Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Но дракон классный. Если, конечно, не брать во внимание то, что он сейчас изо всех сил пытается убить отчима.

© All-New Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [21.02.2016] Total Recall


[21.02.2016] Total Recall

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Ты - то, что ты помнишь.
© "Мы вам всё припомним"

Время: вечер, около семи часов.
Место: Башня "Старк Индастриз", кабинет Старка.
Участники: Angela, Iron Man, Loki (warning: очерёдность указана на момент начала, потом может немного сместиться).
Описание: прямое продолжение похищения Фрейи.
Обсудив все остальные варианты, которые один прекраснее другого и вызывают только ощущение, что легче тогда убить мать самим, чтоб не мучилась, Альдриф убеждает Локи искать помощи у Старка. Тони на данный момент для широкой общественности умер, и что может быть разумнее, чем спрятаться у мертвеца, которого по определению никто не станет искать за пределами кладбища?
Однако ни Энджела, ни Лодур не знают того, что Старк в момент своей почти-настоящей-гибели потерял память последнего года, и для него подобная встреча окажется особенно фееричной - в свете их прошлых, крайне продуктивных и увлекательных взаимоотношений с ётуном.
Но у Охотницы нет выбора, поэтому если ей потребуется силком вправить Железному Человеку его отсутствующую память - она сделает и это тоже.

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (06.11.2016 11:36)

+1

2

Охотнице всё равно, кого выслеживать. Для того, чтобы почуять искорку чужой души, пусть бы она находилась за тысячу звёздных лет, ей достаточно было всего лишь закрыть глаза и потянуться вперёд, сквозь пространство и время, по следам, которые остаются от мыслей и чувств, за запахом жизни. Когда колесница с заметно повеселевшим от участия в какой-то очередной авантюре Слейпниром врезалась в атмосферу третьей от Солнца планеты, Энджела уже точно знала, куда им нужно. Слух её без труда различил бы дыхание Старка, даже если бы он заперт на краю миров в камере и закопан на глубине вечной мерзлоты, но им в некотором роде повезло.
С другой стороны, перехватив поводья и лёгкими движениями не столько указывая, сколько подсказывая коню путь, женщина ощутила лёгкий укол озадаченности: странное поведение для человека, который считается мёртвым - скрываться в собственном особняке от чужих глаз. Слишком много людей могло оказаться там случайно и слишком непредсказуемой была бы их реакция. В прочем, Железный Человек никогда не выглядел идиотом, и он наверняка знал, что делает, так что Одинсдоттир решила пока отложить эти вопросы до какого-нибудь более удобного времени. Когда над ними не будет висеть перспектива быть повешенными за предательство в отношении королевского престола и лично любимого папеньки, например.
Который положил на своих детей ещё при их рождении - но кого интересуют такие скромные подробности семейной биографии?

Тяжёлые копыта мягко опустились на крышу, гигант промчался ещё десяток футов и наконец остановился, горделиво поднявшись на мгновение на дыбы. Энджела, бросив поводья на борт колесницы, выпрыгнула из неё и подошла к Слейпниру, протянув к нему обе ладони. Обнюхав её руки с пристальным вниманием, конь подтолкнул рыжую мордой в грудь: "иди, иди", а сам насмешливо скосил лиловый глаз на Лодура. Чувствовалось, что любовь между сыном и родителем глубоко взаимна и крайне своеобразна. Бескрылая бережно погладила лошадиную шею и обернула пустые провалы глазниц на брата, всё ещё изображавшего саму невинность:
- Я найду Старка. Тебе придётся подождать меня здесь, Локи. Не думаю, что долго, но лучше мне будет заявиться к Тони сначала одной. Без тебя, Фрейи и Слейпнира на поводу; в прошлый раз глаза Старка при упоминании нашего прекрасного скакуна были ровно с медяк размером, так что лучше его подготовить к такому зрелищу. Пожалуйста, постарайтесь сейчас ничего не разрушить, иначе мне будет очень сложно убедить Старка, что его дому ничего не угрожает.
На ходу снимая с себя крылатую диадему, поддерживавшую длинные рыжие волосы в некотором подобии порядка, асинья поспешила к стеклянной двери, что вела в холл. Когда она была здесь в прошлый раз, обстоятельства, приведшие Охотницу искать Железного Человека, были не столь трагичны, но тоже отличались некоторым сумасшествием. Помнится, она уже предупреждала его о смерти - и предсказание её сбылось. Вряд ли, конечно, человеку, которого пожевало тисками неумолимой реальности, стало от этого сильно легче, но он мог хотя бы убедиться в том, что странная женщина, свалившаяся на него в буквальном смысле с небес, действительно желала ему добра - насколько это было возможно в её представлении.
Можно было бы позвать Пятницу, конечно. Искусственный интеллект всё ещё оставался для опального ангела большой-пребольшой загадкой, но она смирилась с существованием помощницы Старка в свойственной себе манере всепринятия того, что просто есть вокруг, и обращалась к ней, как ко вполне живому, думающему и самостоятельному существу. ИИ никогда не демонстрировала по этому поводу никаких реакций, но, судя по тому, что она прежде не делала попыток выпроводить эту всклокоченную девицу вместе с её железками, доспехами, лентами и кучей неприятностей прочь, можно было предположить, что дочь Вотана раздражает её меньше, чем отдельно взятые Нелюди.
Однако Энджи сильно сомневалась, что Пятница выдаст ей своего хозяина: дамочка эта была с норовом и обладала весьма своеобразными алгоритмами мышления, поэтому, поколебавшись две десятых доли секунды, Альдриф решила оставить эту мысль и пробежаться самой по коридорам бодрым галопом. Двигалась она, конечно, медленнее, чем ИИ с его присутствием во всех системах одновременно, но тратить время на объяснения, почему ей лично к Старку можно, не хотелось. Взметнулись длинные рыжие волосы.

Охотница нашла Энтони в том же кабинете, где они разговаривали в прошлый раз. Дежа-вю. Вся история движется по кругу, раз за разом догоняя прошлые точки, в которых всё поменялось, и снова наступая на одни и те же грабли. Зато стабильно, что уж тут говорить. Подняв руку, она постучала по стеклянной двери и вошла, стремительно-торопливая, во второй ладони сжимающая свою тиару. Татуировки на её коже, ещё больше побледневшей от долгого полёта, выделялись кровавыми штрихами.
- Тони? Здравствуй. Рада видеть, что ты всё же в порядке. Прости, что врываюсь без предупреждения, - голос асиньи звучал устало, с нотами искреннего сожаления, - я знаю, что у тебя сейчас и без того море проблем, если верить хотя бы десятой доле того, что про тебя рассказывают. Но мне очень нужна твоя помощь, и я не могу это отложить.

+2

3

Ответ на столь озадачивший асинью вопрос, по какой причине "покойник" спокойно сидел у себя же дома, теоретически на виду у всех, был прост: всё было не столь элементарно, как могло показаться на первый взгляд со стороны, и некоторые вещи из последнего произошедшего, в довесок к публичному, на люди как раз не выносились. У Тони действительно были причины пока что находиться в Башне, причем вопрос простоты перекапывания заново всей потерянной информации с основного терминала и бумажных архивов (да, на некоторые вещи они тоже существовали) в итоге отошел даже на второй план. Просто было не совсем ясно, что теперь делать с Джессикой, которая из-за каких-то его собственных астрономических решений, так и оставшихся в край непонятными, оказалась к нему же и привязана без оглядки на возможные последствия. Во всяком случае, если у него и был какой-то задний план на возможные неприятности, то он оказался потерян вместе с прочими воспоминаниями и пониманием действительности. После всей свистопляски с подменой агентов, аварией и "его" похоронами она вполне закономерно перебралась в СтаркИн жить — и для команды было толковее с точки зрения её деятельности, и ей безопаснее. Вот только второй пункт дал изрядную трещину в своей обоснованности, поскольку Тони, в своей подпольной охоте за сдавшим его махинации маньяком, так же до недавнего времени считавшего его мертвецом, меньше всего подозревал, что Мандарин с подачи Гидры узнает обратное, и в итоге настолько не то обрадуется, не то, наоборот, сильно расстроится, что решит сунуться к нему же домой за его "женой", чтоб хоть как-то выкурить неизвестно где болтавшегося мертвеца из норки.* И чуть было не вышла трагедия просто потому, что его самого в тот момент вообще не было рядом. Никого не было рядом. Следовало окольными путями как-то подключить ко всему этому беспределу команду, но и Дрю не могла постоянно сидеть под колпаком, и у всех могли быть куда более важные задачи, потому, пока очевидных альтернатив не наблюдалось, Старк подрядился на роль невидимого сторожа, организовавшего тихое наблюдение и без реальных причин далеко не отлучавшегося, хоть и было неясно, сколько еще это продлится. К тому же у него была работа и здесь — он до сих пор перебирал все защитные системы здания, в которые невиданный умник (это уже явно был не Мандарин) понаставил свои скрытые рычаги, часть из которых Тони при первом пересмотре умудрился просмотреть, что тоже не добавляло никакого настроения. Он. В своей системе. Не заметил. Чужих дополнений. От неведомого "врага номер два" в их распоряжении имелось только прозвище и ноль прочих данных, но, кем бы ни был этот Творец, он в этой сфере вряд ли уступал ему самому, в то время как сам он шагнул на год обратно даже от самого себя и своих идей.
И это было, мягко говоря, плохо.
Самым логичным было подключить ко всему этому Часового. По крайней мере, Старк не сомневался в том, что кого-кого, а этого товарища ему провести не удастся и он и без его комментариев прекрасно в курсе, что он жив, просто молчит. Лишнего Роберт болтать и не будет, он всегда был куда более понятливым, чем о нем порой думали. А вот как на всё это отреагируют некоторые другие члены команды было ясно не совсем, и в таких случаях, как ни крути, чем меньше народу в курсе, тем лучше. Не хватало еще, чтобы заговорами попрекали всю команду, пусть хоть им, в случае чего, не придется врать.
Не до конца оклемавшаяся от всех этих радостей Джесс отлучилась на пару часов к себе в квартиру, оставив своего незадачливого "мужа" наедине с моральными терзаниями, беспокойством, бесконечной работой и Пятницей, которая хоть как-то всё это скрашивала. Сам Тони и спустя три дня от всего ждал капитального вселенского подвоха, никак не мог успокоиться и так и был на взводе, но то, что после Мандарина к нему в гости внезапно решит зайти старая знакомая космическая сущность в компании -почему-то- с Локи (?) и... Слейпниром (???), и Женщины-Паук не будет в месте грядущей катастрофы лишь по счастливой случайности, уже никак не ожидал — он и без этой запоздалой радости от удивления съехал с дивана.
Просто потому, что если он и мог уйти в себя, то Пятница продолжала спокойно следить за всем дальше, и сразу объявила о визите незапланированных гостей. Что здесь забыла Энджела — было тем еще вопросом, но еще больше Старка удивило то, что система не стала и пытаться её останавливать, и, учитывая её нечеловеческие силу и темпы, Старк за несколько неполных секунд банально не придумал, куда вообще деться — не под диван же, и не в секцию! У него изначально были большие сомнения в том, что эту хрень удастся провести стелс-режимом брони, когда она приперлась сюда явно целенаправленно к нему — во всяком случае, судя по словам, прозвучавшим еще секундой позже. Асинья так и застала мужчину, всклоченного, готового до победного бороться за своё, настороженно глядящего на неё и с направленной на неё же раскрытой ладонью, с которой медленно разгорался угрожающий энергетический огонек; сегментная броня, состоящая из миллиардов наноэлементов, раскрывающейся иллюзией обволакивала своего хозяина целиком, эдакой электронной волной разойдясь от комма на запястье. Машинальная защитная мера, не более. После Мандарина не захочется быть безоружным.
Даже если её слова изначально заложили в ум толику сомнений, когда он сейчас в принципе не был в состоянии с таким табором богов воевать. Но за это время он успел перебрать в лучшем случае самое основное, но никак не личное, чего кроме него и вовсе никто не знал. Он и сам предположить не мог, к чему это всё было.
— Тони? — нахмурился мужчина с самого обращения (а она его по имени знала вообще?), не торопясь, впрочем, опускать руки. — Что за помощь, Энджела? И с чего вдруг? И как ты прошла?
— Я её пропустила, — пришла на помощь Пятница. — В системе она записана как друг, ты сам выдал ей разрешение посещать здание в любое время вне зависимости от ситуации.
— Эм... — теперь Старк удивленно уставился на голограмму, но грозить лазером тоже перестал. Потом глянул снова на космическую леди, потом снова на Пятницу, которая, как назло, решила правильным на этой ноте заткнуться. А ему захотелось провалиться со своей амнезией, которую временами сложно было осознавать, куда-нибудь сквозь пол. — А теперь, кто-нибудь, объясните мне, что здесь происходит?..
— Находившийся на взлетной площадке Локи только что пересек границу дозволенных перемещений, — педантично свернула Пятница на другую, не менее щекотливую тему: ну как же, надо же уделить внимание всем гостям. — Обнаружена в том числе и еще одна неопознанная энергетическая сигнатура, теоретически относящаяся к существам Асгарда. Сдерживающее стазис-поле активировано.
Старк не удержался и натурально приложил ладонь к лицу, не будучи уверенным, что если Локи это поле, может, и сдержит, замкнув его источник силы на нем самом и отрезав от прочего мира, то оно же способно удержать троицу таких, если считать еще и восьминогого коня, которого в технической базе вообще никогда не было. Во всяком случае, раньше.
И, судя по словам Энджелы, она пришла за помощью. Вместе с ними. Ладно, Пятница могла сделать какие-то свои выводы, а он на этом моменте уже точно перестал понимать происходящее.
— Извиняюсь. Объясните мне две вещи: что здесь происходит и что здесь забыл он?

P.S. Ну, Лофт, прямо вроде за тебя не писал, но поправь, если что.)

* — детально в железных планах на игру несколькими днями до этого эпизода, перетасованных в виду ухода Офелии, но отыграно еще не было. После того, как Офелия раскопала могилу Алана и выяснила, что это вовсе даже не Старк, Мандарин, явившийся защищать могилу врага, психанет и похитит Джесс и чуть не пришибет обоих. :'D

+4

4

Я почуяла запах пороха ещё когда Анджела только завела разговор об убежище, где никто не станет нас искать. Скудность выбора практически всегда величина мнимая, основанная на поверхностном отношении к делу. Предложение Альдриф даже мой спектр предположений оригинальностью заткнуло за пояс. Это абсурд! Я скорее пойду на поклон к Таносу, чем попрошу помощи у Тони Старка.
С другой стороны, уверенность Альдриф не строится на пустом месте, мне даже с моего неудобного ракурса хорошо это видно. И это просто отлично. Я трикстер, я играю на всех фронтах сразу, но сейчас я веду войну вовсе не с величественным завоевателем в пылающем темнотой и ужасом доспехе. Я пытаюсь обыграть такого же безумца, как я сам в иные времена. Вселенная ведь не терпит пустоты в таких вопросах. У нас схожий образ мышления, и в этом наша общая уязвимость. Самым интересным шагом в этой игре будет довериться чужим планам, даже если это ошибка.
Даже если меня просто подмывает спросить о смерти Старка. Я ожидал, что меня обрадует новость о его смерти, но вот правда: я почувствовала больше удовлетворения от мысли, что засранец в железном костюме выкрутился в лучших традициях героики нашего времени.
Может быть, когда Хель потеряла корону Хельхейма, мне просто больше нет дела до смертей? Или дело в чём-то ещё?
— Не жмёт? Корона? — я стукнула ноготком по своему рогатому венцу, без особого желания развивать тему. Хелу можно считать моей дочерью, это правда, но если неприязнь Слейпнира меня интригует, то обида Хелы мне понятна до дна, и это не та выгребная яма, которую мне хотелось бы расчищать без необходимости. В отцовский щедрый дар мы уже играли. Повторить? Ну уж увольте. Овчинка выделки не стоит.
Лучше я поступлю так, как поступала Альдриф. Я верну долги. Первый — Фрейе.

Я внимательно и осторожно изучала то, как сестра ищет на маленькой планетке одного из семи миллиардов людей. Может случиться, что мне потребуется ускользнуть от этого требовательного щупа, прочёсывающего цепочки следов в поисках нужного. Может случиться, что мне придётся спасаться совсем скоро. Её поиск красив. Охотница застывает стрелой на тетиве, я смогла бы проследовать за её мыслью дальше в космос и на Землю, бежать рядом, ловить кончик рыжего хвоста и обрывки кипящего азарта. Заманчиво и тревожно. Желание разделить с Альдриф её охоту я переборола, но отчего-то всё равно поняла, куда мы держим путь. Ещё ироничнее это путешествие стать не смогло бы.
Эффект похож на начало какого-нибудь так себе фильма: планета приближается плавно, постепенно детализируя континенты, очертания берегов, рельеф, города, дома. Он наверняка страшно приелся Тору, а мне всегда нравилось сворачивать пространство в гармошку, чтобы пропустить всё это, так что мне даже приятно выглянуть и через холку Слейпнира оценить вид. Ненадолго, пока я могла себе позволить чуть отпустить Фрейю.
Поэтому сам Нью-Йорк образуется вокруг нас как бы сам собой, красивый до назойливого чувства лёгкой влюблённости с высоты посадочной площадки башни Старка. Что же, я не против была подождать. У нас ведь тонна времени. Да, я нервничала. Меня можно понять.
— Ты знаменитость в Мидгарде, Слейпнир. Тебе нравится? — это такой вид согласия ждать хоть до второго пришествия Тони Старка. Я соглашалась, а вот Слейпнир просто раздражается от звуков моего голоса. Жеребец вежливо опустил самое переднее левое копыто, и из-под его подковы выглянула скромная трещинка. Тонкие намёки не чужды Слейпниру, я прекрасно поняла, что он имел в виду. Это не только дружелюбное “заткнись”, но и напоминание.
— Когда в Асгарде в последний раз случалось что-то, требующее твоего присутствия? Когда открывался десятый мир. Брось, ты нужнее Фрейе, чем Одину.
Альдриф с нами уже не было, вокруг всё ещё было тихо, что давало надежду на её скорое возвращение. Если герои не стреляют сразу, то в просьбе о помощи они, как правило, не отказывают. Не такие, как Старк. И у нас всё ещё была та самая тонна времени, евшая мне мозг хуже нян-кэта. Я не хотела рисковать здоровьем Фрейи (и своим, Слейпнир мне наглядно показал, что оно тоже под угрозой). Я решила действовать без промедлений.
И в прошлый раз тут ничего подобного не было!!!
Знакомое чувство. Как будто я противостою сам себе, чем сильнее рвусь вперёд, тем сильнее сам себя держу на месте. Раздери тебе ногу Старк! “Осторожно, злая техника” на двери не досуг было повесить? Или там рога перечёркнутые рядом с такими же роликами, мороженым и бутылкой? Мне хоть и грех жаловаться — сам же в прошлый раз навёл шороха по заданию матерей Асгардии и странно было ожидать, что никто не подумает о предотвращении повторения. Но вообще-то обидно.
Я познала дзен, я больше не борюсь. Если в этом поле я держу себя сама, пора было расслабиться и попробовать получать удовольствие. За моей спиной есть доказательство, что мне не впервой. Я падаю? Да, я падала. И это хорошая новость, потому что падать можно и с планеты. Меня остановило только вселенское чувство западло. Мне оно критично? Да не особо. Но сюрпризы для Старка я бы придержала при себе до нужного момента.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:30)

+3

5

Брови женщины поползли вверх. Не глядя, она бросила свою диадему куда-то в сторону мебели; кажется, она приземлилась на подлокотник кресла, но асинье сейчас было совершенно не до этого. Оперевшись обеими руками о столешницу, она чуть подалась вперёд и воззрилась на Старка с выражением совы, которую угостили кокаином на рассвете и заставили узреть солнечный свет.
- Только не говорите мне, что вы сейчас закрыли в стазис-поле Слейпнира. Нет? Нет? Похоже, что всё-таки да. О, - простонала воительница, - вот этого мне точно не хватало, великие норны. У этого коня и без того очень сложный характер, знаете; я бы не хотела видеть, что он сделает, когда осознает себя взаперти. Давайте мы сейчас очень быстро обо всём поговорим и выпустим Слейпнира, чтобы сохранить Башню в целостности?
Сказать было сильно легче, чем сделать. Не так, не так она представляла эту судьбоносную встречу. Тони должен был стать передышкой от проблем Асгарда и в идеале помочь их хотя бы слегка нейтрализовать; вместо этого, судя по всему, он добавлял ещё парочку. Возможно, Лофт был прав, надо было топать куда-нибудь в другое место. Вариант Ётунхейма теперь уже не выглядел таким безнадёжным, например. Можно было бы окопаться где-нибудь в безлюдных ледниках и залечь там.
Бескрылая отложила эту мысль на потом, чтобы её можно было как следует обдумать. Вероятность того, что им придётся топать обратно, откуда пришли, уже не казалась такой маленькой, как ей бы хотелось.

- А теперь можно ещё мне объяснить, что здесь происходит? - Осторожно поинтересовалась Альдриф.
Но в ответ ей была тишина. Похоже, из всех присутствующих только голографическая проекция ИИ что-то осознавала, потому что владела информацией с обеих сторон хотя бы в каком-то объёме, тогда как что хозяин дома, что новоприбывшая кавалерия находились в примерно одинаковом состоянии. Над их головами можно было поднимать большой красивый плакатик с о-огромными буквами "ШТА?!", и это полностью бы отразило их моральные терзания.
Страдальческий женский лик с резко обострившимися скулами и тёмными кругами под глазами обернулся к девушке в белом платье.
- Пятница?
Однако Пятница разумно прикинулась веточкой, только маленькой веточкой, которая просто здесь лежит. Энджела села на диван - тот же самый™ диван, будь он неладен, - сложила руки на коленях тыльной стороной вверх и уставилась на свои ладони, изучая очертания коротко подпиленных ногтей. Латные перчатки остались в колеснице; в этом, можно сказать, Старку очень повезло, потому что, останься они на асинье, она бы в порыве любовных чувств не преминула в него запустить тяжёлой металлической рукавицей. Учитывая же полный душевный раздрай, в который женщина явно занырнула вновь, радостно булькая откуда-то со дна самокопания, подобного привета мужчина мог и не пережить. Силушкой Мать-Природа богиню не обделила.
Охотница закрыла лицо ладонями, низко склонившись к коленям, и застыла, точно мраморная статуя. Даже ленты, тревожно метавшиеся вокруг неё, опали, потускнев в своём тревожном великолепии геометрических форм. Так прошло полторы минуты, за которые Бескрылая успела пережить мысленную внутреннюю истерику с катанием по полу и битьём головою об пол, воскреснуть, порыдать ещё раз и окончательно взять себя в руки.
Так. Хорошо. "Продолжаем."
Мера безумия выросла до недостижимых величин, но Энджи было не привыкать. Стражи Галактики с их вечными фееричными неприятностями, грозящими их сожрать с потрохами или хотя разорвать в клочья, были хорошей школой жизни.

- Ты меня не узнал, - не вопрос, но констатация факта; не надо было обладать обширными познаниями в психологии, чтобы свести воедино вопрос "какого хрена" и глаза Старка при виде своей гостьи, - это плохо. Это намного хуже, чем я думала.
Хотя, казалось бы, куда уж хуже-то. Но нет! Мироздание всегда знает, какую свинью ещё можно подложить.
Воительница обдумала происходящее. Скорее всего, Старк потерял память, раз смотрел на неё с таким искренним недоумением, но, видимо, потерял он её не полностью, а на какой-то непонятный промежуток времени, раз вспомнил, как её зовут. Нет, не так. Вспомнил, как её звали. Первый раз они встретились в космосе, и тогда женщина была только бескрылым ангелом из прекрасного потерянного мира, и никем иным. Да. Сколько всего может случиться за несчастные три года. На какое-то короткое мгновение богиня ощутила острое желание найти какой-нибудь портал в прошлое, броситься туда и накрепко запретить себе-прошлой соваться к этому проклятому голубому шарику в Солнечной системе. Сидела бы где-нибудь на краю галактики и горя не знала.
Однако шило в пятой точке… В общем, понятно. Перспективы становились всё более блистательными.

Дочь Вотана тряхнула головой, разметав огненную гриву, и перевела белёсые глаза на своего собеседника. В них не было ничего, только клубился ночной беспокойный туман, превращая её глазницы в полированное серебро, но какой-то миг казалось, что она смотрит прямо ему в душу, не обращая внимания на грешное, земное.
Никогда ничего не бывает просто.
- Хорошо. Краткий экскурс в мою биографию, которую я пересказывала тебе, сидя на этом самом грёбанном диване полтора месяца назад. Моё имя - Энджела-Охотница из Хевена; моё же имя - Альдриф Одинсдоттир из Асгарда. Это длинная история. Асгард потерял меня в младенчестве, и тайна моего рождения открылась лишь пару лет назад. Так вышло. Я живу здесь, в Мидгарде; три месяца назад мы столкнулись с тобой вновь, и так вышло, что мы… - Рыжеволосая фурия замолчала, на мгновение запнувшись, потом вновь бросила на Старка один обжигающий, пронзительный взгляд, и продолжила всё тем же спокойным, ровным голосом. - Сильно сблизились. Подружились, если хочешь. Ты разрешил мне прийти, если мне понадобится помощь, потому что Мидгард для меня - чужой мир, и ты знал это.
Протянув руку, она извлекла из ножен на поясе меч, крутанула его в воздухе и бросила на стол Старка, рукоятью к нему. Звякнули какие-то металлические детали, столкнувшись с зачарованной сталью.
- Выпусти моего брата и моего племянника. Пожалуйста, Тони. У нас сейчас совсем другие проблемы, не до разборок того, что было в прошлом, и поэтому мы к тебе пришли. Я даю тебе клятву своим мечом, что Локи пришёл не со злом. Это я его привела, и ты слышал свою помощницу - я была тебе другом, и я им же и осталась. На нашей родине скоро вспыхнет гражданская война, а наша мать при смерти, и там её вылечить никто не в состоянии. В лучшем случае её там просто добьют, избавив от страданий.

+2

6

Общее замешательство вполне осязаемо повисло в воздухе, и на фоне оного Тони явственно ощутил, что, судя по всему, влип. С Энджелой они расстались миром, но что-то подсказывало ему, что эту особу лучше как раз-таки не сердить. Если не вырвутся остальные трое, от неё одной он, может, и отпинался бы (высока надежда), только от фирмы вряд ли что-то после этого останется. А судя по тому, что дальше сказала она же сама, он и вовсе очень конкретно сел в лужу. Понять бы теперь еще, каким образом, впрочем, когда ошеломленное оцепенение с обеих сторон спало, по крайней мере, ему стало ясно, что убивать его не собираются. Или, по крайней мере, пробить им половину этажей здания за неучтивое "здрасти". Пятница ушла играть в партизанку-заговорщицу, предоставляя хозяину полную свободу возможностей и объяснений со своими знакомыми и подругами, хозяин дома же так и остался стоять в некотором ступоре, ожидая хоть какой-то поддержки от вероломной программы и пытаясь хотябы собрать в горстку собственные разбежавшиеся мысли. Потому как он не очень представлял, как мог подружиться с Энджелой. Или что там вообще было?
— Ничьей вины в сложившейся ситуации нет, — примирительно сообщила ИИ, не торопясь вдаваться в подробности. — С Тони это сделали друзья без его на то согласия. Тогда не было другого выбора, и был практически нулевым шанс, что он появится позже, потому я им не препятствовала.
— Как будто тебя поняли, — пробормотал Тони и предпочел столь же осторожно уточнить: — Узнал. Но... мы разве контактировали за пределами космоса — после того, как Стражи оставили тебя в покое на земле?
Судя по её лицу и взору глаз без радужек, к которому еще надо было привыкнуть, контактировали. Тони против воли состроил выражение лица в духе "М-да", но броню отозвал — она столь же гладко и бесшумно сложилась обратно в комм на запястье, сам он, впрочем, по мере повествования сник окончательно. Еще и потому, что Альдриф достаточно пространно описала саму суть их отношений, и он, зная себя, вполне закономерно подумал сначала не в том направлении, которое асинья имела в виду, уточнив после под столь же расплывчатым "подружились". Ситуация была примерно из того же разряда, что придти в себя и обнаружить, что ты внезапно женат, только если в первом случае жена сама же была инициатором организации частичной амнезии, то перспектива объясняться со всеми своими любовницами поочередно его не радовала от слова совсем.
Особенно когда речь шла не то о космических сущностях, не то вовсе о богинях, он уже ничего не понимал. Ничем краше огреть его по затылку было просто невозможно. Красочно представив себе всю эту сантабарбару, Тони чертыхнулся и на мгновения прикрыл лицо ладонями, вымученно потерев пальцами переносицу.
— Прости, — он уже сбился со счету, сколько раз это повторил за последние несколько недель. Настороженность и опасение грядущей стычки, впрочем, из взгляда исчезло само собой — видимо, по счастливой случайности того, что Альдриф оказалась куда прозорливее и сама поняла вероятную суть проблемы, не став раскатывать его по полу или стенам своей же квартиры. Сложно было сказать, закономерным это было или нет — с одной стороны, он запомнил её воинственной дамочкой, с другой — вообще-то они на словах и договорились, когда он выявил вероятный корень проблемы её нежелания налаживать контакт с остальными. В общем-то, её опасения под звон металла, быстро еще раз проанализировав всё ею сказанное, он и подтвердил: — Я потерял память за год — она обрывается на весне прошлого года. Проблема мне самому ясна, но я периодически еще об этом забываю, особенно когда ко мне так врываются. Тем более что теоретически так делать вроде бы и некому.
Локи, впрочем, всё равно вызывал те еще сомнения. Нет, Думом его уже тоже обрадовали, как и сам Дум обрадовался. Но про трикстера ему за этот месяц еще никто ничего не говорил.
— Пятница, отпусти их, — чуть помешкав, обратился Тони к компьютеру, уже прекрасно понимая, почему он решил просто во всё это не вмешиваться. Поле в самом деле сразу пропало, а снаружи стало почти темно, если не считать городского освещения и подсветки самого небоскреба и его открытой площадки. — Если серьёзно — Энджела... Альдриф, поясни мне одну вещь. У меня и с Локи были какие-то договоренности? И... твой брат? И... Тора?
Вопрос был задан с осторожным намеком и некоторым подозрением, что он только что вляпался еще краше. Сестра Тора?
Племянник? Они всё-таки о лошади (методом исключения)?
Приехали.

+3

7

Уверена, и какие-нибудь хитрые датчики крепости Старка наверняка подтвердят мою уверенность, что в то мгновение, когда исчезло предательское удерживающее поле, я двигалась наравне, а то и быстрее Альдриф в лучшие её моменты. Бросить мать я не могла, но и на то, чтобы уложить её с удобством времени уже не было. Потом оказалось, что я была права, и Фрейя оказалась не на стойке бара, не на эпохальной опасности агрегате — продукте жизнедеятельности железного гения, — а действительно на диванчике. Всё, что мне было понятно — моя мать вне опасности сейчас. В отличие от нас всех и нашего предприятия в целом. Потому что никто. Никогда. Не пытался стреножить Слейпнира без его на то согласия. И лучше бы Старку попытаться в нас запустить какую-нибудь убивающую-наповал-убер-гипер-вафлю-три-тысячи. Так мне не пришлось бы, едва ли отмечая рассудком все многочисленные резоны своих действий, бросаться обратно на посадочную площадку в эпицентр ещё не начавшейся бури и вешаться у неё на морде, чуть ли не крича в накрепко прижатое к затылку ухо:
— Стой, Ладья Миров! Шшшшш! Всё хорошо! Слейпнир!!!
Мне показалось, я уже раза два вместе с сыном пролетела с верхушки башни до нелюбезной тверди Мидгарда. Сначала — с грубым криком, потом — с призывами к разуму. А потом болтанка стала сходить на нет, и вот тогда оказалось, что мы немногим ближе к стенам башни, но всё ещё — на той же площадке, пострадавшей меньше, чем ожидалось.
— Тише, дважды конь, дважды бог. Тише, мой хороший, — мне удалось поймать подошвами покрытие площадки, освободить одну руку без риска оказаться у Мефисто на рогах и похлопать Слейпнира по шее. — Сам же чуешь, глотатель шагов, Альдриф не в плену и не в бою. Тш…
У меня появилась секунда, чтобы перевести дух и теперь удивиться. Я упиралась лбом в белую звезду между ушами Слейпнира, чуяла жар его подпалившего мне и так изрядно потрёпанный плащ дыхания, но оттолкнуть меня мой восьминогий сын больше не пытался.
— Sulli, lulli lite liv, No skal barnet blunde…[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:30)

+3

8

Прозрачные глаза изучали мужчину напротив со сдержанным вниманием. Он явно говорил правду, и вот этого становилось совсем не радостно, потому что пока лучшего плана ни у самой Бескрылой, ни у Лодура не было, но и этот, мягко сказать, не напоминал хороший план. Возможно, он вообще не напоминал осмысленную стратегию с учётом того, что сам Старк находился в состоянии, далёком от идеального.
Женщина вздохнула.
- Да. Мой брат и мой племянник. Я - дочь Одина Всеотца, Тони. Тор и Локи - они оба мои братья, а Слейпнир - сын Локи. Не пытайся обдумать эту концепцию старательно, просто прими, как факт, у нашего пантеона всё… Очень… Своеобразно. Ваши мифы даже половину не знают от того, что там происходило, поверь. - Она помолчала, осторожно подбирая слова. - Не знаю. Мне ничего не известно, во всяком случае, про то, что ты о чём-то договаривался с Локи, ни от тебя, ни от него. Что же до Тора… Тору сейчас не до нас. И слава Небу, потому что даже одного Слейпнира нам может быть много. В прошлый раз только чудо, - она взглядом показала на Пятницу, - убедило Тора оставить тебя в живых после того, как он обнаружил, что мы проводим время вместе, так что лучше не стоит.
Она на мгновение задумалась, нахмурившись. Когда они разговаривали тогда, Тони сам сказал ей про свою весьма своеобразную (хотя так ли, для миллиардера, филантропа и симпатичного мужчины?) репутацию, и воительница на всякий случай решила расширить своё описание проблемы, дабы у инженера не было ещё одного повода влезть в болото самокопания.
- Мы не были близки… В физическом смысле. Только друзья. Мы… Мне жаль, Тони. Я не знала, что этот год выпал. Я бы никогда не пришла, если бы знала об этом, - грустно добавила она в конце.
Всё летит к чертям. Всё не так. Всё всегда не так.
Но в следующее мгновение ИИ сняла поле, и всё завертелось с такой скоростью, что рефлексировать им стало некогда. Фрейя оказалась на диване, а зелёный плащ трикстера уже исчез в далёких далях, растворившись в воздухе, точно его тут вообще не было, а мать оказалась в кабинете просто так. Прилетела из колесницы собственными усилиями.
- Вот это то, чего я боялась, - только и произнесла воительница, а в следующий миг она тоже исчезла, став молнией, вспышкой света, рыжим вихрем, который не поймать никаким камерам.

На беснующемся Слейпнире они теперь висели вдвоём. Конь пылал, метался и гарцевал, наплевав на то, что за ним волочится колесница и поводья, на то, что две женщины насмерть вцепились в его шкуру, пытаясь успокоить, на законы физики, всемирного притяжения и здравого смысла заодно. Только когда Локи оказался прижатым своим лбом к махровому лбу сына, а Альдриф стояла перед конём на коленях, упираясь в покрытие Башни сапогами, чтобы её не снесло таящейся в лошадином теле силой, и обнимая гиганта обеими руками за крутую шею, бесстрашно подставляясь под его ноги, он наконец-то остановился.
Остановился и посмотрел на вышедшего взглянуть, что там вообще за безумие происходит, Старка тёмными внимательными глазами, в которых не отражалось ничего хорошего. Скорее всего, если бы Тони стоял чуть ближе, а асинья и ётун не удерживали очень сильно обиженного скакуна в объятиях, конь бы сейчас объяснил человеку, как тот ошибся. И никакое стазис-поле его уже не остановило, потому что гнева, запертого в серый бархат космического зверя, хватило бы на то, чтобы в пыль растереть галактику. Энджела сжала пальцы сильнее, запуская их в густую гриву, и конь наконец отвлёкся, склоняясь ниже и настороженно толкая её мордой. Женщина прижалась к его мягкой его шкуре щекой, закрывая глаза.
- Простите, - хрипло произнесла Охотница. - Я должна была остаться здесь. Пока я… Объяснялась… Простите. Тише, тише. Слейпнир, не надо. Тише.
Сын Локи принюхался, жаром дыша на длинные волосы, вновь сильно толкнул её бархатистым носом и потянул вверх, ставя на ноги. Лофт от такой его выходки заметно приподнялся в воздух, но вскоре жеребец замер, не пытаясь больше разнести половину миров в приступе ярости и отгрызть кому-нибудь руки, ногу или голову, предварительно размесив обидчика копытами. Всеми восемью.
С особым старанием, разумеется.
Прошло несколько очень долгих минут, пока вся троица родственников пыталась отдышаться и осознать своё положение в пространстве. Крутые бока коня вздымались, но дальше сердитого похлёстывания хвостом дело не пошло. Убедившись, что преграду сняли, что Энджела вернулась целой и живой, что обожаемая мама лишь немного потрёпана им же, Слейпнир слегка остыл, хотя из ноздрей его всё ещё вырывался пар, больше похожий на дым.

Богиня с огромным трудом разжала ладони.
- Тебя надо распрячь, - сказала Бескрылая наконец, с некоторым трудом сохраняя вертикальное положение без поддержки коня. - Я сниму сбрую, отдохни пока от узды.
Конь повёл ушами, но возражать не стал. Стало заметно, что пальцы дочери Одина ощутимо подрагивали, пока она расстёгивала ремни и оттаскивала колесницу и всё снаряжение, что она сняла, к краю площадки: всё же Слейпнир был не простой лошадью, удержать которую даже ей одной было бы совсем несложно. Один не зря из всех, что были в его конюшнях, выбрал именно его - мощь жеребца была куда больше, чем можно было вообразить, и яростью характера он, похоже, вышел в своего отца, тоже надолго запомнившегося Асгарду.
Вернувшись к коню, воительница вновь положила ладони ему на шею, гладя и обнимая, но глаза её смотрели на брата, который сейчас был сестрой.
- Всё плохо, - тихо произнесла она. - Всё очень плохо. Старк рассказал, что потерял память за прошедший год… Я не знаю, брат, я не знаю, что теперь делать. Просить его об одолжении, не имеющем под собой никакого подоплёки - для него лично? Он ведь ничего не помнит, ни меня, ни наших отношений, ни своих обещаний. Бежать дальше? Да некуда нам бежать, всё равно ведь.
Слейпнир сердито всхрапнул. С его точки зрения, смертному явно было лучше сделать всё, что от него хотят, и даже слегка больше, потому что простить такой выходки жеребец ему не мог. Гордыня в семье Одина явно передавалась водушно-капельным путём.

+2

9

Старк с трудом удержался от того, чтобы не выдать лицом всего своего страдальческого настроения от сложившейся ситуации. Женщина, к счастью для всех, относительно верно расценила его явное замешательство, но от этого в какой-то мере еще больше захотелось раствориться в пространстве, потому Тони честно попытался переключиться на сам пантеон богов и собрание оных у него дома, но до начала неразберихи среагировать в виду непринадлежности к ним немного не успел. Мысли обо всей этой веселой истории и вопрос о том, за что именно его там пытался пришибить Тор кроме того, что он и без сестры лез в его дела, повис в воздухе непроизнесенным, поскольку в комнате материализовалось еще одно существо — видимо, то самое, о котором сначала и доложила Пятница, но которого не было видно с камер. Датчики пиликнули с досадным запозданием, сам хозяин дома в итоге так ничего и не сказал, тем более что его слова всё равно бы, скорее всего, уже не догнали ни одну, ни вторую богиню.
Пятница безмолвно вопияла о беспределе, воцарившемся снаружи, и, чего греха таить, о нем более чем красочно говорил раздавшийся грохот. Небоскреб изначально был спроектирован с расчетом и на супергеройские трагедии и так просто от землетрясения или даже топота копыт божественного коня карточным домиком бы не сложился — и не сложился, в общем-то, но и абсолютным монолитом крыша с сотрясающимися стенами тоже не была.
Железный Человек бегло склонился над женщиной, которую эти двое сюда принесли. Асы были достаточно своеобразными, чтобы по ним что-то можно было сказать совсем уж наверняка, но у базы данных был отличный пример для считывания информации и концептуальных примеров с Громовержца, и природа у них была всё-таки одна. Компьютеры фиксировали нечто ровное и вместе с тем несколько нестабильное, но не нужно было даже быть ученым и разбираться в богах, чтобы понять, что с ней далеко не всё в порядке. Может, Альдриф и немного ослабила действие яда, но тень болезненности всё еще осталась на точеном лице. Но сильно вникать и разбираться у него возможности не было, потому как снаружи всё еще царила феерия, судя по комментариям помощницы, недалеко ушедшая от погрома взлетной площадки, потому уже спустя несколько секунд мужчина сорвался с места и побежал в том же направлении, на ходу снова активировав броню.
Хотя будто она вообще тут кому-нибудь поможет.
Разбушевавшийся Слейпнир был прекрасен. В каком-то смысле. Чистая, почти чёрная в таком освещении, восьминогая мощь с гривой и хвостом, на которой откровенно повисли два аса — уже при виде этой картины Тони понял, что ему тут делать, в общем-то, действительно нечего: опыт сдерживания Тора за бортом не остался, а там не всегда были просто разговоры и взывание к совести. Вот только сейчас у него под рукой брони из Уру не было, или другой, еще одной, с какой-то волшебной ерундой из Асгарда, которая в принципе сдерживала силу тамошних существ. А жаль. Сейчас бы пригодилось, даже если усиленная человеческая реакция никак не могла спорить с божественной скоростью. "Племянник" Альдриф уставился на человека, человек столь же выразительно уставился на него, на полном серьёзе думая врубить назад это злосчастное поле, но вскользь брошенный на него взгляд Энджелы был слишком красноречив, чтобы его проигнорировать, а читалось в нем явно одно: не вмешиваться. Чудовище они в итоге всё же успокоили, а Старк в итоге так и простоял на пороге коридора, пытаясь нормально выстроить в уме всю суть происходящего, в сумме уложившееся в несколько минут с учетом вынужденной паузы на хоть какие-то внятные приветствия "давно не видевшихся друзей". Даже для человека с около-компьютерным мышлением это всё со внезапностью в сумме было как-то чересчур.
И это еще здесь по счастливой случайности не было Джессики, которая отошла на часик по делам.
У коня, надо заметить, взгляд был не менее выразительным. По крайней мере, намёк Тони понял, броню во второй раз убрал обратно, но от косяка так и не отошел.
— Послушай, — вздохнул мужчина, краем глаза отметив очень много пробоин в покрытии от божественных копыт, где само божество очень конкретно так подвешивало сознание, стоило только задуматься, кто это и откуда оно взялось. — Может, я и не помню, к чему на самом деле свелась наша дружба и какие именно обещания я тебе давал, но то, что я сейчас этого не помню, не значит, что я так просто возьму свои слова назад. Я не даю эти самые обещания кому попало, не думаю, что своей привычке изменил. Память я потерял из-за собственной технической оплошности — мне её просто стерли, потому как другого способа решить проблему не придумали. Но всё будет гораздо проще, если все успокоятся и вы мне объясните, что именно вы от меня хотите.
Старк с подозрением покосился на женщину с рогами, в которой Локи (или уже Локияна?) узнавался всё-таки с трудом, нахмурился и высказал уже собственное предположение. Достаточно, в общем-то, очевидное.
— Это ведь с Фрейей связано, да? Часть потерянного я успел восстановить до этого. Среди этого был и пересказ Тора о том, что сейчас ориентировочно в Асгарде происходит.

+2

10

Под жёсткой горячей шкурой Слейпнира перекатывалась ярость, но она уже не грозила превратить самое высокое здание Нью-Йорка в самую дорогую развалину Нью-Йорка. И всё же, распустив руки и отцепившись от морды коня, я заметила в глубине сияющих глаз сына знакомый огонёк, обещающий Старку полный букет последствий когда-нибудь потом.
Запоздало я заподозрила в светопреставлении в конюшне отлично охлаждённую месть за что-нибудь, вылетевшее из моей слишком много раз ударенной и разбитой на атомы головы. Но даже если так, в моей памяти не осталось воспоминаний о времени, когда наши родственные чувства были больше родственные.
Старку я заранее посочувствовала, но спасать его мне и в голову не пришло. Для этого он был слишком героический герой, не способный отпустить из своего дома женщин разочарованными. Даром что одна сделает его всухую по любой физической дисциплине, а вторая — не всегда женщина.
С другой стороны, Старк сам избавил меня от необходимости обтекаемо оправдываться, рассказывая поверх правды ложь, которая однажды вывернет правду наизнанку во имя спасения моего рискового предприятия. Сказочное везение: Железный Человек забыл всё, а мой драгоценный брат забыл упомянуть пару само собой разумеющихся деталей. Я предвидела кармическую расправу за это везение, но всё же приняла его как руководство к действию. Законы Вселенной не слишком балуют живущих своими проявлениями, нельзя из обходить вниманием.
Пострадавший плащ дымился и невкусно пах палёной тряпкой, но ещё не разваливался. Горестно оглядев новые прорехи на любимом одеянии, я как раз позволила Слейпниру перестать кипеть, подбрасывая крышку, Альдриф — распрячь Слейпнира, а Старку — договориться до безмерного доверия Альдриф.
Так, чем он хуже пещеры в самой серёдке скучного до оскомины нигде? Пожалуй, только тем, что Железный Человек не умеет сидеть тихо в стороне от центра событий, и однажды вернётся в мир живых под громкий треск шаблонов всех свидетелей. И тогда тут яблоку негде будет упасть от героев и злодеев всех мастей. Успеет ли мой план выстрелить до этого громкого события? Пожалуй, стоило рискнуть.
Большая дружба начинается с большого одолжения, знаете ли.
— Наша мать умирает, Железный Человек. Асгард сейчас не поможет и сам себе, а вот-вот всё станет только хуже. А мы с Альдриф — бродяги Вселенной. Нет места, которое мы могли бы назвать безопасным. Я надеялась, что у Альдриф больше друзей, чем у меня. Если у тебя найдётся комната, где никто не потревожит Фрейю до тех пор, пока мы не вернёмся с лекарством, у нас есть, что предложить тебе как ответную услугу.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:30)

+3

11

Чёртов фарс. Слейпнир, кажется, наконец перестал яриться, опустив все свои копыта на крышу и больше не всхрапывая в порыве гнева, зато медленно начала звереть Одинсдоттир, которая совершенно не так представляла себе всю эту авантюру. Можно подумать, им всем без того было проблем. Какая ей, раздери её все хельхеймовские чудовища, разница, по какой именно причине Старк умудрился влипнуть именно сейчас? Можно подумать, что от того, что это он сам умудрился устроить себе неприятности, последствия его редкостной самостоятельности становились сильно приятнее.
Да конечно. Вот прямо даже деваться некуда от восторга.
Жеребец хлестнул её длинным хвостом по ногам. Женщина выдохнула и силой воли заставила раздражение, вызванное свистопляской последних месяцев, среди которых не встретилось, кажется, ни одного нормального дня, уйти вглубь и не отсвечивать. Ничего, она потом выплеснет его на охоте, славно попировав среди стаи волков. Эта мысль худо-бедно, но всё же приободрила Бескрылую, и она, убрав с лица длинные волосы, медленно кивнула, показывая, что услышала Тони.
Может быть, благородство и честь в Мидгарде вымерли не до конца. Может быть, демонстрация бешеного норова всех участников данного явления волхвов просто убедила инженера, что лучше их просто выслушать и попытаться разобраться, что происходит.
На пороге рядом с мужчиной возникло розоватое свечение Пятницы, с заметным негодованием взиравшей на представление "Асгард во всей красе". В чём-то асинья её сильно понимала. Она тоже не любила, когда в её дом вламывались, пусть даже без явно агрессивных намерений.
- Да, - не стала спорить Альдриф, - Фрейя сейчас лежит на твоём диване, где её оставил Локи. К сожалению, твоё стазис-поле несколько смяло наше всеобщее знакомство, поэтому представить её тебе сразу как-то не удалось.

Лёгкий, витиеватый жест рукой.
Голос богини прозвучал устало:
- Я не стала бы слишком доверять словам Тора, Энтони. Не в том дело, что он нарочно желал бы тебя обмануть, но Тор далеко не всё знает. Потеря Мьёлльнира сильно ударила по нему - он и раньше не всегда бывал объективен, сейчас же, через призму собственных трагедий, он многое упускает.
Она замолчала, оставляя переговоры трикстеру. Сереброязыкий бог историй умел договариваться, уговаривать и обольщать значительно лучше прямолинейной воительницы, которая комфортно себя чувствовала только на охоте с топором наперевес. Всё, что она могла, она уже сделала; Старк стоял напротив Лофта и задумчиво на того моргал - как уж ётун решит данную головоломку, было его личным делом. Конечно, если бы Железный Человек не умудрился где-то потерять год жизни, всё было бы намного проще, но он же умудрился, а потому и рассуждать о несбывшемся было в высшей мере бесполезно.
Однако слова об услуге Энджелу слегка насторожили. Лично ей, кроме собственной татуированной шкурки, платить было уже нечем; какие такие козыри брат умудрился припрятать в рукавах потрёпанного плаща, что мог совершать сделки? Кажется, ход мыслей Слейпнира совпал с её собственными, и конь навострил уши, с большим любопытством внимая разговору.

+2

12

— Кто ж знал, — тихо отозвался Тони, ненавязчивым кивком головы поправив лезущую в глаза чёлку и с определенным интересом взирая на всё божественное собрание. На самом деле, Альдриф зря заподозрила в нем толику наивности — возможно, она и была, но не в той мере, на которую могли подумать. Старк не стал бы от балды доверять кому ни попадя, упершимся в проблему его потери памяти за определенный период, просто он был достаточно внимательным, чтобы не оказываться в таких случаях совсем уж идиотом. Во-первых — с ним это уже не впервые. Во-вторых — сама ситуация и чужие слова, брошенные на первых парах, очень о многом говорили сами по себе, тем более если анализируешь детально всё это уже немного после. Мало того, что слова Энджелы в какой-то мере подтвердила Пятница, в случае с которой в подобных вещах сомневаться не стоило, так еще и табор богов спалил себя сам. Тони был уверен, что про его реальные нынешние проблемы никто не знал — да чего уж говорить, всё еще единицы знали о том, что на самом деле он не покойник! — так что свалились ему на голову они очень вряд ли, что изначально имея задние мысли по этому поводу. Удивление, неподдельное удивление, было сложно разыграть даже богам, иначе не было бы так откровенно выпавшей в ступор Альдриф. Он не был точно уверен, откуда именно они знали о том, что он жив, если тот же Тор вроде как в этом не сомневался, но... учитывая, что с ней был минимум Локи, не считая неизвестного набора талантов и их таинственную дружбу, вряд ли этому теперь стоило удивляться самому. Если это смотрелось, будто его взяли на страх... что ж. Та ловушка была не единственной из возможных в его арсенале. — Череда случайностей, но итог один. Мне нет резона полностью доверять словам Тора уже просто потому, что отчасти его действия и привели к нынешним проблемам. А еще потому, что то, что он пару месяцев назад рассказывал, уже, вероятно, устарело. Я далеко не всё успел перебрать из того, что потерял. Но, скажем так... с тех же слов Тора Фрейю ранил он.
Старк, прислонившись к косяку, выразительно посмотрел на Локияну, которую всё равно воспринимал скорее исключительно в виде старого знакомого, раз тот больше не тот забавный и, кхм, безобидный с виду хитрожопый пацан. В общем-то он предполагал, что, раз эти двое сговорились до такой степени, то вряд ли Альдриф про этот "слух" не знает, тем более что сам не мог утверждать наверняка, что конкретно здесь правда, а что — нет. Сам он больше склонялся к тому, что это мнение не тайна, но оставлял призрачный шанс той вероятности, что на деле это могло остаться недомолвкой, которую лучше недомолвкой не оставлять. В крайнем случае снова поймает его в поле, Пятница могла успеть среагировать и сама.
Судя по тому, что выражение лица Альдриф изменилось не сильно, а конь, хоть и поджал уши, остался стоять смирно (наличие разума у него на морде написано было), великим откровением это не стало. Ну... тем лучше, если так на это посмотреть. И если разобрать дальнейшие слова Локи по кирпичику.
— Найдется, — помолчав, ответил на вопрос Тони, задумчиво глянув на коня и перебрав в уме внушительный список своих убежишь, и это здание в их список не входило по вполне очевидным причинам. — Только не здесь. Практика прятать нечто важное на видном месте и у меня в ходу, но здесь слишком много людей для подобных вещей. Не только работников фирмы — у них за пределы рабочих помещений доступа нет. Здесь сейчас живет мой друг и одна из сокомандниц, которая, в отличие от меня, на виду. Так что, с вашего позволения, я укрою её в другом месте. Скорее будет другой вопрос — со своей стороны ей самой я могу чем-то помочь?
Впрочем, это он потом сам аккуратненько изучит, если всё так и останется.
Ответственная просьба. Сам Тони не горел желанием ввязываться в разборки Асгарда еще дальше, чем уже было, но на деле его согласие на это сводилось не столько к ним двоим и далеко не только к "недавней" дружбе с Альдриф — ему не было смысла отказывать еще и из-за Тора, для которого Фрейя тоже значила достаточно много. Видимо, она для всех значила достаточно много, если даже Локи просит о помощи. Правда, если тот надеялся легко отделаться, то радовался он рано — как раз ему не доверяли от слова совсем и он тут был самой последней переменной по вполне очевидным причинам. Хотя если эти двое (вернее трое) сейчас и удивились столь лёгкому, на первый взгляд, согласию, то он бы им спокойно свою позицию пояснил. С их стороны логика действий вполне просматривалась, если свести всё воедино.
— А насчет услуги... вот серьёзно — что именно за услугу вы мне можете предложить? Сильно подозреваю, что не Энджела, а ты, — Старк мрачно хмыкнул и в упор посмотрел на трикстера, более чем прекрасно проследив за вызванным его словами удивлением по крайней мере у одного из двух его товарищей; вообще, мало на свете идиотов, которые от услуг богов отказываются, вопрос только заключался в том, что за боги это предлагают и насколько надо быть настороже. Выслушать, правда, ничто не мешает, уже хотябы просто потешить любопытство. Поскольку ему самому, по сути, было ничего и не нужно. — Ты имеешь более чем отличное представление о том, насколько я доверяю конкретно тебе. В данном случае я помог бы вам и так, так что тебя за язык никто не тянул.

+3

13

А, нет, оправдываться всё же придётся. Максима "во всём виноват Локи" всё же нашла своё переложение в рассказе о беспорядках в Асгарде. Не сказать, что это меня удивило или смутило. Я ожидала, когда слова заведут участников моего приключения к этой теме примерно с той минуты, когда меня отодрали от травки Элизиума.
— А весь остальной мир говорит, будто я её убила, — мрачно прокомментировала я, заняв зеркальную позицию, за неимением второго дверного косяка на площадке, привалившись к плечу Слейпнира. — Я собираюсь выдавить глаза тому, кто в этом виноват.
Неверно было бы сказать, будто я вовсе не виню в случившемся себя. Но в угрызениях совести нет ничего полезного. Вчера я уже предавался им, незримо преклоняя колени у постели матери и набрасывая абрис сегодняшнего плана. И хватит на эту неделю. Не для того я вообще брался за кинжал. Исключительно ради того, чтобы выдавить Малекиту глаза, а потом оставить подыхать в унижении и отчаянии. Так ведь делают настоящие герои?
— Но не раньше, чем Фрейя встанет на ноги.
Хочется надеяться, что в своём забытье мама слышит отголоски моих слов, и мне не придётся объяснять ей мои мотивы на бегу. Но кого я обманываю? Быть для всех злом мне привычнее и приятнее. Да и полезнее, чего уж там.
Улыбчивым злом с заманчивыми речами и хорошо поставленным голосом "ты же сам этого хочешь", особенно хорошо удающимся в женском воплощении. Тем злом, которому никто не верит.
И правильно делают.
— Говоришь так, как будто нет такой истории, которую богиня всех историй могла бы тебе предложить.
Затылком я ощутила настороженное негодование Альдриф. Чуткий Слейпнир, уловил её удивление и, махнув хвостом, сбил таинство момента. Переступив самую малость, конь лишил меня опоры, так что пришлось придерживать венец и балансировать на пятках одновременно. Вынужденная пауза так и повисла в воздухе.
— Но вообще-то ты прав. Ты мне не доверяешь и не доверишься. И тебе не нужен рассказчик, пусть и божественный. Тебе нужен целитель, каких нет в Мидгарде.
Ой, да ладно. Она бы и сама предложила. Просто стесняется и упирается в ангельское мировоззрение.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:31)

+3

14

Альдриф знала многое. Зачастую сильно больше, чем хотелось; но она выросла среди женщин, а там, где сплошь прекрасный пол, слухи, интриги и дворцовая возня - это нечто такое обыденное, что ей уже давно не приходило в голову верить всему тому, что мироздание нашёптывало в своих порывах расширения информационного поля. Словам же о том, что кто-то совершал то, чего совершать был не должен, она доверяла ещё меньше; слишком часто на глазах Охотницы Гамора оказывалась не Гаморой, Квилл - не Квиллом, а Сэра - не Сэрой. Последнее особенно сильно ударило по её наивности, окончательно выкорчевав эти корни и оставив вместо них хороший, добротный цинизм.
- Десять миров любят болтать попусту, а Тор любит говорить, но при этом совершенно не любит думать, - поморщилась асинья, - хотя ему порой бы не помешало пользоваться мозгами вместо молота, но этой величины, видимо, мы достигнем ещё не скоро, если вообще когда-нибудь сможем. Если ты хочешь услышать моё мнение по этому поводу, Старк, то я до конца не верю ни одному из своих братьев, потому что один из них правду кроит, как собственные одежды, по желаниям и нынешнему настроению, а второй видит только то, что хочет видеть, и жизненный опыт по-прежнему ничему его не научил. Но сейчас, вот в сей момент, когда мы стоим на крыше, Локи я верю куда крепче, ибо ведает он несомненно больше, чем Тор. Он бы не стал приходить туда, куда он пришёл, если бы он хотел убить Фрейю, и тем более не стал бы обращаться ко мне. Я не та, кого Асгард жаждет видеть в своих интригах.
Да и не та, которую Асгард вообще жаждал видеть, надо признать. В прочем, сие было строго взаимно. Энджела плевать хотела на свою историческую родину и искренне желала им убиться друг об друга в гражданской войне, чтобы они просто оставили её в покое. Если бога историй с его весьма альтернативным подходом к жизни Бескрылая ещё морально была готова вытерпеть, то насчёт остальных - едва ли.
Даже старший брат перманентно вызывал своими выходками желание его убить и распять на ближайшей сосне. Про папеньку и говорить не приходилось.
Воительница легко пожала плечами:
- Не думаю, что Фрейю станут искать здесь, да и некому оное творить. Один сейчас не способен, кажется, внимательно присмотреться к происходящему, Кулу - так и вовсе всё равно, да и вскоре им станет совсем не до того, чтобы думать о судьбе королевы. Кроме меня и Локи ей помочь некому, и мы оба ей должны. Меня она родила, Локи - вырастила, и этого достаточно для того, чтобы нам было, за что ей платить. В прочем, куда ты унесёшь её - дело твоё. Лишь бы это были не остальные Девять миров, в которых о безопасности сейчас говорить не приходится.

И тут ётун наконец сделал то, чего в глубине души сестра давно от него ожидала - подложил свинью. Пока не очень крупную, но она стремительно росла. Альдриф тяжело посмотрела на него и, ощутив новый прилив ненависти к окружающим, уткнулась лицом в шею коня. Остро захотелось вернуть всё обратно и остаться в своей избе у чёрта на куличках, где из всех посетителей была только тень шамана, раз в неделю заносившая слухи о чудовищах.
Она вновь вздохнула, тряхнув волосами. Разумеется, кто бы её спрашивал. Трикстер был то ли слишком уверен, что она не сможет отказать в том, что он решит за неё, то ли слишком самонадеян в своей непогрешимой правоте умелого дельца. Обычно этим страдал их старший братец, у которого были только две точки зрения - его собственная и неправильная, но кто его знает - вдруг и ётун подхватил от Одинсона подобный способ мышления. Интересно, он не пробовал для начала открыть рот и поинтересоваться у сестры, а она вообще что думает по этому поводу?
Хотя да. Не пробовал и не собирался. Некоторые паттерны поведения в этой семейке у всех были одинаковыми. Славная традиция.
- Я не уверена, что смогу помочь ему, Лофт. Я умею исцелять раны, сращивать кости, возвращать дыхание, но память? Память - это немного больше, чем просто мышцы и жилы. Исцелять разум… Я не настоящий ангел, и крови Хевена во мне на самом деле нет. Света во мне не так много, чтобы творить чудеса, иначе я бы смогла вылечить Фрейю ещё там, и всей этой авантюры бы не потребовалось. - Она коснулась кончиками пальцев переносицы, на мгновение сильно сжала. - Кроме того, симбиоз техники и плоти… Допустим, плоть я понимаю, но техника - ты меня переоцениваешь. Даже силы Енота в осовременивании старых развалин оказались не безграничны.

+2

15

Комментарий Локияны в ответ на его заявление Старка позабавил. Если б он верил в невинное перерождение того, возможно, даже подумал бы, что это создание начала тяготить его же собственная трудолюбиво выстроенная репутация. Почему? Потому явно что очень удобно все правды и неправды было валить на него. Кто другой мог постараться в данном случае — у Тони предположений не было вообще, потому лавры автоматически приписались ему не смотря на возражения. Потому что Локи без интриг — не Локи, он так и жить не может.
Старк же и за счет Тора никогда особо не вмешивался в дрязги Асгарда и не интересовался ими без реальной на то необходимости, но, наверное, Локи очень посмеялся бы, если бы в список вероятных виновников всего этого сейчас вслух внес Малекита. Еще смешнее было бы то, что Старк бы даже задумался над тем, чтобы присоединиться к восстанию этой троицы — просто потому, что с эльфом у него тоже свои счеты были и он мог примерно понять, чем это могло всем грозить. Его головушку порой посещали слишком дивные идеи.
— Фрейю, возможно, здесь искать не станут. Как и вас. Но вы не берете в расчет врагов моих. И Джессику, — оставалось только вздохнуть. — Публичный статус вдовы известного при жизни покойника имеет и обратную сторону. За ней из-за меня уже приходили. Так что в свое отсутствие я это здание совершенно безопасным назвать уже не могу. Есть несколько других подходящих мест за пределами этого города, но я еще подумаю, что здесь лучше будет предпринять и как.
Задачка, на самом деле, была довольно интересной, поскольку, с одной стороны, пока что он был здесь, с другой — постоянно он тут вряд ли будет находиться, с третьей — оставлять беззащитную богиню пусть и под присмотром и охраной, но всё же где-то поодаль, затея тоже была не самая здравая не смотря на всё доверие собственным системам. Речь ведь вообще шла о богах и неких могущественных врагах. И с четвертой стороны как минимум был еще и Виктор со своими странными мыслями. В общем, надо было еще хорошенько подумать об этом, и либо прятаться от публики еще какое-то время здесь же, либо перебираться в другое место вместе с Фрейей. Желательно прихватив с собой и Джесс.
Зато есть, на что отвлечься от собственных проблем. Но отказать он не мог не столько из-за неизвестных самому обещаний Альдриф, сколько из-за Тора. Разногласия брата и сестры остались за бортом даже не смотря на намек на оные, но тот для друзей всегда делал всё, что мог и считал нужным.
А вот последние слова Локияны Старка даже несколько покоробили. А следом за ним и сказанное Энджелой. Оставалось мысленно приложить ладонь к лицу и поразмышлять на тему о том, сколько еще живущих в этой вселенной про всё это знала, когда он честно надеялся, что зарыл эту тему насколько мог далеко. В общем-то истории со всей этой кибернетикой не были совершенной тайной, поскольку из-за действий Озборна наделали слишком много шума, просто к настоящему моменту все о них забыли. Ну а чего вспоминать-то? Он был жив, не смотря на предостережение вскоре помереть от недоработок собственной же технологии, и по нему даже нельзя было с ходу сказать, что что-то очень не так. Все выкинули вопрос из головы, кроме, видимо, этого плута. И он не придумал ничего лучше, чем намеком и обещанием попытаться дать ложную надежду, возможно, даже не понимая, что "амнезия" была лишь вершиной айсберга. Они тоже были давно знакомы.
он попытался дать надежду слишком явно ложную, и это стало ясно даже для не разбирающейся во всех тонкостях его наворотов богини. Вероятно. Черт знает, что он ей там на самом деле рассказать успел.
Еще печальнее, что плут попал в цель, разом вынудив хозяина дома помрачнеть. Как-то это начинало напоминать сделку с дьяволом даже невзирая на то, что он уже сказал, что поможет и задаром.
— Я вам не робот, — буркнул Тони, впрочем, без обиды, скорее желая пояснить трикстеру некоторую сюрреалистичность его затеи. Смысл? — Но и не совсем человек. Вся эта кибернетика загнала в тупик не только простых врачей, но и всех моих знакомых. Не думаю, что это возможно так вот просто исправить магией.
Ну... да. Стрэйнджу магия не смогла исцелить поврежденные нервы рук, чего уж говорить про к чертям убитую нервную систему?
Мужчина поёжился на ледяном вечернем воздухе и отклонился от косяка. Ладно хоть не надо было долго думать, как их сына-племянника зовут, хоть и несколько странно было видеть настолько вблизи ожившую сказку детства. Именно что сказку, а не какого-то рядового инопланетянина, которых во вселенной каких только ни было.
— Если Слейпнир не возражает откола от компании, может, всё-таки переберемся внутрь?

+3

16

На лице Альдриф отчётливо проступили черты, свойственные моему старшему брату и его отцу. Я такие метаморфозы затылком чую из-за богатого опыта выведения родичей из себя. И это новый повод порадоваться крепости одиновой крови. Из меня вот голубая кровь моего батюшки выветрилась спустя пару столетий жизни в Золотом граде. И это, кстати, тоже повод радоваться.
Чувствуя перемены в Альдриф, насторожился и Слейпнир. А мне-то уже начало казаться, что обнимашки и колыбельная нас как-то сблизили, что ли. Но нет. Минута слабости прошла, и вот он весь уже — воплощение подозрения. Следи за своим языком, трикстер, и всё вот это.
А меж тем, за языком, судя по глазам Железного Человека, стоило следить не мне.
Дорогу к Фрейе мне не пришлось вспоминать. Негоже бежать вперёд хозяина, когда он лично показывает дорогу. В прошлый раз я помнил о приличиях, но тогда я не подобрался бы к компьютеру Старка и не стёр бы о себе все данные из мировой сети, будь я вежлив до конца. Ну и в принципе нет смысла расшаркиваться перед хозяином дома, если потом собираешься всадить меч в сердце его соратника, даже если это Меч Истины, и он не убивает. А ещё раньше… ну, я был злодеем.
Отрадно было узнать, что в спешке, имея меньше секунды до разгрома бывшего дома Мстителей, я сложила Фрейю на удобный с виду диван. Варианты в доме Энтони были бесконечны, и добрая их часть — небезопасна. И состояние Фрейи было неутешительным, но благодаря Альдриф не безнадёжным. Желать оставалось малого.
— Дайте угадаю, — сказала я, заново складывая руки на груди и перебрасывая взгляд от Старка к Альдриф и обратно, — вам не по душе моё предложение, потому что оно моё.
Я заглянула Старку в глаза. Воздействию он не поддавался, но я и не собиралась действовать магией прямо сейчас.
— Я много раз была на том месте, что занимает сейчас твоя потеря памяти. Враг, слабости которого ещё надо отыскать. Вы, невероятные герои, ни разу не отказались встретить даже очевидно превосходящие силы лишь со смутными предположениями наперевес. И вот уже один бывший враг вместо того, чтобы править миром, пытается воодушевить великого Тони Старка отказаться от “не думаю, что это сработает”.
Подобраться к границе личного пространства Альдриф довольно просто. Иногда мне кажется, что тронного зала Асгарда не хватит, чтобы показать радиус этой границы. Так что остаётся только оставить руки на виду и не тянуть их куда попало.
— Альдриф. Я предложил бы попробовать что-то сделать тут вместе, но запоздалая мысль уверяет меня, что Тони Старк на расстояние в сотню тысяч световых лет не подпустит меня к своей голове. Вы оба мне не доверяете. Подумай о том, что успел сделать для тебя Железный Человек и что он делает сейчас. Разве это не стоит пусть даже провальной попытки?
То ли я разошлась, то ли в воздухе правда похолодало.
— А теперь, мне кажется, вам есть, что обсудить. А у меня есть дело, которое нужно сделать. Железный Человек, я прошу у тебя указать мне место, где моя мать будет в сохранности, и которое потерпит небольшой холод.
Ну как небольшой…
— Около нуля по шкале лорда Кельвина.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:31)

+3

17

Слейпнир всхрапнул и демонстративно отвернулся от Старка, всем своим видом показывая, что ему вообще всё равно, что все эти вот бестолковые двуногие собираются тут делать, потому что он выше этого; воительница рассеянно погладила его по тяжёлой морде, тихо пообещав всё пересказать потом, если они всё же сумеют до чего-нибудь договориться. Оставив жеребца изучать звёздное небо, вся ну крайне своеобразная троица вернулась в башню; Фрейя так и оставалась там, бледная, измученная своей болезнью и не знавшая, есть ли у неё вообще надежда воскреснуть.
Присев рядом с матерью на колени, женщина коснулась её правой руки, сжала на мгновение пальцы, прислушиваясь к своим ощущениям, потом вновь провела раскрытой ладонью над её грудью. Золотое сияние, сорвавшееся с ногтей Охотницы, влилось в тело асиньи, впиталось, точно вода - в песок, и лик светловласой ванки на мгновение порозовел, утратив меловую чистоту близкой смерти. Возможно, она всё же выживет. Возможно. Возможно, нет, и тогда выяснится, что вся их авантюра с Лофтом на пару была совершенно напрасной, потому что со смертью Сердца Асгарда уже и Тору спасать и отстраивать заново будет нечего.
Встав на ноги, Бескрылая молча забрала меч с рабочего стола, вложила его обратно в ножны и, подойдя к окну, встала у проёма, одним плечом опираясь на стену. Она смотрела на трикстера внимательно, без особой насторожённости, но и без особого доверия в глубине прозрачных глаз. В прочем, если говорить откровенно, из всех этих чудесных родственников всех мастей, которые свалились на голову Одинсдоттир вместе с потрясающим известием о её происхождении, ётун был единственным, кого не хотелось убить сразу. Он хотя бы умел разговаривать и не гнушался делать вид, что слушает, что ему говорят. Одно это уже примиряло Энджелу с фактом его существования.
Однако диалог уходил на какое-то странное русло, и женщина чувствовала себя заметно неуютно.
- Не знаю, как у Тони, а мне не нравится твоё предложение по той причине, что я боюсь сделать ему хуже, чем есть сейчас, - тихо возразила Альдриф, рассматривая с преувеличенным интересом свои ладони. - Ни ты, ни я не можем поручиться за то, что понимаем, как исправить провал его памяти наверняка, а это, сдаётся мне, всё же не та вещь, на которую можно просто махнуть рукой. Локи, я пошла с тобой в Асгард, и ты - ты-то уж наверняка - представляешь, какое это для меня проявление доверие к твоей персоне, которую половина вселенной хочет вывернуть наизнанку, но играть с такими рисками - неразумно. И уж тем более я не рискну делать это одна. Я целитель, это правда, но там, где начинается техника… Вычисления… Вот это всё - там я бессильна. Это не лоно природы.
Она посмотрела на трикстера очень задумчивым взглядом, явно взвешивая что-то в уме, потом медленно, спокойно кивнула. Да, в этом брат был прав; сейчас Фрейе не станет ни хуже, ни лучше, но яд не сможет распространяться в теле, которое будет скованно льдом. Возможно, так они успеют найти лекарство раньше, чем закончится сила крови, которую в жену влил Один, и свет, который смогла отдать ей старшая дочь.
Помощь ему вряд ли была нужна, и предлагать богиня не стала. Лодур недвусмысленно велел им со Старком пообщаться друг с другом и сделать уже хоть что-нибудь, чтобы прийти к какому-нибудь внятному решению.

Оставшись наедине с мужчиной, которого ещё недавно она с чистой совестью могла бы назвать другом и знать, что он ответит ей тем же, рыжевласая богиня продолжала молчать и стоять ровно, словно разговаривая с собственным сердцем; затем, обойдя по кругу кабинет, бесшумно опустилась в кресло, посмотрела на Железного Человека ускользающим серебристым взглядом. Выглядел ли он слишком несчастным от того, что кусок его прошлого исчез? Едва ли, ведь он исчез целиком, забрав и воспоминания, и память, и чувства, и всё то, что составляло этот прожитый год.
С другой стороны, даже это едва ли можно было назвать приятным ощущением. Вряд ли Аль когда-нибудь забудет, как Тони смотрел на неё, когда она вошла. Он забыл - но окружающие-то не забыли, и в том, как ему придётся жить дальше, именно этот вопрос занимал больше всего места.
"Жить дальше" - всегда достаточно непростая философская концепция.
- Вполне возможно, что мой брат прав, - тихо произнесла она наконец, пропуская ленты сквозь пальцы, точно гибкие змеиные тела. - Локи умнейший из нас, и часто с его доводами сложно спорить. Чистая магия, конечно, тебе не поможет, но я и не маг. Я исцеляю не волшбой. Этому сложно дать объяснение, но это… Не сейд. Это просто природа, которая сама находит себе русло, чтобы разлиться в реку. Если у тебя уничтожен кусок воспоминаний, это значит, что задет мозг и нервы - мы можем попробовать, потому что в мире смертных ничего подобного моей силе ты не найдёшь. В любом случае, ты и впрямь ничего не потеряешь сверх того, что уже потерял.
Она коротко, зябко повела плечами. Слова особо не шли, но женщина всё равно упорно продолжала их произносить, буквально заставляя себя переживать прошлые разговоры, и печаль в её глазах становилась почти физически ощутимой.
- Это ужасно, что так вышло. Мне следовало прийти раньше. Возможно, я бы смогла помочь сразу, восстановив твоё тело по следам ещё не остывшей его памяти, но я слишком уверилась в том, что ты не умер и что найдёшь меня, если я понадоблюсь. Не подумала я о том, что могут случаться вещи ничуть не лучше смерти. Древних часто подводит то, что мы не умеем смотреть на мир вашими глазами.

+1

18

— Дело даже не в том, что я не доверяю величайшему лжецу во вселенной, — хмурый Тони колючим взглядом покосился на трикстера, с подачи которого и в их "Мидгарде" временами хватало проблем; учитывая, что тот уже наговорил, самому Старку сейчас было даже интересно, польстит тому это определение или он возьмет и оскорбится до глубины души. Ну... заработал репутацию, верой и правдой служа своему делу, мирись или исправляй. Со вторым выходило как-то зыбко, хоть у Тони и была возможность наблюдать лишь за происходящим уже здесь, но факт остается фактом — даже сейчас он начал юлить, играя словами и информацией, не пойми зачем и не пойми с чего. Он мог вообще не поднимать эту тему, так чем Локияне дались его личные проблемы, которые трикстера не касались в принципе? Просто потому, что целитель под боком? Вряд ли. Сложно было понять его натуру, если не считать стабильной необходимости за ним пристально следить — это мужчина понял давно и без Тора. Беда была в том, что практика уже показала — в особо тяжких случаях и это не спасало, хотя он, на своё счастье, не знал и десятой части всех его затей, интриг и махинаций на фоне мировых событий, и то элементарно потому, что для смертных они остались за кадром, а Тор редко жаловался и своего братца всё-таки любил. В противном случае за пределы поля йотун нескоро бы выбрался. Даже просто потому, что Старку от него ничего не было нужно, и была велика вероятность, что без факторов вроде Альдриф и Фрейи он его бы и слушать уже не стал. Тем более сейчас, на фоне таких собственных промашек, цена которых до сих пор оставалось до конца неизвестной. Но это явно будет стоить в будущем дороже парочки миллиардов за чертов небоскреб, причем не то что ему, но как минимум всей команде. — Я не доверяю магии и всяким подобным "высшим материям". Особенно когда они касаются меня, потому что ничего хорошего из этого до сих пор не выходило.
Ну или ему просто капитально не везло. Он, конечно, верил в Стрэйнджа, верил в Ванду, хоть та порой творила такое добро, что лучше бы не, верил в существование мистической хрени, с которой иным образом сладить было невозможно, верил в различные чудеса и даже существ, полностью скованных из магии. Он даже сам её какое-то время изучал. Правда, с научной точки зрения, пытаясь разобрать непостижимое по кирпичикам. И даже разобрал. В какой-то мере. Так что давно уже не был безоружен и перед колдунами. Но ему в личном общении с этой самой магией не везло просто от слова совсем.
А просьба Локи даже его в какой-то мере развеселила, разбавив атмосферу. Ну... смешно было уже то, что головастик разбирается в земных единицах измерения, причем весьма специфичных и не везде ходовых, но с другой стороны и понятно, по какой еще причине эта компания в итоге пришла к нему. Альдриф, возможно, об этом не задумывалась, но это мог быть один из вероятных мотивов, из-за которых ни с чем не стали спорить. Не у всякого знакомого в заначке найдется криокамера или нечто на неё похожее, Тони же по старому опыту держал подобные вещи под рукой и в рабочем состоянии просто потому, что, с их деятельностью, завтрашний день может принести что угодно вопреки всем прогнозам, и заранее сложно предугадать, что вообще может понадобиться. А подобные ситуации в какой-то мере уже были.
Но ситуация ему всё равно не нравилась, и большей частью действительно из-за Локияны. Тони остался несколько в стороне, как и трикстер, лишь краем глаза наблюдая за манипуляциями богини. Хотя как раз за этим было в какой-то мере печально наблюдать. Даже ему, когда сам с Фрейей был связан разве что из-за других.
— Пятница, — почти ласково обратился к виртуальной помощнице мужчина, намекая рогатому на то, что без присмотра, тем более после прямого посыла, ему здесь остаться не удастся. Сам он мог быть человеком с несколькими несущественными апгрейдами, но его разработки всегда бежали впереди времени. Человеческую реакцию можно было обмануть, скорость обработки информации компьютером, бравшей расчет в том числе и на существ вроде Тора — всё-таки уже не так чтобы элементарно. Фрейя в какой-то мере была ему еще и прикрытием, но можно было поставить умника на место и не нанося какого-либо вреда. — Проводи нашего гостя в дальнее помещение и настрой капсулу по названным им параметрам, в случае каких-либо странностей или непоняток — сообщай мне. Хоть и подозреваю, что тут он разберется и без твоей помощи.
— Хорошо, Тони, — местный гламурный полтергейст нарисовался у поворота в один из коридоров нижних помещений, где на нескольких этажах до рабочих помещений фирмы вглухую отсутствовали окна. Ну, проведет. — Следуйте за мной.
Как уже было сказано, Старку ситуация решительно не нравилась, как и проскользнувший в словах Локи посыл. И вот вроде и не оставлял бы его без личного присмотра, и понять его чувства мог, если тот всё-таки по крайней мере насчет основного не прикидывался (как-то семейная тема стала слишком часто и везде мельтешить в жизни), и с Альдриф он действительно предпочел бы переговорить наедине, раз уж ему предоставили такую возможность. И, если уж на то пошло, верил он ей куда больше, чем ему — возможно, память он и потерял, но он доверял программе, с которой до сих пор оставался связан.
Энджела неспешно и изящно прошла по помещению и опустилась в кресло, глянув на него. Тони остался стоять там же в стороне, прислонившись к стене и внимательно глядя на свою гостью, так же пытаясь про себя выколупать из базы данных что-нибудь конкретное и относящееся конкретно к асинье, но искусственная технопатия, изначально не рассчитанная на такие задачи, здесь была слабым подспорьем. Он мог вывести на экран старые записи с камер, но не мог тихо прокрутить их в голове, как раньше. Как-то не предполагал, что ему вообще подобное снова понадобится.
А еще просто не хотелось верить в то, на что было мало надежды, даже когда, с учетом всех последствий и связанных с проблемой бед, на самом-то деле он бы без раздумий согласился бы на всё банально при наличии даже совсем призрачных шансов. Просто пару недель назад его удержали от радикальных мер, и сейчас следовало думать не только о себе, а учитывать все риски.
— На самом деле, даже если бы ты в данном случае пришла раньше, ты бы здесь уже ни на что не повлияла, — невесело вздохнул мужчина, скрестив руки на груди и всё еще внимательно вглядываясь в собеседницу, впрочем, без особой настороженности. Просто интерес к существу, заявляющему о доброй дружбе с тобой, о которой ты только при встрече узнал. — Это уже довольно старая проблема, почти пятилетней давности — а начало та история берет еще раньше. Изначально изменения были исключительного органического характера, но потом, в виду некоторых обстоятельств, я в каком-то смысле себя убил. Это долго и путано объяснять на техничном языке, так что если в двух словах — мне пришлось стереть себе память. Всю. Личностную, рефлекторную, вообще всю, даже отвечающую за механические процессы организма. Позже её восстановили из цифрового формата, в котором я сообразил всё это сохранить задолго до этого, хоть восстановилось и не всё. В общем-то с тех пор у меня убитая нервная система, и организм просто не помнит, как жить. Он функционирует за счет одного конкретного устройства и вшитого в него подобия программы, которая всё и заставляет работать, — ну... наверное, асинья могла понять, почему при трикстере тот ничего говорить не хотел. Хотя всё это, в общем-то, уже давно не было общественной тайной. Просто надо было знать, где искать или кого спрашивать. — В этот раз мне память пришлось частично стереть второй раз, тем же образом, поскольку обнаружилась серьёзная проблема, которую иначе мои друзья никак решить не могли. Гадство, но, как говорится, не впервой. В прошлый раз я потерял четыре года жизни, так что разберусь и потихоньку восстановлю всё.
Старк кисло усмехнулся и перевёл взгляд на диван, на котором только что лежала умирающая богиня, которой два других бога пока что реально помочь не могли. Возможно, там и было что-то другое, но в любом случае на фоне этого ему так и вовсе жаловаться было не на что.
— В общем, как я уже сказал — дело не в памяти. Не совсем. Возможно, Локи что-то из этого знал и раньше. И вы уверены, что ЭТО можно исправить подобным образом? В случае неудачной попытки мне есть, что терять — жизнь. Рида до сих пор никто не знает, где носит, а Джессика хоть и в курсе проблемы, не разбирается в этом всём, и, в случае чего, ничем не сможет помочь.

+4

19

Старк скосил глаза, словно проверяя воздействие своих слов на “величайшего лжеца во вселенной”, и я, решив его не разочаровывать, мило покраснела. Терновый взгляд моего закадычного врага дал понять, что и этому смущению он не верит и не одобряет (вообще ничего не одобряет и вообще ненавидит всё живое и прогрессивное), но я и не гналась за достоверностью. Я поддалась их слишком серьёзному тону, стоило чуть-чуть разбавить. А то как над могилой “величайшего ума Мидгарда” сидим.
Огорчилась бы я, будь новости правдивы, а Тони Старк — мёртв? А пёс его знает. Сама себе однозначно ответить не могу вот уже которую минуту. Скажем так, это затронуло бы мои долгосрочные планы, и вот это мне бы не понравилось. Так что, так или иначе, по своей воле или против неё, а Железный Человек будет в своём уме и доброй памяти.
— Ты верно поступаешь, Железный Человек, — улыбнулась я. — Магии доверять не стоит, как не стоит доверять мечу или молотку. Доверять нужно друзьям. Я ведь видела. До тех пор, пока вас не предают идеалы, вы, BFF, скорее убьётесь сами, чем причините вред друг другу.
Это грустно. Серьёзно, мне грустно вспоминать, что мой единственный настоящий друг от меня сейчас на расстоянии падения Тёмного Совета. А таких козырных друзей, как Капитан Америка, Мисс Марвел или, вот, Железный Человек, я не заслужил, даже перекроив себя заново, с корня. Не то, чтобы я страдал ежеминутно, но изредка на меня накатывает. Даже когда излишняя трагедия ни к чему.
— В любом случае, тебе должно быть известно слово “исследование”. Ты недостаточно квантовый, чтобы факт наблюдения вызывал какие-то необратимые процессы.
Я подхватила тело Фрейи, лёгкое и кажущееся собранным из туманов и зимней тоски, посмотрела на строгую Альдриф. Норны всевидящие, я действительно отдаю величайшее сокровище моей жизни в руки старейшего врага. История — круче не придумаешь. Приняв вид самый позитивно-равнодушный, я вышла вслед за голограммой.
За время жизни в простой человеческой квартире я перестал удивляться компактности человеческой жизни. Там, где асы городили каморки в бейсбольное поле площадью, человек обходился потолком всего в два человеческих роста и размерами чуть больше гроба. В башне Старка было просторнее, но и здесь, как ни посмотри — мидгардская постройка. Ни с чем не спутаешь, хоть собери образцы с миллионов световых лет отсюда. Потому эти коридоры у меня вызывают ощущение убежища. Что-то от той дыры, куда забиваешься в надежде, что уж мимо этой щели преследователи пройдут, и опасность минует. Скажу честно: меня всегда подводит это чувство, хоть я и не перестаю ему верить. Но это я могу бежать дальше и спасаться. Моей матери придётся обождать тут, в щели.
Наконец, перед Пятницей разъехалась совершенно космическая на вид дверь.
— Параметры заморозки, — попросила программа, пока я восхищалась аккуратными цилиндрами с удобными прозрачными крышками и россыпью показателей всего и вся на приборной панели.
Собравшись, я уложила Фрейю в ближайший гроб.
— Вакуум и внешний мониторинг. Расчётов поддержки микропроцессов не требуется, разностные показатели включить, любые, требующие датчиков внутри капсулы — вырубить.
Плавно махнув рукой, я вытащила на свет свой посох и, судя по отсутствующему виду, встревожила этим Пятницу. Наверняка уже побежала ябедничать.
— Это не оружие, это инструмент. Ваши игрушки хороши, но не вполне подходят для асов. Мне нужно им помочь.
Я подождала, пока цифра на табло не снизится до порядочной цифры и, припомнив добрым словом Великую Ночь и Великую Бурю, которым я была хоть и пропащим, а всё же родным сыном, я положила руку на стекло. Когда-то давным-давно я был от ног до головы синий, да с забавными рожками, за которые меня страстно любили дразнить все дети Асгарда, начиная с Тора. Что же, пусть вот Пятница полюбуется на настоящего йотуна, вернувшегося к корням и призвавшего гибельный холод во имя жизни. Призвавшего, раскатавшкго в одеяло и завернувшего в него тело красивой и умирающей женщины, почти полностью прекращая даже то незаметное движение, какое остаётся даже в холоде космоса.
[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:31)

+3

20

Женщина проводила взглядом упорхнувшую розоватым силуэтом голограмму, следом за которой вышел Лофт, чуть качнула головой, не то удивляясь, не то просто соглашаясь с тем, что увидела. Его умение находится в видимом порядке в любой ситуации восхищало. Если сама Одинсдоттир просто ничего не выражала и не отражала, то трикстер умудрялся выглядеть абсолютно уместным во всём происходящем.
Прозрачные пустые глаза вновь вернулись к Старку.
- Сейд - не высшая материя. Сейд - точно такая же наука, как то, чем ты занимаешься, просто там совсем другие принципы работы, - спокойно возразила Альдриф, на мгновение прикрывая глаза. - Кроме того, Энтони, я говорю тебе ещё раз, моя сила - не то, что вы называете магией. Это иной путь. Локи ведает сейд, может быть, лучше всех в этой вселенной, потому что его иллюзии способны обмануть не только меня, но и нашего отца, но я - другая. Я плету нити природных сил, те, которые уже есть в тебе, но которые смертному существу не рассмотреть, да и боги способны на это не все. В каждом организме есть жизнь, иногда её пламя надо лишь раздуть.
Короткая пауза, заполненная только звуком глубокого, спокойного дыхания асиньи. Она слушала что-то, ведомое только ей одной, потом слегка тряхнула волосами. Разговор не нравился Бескрылой - она вообще не любила разговаривать, если уж на то пошло, и сейчас чувствовала себя довольно смутно. Убеждать Старка, ощетинившегося в углу всеми своими ментальными иголками и только фыркавшего, было далеко не мечтой всей её жизни.
Но она должна была ему - никто лучше ангелов Хевена не осознавал своих обязательств.
У всего есть цена.

- Локи прав, мой друг. Мне, конечно, странно произносить это седьмой раз за сегодня, но наше вмешательство останется лишь наблюдением, если мы поймём, что ничего не исправим, и всё останется, как есть сейчас. Ты думаешь, что у тебя выбор между "исправить всё" и "погибнуть", но тут скорее "исправить всё" и "ничего не менять". В таком случае какая разница тебе, коснёмся ли мы тебя тенью волшбы или нет? Единственное, что ты потеряешь - это время, но не похоже, чтобы тебе сейчас было, куда торопиться. Более того, ты время уже всё равно потерял, когда мы пришли сюда, так что - ничего не изменится.
Встав, она стремительно подошла ближе. В порывистости её жестов чувствовалось напряжение.
Протянув руку, Охотница взяла ладонь мужчины в свою, довольно бесцеремонно сжала его пальцы, и глаза её вспыхнули колким огненным светом. Скорее всего, Старк сейчас почувствовал бы, как у него по коже пробежала волна тёплого воздуха: Энджела смотрела сквозь его тело, растекаясь золотом по венам, крошечными каплями силы разбегаясь с кровью по артериям и долетая до самого сердца. Слова человека объяснили ей то, чего он боялся, и то, как он понимал произошедшее с ним, но увидеть и понять - это богиня предпочитала сделать самой, потому что Тони даже не знал тех слов, описывающих едва заметные следы на телах, что были ведомы дочери Одина.
Некогда бывшая и загонщиком, и воином, и палачом, эта женщина умела и ведала очень многое. Ликтор, вопреки расхожему мнению, не только рубит головы; нередко ему приходит поддерживать жизнь в тех, в ком этой жизни быть уже не должно по определению, и самые лучше врачи порой не могут представить глубину способностей пыточных дел мастера. Она из осколков могла собрать сустав, и он бы двигался после этого; нитями из жил сшить кожу, не оставив шрамов; она могла бы омертвелым рукам вернуть жизнь. Работа здесь была тоньше, намного тоньше, и сложнее из-за того, что плоть Железного Человека, полностью оправдывавшего сейчас своё имя, слилась с металлом и кодами его программ, но, если отбросить страх…
Там, где её лёгкие касания невидимых пальцев-лучей, едва уловимо подрагивающих, отражалась от омертвелых нервов, забывших собственную суть, воительница чуть заметно хмурилась, пытаясь разобраться в том, что чувствовала, и увиденное, должно быть, совсем ей не нравилось. Широкие рыжие брови вновь едва заметно сошлись к переносице.
Наконец она отпустила мужчину и крепко задумалась. Организм его внутри был похож на оплетённый диким хмелем саженец - и зелёные усики душили ветви, пытаясь укрыть дерево собой целиком. Видимо, это и была та программа, о которой он говорил, медленно, но очень планомерно захватившая себе чужое тело и теперь отказывающаяся вылезать из уютно насиженного гнезда.
- Я не могу обещать тебе того, что мы вылечим тебя, - наконец произнесла асинья, - я не даю обещаний, которые мне не выполнить. По крайней мере, не могу обещать, что мы поможем тебе ровно сейчас. Но хуже мы так же не сделаем. Ты должен дать Локи взглянуть на это. Он знает больше меня - и про ваш мир, и про технологии тоже. Там, где я вижу только мёртвое железо, он видит механизм.

+2

21

Вот за что Тони не любил Локи, так это за его любовь играть словами. В общем-то сказанное им он проигнорировал и ничего не ответил, но всё равно кое-чем оно задело за живое, поскольку в чем-то он был очень даже прав. А когда Локи прав... кажется, мир сошел с ума, хоть в чем этому товарищу было не занимать, так этого самого ума.
В любом случае, мужчина в итоге оставил его на Пятницу, понимая, что если тот всё равно что-то удумал, всё может закончиться далеко не так радужно и мирно. Глупые мысли, но от подозрений никуда уже не деться, тем более после пережитого неведомо-чего. Тони так и не сумел выколупать уже с концами стертые отсылки к их с Творцом встрече и никак не мог понять, как же, всё-таки, так произошло, такое кошмарное допущение, оплошность... да он даже и не знал, что там, собственно, было. Просто подсознательно понимал, чья здесь, скорее всего, была вина, потому больше допускать подобного не следовало.
Хотя, если говорить про этих двоих (троих, если считать коня) — тут, пожалуй, в худшем случае уже никакая предусмотрительность бы не помогла.
На слова Альдриф он в итоге ничего не стал отвечать, хотя на языке вполне закономерно вертелся вопрос — что такое этот сейд. Наука или нет, но из приведенного объяснения сложно было судить о том, что это на самом деле такое, а без конкретики это выглядело и звучало той же самой магией, и пытливому человеку, в случае столкновения с чем-то абсолютно неизведанным, вполне закономерно хотелось прежде разобрать всё по кирпичикам, а потом уже принимать какие-то решения. Как верно заметила асинья — торопиться ему, в общем-то, было сейчас уже некуда. Единственная заминка заключалась в том, что он понятия не имел, как долго будет отсутствовать Джесс. Он с трудом представлял, что эти двое вообще хотят с ним сделать и как оно, в случае чего, будет выглядеть, но если в эдакой нейтральной атмосфере всю эту компанию можно было просто перезнакомить, надеясь, что у подруги после всего уже пережитого веселья не сдадут нервы от непредвиденного присутствия здесь Локи, то в случае каких-то непоняток может выйти не самая приятная сцена. Даже если никто никому на самом деле не собирался вредить.
Да и просто говоря про необъяснимые чудеса — всё можно было объяснить, но сложно было понять самого себя и то, насколько разумно с этим связываться в данном случае, либо оставить всё как есть, ничего уже и не предпринимая.
Резкий порыв Энджелы против воли вынудил мужчину вжаться в стенку, хотя ничего такого она не делала и не сделала. Как-то так же подсознательно он понимал, что она и не станет что-либо делать без его на то согласия, но внезапный жест вместе с весьма оригинальным "осмотром" доверия всему этому не прибавили. Хотя он уже по её сосредоточенному лицу примерно понял, что она ему на всё это ответит, и, в общем-то, даже угадал. Как она его всё-таки отпустила, шарахаться он в сторону не стал, но в хмуром взгляде вполне отчетливо читалось всё то же недоверие с неверием, к которым после упоминания о Локи добавилась еще и откровенная настороженность.
Он так и не понял, зачем Локияна вообще ввернула сюда весь этот разговор про целительство (вот просто так, безо всяких задних мыслей, и он должен был в это поверить?), и если одной Энджеле он, возможно, еще и доверился бы, то перспектива "дать на это взглянуть Локи" всем сомнениям дала вполне себе обратный и окончательно решенный ход.
— Нет, Альдриф, я не пойду на это, — возможно, даже резче, чем следовало, ответил Тони. В общем-то он никогда не отказывался от чужой помощи, когда её предлагали. Но только не от тех, кто всё равно вёл какую-то свою игру, непонятную, а потому и не вызывающую никакого доверия. Тяжело вздохнув, Старк всё же уточнил свою позицию, не сводя с богини взгляда, которому вернулась скорее застарелая от всей этой истории усталость. После всего этого надежда уже не перевесила собственные убеждения. — Не с ним. Именно потому, что он в земных технологиях разбирается лучше, чем следовало бы. Память мне стерли из-за того, что у меня в голове покопался какой-то неведомый доброжелатель, и это имело последствия. И еще явно зайдет дальше. Извиняюсь за недоверие, если ты правда хочешь мне помочь. Я не хочу ничем тебя задеть. Но я вряд ли когда-нибудь поверю в то, что Локи станет кому-то помогать просто так.

+4

22

Альдриф коротко вздохнула, на мгновение зажмурившись и сжав сильными пальцами тонкую переносицу. Небо Великое, как в данную секунду она ненавидела всех упрямых баранов, именующихся мужчинами, скопом! Можно подумать, на одну её голову было мало Тора, который умудрялся превзойти на этом достойном поприще даже собственных козлов, в народном фольклоре давно ставших символом бессмысленного упорства. Возможно, ей не хотелось убить Локи во многом потому, что он умел быть женщиной не хуже любой из тех, кто не умеет менять свой пол и облик в такт собственным нынешним желаниям.
В конце концов, дочь Вотана была в первую очередь госпожой охоты, а не дипломатом, и умение убеждать не входило в её базовые характеристики личности. По крайней мере, не силой слова точно. Топором - да.
- Извини, - сказала она негромко.

В следующее мгновение Бескрылая замерцала. Она вложила в рывок все силы, которые нашлись в её теле; способная быть быстрее ветров, быстрее молнии, быстрее мысли самой, богиня редко ускорялась до пределов собственных возможностей, ибо даже для неё подобные стратегические решения обладали не лучшими последствиями, но сейчас жалеть себя было некогда.
Ей понадобилось три сотых микросекунды, чтобы оказаться рядом со Старком, взять его за загривок, как нашкодившего кота, и исчезнуть из Башни, унося мужчину в далёкие таёжные угодья. Скорее всего, он даже не успел понять, что с ним случилось, когда сильная ладонь асиньи врезалась Тони в шею, в точку на сонной артерии - человеческое восприятие в принципе не способно было уловить подобные скорости. В следующую микросекунду Альдриф уже стояла в том же кабинете, на два шага левее своего прошлого местоположения. Несмотря на забег, которому позавидовал бы сам Гермес, дышала она ровно и спокойно, держа обмякшую тушку инженера одной рукой.
Поискав глазами что-нибудь подходящее, она сгрузила бессознательного смертного на диван, потёрла себе виски, заставляя разум вновь перестроиться на обычный мир, и медленно опустилась на пол, сложив ноги по-турецки.
- У меня действительно не было выбора, - тихо объяснила она, отстёгивая пластины брони с предплечий и бросая их на пол. - Зачем помогает Локи - это уже скорее мои вопросы, чем твои.
Стало видно, как по её белоснежной коже бегут золотистые искры, осыпавшиеся на пол и гаснувшие, точно крошечный звездопад.

Пятница, из ничего мгновенно материализовавшаяся в углу, слегка зарябила, но не исчезла. В прочем, она и вмешиваться почему-то не спешила - возможно, коэффициент паранойи, который так удачно повысил себе Тони весёлыми жизненными обстоятельствами, у неё был несколько ближе к реальности. Богиня допускала мысль, что голограмма на основе собственных подозрений и наблюдений вполне отдавала себе отчёт, что у Энджелы, будь она настроена не слишком дружески, были более очевидные способы сделать с хозяином Башни что-нибудь противоестественное. По крайней мере, асинье хотелось бы верить, что искусственный интеллект не додумал там что-то ещё более оригинальное и не решил натравить на неё оставшуюся половину уцелевшей команды.
Особого вреда ей нанести не удалось бы и ядерным взрывом, но сейчас Одинсдоттир до крайности не хотелось терять время. Местные междусобойчики не входили в её планы.

Из-под пальцев богини заструилось расплавленное золото. Положив одну ладонь на лоб Тони, а вторую задержав на уровне его сердца, женщина прикрыла глаза, отдаваясь собственным чувствам, и потянулась вперёд, точно лёд - буром, вскрывая сероватую плёнку, затянувшую изнутри чужое тело; потянулась не телом и даже не сознанием, а чем-то меньшим и большим одновременно, то ли духом своим, то ли сутью. Сейчас Альдриф скорее не существовало в этом мире - она нырнула глубоко вниз, в изнанку самой жизни, из которой так легко было добраться до причины мертвенной хмари, заволокшей друга.
Пока она даже не исцеляла - мягкий, успокаивающий жар скользил по венам Старка, вливался в сердце; чистая энергия, квинтэссенция самой природы, которая заставляла тело само вспомнить, как ему должно жить.

Offtop:

если что совсем не понравится, меня можно бить тапками и отправлять переписывать.

+2

23

В какой-то момент мне показалось, что меня оставили в одиночестве, но когда я подняла глаза, Пятница стояла на своём месте молчаливым напоминанием о тотальном контроле. Мне осталось только закончить дело. Теперь на ближайшие недели, а если сильно не повезёт, то и на месяцы, моя мать была в относительной безопасности. Исключая возможность снесения башни Старка к вшивым бесам или вовсе — всей планеты. Но уж как есть.
Я не стала прятать посох. Отчасти как вызов бдительной Пятнице, отчасти — просто из чувства противоречия. Но красоваться было не перед кем. Лифт поднял меня до последнего этажа, где меня никто не ждал, где всяк был занят своим делом. Слейпнир осваивал взлётную площадку, выискивая для себя место по душе, Альдриф беседовала с самой жизнью, а Тони Старк смирно служил коммуникатором и предметом дискуссии одновременно. И я тут была вроде как лишней.
— О да, и куда подевалось “я сомневаюсь, что могу помочь”?
Глубокая солидарность мешала мне осуждать, кокетство Альдриф я целиком и полностью одобряла. Но комментировать, пока никто не слушает а, следовательно, не собирается возмущаться — святое дело. Сразу после комментариев в лицо.
Подобравшись ближе к смирно внемлещему теплу ангельских ручек Железному Человеку, я столкнулась с ожидаемым протестом.
— Тони Старк выразил уверенность, что ваша помощь не понадобится, — сказала искусственная женщина так доброжелательно и мило, что я поспешила показать свободные ладони рук и отступить.
— Нет проблем. Считай, что меня здесь даже нет.
В подтверждении своих слов я рухнула в кресло за столом Старка, сложила ноги на стол и приступила к ответственной миссии защиты дома от зомби при помощи грядок и даров природы. С моего места даже не было видно ничего, кроме отсветов на потолке, рождённых тайным знанием охотницы.
— Знаешь, а ведь то, что делает Альдриф недоступно никому в Девяти мирах. Это умение всегда принадлежало ангелам Хевена, и они не делились им. Ну как… никто не соглашался с выставленной ценой.
Ну и что, что я пообещала не отсвечивать. Зомби, знаете ли, идут себе и идут, что с ними станется. А Пятница — идеальный собеседник. Ей не нужен зрительный контакт, чтобы не только внимательно слушать, но и давать об этом понять.
— А ведь она рождена от величайшей ткачихи сейда — нашей магии, если по-простому — всего народа асов. И талант этот всегда передаётся по женской линии, обходя мужчин. Странно, что её не разорвало этим талантом, пока она была оторвана от всех, кто мог её учить. Или по меньшей мере теперь, когда Иггдрассиль — источник этой силы, снова может до неё дотянуться.
Я ещё успела проведать Слейпнира. Он сделал вид, что я разбудила его и чуть не выбил у меня из руки смартфон. Было бы обидно из-за его неловкости потерять рекордный счёт. Но своей резкостью он мне весомо помог. Я, наконец, нащупала в мире рядом с собой то, что искала.
Было бы неловко упустить настолько удачно поставленные костяшки домино.
Выждав ещё, я ещё проторчала в кресле, а там… знаете, всё равно обидно. Рекордный счёт всё равно оказался продолбан. Сначала на ноги вскочила я. Потом неладное выхватили мониторы искусственного интеллекта.
— Ты смотри. Она просто раньше не пыталась черпать энергию из этого мира. Сейд, — выдохнула я, с ярчайшей завистью напополам с восхищением созерцая, как сияние от рук Альдриф сперва стало спорить с хорошим прожектором вроде тех, что запускают летучих мышей в небеса, а после — с настоящим пожаром, даром, что пока иллюзорным.
— И он собирается сжечь их обоих. Ничего не делай! Твои щиты сделают только хуже!
Удивительно, но она поверила.
Удивительно, но мне тут же стало не до удивления. Я не ведала, какие силы толкаю наружу.
— Дыши глубже, сестрица. Я с тобой, — я положила пальцы к тем точкам, куда уходили под рыжие волосы алые татуировки Альдриф, направляя слова глубже, в само сознание, превращая их в путеводную стрелу. — Позволь мне вести тебя, пока это не кончилось плохо. Просто позволь мне быть рядом…[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:31)

+3

24

[audio]http://pleer.net/tracks/5619578SGXR[/audio]

Когда-то очень давно, когда маленькая Энджела ещё только училась держать меч и копьё, её приёмная мать, женщина из народа ангелов Хевена, серокрылая служанка во дворце Королевы, учила её ткать, показывая, как сплетаются в единое полотно нити и как вытягивать один за другим причудливые узоры, пуская уток между основы. Тонкие пальцы Лираэль легко скользили по станку, и под её ладонями медленно возникал целый мир - цветы и птицы, деревья и звери на полотнищах гобеленов.
То, что сейчас сотворяла дочь Вотана, было очень похоже на искусство пряхи и ткачихи; не зря все древние религии почитали божеств судьбы как женщин, держащих в своих руках тонкие струны человеческих историй. Вместо шерсти в руках королевны порхало золото самой жизни; стежок за стежком, узор за узором она распутывала клубок, затянувшийся внутри сущности человека, и сероватая хмарь, которую она видела там, в глубине реальности, медленно отступала, выжигаемая огнём расплавленного золота. Вокруг женщины уже скопилось целое озерцо искр, стремительно вспыхивающих звёздной пылью и не успевающих гаснуть, а она продолжала ворожить, словно поймала наконец ветер, способный отнести её душу, что легче пёрышка, туда, где её ждали.
По кусочкам мозаики, по осколкам витража госпожа охоты складывала плоть Старка в целое, заново учила клетки быть живыми, не нуждающимися в том, чтобы какая-то программа подсказывала им, что и как нужно делать. Дыхание, сердцебиение, импульсы мозга, нервные окончания, зрение, обоняние - сейчас для асиньи Тони изнутри выглядел разрозненными кусками разноокрашенной энергии, которые надобно было стянуть воедино, заново соткав из отсветов целое полотно.
Свет становился всё жарче, и по коже богини он тёк уже неохотно, вязко, точно свежий мёд. По самый локоть руки её покрылись прожилками, сквозь которые просвечивало нечто яростно-огненное, словно бы кровь её сейчас обернулась той же энергией, которую Альдриф щедро вливала в смертного, черпая её из самой себя. Вспенились по углам тени, вытягиваясь, точно маяк, и подползая ближе.
Бескрылая, вдруг почувствовав, как тяжело стало дышать и как уплывает из-под ног ощущение мира, попыталась открыть глаза, но вдруг ощутила, что не может этого сделать. Её тела больше не было, только жар и свет, которые обняли её, запахнули в великанское покрывало. Точно птица в силках, отчаянно колотя несуществующими крылами, она заметалась в сети из переплетения энергии, пытаясь отыскать себя саму, но всюду был только пожар. Исчезло чувство направления, времени, ощущения приглушились и отошли прочь.
Должно быть, что-то сходное ощущал бы призрак, не успевший понять собственной смерти и навечно потерявшийся между мёртвым и живым.
Расплавленное золото пылало тысячью костров.

Что-то мягкое, как перья птицы, коснулось края сознания, и свет, ослепляющий своей яростью, потускнел, сфокусировавшись в одной точке, из безумного пожарища превратившись в язычок свечи. Где-то очень далеко, там, где было настоящее, тело дочери Одина содрогнулось, точно пошла рябь по воде, и снова замерло - прохладные пальцы Локи вплелись в её волосы, надавили на виски - и вдруг отступила жадно раскрывшаяся навстречу бездна.
"Локи?"
Тишина. Дрожавший огонь собрался в небольшие упругие шарики, закружившиеся вокруг её длинных волос причудливым нимбом, но больше он не жёг, лишь светил, превратившись в крошечных болотных духов. Чья-то рука крепко взяла суть Альдриф за шкирку и потянула прочь, выпутывая её из горячего марева.
"Локи!"
Снова тишина. В широко распахнутых глазах Охотницы клубился ночной туман, но она больше не тонула. Ладони трикстера, мягко-прохладные, крепко держали её в реальности, не давая упасть в неизвестную ей раньше - и даже не представимую - пропасть и сгореть там, обернувшись в пепел. Она выдохнула - облачком пара, тенью сейда, тут же рассыпавшимся в пыль. Тяжесть, вжимавшая в пол, ушла.
Отпусти она сейчас Старка, которого цепко держала за самую сущность когтями из лунного света - и вот тогда, пожалуй, мужчина и впрямь мог не вернуться, потерявшись в той пустоте, откуда её только что выволок брат. Альдриф запустила пальцы-лучи глубже, накрепко опутывая Железного Человека собственными мыслями. Ничего, то, что ранено - можно вылечить, сгоревшее же возродить не под силу даже богам.
Мыслью, отзвуком, шёпотом разума - она потянулась к Локи в ответ.
"Помоги мне. Направь меня. Я заблудилась."

+3

25

На древнее искусство ангелов при всём моём интересе к предмету мне удалось взглянуть только краем глаза. На любопытство у меня попросту не хватило меня. Может быть, в следующий раз у меня выйдет присмотреться к этой магии поближе, хотя и маловероятно, что со столь же интимной дистанции. В эту минуту было не до того: природа Альдриф черпала энергию из жил Великого Древа с жадностью Дормамму, но направлять её должен был разум, и этих знаний сестре взять было неоткуда.
Как же мало это было похоже на беспредельную силу Виккана. Как же удачно, что это не было на неё похоже. Дикую магию Виккана я мог направлять только присвоив ей себе. С сейдом же всё иначе. Я вспоминала, как это делала Фрейя в те дни, когда только-только обнаружил, что подобрал ребёнка, который был одновременно и сыном, и дочерью. Присутствие матери рядом, пусть и неспособной мне помочь сейчас, придавало уверенности. Достаточно, чтобы мои руки и мысли повторяли материнские, пропитывались той же теплотой и нежностью, и точной твёрдостью.
Должно быть, Фрейя тогда тоже попутно занималась своими собственными размышлениями.
Я прочертила линии от висков Альдриф, по шее, плечам и предплечьям. Вышло время поддержки и объятий старшей сестры. Пришло время вести, и я накрыла ладони Альдриф своими. Левая, задержавшись на секунду, скользнула дальше — к Старку, к реактору в его груди, чтобы нашаривать путь и забираться туда, куда сестре не стоило забираться.
Остановишься теперь — потеряешь Старка. Иди вперёд. Я направлю твои шаги.
Спорю на все подковы Слейпнира: не так мечтал Старк провести время в обнимку с двумя богинями.
Сияние вокруг нас не ослабло, но потеряло лихорадочное мерцание. Сейд не был доброй подмогой целительству Альдриф, нам обеим пришлось импровизировать, как совместить оба настолько разных потока. Обеим пришлось раскрыться друг другу больше, чем мы привыкли. Мне лишь не нужно было думать о том, как именно учить органику тела Старка жить. А Альдриф — знать, что происходит в искусственных информационных сетях. Брать то, что отдам я и дарить живому утраченное, замещённое программным кодом, дотошно интерпретированным из языка техники в язык аминокислот. Только то, что мне нужно. В конце концов, с самого начала было понятно, что нам не удастся вернуть всё до бита.
Вот, вот оно!
Я не сумела вовсе скрыть ликование, схватившись за тот фрагмент, ради которого Старк не был оставлен переживать свои неудобства в мире и при железках. Но в тот же момент железки стали лишними в живом теле Человека. Теперь сейд отступал к моей руке, прижатой к груди Тони Старка, увлекая за собой лишние соединения.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:31)

+3

26

Прохладные пальцы Локи сплелись с горячими пальцами самой Альдриф так крепко, как не снилось ни одним любовникам. Благодарение Небу и норнам, что сегодня Локи был с ней - в том, что ни Тони, ни Альдриф не уплыли в ничто, была лишь его заслуга, успевшего подхватить сестру прежде, чем она потерялась в мареве реальностей окончательно. Даже то, насколько открытыми и уязвимыми они стали сейчас друг для друга, не взволновало Охотницу - в общем-то, сейчас им было не до секретов.
В подсознание Старка, которое приходилось латать и штопать так же, как его нервную систему, две богини упали вместе, разлетевшись по темноте чужой вечности искорками двумя магий - золотом и зеленоватым блеском.

Там, где Альдриф танцевала в безвременье, Локи видел путь, и он смог его показать той, кто по неопытности была здесь слепа. Он брал точные формы пирамидок и октаэдров, которыми представали в незримом взгляде госпожи охоты программные коды, разворачивал их в изящное сплетение узоров белков, и отдавал ей, умеющей вплетать их в живые клетки, точно они всегда выглядели так. Тело Старка, в некотором роде бывшее мёртвым уже не первый месяц - ровно с тех пор, как оно разучилось самостоятельно существовать, не поддерживаемое хитроумно выдуманной техникой, - снова возвращалось в жизнь.
И оно ожило.
Руки богинь скользили по мужскому телу вместе, всё ещё сплетённые, держащиеся друг за друга; туда, где горела крошечная звёздочка его второго сердца, отлитого из стали, и асинья, потянувшись второй, свободной ладонью, перехватила то, что начал Локи, подцепила край прохладного ободка ногтями. Вынимать такую вещь без анестезии не рискнул бы ни один хирург, но Бескрылая и слова-то такого не знала, а убирать умела боль лишь тем, что милостиво отправляла желающих в бессознательные дрёмы - сжав пальцы и оплетя смертного золотой сетью, она дёрнула вверх, разъединяя живое и неживое собственным усилием.
Короткая, искристая вспышка разрезала полумрак - и тут же погасла. Им повезло, что никого не было рядом, кто мог бы сейчас показательно упасть в обморок, а две дочери Фрейи видели на своём веку и не такое.
Идеально круглая рана на груди инженера тут же поплыла, потемнев сначала, потом затопилась розоватым отблеском, а потом стянулась, закрывшись, точно цветочный бутон. На коже не осталось ни шрама, ни впадины, ровным счётом ничего - только бледный след, стремительно пропадающий, точно истаивавший на рассвете туман.
Тони Старк дышал.
Охотница откинулась назад, на ноги сестры, прижимаясь к ней затылком, и вскинула вверх руку с реактором - куском безмолвного, ненужного более металла, на котором медленно угасал тусклый синеватый свет.

У них получилось.
Попроси её кто-нибудь описать, что это было и как они выдрали из Железного Человека то, что в некотором смысле и делало его железным, дочь Вотана описать бы не смогла, но у них каким-то образом получилось сделать то, против чего спасовал человеческий гений, против чего наверняка не выдюжила бы ни одна человеческая магия и что сам Старк не далее, чем час назад назвал невыполнимым. Бедный, бедный Тони. Он не знал - или, может быть, не хотел верить - что для богов не бывает невыполнимого, если они сильно хотят, ибо границы реальности они определяют сами для себя.
Левой ладонью женщина провела рукой по лбу человека, даруя ему ещё немного забвения, углубляя сон и давая телу его время на то, чтобы пережить сумасшедшую пляску его вывернутой наизнанку и заново собранной в целое плоти. Страшно было представить, какие сны он мог увидеть в своём забытьи - то, что ему вписали заново год жизни, было просто крошечной неурядицей по сравнению с тем, что его нервную систему заставили вспомнить, что такое - жизнь.
Хотелось прилечь, но было негде, и это, пожалуй, единственное, что убедило асинью поддерживать хотя бы какое-то вертикальное положение.

Пятница нервно, но всё ещё молча вибрировала в углу.
Молчание её было негодующе-поражённым.

+3

27

Проще всего представить себе согласованное действие двух магов музыкой, хотя никаких инструментов — по крайней мере, музыкальных, — ни в наших руках, ни где-то ещё, ни в старкофоне не было и не звучало. Весь наш ритуал вершился в полной тишине, и со стороны не был бы таким впечатляющим, если бы не переливающийся янтарём и зеленью свет вокруг и вполне ощутимая сила, отдалённо дающая представление о том, насколько это больше, чем просто ласки.
Я отступала, и след в след за мной шагала Альдриф, уже уверенная в своих действиях, как может быть уверен только начавший ходить ребёнок в руках старшего. Как тот ребёнок, она… нет, это была не та радость, но чувство удовлетворения, как мне казалось, росло из того же корня. Обречённая с младенчества сражаться за право жить и преуспевать… о, моя сестра, она не привыкла к этой поддержке.
Когда дыра на груди Старка зарастала, мне уже нечего было делать, кроме как приходить в себя. Сейд погас, и завершающие штрихи принадлежали Альдриф и только ей. От избытка чувств, я перехватила агрегат несуразный и изуродованный налипшими сгустками, некогда оплетающими всё человеческое тело изнутри, убрала его подальше с глаз, погладила холодный лоб Альдриф и по-матерински поцеловала. Всё же, воспоминание о Фрейе были сильнее даже понимания, что если сестра опомнится, мне прилетит по зубам.
Но чудо всё же произошло.
— Не предложишь нам чая? — поинтересовалась я у строгой Пятницы, усаживая Альдриф в услужливо подъехавшее, стоило поманить, кресло. Выжатая неконтролируемым всплеском сейда не хуже, чем после великой битвы с могущественной армией великанов, Альдриф не выглядела той, что собирается ещё что-то сейчас решать и формулировать, но я всё же спросила её мнения:
— Одевать его будем, или уж оставим так для полноты эффекта?
У Тони Старка не было стеклянных потолков. Мне казалось, мидгардская культура предписывает людям, вроде Железного Человека иметь в доме зеркальные потолки. Так эффект был бы ещё и мгновенный. Но тут нас ждало разочарование. Никаких зеркал.
Поймав чуть оживший взгляд Альдриф, я усмехнулась и прищёлкнула пальцами, возвращала стянутое с Тони Старка на законные места. Больше он в моём участии не нуждался. Чего не сказать о сестре.
Сунув ей в руку кружку, как предписывали мидгардские обычаи, я присела рядом и ухватила её вторую руку.
— Ты росла в отрезанном от Иггдрассиля мире. И потому не могла знать о том, что за сила в твоей крови. Сила твоей матери — сейд. Сегодня ты попыталась черпать из себя как тебя учили в Хевене, сила Великого Древа отозвалась вместе с твоей собственной. Нам повезло, что мы были вместе. Когда мы вернём леди Фрейю, она научит тебя всему, что знает сама, как однажды она учила меня.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:32)

+4

28

Бредопсто. х) Не бейте.

Только Тони хотел было спросить, за что было извиняться-то, как сознание улетело в далекие края вместе с подхватившей его Альдриф, не успев уловить ни резкой смены настроения, ни её стремительно изменившегося взгляда; когда первый Экстремис был еще цел и полностью функционален, Старк был способен воспринимать, осознавать и обрабатывать окружающую его информацию со скоростью мощнейшей цифровой вычислительной системы, но... даже тогда реальная реакция ограничивалась отведенными физическими возможностями, а сейчас они и вовсе не сильно далеко ушли от нормальных человеческих. Как физик и ученый до мозга костей, мужчина бы, наверное, задумался, каким образом при подобном раскладе его тело вообще выдержало подобный рывок, но сейчас Энджела очень хорошо напомнила ему о том, что он имел дело с богами, с которыми законы физики зачастую не то, что просто не работали — не существовали вовсе. Вместо них работали совершенно другие правила. Ну или можно было соотнести микросекунды с макросекундами и списать на то, что данность была уже слишком близка к телепортации, чтобы её воспринять. Так или иначе, действительность для мужчины закончилась на слове "извини", смысл которого от него уже полностью ускользнул в небытие вместе с сознанием.
Пятница, вопреки опасениям, действительно ничего не предприняла, лишь материализовалась в сторонке, наблюдая за происходящим. Можно было сказать, что, создавая эдакое чудо, её создатель даже несколько перестарался, поскольку научил её не только анализировать, запоминать и складывать в одно огромные пласты информации и ситуаций, но еще и соотносить одно с другим и делать собственные выводы. Она видела гостей настолько насквозь, насколько позволяли собранные за много лет данные и насколько их могли считать все работающие разновидности сканеров. На фоне этого она прекрасно слышала весь диалог. Как сам неоднократно говорил Тони, не то в шутку, не то всерьёз — и без того умница была много умнее, чем казалась.
Энтони действительно заложил в программу понимание логики происходящего, отличное от своего. Она могла просчитать развитие событий надолго вперед, лучше многих зная, в каком на самом деле состоянии пребывал её хозяин. Одной из её задач было защищать его, в том числе и от него самого.
Но это вовсе не значило, что она не стояла на страже. Очень даже да.

Если бы всё ограничилось потерей сознания... Обычно в таких случаях либо просто проваливаешься в пустоту, либо видишь какие-то конкретные, зачастую бредовые картины, собранные и перемешанные между собой в бессвязную околесицу, не понимая, что происходит и почему так получилось. Чаще всего ты просто погружаешься во тьму, ни о чем не думая, не имея возможность думать. Сейчас же было всё иначе. Темноту разбавило, хотя и не отогнало, рассеянное золото солнца, а вместе с ним и тепло, которое постепенно и стремительно переросло в настоящий пожар. Это было неожиданно и странно, логически этому было неоткуда взяться, как и вообще ощущению чего-либо происходящего, ощущавшегося так, словно это было вполне реально; он хотел проснуться, но не мог проснуться; он хотел сопротивляться этому, но золотые нити оплели сетью чего-то чужого, непонятного, не пугающего, но свободолюбивая и непредупрежденная о подобных радостях душа вполне закономерно попыталась из паутины вырваться. В какой-то момент стало четко ясно, что это не сон, но реально мужчина заблудился в нем тогда, когда ему всей его неподатливой сутью не дали сбежать в пустоту.
Мигом позже пустота взорвалась тем же пламенем, но уже невозможным, опаляющим, плавящим, совмещая в себе холод льда и всю мощь пожара. За тенью какого-то отсвета не было слышно собственного голоса, не было слышно даже собственных мыслей, как бы ни хотелось в эту пустоту вскричать. Творилось какое-то неосознаваемое безумие, сквозь боль светил калейдоскоп разрозненных образов и картин из далекого прошлого, странно перемешавшихся с настоящим. Ряд имен, ряд событий, имевших значение почти полных двадцать лет назад, но сейчас больше не было времени, была лишь бесконечность и сон, который не был сном; отец, Корд, Хан, Хоган, Роджерс, Сэл, Хаммер, Ру, Фьюри, Дрю, Тор, многоголовый дракон и дракон, отлитый из золота; люди, имен которых он уже не помнил либо никогда не знал, но кто отпечатался по тем или иным причинам в сознании, авария, катастрофа, следующие одна за другой, выстрелы, боль, борьба, тепло, снова выстрелы, холод, операционный стол, падение, снова выстрелы, смех, плач, горечь, счастье, тупик, безликая маска, свет, тьма, жаркий холод металла, проблемы всего мира и отказывающее, разрывающееся в клочья от нагрузки сердце; вновь чье-то явное, сильное, но ускользающее от всякого понимания присутствие, кого-то живого и близкого, отголоски неадекватных формул и вычислений, бесконечные метания между образов, январского снега и умирающего человека на руках...
Ловушка, счастье, вновь падение и вновь вода, тянувшая за собой на самую глубину...
Бесконечные метания, вряд ли видимые простому глазу, свелись ко взрыву звезды, яркой вспышкой окрасившее это странное и необъяснимое ничто; через нечто такое он уже проходил раньше, но даже самые первые, грубые, неряшливые формулы Экстремиса не вызывали такого, хотя тоже практически перекраивали всё тело и в девяносто восьми процентах случаев из ста сводились ни к чему, кроме вечного забвения. Но ощущение, словно тебя забросило в полыхающий горн, нельзя было описать или сравнить с чем-то, потому что всё это есть, но в то же время всего этого нет. Задворки сознания не понимали, что происходит. Он даже уже не понимал, кто он, не представлял, когда это закончится и закончится ли — даже вне состояния возможности хоть как-то думать и соображать. Если он вообще теперь существовал.
Однако золото постепенно стало отступать, как и ощущение приложенного раскаленного добела железа. Оставшийся от неё огонёк потух, уступая место обволакивающему тёплому мраку, опутавшему не хуже золотых нитей, но унесший с собой и все перемешавшиеся образы, словно их никогда и не существовало, как и всего этого...

— Кухня в вашем распоряжении, — отозвалась на вопрос Локияны Пятница, правда, не из желания над ним поиздеваться и в очередной раз намекнуть, насколько ему тут доверяли даже после этого. По крайней мере, ей было ясно, что слово своё Локи вроде как сдержал.
Сколько Старк пролежал в итоге без сознания осталось для него загадкой. Он даже не понимал и не улавливал, что вообще произошло, что это было и почему он себя сейчас ощущал так, словно отходит от наркоза. Ощущения были в принципе хорошо знакомые, но отдающие чем-то странным, совсем незнакомым или давно позабытым, но чем странным — мужчина понять не мог. Не улавливал. Где-то рядом звучали чьи-то негромкие голоса, да даже без них явственно ощущалось, что здесь кто-то был, причем в довольно существенной близости. Тони скосил глаза с невыразительного потолка на присутствующих. Сознание постепенно стало складывать в цепочку по меньшей мере детали последнего получаса, и всё равно ему потребовалось время, чтобы свести одно с другим воедино и худо-бедно опомниться. Слабость потихоньку отступала, но след пережитого голову покидать не хотел вовсе.
— Альдриф, — хрипло выдохнул мужчина и привычно попытался подняться, вяло переводя взгляд с одной гостьи на другую. Беззлобный. Просто с отчетливым недоумением. Сидели, пили чай, он при этом отчего-то грохнулся... красота. Если бы не "невинная" физиономия Локи, не то довольная, не то снова что-то замышляющая, и сложно было даже сказать наверняка, что из этого лучше. — "Извини"? За... Что... ты сделала?

+4

29

Лофт умудрился не только направить сестру там, в переплетении нитей реальности, но и в уже совершенно обыденном, материальном мире взять всё в свои руки. В общем-то, если бы не ловко подхвативший её под локоть бог историй, асинья так бы и сидела на полу, безразличная к окружающей действительности и самой себе. Соприкосновение с какой-то чудовищной силой, которой она никогда не видела прежде, вымотало её, переломало и не очень аккуратно высыпало обратно, и Аль явно требовалось время, чтобы хотя бы до конца осознать себя.
В прочем, томиться вопросом, что же было это, долго не пришлось. Иногда навык Лафейсона бойко трепать языком был очень полезен, особенно когда собственные губы шевелиться отказывались, и задать вопросы как-то не особенно представлялось возможным.
- Сейд? Магия? Я никогда не владела магией, - вяло возразила женщина, потом посмотрела, как-то очень пристально-задумчиво, на свои руки. - В Хевене магия была под запретом, ей почти никто… Не обладал, этот талант там иссяк задолго до моего рождения. Королева считала это недостойным делом, и им порой занимались только мужчины, чаще всего те, кто был отшельником. Они научили… В некотором роде… Да, Сэру научили пользоваться магией там.
Потом она надолго замолчала, обдумывая слова Локи. Трикстер был - была? Небо, как он сам с ума не сходит от своих скачков из мужского в женское начало - не так уж и не прав, если говорить откровенно, просто до этого момента Бескрылой не пришло в голову задуматься об озвученном. И Фрейя, и Один были колдунами, это было известно всему Десятому миру - именно так Вотан запечатал мир, вышвырнув его на задворки реальности и подняв вокруг него купол тайны. Но о том, что магия могла перейти и ей, их наследнице… Королевна сжала правую ладонь в кулак и тут же разжала пальцы. В какой-то момент, года, наверное, два назад, когда её подруга внезапно оказалась Малекитом, а не ангелом, Энджеле наконец-то стало глубоко всё равно на то, что происходит с ней и в её жизни. Она начала просто принимать это как данность, не испытывая не то, что каких-то драматических чувств, а даже сильного раздражения. В конце концов, что она могла сделать с собственным наследием, кроме как просто с ним смириться, пока оно не разорвало её в клочья? Ничего. И это в некотором смысле было хорошим известием - не оставляло путей для манёвра и гигантских пауз на размышления о том, как должно действовать.
Либо иди, либо стой на месте. Стоять было не в привычке асиньи, поэтому единственно верный вариант остался сам по себе.
Лёгкая ладонь ётуна приятно охлаждала пылающую кожу, и воительница, точно тонкое деревце - в шторм, прислонилась головой к его плечу. Думать на данный момент было слишком сложно, поэтому женщина решила просто отмахнуться от собственных мыслей.
К троллям всё.

Когда очнулся Тони, чай уже давно безнадёжно остыл, но Альдриф его всё равно выпила, проглотив золотистый напиток с привкусом лёгкой горечи залпом, и снова безнадёжно откинулась назад, в прочем, уже достаточно сильно собрав себя в нечто целое, чтобы хотя бы не лежать на плече у Локи. Сестра - в отличие от самой леди охоты, - явно не испытывала никаких внутренних неудобств от магии, обрушившейся на них подобно молоту, и рыжевласая воительница почувствовала что-то вроде зависти. Лично самой богине сейчас было откровенно плохо: и это ей-то, способной без вреда для себя перемолоть и пережить яд красных мантикор, который убивал любое живое существо за два такта сердца!
Тряхнув головой, она отставила чашку на стол. "Когда леди Фрейя очнётся…" Что ж, хорошо, что Локи подходил к этому вопросу со стороны "когда", а не со стороны "если", но достаточно плохо, что обозримые границы оного были весьма смутными. В прочем, если им удалось сделать невозможное один раз, можно будет попробовать сделать его и второй, и третий… Главное - сдвинуть камень, дальше обычно бывало проще.
Жуткие провалы белых глаз скользнули к Старку, окинув его пронзительным, очень внимательным взором, проникающим куда-то под кожу. Что ж, как минимум, разговаривать он не разучился, что можно было считать вполне себе многообещающим началом. Конечно, некоторые умудряются жить и без языка вовсе, но всё же.
- Мы сделали, - спокойно и тихо ответила дочь Одина, складывая белые руки на коленях, - мы сделали то, во что ты не поверил.

+2

30

Не слишком удобно было висеть на подлокотнике старковского кресла, не рассчитанного на размещение трёх центнеров живого веса, но Альдриф измочалило её же собственными силами так, что она едва могла говорить. И, раз уж это из-за меня… ой, не смотрите так. Да, мне просто приятно было получить кредит доверия. Я была почти уверена, что очень в скором времени он мне понадобится.
— Это не вполне та магия, которой владеет твоя подруга. Это реликт Ванахейма, родины леди Фрейи. Магию можно сравнить с диалогом с естественным строением космоса. Молекулы в меру убедительности мага меняют свои свойства. Таких умельцев пруд пруди даже в Мидгарде, и даже в Хевене, как ты говоришь.
Сомнительное удовольствие — любоваться закалённым боями и персональным тренировочным залом с железками телом Тони Старка. Но неудобство моей позиции заключалось ещё и в том, что альтернативного объекта для любования не находилось. По крайней мере, он спал как младенец. Мне показалось, что даже улыбался в этой своей снисходительной манере “слив засчитан”.
Слабо вяжется Старк и лекция о магии. Но всем нам было бы лучше, когда Альдриф понимала бы, с чем имеет дело. Это сегодня непредсказуемость сыграла мне на руку.
— Сейд же больше родственник твоей хевенской науке, как я могу судить. Сейд обращается к жизни Вселенной. Ты обратилась к жизни вот этого тела, а сейд в тебе — к жизни Великого Древа. Конечно, внешний эффект может быть похож, но любую работу можно сделать разным инструментом.
Объект моего невольного внимания затрепетал ресницами. Недолго ему осталось витать в наваждениях, а нам — изображать семейные посиделки. Пора было закругляться с мудрствованиями старшей сестры.
— В любом случае, магия в первую очередь — наука. Наукой внезапно для себя половину города не сожжёшь.
Альдриф, тоже заметив активность Железного Человека, выпрямилась. Я одобрила. Показывать Старку, да и кому бы то ни было, какой кровью далась дружеская услуга, совсем не стоило. У нас больше общего, чем кто-либо мог подумать.
Захватив из-за спины обляпаный спайками искусственных нервов реактор, я бросила его в руки Тони Старка.
— Держи сувенир на память. Укрась цитатой из фейсбука и поставь на полочку.
И, коль скоро ноги Железного Человека освободили угол дивана, я переместилась туда, разбросав руки по спинке.[icon]http://i.imgur.com/3eE8BBJ.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:32)

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [21.02.2016] Total Recall


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC