приходилось запрокидывать голову, чтобы посмотреть в лицо Лодура, как ей приходилось делать это с богом грома.
Мысли о Торе были неприятными: к горлу опять подступал комок.
"Да какого лешего."
- Пойдём, - ответила асинья наконец, и её сильная белая ладонь легла в прохладную руку ётуна.
Будь что будет. Хуже уже точно не получится.[icon]http://sg.uploads.ru/XqgCv.jpg[/icon]

+1

6

Локи не знал, о ком думает Альдриф, пряча взгляд за деланым интересом к асгардийской панораме за окном, и о чём она вспоминает. Но само движение, незначительный прищур и изгиб губ он заметил: его слова достигли цели.
Зачем ему было по третьему кругу слушать о принципе, который он усвоил ещё с первого раза, да так, что оно встало поперёк горла крылатой королеве ангелов? Только потому что слова произнесённые сильнее тех, что крутятся в голове. Как правило, в голове они звучат лучше.
— Если тебе удобнее верить в это, пусть будет так, — Локи вежливо закрыл тему, для порядка огорчившись. Пока хватит. Время поджимало, но в идеальном мире не должно было случиться ничего такого, что потребует от Альдриф внутренних опор. В неидеальном мире время ещё было.
Протянутая рука зависла над бумагами, Альдриф её словно и не заметила. Кого угодно это привело бы в замешательство. Локи же совсем не смутила нужда стоять болванчиком и наблюдать, и понимать упрямое выражение, проступившее на лице сестры. Упрямство было семейной чертой всех потомков Бора.
Стоило заметить, что сыновья Лафея им в том не уступали.
Молча Локи смотрел, как Альдриф выходит из-за стола. Она ещё не приняла решение, и Локи не торопил. Он улавливал момент, когда требовалось заткнуться и предоставить другим додумать всё самостоятельно.
И всё же, сегодня ему требовался хоть малый успех, похожий на исцеление Тони Старка, чтобы смыть неприятный осадок их асгардийской неудачи. Альдриф точно не считала возвращение Асгарда успехом, искупающим крах их изначальных целей. На её месте под массой бумаг Локи бы тоже задумался, так ли прекрасно место спасителя Асгарда. Поэтому сам он обычно с этого поста смывался раньше, чем его успевали заподозрить в благих деяниях.
Но даже для малого успеха тоже требовалось немного доверия Альдриф. Если его не осталось, Локи готов был снова пустить в ход любимый хевенский принцип и выкупать его и уже прикидывал цену, но в этот момент Альдриф вложила свою горячую ладонь в его.
Улыбнувшись, Локи поманил сестру за собой, в тени, где проходили его собственные дороги. Асы рождались в золотом городе, с первым вдохом вбирали в себя воздух, обнимающий эти стены. И ни один из них не смотрел на Асгард теми же глазами, что и Локи. Он вёл королеву Асгарда тропинками соглядатаев, интриганов и любовников.

Путь детей Одина не был так уж долог. Миновав две галереи и несколько пустующих комнат, они спустились по узкой лестнице в маленький сад, пустой и тихий. Деревья старательно тянули к небу круглые листья, но и нечуткому к природе наблюдателю было очевидно: они сами не знают, для чего стараются, покинутые и бесплодные.
На минуту Локи приостановился перед священными яблонями, удручённый их живым, но бессмысленным состоянием, но после — покачал головой и двинулся вглубь сада. В самом его центре стояла, должно быть, праматерь всех плодовых деревьев Вселенной. Локи приветственно погладил иссечённую морщинами кору почтенного дерева, обошёл монументальный ствол кругом и вернулся к Альдриф уже женщиной.
— Присядь со мной. Для начала нам нужно поговорить, — Локи провернулась на пятках и села на землю, скрестив ноги, а ладонью похлопала по земле рядом с собой, приглашая Альдриф. — Магия как архитектура. Много слов, много картинок, дойдёт ли дело до возведения замка — кто знает. Но уж если дойдёт…
Локи подняла голову и помолчала, словно ожидая, что из листвы к ней придёт вдохновение, ответ на вопрос всего и вся, или хоть паучок спустится. Но кроме деревьев и двух женщин здесь не было ни единой живой души. Уверившись в этом, Локи посмотрела в глаза Альдриф.
— Магия, какой её знают в иных мирах, делает из пространства и времени раба. Это бич, погоняющий атомы и волны в нужном магу направлении. Твоя сила иного толка. Сейд — это содружество с мирозданием. Научившись ему, твоей задачей станет умение донести до мира своё желание во всех деталях. И станет незначительным, насколько сильна ты сама. Когда-то Фрейя принесла это знание в Асгард как приданое, и кое-кто здесь усвоил его очень хорошо. Иными силами у Великого Древа не обрубишь целую ветвь. Никакой магией не повредишь корни Иггдрассиля. Я говорю тебе об этом, не чтобы напомнить об ошибках родителей. Тебе и Фрейе дан не просто талант творить чудеса — с вами сочувствие мира. Забыв об этом, ему не сложно необратимо навредить.
Локи говорила ещё долго, время от времени вызывая из воздуха видения. И звуки вокруг вымирали вместе с остатками света. Локи всё чаще смотрела вверх, и вот, в один момент прервала речь на полуслове.
— Сегодня особенный день. Сегодня праздник жизни и зачатия — излом весны. Я думаю, мы можем… нет, не зачать кого-нибудь. Мы под яблонями Идунн, но они не цветут без прикосновения богини, их плоды невероятны для самостоятельной завязи. Попробуй дать им жизнь. В прошлый раз я вела тебя, теперь — покажу путь, по которому идти тебе самой.
[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:35)

+2

7

Не найдя в себе ни причин, ни искреннего желания отпираться, Альдриф беспрекословно проследовала за богиней историй, которая вновь стала женщиной, каким-то неуловимым маревом - миг, другой, и Локи уже… Всё ещё Локи, но уже - она. В прочем, королева и не старалась присматриваться, оставляя право и на тайны, и на выбор, и на его цели за самим трикстером. В одном он был несомненно прав: их семья поредела невероятно и катастрофически, и сейчас у самой Бескрылой мало, кто остался - кроме величайшего выдумщика этой изумительной вселенной. В конце концов, если бы он хотел подложить ей какую-нибудь свинью, приходить для этого в дом, где ему не были рады, и пытаться говорить с дочерью Вотана для дитя Лафея не было необходимым.
Значит, он на самом деле пришёл к ней. Цели, конечно, он, как всегда, предпочёл оставить за кадром, но всё же - он пришёл именно к ней, и не для того, чтобы отомстить за ту глупую и, надо признать, совершенно нелепую вспышку отчаянной злости у чужого костра. Энджеле было сложно сказать, корила ли она себя за это или просто приняла, что тогда её силы закончились, чтобы ещё пытаться о чём-то думать, но, если трикстер решил проигнорировать столь прямое и неприкрытое желание сестры его не видеть, вряд ли он пришёл просто так.
Ётун приманил её к себе - сунув руки в рукава плотной рубахи, Охотница опустилась на землю рядом с ним, и Локи заговорил. Мягкий, чарующий голос насмешника летел над землёй, над крошечным садом, сокрытым от всех чужих, и в его шелковистом ритме чувствовалось успокоение. Подтянув одно колено под грудь, Одинсдоттир поставила на него острый подбородок и смотрела, как под гибкими, на взмахи крыльев похожими жестами мага роятся картинки. Она была внимательна - как всегда, но где-то внутри шевелился неожиданный - в первую очередь, ей самой - интерес.
Сначала затея с сейдом, с тем, что она вообще могла бы им обладать, показалась рыжеволосой очень сомнительной, но, чем больше она слушала богиню, тем менее невероятным оно казалось. Такую силу следовало обуздать: с каждым словом Лодура асинья и сама видела это очень ясно.
Никто не знал и не мог предположить, во что могла бы вылиться эта мощь в неумелых руках, которые ничего не ведали.

Локи внезапно стихла, а потом, когда продолжила, это была уже совсем другая тема. Вскинув голову и так же, как собеседница, посмотрев на небо в вышине, усыпанное белой крошкой звёзд, женщина коротко улыбнулась, и глаза её на мгновение вспыхнули коротким, обжигающим бликом расплавленного серебра.
- Впечатляющее начало… Пожалуй, подобным предложением ты изумил бы даже меня, не буду отрицать. Но если это яблоки Идунн, почему бы тебе не попросить её саму, Локи? Она точно знает, как дать им жизнь и как вырастить золотые плоды. Я - нет. Я умею говорить с лесом и слышать его шёпот, но - не более того. Я - не руки жизни, я так… Нечто от того, чего нет вовсе. - Некоторое время она молчала, в прочем, очевидно не рассчитывая на ответ сестры, а просто дав себе подумать о странностях этого вечера ещё. - Это ведь для Фрейи, верно? Яблоки вечной молодости, которые способны обновить всякую кровь, задетую временем?
Несмотря на то, что Локи вроде и не спрашивал, Энджела всё равно ответила; быть может, на самом деле, самой себе:
- Я про них читала ранее. Говорят, что эти яблоки - сосредоточие жизни. В прочем, я никогда не слышала, что они могут излечить яд такой чудовищной силы… Хотя и выходит, что выбора у нас и нет; я не нашла в себе сил и средств, которыми я могла бы как-то ещё помочь Фрейе, так что ты, пожалуй, в этом прав. И я понимаю, почему не Идунн. Ей ты вряд ли объяснишь… Это вот всё.
Женщина легко поднялась на ноги, подошла к дереву, бесшумно ступая по земле тяжёлыми сапогами, обошла ствол по кругу, точно насторожённая кошка, затем протянула руку, коснулась жёсткой шершавой коры, чуть заметно качнула головой, не отводя ладони. Яблоня была не мёртвой, это чувствовала госпожа охоты, но и назвать живым это дерево ей бы было очень сложно. И не в том было дело, что оно пожелтело или ветви его поникли - в нём просто чего-то не хватало, как кусочка - в витраже над алтарём в храме отшельников, где когда-то очень давно, в прошлой жизни, Альдриф пришлось побывать.
Картина была, и она была красивой, её легко было разобрать, отступив от ступеней на пару шагов, но только - всё равно чего-то не хватало. Прозрачного осколка, лепестка на цветке; смысла бытия. С последним, в прочем, у самой дочери Одина было тоже не то, чтобы слишком блестяще. Если ей и удалось найти себя в том, чтобы выполнять долг, убеждая себя, что однажды счёт будет оплачен, и она сможет уйти, то получалось это не так уж и хорошо, как хотелось. Всегда всё сложнее, чем кажется.
Стоя под великанской яблоней, воительница запрокинула голову, глядя куда-то вверх, и жестковатая листва склонившихся к королеве ветвей медленно касалась её лица, точно бы глядя бархатистую кожу.
- Ты и впрямь думаешь, я могу тебе в этом помочь? - Тихо спросила Бескрылая, не повернув головы.[icon]http://sg.uploads.ru/XqgCv.jpg[/icon]

+1

8

Локи рассмеялась, и невесёлым был этот смех.
— Могу себе представить, каким живым бы был мой разговор с ревнивицей-Идунн.
Отсмеявшись, Локи соединила пальцы обеих рук и сквозь их кольцо посмотрела на ласковую землю Асгарда, радостную обретением хозяев. Про Идунн можно было многое сказать, но короткой памяти за ней не водилось. Сверх преступлений Локи перед золотым городом у неё к насмешнику был особый счёт. И даже сам Локи не всякий раз признал бы, что у неё нет к тому оснований. Разве что у Тьяцци обоим им в разное время пришлось несладко, но да разве объяснишь это оскорблённой бабе.
Куда проще — с Альдриф. Она встречала Локи острием меча, всякий раз недоверчивая. Но слова находили к ней путь вернее, чем к кому бы то ни было из обитателей Асгарда. Ей повезло. Она не встречала того Локи, который воспользовался бы этой доверчивостью во вред. В общем-то, это всё и объясняло — все остальные Локи знали.
— Ты права. Ночь слишком коротка, чтобы убить её на убеждение Идунн. К тому же, она хранит тайны так же, как сеть — пузыри. Приоткрой ей обложку — назавтра услышишь оглавление на другом конце Вселенной.
Локи провела ладонью над тем местом, где сидела Альдриф. Трава на нём осталась непримятой — асинья даже в созерцательном покое не оставляла следов, хотя разыскивала иные в совершенной пустоте космоса. Королева Хеля, регент Асгарда. Но даже теперь, в первую очередь — Охотница.
Локи кивнула своим мыслям и посмотрела на сестру, принимающую ласку от старого материнского древа. Пока она не смотрела, богиня историй вытащила из кармана восемь разноцветных камешков, загадочно мерцавших под звёздами.
— Я думаю, что у тебя нет причин не попытаться. Сейд с начала времён — женское искусство, живородное. Я — равно женщина и мужчина, зачинавший жизнь и даровавшая жизнь, но сейд — не тот случай, когда я могу быть, чем удобно. Мир видит меня целиком. Так что сегодня это я попытаюсь тебе помочь. В худшем случае ты научишься говорить на сокровенном языке Игдрассиля и больше никогда не попытаешься сжечь себя и случайно подвернувшуюся планету. Но давай попробуем разомкнуть круг наших с тобой неудач и полупобед.
Щелчками, как мальчишка на озере, Локи отправила камешки в полёт, разбрасывая их по сторонам света от величавого дерева. Когда они скрылись в траве, Локи стащила с себя сапоги, оставшись босиком. Прочь отправилась и рогатая диадема.
[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:36)

+2

9

Некоторое время Альдриф молчала, повернув голову и безотрывно глядя на сестру, потом усмехнулась, вновь отводя холодный, как белые вершины гор, припорошённые снегом, взор прочь, не пытаясь более разобрать, на каком моменте Локи становится серьёзным, а на каком - вновь пускается в шутки. У самой асиньи вообще было плохое чувство юмора; откровенно говоря, она не обладала таковым вовсе, предпочитая либо отмалчиваться, либо говорить серьёзно, но у трикстера явно не было подобных ограничений в поведении - язвить насмешник мог воистину бесконечно. В прочем, баланс мироздания таким образом и соблюдался.
Последовав, видимо, примеру сестры, женщина присела на мгновение на корни огромной яблони, чей шелест листвы казался убаюкивающим, сняла с себя охотничьи сапоги с мягкой подошвой, следом стянула куртку, аккуратно сложив её подкладкой наружу, отложила всё в сторону, оставшись в одной льняной рубахе, затем потянулась, сильно сводя острые лопатки. На остроскулое бледное лицо, исчерченное линиями татуировки, которая в сумерках наступающей ночи казалась практически чёрной, лил тусклый звёздный свет, пробивавшийся сквозь темнеющий небосклон, и кожа богини чуть заметно мерцала.
Ноги её утопали в мягкой зелёной траве, и среди стеблей были заметны медленно, но неумолимо набухающие бутоны диких алых маков.
- Считаешь, что хуже всё равно не будет? Может быть, ты и прав, Локи, - она на мгновение запнулась, созерцая ствол древнего дерева, дёрнула краешком губ, - или права, не суть важно. В любом случае, от того, что сейд подчинится мне, я ничего не потеряю, так и есть. В самом худшем случае, я сгорю сейчас - так какая разница?
Протянув руку, воительница вновь коснулась жёсткой, сухой коры, и пальцы её почувствовали, где-то там, очень глубоко внутри, в самой сердцевине, течение жизни, медленное, спокойное - так широкая река течёт меж берегов, напившись дождями. В воздухе тянуло еле слышным запахом весны.
- Проведёшь меня?
На самом деле, едва ли это был вопрос или предложение; скорее, просто приглашение к тому, чтобы начать. Отступать некуда, да и тянуть смысла не было - как успела понять за своё недолгое, но весьма насыщенное время пребывания в отчем доме Энджела, магия ванов не была тем, что можно было бы понять и осознать самой. Да и махнуть рукой тоже не слишком-то хорошо получалось, если верить в этом Лодуру - слишком непредсказуемыми могли быть последствия.
Хотя в целом… Как гласила народная молва…
Сама по себе мысль верить ётуну была примерно так же не слишком обнадёживающей. Славу плута и обманщика бог историй явно не скоро бы потерял - если бы Асгард вообще забыл когда-либо ему всё совершённое.
Но только выбирать не приходилось, и Лофт сейчас был у неудачливой юной королевы почти единственным существом, кто мог ей помочь и дать ей то, в чём она нуждалась.

0

10

Локи распростёртой пятернёй взъерошила свои торчащие вороньими перьями волосы. То ли избавление от обуви и диадемы, то ли близость магического таинства бодрили заболтавшуюся на менторской трибуне богиню. Кого не порадует живое действие после долгого, пусть и интересного урока? В том, что Альдриф согласится, Локи не сомневалась, а то время, что потребовалось охотнице для принятия решения, она использовала, чтобы лишний раз убедиться: рядом никого, никто не помешает занятию по практическим приложениям. Да и с чего бы? Иначе как случайно в царский сад нынче никто не заходил. Не время для тайных свиданий и ласковых слов под душистым покровом ночи.
Словам сестры Локи не ответила, но они ей не понравились. Альдриф легко ступала по земле, не тревожа и малейшей былинки, а Локи всякий раз изумлялась, ведь видела, как она проваливается по колено в землю под тяжестью собственной жизни. Этот груз Альдриф без оглядки бросала во врагов, в полную безнадёгу, на любые весы. Но ноша только прибавляла в весе. А что если Локи не удастся его план, и он сам взвалит последнюю соломинку на эти несгибаемые плечи?
Порывисто поднявшись, Локи подошла к Альдриф и положила ладони ей на плечи, а подбородок — на плечо.
— Я не позволю тебе сгореть, сестрёнка, — ободряюще сказала Локи, улыбаясь если не лицом, то голосом.
Нет, всё очень плохо, очередной полупобеды им двоим не хватит. Так или иначе, шалость придётся довести до конца преждевременно. Ту, что меньше иных навредит финалу.
На границе между реальностью и развёрнутой в одну плоскость Мультивселенной Локи коснулось морозное дыхание неизбежности, но разве с часа гибели мироздания Локи не занималась исключительно тем, что ломала хребет изъезженным сюжетам? Всематери, Малекит, Один — не всё ли равно, кто против?
Мысли ещё щёлкали на задворках сознания, всё же прочее Локи отдала въевшимся в суть её собственной природы знаниям и умениям, украла из памяти терпение и ясность Фригг-Фрейи, её мягкие руки, страховочным канатом обхватывающие неумелую сейдкону, ненавязчиво и твёрдо направляющие её по узкому карнизу магии. Не смотри вниз, говорила Локи над Тони Старком. Посмотри вокруг, говорила она теперь. Вступая в новый мир, легко увлечься его красотой, но Альдриф была воплощённой целеустремлённостью. Локи радовалась, замечая, что сестра не забывает о яблоньке, когда в ладони ей протягивает ветви сам могучий Ясень.
Если бы Локи могла, она бы позавидовала. Альдриф родилась, отмеченная этой силой. Локи пришлось набиваться ей в друзья.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:36)

+2

11

Альдриф вздохнула, мертвенным, белёсым взглядом смотря в никуда. Она, должно быть, вспоминала, как прошла уже через огонь - через огонь Ванахейма, чтобы сгореть дотла, через огненные реки Хельхейма, как прыгала в огонь Хевена; пламя не пугало её больше. "Отныне не один огонь не сможет опалить меня…" Она тряхнула длинными волосами. Какая разница, во что падать с головой, как омут - в магию ли, в костёр; всё едино. После всего того, что уже случилось с госпожой охоты, после всего того, что она за жизнь свою собрала на свои плечи, из потерь и горечи сделав собственные крылья, ей бояться было уже нечего - да и не к лицу.
Вряд ли на самом деле её успокоило обещание Локи; до конца дочь Вотана так и не верила трикстеру, ведомая не столько воспоминаниями о мифах и легендах, доставшихся пернатому народу от недолгого союза с Асгардом, сколько собственной интуицией; верить тому, кто ворочает историями, меняя их и сплетая в новое - вообще дело ненадёжное. Просто на самом деле, после того, как воспитанница ангелов, до последней капли крови преданная ранее Королеве своей, внезапно окончательно осознала себя на престоле с золотым венцом на волосах, асинья уверилась, что ничего более страшного с ней уже не произойдёт. Нечего было терять, нечего было бояться; не осталось того, кого она ещё бы не потеряла и не осталось того, кто мог бы задержаться рядом.
Всё, что грозило нынешней королеве - не более, чем бесконечное одиночество, но к нему она давно привыкла.
Всё уже случилось.

Закрыв глаза, Бескрылая потянулась сквозь пространство и время, сквозь собственные чувства к яблоне, что зеленела густою молодой листвой, и тихим отблеском на краю сознания мерцала рядом с ней искорка Лофта, который оставался здесь, наблюдая за сестрой. Потянулась она не руками - потянулась собственной душой, на какое-то мгновение потерявшись в переплетении теней и света, выстраивающих воздушные замки на изнанке реальности; но богиня не смотрела на странные картины, красот которых было не найти нигде в реальном мире. Ей, кажется, было интересно только то, что живёт в старом дереве, в ветви Иггдрасиля, звёздного ясеня, которому здесь было угодно учудить и принять иной облик, оставшись всё ещё собой.
Тихое дыхание Локи рядом - сама того не осознавая, женщина оставила это чувство точно якорь, там, в настоящем, чтобы, если что, ей было, за что ухватиться и выбраться назад. Она не хотела быть собой и не держалась за жизнь, не хотела на самом деле и возвращаться, но до тех пор, пока Энджела не сочла бы свой долг исполненным и закрытым, уйти она была не в силах. Приходилось жить - приходилось бороться. Без внятной цели, без особой выгоды, просто потому, что иначе - нельзя.

Дерево ожило, откликаясь на звучащую в темноте вечной бездны песнь. Золотое свечение, что рождалось под руками воительницы, впитывалось в сухую кору, точно дождевая вода, напоившая исполинский ствол после долгих лет засухи; крошечные, едва заметные под широкими листьями бусинки бутонов вдруг окрепли, потянулись к бледному серебристому свету, что был им желаннее солнечного. Хмурое, вечно спокойное лицо Альдриф разгладилось, точно в этот миг, полный странного, лёгкого чувства вечного спокойствия, оставив всё лишнее, мысли и сны, позади себя, она могла себе позволить немного - хотя бы немного - вдохнуть аромат жизни.
Это было странно - и волшебно в некотором роде.
Поток силы, ласковый, точно тёплое течение, подхватил асинью в объятия и повлёк с собой, позволяя ей не думать о том, откуда зачерпнуть собственных.

+1

12

Множество историй древнего Асгарда начинались с желания врагов асов заполучить в свои руки золотые яблоки из сада Идунн. Не каждую Локи нравилось вспоминать, но каждая заканчивалась в лучшем случае разочарованием. Кто добыл сам плод, тот вскоре узнал, что дар его, пришедший не из рук Идунн, не больше, чем в мидгардском ананасе. Кто рвался к плодоносным древам, тот погиб от рук защитников золотого города. Кто всё же смог похитить саженец, да выходить прихотливый росток — нашёл, что он бесплоден и бесполезен. Ближе иных к успеху подобрался Тьяцци, сообразивший, что без хранительницы секрета яблонь о вечности не стоит и мечтать.
О, что сказала бы Идунн, прознав, что Локи будто в отместку разболтал её сокровенный секрет и единственное достояние дочери Фрейи. Богиня историй старалась не думать об этом как о мести, но как же было приятно представлять себе вытянувшееся бледное лицо благостной девы-садовницы.
Улыбка Локи, утонувшая в медных волнах волос Альдриф, изогнулась ядовитым змеиным зубом и погасла в спокойном королевском сосредоточении. Потерянная во времени асинья не ведала, что творит невозможное; только в том и оставался шанс успеха. Локи сквозь ресницы видела, как трещинки с коры дерева сходят на запястья её сестры, как светлеет ствол яблони в том месте, где касались его ладони асиньи. Иным взглядом Локи смотрела, как в волокна древесины пальцами неуверенной пряхи вплетается Смысл, красиво завершая картину. Богине историй же осталась та часть, где мало было готовности и силы — где нужно было действие, быстрое и точное.
Магия вторила любым словам Локи, и по рождению она была наследницей правителей. Да, до сказочных принцесс ей было далеко, и далеко — назад. Но всё же, зов богини был похож на песню, а отозвавшиеся птицы совсем не походили на ворон. И верно: ворон мало привлекают цветы. Цветы, впервые за многие годы завязавшиеся в зелени старой яблони.
— У тебя получается, сестрёнка, — ласково шепнула Локи, зная, что если не слова, то след эмоций почувствует Альдриф у себя на затылке. Равно как и сама Локи когда-то.
Локи сама была в восторге, почти что детском. И от того, что Альдриф была столь способной ученицей, и от того, что таково было действие цветов яблони — пробуждающее, вдохновляющее. Эта ночь была лучшей в Асгарде со времён Золотого Века. Спящие видели счастливые сны, бодствующие смогли отпустить боль из памяти, любовники жили в эту ночь друг другом. И только одному живому существу вся эта магия не разгрузила наряжённые плечи. На них лежали ладони богини историй.
И всё же, сияние цветов зажгло пожар над головами асгардийских принцесс, и тут же лепестки стали опадать, угасая в полёте. Локи поймала за хвост ветер, решивший было отнести ворох листвы из сада в окна замка, строго одёрнула за самодельный поводок и вернулась к Альдриф.
У тебя всё получится, дочь Фрейи.
Прямо над макушкой Локи уже не огонь, но сдержанное величавое сияние нарастало в неспешно округляющемся плоде.
У тебя получилось! Получилось![icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:36)

+2

13

Золотая бездна, распахнувшаяся перед лицом молодой королевы, что волею судеб постигала теперь жизнь, о которой никогда не знала прежде, была ей знакома. С этим пышущим яростью жизни нечто - или всё же ничто? - Альдриф впервые столкнулась не так давно, когда, внезапно обнаружив в себе силы, колдовала над бессознательным телом Старка. Тогда свет, не бывший, скорее всего, светом в обыденном понимании этого начала, едва не спалил и её, и Тони, и Локи, так удачно оказавшуюся поблизости - и вытянувшую сестру из объятий расплавленной энергии, что могла сжечь всё мироздание, отпусти только цепи, что сдерживают эту бескрайнюю мощь.
Но сейчас это чувство было немного иным.
В какой-то момент растерявшаяся от тысяч чувств, что никогда не встречала прежде, и видений, которых не могла даже представить, дочь Фрейи отпустила своё хвалёное чутьё, позволявшее ей находить след даже там, где давно истаяли снега, и сейд влёк её за собой уже полностью сам, теперь окончательно из проводимого обернувшись проводником. Энджеле лишь оставалось ухватиться за эту тонкую нить, протянувшуюся под её руку, пропустить её сквозь пальцы - и идти, чувствуя мягкое дыхание Лодура в рыжевласый затылок. Богиня историй сейчас невидима была для охотницы, остановившейся в своём неведомом беге на грани между пропастью и реальностью, но осознавалась очень чётко: зеленоватая рябь энергии, переплетённая всё с тем же золотом, которым было пронизано всё здесь.
Некоторое время та воительница, что была здесь, в мире за границами всех материй, колебалась, а потом, точно вспугнутая львом лань, бросилась вперёд - не собой, не телом, но сутью; там же только едва заметно сильнее надавила на шершавую кору узкая ладонь.

И дерево расцвело во всю свою древнюю, невероятную мощь, осыпаясь мягкими розоватыми лепестками цветов. Они падали на землю, на ветви, истаивали в воздухе, точно туман - и всё же продолжали падать, медленно превращаясь в пыль, и несколько их, отливающих заревом рассвета, запутались в длинных рыжих волосах, пропитав их запахом народившейся весны. Завязь, которой не было здесь не один месяц, свернулась сначала из потемневшего, смявшегося соцветия, затем налилась соком, продолжая расти.
Альдриф открыла глаза, медленно отстраняясь от дерева, в котором теперь и без всякого прикосновения ощущала этот упрямый, нерушимый поток жизни, что шумел широченной рекою в его жилах, чуть заметно повела плечом, на котором всё ещё лежала ладонь сестры, и протянула одну руку вверх. На широко раскрытую ладонь, переливаясь глянцевой кожицей, легло круглое, твёрдое, соком налитое яблоко. Даже в неверном белёсом свете, что оставался здесь вместо солнечного, было видно, что плод, который упал в руку королевы, не может быть обычным - шкурка его излучала едва заметный, собственный блеск, которого нет ни у одного фрукта.
Она чуть потянула на себя, и черенок с мягким, тихим звуком отделился от ветви; вновь зашумела листва, а яблоко так и продолжало лежать, переливчатое и гладкое, словно отполированное.
Несколько очень долгих мгновений госпожа охоты рассматривала его - как диковинную драгоценность, как нечто невероятное, что удалось спустя многие годы поисков взять наконец, почувствовать под пальцами; затем, коротко и словно бы болезненно улыбнувшись, женщина обернулась к сестре, посмотрела на неё, будто бы впервые увидела так близко. Лунное сияние многое меняло, и сам воздух словно бы стал другим - но в прозрачных глазах Бескрылой ничего не изменилось; то ли она не испытывала чувств, как и говорила когда-то перед лицом Ангельской Королевы, то ли слишком глубоко внутри держала их, заперев на тысячу замков, раз даже волшебство самой жизни не смогло пробиться под эту броню. Ещё чуть подумав, асинья просто протянула яблоко Локи и вложила в чужую руку.
- Ты всяко лучше знаешь ведь, как теперь поступить с ним, - тихо объяснила она.

+1

14

В конце концов Локи осталось только отойти и не мешать сестре созидать жизнь. Всё же, в её словах о зачатии не всё до донышка было шуткой. Как ни одно её слово никогда не было до конца серьёзно. Локи была рядом, страховочным тросом на границах неверных решений. Но охотница не оступалась дважды на том пути, что ей приходилось преодолевать.
Способная ученица. Фрейя будет счастлива. Фрейя будет гордиться так, как никогда не гордилась приёмным сыном, тем, что был и дочерью. Не сейчас, но когда придёт её время вернуться в историю.
Отступив на шаг, Локи, задрав голову, долго смотрела на неповторимое созвездие Яблони. Если знать, как смотреть, в мягком мерцании плодов можно было прочитать особую историю, древнюю как сам Иггдрасиль, неторопливую и стремительную как взаимное движение звёзд.
— Она благодарит тебя, — прошептала Локи, улыбаясь женственно и грустно. — Идунн, вкусив от плода власти, не спускается сюда больше. Да и история в них более не нуждается, как прежде, и потому яблони забыты.
В темноте гибкий силуэт Альдриф с яблоком в ладони казался изваянием древнего культа, совершенным и строгим. Локи принял её дар как принимает зачарованную чашу герой сказания, готовый к испытанию силы и воли во имя богини, королевы или возлюбленной.
В пальцах его плод потерял столь заметное прежде сияние, но яблоко так же походило на своих мидгардских братьев, как море напоминает лужу на заднем дворе. Отданное для цели и по доброй воле, плод мог бы подарить смертному жизнь, сравнимую с веком галактики. И всё же, само по себе оно было не способно противостоять смерти.
— Теперь мы попробуем снова, Альдриф. Теперь, когда ты прогонишь яд из вен матери, тебе не нужно будет отстаивать уже отвоёванное у смерти. А я смогу поискать тот узел, в котором самозарождается погибель Фрейи. На этот раз у нас может всё получиться.
Перебросив яблоко из одной руки в другую, Локи одним движением подхватил с земли свой рогатый венец и с усталой улыбкой обратился к неподвижной сестре:
— Я слышал, ты сдружилась с племянником, Сейдкона.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:36)

+2

15

Обеими руками убрав со лба разметавшиеся волосы, асинья медленно опустилась наземь, сев в ложбинку между огромными корнями, поджала под себя ноги. Почва была прохладной, и от огромного ствола, к которому Аль прислонилась спиной, тянуло запахом цветов и ощущением уюта. В этом саду на какой-то миг дочь богов почувствовала себя дома, чего не бывало с ней никогда прежде.
- На этот раз, - эхом откликнулась женщина, глядя в бархатное небо, отражавшее бездонное сияние космоса. - Стоит попробовать.
Сказать, чувствовала ли Охотница в себе достаточно сил и уверенности для того, чтобы суметь с помощью плода от самой жизни исцелить медленно истаивавшую в магическом льде трикстера Фрейю, было сложно; как она не смогла сделать это в первый раз, хотя влила почти всё, что в ней было, так и сейчас - она не знала. Яд, поселившийся в сердце законной королевы Асгарда, был очень силён - возможно, сильнее, чем умения её дочерей. Если слухи, что ходили по вселенной, были правдивы, и Малекит, отчаянно желавший падения града богов, действительно одной из главнейших своих целей ставил смерть ванки, можно было счесть, что на этом поприще он достиг немалых успехов.
Воительница подняла с земли упавший тёмно-зелёный лист, повертела его в пальцах, а потом, смяв, легонько дунула на ладонь: в воздух поднялся золотистый силуэт птицы с длинным хвостом и, хлопнув пару раз невесомыми крылами, кометой взмыл к здешнему волчьему светилу, приглядывавшемуся к двум богам. В звёздном свете он истаял, точно дым, оставив после себя лишь едва заметную пыль в воздухе; Энджела подкинула вверх ещё один, из тех, что за время тишины и безмолвия в садах Идунн опадали с яблони, дремавшей в забытье всеми богами. Этот стал оленем с роскошными ветвистыми рогами - постояв мгновение-другое на ладони создательницы, он тоже умчался в небеса, повторив судьбу своей предшественницы.
В белёсых глазах дочери Вотана мелькали и затухали искры. Ожившее внутри неё волшебство свыкалось с тем, что ему больше нет нужды таится в тёмных глубинах бытия.
Подняв голову от земли, королева посмотрела на бога историй с задумчивостью; интересно, это что, родительская ревность - или Лодур просто по старой привычке просчитывает варианты, которые в случае чего будут находиться у него под рукой?
- Скорее, это он сдружился со мной. Я почему-то понравилась Слейпниру, и он решил, что стоять в своём деннике годами ему куда менее интересно, чем влезать в мои дела, а я не могу сказать, что против оного, - коротко усмехнулась Альдриф.

Занимался рассвет, окрашивая горизонт в мягкое розоватое зарево, и огромные звёзды, такие близкие здесь, уже вовсе угасли, растеряв свой потусторонний блеск.[icon]http://sh.uploads.ru/9p2J4.jpg[/icon]

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [20.03.2016] Seiðkona


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC