Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [06.03.2016] What about…


[06.03.2016] What about…

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

We're born of the dust and to dust we will return,
So why have we forgotten everything that we have learned?

© Celldweller

https://redrumers.files.wordpress.com/2016/07/uwwi2yrk6pzukpsx9uq7.png?w=800
Время: около полудня.
Место: США, Нью-Йорк, Центральный Парк; оцепленный ЩИТом участок, на который упал Мьёлльнир.
Участники: Angela, Spider-Woman, Iron-Man.
Описание: во время событий последней войны в Асгарде Одинсон выбросил свой молот в Мидгард, оставив его для того, чтобы Мьёлльнир был поднят тем, кто достоин оной ноши. Наученный горьким опытом ЩИТ с таким подходом к решению проблем сильно не согласен, поэтому счёл за благо район оцепить и во избежание никого к этому подарку богов не пускать. Основной вопрос "что случилось у асов на этот раз", хоть и не был высказан, бродил по умам, серьёзно мешая сосредоточиться на процессе охраны территории.
То же беспокоило и Мстителей - после того, как бог грома вышел из состава команды, про него никто ничего не слышал, но молот в парке - так себе знак, если учесть, как нежно Тор относился к своему оружию. Все знали, что расстаётся он с ним исключительно в смерти.
Альдриф, глубоко переживающая потерю брата, спустилась в Мидгард, чтобы взглянуть собственными глазами на последнюю память, которую старший оставил здесь, и не пустить её к молоту у ЩИТа особых шансов не было - но они честно попытались.
Новости, которая королева принесла с собой, не понравились никому.

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (30.10.2016 21:55)

+1

2

The King is dead.
Long live the King.

Рыжина длинных густых волос женщины была перехвачена золотым обручем с двумя крыльями, сильно заведёнными назад. Он был похож на её прошлую диадему, которую она носила много сотен лет подряд, ещё живя в другом мире и ничего не ведая о том, что происходит здесь, не помня о свей судьбе и не зная, какую нить выплели ей норны, но только сделан был тоньше и изящнее, а в трепете крыльев угадывалось старое, как само мироздание, волшебство. Корона Асгарда была уникальным артефактом - из рук в руки переходя от короля к королю, она становилась частью нового монарха, принимая от него черты и вплавляя их в себя. На Вотане обруч становился тяжеловесным и грубым, с резкими дроблёнными откладками крыл, но Фрейе - тонким и хрупким, на Куле - тускнел до черноты. Вместе с тем она до конца никогда не уничтожала то, что уже было в ней, впитанное от теней прошлого, и теперь, где-то на грани между мёртвым и живым, Альдриф могла почувствовать всех тех, кто когда-то уже носил этот венец.
Тяжесть, которую он накладывал на плечи возведённого на престол, не стала для дочери Одина откровением, но приятного она в ней находила мало. Изначально лишённая всяких правительственных амбиций и жажды власти, она видела себя свободной и счастливой тогда, когда сознание её дробилось между волчьими спинами, бежавшими по следу оленя, или кружило с птичьими стаями в вышине. Доля королевы не пришлась ей по вкусу, и только железное упрямство, посрамившие бы Тангниостра и Тангриснира, с которыми лишь Тор и умел управляться, не позволило ей сбежать в первый же день.
"Твой долг - мой долг. Я взяла твою ношу как плату за то, что ты сделал для меня."

Это было не лучшим решением в её жизни, следовало признать откровенно, но вместе с тем Энджела не смогла поступить иначе. Старший брат зародил в ней зёрна сомнения в том, что она в самом деле сможет когда-то принадлежать лишь себе самой, и то, что больше не на кого было спихнуть ношу царствования, решило исход этой нравственной дилеммы. Можно было попытаться, конечно, сбросить всё это на Видара или Хёрмода, но единокровного брата не удалось даже найти (асинья смутно догадывалась, по какой причине - по той же намертво отказался возвращаться в жизнь Бальдр), а родного младшего - ни уговором, ни шантажом не вышло заставить. Да и народ, свято чтящий Древние законы, установленные ещё тогда, когда вселенная лишь вышла из великого материнского чрева огромной бездны, упёрся, как это умели делать только асы - подавай им старшую из правящей семьи, и никого больше.
Асгард на место вернула? Вернула.
Вот и тяни теперь дальше, коль один раз влезла, не отлынивай.
И Альдриф тянула - благо, дел в возвращённом на место доме хватило с головой. Кобик многое исправила, переписав этот кусок истории на мировом покрывале реальности, но отстраивать порушенные дома и возрождать тихо гибнущую природу всё равно пришлось. Говорить же про наследство Кула из кучи свитков, противоречащих указам Всеотца и даже в особо тяжёлых случаях - самим себе, не приходилось и подавно. Один раз поворошив рукоятью топора эту гору, Охотница предложила братцу, из родственно-сострадательных чувств остававшегося где-то неподалёку почти постоянно, просто сжечь оную на… На… Нахель - и забыть, как страшный сон, и особого сопротивления в ответ не услышала.
Страдать о несовершенстве бытия было просто некогда, и в глубине души Бескрылая была мирозданию за это очень, очень благодарна.

Тяжёлые копыта Слейпнира, шедшего галопом, коснулись земли, и конь перешёл на рысь, слегка пофыркивая. Из-под подков его вылетала пыль и мелкие камушки. Бифрёст, открытый Хеймдаллем, вывел их в Центральный Парк, и несчастные смертные, которым сегодня захотелось отдохнуть от городской суеты, вынуждены были созерцать, как восьминогий конь легко трусит куда-то к окраине, увозя с собой женщину с глазами, сотканными из лунного света. (Количество запросов в Google'е с вариациями на тему "лошадь-восемь-ног" достигло в этот день пика за всё существование поисковой системы.)
Облачённая в чёрную кожу и такой же чёрный холщ, Альдриф выглядела довольно странно, как минимум, непривычно для тех, кто уже видел её единожды. Сапоги, штаны, туника, куртка - всё было очень тёмным, и волосы её, заплетённые в две косы, на этой черноте казались ещё ярче, словно настоящий огонь. За спиной у неё висел топор, размеры которого наводили на мысль о том, что рубить им можно, в принципе, даже сваи из адамантия, и солнце отражалось в идеально полированной стали, разбиваясь в осколки света. Ярнбьёр перешёл ей - и остался в её руках.
Оперативники ЩИТа, метавшиеся вокруг огороженного периметра, испытывали глубокий нравственный коллапс, когда несколько внешних наблюдателей доложили им об этом весьма затейливом объекте, движущемся точно в их сторону. Опытным полевым агентам инстинкт выживания подсказывал, что восьминогий конь - не разу не продукт биотехнологий, а всадница на нём - точно так же ни разу не любитель-косплеер, который решил сегодня поиграть с холодным оружием, и как, чем и какими силами останавливать эту машину для убийств, было до крайности непонятно. Эти люди уже имели дело с богами, и никому не понравилось - в основном это была бездарная растрата боеприпасов.
Широкая грудь коня коснулась аккуратно разложенного ограждения. С выражением глубокого презрения посмотрев на этот заборчик, серый жеребец поднял самую первую правую ногу, намереваясь просто перешагнуть и идти дальше, но в это время тонкая ладонь Энджелы слегка коснулась его шеи.
"Подожди."
Спустя две секунды на них уже смотрели несколько человек, держащих в руках какое-то оружие - королева была столь равнодушна к человеческим игрушкам, что отличала их исключительно по цвету, и то, не всегда. Стволы были направлены на нежданных гостей.
Рука воительницы скользнула к топору, и, сверкнув полукруглым лезвием, он мгновенно оказался в её ладони.
- Поверните назад, мисс. Это закрытая зона, - произнёс один из мужчин.
Широкая рыжая бровь скользнула вверх.
- Что? - Мягко спросила она, и в голосе её звякнул металл, обещая всем собравшимся крупные неприятности.
- Мы не можем пропустить вас. Это закрытая зона, охраняемая ЩИТом.
Бровь Альдриф приподнялась ещё выше.
- Вы отказываетесь пропустить меня? Правда?
В её вопросе недвусмысленно читался намёк, насколько хорошо люди осмыслили данное решение.[icon]http://s8.uploads.ru/BzXt8.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (28.10.2016 11:33)

+3

3

Мы с Тамарой ходим парой или совместно с Тони

Молот Тора лежал в Центральном парке уже примерно с неделю, заставляя многих испытывать невольную тревогу и печаль. Если для ЩИТа это была просто головная боль и очередная проблема в их без того длинном списке, то для героев это было знаком свершившейся трагедии. С тех пор, как Громовержец ушел из Башни Мстителей, оставив свою карточку, вестей о нем так и не было. Район падения молота был немедленно оцеплен, а все зеваки нещадно отгонялись суровыми ЛМД-агентами. Выгонять живых оперативников туда Мария не рискнула, поскольку черт его знает, кого могло принести следом за этой божественной колотушкой.
День сменялся ночью, а ночь следующим днем, но никто за молотом не приходил. Однако наблюдали за ним не только бравые ребята из ЩИТа — «семейство Старков» тоже в стороне не осталось. Сигнал из Центрального парка поступил тогда, когда Джессика сидела в гостиной, всматриваясь в голографические мониторы. Картинка, развернувшаяся после этого, продемонстрировала что-то не слишком жизнеутверждающее.
— Тони, — женщина мигом подорвалась с дивана и поспешила в мастерскую, где как всегда любил окопаться гений. Сообщение она передавала ему по комму, не тратя лишнего времени. — Последний сигнал, ты должен это видеть. Могу ошибаться, но кажется, это кто-то из асов.
По лестнице Дрю буквально слетела вниз, чувствуя, что визит этой гостьи был для них крайне важным. И при этом, к сожалению, не сулил ничего хорошего. Особенно несчастным агентам, которых поставили на дежурство. Работа у служащих в ЩИТе была трудная и неблагодарная, уж это было не раз испытано на собственной шкуре.
...А Тони действительно окопался в мастерской, хотя на извещение Пятницы о новых визитерах в парке отреагировал не так чтобы с опозданием, но Джесс в итоге прибежала прежде, чем он сам успел ей что-либо сказать. Чувства относительно этого "ужаса в парке" у них, тем не менее, были диаметрально противоположные, и Дрю вместо той самой настороженности могла созерцать разве что несказанное удивление.
— Это Альдриф, — опомнившись, представил свою "спасительницу" Тони, с которой подругу пару недель назад волею обстоятельств пришлось знакомить заочно. Колебался мужчина недолго. — Джесс, свяжись с Хилл, срочно. Строго-настрого передай ей, чтобы она ничего не предпринимала и вообще велела своему отряду молчать в тряпочку. Можешь сказать, что она с командой, всё равно она какое-то время формально с нами и была. Она без веской причины ничего никому не сделает, но в любом случае никому там нет смысла никого провоцировать.
— Ты не поверишь, но Мария до сих пор старательно меня игнорирует, – Женщина-Паук подавила тяжелый вздох и нажала пару клавиш на комме, посылая сообщение главной шпионке Штатов. – Впрочем, я не удивлена. Но этот сигнал она едва ли оставит без внимания.
Старк откровенно засуетился, разом выведя всё это безобразие на общие экраны. Вся эта ситуация с молотом не давала покоя и ему, как и с тем, что Энджела ему про всё это рассказывала ранее. О том, что там вообще всё плохо, свидетельствовала та же Фрейя, за которой эти двое так и не пришли. И вряд ли они пришли за ней сейчас — в противном случае ей не было смысла появляться в парке, а Локияна бы уже в окно постучалась, наверняка снова вогнав Джесс в состояние тихой нервозности, хотя трикстера он всё еще горел желанием побить сам.
Просто молот на фоне всего этого в самом деле был очень тревожным предзнаменованием, а Альдриф со Слейпниром, явившаяся туда же публично, лишь дополнили общую картину.
— Мне надо туда.
— Нет, — неожиданно резко даже для себя самой ответила брюнетка, не сводя пристального взгляда с мониторов. Эту самую Альдриф женщина заочно знала ранее как Энджелу из Стражей Галактики, однако узнать обладательницу роскошного космо-бикини в этой гостье в текущей ситуации возможным не представлялось. — В смысле… Ты ведь не хочешь туда прийти лично? Это большой риск. Нам только-только удалось разобрать малую часть проблем, причем мы даже еще приступали к юридическим вопросам… Я могу отправиться туда и взять Пятницу. Фактически ты будешь присутствовать там, и даже с возможностью говорить.
— Хочу, — это резкое "нет" Старка, может, и срезало, но не остановило. В общем-то после вмешательства асиньи и йотуна мужчина заметно повеселел и стал больше напоминать себя-прежнего, но от чрезмерного чувство долга эти двое его избавить забыли. Хотя перед опальным ангелом он в самом деле был в долгу. Неоплатном. Как бы она ни не хотела более не возвращаться к этим правилам жизни с долгами и платой, кажется, они тоже будут гонять друг другу эту монету еще долго. — Я один из немногих здесь, кому она доверяет и кто её более-менее знает, да и всё это... Не просто так. Я говорил тебе, к чему был тот визит? С учетом этой сцены в парке это всё начинает уже всерьёз удручающе выглядеть.
— Говорил, — она коротко кивнула, но решимости ей это не убавило. Джессика была готова упрямо стоять на своём, потому что у Железного Человека имелось множество способов быть в парке, не выходя при этом из мастерской. И вариант с Пятницей был лишь одним из списка возможностей.
И ни одна из них ему реально не нравилась. Нутром он чуял, что произошло что-то очень нехорошее, а в такие моменты меньше всего хочется отсиживаться в стороне. Старк задумчиво провёл рукой по голове, взъерошив волосы. В общем-то и Дрю была права, накликать неприятности на головы всех сразу сейчас в самом деле было не самым лучшим решением, но, похоже, после сообщения Стива о вчерашней веселухе на хеликерриере оставшиеся проблемы с юрисдикцией придется как-то решать в ближайшие дни — просто потому, что в противном случае тоже могут быть серьёзные проблемы, и тоже не только у них. Хотя эта история сейчас волновала его, на удивление, в самую последнюю очередь.
— Отправляйся, — наконец согласился он, хоть и без особой радости. Ну, что поделать, если Джесс из них двоих была единственной, кому можно было показываться на публике. А ему до сих пор нельзя. — Забавно будет, учитывая, что она, похоже, до сих пор считает Пятницу ручным призраком. Броню всё равно следом отправлю. В стелсе. Её не проведет, но щитовцы меня не обнаружат, да и я без необходимости высовываться не буду.
— Хорошо, — Женщина-Паук выдохнула с явным облегчением, потому что только препирательств им сейчас не хватало. А с учётом крайней степени упрямства у обоих, это могло  вылиться в суровое противостояние.
Просто и Тони понимал, что в данном случае на эти самые препирательства могло не быть времени.

Уже через десять минут Джессика была в Центральном парке. Агенты, видимо все-таки получившие приказ от Марии, заняли свои посты и на появление самой Дрю отреагировали каменными физиономиями. Сжимая в руках небольшой диск, брюнетка скользнула под желто-черную ленту и направилась непосредственно к месту падения молота, где и застала гостью из Асгарда. В реальности эта женщина выглядела ещё более внушительно, нежели на экранах мониторов. А восьминогий скакун добавлял этой картине ещё больше эпичности, от которой даже холодок по спине пробегал.
— Что-то мне самому всё это разонравилось окончательно, — через скрытый передатчик пробормотал подруге в ухо Тони, в общем-то, в своих более ранних словах уверенный, но теперь уже убежденный, что что-то кардинально изменилось. — Вперед, парламентер.
— Альдриф? — вопрос-утверждение повис в воздухе, когда Женщина-Паук подошла ближе и благоразумно замерла на расстоянии трёх-четырех метров, бережно опуская на землю металлический диск, откуда тут же возникла розовая фигура Пятницы. Невозмутимая, как и всегда, и заговорила она своим обычным голосом, но не в своей обычной манере речи — громкость, впрочем, была такая, что с большего расстояния их и не расслышат. А что странно смотрелось со стороны... ну, у Мстителей всегда были свои заморочки, непонятные простым смертным.
— Пусть тебя не обманывает вид "домашнего духа", потому что сейчас говорит её хозяин, — Тони вздохнул, сидя за рабочей консолью и помня, как Аль "любит" разгадывать ребусы. Этот, впрочем, сложным не был, да и она тогда вроде как вполне поняла всю эту его конспирацию. — Можно предполагать безрадостные вести?

+4

4

Бессмысленные битвы Альдриф, прекрасно представлявшая свои многообразные возможности, не любила - стоило ей спустить с поводка собственную ярость, как половина ближайшего мира могла оказаться залитой кровью и усыпанной в художественном порядке отрубленными конечностями, потому что затормозить в хорошей драке ей удавалось ещё хуже, чем просто не ввязываться. Именно это осознание и стало причиной её железной воли, которая единственная помогала контролировать бешеный нрав, доставшийся в наследство от папеньки, когда не справлялся и здравый смысл.
Это было единственной причиной, почему заступившие ей дорогу люди всё ещё были живы и целы, хотя уже слегка помяты презрительным взглядом и самой дочери Вотана, и её племянника, изображавшего из себя неприступную восьминогую скалу. Так бы они, вероятно, и играли в гляделки, пока бы даже у Бескрылой не сдало терпение, но в это мгновение, когда она уже подумывала для убедительности снять всё-таки кому-нибудь голову с плеч изящным взмахом топора, у одного из смертных ожил и затрещал коммуникатор. Нажав кнопку на наушнике, мужчина внимательно выслушал приказ от обожаемого начальства, коротко буркнул "принято" и сделал широкий жест рукой, разгоняя свой отряд по предыдущим позициям.
- Вы можете пройти, мисс, - сумрачно произнёс он, отходя с пути.
Жеребец, проходя мимо, смачно приложил человека хвостом по груди и лицу, и снова перешёл на лёгкую рысцу.
"Ты уверена, что хочешь его видеть?" - Голос его вновь ворвался в сознание женщины с восхитительной бесцеремонностью, когда конь остановился в паре метров от Мьёлльнира, рукоятью смотревшего в небо Америки.
Спешиваясь, рыжая фурия на мгновение задумалась, потом, проведя обеими ладонями по крутой бархатистой шее, кивнула. Она хотела. Это было и данью памяти, и убеждением самой себя - попыткой смириться с неизбежным, должно быть. Слейпнир, встряхнув гривой, пошёл за ней, мягко переступая огромными копытами.

Новые действующие лица застали Альдриф стоявшей на одном колене перед молотом. Ладонь её, затянутая в плотную перчатку из чёрной кожи, бессильно лежала тыльной стороной вверх, словно она хотела было коснуться рукояти, но так и не смогла заставить себя протянуть руку вперёд, чтобы почувствовать твёрдую рукоять, обмотанную ремнём. На лезвии оружия громовержца играли солнечные блики, и казалось, что уру, из которого был он сделан, режет лучи светила надвое, не позволяя им коснуться земли.
Конь всхрапнул, поднимая тяжёлую голову - но, должно быть, заметив, что его всадница не шевелится, успокоился. Их отношения на данной стадии описать было ещё сложнее, чем понять, но чувства они разделяли практически полностью: богиня не отталкивала его из сознания, позволяя коню зеркалить там, что ему захочется, и племянник платил ей тем же, что серьёзно сокращало время на необходимый обмен мнениями. Сейчас они сочли новую делегацию достаточно безопасной, чтобы не рвануть в бой с разбега, а хотя бы послушать, что им скажут.
Металлический диск вспыхнул, выпуская полупрозрачную фигуру девушки в белом, и госпожа охоты грустно улыбнулась. Вести, которые принесла она с собой, были не теми, о которых хотелось говорить, но и скрывать их от Железного Человека - или его помощницы - было совершенно бессмысленным. Все миры скорбели по первенцу Одина, чувствуя его уход в смерть.
В конце концов, он и в самом деле заслужил хотя бы доброй памяти, если законы Древних не отдавали ему посмертия.
- Очень, - отозвалась женщина, безотрывно глядя на воткнувшийся в землю молот: в глазах её, огромных и пустых, точно предрассветное небо, не отражалось ничего, точно мир тонул в сознании асиньи, не в силах найти якорей, чтобы удержаться на поверхности. - Новый Асгард разрушен практически до основания, Один-Всеотец ушёл в траур и добровольное изгнание, не выдержав тяжести произошедших событий. Мой брат мёртв… Почти все мои братья мертвы. Бальдр отказался вернуться в жизнь, поскольку не желает нарушать порядок вещей, равно как и Тюр. Тор погиб в битве со Змеем. Он освободил трон от Кула ценой собственной жизни.
Женские пальцы наконец прошлись по зачарованному металлу, но молот не откликнулся. В прочем, она и не ждала.
Кого-кого, а уж королеву назвать достойной этой ноши было очень сложно при самом большом желании.
- Я не думала, что осознание его смерти дастся мне с таким трудом, - тихо произнесла богиня спустя несколько очень тихих, наполненных безмолвным молчанием минут, - я видела его тело, но поверить в то, что бог грома действительно ушёл - слишком сложно.

Она легко поднялась на ноги, грациозная, как огромная рыжешкурая кошка, тряхнула головой, словно пытаясь прогнать прочь дурные мысли, и бесшумно подошла к темноволосой женщине, рядом с которой трепетала на ветру розоватая голограмма Пятницы. Провалы лунного света, что заменяли асинье глазницы, прошлись по ним обеим; она слегка кивнула компьютерному призраку, показывая, что поняла, кто говорит его голосом, затем бросила пронизывающий взор на незнакомку. Стройная и даже высокая для смертных, с острым красивым лицом, на котором залегла ощутимая усталость; несмотря на то, что королева догадывалась, почему Старк не пришёл сам, выбор гонца стал для ней неожиданностью. В прочем, после почти-настоящей-смерти Тони они не так много разговаривали друг с другом, и количество тайн, о которых леди даже не догадывалась, у гениального изобретателя снова стремительно пошло вверх, уходя в дурную бесконечность.
Рыжая протянула правую ладонь для рукопожатия. Традиции гостеприимства было принято уважать, несмотря на то, что агентов ЩИТа, действовавших ей на нервы, пришлось слегка попугать неприятностями. В прочем, служба у них такая - жалование они не зря получают, в конце концов.
- Альдриф, дочь Одина, королева Асгарда, - спокойно представилась она, - Энджела-Охотница из Хевена. Мне надо было увидеть… Молот брата своими глазами, чтобы смириться с тем, что это действительно конец. Я приношу свои извинения за то, что вы вынуждены были прийти сюда; ни вам, ни кому-либо из ваших людей я не желала зла.[icon]http://s8.uploads.ru/BzXt8.jpg[/icon]

+3

5

На пару с Джесс. х)

За происходившим в парке приходилось наблюдать, сидя в мастерской перед большими экранами, но общее настроение более чем ощутимо передавалось и сейчас. Произошло что-то очень нехорошее. В общем-то Тор и раньше порой отсылал Мьелнир, и ничего так чтобы странного в этом не было — ситуации могли быть разными. Это было оружие. Не такое же, как его броня, но общая суть была едина. Он сам так делал неоднократно, когда обязывали обстоятельства.
Но сейчас случай был другой. Молот лежал в этом месте слишком долго, слишком долго не было никаких вестей, но вот сейчас они и пришли — их принесла его сестра, которая закидоны и выкидоны своего брата терпеть не могла. Тони сник, ничего сразу не ответив на её слова и пытаясь как-то эти новости переварить, поскольку если до сих пор в душе тлела надежда, то теперь её больше уже не было. Он знал, что Тор делал и как сам переживал из-за всего произошедшего здесь, на земле, но было очень тяжело принять и осознать тот факт, что он не успел сказать другу всё, что после всего этого сказать хотел. Альдриф нарисовала удручающую картинку еще тогда, когда пришла к нему домой с иными вестями и просьбой о помощи, но меньше всего Тони мог себе представить, что из всех них не вернется в конечном итоге именно Тор.
Энджела не врала. Ей не было нужды врать, тем более подобными вещами, и душу захватила очень даже понятная горечь, в каком-то смысле бывшая незримым отражением состояния самой Альдриф. Просто не такая. Другая. Но такая же тяжелая.
На грани сознания маячила мысль, что Тор уже умирал, но потом всё равно вернулся. Но тогда скорбные вести не приносили его родичи, обладающие талантами и пониманием происходящего поболее остальных. Альдриф всё еще была королевой Хельхейма. Её слова в принципе нельзя было ставить под сомнение, и от этого-то известие и легло где-то внутри неподъемным грузом. Повисшая тишина затянулась, и никто особо не стремился её нарушать. Наверное, это было и не нужно. Здесь можно было очень много сказать, но в то же время сказать было попросту нечего.
Джессика также молчаливо стояла рядом с Пятницей, заложив руки за спину, и с плохо скрываемой тревогой смотрела на рыжеволосую женщину, замершую возле молота. Оружие Тора, лежавшее в парке уже с неделю, вызывало множество вопросов и дурных предчувствий, которые, однако, она пыталась до поры до времени от себя отгонять и заранее не думать о самом печальном варианте. Но в этот день вестница из Асгарда своим появлением и словами подтвердила их самые худшие опасения. Это звучало дико и невероятно. Также как и подтверждение гибели Энтони на причале. Только если в том случае это оказалось странным стечением обстоятельств и неправдой в итоге, то здесь ситуация едва ли могла иметь иной исход. Женщина печально смотрела на новую Королеву Асгарда, но по-прежнему не сказала ни единого слова. Пожалуй, она могла понять то, что сейчас испытывала его сестра. И не просто могла понять, а даже понимала, пережив в прошлом полторы недели кошмара. В итоге заговорила брюнетка только тогда, когда Охотница подошла к ней и протянула руку, представившись.
Джессика Дрю. Женщина-Паук. Координатор Мстителей, - она протянула раскрытую ладонь Альдриф и коротко пожала ее руку в знак приветствия. — Это не наши люди. Мы часто работаем с ними бок о бок, они стараются защитить свой мир и людей. Они не знали, кто ты, и тоже не хотели… Это просто их долг и работа.
— Джессика Старк-Дрю, — педантично поправила Пятница почти что своим обычным тоном. Пожалуй, в данном случае со стороны вряд ли представлялось возможным определить, кому вообще принадлежал сей комментарий: самой Пятнице или всё-таки ворчанию Тони. Сама Джесс на этот комментарий только мысленно вздохнула, потому что до сих пор никак не могла привыкнуть к своей "новой" фамилии, ставшей уже вроде бы и не чистой формальностью.
Никакой особой обиды в этом и не сквозило. Просто так будет немного проще прояснить, кто вообще кто: наблюдая за знакомством двух женщин, Старк только сейчас сообразил, что имя своей подруги-супруги он богине называть-то называл, но в глаза она её раньше ни разу не видела. По крайней мере, вопрос доверия можно было бы хотябы частично отмести, поскольку в целом все трое могли говорить открыто, без оглядки на ЩИТ.
— Это та самая Джесси, — пространно и с несколько виноватым запозданием пояснил Старк. — Извиняюсь, что не сообразил сразу представить.
Так странно. Хотя правило взаимной дружбы наверняка можно было перенести и на этот случай, другое дело, что они вдвоем мало чем могли сейчас Энжеле помочь. Это уже не были какие-то разборки, которые теперь уже точно казались детскими и глупыми — трагедии в мирах божеств всегда воспринимались как-то далеко, но в данном случае они оказались как никогда близки.
— Мне жаль, — голосом виртуальной помощницы сказал, наконец, Старк, задумчиво глядя на статную асинью и на Мьельнирр за ней, казавшейся безжизненным чуть более чем полностью. Он не очень представлял, что сейчас чувствует сама Аль по этому поводу — но подозревал, что, не смотря на всю сложность их взаимоотношений, это был очень тяжелый удар и для неё, как она и сказала. К тому же теперь он всё помнил. В том числе и то, что она говорила про сам Асгард и своё отношение к нему. Казалось, с тех пор прошло так немного времени... Помолчав некоторое время, глядя на всё это, мужчина вздохнул и всё-таки задал интересовавший его вопрос: — Аль, вы со Слейпниром не будете против, если я перенесу молот отсюда в какое другое место? Менее многолюдное. Можно догадаться, из каких побуждений он отправил молот сюда, но здесь слишком открытое место и слишком много народу. Сложно предугадать наверняка, чем это может закончиться. Достойные тоже бывают... разные. Не хотелось бы, чтобы это попало не в те руки, да и Тор вряд ли желал своему наследию именно этого. Сейчас это большее, что мы можем для него и для вас сделать.

+4

6

Бледное остроскулое лицо Энджелы, расчерченное строгими линиями татуировки, потеплело - она поняла, почему Старк был теперь здесь именно с этой женщиной. Они не так-то много успели обсудить о произошедшем, но королева хорошо помнила новость о том, что друг успел жениться. Для древних узы брака были священны - несмотря на то, что тот же Один гулял от супруги куда только не и к кому только не, он всегда возвращался домой, зная, что его ждут. Прикосновение руки асиньи было мягким, осторожным - затем она улыбнулась.
- Я рада, что наши пути наконец столкнулись, - она ободряюще тронула второй ладонью плечо Джессики, потом легко отстранилась, глянула в сторону, где чутьё её безошибочно ощущало недалёкое присутствие живых, - да, я понимаю. Караульные - всегда очень неблагодарная служба.
Она сложила сильные руки, обтянутые кожей чёрной куртки, на талии. В закрытой, собранной позе ощущалось напряжение.
Безжизненный, опустевший словно бы Мьёлльнир наблюдал за смертными и богиней, пришедшей к нему в поисках ответов и собственной души, но ни искорок, ни бликов не скользило сегодня по его поверхности. Быть может, он тоже оплакивал своего хозяина, быть может, потерял часть собственного волшебства вместе с его смертью; в глубине души, пожалуй, Охотница была рада, что Тор не оставил своё оружие там, в Асгарде - видеть каждый день его было бы ещё хуже, чем просто помнить. Со временем воспоминания отходят прочь, тускнеют, уступая место новым, но, если кормить этого дракона, он будет становиться лишь сильнее.
- Мне тоже, - тихо произнесла Альдриф наконец, отвернулась на мгновение, и вздрогнули, как живые, золотые крылья на её лёгкой, изящной короне.
Но, когда Бескрылая вновь обратила холодный, пронзительный взгляд к темноволосой женщине и к Пятнице, которая слегка трепетала на сильном ветру, проходя рябью, точно озёрная гладь, пустые провалы её огромных глаз вновь ничего не выражали. Жизнь научила госпожу охоты многому, и первым уроком было никогда и никому не открывать своего сердца. Кроме Сэры, никто не мог похвастать тем, что смог бы когда-нибудь заглянуть за железный занавес, скрывавший её помыслы, и остаться после этого в живых, не спалённый её обжигающей яростью и не почувствовавший на шее своей топор.
Чувства всегда принадлежали ей и только ей. Как бы она не скорбела по своему брату, показать оного воительница не могла себе позволить. Граду богов не нужна была тоска - ибо что было с неё взять; дочь Одина слишком глубоко отдавалась собственному долгу, чтобы оставлять пространство для собственной души. Она видела Королеву Ангелов, она помнила женщину в золотых доспехах слишком хорошо - и не собиралась повторять её ошибок. Там, где правитель начинал жить для себя, а не для тех, кто решил пойти за ним, начиналась дорога вниз.
Конечно, скатываться тоже можно было со вкусом, весело и занятно, но Асгард, потрёпанный двумя войнами, Змеем, Малекитом и многими другими доброжелателями, явно уже достиг конечной точки, и падать ему было дальше просто некуда.

- Слейпнир, - окликнула женщина своего спутника.
Конь, задумчиво обнюхивавший рукоять молота, поднял голову и, всхрапнув, подошёл к асинье, умудряясь двигаться совершенно бесшумно, несмотря на наличие у себя неуставного количества копыт и вес, не снившийся не одной земной лошади. Аль протянула руку - жеребец немедленно ткнулся в раскрытую ладонь бархатистым носом, и глаза Бескрылой чуть затуманились, когда между ними потянулась тонкая, слегка подрагивающая ниточка диалога.
Почему племянник упорно игнорировал всеязык, который он отлично знал, богиня не знала и даже не догадывалась. За всё время, которое они провели вместе, королева ни разу не слышала от него ни одного слова, сказанного вслух, хотя понимал он не меньше любого бога, а порой даже и больше, имевший возможность наблюдать слишком многое за свою долгую жизнь. Однако же, скакун упорно предпочитал говорить со своей всадницей именно так, тихим шёпотом самой природы где-то на задворках сознания; Энджела, слишком умная для того, чтобы расспрашивать о подобном жизненном выборе, просто принимала его, как данность.
У неё тоже бывали тайны. Она уважала их.
Чуть погодя рыжеволосая воительница кивнула, соглашаясь с ними обоими:
- Нет, Пятница, мы не будем против. Я буду благодарна, если ты сможешь сделать оное, потому как в Асгарде никто не может сейчас поднять молот, и мы не можем забрать его. К тому же, Тор хотел, чтобы он остался в Мидгарде… Однако у нас уже есть одна дура с Мьёлльниром, которая до сих пор не знает, что с ним делать, умудряясь множить и без того немалое количество проблем - боюсь, что второй такой мы уже не переживём. Нынче Золотой Град не в том положении, чтобы проявлять чудеса терпимости.
Серошкурый конь всхрапнул, опуская голову и подставляя под руки дочери Вотана макушку. Звук этот вполне сошёл бы за смех: весь северный пантеон был крайне невысокого мнения о том, кого молот по неизвестным причинам счёл именно тем, что ему было надо на данный момент своего существования, и, надо признать, причины у богов были. Защитник Девяти Миров из неизвестной мадам по коэффициенту производимого успеха вышел тот ещё. В прочем, при учёте того, что она скрывала своё лицо, вопросов уже ни у кого не оставалось. Одно это махом перечёркивало возможные подозрения о её достоинстве и достойности.
Не было их по определению.
Обернувшись, королева вновь посмотрела на оружие бога:
- Будет лучше, если он останется недоступным для людей. В вашем мире немало мест, куда сложно добраться.[icon]http://s8.uploads.ru/BzXt8.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (12.11.2016 01:20)

+4

7

Джессика хранила молчание, не вмешиваясь в разговор "Пятницы" с новой Королевой Асгарда. Она не считала правильным что-то сейчас говорить, поскольку почти ничего не знала об Альдриф и не могла предполагать реакции на какие-то утешительные слова. Кому-то от этого было только хуже. Но это вовсе не означало, что женщина оставалась безучастной. На ее бледном лице отражался весь спектр эмоций — печаль, скорбь, боль, а в зелёных глазах явственно читалась тоска и сопереживание. А ведь в момент последней встречи с Богом Грома Женщина-Паук была даже в какой-то степени зла на него. За историю с башней и последующую трагическую цепь событий, которая привела их к тому, что они сейчас имели. Даже задумывалась о том, что они будут делать с божеством, если он вдруг переступит границы дозволенного. Но каким же теперь это казалось глупым и мелочным в сравнении с его смертью. На Земле они разберутся со своими проблемами, а вот Тора уже будет не вернуть. И теперь нужно было что-то решать с молотом, впрочем, у Тони наверняка были возможности для этого.
— Есть маленькие земные хитрости, — хмыкнул Старк по ту сторону "экрана"; с одной стороны, это в самом деле было маленькой хитростью, которой порой можно было поддевать Тора. В шутку, конечно, но как-то даже он, стараясь заглядывать далеко наперед, не мог предположить, что когда-нибудь шутка мало того, что пригодится сама по себе в действии, так еще сделать что-нибудь полезное с её помощью придется. От осознания этого стало несколько грустно: он действительно мог понять, почему Тор сослал Мьельнир в Мидгард. В душе он был вечным добряком, желающим помогать людям. Слегка наивным, понимающим многое по-своему, но честно старавшимся сделать всё так, как лучше. Как искренне считал, что будет лучше. А ошибки, недочеты... у кого их не бывало, если уж на то пошло? — Я могу его поднять, просто не получая при этом возможности пользоваться его силой. А если магия пошла дальше, то, наверное, при всех условностях она должна иметь в виду такую ситуацию, когда и не хочешь эту силу использовать. Так что уберу его куда подальше и от зевак, и просто от людей.
И если ему самому банально повезло пережить всю ту кутерьму, то Бога Грома будет очень не хватать.
И ведь Тор наверняка надеялся на то, что кто-то подберет его наследие и использует мощь молота во благо. Но, к сожалению, наивность есть наивность — он знал этот мир настолько же хорошо, насколько не подозревал всей глубины его падения. Здесь в самом деле мог бы найтись даже достойный недостойный.
Однако когда Альдриф продолжила говорить, стало в какой-то мере даже смешно и тоскливо. Кто такая новая Тор до сих пор было непонятно, однако "земляне" особой неприязни к ней не испытывали — явление было, может, и несколько странным, тем более в отсутствие самого Громовержца, но не таким уж и плохим. На земле она всё же помогала, а тёрки с другим миром уже никого из них не касались, если они и были. Видимо, были. Если исходить из слов Бескрылой.
Голову вдруг посетила дурацкая мысль, которую он уже не стал высказывать. У их Тора в итоге остался молот из параллельной реальности, но при этом здесь же, на земле, оставался и Мьельнир настоящий. Леди-Тор всегда была на их стороне, если и появлялась, но взаправду оставалась тёмной лошадкой на этой шахматной доске, тем более теперь, на фоне подобных событий. Судя по всему, сами боги её не особо жаловали. Её не было видно на горизонте уже давно, но... если есть смысл подозревать в бедах и её, и что будет, если она окажется в состоянии поднять и оживить еще и этот молот?
Как-то не хотелось думать про вероятности даже в виде вероятностей и глупых предположений.
— Аль, — после некоторого молчания вновь подала голос Пятница, когда новая Королева Асгарда уже собралась уходить. — С учетом вашей просьбы и моего обещания мы, вероятно, еще встретимся через какое-то время. Но если вдруг появится возможность и какая другая причина, или просто захочется — возвращайся, залетай к нам. Посидим, пообщаемся, без оглядки на прочий мир. Здесь у тебя в любом случае друзья остались, которым не всё равно, что с тобой происходит. Я не стану отворачиваться. Береги и себя.
На том голограмма свернулась с лёгким бликом, словно растворившись в воздухе. Провожать подругу было не лучшей идеей, так что оставалось только наблюдать.
— Берегите себя, — словно эхом откликнулась Джессика вслед за "Пятницей", провожая взглядом статную фигуру богини. Опустившись на одно колено, брюнетка подняла с земли проектор и задумчиво провела кончиками пальцев по краю диска. Неужели вот так вот закончится история Тора Одинсона? Она перевела взгляд на безжизненный молот и едва подавила тяжёлый вздох.
— Джесс, — уже через динамик обратился к ней Тони. — Если тебя не затруднит, объясни оперативникам происходящее и то, что волноваться больше не о чем. А после отдай мне приказ, Железному Человеку. Я всё сделаю.
— Да, конечно, — тихо откликнулась женщина, спрятав проектор в карман куртки, после чего неторопливыми шагами направилась к дежурившим неподалёку агентам. Лица у тех были теперь какие-то слишком уж напряженные, хотя казалось, подумаешь, восьминогий конь...
— Передайте Марии, что больше не о чем беспокоиться, — спокойно произнесла она, глядя на одного из агентов. — Мстители заберут отсюда молот во избежание каких-либо проблем. Это больше не ваша забота. И да, передайте еще ей, что Тор больше не будет причиной ее головной боли. Его больше нет.
Вот так вот просто, формально и внешне почти даже без эмоций, поскольку этим ребятам было ни к чему их видеть. Те озадачено переглянулись и немедленно связались с директором, обрисовав ситуацию. Как Джессика и предполагала, возражать Хилл не стала. И даже принесла свои соболезнования. Как мило. Дрю отошла немного в сторону и отчётливо произнесла, чтобы это не осталось всеми неуслышанным:
— Пятница, подготовь необходимую броню для транспортировки молота. Здесь нам больше нечего делать...

+3

8

Выслушав голограмму, рыжеволосая богиня только мягко пожала плечами. Сейчас у неё не было никакого другого выбора, кроме как довериться Старку, под какой бы личиной он не говорил; в прочем, причин врать у него не было - и ей, и самому себе. Если Тони решил, что знает, что делать - что же, пусть делает, у Энджелы не было ни единой возможности вмешаться с тем, чтобы ему помочь. Да и вряд ли сейчас он нуждался в её помощи.
Её дела здесь на долгое время были закончены.
- Спасибо. Пусть молот останется там, где до него не доберутся чужие руки, которые не достойны того, чтобы взять эту силу. Мы не знаем - никто не знает, даже мой отец, который создал его - по каким причинам и отчего работает магия заклятья на Мьёлльнире, к сожалению, и никто из нас не может предсказать, кто будет угоден его воле. Был только один бог грома, и я не думаю, что кто-то сможет его заменить. Женщина ли, мужчина - не в том суть. Тор был один. - Короткая пауза; сильный, звучный голос асиньи стал глух, как будто шёл из-под самой земли. - Был. Я развеяла его прах над мёртвым миром. Больше его нет.
Странно, но эти слова дались ей легко. Легче, чем в первый раз. Оставленный молот, потускневший зачарованным своим металлом, разбил в Бескрылой то, что оставалось в ней от последней, едва уловимой надежды, вытравил самые следы. Последний штрих - в веру, к которой никогда ей не хотелось бы прикасаться.
Сёстры из Хевена смеялись бы над ней, но они больше не были её сёстрами.
Народ Асгарда скорбел вместе с ней - и теперь они были её народом и её семьёй.
Причудливо тасуется колода, правда?

Легко забравшись в седло, Альдриф взяла поводья в одну руку. На самом деле, Слейпнир не нуждался в том, чтобы его направляли - да и заставить его слушаться узды, когда бы он не хотел, не под силу было даже его матери, если уж на то пошло, - но это было скорее жестом взаимного доверия между ними. Жеребец принимал её просьбу направить свои копыта туда, куда хотела госпожа охоты, а она принимала его право самому выбирать дорогу, которую конь всё равно знал лучше.
Несколько секунд женщина смотрела на солнце, запрокинув голову, и лучи дневного светила играли в её золотом венце, разбиваясь в тысячу искорок на тонких, изящных крылах короны. Белёсые её глаза поглощали свет двумя омутами, не давая ни капле пролиться на лицо. "В том была моя вина, и мне никуда от того не уйти." Горечь, которую она испытывала от этого чувства, от последних слов Локи, змеиным шёпотом простелившихся над погребальным костром и утонувших в золе, было не описать словами - и не понять, не разделить никому из тех, кто не знал, что на самом деле значит уйти туда, куда ушёл Аса-Тор. Бездна забирает всё, что есть, заметая следы жизни и смерти снегом вечности, и возврата из неё нет ни для кого - даже для богов.
- Моя жизнь не принадлежит мне самой более, но слова твои, мой друг, много значат для меня. У меня осталась просьба к вам, просьба, которую нужно оставить в Мидгарде, с теми, кто знал его здесь - сохраните его память. Это единственное, что от него осталось - пока жив тот, кто помнит, тень продолжает жить, - тихо произнесла женщина, не глядя на своих собеседников, легонько коснулась пятками гладких конских боков. - Хотя бы памяти мой брат заслужил. До встречи. Мне не ведомо, когда она состоится, но… Когда-нибудь я обязательно вернусь. Если буду жива.
Воительница улыбнулась. Мимолётно, немного насмешливо. "Если" - ну и пусть.
Спустя мгновение, сорвавшись в галоп прямо с места, Слейпнир с грацией, недоступной простым лошадям, перелетел через заграждение и исчез, ступив копытами на радужное полотно протянувшегося на зов королевы Бифрёста. Здесь она всё завершила, и до тех пор, пока стремительным серым вихрем, выбивающим пыль из звёзд, жеребец мчался во весь опор по обнажённой плоти вселенной, она осталась одна наедине со своими мыслями, и в них не было ни тени счастья. Она всегда возвращала свои долги, да только цена их становилась всё страшнее.
Сияние, поглотившее детей Асгарда, вскоре иссякло, оставив Центральный Парк таким, каким он всегда был - скучноватым и совершенно обыденным. Бессменная вахта ЩИТа вокруг объекта повышенной опасности какого-то там уровня сегодня тоже должна была закончиться.[icon]http://s8.uploads.ru/BzXt8.jpg[/icon]

+2

9

Тони не стал выныривать обратно и что-либо добавлять к сказанному асиньей. Всё это звучало слишком страшно даже для прощания, хотя и просто прощаться он с ней не хотел. Другая печаль ситуации заключалась в том, что теперь, с её же помощью, он почти всё забытое помнил. Помнил в том числе и то, как сама Альдриф отзывалась об Асгарде, к которому ныне оказалась привязана, и на фоне всего ранее сказанного несколько промелькнувших фраз его откровенно покоробили. Ей и так было непросто, еще и это всё... чем оно в самом деле для неё закончится, было неизвестно.
И самое поганое заключалось в том, что они ничем, вообще ничем, не могли ей помочь. А если бы могли, она не стала бы просить помощи, обременяя их чем-то сверх того, что уже было. Всё-таки он успел её в какой-то мере узнать за время редких встреч.
Она и Слейпнир исчезли, наверняка вызвав бурю эмоций у стоявшей поодаль щитовской охраны. Тони мог себе представить, как вытянулись их лица, когда на месте действа появился еще и Железный Человек. Старк выждал некоторое время, чтобы не выдавать того, что "под хайдом" броня была здесь с самого начала, а в остальном это в какой-то мере стало задачей и для него. Во-первых, он шутил и шутил, но не проверял это на практике, во-вторых — и управление в отличие от привычной плавной гибкости было несколько иным. Не было смысла доверять это компьютеру, в то же время все действия должны были выглядеть механическими.
Впрочем, броня действительно без проблем подняла Мьельнирр, и небо от этого не рухнуло. Даже искры по граням оружия не пробежало. Это были какие-то феерические ощущения, не поддающиеся описанию в принципе.
Пора в путь...
Женщина-Паук словно сквозь пелену сна наблюдала за тем, как броня "подняла" молот, оторвав его от земли. Это выглядело в какой-то мере жутко, потому что по коже пробежал невольный холодок. И отнюдь не от резкого порыва ветра.
— Наверно, мне стоит отправить оповещение всем Мстителям... Думаю, они могли подозревать подобный исход, но... Вот чёрт, — она крепко зажмурилась, сжимая руки в кулаки. — Я ощущаю себя вестницей смерти. Второй раз за неполные два месяца... Это... Это... Дьявол...
Дрю резко отвернулась, не в силах более смотреть на безжизненное оружие погибшего товарища. И проводить его в последний путь они толком не могли, поскольку тело героя, судя по всему, осталось в другом мире. Только собраться тесным кругом и... Действительно, дьявол. Второе прощание для команды, а ведь год только начался... И неважно, что первое в итоге окажется неправдой. Пока для всех (ну, почти всех) Тони был мертв. И честно говоря, женщине было несколько страшно думать о том, когда придётся открыть правду друзьям. Что скажет Кэрол? Паук? А остальные? Поймут ли это так, как поняла она Капитана, который пришёл к ней лишь спустя полторы недели? Вопрос был сложным, но до этого момента ещё нужно было дожить.
— Так может, им сообщить и другую новость? — словно услышав недосказанное, мягко предложил Тони. Для него самого вопрос висел в воздухе уже какое-то время. — Возможно, это не самый подходящий момент для таких откровений, но мне как-то всё равно, побьют меня они или нет. Я уверен, что дальше уносить они это без моего согласия не станут. Но череда таких событий в прямой последовательности вряд ли скажется на всех добром. Вспомнить хотябы чуть не спившуюся из-за меня Келси...
Я не знаю, - тихо отозвалась она, засунув руки в карманы. — Правда, не знаю. Они не заслуживают второго удара за такое короткое время. И Келси, да…
Дрю виновато умолкла, ощутив укол совести, потому что в конкретном эпизоде с Львицей была виновата она сама и никто другой. Но все еще оставался этот чертов вопрос безопасности, от которого невозможно было никуда деться. Чем больше людей было посвящено в тайну посмертия Энтони, тем выше были риски для ее несвоевременного раскрытия. Даже невольно, а не по умыслу.
В любом случае, это решать тебе, а не мне. Я правда не знаю, не знаю, как лучше.
— Решать, с одной стороны, мне... с другой — я понимаю возможные проблемы и даже подозреваю, что они будут, — Тони ненадолго замолчал, обдумывая и подбирая дальнейшие слова. — Но я думаю, что ребята имеют право об этом знать, тем более с учетом того, что вчера сообщил Стив. Это всё начинает приобретать странный оттенок, и с учётом Алана мне, видимо, придется объяснить им больше, чем я намеревался изначально, поскольку маловероятно, что ЩИТ долго будет скрывать наличие такого вот товарища у них под стражей. В таком случае перед нашими всё равно придется как-то объясняться. Только не мне, а Стиву.
— Тогда, пожалуй, стоит объявить сбор на завтра. И сообщить все новости лично, а не по карте Мстителей. Естественно, я имела в виду судьбу Тора. Насчет тебя итак понятно, что это не та информация, которая может курсировать даже по нашим защищенным каналам. Бывает всякое, — Джессика остановилась у черно-желтой ленты, ограждающей оцепленную территорию, и обернулась, провожая взглядом броню с посмертным наследием Бога Грома.
— А я ведь на самом деле сердилась на него. И теперь он мертв…
— Таким образом и сделаем. Я надеюсь на понимание, но рано или поздно этот разговор всё равно бы состоялся. Что делать с правительством еще не до конца ясно, но, может, наконец что-то и решим, — иронией можно было назвать то, что на фоне этого нужно было принять еще одно решение, хотя, кажется, он уже придумал, что с этим делать. Магия молоточка на броню не отреагировала, но это не отменяло того, что обычный среднестатический человек его в любом случае не поднял бы даже просто из-за веса. — Сердилась... я так и вовсе наорал на него и это последнее, что он от меня слышал.
Она ничего не ответила и плавным движением скользнула под лентой. Здесь ее больше ничего уже не держало, нужно было возвращаться в Старк Индастриз и отправлять сообщение об общем сборе. Только вот где его устраивать? С этим вопросом им еще предстояло разобраться. Возможно, в его же Башне? Мысли хаотично блуждали в темноволосой голове женщины, и все они были мрачными и безрадостными. Отвратительное продолжение отвратительного начала года.

Лететь пришлось достаточно долго даже не смотря на максимальную скорость ведомого прототипа. Само оружие никакой помехой не стало — броня могла поднять многие десятки тонн, а тут подумаешь, что-то около... Приборы как-то смутно фиксировали вес переносимого объекта, но Тони отчего-то не сомневался в том, что, даже не будь тут замешана никакая магия, простые люди всё равно не смогли бы его поднять. Просто физически.
Некоторое время Железный Человек не придерживался какого-то конкретного направления, поскольку его управляющий серьёзно размышлял над тем, где молот лучше будет оставить. С какой-то точки зрения было лучше, чтобы он был не в доступности простых людей, но на виду и в относительной доступности у них самих — просто на всякий случай. Легче присматривать за тем, что находится рядом. С какой-то точки зрения было лучше оставить его там, где до него в принципе никто не доберется. С какой-то точки зрения теперь уже тенью стоял сам Тор — он хотел, чтобы нашелся достойный, способный продолжить его дело, и, даже если это была последняя его воля, они не стали её исполнять. Просто потому, что в их реалиях из этого могло выйти даже не то, чего действительно желал Громовержец. Но при этом было бы еще большим кощунством оставить Мьельнирр где-нибудь в месте, не вызывавшем у него самого ничего, кроме раздражения.

...Ближе к вечеру по американскому времени и к утру — по европейскому, Железный Человек оказался в самом сердце Скандинавских гор. В конце концов, в их мире были свои истории об этих богах, которые частью вполне оказались истиной, и люди этих регионов помнили эти истории получше многих других. Поизучав немного окружавшие его возвышения и хребты, Старк оставил молот на одном из утёсов, крутых, неровных, окруженных такими же неприступными и недоступными скалами по другую сторону высокого обрыва. Люди много куда лезут. Но простые люди не везде могут залезть, да и Европа, в отличие от другой половины света, пользовалась малой популярностью у ненормальных сверхлюдей. Об этих местах редко вспоминали. Наиболее недоступное место он подобрал тщательно, как и навел справки о сейсмической активности в этих местах, чтобы какая-нибудь природная неожиданность не стала непредвиденной неприятностью. Пусть вечные горы станут его стражами.
И хоть сам Старк там не был, да и Джесс к тому времени уже вернулась домой, на душе было непередаваемо тяжело. Рассветные лучи за плотными туманами на фоне каменных шпилей и снегов на экранах мониторов, не искаженные иными спектрами отображения камер, странно контрастировали с глубокой ночью за пределами этих стен.
Возможно, это был еще и не конец. Молот не был Экскалибуром. Он способен сам находить своего хозяина. Возможно, в отсутствие отвлекающих или искажающих факторов он сам сделает выбор. Правильный.
С тяжелым сердцем мужчина дал броне команду на возврат назад. Просьбу Альдриф они выполнят.
Он не сохранял точных координат этого места.

+4


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [06.03.2016] What about…


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC