Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [21.02.2016] Trick me!


[21.02.2016] Trick me!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/hRdaj.jpg
Вы не знаете, что муж, как я, пьющий из этой чаши,
дорожит своею чашею? И вы похитили ее у меня.

© "Книга Юбилеев", речи Иосифа

Время: ближе к вечеру, около семи часов; солнце уже зашло.
Место: Земля; Англия, руины Гластонбери.
Участники: Satana, Morgan Le Fay, Michael (присоединится немного позже).
Описание: в последнее время в Верхних Мирах происходит много странного. Магические колебания реальности становятся всё сильнее; и без того исключительно на честном слове держащееся равновесие мироздания традиционно собирается рухнуть. Ад, потерявший в ходе перестройки метавселенной своих королей, находится в состоянии глубокого личностного кризиса, Рай, имеющий только одного короля, этой участи избежал, но не особенно рад открывшимся перспективам. Ле Фей, испытывающая глубокое негодование относительно христианства по историческим причинам, всегда рада подложить участникам этого процесса свинью и посмотреть, что получится. Получится плохо, что уже всем понятно, но есть в несчастье ближнего что-то веселящее.
Святой Грааль, артефакт, дающий великую власть тому, кто сможет испить из него, внезапно проснулся, почувствовав дрожь миров. Обладающий им сможет вернуть равновесие - или разрушить его окончательно.
Но тени не дремлют. Много желающих причаститься к вечности кровью Христовой.

Отредактировано Satana (11.10.2016 12:55)

+2

2

Гластонбери. Старый город со старой историей, в которой язычество слишком тесно сплелось с христианством. Тень кельтского наследия здесь была столь же сильна, сколь отпечаток мрачной славы короля Артура и его несчастливой Гвиневры; на холме святого Михаила кельтский лабиринт соседствовал с тёмной сенью крепости, что осталась от мёртвого аббатства. Местные жители, напиваясь в пабах по пятницам, хвалились тем, что они добирались до той церкви и даже проводили там ночь до рассвета. Те, кому кружка эля становилась очевидно лишней, делали страшные глаза и, понижая голос до заговорщицкого шёпота, рассказывали о том, что видели там мёртвого аббата, повешенного приказом Генриха, и он бродил там, одинокий и бесплотный. Этим сказкам Сатана не верила, поскольку сама отпустила того монаха, вернув ему потерянный розарий, и душа его золотистой бабочкой упорхнула вверх, к солнечному свету, расправив крошечные собственные крылья.
Гластонбери. Девушка с глазами дикой кошки поморщилась, перекатывая это длинное имя во рту, словно пробовала его на вкус; она не любила Англию, но так же сильно она не любила и кельтские племена, какой бы части суши они не принадлежали. Судьба не свела её с широко разрекламированным кельто-ирландским Кухулином, Господь помиловал свою внучку хотя бы от этого счастья, но вот всеобще-кельтскую Морриган дьяволице знавать приходилось, и она находила её редкостной и очень пафосной дурой. Если с мужчинами мадам себя вела так же, то ничего странного, что Кухулин предпочёл привязать себя собственными кишками к камню, чем спать с ней. Хеллстром бы с ней спать тоже не стала - при всей своей хвалёной всеядности. Даже у суккубов иногда наступает предел прочности в отношении выклёвывания мозгов.
Тараниса вот тоже приходилось, к большому несчастью. Тоже не вдохновило, но этот хотя бы в основном молчал, сумрачно обнимая любимый Мьёлльнир, за что королева была ему крайне благодарна. Когда мужчины начинали рядом с ней открывать рот, Сатане хотелось достать из своих запасников кляпы и раздать всем нуждающимся. Умных мыслей сильный пол производил очень мало и исключительно по большим праздникам.
Гластонбери. Да. Так себе был городишко ещё во времена своего расцвета, надо признать. Княжна флегматично пнула камень и пошла дальше, петляя между развалин некогда большой церкви и размышляя о том, что в такие моменты очень понимает Деймона, который предпочёл сделать от папы ноги и вести собственную жизнь. В конце концов, из всех проблем у старшего брата теперь осталась только задача объяснить Патриции, что он не то, чтобы совсем мудак, а у него просто плохая наследственность. Полирующая пилочкой идеальный маникюр Хеллстром-младшая думала о смысле жизни и вежливо задавала брату вопрос "зачем, родной, зачем оно тебе?", но Антихрист ответа не знал, поэтому просто отмалчивался и пил всё, что горит.
Рыжая девушка в тёмной походной одежде и лёгкой воронённой кольчуге поверх неё, продолжала идти, следуя исключительно собственной интуиции.

"Иди ко мне!" - Этот крик был выжжен в сознании. Она не могла бы ослушаться его, даже если бы очень, очень хотела.
"Иди ко мне!" - Он не оставлял ни на минуты, бился о неприступные стены разума, крича и царапая своими стонами чёрный полированный гранит отлаженных мыслей.
"Иди ко мне! Иди ко мне! Иди ко мне!"
И она шла, не имея самой возможности остановиться.
О, этот зов! Он тянул леди Воланд к себе с такой силой, что ни одной свече для мотылька не стать было таким маяком. Тысячу лет он спал, убаюканный равновесием миров и реальностей, и вот теперь он проснулся, разбуженный горьким шёпотом нарушенного баланса. Святой Грааль, недостижимая мечта всех пилигримов; чаша, в которую собрали кровь Христову; отпей из него - причастишься к вечности, пролей из неё вино - и оно станет рекой. Грааль шептал, звенел и плакал тревожным колоколом в полуночной темноте - и она не смогла сопротивляться этому безумному зову.
Сам Грааль не был нужен Сатане, ей не нужны были новые силы; не было нужно и бессмертие - плоть от плоти князя тьмы, она и без того владела всем, чем хотела, беда была лишь в том, что не хотела адская королева ничего. Но Грааль звал, настойчиво и упорно; он проснулся, проснулся для того, чтобы вернуть в пошатнувшийся мир спокойствие - и затем заснуть вновь. И Утренняя Звезда шла к нему, сквозь тень и туман, сама обернувшись незримым силуэтом - ибо ей не нужны были лишние глаза, что смогли бы проследить за ней. Она знала, что то, что услышал один, может услышать и другой, и не доверяла даже собственному отражению. Во все века было немало желающих получить реликвию такой мощи, и никто не жаждал пустить её на защиту вечно колеблющихся весов мироздания. Скорее, их собирались доломать, беспечно склоняя силком то в одну, то в другую сторону.
Наконец демон остановилась. Она стояла перед разрушенным алтарём, некогда гордо возвышавшимся посреди костёла, и смотрела на него тёмными тревожными глазами, терявшими медленно, но неумолимо всякую связь с человеческим обликом. Она слышала шёпот, который манил её ниже, ниже, туда, под закрытые пути склепов и подземных коридоров, она не сомневалась в нём; обернувшись бесплотным туманом, королева проскользнула сквозь неприметные щели изнанки миров, преодолевая сопротивление реальности - и вдруг тысяча золотых искр взорвалась вокруг, утопив весь мир в яростном огне, а когда завеса опала, наследница дьявола уже стояла одновременно очень далеко и очень близко к реальному Гластонбери, на границе снов - в его двойнике в призрачных землях.
Вот почему никто не попал сюда за прошедшие века - ключом был сам Грааль, и сам он определял, кого и когда пустить к себе, обладая частью силы Господней и ею распоряжавшийся. Сегодня двери его убежища были открыты, ибо Грааль проснулся и должен был служить вселенной, потому что так он решил; и по огромному каменному залу с тяжёлым возвышением посередине гулял ветер, словно был он распахнут и подставлен сквознякам.

+3

3

Много воды утекло с тех времен, когда на этой земле звучали колокола Гластонбери. Много событий помнят стены, от которых уже почти ничего и не осталось. Когда Моргана здесь была в последний раз, здесь чинно ходили монахи и монахини. Читали молитвы, что-то готовили, встречали усталых путников. А юные послушницы, отправленные набожными родственниками, шептались в укромных местах и смеялись каким-то своим шуткам. Точно так же, как когда-то шептались и смеялись девочки отправленные на Авалон. Когда волшебница была здесь последний раз, вода еще не отступила и в последний раз озеро покрылось туманом, что бы пропустить узкую ладью с своей жрицей в отступающий мир цветущих яблонь. Казалось, сколько веков прошло с тех пор, а в груди Морганы до сих пор жила неприязнь к этому месту: слишком много боли доставили ей монахи. Слишком много потерь ей пришлось пережить с тех пор, как христианство обрело власть под этим небом.
Ле Фей медленно шла вдоль полуразрушенной стены, мягко и бесшумно ступая по мерзлой траве, и напряженно слушала тишину. Она никогда не желала сюда возвращаться, но сейчас противиться не могла - зов Грааля, явившегося в этот мир имел и свою власть над ней. Ведь не зря говорят, что христианский Грааль это украденный расколотый волшебный котёл Керидвен. А Богиня никогда не покидала свою жрицу. Пусть Моргана уже оставила попытки вернусь былую власть Богов этого острова, но вот что ей мешает "подложить свинью" Богу ненавидящему женщин? Люди до сих пор ищут Священную реликвию, но незачем рукам смертных к ней прикасаться. Моргана скроет её в туманах миров и Чаша останется красивой легендой. Как стали легендой времена Артура.
Волшебница на мгновение остановилась и огляделась. Где-то здесь покоятся её близкие. Нет, нету у неё близких. Слишком давно то было. В другой жизни, с женщиной, которую звали Моргейна Авалонская. С той, кто ушла в туманы и никогда оттуда не вернулась. С той, кто отреклась от внешнего мира и упокоилась среди яблонь. С той, кем теперь она не является. Моргана тряхнула головой, отгоняя наваждение и осторожно стала прощупывать округу. То, что она не единственная услышала зов ведьма не сомневалась ни секунды. Но вот как быстро эти другие сюда прибудут? Поисковое заклинание сливалось с ветром, завывающим среди камней, с шуршащей прошлогодней травой, с звенящем где-то в расщелине ручейком. Незаметное, крадущиеся. Оно заняло гораздо больше времени, чем могло бы, но Мор не хотела себя выдавать. Шепотки, шорохи окружали её и среди них было что-то подозрительное, но определить что это Моргана не могла, что уже настораживало. Но и исключать, что сила Чаши искажает магию, заставляя ощущать совсем не то, что нужно, она не могла. Всё таки предосторожность не помешает. Бывшая жрица Авалона накинула капюшон плаща на голову, прошептав нужно заклинание и стала, словно бы, прозрачней. Как тень. А может она и стала тенью? Солнце уже зашло и темных пятен хватало...
Невидимая для посторонних глаз, мягко ступающая чародейка быстро добралась до арки, некогда бывшей входом в церковь и замерла, снова вслушиваясь и всматриваясь. А стоило сделать шаг под тяжелые своды камней, как реальность переменилась. Гластонбери перестал быть таким темным и обветшавшим. До былого величия было далеко, но казалось, что сами стены изнанки светятся.
- Ну, здравствуй... - усмехаясь, одними губами прошептала Моргана Граалю, как старому знакомому.

+1

4

[audio]http://pleer.com/tracks/14299595lMob[/audio]

Грааль дохнул на дочь темноты запахом железа и старого вина. Секунда - и она перестала быть человеком в той мере, в которой стремилась сохранять свою сущность; тьма прорвалась сквозь её разум, снимая заслоны и сбрасывая путы, которые дьяволица сама же наложила на себя, чтобы охранить от опасности окружавший её мир. Глаза - провалы в вечный мрак, с чуть заметной алой каймой по краю, и распахнулись за спиной огромные крыла цвета сажи, того, что чернее чёрного; все чувства стали острее и жарче, каждое обозначилось чутьём на тысячу лиг вокруг. Не прикладывая никаких усилий, Хеллстром могла услышать шёпот людей на другом конце земли, увидеть осколки метеоров, падающих на Марс, заметить, как дыхание прячущегося леопарда колышет листву дерева, с которого он следит за добычей. Всё и вся; весь мир - это была сейчас она, вышедшая из материнского чрева огромной вселенной.
Святая Чаша трепетала на столе, разливая вокруг себя жемчужный свет, и волны эти расходились далеко по залу, озаряя разломы камней и трещины в стенах. Всё ещё висели знамёна под потолком, хотя рода, которые некогда носили их, уже давно прекратили своё существование, упокоившись в могилах под монастырскими стенами, но взор Утренней Звезды притягивало к артефакту. Он звал её, и теперь, здесь, когда они стояли друг перед другом, этот зов был особенно силён. "Иди ко мне, иди ко мне, иди ко мне и никуда не сворачивай," - столько упорства было в его простом стремлении служить равновесию, и он сиял на карте всех миров, подобно крошечному солнцу. Даже те, кто не мог услышать его зов в силу того, что в жилах их не было больше магической крови, а в сердце - истинной веры, чувствовали сейчас странное, колючее беспокойство, а во снах могли увидеть женщину, которая держала странный сосуд.
Он помнил ещё руки святых и блудниц, магов и пророков; и память его была столь сильна, что для неё не существовало расстояний и времени. В прочем, может быть, что и для самого Грааля времени не существовало, ибо он был частью вечности.

Чужое присутствие чувствовалось здесь, и королева заметно нахмурилась, отчего широкие рыжие брови сошлись к переносице. Тьма, что укутывала её, найдя пристанище среди гладких маховых перьев, тревожно зашептала на тысячи голосов - Венера вскинула руку, и по каменному залу побежал аромат роз, смешанный с сильным привкусом золы. Она была сильна здесь, может быть, почти так же сильна, как в собственном доме, потому что это место не принадлежало ни Земле, ни иным мирам; возможно, что оно было лишь воплощением представлений артефакта о самой достойной его сокровищнице.
Взметнулась по полу пыль. Её много было здесь, и, неутоптанная тяжёлыми касаниями сапог, она клубилась над землёю, точно ночной туман, собираясь в крошечные вихри. Тени вытянулись, но стало заметно, что они живут сами по себе, абсолютно равнодушные к источнику света и ложащиеся на пол так, как им вздумается.
- Кто бы ты ни был, тебе лучше уйти, - её голос был одновременно чарующе-мягок, нежен, как последний клич сирены, и тяжёл, глух, как удар молота о наковальню.
Перья на сгибах огромных крыльев встали дыбом. Впитывая разлитую в воздухе силу - ибо кровь Крестителя была и её кровью, старшего брата, плоти от плоти эдемского света, - она всё ещё балансировала на краю пропасти, не ступая во мрак без лишней необходимости. Она давала право тому, кто пришёл, не ведая - или, быть может, зная слишком хорошо, - куда завела его тропа, просто исчезнуть, сохранив в тайне и имя, и лицо. Это была их реликвия, тех, кто сотворён был Господом и кто служил ему - каждый по-своему.
"Иди ко мне!" - Грааль шептал вновь.
Ему было всё равно, что держит тех, кого он звал. Приди, возьми, отпей, ощути, как кровь становится святой водой - исправь всё, найди баланс миров, останови весы до того, как одна из чаш перевесит.

+2

5

Как же много было пролито крови из-за этой глупой посудины. Сколько жизней положено на дороге поиска, на дороге, ведущей вникуда. В темноту забвения. Рай или Ад - оставим это христианским фанатикам. Чародейка знала, что ни первое, ни второе место особо уважения не заслуживает, ибо даже самые "святые" не чурались грязных игр. Как там они это называли? Принцип меньшего зла? Всё ради святого дела? Глупости. Хотя всем нужно найти повод для самооправдания. Ведь все все на этой земле хорошие. Для себя. Ни один злодей на самом деле не считает себя злодеем - просто его "хорошо" сильно отличается от общепринятого, но ведь в собственных глазах он хуже от этого не становится, не так ли? Вот и адово-райские разборки всегда напоминали ей об этом.
Кстати об Аде. Моргана узнала голос и едва ли не рассмеялась. Конечно же! Как могло обойтись явление в мир священной реликвии, да без Королевы Ада. Хеллстромы всегда тут, как тут, когда их меньше всего хочется видеть. А жаль, ведь ле Фей так хотелось побыть наедине с Чашей. Пути господни неисповедимы позволяя тени улыбки скользнуть по губам подумала Мор, прежде чем откинуть капюшон и покинуть скрывающие её тени. Обманчиво расслабленно опустила руки вдоль тела и чуть склонила голову на бок, насмешливо рассматривая Тану.
- Узнаю жителей огненных котлов, - прицокивая языком, промурлыкала чародейка, продолжая разглядывать рыжулю и её нынешний вид. Может не будь место настолько наполненно силой, которая так и хотела быть использованной,  Моргана ле Фей не стала бы связываться с Утренней Звездой. Не потому, что испытывала страх или неуверенность в собственных способностях, а просто уважая Сатану, как личность и способности последней. Но она прекрасно понимала, что раз Тане настолько нужен Грааль, что та даже покинула свое пекло, что бы за ним явиться, то Моргане он нужен во много раз больше. Интересно, если Ад уже выплюнул своего представителя, то неужто крылатые остануться в стороне? Надо все решить, пока не образовался треугольник, вокруг Священной Реликвии... А то и что-то побольше треугольника. - Боюсь, что это не мне надо бы уйти, что бы стало лучше.
Жрица Авалона прикрыла глаза, наблюдая за Венерой из-под ресниц, и снова позволила  Граалю поманить её. Или все таки котлу Керидвен? Не её ли силой сейчас наполнялось всё естества чародейки ? Не от того ли, ей так хотелось отодвинуть в сторону Сатану и забрать чашу с собой? Спрятать между мирами, подальше от простых смертных, где ему самое место. А может все таки желание досадить христианской составляющей взяло верх, стоило ей убедиться в важности Грааля для - по крайней мере пока - одной из сторон?

+2

6

Госпожа теней засмеялась, и смех её, лёгкий, призрачный, почти невесомый, взметнулся над полом, умчался к потолку, превратившись в сумрачные отблески. Чернокрылая, рыжевласая, с жуткими провалами мерцающих глаз, заполненных медленно разгорающимся пламенем - она больше не была прекрасной женщиной из сладких ночных снов, в которые мужчинам так хотелось окунуться снова и снова, отдавая по капле самих себя, лишь бы горячие белые руки и дальше ласкали их тела; слишком сильным здесь было волшебство её крови, древней, как сама вселенная.
Или, может быть, даже чуть-чуть старше - ведь Люцифер, Приносящий Свет, видел мгновение, когда вселенная лишь зародилась, развернувшись, точно розовый бутон, из крошечной точки, и то, что жило в глубине разума леди Воланд, испившей его памяти со вкусом железа, помнило то время тоже, отражением отражения, блеском от зачарованной стали.
Она бесшумно подошла ближе, стремительно-грациозная, похожая на крупную кошку, готовую прыгнуть в любое мгновение, и тьма потянулась за своей королевой, сплетаясь змеиными объятиями. Мягкие маховые перья скользили за ней по полу - когда княжна разворачивала свои крыла, они с лёгкостью заняли бы весь зал, наполненные силою ночи и звёздных небес, временем, когда в зените не стоит луны. Несмотря на то, что магия, питавшая её, была здесь сильна, как никогда ранее, дьяволица не била наперёд, давая своей случайно встреченной собеседнице время подумать об увиденном и сделать правильный выбор. Тягаться с адским палачом у самих истоков силы авраамических религий было, пожалуй, не просто даже волшебнице такой мощи.
По крайней мере, Странный в своё время не рискнул, предпочтя отойти в сторонку и не отсвечивать оттуда, пока светлая участь быть распылённым на атомы и воспоминания о былом его не минует, и суккуб отплатила его потом неоднократно, за шкирку вытаскивая Верховного Мага из всего того, куда он отчаянно жаждал вляпаться - с завидным постоянством. Кроме Грааля, пылающего посреди закрытого мирка ослепительным факелом, ей сегодня ничего не было нужно, и драка в планы Утренней Звезды не входила.
Они никогда не враждовали с Морганой, слишком занятые собственными проблемами, да и делить им было нечего. Преисподняя интересовалась всё как-то больше грешниками, до которых ле Фей не было никакого дела, а та слишком увлечена была своим Авалоном и попыткой его сначала отвоевать, потом восстановить, потом создать заново, чтобы на междусобойчики у них осталось время.
В общем-то, так было до сегодняшнего дня.

Хеллстром посмотрела на Чашу, в которой кипела красновато-бурая энергия, которой сейчас было угодно принять вид крови мироздания. Забавный выбор. Судя по всему, Грааль не был лишён своеобразного чувства юмора - в прочем, стоило ли удивляться, что за время своего существования артефакт приобрёл хотя бы тень собственного разума. Учитывая то, что перманентно вокруг него происходило, он уже давно должен был накопить в себя интеллект среднего человеческого гения и начать писать симфонии или творить картины.
Хотя, опять же, заявлять, что святой клад ещё этого не делал, Сатана бы не рискнула. Кто его знает. Реликвии вообще вещь своеобразная. Некоторые любят, например, обращаться в людей и бродить по миру под видом паломников, потому что лежать в своём гроте скучно, а чудеса творить никогда не надоедает.
Куда уж там Мьёлльниру с его перекидываниями в тень хозяина.
Тьма потянулась к Моргане, вставая на дыбы. Не удар - предупреждение.
Холодные глаза королевы пылали адским огнём, но голос звучал всё ещё ровно:
- И всё же тебе, чародейка. Твоё время ушло. Люди больше не верят в богов и не хотят слышать про магию, короли и волшебники остались для них сказками из древних времён, но Ад незыблем - нам плевать на их веру, ведь каждому воздаётся лишь по делам его. Кровь брата моего не для тебя и не для твоих сестёр, ибо плоть Христа принадлежит детям Иеговы.

+2

7

Сказать, что поведение Сатаны оставило Моргану равнодушной будет слишком самонадеянно. До трусости и позорного капитулирования волшебнице было далеко, но она оценила потенциал дьяволицы. На беду последней, жрица Авалона относилась слишком скептично к выкрутасам жителей преисподней. Может и к ней относились с усмешкой - она этого не знала, да и ей это было не интересно. Как - она не сомневалась - все равно на неё Аду. Хоть она и заслуживает отдельного котла.
- Узнаю семейку Хеллстромов, - плавно ступая в сторону, желая обойти Сатану слева, произнесла волшебница. Руки она продолжала свободно держать вдоль тела, не спеша атаковать или ставить защиту - ей пока хватало тех постоянных заклинаний, которые она всегда носила "включенными".  - Скажи мне, ты такая же, как твой милый братец, что любит трясти своей силой, но в итоге не способен постоять за себя или же хоть кто-то из вашего рода унаследовал мозги папочки? - ле Фей почти поравнялась с Утренней Звездой и остановилась, рассматривая её. А в этот момент и Сатана сделала шаги навстречу и Мор оказалась значительно ниже своей соперницы, что в некоторой мере её позабавило. А еще к ней потянулась тьма и жрица Авалона заулыбалась очень коварной улыбкой.
- А, все балаганные фокусы? Я тоже так умею, - доверительно прошептала ле Фей и шевельнула пальцами. Тени за её спиной завихрились, выкручиваясь причудливыми формами и обняли воззвавшую к ним плотным коконом. А когда они, как напуганные мыши, рассеялись на месте где стояла Моргана ничего не было. Но играть с Сатаной в кошки-мышки чародейка не собиралась, просто напомнила зазнайке, что она тут не одна что-то умеет и обладает сравнительно большой силой. Просто Мор переместила себя ближе к Граалю, который продолжал шептать голосами всех, кто встречался ему на пути. Голосами всех кого нету и кто еще должен явить себя этому миру. Скосив на секунду глаза на чашу, Моргана отрицательно покачала головой, мысленно обращаясь к Чаше. Больше она не позволит кому-то умирать за этот миф. В этом мире давно уже нет достойных прикоснуться к священной реликвии. И уж точно не эта "адская" выскочка достойна!
- И ты хочешь сказать, что она для тебя, да? Что ты лучший претендент на владение Граалем? - Моргана рассмеялась. Да, она находила это даже забавным. - Помнишь ли ты последний раз, когда являл себя Грааль? Как рыцари срывались, оставляя своего Короля одного? Как все считали это знанием Господним... И чем все в итоге обернулось? Сколько было крови пущено и слез пролито? Что ты будешь делать, ребенок греха, с Священной Чашей? Она не принадлежит ни тебе, ни мне. Но я могу её спрятать от этого мира, что бы не допустить новых воин. А что можешь сделать с ней ты? - волшебница вызывающе вскинула голову и зло сверкнула глазами. Верит ей дьяволица или нет, Мор не интересовало, но для себя она уже решила, что Чаша не достанется Аду.

+2

8

Губы тёмной княжны чуть заметно дрогнули в лёгкой усмешке, когда она мягко, грациозно повела левым крылом, совершенно безразлично глядя на тихо пульсирующую светом чашу, замершую оплотом вечного упрямства. Если бы у Грааля было лицо (королевна всё ещё не была убеждена, что его не было и что эта чёртова реликвия не умела оборачиваться во что-нибудь более странное и оригинальное, но сейчас, по крайней мере, лик она свой не демонстрировала), оно наверняка приобрело бы крайне восторженное выражение. Кому не приятно, когда из-за него дерутся две красивых женщины? Достаточно спросить о такой перспективе любого мужчину и посмотреть при этом на ту мечтательную нотку, появляющуюся в его глазах.
В целом, нет ни одного существа на свете, которое не хотело бы потешить своё эго и немного посамолюбоваться на таком благодатном фоне, к тому же, отвечающем многочисленным эстетическим запросам. Конкретно этот артефакт, от Творца унаследовавший средненькое такое чувство юмора, а от того, кто напоил его собой в момент казни, колоссальное терпение, явно был настроен довести сегодняшнюю встречу до последней точки.
От попытки Морганы оказаться ближе он тихой сапой отодвинулся прочь, избегая сближаться как с одной прекрасной леди, так и с другой. Возможно, в нём внезапно проявились шовинистические чувства, но лично дочери дьявола на это было глубочайшим образом плевать. Если понадобится - она готова была поймать его рыболовным сачком и в попытках убеждения того, как горячо она рада его видеть, приложить кого-нибудь Граалем по голове. Жертва крови, всё такое.
Бесконечный вой "иди ко мне", донимавший Хеллстром не первые сутки, наконец-то стал слегка тише, и госпожа темноты еле слышно вздохнула - с превеликим облегчением. Да уж, в голове у неё начинала собираться коммунальная квартира из буйных жильцов. Ну или сумасшедший дом… Кому что ближе для сравнения.
На попытки Морганы съязвить Утренняя Звезда отреагировала ровным счётом никак, даже рыжая бровь не скользнула наверх в привычном жесте удивления. Если что-то и могло вывести княжну из её отмеренного и выверенного идеального равновесия, то это явно была не волшебница Авалона. В конце концов, прости, Господи, суккуб умудрялась вынести даже Гавриила, а ничего более занудного и бесполезного не существовало в природе. Даже широко разрекламированный Бальдр был просто лапушкой по сравнению с этим оплотом нытья и драматического закатывания глаз - и она ни разу не разбила о голову дядюшке его зерцало!
Да и вообще, женщине, бывшей замужем за Дедпулом, уже ничего не страшно по определению.
- Да, мой братец бывает на редкость загадочен, когда дело касается необходимости дать по морде женщине, - коротко ухмыльнулась княжна. Родственность взамоотношений у них с Антихристом была весьма своеобразной. - Не суди его строго, он слишком бабник, чтобы перестать надеяться оказаться сверху в крайне прикладном значении этой позиции.

Тьма загустела, превращаясь в чёрную тушь, и теперь текла у ног демона, точно река.
- Ты слишком глупа, если думаешь, что я хочу им владеть, - равнодушно ответила королева. - Мне не нужна его сила, ибо моя сила - я сама, и ни одной чаше во всём мироздании, сделана будь она хоть Теми-Кто-Над-Всеми, с этим не сравниться. Сходи с заявлениями о достойности к той бесполезной курице, которая сейчас играет в бога грома, если угодно, она задвинет тебе эпическую тираду про силу духа; мне же все эти слова - прах из собственной могилы. Грааль был напоен кровью Сына Господня и принадлежит нам, как реликвия нашего мира. Когда-то он был частью вашего мира - вы его не уберегли, иначе что бы он делал здесь? Ваше право на него закончилось вместо с вашей историей. Увы. Если Граалю угодно вмешаться в историю - я дам ему право исцелить баланс этого треклятого мироздания, который, уж прости за откровенность, держится на чудном клее из "авось не сдохнет" и "может, не сгниёт". Думаешь, мне сильно нужна эта полоумная реликвия, которой вздумалось выжигать у меня в мозгах свои вопли? Честно говоря, голосов здесь мне хватает и без неё. Открой глаза и посмотри вокруг, будет тебе ответ, почему Грааль наконец опомнился. Перестройка вселенной, творцы в цепях, половина мироздания испарилась, половина появилась из останков и скелетов - да уж, ему вообще можно бы было слегка ускориться в процессе попыток исцеления этого бедлама. Пора бы уж.
Её руки жили своей жизнью - лёгкие белокрылые птицы, что порхали, выплетая изумительные узоры, и, лишь очень старательно всматриваясь в насыщавшийся багрянцем воздух, можно было заметить, как вспыхивают изнутри проявляющегося ока туманности крошечные искорки. Сатана могла сколь угодно трепать языком, но сеть заклятий она при этом ткать не забывала.
О том, выдержит ли вообще мироздание, если адская кровь сколапсирует о Грааль с его плохим осознанием вселенной и хорошим - себя, девушка старалась не думать. В этих мыслях было слишком неуютно.
С другой стороны, починит. Как будто первый раз, в самом-то деле.

Offtop:

да, мне тоже не очень нравится. -_- Прошу прощения. Надеюсь, дальше пойдёт лучше.
Предлагаю делать круг и звать Мишу растаскивать нас по углам.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [21.02.2016] Trick me!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC