Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [21.01.2016] Не все, что входит, с легкостью выходит


[21.01.2016] Не все, что входит, с легкостью выходит

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s0.uploads.ru/cCSgR.jpg
Время: ближе к полудню.
Место: Райкерс.
Участники: Белла Донна Будро, Бруннхильда.
Описание: казалось бы, жизнь Валькирии в Мидгарде вполне удалась: она - знаменитая воительница, у нее полно злата, прекрасный пентхаус и верный, любящий конь. Но никто не знает, что и у Вали есть свои секреты… Охраняя их, она ходит по тонкой грани между тьмой и светом, и поначалу ей везет. Однако в какой-то момент все начинает идти не так, как должно, и Дочь Асгарда свершает великую ошибку, которую возможно исправить лишь вызволив Королеву Убийц - ту, что считалась покойной, из плена тюрьмы…

+2

2

Райкерс-Айленд, вторая по величине тюрьма с США. Для всех обитателей Нью-Йорка она была, есть и будет обычной исправительной колонией для криминального сброда. Сюда не сажают крупных шишек вроде наркобаронов и мафиози, не тот уровень безопасности. Но для Беллы сделали исключение. Честно признаться, она была глубоко возмущена - впервые в жизни ее так недооценивали. Обычные наручники, три человека охраны и, как водится, оранжевая униформа...
-Оh mon dieu, тут еще скучнее, чем я думала... - с грустью вздохнула блондинка, ступая на землю с вертолета, - Мальчики, у вас тут хоть примитивный бар имеется?
-Еще слово, и я тебя землю ржать заставлю! - сопровождающий резко дернул на себя цепь так, что Будро оказалась на коленях, затем подошел и, схватив за волосы, шепотом добавил - Слушай внимательно, повторять не буду. Не знаю, на кой ты сдалась моему начальству, но у меня правила такие: дернешься или косо посмотришь на меня, или кого-то из моих ребят, я тебе такой ад устрою, что своему мертвому отцу позавидуешь. Усекла?
-Косо это как, с вожделением? - иронично добавила Будро и усмехнулась, но в ту же секунду  получила отменный удар в челюсть.
- Я сказал, рот закрой, или пойдешь тех парней развлекать. Знаешь что с тобой через час будет?
Блондинку повели к воротам. Она не упиралась, охрана сейчас волновала меньше всего. В данный момент здесь 7 тысяч заключенных, и все они мужчины, точнее изголодавшиеся по воле похотливые животные, которым только дай команду. Их сверлящие взгляды она чувствовала на себе с того момента, как очутилась здесь. И против такой толпы ей одной не выстоять.
Лифт опустился на минус третий этаж, к одиночным камерам. Этого она никак не ожидала, но была приятно удивлена отдельным аппартаментам.
Прошел примерно месяц со дня заключения. Каждый день одно и то же: прогулки под конвоем в гордом одиночестве, отвратительная еда, спортзал, библиотека... И ни одного посетителя. Ни одного послания ни от своих, ни от кого бы то ни было еще. Это очень настораживало и злило. Кто и зачем держит ее здесь? Кому она так понадобилась, мертвая для всего мира... Родных у нее не осталось, шантаж отметается. Враги? Этих куча... Фикс? Он лично пустил в нее пулю и на этом успокоился. Нет королевы - нет Гильдии.
Кто? А быть может, они и вовсе забыли о ее существовании? Кинули здесь подыхать и все... Роль Эдмона Дантеса ее не прельщала ни капли, а вот режиссера этого действа очень хотелось как следует отделать. Руки просто неимоверно чесались...
Мне бы сейчас добрую фею с волшебной палочкой...

+2

3

Бруннхильда стрельнула туда-сюда своими голубыми глазьями. Палочки в арсенале у нее не имелось. И феей она никогда не слыла. Даже к альвам светлым никакого отношения не имела. Потому под требования мыслей заключенной мало подходила. Но у нее в пространственном кармане крепко хоронился меч. Штука куда  лучше палочки. А значит, полдела уже было сделано.
Тесные, мрачные в сырости коридоры тюрьмы, тянулись перед Брунн. Изгибались хитрыми углами. Точно устиланные простыней пыли ходы ветхого склепа. Холодные полы тяжко вздыхали под поступью.  Стоило ей при самом входе удалиться лишь на дюжину шажков, как она ощутила, будто стены стали смежаться вокруг нее и  на плечи привалил тревожный гнет. В тюрьмах людских до этого асинье так тщательно не доводилось бывать. Сюда она явилась под прикрытием. И все же место ее ужасало.
В Райкерс угождали худшие из худших. Воины без чести. Душегубы, кровопролийцы слабых, насильники, бомбисты. Где-то под этими крышами когда-то коротал свой пожизненный срок прославленный делами гнусными Клетус Кэссиди, более известный жителям Мидгарда под прозвищем Карнаж. Да…  Сам Мастер Резни проводил днесь свои денечки опосля стычки с Новой.
Ее зовут Белла Донна Будро.
Начальник узницы шагал подле нее. По дороге давая знать о нужных обстоятельствах.
Красивая? - невесть зачем поинтересовалась Брунн.
- Блондинка.
Блондинка. Одобрительно фыркнула Валькирия. Словно волос цветом для нее все было сказано.
- Не сказала и слова, - возвестил начальник. - Цензурного. - Добавил он чуть погодя. – Великолепно натаскана, эта особа. Спесива. Вынослива. Самодостаточна. У нее на спине есть несколько едва заметных рубцов. Я бы сказал, она прошла подготовку по допросам. Мы спрашивали ее насчет прошлого. Однако, все, что у нас на нее есть, - это  связь с Новым Орлеаном.
- Град Лилии. Благовидная основа для кульбита в неизведанное.
Воительница остановилась пред широкой металлической дверью с решетчатым окошком. По ту сторону оставалось весьма тихо. С  прочих ярусов  острога вкрадывались разнородные звуки. Жахали алюминиевой кружки о прутья. В канализационных трубах вместе с журчащей водой попискивали крысы. Но зловещее всего были отрывистые вскрики, невыносимо рвущиеся посредине.
Начальник протиснул ключ в замочную скважину. Дверь с лязгом отворилась. И тут же закрылась. 
Бруннхильда сделала шаг и оказалась внутри крошечной комнатушки. В этом изолированном пространстве познавалось нечто мерзеющее. Стены выкрашенные в зеленый не отколупывались краской. С потолка покачивалась одинокая лампочка. В камере было бы терпимо убрано, если бы не выцветший кровяной потек на стене, похожий на буйный восклицательный знак.
- Ну, здравствуй, - молвила Брунн, высясь над нарами молодой незнакомой француженки.

+2

4

Сейчас Будро приходила в себя после очередного допроса, ведь все это время не было дня, чтобы ее не дернули посреди трапезы или прогулки на нижние уровни, в подвал, для очередного разговора по душам. Она наизусть выучила все вопросы, которые задают, и наказания, если на них не ответить. И второе познавалось гораздо быстрее. Надо отдать должное дознавателям, их арсенал оказался весьма богатым, но, к сожалению, мало эффективным. Разумеется, в процессе, тело девушки приобрело богатую палитру оттенков от алого до лилового.
Лежа на нарах, блондинка уставилась в потолок и думала, напряженно думала об одном...Нужно выбираться! Тишина весьма способствовала размышлениям на этот счет, сие действо даже начало вырисовывать в голове некое подобие плана, как вдруг с другого конца коридора послышались шаги. Один был точно надзиратель, звук его обуви Белла запомнила на всю жизнь, а вот второй ступал легко и, насколько позволял пол, бесшумно. Женщина? Их разговор она прекрасно слышала шагов за 20 от двери, из чего стало ясно - опять по ее душу.
Будро насторожилась, но с места не двинулась. В ржавой замочной скважине противно залязгал ключ.
В камеру и правда зашла женщина, высокая, златокудрая и, к глубокому сожалению, совершенно незнакомая. Она мельком оглядела скромное убранство конуры, в которую ее пригласили, и остановила свой взгляд на Белле.
- Ну, здравствуй. - голос ее казался пронзительно холодным, причем настолько, что по коже действительно пробежали мурашки... Или это в камере так холодно?
Будро присела на кровати, ни единой мышцей лица не показывая, каких трудов ей это стоило.
-Вonjour, mademoiselle, - девушка все внимательнее всматривалась в ее лицо, - Пришли меня освободить? А то здешнее гостеприимство, мягко говоря, не очень.
Эта снежная королева не подходила ни под одно описание известных ей леди с более-менее криминальным прошлым, а последних она знала немало. Годы труда, сбор информации, компроматы, все грязное белье каждого, кто хоть когда-то преступил закон... И не только законы общества, но и законы чести. Все эти люди хранились здесь, в этой самой камере, в голове этого милого с виду существа с красивыми голубыми глазами. Неужели моя просьба возымела такой эффект? А где же палочка, ну или хотя бы ключ?
-Кто вы?

+2

5

В замкнутом пространстве глас франков противно резанул по ушам. Словно острие ножа со скрипом скользящее по стеклу. Брунн вслед за гласом повлекло во тьму, в пустоту. Вниз, вниз, вниз. Ступень за ступенью. По всей лестнице Вселенной.
«В чем бы не крылась судьба моя, - подумалось ей задолго до этого, в часу рассветном, - мне никогда ее не понять. Быть может, это и к лучшему».
Она вышла к черному пляжу. Арагорн ступал по самой кромке прибоя. Стальные, студеные даже с виду волны Рейнисфияра шипя и скалясь лобызали его копыта длинными пенными языками. В воздухе пахло гнилыми водорослями, у облаков парили чайки. Небо слегка очистилось. Из-за дождливого хмура туч временами выглядывало солнце. Но мир все еще оставался разделенным на две половины - светлую и темную.
Унылый день.
Девушка присоединилась к бравому коню. В молчании они смотрели, как плещется у скал вода.
«Тебе никогда не хотелось сбежать, Арагорн?» - спросила мысленно она. Этот вопрос занимал ее уже давно.
«Асы не убегают, - отозвался гладкогривый, - Асы не убегают от бед, которые сами сотворили!»
Она качнула головою. Сузила глаза. Игнорируя этот брызгливый всплеск утреннего прошлого, такой же холодный, как и волны, в пользу более насущных вопросов. А после ответила плененной.
- Ныне меня чествуют Девой Щита. Уродилась я Сигрдривой. Отец всегда величал, как Сиги. В Хлюмдалире Хильд Шлемоносной прозвали мирян средь смышленых. Но мужи да девы, желавшие меня, звали Бруннхильдой: именно это имя тихо нашептывали они с рассветом, обдавая горячим дыханием кожу, именно его вторили на пике самых сокровенных мгновений  и  именно этим именем горестно окликали меня, когда я их покидала. У меня много имен. Ты можешь называть меня Валькирией. Я из мира, который известен сейчас, как Асгардия.
Когда заключенная только-только подняла на нее глаза, Хильд бранила себя последними словами за неожиданный для самой приступ болтливости. Но, если так подумать, она ведь должна была кому-то исповедаться, не этой блондинке, так другой, пятой, десятой. Иначе и  спиться недолго. Ну и что теперь? Яснее опосля знакомства ничего не стало, а только еще больше запуталось.
- Давай, поднимайся. - Она протянула руку, чтобы помочь Белладонне встать. - Нам нужно идти.

+2

6

Признаться, Белла уже потеряла всякую надежду вытянуть из незнакомки хоть слово. Эта весьма затянувшаяся пауза начинала раздражать. И вдруг это "Холодное Сердце" начало откровенничать, да так, что Будро невольно удивилась: брови слегка нахмурились, а усталые голубые глаза заметно округлились... Мозг тем временем в спешке пытался переварить весь этот поток слов и синхронизировал каждое из них с более-менее похожим из уже имеющихся в архиве данных.
О Валькириях она знала лишь из древней скандинавской мифологии. Когда-то давно, сидя на коленях у отца, она читала об этих смелых воительницах, доставлявших души павших воинов в их последнее пристанище - Вальхаллу...кажется так оно называлось... Но...это были лишь легенды, такие же герои мифов, как и Геракл, Одиссей, Ясон, по крайней мере так рассказывал ей отец и учителя. Белла в это свято верила, пока не увидела по телевизору Могучего Тора...
Ладно, предположим, что эта...ну, допустим, женщина, говорит правду...Она действительно Валькирия. Какого черта она тут забыла? По мою душу? Я, конечно, плохо выгляжу, но не как покойница. И эта первая более менее здравая мысль Беллу заставляет крепко задуматься. Блондинка еще раз оглядывает свою гостью с ног до головы, пытаясь найти в ее образе хоть что-то напоминающее одеяние воительницы, но все ее усилия напрасны. Одета она очень модно, стильно, несколько строго, но для этого места вполне подходяще. Ни доспехов, ни меча, ни коня... Кто ты?
- Давай, поднимайся. - протянутая рука окончательно выбила ее из колеи - Нам нужно идти.
- Не поняла, что? - еще пару секунд она не знала что добавить, но вскоре нашла в себе силы и ответила на ее откровенность не менее душевным порывом, - Боюсь, Брун, ma chère, я тебя разочарую. В твою Асгардию я не пойду, у меня и здесь дел хватает. Умирать мне еще рано, поверь, и я не знаю такого человека, который смог бы помочь тебе  забрать меня.
За дверью тем временем все стихло, даже противное шарканье надзирателя. Странное ощущение, как будто часы остановились.
Либо подслушивает, гаденыш, либо...
Белладонна встала с кровати и сделала шаг навстречу собеседнице. Холодные глаза той буквально пронзали пленницу. Будро подняла руки и поманила Валькирию к себе указательным пальцем, чтобы та нагнулась, после чего шепотом добавила: Даже если ты меня освободишь...как мы выйдем? Я в цепях, разорвать которые никто не в силах. Я много раз пыталась, даже мои силы их не берут. С чего ты взяла, что сможешь?

+2

7

Упрек был точно  вестником досады. Бруннхильда нахмурилась. И пусть всякий валет в большой колоде француженки, склонялся, жертвой пленности слепой, от красоты да шарма, язык миловидной затворницы был остр. Жалил  уколом  похлеще скрамасаксов Гьюки сынов. Любопытно даже, и какие такие дела могли держать столь дерзкую персону в стенах четырех? В кромешной темени. В плесени вонючей. Когда там, за забором столько геройств. Подвигов не свершенных. Деревень неграбленых. Ужель тараканы несчитанные?  Другое объяснение  точно нет. Ведь глядя на Брунни сразу видно, что найдет она крылья. И в облака дорога к свободе не превратится в ожидание у окна в клеточку.
Фыркнув, сердитая, но все еще увлеченная идеей побега в светлом мозгу воительница одной рукой поймала Будро за локоть,  придерживая ее качнувшуюся стать.
- Разумеется, мы выйдем, как и должно благочестивым девам! Покачивая бедрами, чрез вход парадный. - Свободной ладонью воительница обхватила цепь меж ручных кандалов. И сжала ту чуть слабой хваткой, рассыпая металлические звенья на множество осколков. - Еще есть нерешенные дилеммы или лягушатница все же решится на риск, доверившись мне?
Вопрос был скорее риторическим, потому совсем не требовал ответа.  Да и не было ему места звучать. Стоило асинье умолкнуть, за спиной щелкнул открывающийся замок. Дверь с уже знакомым скрежетом открылась, и внутрь камеры хлынул коридорный свет.
Нехорошее предчувствие зашевелилось где-то далеко. Словно червь в  яблоке с гнильцой.
- Мы так не договаривались!
Валькирия покосилась на темную кайму силуэтов двух странных тюремщиков - дружков главного смотрителя. Они стояли молча на пороге. Один из них нагло осматривал стройные ноги девушек, не скрывая пошлого блеска в глазах. Это был мерзкого вида вонючий желозубый оборванец, у которого, однако, на поясе висел ржавый пистолет.
- Что здесь происходит?
Второй тип двинулся к проему, в его руке молниями блеснул наконечник дубины. И он резким движением преградил ею проход. При виде этого рука инстинктивно потянулась к эфесу незримого доселе меча.
Неужели Хильд опять придется драться?
Один прав - она просто притягивает к себе подобные приключения.
И вот опять…

+2

8

От одного прикосновения Бруннхильды оковы рассыпались, словно фольга, и с громким лязгом упали прямо под ноги. Пару мгновений Будро оглядывала свои руки, не зная, что сказать. Такой силы она никогда не видела и искренне восхитилась.
- Браво, Брунн! Ты меня удивила. Руки девушки впервые за много недель обрели свободу и готовы были мстить. Да, пусть в них сейчас не та сила, что раньше, но ее недостаток с лихвой компенсируют гнев и ярость. Она даже не обратила внимание на слово "лягушатница", которое очень не любила. Сегодня Белла прощала многое. Голубые глаза с большим доверием взглянули на спасительницу.
- А с чего вдруг такой подарок? На самом деле, любопытно, зачем Асгардской красотке свергнутая королева убийц? Врядли чтобы снова посадить ее на трон. Может стало скучно, закончились развлечения? Так для этого не обязательно лететь на Землю, в космосе всякого добра хватает...
Вдруг за спиной Белла Донны в замке повернулся ключ. "Ну что за подарок судьбы, второй за день!" - мысленно потирала ручки блондинка, готовясь размяться. Хорошая драка сейчас то что нужно, стресс и усталость снимает лучше всяких мозгоправов.
- Мы так не договаривались!
- А мужикам вообще верить нельзя, ma chère. В камеру вошло двое. Их она уже успела изучить - совершенно безбашенные и озабоченные на всю голову быки, каждый килограмм под 150. Особенно тот, что у двери. Все тело блондинки помнило его удары дубинкой. Руки чесались так, что аж зубы сводило. Будро медленно присела и подняла кусок цепи. Ему повезло остаться целым, что сейчас очень пригодиться. Поймав на своем декольте вожделенный взгляд стоящего напротив "животного", блондинка в конец рассвирепела.
-Еще раз туда глянешь, я тебе яйца оторву! - прошипела блондинка, наматывая цепь на правую руку, - Брун, второй - твой!
Сделав шаг назад, к нарам, Белль обратила взгляд в сторону соперника, - Ну иди сюда, потанцуем!
Через секунду мордоворот уже был возле блондинки и попытался нанести удар ей в голову. Будро тут же "нырнула" вниз и со всей силы зарядила тому в пах. Мужика тут же согнуло пополам.
-Ах ты сучка! Быстро поднявшись, блондинка зарядила тому ногой в челюсть, а затем, схватив за волосы, несколько раз ударила об стальную раму кровати. После такого охранник окончательно обмяк и шлепнулся на пол, захлебываясь собственной кровью.
-Папа всегда говорил, чем больше шкаф, тем он громче падает.

+2

9

Как будто по команде ее  коснулось дуновение. Резкое и хлесткое. Пряди светлых волос у овала лица вздымились по ветру - это рядом пролетел удар Будро. За ним последовал второй. Третий.
Ауч… Было дюже больно. Даже с виду…
Обстановка требовала решительны действий.  Однако, вопреки всем ожиданиям, Валькирия непринужденно подперла плечом дверной косяк. Она не стала мешать француженке развлекаться. Дури у этой острой штучки за месяцы тюремного бытия накопилось немало. Видно, кулаки чесались и весь напал рвался наружу. Ибо разгулялась Будро размашисто. Зубов с полу не подобрать. 
С улыбкой Вэл переглянулась со вторым охранником. Едва не подмигивая ему голубым глазом. В застывшей гримасе того же кричало смятение и желание убежать побыстрее на Хель, смешанное с чем-то вроде: «Упаси меня Один от беснующихся гормонами женщин!»
Или как там это правильно звучит на людском мате?
Воительница погладила внутреннюю сторону своей ладони, чувствуя роковые пересечение линий жизни да смерти мягкими подушечками пальцев. И блеклые очертания  Драгонфанга понемногу начали вырисовываться в воздухе, вкладывая рукоять в ее руку.
- Папа всегда говорил, чем больше шкаф, тем он громче падает.
- А мой папенька по пьяни любил лапать девок в местной таверне. Ну... Еще повторять, мол любой надоедливый муж рядом со мной станется мертвым.
Лишь немного помедлив, она замахнулась и пронзила мечем брюшину «своего» тюремщика. Жаль, что он все же не решился драпануть.  Хорошая ведь на ум пришла идея.
- Боги наградили нас разными отцами, Бэлла Донна. - Она резко выдернула меч. - Но, встретясь за столом в Валгалле, они бы точно друг с другом поладили. Прям как мы.
Жидкая багровая, почти алая кровь закапала с наконечника клинка струйкой на плиточный пол. Капля за каплей рождая скользкую лужицу. Она слышала звуки, похожие на отдаленные голоса спешащей подмоги, которые доносились из дали коридоров сквозь шумное предсмертное дыхание обмякшего тела.
- Я не рассчитывала на пышный прием. Нам следует поспешить. Как думаешь?
Зрачки Бруннхильды весело блеснули. Она искренне надеялась, что ее соратница хоть вполовину соответствует бытующей молве о себе. Потому непременно согласится на предложенное.

+2

10

По рукам разлилась приятная дрожь и тепло, они снова почувствовали силу. Сердце разгоряченно колотилось от резкого выброса адреналина. Вот оно - удовлетворение. Удовлетворение от вида поверженного, лежащего у твоих ног врага. Ни с чем не сравнимое чувство. Если однажды его испытаешь, то не забудешь никогда. Наверно, так же чувствуют себя воины во время битвы, когда запах крови затмевает разум. Вокруг нет никого и ничего, лишь этот миг...
Блондинка повернулась в сторону Валькирии, звуки собственного имени внезапно резанули слух.
- Мой всю жизнь любил лишь одну. Боюсь, они уже встретились... Не спеша перевела взгляд на меч. Поистине благородное оружие. Струящаяся по нему кровь даже завораживала. И где она его все это время прятала? Не из воздуха же достала? Хотя, сегодня лучше ничему не удивляться.
- А второго случайно нет? Сэкономили бы время и силы. Будро на секунду улыбнулась, но послышавшиеся в коридоре голоса ее настроение явно подпортили. Никто ведь не рассчитывал, что все будет так просто?
- По моему, мы злоупотребили их радушием и засиделись. Это невежливо. Блеск в глазах воительницы сказал сам за себя, она отнюдь не прочь размяться. Судя по топоту ботинок, сюда неслось целое стадо. Выход был лишь один - пройти сквозь него, если, конечно, Бруннхильда не предложит что-нибудь получше. Кто знал, какие у нее в запасе сюрпризы. Как бы там ни было, Белла Донна приготовилась к драке. Помещение камеры довольно маленькое и узкое, соответственно, чем больше соперников, тем лучше. Ведь они, сами того не желая, будут мешать друг другу. Численное превосходство отнюдь не гарантия победы.
В саму камеру вошли четверо, еще шестеро оставались в коридоре. Будро немного разочаровалась, ведь вооружены они были лишь дубинками. Двое двинулись в ее сторону, двое к Валькирии. Со своими церемониться не стала вовсе - подбежала и ударом с двух ног впечатала в стену обоих, после чего подхватив с пола выпавшие дубинки, хорошенько приложила по вискам.
Да, с мечами было бы проще, и красивее...
У стоящих возле входа пылу явно поубавилось, двое драпанули сразу, остальные со страхом смотрели то на одну, то на вторую.
- Ну что же вы, мальчики, подходите! Нас на всех хватит!
Блондинка резко кинулась вперед, чем окончательно напугала и без того трясущихся охранников. Через секунду путь был свободен. Надо же, как шкурка дорога!
- После вас, mademoiselle.

+2

11

Оказывается, иногда столь приятно отдохнуть да скинуть все заботы на чужие плечи. И почему она раньше  не замечала. Простая истина. А сколько ракурсов чудесных открывает.
- Очень любезно, благодарю! Мне надо чаще брать тебя с собой в походы. У тебя большой потенциал, для франков отродья, – простившись с изгибами напряженного тела француженки, Брун хмыкнула одним лишь углом губ и перепрыгнула через конечности обезвреженных Беллой надсмотрщиков. Устремилась рысью в бег по устью коридора. Где-то там в конце уже маячила широкая двустворчатая дверь. Это был он - выход. Даже в воздухе на подходе к нему дышалось легче. Дышалось свободой.
Валькирия с силой толкнула литые ставни.  Однако стоило ей шагнуть за территорию одиночных камер тюремного блока, как злые огненные искры ни с того ни с сего ударили в грудь. Чем сие было? Неизвестно. Словно молния Мьельнира рассекла ее напополам. Или не молния. Но шибануло так, что у асиньи, кажется, даже две косы встали дыбом.
Дева Щита пошатнулась. Она чувствовала, как теряет сознание. Тело отказывалось слушаться. 
Валькирия вздернула руки, пытаясь уцепиться за что-нибудь.  Поднять наизготовку меч. Во взгляде ее плывущем мелькали темные пятна - ботинки охранников, следящие к Будро.
«Белладонна. Не смейте трогать ее!» - Она изо всех сил пыталась ухватиться за резиновые подошвы, чтобы помочь девице, но хваталась лишь за пустоту. Она злилась и, издав беспомощный рык, в злости своей рухнула на пол.
К горлу спазмом подступил ком. Неужели конец? Бруннхильда не умерла, но и не была жива. Глаза ее сомкнулись. Она словно отправилась в мир духов. И там воительница видела странный сон, если сном, то можно назвать. Скорее кошмарное видение прошлого и настоящего. Будущего и того, чего никогда случиться не должно.

***
Через какое-то время Валькирия очнулась…
Привязанная к стулу….
…Сознание ее все еще плыло во хмаре. Голодном, жадном мраке, пытающемся растворить в себе саму основу  души. Белла, вроде бы, оставалась рядом. Чью-то спину асинья плечом ощущала. В лицо светил фонарь. Такой банальности она, конечно, не ожидала.

+2

12

Будро начала понемногу привыкать к резавшему слух асгардскому говору, даже восприняла сказанное Валькирией как комплимент, но виду не подала. Все лавры и почести потом. Впереди долгая дорога к свободе, огонек которой еле-еле заблестел в конце простиравшегося перед златовласками коридора. Покинув, наконец, пределы камеры, обе устремились вперед. Разминка в камере все же имела последствия, Белла изрядно подустала. Она и так была не в лучшей форме после допроса, а теперь и вовсе с трудом поспевала за бегущей впереди воительницей. Где-то сейчас должно открываться второе дыхание, но оно не торопилось. Совсем.
Мобилизовав последние силы, она все так же следовала за Бруннхильдой, изредка озираясь по сторонам. С шумом открылись двери одиночного блока. Блондинка инстинктивно замедлила ход, пропустив асинью на пару метров вперед. Будро не успела ничего понять, лишь увидела в полутьме коридора яркую вспышку, а затем падающее тело спасительницы. От неожиданности она замерла и чуть приоткрыла рот. Спереди и сзади ее окружили. Откуда они взялись? Не из стен же вылезли? Стареешь, мать, стареешь.
Девушка не успела даже обернуться - еще одна яркая вспышка - и Будро словно пронзила молния, тело изогнулось в какой-то немыслимой позе, а спустя секунду обмякло словно неживое. А чтобы та не забыла упасть, в помощь был послан мощный удар в спину, точно между лопаток. Земля резко накренилась, а потом и вовсе ушла из-под ног. Последнее, что она помнила, это холодный металл пола, на который рухнула, а потом темнота.

***
На несколько минут Будро отключилась, но и этим временем они воспользовались с толком. Первым признаком прояснения сознания стал ужасный гул в ушах, настолько невыносимый, что блондинка не отказалась бы от повторной порции ударов, на сей раз по голове. Глаза резал яркий свет, пробивавшийся через приоткрытые веки.
Промычав что-то невнятное, она с досадой обнаружила - руки вновь в оковах, а что касается положительных моментов в ее положении, если конечно, таковые имеют место быть, это то, что обоих блондинок привязали к друг другу и усадили на стул.
Допросная... Вот блин! Нахождение в этой комнате не сулило ничего хорошего. Эту простую истину Будро заучила как таблицу умножения.  А затем, на секунду открыв глаза, поняла - они не одни. Как минимум, две расплывчатые фигуры двигались вдоль стены со стеклянным окном, сквозь которое, по закону жанра, ничего не было видно.
Белла не ошиблась. Именно в допросную их и притащили. Надо же, сами того не желая, принесли нас ближе к выходу. Еще один подарок судьбы или обыкновенная человеческая тупость?
Пересилив себя и все-таки открыв глаза, блондинка огляделась. В комнате возле стены, напротив нее, стоял сам начальник тюрьмы в окружении личной охраны.
Собственной персоной! Все звери в лесу сдохли?
Будро легонько толкнула локтем Брун, пытаясь привести ее в чувства.
-Ну что, допрыгались? - насмешливо улыбнулся командир.

+2

13

- Хе! - хмыкнула Брун. Она слегка встряхнула головой, будто стараясь навсегда избавиться от постигшего разум наваждения. Чем бы не вырубили ее охранники, оружие было мощным.
- У вас хватает обури обманывать меня и к тому же продолжать считать себя здесь главным. Это все, на что вы способны, мистер? Хотите нас напугать?
- Хочу. - Он сделал паузу, словно имел надобность  насладиться моментом. - И напугаю.
Начальник тюрьмы блеснул звиринным оскалом. Прошоркал ближе к Будро. Уперевшись морщинистыми лапищами в подлокотники стула, он взглянул на француженку с таким презрением, словно был уверен, что та затрясется от страха, стоит ему чуть громче на нее шикнуть.
- Хорошо, - бросила асинья, разрушая образовавшуюся за эти секунды между палачом и пленницей магию. Она точно не знала, что ею двигало - ревность, гнев, вязкая сонливость или неугомонная гордость. Но туман  мрака в ее черепушке постепенно рассеивался. - Я дам вам фору
Прикрыв на миг тяжелые веки, Бруннхильда вслушалась в окружающую ее тишь.  Только тишью это не было. Сквозь шум дыхания и тихий рокот сердца…  Чух-чух… Чух-чух… Чух-чух… Пробивались прочие звуки. Они были не похожи на те, что доносились до воительницы в тюремном блоке. Но все же меж собой их роднило нечто отвратительное. И, признаться, до жути отшугивающее. Что-то булькало. Шоркало. Лязгало. Лениво вращающиеся лопасти вентиляционной системы скрипели, встречаясь с металлической сеткой. В самом темном из углов пыточной гвалтел генератор электричества. Старый, насквозь проржавевший, он словно и сам являлся одной из жертв начальника.
Открыв глаза, Дева Щита ощутила под левой рукой что-то холодное и мягкое. Это были разбитые от драк  пальцы Беллы. Она взяла девушку за руку и со слабым натиском сжала ее ладонь в своей.
- Кажется, я не сдержала слово данное и позволила нам задержаться. Только скажи, когда тебе наскучит, и ты захочешь отсюда уйти, сахарочек.
Жест,  призванный даровать спокойствие, похоже, возымел свое действие. Для Валькирии очень важно было донести до спутницы одну простую истину – как бы прежде она не облажалась, им ничего не грозит. И все это недоразумение лишь небольшая остановка в их долгом, увлекательном пути.

+1

14

Противный скрип ботинок о гладкий пол неприятно резал слух. Блондинка все никак не могла прийти в себя, слова асиньи она почти не разобрала, а вот скрежет зубов своего мучителя мгновенно разогнал все миражи. С наглой ухмылкой он подошел к ней и чуть ли не вплотную приблизился к лицу. Если бы в ее руках осталась хоть капля сил, пары-тройки зубов он не досчитался уже через секунду. Стерпеть такое отношение к себе и промолчать стоило неимоверных усилий - Белла Донне пришлось признать собственную слабость. На данный момент она ничего не может. Разбитые вкровь руки едва слушались. Все также презренно всматриваясь в ее глаза, он не двигался, лишь внимательно следил за каждым взмахом ее ресниц. И вот, наконец, их взгляды встретились. Ничтожество со звериной натурой, безмозглый ублюдок, который дорвался до власти и решил, что может все. Ошибаешься...
- Напугаешь? Это как же?- Кровь из рассеченной губы оставляла во рту приятный, слегка солоноватый привкус. Но накопилось ее к тому моменту слишком много. Будро сплюнула часть прямо на ботинки склонившегося над ней амбала. - Знаешь, в чем минус постоянных пыток? Нечем удивить.
Видимо, такое отношение к своей персоне начальник счел неуважением. Сделав пару шагов назад он отвернулся, давая какие-то указания подчиненным. Девушка примерно представляла, что будет дальше. То же самое, что и последний месяц с ней происходило, с той лишь разницей, что теперь их двое. Валькирия по прежнему не теряла веры, чего о Будро уже нельзя было сказать. Огонь в ее глазах угасал с каждой секундой, и тут дело даже не в их таком быстром поражении, а в том, что силы оставили ее. С этого стула она наврятли встанет, и если Валькирии посчастливиться освободить их, оставшуюся часть пути Будро ей точно не помощник.
Обмякшие и скользкие от крови пальцы упали на сиденье стула, нечаянно задев Бруннхильду. Ее прикосновение Белла едва почувствовала, ее сознание то и дело словно проваливалось куда-то на мгновение или чуть больше. Рука спутницы крепко сжала ее ладонь. Будро шумно выдохнула, и на ее слова ответила.
- У меня лишь одна просьба. Не оставляй меня. Я хочу умереть как законная жена Патриарха Объединенной Гильдии, с оружием в руках, а не подыхать, как собака, здесь, терпя издевательства. Через секунду, с иронией добавила, - Кажется, ты не ошиблась, придя за мной. Мне действительно, пора...

+1

15

В отклик на шепот начальника подвластные податливо кивнули. Отстегнув с поясов короткие дубины, что поблескивали змейкой тока, они двинулись к белокурым невольницам, пока старшой тюремщик покидал инквизиционную комнату. Старый выродок, менжующий запачкать руки.
- Да будет так.
Новоиспеченный заплечных дел мастер не уловил едва заметного движения своей узницы. Мгновения назад ее руки были скованны за спиной, а в следующую секунду они сорвались вверх и обвили шею губителя, стараясь задушить того цепью. Ноги Валькирии все еще были отягощены кандалами, и ей пришлось приложить небольшое усилие, чтобы высвободиться и свалить противника с ног, нагромоздившись на того сверху, лишая возможности двигаться да сопротивляться. Натягивая потуже цепь, она уперлась коленом в хребет врага, с наслаждением вслушиваясь в хруст сломанных костей.
Поверженный надзиратель больше не пытался сопротивляться. Он обмяк. Скосившись на колени, Хильда нашарила на жилете у гигнувшегося мужа ножны и, выдернув из них нож, почувствовала, что наконец-то счастлива. Грузный, несручный резак с односторонней заточкой и без опоры для большого пальца, воочь носимый больше для устрашения, чем для боя, в ее руке сразу зажил жизнью.
Пытаясь подняться в полный рост, Брунн метнулась ко второму надсмотрщику, который похоже не сразу успел вразумить, что на стуле асиньи простыл след, и ударом снизу острой окаемой клинка перерезала ему глотку.
Червонный жаркий мед хлынул к стопам нью-орлеанской лилии.
На этот раз Валькирия не стала прибегать к грубой нордической силе в освобождении. Она отцепила с пояса зарезанного охранника малюсенький ключик. А затем открыла наручники и сбросила их с рук Бэллы.
- С тобой все в порядке?
Дева Щита заглянула ослабевшей и измученной француженке в глаза. Что она надеялась увидеть - отповедь тому, что услышала в дыхание красотки, - она и сама не знала.
Наверное, живую плоть и кровь. Но увидела только хилую квелость.
- С тобой все в порядке? - холодно повторила свой вопрос Бруннхильда. - Ты сможешь идти сама или тебя придется нести?

+1

16

Будро боролась. Боролась как тогда, так и теперь. Она пинала и тормошила себя всякий раз, как сознание вздумало ее покинуть. Ее голова практически склонилась к груди, поникший взор устремился к ногам. Невыносимо осознавать собственную беспомощность, Это слово, словно нож по стеклу... Страшно даже мысль такую допускать.
Тюремщики, все это время стоявшие за спиной начальника, обнажили дубинки. Это было последнее, что она видела перед тем, как отключиться.
Все вокруг исчезло. Царила тишина. Белокурые локоны опустились, заслоняя лицо.
Какой постыдный конец былого величия. Где та могущественная госпожа, при упоминании имени которой под ногами дрожит земля? Где та воительница, которую не сломили ни горе, ни боль, ни смерть?  Что ты с ней сделала, Белла? Как могла ты безжизненно опустить руки? Этот голос, звучащий со всех сторон, начал сливаться воедино. Шероховатая, но теплая мужская рука коснулась ее подбородка. Девушка в изумлении подняла глаза.
- Отец... Мариус стоял перед ней во всем своем великолепии. Ни капли не изменившийся, совсем как тогда, в их последнюю встречу. Длинная мантия цвета бордо украшала его плечи ничуть не хуже, чем боевое облачение. Высокий статный красавец с посеребренными временем висками, аристократ не только по происхождению, но и по духу, величайший воин из всех, что она встречала. Ее защита, опора и пример. Почему же сейчас, склонившись на колено, он с укором смотрит на дочь? Почему его глаза, излучавшие тепло, сверкают злобой как же, как сталь его меча?
Ты сильная, девочка моя, сильнее многих! Мне никогда не было стыдно за тебя. Бог не даст мне солгать, ни один отец еще не испытывал большей гордости за свое дитя. Эти цепи и стены не смогут сдержать тебя! От его слов наворачивались слезы. Мариус чуть приблизился и обнял дочь. Белла словно вернулась в прошлое, на десять лет назад. Точно так же он обнял ее в день свадьбы, перед тем как вести к алтарю.
- Отец!!!
- Я всегда рядом с тобой, Белль. Всегда...
В нос ударил приятный и до боли знакомый запах крови. Сознание прояснилось, блондинка резко открыла глаза. Асгардская дева тем временем успела освободить пленницу от пут и ждала вразумительного ответа на свой вопрос.
- Смогу! Нью-Орлеанка медленно встала со стула. Первые два шага в сторону дались ей с трудом, ее сильно пошатывало, однако последующие вселили уверенность не только в нее саму, но и в спутницу. - Разумеется, смогу. Будро нагнулась и подобрала с пола дубинку. Так, на всякий случай.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [21.01.2016] Не все, что входит, с легкостью выходит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC