Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [25.01.2016] The New Beginning


[25.01.2016] The New Beginning

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: Через пару дней после похорон Тони Старка, поздняя ночь.
Место: Кладбище, могила Тони Старка
Участники: Doctor Doom & Lionheart
Описание:
Новость о том, что Старк отошел в мир иной, достигла Дума чуть позднее, чем до членов команды Мстителей. Виктор решил не приходить на официальные похороны, дабы не нарушать эту тонкую идиллию и атмосферу, когда вокруг присутствуют только друзья и коллеги по цеху. Однако факт того, когда мир лишился гения, пусть даже такого как Старк, не может не огорчать, поэтому Дум решает наведаться на могилу к Старку и, так сказать, проводить в светлый путь того, чей потенциал так и остался не раскрыт. И судя по всему, Дум был не единственный, кто решил наведаться к Тони в эту ночь.

+1

2

Стук её каблучков по гладко вычищенной дорожке центральной аллеи отдавался эхом не только по всей округе, но и в ещё мутной от не выветрившегося алкоголя голове. Она старалась ступать как можно более бесшумно и не так нервно, однако привлечь внимание ей бы всё равно не удалось: едва ли кто догадается посетить кладбище ночью, разве что какие-нибудь больные на голову подростки, возомнившие себя посланниками Сатаны.  Но даже и их здесь вряд ли можно было увидеть, место было специфическим даже для покойников и хоронили тут не всех... далеко не всех.
Келси внезапно остановилась посреди аллеи и позволила себе отдышаться. Она до конца не понимала, зачем пришла сюда в такой поздний час, и с какой стати, сжимая в объятиях немного замёрзшие белые гортензии, она вдруг ощутила в себе такой страх. С момента смерти Энтони Старка прошло пять дней, и все эти пять дней не отпечатались в памяти блондинки целиком, а лишь избранными отрывками. Она не помнила похорон, помнила лишь бледное как снег лицо Джесс, помнила мрачное молчание Стива, а в ушах до последнего звучала траурная музыка, от которой хотелось спрятаться где-нибудь в жерле вулкана. Что было потом? Потом провал, заботливо раскопанный коллекционным креплёным баром покойного Старка, и безудержная тоска, червоточина, очередная на её памяти. Кей было не в первой переживать такие потери. Вернее, ТАКИЕ потери  с ней случались впервые, но, быть может, инстинктивно она абсолютно точно знала, какие душевные терзания её ждут. Она предполагала каждую мысль, что закрадывалась к ней по очереди, едва она успевала избавиться от предыдущей. Келси знала, что когда-нибудь это закончится, что боль потери друга уйдёт, погаснет, забудется, но шрамы на душе останутся, как остались те, которые красовались на её теле.
Пять дней она не помнила себя, зато точно знала, что она делает с собой. Все знали и все это видели, но что ей было за дело до осуждающих взглядов её сокомандников? Она здесь была чужой, как по мировосприятию, так и по происхождению, она была мертвецом и сейчас ей начинало казаться, что воскресла не до конца. Что-то внутри неё продолжало гнить в могиле, а алкоголь это укутывал в непрозрачную вуаль. Да, она тяжело переживала утрату друга. И пускай с ним она была знакома меньше остальных, ей хватило тех совместных заданий, чтобы понять одну простую вещь: на него она всегда могла положиться. Это ли не главное?
Одинокая девушка в чёрной короткой куртке и чёрных брюках-дудочках медленно потянула носом морозный воздух и так же медленно выдохнула через приоткрытые губы, выпуская облако пара. Путь вперед призывно освещали строгие фонари, а где-то позади слышались звуки машин, люди в которых торопились по своим делам, кто домой, а кто, наоборот, из дома. Ох, как хотелось Келси тоже уехать откуда-то "из". Дома у неё не было по сути, было пристанище, но покинуть его насовсем означало покинуть команду, а она сейчас переживала не лучшие времена. Поэтому девушка лишь опустила взгляд под ноги и повернула на узкую дорожку, ведущую вглубь.
Пальцы, облачённые в чёрные кожаные перчатки то и дело сжимались и разжимались на стеблях цветов, едва их не роняя. Страх возрастал по мере приближения к конечной точке её маленького, но важного путешествия. Чего именно она боялась, понять было трудно, но страх присутствовал настолько ощутимо, что её шаги всё замедлялись и замедлялись, пока наконец она не увидела справа от себя четыре выгравированных на мраморе слова "Энтони Эдвард Говард Старк". Ли сжала скулы и поспешно отвела взгляд. Нет, плакать она не собиралась, не умела, но сердце вдруг пропустило два удара и упало куда-то вниз к её ногам. Понадобилась почти целая минута для того, чтобы она наконец судорожно потянула в себя воздух и вновь посмотрела на надгробие.
Тут покоился её друг.
- Привет, - одними губами пролепетала она, наклоняясь, чтобы положить небольшой букет ко всем остальным. Светлые волосы упали вслед за её движением, неприятным холодком прикасаясь к едва порозовевшим щекам. И когда её руки стали свободны, когда она выпрямилась в полный рост и напряженно встала напротив, она поняла, чего боялась, идя сюда. Все эти дни она просто не верила, что это происходит в реальности. В глубине души она надеялась, что это просто сон, галлюцинация, но нет: сейчас она была трезва, она не спала и единственное, что она видела перед собой это могильную плиту и четыре слова. Энтони Эдвард Говард Старк.

+2

3

Дум прознал о трагической кончине Энтони Старка чуть позднее, чем Мстители. Он даже хотел прибыть на официальные похороны, но решил этого не делать, дабы не создавать напряжение и не нарушать атмосферу тоски по павшему коллеге, товарищу и другу. Тем не менее, свою долю уважения Тони Старка определенно заслуживает, поэтому Виктор решил наведаться на его могилу уже после официального мероприятия. Портал, состоящий из фиолетового сияния, открылся недалеко от входа на кладбище просто, потому что у Виктора было желание пройтись и насладиться ночью. Январский мороз его не волновал, даже несмотря на то, что на Викторе был лишь его костюм-тройка. Виктор шел по выложенной в камне тропе, осматриваясь по сторонам. Невольно он задумался о том, что кладбище всегда считалось и будет считаться самым богатым местом, потому что только на кладбище хоронят не просто людей, а их амбиции, мечты, потенциал, будущие свершения. Иными словами - все, что так или иначе этот самый человек мог подарить этому миру и это, что Дум считал одной самой отвратительных вещей. Нереализация себя, нераскрытие своих возможностей, осознанный выбор остаться в забвении, - это самые большие преступления, которые только может совершить человек.
Виктор уже был совсем недалеко от могилы Старка и когда до нее оставалось всего несколько метров, он увидел фигуру подле могилы Мстителя. Судя по всему, не один Дум был склонен к ночным прогулкам.
-В высшей степени трагично, когда мир лишается столь выдающегося ума, - произнес Дум, оказавшись всего в паре метров позади Келси и уже затем поравнявшись с ней и бросив быстрый взгляд на девушку, затем переведя взгляд на надгробие. Уже при более близком рассмотрении Виктор узнал в девушке Львиное сердце, одну из Мстителей. Как раз та, которая запомнилась ему наличием мозгов, в отличие от других блондинок в команде Старка. В руках Виктора находились две розы, особый сорт из Латверии, который фон Дум вывел и вырастил самолично, когда его в юношеские годы увлекли основы ботаники, нашедшие удачное сочетание с широкими познаниями генетики. Дум положил две розы на надгробие покинувшего этот мир и снова обратился к девушке: -Что вы забыли здесь в столь позднее время, дорогая? - приветливо поинтересовался Виктор, повернувшись лицом к Мстителю. Оказавшись ближе, Виктор уже успел полностью оценить ее состояние, которое сильно контрастирует с тем, какой он увидел ее в первый раз в Башне Мстителей. В голове Дум успел более чем подробно разложить эту картину на составляющие:
Поза, источавшая уверенность и стойкость, уступила место неуверенности и ощущению апатичности, верный признак того, что ты потеряла свой стержень, свою точку опоры, если можно так выразиться. Руки. Легкая, явно подавляемая дрожь в руках. Ты за чертой, и твоя нервная система пережила колоссальные объемы стресса, непомерные для твоего тела. Плюс, судя по смраду вокруг тебя, ты пыталась, как говорят, найти спасение на дне бутылки. Недостойное твоего уровня поведение. Глаза. Почти полностью потухший взгляд, однако при всем при этом, - Виктор еще раз внимательно всмотрелся в глаза Келси: ты не сдалась. Интересно, - Виктор с такой же легкостью мог произнести все выше сказанное в слух, потому что будь он таким же, как полгода назад, он бы презирал любое проявление слабости и высказал бы минимальный интерес к текущему состоянию Львиного сердца. Сейчас же все было несколько иначе, не сказать, что Виктор проявлял симпатию. Состояние Львицы все ещё было непозволительным с точки зрения человека, который посвятил себя какой-то высшей цели, в её случае - цели защищать других.
-Сразу скажу - нет смысла натягивать маску перед тем, кто проносил её практически всю свою жизнь. Даже я вижу, что ты на грани, за что ты винишь себя? - не отрывая взгляда от надгробного камня, произнес фон Дум. Его голос звучал в свойственной ему манере - спокойно, размеренно, тем не менее в нем отсутствовала жесткость, с которой он обычно общается с теми, кого считает ниже себя. Дум пока не определил, где же конкретно стоит Львица на шкале отношения к ней Виктора фон Дума. Он уже был готов к очевидной защитной реакции с её стороны, к нежеланию вести подобного рода диалог с тем, кого она знает только по рассказам и то не самым лестным. Тем не менее, как не странно, Дум один из немногих, кто способен понять, что творится в её душе и её голове.

+1

4

Зябко передернув плечами, девушка спрятала ладони в карманах, сжав те в кулак. Она больше не ощущала себя в безопасности, словно с уходом Тони ушло что-то еще более важное, чем просто друг. Видимо, лично для неё, пережившей в прошлом многое, и покушение, и даже смерть, он значил больше, чем человек, с которым можно было поболтать за утренним кофе. Он являл собой оплот её безопасности, она знала, что случись что - он придёт на помощь, как те.. бурундуки?.. из детского мультика. Чип и Дейл, да. И здесь не играла роли его броня, которая защищала лишь его самого - гораздо важнее было то, что Старк сам по себе был словно железобетонная стена, за которую можно было спрятаться в самых экстремальных ситуациях или получить поддержку, совет, помощь. Келси была по натуре одиночкой, предпочитала рассчитывать только на себя, но это было до того, как она присоединилась к команде Мстителей. Да, остаточное своеволие имело место быть, но Энтони смог приучить её к командной работе, смог дать ей понять, что если её плечо вдруг окажется недостаточно, то его есть, более сильное, более крепкое. А теперь этого плеча нет. Теперь она вновь оказалась одна, однако теперь она не представляла, что ей делать. Она все эти дни словно опускалась на дно самого глубокого океана, а сейчас поняла, что уже всё, дальше, глубже, ниже - некуда, вот оно - дно, вокруг тёмно, холодно, одиноко, а она не знает, куда плыть, более того, как плыть и где этот чёртов берег.
Келси стояла неподвижно, размеренно выпуская клубы пара. Она старалась вдыхать на восемь счётов и выдыхать на пять, тем самым успокаивая свою внутреннюю дрожь, которая, кажется, плевать хотела на всякие там дыхательные упражнения и даже не думала униматься. В голове на удивление было пусто, а страх, сковавший её на подходе к кладбищу постепенно отступал, оставляя за собой скользкий и неприятный след грусти. Теперь бояться было нечего, всё самое страшное уже произошло.
Чужие шаги Ли услышала ещё до того, как совсем рядом от неё раздался мужской голос, что выдернул её из липкого небытия. Девушка едва заметно вздрогнула и обернулась, слегка приоткрывая рот от неожиданности. Вот кого-кого, а его она увидеть у могилы Тони даже и предположить не могла. Виктор, кажется, узнал её не сразу, да и не удивительно это, виделись они всего один раз, ну может, два в жизни, и то при весьма сумбурных обстоятельствах. В тот день, когда ополоумевшие демоны ринулись из Лимбо, а один даже посягнул на святое - на её тело, их встречу сопровождала отнюдь не лестная реакция Бога Грома, а Тони тогда оказался единственным, кто дал ей более или менее нейтральную оценку этому человеку. Что же думала сама Львица по поводу этого человека? Наверное, ничего. До этой секунды она о Думе даже и не вспоминала.
Судя по его острому взгляду, от которого по телу пробежала очередная порция мурашек, мужчина в собственных мыслях сам давал ей оценку. И Келси могла предположить, что по её виду он мог подумать, потому что пять дней жесткого запоя и весьма развеселая драка хочешь-не хочешь, но оставят отпечаток. Кей перевела взгляд голубых глаз с брюнета на розы, отмечая, что это, пожалуй, самые красивые розы, которые она когда-либо видела. Их цвет, форма лепестков, которые так и хотелось потрогать, да всё - было совершенным, идеальным. И почему-то девушка даже не удивлялась, что их принёс именно этот человек. Виктор казался если не всемогущим, то человеком не от мира сего, в жизни которого всё может быть либо по-его, либо никак.
Она сохраняла молчание, и даже когда этот внезапный вопрос раздался словно гром среди ясного неба, блондинка первую минуту просто бессмысленно глядела прямо в лицо фон Думу. Затем медленно вынула одну руку из кармана, убрала пряди волос за ушко и тяжело, словно на её плечах лежало целое небо, выдохнула.
- Я здесь делать то же, что и Вы, - Келси предпочла начать с первого вопроса, расценивая фразу про потерю величайшего ума риторической, - Я отдаю дань уважения своему другу. Днём бы я привлекла к себе слишком много внимания, ведь теперь... в общем, смерть Тони стала лишним поводом перемыть всем нам косточки. Сами понимаете, каким может быть этот мир, когда случается нечто, что, по его мнению, случиться не могло. Железный Человек, герой, гений,  - Кей едва заметно улыбнулась, - сердцеед.. и вдруг - раз - и умер. Так нелепо, так...
Не в силах подобрать слово, Львиное Сердце замолчала и вновь посмотрела на надгробие. Воцарилась тишина, которую она нарушила лишь спустя минуту.
- Для них умер Человек-в-Костюме. А для меня, для нас всех, - друг. Для кого-то больше, - вспоминая неожиданную свадьбу, Ли перевела дыхание и скрестила руки на груди, поворачиваясь к мужчине вполоборота.
- Для всех людей мы всего-лишь Кто-то-в-Костюме. За масками, которые мы носим, для мира - никого нет. Мы - оболочка, выполняющая одну функцию. Защитить, уберечь, спасти, рискнуть своей жизнью ради жизни других. Да, это наша работа, это наша жизнь, но... - голос девушки дрогнул, но вопреки волнению и внезапно подкатившей в горлу горечи и печали, она не сломалась и смогла проглотить слёзы, так и не явив их морозной ночи.
- Я не виню себя, Виктор. Я не могла предугадать, предвидеть и, соответственно, предотвратить трагедию. Естественно, многое оказалось невысказанным, мы часто с Тони друг друга недопонимали, я нередко его подставляла по всем фронтам из-за своей излишней кровожадности, - чувствуя, как слова сами срываются с замерзших губ, девушка уже не фильтровала то, что она говорит, - Но Вы правы. Я на грани, вернее.. мне кажется, я уже её переступила и теперь падаю. А теперь, скажите мне, какое Вам до всего этого дело?
Келси потянула холодный воздух носом и прищурилась, не выражая ни своей позой, ни выражением лица ничего, что могло быть расценено как недоверия или защита. Она слишком устала, чтобы искать ещё и в этом подвохи.

+1

5

Виктор с неподдельным интересом слушал хвалебные речи о Тони Старке со стороны Львицы, все таки для него это было почти научным интересом познать, как же команда функционирует изнутри. Разумеется, ранее он мог лицезреть лишь фасад их храбрости, когда они в очередной раз стремились спасти мир. Хоть и зная о том, что каждый из них в сути является таким же разбитым и подавленным индивидуумом с собственным спектром проблем, Думу было интересно понаблюдать воочию за проявлением этой стороны героя. И нужно было отдать должное лидерским качествам Старка, в определенных ситуациях ему не доставало твердости характера и решительности, однако у него была цель и видение, за которыми шли другие и которых было достаточно, чтобы вдохновлять людей, похожих на самого Старка. Не меняет того факта, что Старк не отличался организаторскими способностями и не мог  контролировать свою команду на все 100 процентов, но кажется, что для героев и не нужен абсолютный контроль. Их модус операнди всегда был основан на примитивном желании кого-нибудь поспасать, а для этого им нужно просто задать направление, как слепому котенку.
-Думаю, будет преувеличением грандиозного масштаба сказать, что мы были друзьями или хотя бы чем-то отдаленно похожим, однако я признаю вклад Старка в научный мир, пусть, по-моему мнению, свой потенциал он тратил на крайне тривиальные вещи вроде создания бесполезных игрушек, стреляющими репульсивной энергией, однако эти технологии невозможно создать, если твой интеллект схож с интеллектом любого жителя Асгарда. Посему - я скорблю о подобной утрате. Однако, - Дум сделал небольшую паузу, засунув руки в карманы и полностью повернувшись к Келси, теперь стоя боком к надгробию. Голова его все еще была повернута к могиле Старка, он продолжил: -В мире, нашем или потустороннем, ничто не является постоянным, даже состояние смерти, дорогая. Можете поверить человеку, который однажды оказался заточен в Аду, в окружении кровожадных демонов, впивавшихся вплоть, а в другой раз оказался вышвырнут в доисторическую эпоху и был разорван мегалодонами, без какого-либо преувеличения, выжив только благодаря фактическому желанию жить и железной воле и ненависти по отношению к тому, кто посмел сделать подобное со мной, - признаться, в этот момент Виктор ощутил чувство очень схожее с чем-то ностальгическим. Не сказать, что это было приятное чувство, так как он до сих пор помнил каждое мгновение, когда в его плоть впивались клыки гигантских акул доисторической эпохи, помнил каждый приступ боли, каждый вырванный нерв и тем не менее выжил.
-Не хочу говорить, что у Тони Старка есть качества, чтобы провернуть что-то похожее, однако, интуиция говорит мне, что Железного Человека не так легко отправить в утиль, - Виктор мысленно усмехнулся подобной фразе, однако у него действительно складывалось ощущение, что вряд ли Тони Старк покинул этот мир надолго. Опыт, интуиция и понимание того, как устроен потусторонний мир, позволяли ему сделать подобное заключение.
-Именно поэтому мне всегда претила концепция героизма, - продолжил Дум комментируя слова Келси про одну функцию героев. -Люди ценят вас только до первой оплошности, до первого просчета, до первой проявленной слабости. Сначала они боготворят вас, даже зависят от вас, а потом жду любого удобного момента для того, чтобы начать порицать. В этом отношении, выбранный мною путь ненависти к себе же, казался мне более продуктивным. Целый мир считает меня мегаломаньяком, желающим лишь утолить собственную жажду власти, однако нельзя отрицать очевидное - люди моей страны никогда не страдали, не знали воин, болезней, ничего. Нельзя идти против факта, однако...- Дум посмотрел на Келси таким пробирающим взглядом, будто он мог проткнуть её им насквозь.
-Однако сейчас мною движет интерес. Ведь поправьте меня, если я не прав, что мало вероятно: несмотря на текущее состояние, несмотря на ощущение падения в пропасть, несмотря на то, что ты разбита, сломлена, держишься из последних сил, ты все равно продолжишь, как вы это называете, геройствовать. Спасать одного, второй, сотого, тысячного, до того момента, как на твои локоны опустится седина, да и даже тогда сомневаюсь, что ты и подобные тебе остановятся, - на последней фразе Дум бросил быстрый взгляд на могилу Старка, после чего продолжил -И в связи с этим, думаю, что ты можешь утолить мой научный интерес. Покажи мне свои воспоминания, мне интересно увидеть, какие моменты твоей жизни определили твое текущее состояние. Я не заинтересован в том, чтобы наносить тебе вред, для подобного есть другие люди, с которыми Вы сталкиваетесь по, так сказать, работе. Взамен - я могу оказать тебе любую услугу. Существует крайне мало вещей, которые находятся вне возможностей Виктора фон Дума, - Дум улыбнулся и чуть наклонил голову: -Есть ли что-то, в чем так нуждается Львиное Сердце?

+1

6

Происходящее здесь казалось нереальным. Однако, холод, что пробирал буквально до костей- а всё благодаря тому, что по своей вынужденной растерянности, Кей оделась не по погоде- давал понять, что этот сюрреалистический разговор происходит тут, здесь и сейчас, в этом мире, в этой вселенной, на этой грани реальности. Затуманенное от продолжительного запоя, от горя и утраты сознание настойчиво подсказывало ей, что такие разговоры едва ли уместны на кладбище, но и само это кладбище едва ли было уместно в качестве последнего пристанища для её друга. Поэтому - ничего удивительного.
Голос мужчины разрезал гробовую - простите за фарс - тишину кладбища на несколько частей. В одной из них находились они, в другой - могила Старка, в третьей - весь остальной мир. Казалось, что их встреча, основанная сначала на личных мотивах, приобретала совершенно иной, быть может, в некотором роде судьбоносный характер. Разговор плавно перемещался от трагичной смерти Тони к более масштабным вещам, проблемам, и Келси не понимала, почему именно сейчас она вынуждена размышлять своим воспалённым мозгом на такие серьёзные темы. Вряд ли она до конца осознавала всю правоту собственных слов, которые были вызваны не столько болью, физической и моральной, сколько горьким опытом, причём как человека и как супергероя. Келси не родилась с теми силами, что есть у неё сейчас, хотя если рассматривать собственное воскрешение как рождение, то да, простите, родилась она именно такой. Но если опустить эти нюансы - кому они вообще нужны - то большую часть жизни Кей являла собой человека, рядового гражданина Королевства, трудоспособного и трудолюбивого. Она была матерью своим детям, женой для мужа и дочерью для мамы. Она исполняла целую кучу социальных ролей, которую исполняют все, не очень интересовалась политикой, почти не смотрела телевизор и может быть именно поэтому до жизни каких-то там героев, которые в очередной раз - простигосподи - спасли очередную туевую кучу людей от очередного теракта или катаклизма, ей было, мягко говоря, плевать. Её жизнь шла своим чередом и была далеко параллельна от этой невообразимо насыщенной геройской жизни. Пока.... да, пока эта сама геройская жизнь прямым образом не встала на пути у её собственной, прервав последнюю. Поэтому, подведя итоги её биографии, можно было с уверенностью сказать, что она имела уникальную возможность размышлять на подобные темы, оперируя и простым обывательским мнением и мнением уже по ту сторону баррикады. Людям было плевать на проблемы тех, кто их спасает, а тем, кто смог найти в своей душе хоть какую-то заинтересованность происходящим, было за радость помусолить очередной промах. В этом Ли была абсолютно согласна с Виктором.
Львица усмехнулась на его слова о маньяке и непроизвольно пригляделась к этому человеку. Стараясь сделать свой взгляд как можно более ненавязчивым, она встретила взгляд ответный и совершенно противоположный своему. От такого выражения глаз внезапно захотелось провалиться под землю или прикинуться пейзажем, лишь бы не попадаться у них на пути. Едва ли таким взгляд мог обладать маньяк или сумасшедший, да и вообще - такого взгляда у ЛЮДЕЙ, тех самых, которые населяют планету Земля, быть не могло вовсе. Но теперь становилась понятна реакция Тора на его появление на пороге их штаба. Да, такие люди запросто могли перевернуть мир, вывернуть его наизнанку, постирать, выжать голыми руками и повесить на веревочку обтекать и сушиться. От этого озарения не становилось страшно, нет, но Келси всё равно, заметно побледнев, нервно сглотнула и поспешила отвернуться, однако то, что она услышала потом, заставило удивленно буквально податься всем телом, делая твёрдый шаг навстречу, в желании расслышать последние слова чётче.
- Простите, что?... - её тонкие брови изящно изогнулись в удивлении, а глаза блуждали по лицу Виктора, надеясь отыскать в нём малейший намёк на шутку. Она, не осознавая этого, оказалась к мужчине так близко, что теперь могла рассмотреть его лицо в деталях. Дум был красив и относился к тому типу мужчин, которые своей притягательностью как раз пользовались с удовольствием. Обаятельный и всемогущий - как тут можно устоять? Ну, разве что сейчас, когда дело происходит на кладбище, а этот человек предлагает ей поторговать собственными воспоминаниями.
- То есть это как? - Сердце нахмурилась, облизнув в момент пересохшие губы. В следующий миг, когда их тут же защипал мороз, она об этом крупно пожалела. - То есть я тебе воспоминания, а ты.. всё, что угодно? Уж прости, что я так резко перескочила "на ты", но едва ли я могу всерьез воспринимать это предложение. Это сумасшедшее предложение. Какой толк в моих воспоминаниях? Как... как я могу доверить их тебе? Где гарантии того, что ты не станешь выведывать у меня тайны, касающиеся даже не меня, а команды?
Девушка замолчала, всё так же пристально вглядываясь в его глаза. Что-то здесь было не то. Она чётко помнила, как Старк просил её ему не доверять. Поэтому поиск подвоха напрашивался сам собой. Это с одной стороны, а с другой... какой толк Виктору с её личных тайн? Если бы ему было нужно узнать что-то, он бы узнал это запросто телепатией или другими фишками из собственного арсенала. Да и разве для этого человека вообще существовали тайны? Кей сомневалась.
Сомневалась она так же в том, что морально готова распахнуть перед этим мужчиной собственные мысли, ведь это было интимнее, чем раздеться перед ним и заняться сексом. Такая аналогия вызвала у блондинки тихий смешок, который она поспешно прикрыла тонкой ладонью.
- Нет. Категорически. Мне ничего не нужно, ни от тебя, ни от кого бы то ни было. Мои воспоминания это личное и я не хочу ими делиться с тобой. Не потому что ты - это ты. А потому что я не хочу делиться ими вообще. Я...
Блондинка вздохнула и молча развернулась, коснувшись разметавшимися от резко движения прядями плеча фон Дума. Она намеревалась уйти, но сделав буквально три шага прочь, она внезапно поняла, ЧЕГО она хочет. Что именно ей было нужно для того, чтобы дальше, как он выразился, геройствовать. Что позволит ей дожить до тех самых седин, а не пасть в следующем бою.
"Нет... нет, это глупость..." - махнув на это рукой, Келси продолжила свой путь уже более неуверенной походкой.

0

7

Само собой, Виктор не ожидал быстрого согласия на свое предложение. В конце концов он уже про себя успел отметить, что подобное предложение стоило подать чуть более мягко, а не настолько прямолинейно. Тем не менее, Виктор не любил такого рода условности и совсем нянчиться с женщиной, пусть и находившейся в хрупком психологическом состоянии. Тем не менее, Келси действительно создавала впечатление человека, который прошел или, кажется, только сейчас проходит через классический цикл “ становления героя”, предложенный одним американским писателем. И  сейчас Виктор поймал себя на мысли, что Келси является ярким примером этого самого цикла. Интересу ради, Дум поспешил поделиться этим наблюдением со своей собеседницей:
-Вы знаете, дорогая, -  начал говорить Дум мягко и медленно: -В американской литературе есть писатель по имени Джозеф Кемпбел, ничего выдающегося или гениального, однако меня заинтересовала выдвинутая им концепция под достаточно поэтичным названием “Путь героя”. Эта концепция представляет собой цикл, - для наглядности Виктор очертил окружность в воздухе, после чего продолжил: -Цикл начинается с того, что у нас есть некий персонаж, который находится в определенном моменте своего жизненного пути, его жизнь может быть стабильно спокойной или стабильно плохой, или ещё какой. Иными словами – в ней есть некая константа. После этого наступает момент, когда наш герой начинает действовать, происходит некий поворотный момент: герой может встретить кого-то особенного или особенно сильно заинтересоваться чем-то, неважно. В этот момент герой начинает меняться и выходить из своего маленького мирочка, дабы открыть для себя неизведанное. Где-то в этот момент герой встречает наставника, который желает помочь герою и подсказать, как пройти этот тернистый путь. Но это все лишь прелюдия и интересное грядет дальше, - Дум слегка улыбнулся, сделав небольшую паузу, после чего продолжил:
-Спустя некоторое время герой на своем пути встречается с кризисом. Этот кризис представляет собой вызов, на который герой ответил и который проиграл, несмотря на все старания. Этот кризис дает понять, что герой недостаточно хорош для чего-то, пока ещё. За кризисом следует упадок: герой разбит, подавлен, ему кажется, что весь его путь бесполезен, что он прошел через весь свой путь зря и так далее, и тому подобное. После этого, рано или поздно, но абсолютно всегда, наступает этап трансформации. Герой окончательно отбрасывает все то, что привело его к поражению в прошлый раз. Ненужные привычки, ошибочные взгляды, приобретает качества, которые ему необходимы непросто для выживания, а для того, чтобы быть лучше во всех отношениях. После стадии трансформации герой вновь сталкивается с вызовом, но в этот раз побеждает и приходит к первой стадии цикла – константе, какому-то стабильному состоянию, из которого герой может со временем выйти, чтобы повторить цикл. – Виктор выдержал небольшую паузу, внимательно оглядывая Келси с ног до головы: -Насколько я  могу судить, твой цикл сейчас остановился на этапе упадка, а кризис случился, судя по всему, во время нападения демонов и обострился из-за кончины Старка. И для трансформации тебе не хватает пары дополнительных шагов, - Виктор искренне полагал, что у Келси есть интересный потенциал. Разумеется, сможет ли она его раскрыть или нет, Дум не знал, да и его это мало волновало.   
-Что же касается Ваших опасений касательно сохранности Вашей команды. Поверьте мне, я изучал каждого члена вашей команды годами, - Дум чуть улыбнулся, чуть наклонив голову и мизинцем поковыряв в ухе: -Я знаю о морали, характере, истории, физическом пике Стивена Роджерса больше, чем он сам знает про себя. О ваших участниках массовки, таких как Хоукай и Черная Вдова, например, я знаю достаточно много, чтобы они меня не волновали. Кто ещё? Одинсон. Его историю было изучить чуть сложнее, чем остальных, все таки счет идет на года со множеством нулей, но даже это не проблема для меня. Кто у вас там ещё есть? Человек-паук? Он мне неинтересен. Поверьте мне, если бы я хотел навредить кому-то из вас, я бы это уже сделал, но даже с этим учетом, - Виктор внимательно посмотрел на Львицу, неуверенно шагающую прочь от него, -Прошлый я взял бы желаемое силой, однако я пытаюсь быть более дружелюбным. Повторюсь, я предлагаю эту небольшую сделку из чистого любопытства, я же не дьявол, чтобы закидывать вас подводными камнями и какими-то оговорками. Можете быть уверены, дьявол намного хуже меня, я встречал его несколько раз, не самая приятная личность. Я даю Вам слово, что мои действия не навредят ни вам, ни кому-либо ещё, вне зависимости от близости или важности для вас, - Виктор засунул руки в карманы и медленной походкой проследовал за Львицей, видя её смятение. Он ясно видел, что она уже поняла, чего хочет. Осталось всего ничего.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [25.01.2016] The New Beginning


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC