Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [30.05.2015]Welcome to hell


[30.05.2015]Welcome to hell

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 30.05.2015
Место: квартира Майи, дальше ад.
Участники: Satana&Echo
Описание:Прошло не так много времени с момента воскрешения Майи. Вернув себе память с помощью новых друзей, девушка решает навестить свое бывшее жилище и собрать вещи. Только вот знала ли она, что кое-кто придет напомнить ей о должке?

https://67.media.tumblr.com/46ad20e522d6419aa3d65b5b549bada5/tumblr_o9o7871qMU1uu75amo1_500.jpg

Мы прощались как во сне,
Я сказала: "Жду".
Он, смеясь, ответил мне:
"Встретимся в аду"..
.

Отредактировано Echo (04.07.2016 13:04)

+1

2

Между мирами мёртвых и живых испокон веков существует баланс. Неважно, кому принадлежала душа при смерти, фараону ли, рабу, крестьянину или великому князю; чьей бы она не была, чьей бы славой не грелась и не гордилась, в момент, когда тяжёлый серп Смерти отсекает последний вдох от тела, всё земное исчезает, и все души вдруг становятся равны. Назад пути нет - ибо так повелось с начала времён, что то, что мертво, не может ожить. Смерть едина и беспощадна, она уравнивает всех в их свободе воли и выборе решений; смерть - последняя точка в земной судьбе. Часы уравновешены: кто-то рождается, кто-то умирает. Белые и чёрные камешки качаются на ладонях вселенских чаш весов.
Однако иногда случаются исключения, и чьи-то часы неумолимая рука непостоянного случая переворачивает ещё раз, заставляя песок сыпаться вниз. Бывает, что в судьбы смертных, чей удел - жить свой век, вмешиваются великие боги, изменяя истории целых цивилизаций и выстраивая империи; Ад, этот вечный страж, что наблюдает за равновесием с зари мироздания, как только появилась первая звезда в первой бездне, на то порой смотрит сквозь пальцы. Но случается порой и такое, когда душа из железных тисков теневой стороны выскальзывает сама, и никто не знает, отчего так случилось, и тогда Азраил, тот-кому-помогает-Господь, раскрывает свои крыла, что цветом - темнее ночи самой, над всем миром и скликает жнецов, дабы они вернули беглеца. Ни белые, ни чёрные камешки никогда не должны перевесить. Коса последнего из судей не знает пощады, и каждый ляжет под взмахом её, ибо такова жизнь и такова смерть.
Повсюду у Ада глаза, повсюду бродят кошки, вестники дьявола, а высоко в небе кружат тёмные птицы - никому не скрыться от этих вестников.

Убрав руки в карманы своего кашемирового пальто, рыжеволосая девушка шла по улице, медленно постукивая каблуками по асфальту тротуара - цок, цок, цок. В её грациозной походке слышалась некая неотвратимость, угадывающаяся не столько сознанием, сколько душой, и именно по этому ритмичному звуку, что был похож на град, прокатившийся бы вдруг по мостовой, можно было узнать, что недобрые вести она несёт в своём сердце. Стройная и высокая, словно тополь, невероятно красивая, эта девушка имела на своём лице отпечаток холодной, мраморной жестокости, ибо она, как и всякий палач, не знала пощады к приговоренным. Ликтор - лишь инструмент, а потому не думает он о сущности своих жертв, не думает о боли их или страхе; его волнует лишь справедливость - приговор, который надобно привести в исполнение, ведь судья, имя которому - вечность, не в силах ошибиться.
Сатана, дочь сатаны, адская гончая, равной которой не отыскать под всеми солнцами, шла вперёд. Ей не надо было задумываться о том, куда идёт она - ноги сами несли её, словно давно знали дорогу; и железная дверь подъезда не остановила её - лишь лёгкое касание тонких пальцев, и вот уже створки распахнулись на распашку. Крупные кольца рыжих локонов прыгали по спине, пока Хеллстром поднималась по лестнице, и лишь у двери квартиры княжна ненадолго замерла - вдыхая запах и слушая, есть ли кто-то внутри.
Пустота.
Густые тёмные ресницы опустились, и перед внутренним взором дьяволицы закружились картины вероятностей... Должно ждать.
Перекинув волосы себе на плечо, суккуб беспечно прошла внутрь.

Пыльно и тихо было здесь, в этом давно брошенном жилье; нет ни разбросанных вещей, ни оставленной книги, ни случайно оброненной записки, а единственный цветок, что стоял на подоконнике, давно погиб - на него девушка посмотрела с состраданием. Небрежно сняв с себя пальто и оставшись в тёмной рубашке и таких же тёмных джинсах, Венера опустилась в кресло, вытянула тонкие руки на подлокотниках и закинула одну ногу на другую. Ждать? Ждать она, живущая уж вторую тысячу лет, умела лучше всего, и многие кошки позавидовали бы ей.
Так могла пройти целая вечность.

+1

3

Это было достаточно странно. Возвращаться в дом, где ты не был уже несколько лет. Майе не особо хотелось в нем оставаться жить, слишком много с ним было связано. Перед своей смертью она провела несколько месяцев в Лос-Анджелесе. Стоят перед многоквартирным домом она испытывала разные чувства: растерянность, смущение, cтрах. Не то чтобы эта квартира была ее счастливым гнездышком, но в какой-то степени это был уголок ее уюта и защиты. В целом она  проводила в этом жилище не так много времени: жила то с Мстителями, то вместе с ними скрывалась во времена Гражданки и многие другие места были ею посещены. Благо место хранения запасной связки ключей осталось неизменным. Майя была одета в просто брючный костюм серого цвета, на плече болталась маленькая сумочка. Ей было нелегко согласится на переезд к "Героям", но сейчас для нее это было лучшим решением. Осталось только проверить свою квартиру и собрать вещи.

Майю нельзя было назвать особенной хозяйкой. В комнатах царила спартанская пустота: только необходимая мебель, не безделушек или большого количества цветов в ней не было. Она молча поднялась на нужный этаж, молясь не встретиться ни с кем из знакомых. Конечно, вряд ли ее смерть широко освещалась, но хотелось бы избежать лишних вопросов: не было на это моральных сил.

Ключ легко повернулся в замке, дверь слегка скрипнула. На Майю дыхнул запах затхлого жилища, пыли и какой-то...пустоты. Так часто бывает, когда в квартире долгое время никто не живет. Появляется в ней нечто...не живое. Зайдя в прихожую, она с некой долей горести посмотрела на слои пыли, покрывавшей почти все вокруг. Да, давно здесь не было хозяйки. Она молча прошла в зал, щелкнув выключателем. Приглушенный свет озарил комнату. Только увиденное не порадовало Майю: перед ней в кресле сидела красивая женщина. Вся ее поза, вид, выражение лица были пропитаны ехидством и превосходством. Эхо не афишировала, что ожила, что придет в свою квартиру, то кто мог ее тут ждать? Неужели к ней пришли галлюцинации? Она с усилием моргнула пару раз. Женщина не исчезла. Значит, она вполне реальна.

- Кто... вы такая? - осторожно спросила Майя, вспоминая где припрятала саи или боевой шест. Что-то ей подсказывало: бывший друг явно не будет так ее ждать.

+1

4

Конечно, можно было просто проклясть Лопез, и она бы уже никогда никуда не вернулась; можно было бы с порога встретить зачарованным клинком, но тем королева и отличалась от большинства своих подданных - состраданием. Пусть оно было своеобразным, пусть было даже несколько странным, а порой не замечалось, оно всё же было. Сама умиравшая не единожды и знавшая, каково оно, падать в великий мрак, чтобы потом осознать себя на дне всех миров, Тана сочувствовала каждому, кто проходил через это - и кому приходилось проходить дважды. Оттого она и приходила к каждой жертве сама, сплетаясь из ночных теней и никогда не пряча лица - это было честнее.
Закатные лучи, пробивающиеся сквозь опущенную штору, освещали комнату недобрым, алым отсветом, словно кровь разливаясь по стенам.

Утренняя Звезда подняла руку и сделала едва уловимый жест кистью, похожий на то, что она искала какую-то нить в воздухе: дверь, которую хозяйка квартиры оставила открытой, с грохотом захлопнулась; ключи, звякнув, упали на пол. Будучи не особо терпеливой, а потому - предусмотрительной, Хеллстром не очень любила, когда окружающие начинали делать разнообразные глупости вроде попыток сбежать или кинуть в неё чем-нибудь тяжёлым. Оставалось в глубине души трепетно надеяться, что Майя не решит выпрыгнуть в окно - меньше всего сейчас дьяволице хотелось исполнять акробатические трюки и ловить беглецов, пусть для этого в её случае и требовалось только посмотреть в нужную сторону.
Аура женщины пред нею полыхала - огненным, золотым, вновь огненным, теперь с багрянцем; не страх, но разумное опасение и злость где-то внутри. Рыжеволосая чуть повернула голову, чтобы посмотреть на прикроватную тумбочку - под её пронзительным взором верхний ящик открылся, тихо, практически бесшумно, и из него, точно две серебристых птицы, выпорхнули узкие длинные клинки с обмотанными кожей рукоятями. Провернувшись в воздухе, они пролетели те пару метров, что разделяли сейчас собеседниц, и с пронзительным звоном рухнули под ноги Эху. Выражение лица княжны, не дававшее прочесть ровным счётом ничего, не поменялось - она по-прежнему просто ждала, что будет дальше.
- Железо опасно лишь для эльфов, серебро - для оборотней, а осина - для вампиров. - Чуть прикрыв глаза, произнесла демон, поправила густые локоны, что так и норовили тугими, непокорными прядями упасть ей на лицо. - Мне не страшно оружие смертных, но я уважаю тех, кто готов пустить его в ход. Храбрость всегда высоко ценилась среди иных миров, ибо легко быть храбрым, будучи неспособным умереть, и много сложнее - рисковать собою.
Она помолчала, медленно постукивая длинными пальцами по подлокотнику кресла. В её лёгкой, почти расслабленной позе чувствовалось что-то такое, что невозможно описать, но легко прочувствовать - величественность движений, грация аристократической крови, что досталась девушке от её отца, что был старше всех известных королей. На безымянном пальце левой руки у Венеры блестело серебряное кольцо с чернённой гравировкой: дракон, оскаливший свою пасть, и она задумчиво, каким-то привычным жестом гладила холодную поверхность металла, который никогда не нагревался. Хищный бутылочный взор всё смотрел строго на женщину перед нею; куда-то на грудь, где танцевала, вспыхивая и утихая, золотистая искра души.
Всё в мире крутится вокруг них, весь мир - лишь клетка, из которой порой вырываются сверкающие бабочки.

- Сатана, дочь сатаны, - голос суккуба подобен был мягкому шелесту листьев под ночным ветерком, и в нём не чувствовалось ни угрозы, ни напора; этой девушке с всеведающими очами, в которых жила сама тьма, кажется, всё уж давно надоело. - Королева Ада, посыльный от Азраила и сестра ему. Палач, если угодно. Мне жаль, дочь Евы, урождённая Майя, но баланс между жизнью и смерти не терпит того, чтобы его нарушали, пусть даже и невольно. Умершим единожды назад дороги нет, ибо такова смерть - я пришла за тобой. Твоя душа принадлежит миру мёртвых, но не живых, и здесь ей не место.

+1

5

Музыкальное сопровождение

Все происходящее напомнило фильм ужасом: садящееся солнце, кровавый закат, тишина вокруг. Осталось только дождаться  скримера, но что-то подсказывало Майе - все будет иначе. Она продолжала наблюдать за незнакомкой, ожидая от него всего что можно представить и была готова действовать. Все ее тело было напряжено, она взглядом внимательно изучала гостью, готовясь повторить с буквальной точностью любое ее движение. Перед ней в кресле сидела холенная натура, сошедшая словно со страниц светских хроник. Было непонятно, что ей могло понадобится от столько скромной девушки. Рыжие волосы красиво переливались в лучах заходящего солнца, лицо же сохраняло непроницаемое выражение. Словно прочитав мысли девушки, она сделала неумолимое движение кистью руки. Дверь захлопнулась, вызвав небольшой ветерок по полу. Майя не могла слышать, но она ощущала всем телом вибрацию. К телекинезу ей было не привыкать, но что-то подсказывало: гостья явно не ограничивается только им.

Майя продолжала наблюдать за гостьей, вспомнив, что хранила саи в прикроватной тумбочке (и пусть никого не смущает выбор места, не под подушку же их класть). Гостья повернула голову и не делая больше никаких движений, открыла ящик и легко перенесла их взглядом под ноги Майи. Та удивленно посмотрела на нее. Чем дальше, тем странее. Но прожив определенное время в Японии, да и в целом воспитанная как воин, Эхо умела уважать право честного боя. Что мешало незнакомке воткнуть сай ей в горло? Ничто. Вместо этого она дала клинки Майи, дав той выбор для честного боя. Несмотря на то, что перевес в силах был очевиден. И явно не в пользу глухой девушки.

- Мои данные я полагаю тебя и так известны, - ответила Майя, выслушав незнакомку. Не то чтобы Эхо была сильна во всяких магических штучках, но общение с доком Стрэнджем, Рукой и еще по мелочи со всякими магами, делали слова Сатаны достаточно правдивыми. Точнее, Майе не было повода не верить им.

- Я не выбирала возвращаться мне или нет, - Майя перешагнула через лежащие на полу клинки, не делая попыток их поднять. - Это был не мой выбор.

Все происходящее казалось дурным сном. ВОт так убита, воскрешена, только пришла в себя и..обратно? Прошло всего несколько дней как в парке ее нашел Дэнни и помог ей восстановить память. Постепенно Эхо смогла восстановить все события до момента своей гибели. Парадоксальным образом, девушка не могла даже примерно описать что было за чертой. Но она и не стремилась особо. Что-то подсказывало Майе: есть вещи, которые лучше не знать от слова совсем. Она не совсем понимала, что ей нужно сейчас сделать. Драться? Бежать? Как Ронин, она была готова принимать смерть с честью в бою. Как Майя Лопез, она любила жизнь.

- И что теперь? Ждет полуночи и приносим меня в жертву на ритуальном столе? - сказала с иронией Майя, садясь на стул напротив Сатаны. Она повернула его спинкой к ней и внимательно посмотрела на лицо гостьи.  Из-за своей глухоты ей приходилось всегда держать губы собеседника в поле зрения. К слову, ей вдруг стало как-то спокойно. Не то чтобы она смирилась, скорее решила подождать хода своей собеседницы.

+1

6

Несмотря на то, что лицо Хеллстром оставалось совершенно бесстрастным, в её позе явно обозначился некоторый смутный интерес: в том, как мягко постукивали по подлокотнику длинные тонкие пальцы, в том, как беспокойно скользили длинные рыжие волосы, точно были живыми, и даже в том, как тень, что лежала под ногами своей хозяйки, потряхивалась, будто мокрый зверёк, пытающийся высушиться, во всём том чувствовалось любопытство. Конечно же, мисс Лопез была права - тёмная королева знала всё, ведь каждый, кто проходил сквозь врата жнеца, отдавал свою душу на растерзание мертвецам, и это было что-то вроде… Фотографий всех страниц жизни, снятых за единое мгновение. Тот, кто умирал, делился своей памятью с вечным мраком, и дочь дьявола легко заглядывала в неё, выискивая то, что было ей нужно.
Пока же больше всего её интересовал тот факт, что Майя совершенно точно была глухой. Выходит, читала она по губам?
Подобный навык суккуб так никогда и не смогла освоить - в прочем, её попросту отвлекал блеск ауры, что для демона значил намного больше.
- Я знаю, - спокойно откликнулась Сатана, точно кошка, склонив голову к левому плечу и глядя на свою собеседницу, севшую теперь на стул. - Мне известна каждая смерть и каждая жизнь, ибо таков смысл моего существования. Мне жаль, дочь Евы, я знаю, каково это - умирать и возвращаться из тьмы, ибо сама я проходила этот путь не единожды - и нет ничего хуже, как осознавать себя здесь, в мире живых, снова. Тебя случайно вернула вселенная из-за тех… Событий, что вызвали в ней сплетение нитей вероятности, эти колебания были столь сильны, что ожили многие, кому пора уже давно покоиться в ледяной реке. Так бывает порой, ибо реальность наша очень нестабильна и на самом деле вовсе не состоит из жёстких столпов, и именно потому палачи и ходят по миру, дабы вернуть всё на круги своя. Равновесие - жестокая вещь, но мы так же, как и все смертные, не в силах его нарушить. Эти законы очень древние, менять их явно не нам.
Однако лазейка была всегда. Каждый, кто вёл дела с Преисподней, знал это, ибо во всём мире не существовало дельцов лучше, чем дети Люцифера, придумавшие сделки ещё тогда, когда цивилизации не догадывались о том, сколько выгоды может принести нехитрый процесс обмена. Умирать же на самом деле не хочет никто - даже самый настойчивый и упорный фаталист обычно старается избежать последней черты.
Такова природа тех, кто знает, что ему уже не вернуться оттуда.

Острый, бутылочный взор, вспыхивающий изнутри тревожными адскими переливами огня,
- Зачем? - Засмеялась девушка, откинувшись чуть назад и тряхнув густой копной волос. - Всё это - лишь ужимки для магов, которые верят, что от времени, когда опущен нож, изменится исход заклятья, а демону есть разница между кровью человека и барана. Я не приношу жертв и не взываю к отцу напрасно: мне достаточно открыть дверь, и мир мёртвых сам примет тебя, ибо ты всё ещё принадлежишь ему, как и всякий, кто не был возрождён истинно. Но я вижу, что ты не хочешь возвращаться обратно, ведь так?
Голос Сатаны, обольстительный, чарующий голос, полный чудных переливчатых интонаций, зазвучал ещё вкрадчивее, мягче, унося сознание Майи в тёплые объятия темноты. Как бы не была жестока дочь Люцифера, унаследовав характер и силу воли от своего отца, от матери, которой она уж и не помнила, забыв и руки, и слова, и даже лицо, в ней оставалась та тонкая, едва уловимая тень сочувствия, которая порой позволяла делать ей невероятные поступки для существа, что темнее ночи самой.

0

7

Майя ожидала всего чего угодно: расхождения земли, землетрясения, кары небесной в конце концов. Но ничего особенного не происходило. Со стороны казалось, что беседуют две давних подруги и всего-то. На деле же обстановка была крайне напряженной: Майя будучи простым человеком не особо доверяла всякой там магии, предусмотрительно оставляя такие дела на доктора Стрэнджа и ему подобных. C  момента своего воскрешения она пыталась хотя бы отчасти вспомнить, что было там, за гранью, но не могла найти даже обрывков тех моментов. В какой-то степени Дэнни смог ей объяснить, что есть вещи, губительные для человеческой психики и во ее благо, лучше их не знать. Видимо с оживлением, забываешь и то, что ты видел, как ты жил. Была ли там тьма или свет, холод или жар, тоннель или нет - Майя не могла ответить ни на один вопрос. Впрочем, ее это мало волновало.

Дальнейший вопрос застал Майю врасплох. Даже самые отчаянные самоубийцы цепляются за надежду жить, оставляя двери открытыми или выпивая слишком много таблеток, чтобы потом пафосно блевать на ковер. Живя в Японии, Майя не боялась умереть и хотела сделать это с честью для себя, проникшись философией страны. Бой с Электрой был более прозаичен, ровно как и  последующее воскрешение. В том же столкновении с Нефари, Майя ничего не успела почувствовать. Пустота и вот она, в парке с выпадением памяти.

- Я думаю, что понадобись тебе меня вернуть, меня бы уже не было тут, мое тело валялось с инсультом, а душа где-то там? - Майя не спешила отвечать на каверзный вопрос. - Я думаю, 99% процентов тебе ответит, что не хочет вернуться.

Девушка подсознательно чувствовала, что не все так гладко. Но чарующие нотки как-то снимали градус напряжения, отвлекали и завлекали девушку. Ее не то, чтобы потянуло в сон, скорее заставило мышцы расслабиться, а ногам спокойно вытянуться. До этого Майя была готовить ударить при необходимости или сделать еще что-нибудь по ситуации. Сейчас  же она испытывала смешанное чувство из легкого умиротворения и интереса "что же дальше".

Другое дело, что за столько короткий срок, ей похоже стало что терять. Ее, растерянную и с потерей памяти, подобрал старый друг Кулак и его товарищи, помогли ей все вспомнить, а также предложили остаться. Не то чтобы это было мечтой всей ее жизни, но..скорее нехватка той самой человечности заставили девушку дорожить этим. И вот так сейчас от этого отказаться? Уйти в небытие?

Отредактировано Echo (25.07.2016 22:00)

+1

8

На мгновение по пухлым губам княжны пробежала тень улыбки, лёгкой, даже в чём-то понимающей, не злой. Она любила и уважала смелых, ибо лучше многих знала, сколько порой стоит оставаться твёрдым, когда на тебя дышит вечность, заглядывая прямо в душу, словно и нет на пути к ней преграды из плоти и крови.
- Есть те, кто давно остыл к своей жизни. Обычно они уходят спокойно, принимая смерть в дар, как избавление от собственного будущего, в котором не видят ничего хорошего, - немного задумчиво протянула Сатана. - Но нет. Ты бы просто исчезла, если тебя это утешит. Без боли. Я стираю жизнь, как будто её не существовало вовсе.
В её глубоких, совершенно нечеловеческих по своей чистоте цвета глазах золотился тонкий ободок вокруг зрачка, похожий на тонкую раскалённую проволоку: Василиск, жестокий зверь из самых тёмных адских глубин, свернувшись в тугое кольцо в сознании дочери дьявола, продолжал наблюдать за тем, что происходит. Они давно были едины, и разделить, где заканчивалась Хеллстром и начинался Змей, было уже практически невозможно; вот и сейчас, глядя на Майю, оба демона испытывали похожие чувства: властелин камня и огня стал сострадательнее, а Венера - жёстче, и теперь они вроде бы пришли в равновесие. Раздумывая о превратностях судеб, которые порой запутываются в чудовищный клубок, рыжеволосая качнула ногой и вновь коротко, быстро улыбнулась, обнажая белоснежные зубы. На верхней челюсти у неё были длинные, острые клыки, вызывавшие смутные ассоциации в гастрономических предпочтениях этой очаровательной красотки с лицом мраморной статуи.

Оттолкнувшись руками от подлокотников, суккуб встала, тяжело тряхнула локонами: в их горячо пылающей меди, что похожа была на багряный закатный отсвет, вдруг прорезалась тонкая серебряная корона, от которой поползла по вискам ледяная изморозь. В движениях королевы обозначилась вдруг вновь эта злая, жестокая властность, так отчаянно повторявшая привычные жесты князя тьмы; только по тому, как Утренняя Звезда поворачивала голову и как смотрела на своих собеседников из-под тени густых ресниц, угадывалась её мрачная сторона, что во всей красе оживала в Аду. Бесшумно перемещаясь по комнате и даже не постукивая каблуками, словно бы на самом деле была бесплотной, наследница Ада обошла небольшую спальню Лопез по кругу, скользя кончиками длинных музыкальных пальцев по мебели. На слое пыли оставались тонкие следы, вызывавшие неприятное, боязливое чувство своей идеальной ровностью линий.
Она молчала, словно бы размышляя, и заговорила вновь только спустя несколько бесконечно долгих минут, остановившись у стены и повернувшись лицом к смертной. За спиной дьяволицы обозначилась вдруг тень, и не имел этот силуэт ничего общего с человеческим; огромные драконовы крыла занимали всю стену и загибались краями в углы, куда не дотягивался слабый свет.
Глухой, тихий голос струился над полом, точно ночной туман, и он казался дрожью, дыханием самой земли, глубоким и тревожным.
- Испокон веков Преисподняя заключала сделки с вашим родом, дочь Евы, а мы за вас заключали сделки с Азраилом. Рано или поздно ты вернёшься в мир мёртвых так же, как возвращается каждый, ибо никто из вас не в силах сбежать от этой участи, но я могу подарить тебе свободу на долгие годы вперёд - до того, как ты вновь окажешься перед лицом последнего из Всадников. Баланс должен быть восстановлен - но Смерть закроет глаза на то, чья свеча перестанет гореть, если число их будет верным. Такое уже бывало и будет впредь и будет таковое ещё много раз. Мир не так-то прочен, как нам бы хотелось. Подумай о том, чего ты хочешь. - Лёгкое шевеление пальцами: подчиняясь её молчаливому приказу, шторы на окне раздвинулись, пропуская в комнату сквозь пыльное стекло последние солнечные лучи. - Времени у тебя - до конца заката.
Мягко, шелестя друг об друга, падали вниз песчинки в большой колбе часов, что стояли на полке. Сквозь время, расстояние и бесконечную пустоту космоса Тана ощущала, как жнец наблюдает за ними, всё такой же терпеливый и бесстрастный, привычный ждать тысячи лет, чтобы собрать свою жатву.

+1

9

Майя внимательно наблюдала за своей гостьей. Ей сложно было определится. Всего несколько дней прошло c момента воскрешения, а девушка так и не вспомнила как умерла. Точнее, она могла воспроизвести все события до того самого момента, а после пустота. Следующим, что она помнила, было ее пробуждение в парке Нью-Йорка. Непродолжительная работа рядом с доктором Стрэнджем научила Майю ничему удивляться. Но от сущностей по типу Сатаны она справедливо предпочитала держаться подальше. Хватило опыта общения с "Рукой". Cо стороны могло показаться, что Это беседа двух старых подруг.

Майя следила взглядом за своей гостье, ожидая еще слов. Cатана же не торопилась продолжать разговор, медленно обходя комнату. Ее пальцы изящно скользили по поверхности мебель, заставляя толстый слой пыли взмывать вверх и красиво отражаться в лучах солнца. Все это напоминало Майе сколько лет ее здесь не было.

- Спасибо, а то я уж-то думала навсегда тут осталась - съязвила девушка, не особо стараясь сгладить накал. В следующее мгновение атмосфера в комнате изменилась, превратившись из расслабленной в напряженную, не хватало только грозной музыки.

- Ммм, - замялась Майя. - Но свеча же..чья-то, так? - всякие там хитросплетения магические были вне понимания Майи. Но простые логические связи подсказывали, что все не так просто и, если верить сказкам, тут явно был подвох. В целом, вся эта канитель с "кому жить, а кому умирать" была извечным камнем преткновения всех героев. Глядишь прирежешь парочку злодеев, того и жить спокойнее станет. Но с другой стороны, чем герои тогда станут лучше? И где будет проходить та грань, между спасением и преступлением? Сама Майя, будучи одержимой местью, пыталась убить своего отчима Фиска и..не смогла. Да и сейчас, она вряд ли бы захотела это сделать. Так просто задуть свечу...

+1

10

На самом деле, у вселенной в основе не заложена справедливость. Смерть, четвёртый и самый старший из Всадников, приходящий за всеми, когда заканчивается их время, любил повторять, что справедливости нет, и есть только он; и Хеллстром, усталая, вымотанная прожитыми годами, понимала, о чём он говорит. Нет ничего, нет ни начала, ни конца, есть вечность, порубленная на куски взмахами косы с чернённым лезвием. Так семена, упав в почву и впитав влагу дождей, прорастут, чтобы быть сложенными в стопы на следующий год, но новые семена прорастут из тех, что уже были собраны в жатву, и цикл этот будет повторяться всю известную вечность. Ибо на что ещё надеяться урожаю, кроме как не на любовь жнеца…
Из-под полу-приспущенных тёмных ресниц, придававших её глубоким малахитовым глазам тёмную, недобрую загадочность, дьяволица наблюдала за Майей - внимательно, но без особого выражения, словно на самом деле сама была мёртвой статуей. Что бы не решила про себя эта женщина, королева заранее принимала любое её решение; выбор у смертной был, конечно, не богат, но далеко не всегда есть выбор путей из тысяч и тысяч вариантов. Иногда выбирать приходится между одним злом и другим злом, и тогда, какой бы выбор не был сделан, он всё равно будет неправильным.
Она пропустила попытку своей собеседницы съязвить мимо ушей, глядя куда-то в сторону окна. Сейчас суккубу было даже, пожалуй, интересно, чем всё закончится. Благородство или жажда жить? Никогда не угадаешь, в ком и что проснётся, порой даже сам человек не знает, что от себя ожидать.
- Обмен может быть только равноценным. Жизнь отдаётся за жизнь. Кто-то воскрес - кто-то умер взамен, - не стала спорить Сатана. - Ваши предки хорошо это знали - каждое жертвоприношение богам ли, демонам, духам каких угодно миров направлено на то только, чтобы за одну жизнь выменять другую. Это основа баланса, дочь Евы… Мы - все мы, стоящие над балансом, - не меняем его и не в силах перестраивать его так, как мы хотим. Мы - лишь наблюдатели и исполнители вселенской воли. То, что ты воскресла, не было задумано, твоё имя осталось в книге Азраила, иначе я бы не стала искать тебя, дабы вернуть назад, а потому и оставить тебя здесь я могу лишь забрав взамен кого-то иного.
В жизни всегда приходится чем-то жертвовать. Главное, что может сделать человек - убедить себя в том, что эта жертва добровольна, иначе она не имеет смысла. Для самой Хеллстром подобной дилеммы никогда не существовало; она одинаково легко уничтожала других и гибла сама, поскольку на самом деле смерти лично для неё не существовало. По большому счёту, смерти не существовало вовсе, и, умирая, все лишь бросали свои физические оболочки, но не исчезали бесследно. Прах - к праху, душу - к душе; но многие цеплялись за свою реальность, даже осознавая то, что смерть - не есть конец.

+1

11

Внезапная догадка поразила словно молния посреди ясного неба. По факту сейчас Сатана предложила ей убить кого-то чтобы купить жизнь для себя. Не то чтобы Майя жила в мире розовых пони, но подобные предложения встречаются не каждый день. Тяжелое молчание воцарилось в комнате. Забавно, но жилье было мертво, как его хозяйка до недавнего времени. Стоило переставать жить в помещение, как оно теряло дух хозяина. В обще, предки племени из которого происходил ее отец верили, что духи незримо с нами и всегда нужно помнить об этом, почитая их и обращаясь в тяжелые минуты за защитой. Но что-то подсказывало Эхо: сегодня такое не поможет.

- Мои предки, что жили на этих земля много веков назад, приносили жертву духам, что охраняли мое племя. Будь то животное или плоды. Они приносили их, когда хотели задобрить духов или же попросить их помощи. В печальные же моменты, некоторые племени при гибели кого-то важного, предлагали чтобы некто проводил усопшего по дороге к звездам. Со временем эту роль полностью переняли животные. Жертвенное создание нарекали именем, относились к нему с уважением, а после торжественно заказывали. - Майя не совсем понимала почему вспомнила это. - Мне рассказывал это отец, когда я была ребенком.

Майя редко задумывалась о религиозной стороне жизни. Когда она была маленькой - отец рассказывал ей о истории племении, его поверьях, но девушка воспринимала это как сказки. В интернате в аспекте культороголии им рассказывали о мировых религиях. Во взрослом возрасте она почти не ходила в церковь, несмотря на все попытки Мэтта привлечь ее в это дело. В результате непродолжительно жизни в Японии Эхо слегка прониклась тамошней атмосферой, благо духи и сопутствующие были ей знакомы.

- Иными словами...предлагаешь побыть палачом?

+1

12

Свою собеседницу королева выслушала с лёгким интересом. Пусть она и была ликтором, вестником от последнего из Всадников, но она не чужда была любопытства к тем, к кому приводила её дорога, ведь каждая душа по-своему была уникальна, и часто уникальность та крылась в прожитых годах. Отец - это слово зацепило Сатану, хоть она и не подала виду; отец был её личным центром вселенной, наставником, учителем, другом - всем, и она мучилась слишком сильно, не в силах найти его следов в новой, изменившейся вселенной.
Но сказать об этом, открыться? Нет, она не могла себе позволить. Ад, мёртвые земли, чистилище - всё оное для смертных должно было быть подёрнутым мифическим ореолом, и никаких слухов о бедах тёмных земель. Хеллстром слишком хорошо знала цену подобным тайнам.
Лёгкое движение головы; рыжая тряхнула волосами, голос её вновь потёк мягким, баюкающим дурманом:
- Так делали все смертные, Майя. У всех них были защитники и помощники из сакральных сфер - пока не сменилось время, и вместо духов не пришли иные сущности, ставшие тенью теней. Духи мёртвых, лоа или призраки, предки или дети самой природы - все они научили род человеческий правилам незыблемым, как сама смерть, и когда Яхве пришёл сюда с ангелами, а демоны поднялись в верхний мир, ничего не изменилось. Смерть… Стар, очень стар. Старше нас всех. Он знал это правило ещё на заре всех времён… И жертвы так и остались среди смертных, лишь приняли другую форму.

Снова молчание. Княжна давала Лопез право думать. Господь дал им право свободного выбора, наградил младших из всех своих детей; кто она такая, дабы отнимать дарованное небесами.
- Нет. Здесь есть только один палач, и этот палач - не ты, дочь Евы. Я лишь предлагаю тебе выбор между двумя жизнями, твоей жизнью и не твоей жизнью. За любую сделку приходится платить, и здесь цена неизменна со времён творения вселенной, - коротко пожала плечами дочь дьявола, глянула в окно; на густых волосах заиграли блики. - Коли говорить в именах, я предлагаю тебе быть дельцом. Но солнце садится, закат - короткое удовольствие. Тебе надобно решить - я не могу ждать тебя вечность, ибо и я сейчас не принадлежу себе, а лишь тень от косы жнеца.
Присмотревшись, можно было бы заметить, как зашевелились тени в углу, заструились к своей королеве, и как на мгновение встал за её левым плечом огромный силуэт высокой тёмной фигуры в балахоне. В каждом из домов, в каждом из отражений, в каждой из звёзд он был, тень всего сущего, ибо всё было смертно. Глаза Хеллстром вспыхнули чуть заметным нетерпением; горячая, что огонь с её волос, она не любила ждать.
"Решай же, решай!" - Будто бы говорил весь её вид, но королева промолчала.
Последние лучи светила нежно, словно прощаясь, гладили её щеку, алебастрово-белую в этих тревожных сумерках.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [30.05.2015]Welcome to hell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC