Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [10.04.15] Друг в беде не бросит, лишнего не спросит


[10.04.15] Друг в беде не бросит, лишнего не спросит

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://6.firepic.org/6/images/2015-11/11/p7supd7kycsq.png
Время: десятые лунные сутки четвёртого месяца, 2015 год
Место: somewhere in Space
Участники: Питер Куилл, Ричард Райдер
Описание: Настоящий товарищ познаётся в беде. Настало время Звёздному Лорду доказать, так ли он на деле хорош, как поёт. И по силам ли ему вытащить старого друга из опасности, которая ему одному не по плечу.

+1

2

Все теоретические представления Куилла о том, как может стать ещё хуже, неожиданно сбылись.
- А сколько ты успеешь судокку мне сочинить, пока системы жизнеобеспечения не откажут, и я не умру? - Питер откинулся на спинку и закинул ноги на приборную панель. Их вот уже закинуло, и что оставалось одному небольшому Старлорду в такой огромной жопе делать? Правильно, судорожно думать, потирая потеющие ладони, и прикрывать это несмешными для окружающих и очень остроумными для него шуточками.
Куилл расстраивался, когда его юмор не понимают. Благо, что не был Таносом, чтоб реагировать на это в его исключительно терпеливой манере "я сейчас нахрен разнесу всю Вселенную, и ты поймешь, что я веселый".
О, Питеру было очень "весело" после того их столкновения, и он сейчас думал именно об этом, потому что мир, в который его перебросило, очень сильно напоминал Раковерс. А Питер, несмотря на то, что большинство считало его радужным идиотом, был очень умным парнем, который умел очень быстро обрабатывать информацию, анализировать и делать выводы, точности которым можно было позавидовать любому гению-математику. Однажды он вскрыл комм Новы Прайма во время Аннигиляции, исправил в нём план обороны, найдя в нём большую дыру размером с Неваду, и оставил так. Рич точно видел, понял и оценил. Рич вообще всегда ценил его больше других, откуда-то зная всё о внутренних ресурсах Куилла.
- Число приближено к бесконечному множеству, но по моим расчетам, ты успеешь разгадать около двух тысяч, если не будет тратить время на другие нужны, пока не умрешь от нехватки кислорода, - бодро сообщил искусственный интеллект корабля. Криийские чертовски умные и задиристые, сами крии высокомерные ублюдки, но строили по мощнейшим технологиям. Будет Квилл технофилом, корабль было бы лучше в ультрафиолете не просвечивать. Точнее, будь он всё ещё технофилом...
Когда-то он носил импланты как акт самобичевания, вместо того, чтоб заменить утерянные конечности настоящими. Теперь они у него были на месте, но полученные под принуждением. И те обстоятельства Пит помнил как нельзя лучше, чувствую свою вину и за эти сотни погибших. Из имплантов можно было выжать многое - основные данные, прицел, мелкие характеристики, металлический палец не дрожал ни при каких обстоятельствах.
- Ты оптимистка, - буднично хмыкнул Питер, - но я успею три тысячи - я очень умный.
Он не мог подмигнуть. Было некому. Было время, когда Куилл мечтал умереть, но оно прошло: во-первых, у него было слишком много ответственности сейчас, а он и так переложил команду на Рокета и позволил Китти ввязаться во все это с головой, во-вторых, умереть он хотел героически.
Сильный удар в корпус корабля даже он ощутил и тут же потребовал данных, находу активизируя скафандр. В них что-то врезалось, но явно не целенаправленная атака, к тому же угрозы в пространстве, где даже планет поблизости насканировать нельзя...
"Смотался Император Спарты на дипломатическую миссию", - думал Куилл, выбираясь из корабля через шлюз и запуская реактивную систему костюма. Что-то, врезавшееся в них, до сих пор болталось под бортом. Вне гравитационного колодца верх и низ корабля были крайне условны.
Если бы его не пролет мимо черной дыры, уже решил бы всё и парил дома ноги.
При ближайшем рассмотрении это оказалось тело, и Лорд закатил глаза.
- Мужик, ну если уж нажрался, под путь не бросайся, а? - Куилл подхватил мужчину, это явно был некто он, и потащил в корабль. По факту Питеру всё равно помирать, может, это ему подарок?
Уже в отсеке герметизации Питер почувствовал, как некто зашевелился и посмотрел на него ближе, с ужасом понимая, что у того есть шлем с восьмиконечной звездой, только весь он слишком грязный, чтоб что-то понять.
- Эээ... чувак? - вот тут он не мог сказать точно, хотел ли он или боялся услышать определенный голос.

+2

3

Никогда не узнаешь вкус жизни, пока не лишишься её. Кто-то мог рассуждать об этом только с точки зрения философа, смотря на мир вполне трезвым взглядом, терзать свой разум долгими теориями о перерождении души. Всё это бред собачий ( да простит нас Космо за столь нелестный афоризм ). Жизни после смерти нет, только пустота, гнетущая тишина и бескрайняя чернильная темнота, в которой нет ни запахов, ни звуков, ни ощущений. В ней даже нет тебя, только твои мысли, отчаянно пытающиеся остаться последним отголоском о человеке, сила которого превосходила целые армии межпланетных оборванцев.
Ричард Райдер стоил по своему могуществу и тяге к жизни легионов, но пожертвовал собой, чтобы спасти миллиарды. Чаши весов Вселенной неустанно подсказывают правильный выбор, когда уже ты сам не вправе решать, как хочешь поступить. Всё упирается в понятия «так надо» и «это твой долг».  Казалось бы, какие у тебя могут быть долги, если ты – супергерой, космическая полиция порядков и нравов? Все обязаны тебе своим спокойным сном по ночам. Но не в том случае, если твои силы – это дар Мирового разума, если бы его выбор не пал на тебя, то стоять тебе за кассой в Бургер Кинге или Баскин Робинс и улыбаться американцам с очевидными проблемами с лишним весом за мизерные чаевые. Жена с каким-нибудь простеньким именем, Салли или Мария, двое детей, обязательно мальчик и девочка, домик в спальном районе с ипотекой на сорок лет и большая собака лабрадор.  Всё это было ему чуждо, потому что Миросознание не делает ошибок и выбирает точечно, но очень метко. В Корпус попадают  те, кто не рождён быть героем из-за одних лишь суперсил, а те, кто герои  в душе и закаляли внутренний твёрдый стержень годами.
Именно поэтому Нова не считал себя спасителем и альтруистом. Он просто делал то, что считал своим долгом. Жертвенность. Отдача. Готовность пойти на всё, чтобы сохранить мировой баланс. Негласные пункты кодекса тех, кто променял мирное небо за золотой шлем со звездой. И, наверное, чуткая и ранимая Вселенная любила своих защитников, если позволяла им выбраться даже из таких переделок, как та, что случилась с Ричи.
Попроси его кто вспомнить, что произошло – Райдер и два слова не связал бы. Первым отрывочным воспоминанием был болезненный удар. Темнота. Руки, обхватывающие его поясницу, и ботинки на реактивной тяге, несущие их обоих в сторону открытого люка. Опять провал. Словно вырванные из киноплёнки фрагменты старого отсыревшего фильма отказывались складываться в целую хронологию, пока яркий искусственный свет не резанул глаза.
- Чувак? – хрипло переспрашивает Рич, отталкивая от себя Квилла и опираясь плечом на стену. Слегка подрагивающие руки снимают шлем, открывая лицо, в котором даже под слоем грязи легко просматривались знакомые черты, - Знаешь, Питер, мне было привычнее, когда ты обращался ко мне «эй, друг» или «Ричи», пусть последнее меня жутко бесило.
«Ты слишком много болтаешь. Береги силы. Ты совершенно здоров, это радует».
«А я уже думал, что мы расстались и новый Нова Прайм занял вакантное местечко,» - с усмешкой ответил мужчина Мировому разуму. Как оказалось, среди миллиардов обитателей тысяч различных галактик не так уж и просто найти того, кто достоин восьмиконечной красной звезды и трёх фонарей на груди.

Аккуратно сложенная форма корпуса лежала на соседнем от пилота месте, в то время как её бравый носитель принимал душ. Благо, хоть такими благами корыто, на котором экс-Звёздный Лорд решил устроить своё прощальное турне, располагало.
Вытирая волосы одним полотенцем, такое же второе, висящее на бёдрах, Ричард машинально  поправил выйдя из небольшой комнатки и подошёл к Квиллу, нависая над ним и заглядывая в панель управления. Он так долго пробыл в месте, где время ничего не значило, что и забыл  как оно быстротечно – все эти попытки экстренно прийти в чувство отняли почти четверть часа.
- Что у нас здесь? – решив оставить разговоры о жизни и событиях, которые он пропустил, на более благоприятное время Прайм ткнул пальцем за хвост шаттла, мерцающий красным, - Куда ты успел вляпаться и какие есть соображения на тему «как это исправить»?
Пит не был бы  самим собой, если бы не приносил на спине следом море неприятностей. Однако ещё пару секунд побуравив затылок старого друга взглядом, Ричард не удержался и опустил тяжёлую ладонь ему на плечо, тихо говоря:
- Я рад, что ты в порядке.

Отредактировано Nova Prime (19.11.2015 02:28)

+1

4

Питер не верил в чудеса. Однажды, когда его приговорили к пожизненному заключению в Килне, он подумал о том, что какое-то чудо могло бы его спасти. Он сам мог бы тогда себя спасти, но желание быстро исчезло: слишком сильным было чувство вины на тот момент, а плана реабилитироваться - нет. Но из тюрьмы он все же освободился, и это было не чудо, а Аннигилус со своей Волной.
Тогда пал Тартус, и Старлорд мог бы поклясться, что в жизни не видел стольких рек крови и развороченных трупов. Жуки оставляли после себя смерть и пустоту, как будто сама Госпожа решила устроить кровавую жатву вместе с богом войны. Куилл оказался вместе с Объединенным Фронтом, которым уже командовал на тот момент Райдер. Гамора, Ронан, Дракс тоже были там и позже в жизни Питера, но главное, что Нова почти сразу приблизил его к себе, сказав что-то про Старлорда и легенду космоса.
Куилл действительно много знал, и это были не теоретические познания Миросознания, которого порой Нове не хватало. Тот был молод, но об этом никто не знал. И него было впечатляюще огромное чувство справедливости и парочка психотравм, а еще он, кажется, был готов умереть за любую другую жизнь. Питер тоже был готов умереть каждую минуту, но почему-то ему очень захотелось помочь этому парню, раз себе не смог. Не жажда власти или желание управлять ходом этой войны. Случайно вышло, что половина действий командующего Фронтом была продиктована советами от Питера, а порой решения и вовсе принимал он.
Была некая ирония в том, что Ричи звал его легендой после того, как Питер уничтожил планету. Хотя этот факт он держал глубоко в себе.
Их связывала долгая история. Фаланга, когда Ричи всех спас, приведя технари, а Питера персонально от убийства Альтрона. Создание Стражей. Долгие звонки, пока оба проводили время в полете. Райдер в конце концов обнаружил и показал им Знамогде, а потом они боролись с Ошибкой, безумством титана, и Куилл оплакивал своего друга. Он видел его смерть, помнил его жертву и очень хотел поменяться местами. Но Питер был банально слабее, чтоб свершить такой подвиг.
- Ричи, - Куилл свел брови, не в силах подобрать отвисшую челюсть, когда Райдер снял шлем и посмотрел на него.  В глазах та же боль обиды и тень утраты, то же чувство вины, выродившееся из синдрома выжившего и невозможности физически помочь всем и сразу. Рич не осознавал этого сам, но Питер слишком хорошо знал, какие тараканы копошатся в этой голове, которую прикрывает ведро со звездой. И еще знал, когда тот разговаривает с компьютером внутри своей головы: изучил, привык, видел немного меняющийся взгляд и некоторые напряженные мышцы.
После того, как Райдер пропал в Кансерверсе вместе с Миросознанием, восстановленный Корпус исчез: у них больше не было силы и ее генератора. Питер даже пытался отыскать его брата, но так и не смог. Об этом придется сказать: есть шанс, что малыш Робби просто мертв, но Райдер помчится его искать.
Если они вообще выберутся отсюда.
- Если я таки сдох, то я согласен, - Питер дернулся вперед и заключил Нову в объятия, не в силах продавить его слишком крепкий на деле, хоть и хрупкий на вид костюм.

Некоторое время ушло на то, чтоб унять дрожь в пальцах. Питеру не было неловко встать и подойти к душевой кабине, чтоб разглядеть там фигуру и убедиться, что Ричи действительно с ним и живой. Он пощупал форму и даже натянул шапку, чтоб убедиться, что это не какой-либо злой обманывающий двойник.
Впрочем, перепалки с Надразумом не вышло - Питер довольно быстро снял ведро.
- Ну что, сколько теперь суддоку на двоих? - буднично поинтересовался Куилл. Он только что обрел потерю века, но теперь мог угробить их двоих.
- В зависимости от интеллектуального уровня второго участника тандема, - кажется, искинту не терпелось их похоронить.
- О, - Питер понимающе кивнул, - безгранично. Его компьютер умнее тебя.
Со своим компьютером перепалка тоже не вышла: вода стихла, и в лучших традициях Новы Прайма, Питер велел ему заткнуться. Искусственный голос затих посреди предложения. А Ричард тем временем приблизился к нему и поинтересовался делами, на что Куилл задумчиво смолчал, и только когда рука опустилась на плечо, Питер осторожно посмотрел за спину.
Первым он увидел голые ноги - ступни, икры, бедра, до середины укрытые полотенцем. Мистер Бедра Вселенной - негласное прозвище Ричи, потому что таких накачанных мышц Питер не видел больше ни у кого. Потому что Нова? Едва ли. Он вообще был весь крепким, мускулистым и высушенным, хотя особой любви к питанию и тем более тренировкам Питер за ним не заметил.
Потом он посмотрел на лицо. Там давно не было глубокого шрама, оставшегося после падения Ксандра как напоминание. Теперь там была темная борода и новые морщины - они выглядели едва ли не ровесниками. Скорее всего так, и Питер поднялся, оказываясь с ним нос к носу.
- Через полтора часа кончится топливо, и система жизнеобеспечения отрубится. Я не знаю, где мы, и аварийка не работает: мы умрем, - у Ричи были врата и кислород на несколько часов, но как выбраться из жопы даже не их мира, - и я не знаю, где мы. А еще я ни разу не поспал нормально с нашей последней встречи. И тебя долговато не было... послушай, я должен тебе кое-что тебе сказать...
Питер звучал даже задумчиво. Он положил руки на плечи Радера, посмотрел ему в глаза и заорал так громко, как не ожидал от самого себя:
- Не смей так больше никогда делать, понял?! - если бы Ричи был одет, то Куилл бы схватил его за грудки и поднял над полом, но сейчас на него накатили все те воспоминания. Он любил Райдера и обещал ему, что выполнит его последнее желание. Его разрывало на части от невозможности молчать и необходимости сдержать слово. Он плакал несколько раз, и чувство вины придавливало хуже гравитации. Он никогда не хотел, чтоб Ричи отдал за него жизнь. Он никогда не считал свою жизнь важнее жизни Ричарда. А тот просто был готов пожертвовать всеми, всеми своими желаниями, ради своих друзей, Вселенной и ради него, Квилла. И он не знал, как Квиллу тяжело было жить после такой его жертвы. Хотелось вдвоем меньше, чем раньше. А раньше-то тоже сильно не хотелось.

+1

5

Струи горячей воды, почти кипятка, бьющие по спине и оставляющие на коже красные следы ожогов, возвращали Ричарду чувство реальности, материальности происходящего.  Он уже забыл о том, каково это – чувствовать.  Жар, холод, боль, усталость. В Кансерверсе у него не было ничего кроме долгих разговоров с Мировым Разумом, которому чужды человеческие эмоции. Могучий компьютер видит мир как набор нулей и единиц, как потоки информации, ему чужды человеческие эмоции – печаль, грусть, тоска. Первое время он пытался делиться с голосом в своей голове тем, что лежит на сердце, рассказывать ему о том, как скучает по задорной улыбке Питера, которая не сходила с лица даже будучи Звёздный  лорд на волосок от  смерти, или по звонкому голосу Гаморы, оповещающей о своём приходе стуком каблуков и лязгом ножен с клинками. Легионерам и  Корпуса настоятельно не рекомендовалось вступать в близкую связь, ведь симпатия или любовь (боже упаси!) делают тебя в разы мягче и уязвимее, однако Нова не мог похвастаться хладнокровием, которого от него как от лидера космической полиции ждали.  Он хотел защитить людей, которых считал своими друзьями, знал женщину, с которой ему было приятно не только меряться силами, но и коротать ночи. Всё это ему не могло восполнить Миросознание с его безграничными знаниями и всецелой осведомлённостью.
Открывать мир для себя через ощущения вновь было так удивительно и приятно, что  Райдер был вынужден признаться – от смерти есть и свои плюсы.
Прайм встретился глазами с Квиллом. Момент воссоединения уже был утрачен, однако только обретя ясность рассудка он смог понять, как же изменился наследник Спарты за это время. А какое время? Ричи не знал, как долго он отсутствовал, но видел по глазам Питера, что шло оно неумолимо быстро, пока он болтался в пустоте в гордом одиночестве. Между бровей старого друга появилась новая хмурая морщинка, в глазах погас живой блеск, с которым он обычно предлагал угнать вражеский корабль или заскочить на Знамогде, чтобы опрокинуть пару кружечек чего-нибудь крепкого. Он повзрослел. Странно говорить такое про человека, образ которого в голове всегда ассоциировался с вечным ребёнком, безрассудством и опасностями. Даже исчезли крошечные морщинки в уголках губ, присущие только улыбчивым людям. До безумия Титана он воспринимал проходимца вселенского масштаба как младшего брата, которого нужно оберегать и защищать, иногда вытаскивать за уши из помойной ямы, в которую он упал. Теперь он видел равного себе, если не вышестоящего.
От этого было немного неловко, а мурашки стаей пробежали по обнажённой спине от шеи к пояснице вслед за стекающими с волос холодными каплями, а улыбка, которая должна была отразить его радость от общества друга, вышла искусственной.
- Какие неутешительные прогнозы, - задумчиво подхватил нить рассуждения Ричи, не узнавая Квилла не только внешне, но и в словах. – Но у нас целых полтора часа, Пит. Разве мы с тобой не находили выход и из более сложных ситуаций за более короткое время? Сколько  раз мы вырывались из-под скрестного огня, когда обшивка трещала по швам, или огибали чёрную дыру за секунду до катастрофы?
Он старался звучать убедительно, взял на себя роль того, кто верит в лучшее, которую обычно сразу же перетягивал на себя Звёздный Лорд. Но всё сжалось внутри от услышанного, от осознания, что отчасти он причина того, как изменился Питер. Надломленность и серость, которых в нём никогда не было раньше, его вина.
- Эй, - болезненно вскрикнул от цепкой хватки и пальцев, впившихся в его плечи, - Пит, послушай, - мужчина миролюбиво вытянул руки вперёд. Спокойная голова и полный контроль над эмоциями – только так получится поговорить о том, что беспокоит их обоих, не забрав часть драгоценного времени на драку вместо того чтобы спасать собственные задницы. – Мне правда жаль, что так вышло. И мне жаль, что я не в состоянии понять, что ты чувствовал всё это время, - неловко отведя взгляд в сторону, он продолжил, - пусть у меня не было ничего, я был счастлив от одной мысли, что Гамора, Файла, Рокет, Неморита… Ты, в конце концов, все вы живы.
Нова перехватил запястье Квилла и повёл его руки вниз, опуская на свою поясницу, обхватил одной рукой его за шею и притянул к себе. Ему нужно было это объятие, необходимо было почувствовать тепло, чтобы окончательно осознать, что он снова живой, скользнуть дрожащими губами по слегка колючей щеке. Минутная кроткая слабость, после которой Ричи пытается отстраниться, смущённо кашляет в кулак, но хватка у него за спиной слишком крепка и не позволяет осуществить задуманное. Райдер удивлённо выгибает бровь, словно спрашивает «что ты задумал?».

Отредактировано Nova Prime (22.11.2015 17:24)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [10.04.15] Друг в беде не бросит, лишнего не спросит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC