Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Но дракон классный. Если, конечно, не брать во внимание то, что он сейчас изо всех сил пытается убить отчима.

© All-New Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [02.01.16] Angel, shine your light on me..


[02.01.16] Angel, shine your light on me..

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: где-то вечер... если в этом месте есть время.
Место: Лимбо
Участники: Aldrif Odinsdottir, Icarus
Описание: иногда не стоит нарушать запреты, а иногда это и полезно — по крайней мере, иногда это приводит к неожиданным встречам, знакомствам и выводам.

Отредактировано Icarus (06.06.2016 17:59)

0

2

Портативный Ад всё равно оставался для Джея чем-то непонятным и несуразным, даже после того, что здесь произошло. Вся Школа до сих пор стояла на ушах, но в общем и целом в ней теперь властвовало повальное уныние. Парень не очень хорошо понимал, как работает здешняя защита и почему эти твари не нападали на них раньше, и, сказать по правде, у него и вникать особого желания в это не было. В какой-то мере: даже если это всё зависело от одного конкретного человека, всё равно всё сводилось к тому, что раз напали один раз, то нападут и в следующий. Соответственно, здесь действительно не так безопасно, как всем бы хотелось. Напали в этот раз, нападут и в следующий. Напали в этот раз, нападут и в следующий...
И совсем не обязательно это будут местные черти.
Впрочем, сейчас всё было тихо. Так тихо, словно они уже из Лимба перебрались в какое-то другое место, не то скалистую пустыню, не то своеобразный каменный лес. У парня и названий-то такому ландшафту не было: слишком космический, слишком своеобразный, словно вышедший в реальный мир из сказок и фантастических историй, из-за чего он в самом деле долго не мог понять, на каком свете вообще находится. Вся эта история с прошлой жизнью и новой, с пинками и попытками некоторых других здешних обитателей как-то направить его на путь истинный и прервать затянувшиеся самокопания... что ж, может, они были в чем-то правы: раз так вышло, надо было как-то жить дальше и принять себя таким, какой ты есть.
А еще тут были какие-то странные времена суток. Их, считай, не было, были просто какие-то непонятные сумерки, ибо солнце как таковое будто и не просматривалось (если оно тут вообще было), из-за этого даже без чудовищ в округе картина оставалась инфернальная. Но красивая. Как ни смешно, парень надолго залип у окна, пока в конечном итоге его не победило любопытство: немного наивное и беспечное, но... Не оставляла в уме мысль: куда делись черти? Их что, реально поблизости больше почти не было? А если снова нападут, и узнают об этом все в последний момент?
Опрометчивые поступки губят инициативных людей, но с каким-то детским любопытством парень ничего поделать не мог. К тому же, лично ему никто и не запрещал выходить за пределы защитного купола, просто предупреждали об опасностях, в том числе и о возможном воздействии измерения на незащищенных существ. Но он же ненадолго? Просто сделать кружок в небе, глянуть, что за горизонтом и на горизонте.
Что создавало его "опекунам" определенные проблемы, так это то, что Икару даже не надо было в коридорах прятаться, чтобы незаметно выбраться из здания, достаточно было просто открыть окно, а вести себя бесшумно он умел.
Самоорганизованная возможность размять затекшие крылья обрадовала парня больше возможного нагоняя от Крида и Грозы, если они просекут об этом, пробраться за пределы их территории тоже не составило особого труда. В конечном итоге парень пришел к выводу, что удрал даже не из-за любопытства узнать о том, как далеко от них ушли здешние обитатели: просто из-за возможности полетать на открытом пространстве, без барьеров и границ, чего ему порой так недоставало.
На горизонте, впрочем, и впрямь почти никого не было. Пара одиноких точек вдали.
Сделав широкий круг над особняком, парень отлетел немного дальше, за скалы, наслаждаясь чувством невесомости под мерные взмахи мощных крыльев. Далеко и надолго отлучаться он, впрочем, честно не собирался: просто ему казалось, что небольшой участок песчаной пустоши неподалеку и есть самая что ни на есть обычная пустошь, а не ловушка. О чем он в принципе не мог знать и, кажется, никто не знал. Понял он это только тогда, когда повернул обратно и понял, что нет впереди никакой школы. Маленькая пустошь неподалеку от особняка, над которой он пролетал, стала теперь реальной бескрайней пустыней.
Надо сказать, земной ангел, едва собравший мысли в кучу, действительно растерялся. И испугался. Метаться по пространству он мог достаточно долго, но просто... что, черт возьми, здесь происходит?!

+2

3

Ангел, который не был ангелом, шёл по пустыне, которая не была пустыней. ©

Огромные золотые крылья в вечных сумерках Лимба казались яростно, неумолимо сияющими, точно были изнутри озарены далёким солнечным светом, которого никогда не знало это безрадостное место. В сумке на бедре женщина несла несколько крупных, идеально округлых камней, сделанных из полупрозрачного материала; в их глубине то и дело что-то вспыхивало, переливаясь тысячами радужных осколков, и эта пульсация пробивалась даже сквозь плотную кожу крышки. Альдриф не останавливалась: она не знала ни усталости, ни нужды в отдыхе, ни раздражения от одинакового пейзажа.
Лимб запомнился ей ещё в прошлый раз своей какой-то неприятной однообразностью. Чувство это было сложно объяснить, но женщина, шедшая сквозь мёртвое пространство и оглядывавшаяся по сторонам, видела не столько глазами, сколько душой, а она, как известно, ошибается куда реже. Несмотря на то, что внешне пейзаж казался очень различным: здесь были и скалы, и пустоши, заросшие низким жёстким кустарником с узкими колючими листиками, и даже реки, наполненные где водой, а где лавой, на всём этом мирке лежала печать обречённости. Он был такой же брошенный, ненужный никому, как стал теперь брошенным Хевен. Да, здесь жили местные твари, иногда обладающие зачатками разума, а иногда напоминавшие сгустки злобы, украшенные клыками и когтями, а порой встречались и демоны, обладающие достаточным количеством мозгов, чтобы, увидев меч в руке воительницы, сбежать куда подальше, но искры жизни в этом месте не было.
В прочем, чего ещё ждать от столь негостеприимной земли.
Энджела остановилась и запрокинула голову вверх, чтобы посмотреть туда, где клубились тёмные сгустки пепла и пара, заменявшие тут облака. Её прямой и открытой натуре не нравились закрытые пространства, она любила высокие здания и огромные залы, а ещё больше любила открытое чистое небо, но тут его найти было невозможно. Постояв чуть и убедившись, что движущиеся точки на горизонте - всего лишь летающие перепончатые ящеры, дерущиеся друг с другом, рыжеволосая богиня с глазами из лунного света пошла дальше. От её стремительного размашистого шага не оставалось никаких следов.

Так, унося с собой осколки горных пород, из которых Сэра умела делать заговоренные камни, которых хватало почти на целую вечность, дочь Одина шла к порталу, расположение которого твёрдо засело у неё в голове. К сожалению, перемещение между мирами было слишком сильным колдовством, чтобы повесить его на минерал, поэтому приходилось добираться на своих двоих. В прочем, Охотница не жаловалась - она воспринимала мир как должное, не особо расстраиваясь и не особо интересуясь происходящим. Она делала то, что должна делать (или то, что считала, что должна), не задумываясь об этом.
Вскоре покрытые низкой сухой травой склоны холмов сменились сначала иссохшей глиной, затем - и вовсе золотым песком. Охватывая ноги женщины, золотистые змейки струились по голенищам её сапог, шуршали, отираясь гибкими рассыпчатыми телами о металл брони, и распадались на сотни крошечных искр, гаснувших в сиянии молочно-белого клинка.
Пески Времени ждали свою добычу.
Улыбнувшись сама себе - было что-то жутковатое, по-звериному хищное в движении красиво очерченных губ - Бескрылая шагнула за невидимую границу. В то же мгновение Лимб, как казалось, исчез, оставив только барханы, лишёные даже саксаула.
Но Аль хорошо помнила Пески ещё с первой своей прогулки. Её чувство направления, настолько идеальное, что превосходило даже птичье, безошибочно указывало на север, где лежал выход; как бы не пытались обмануть, исказить пространство линии вероятностей, женщина знала дорогу, и сбиться с неё лично ей, охотнику от самой своей природы, было невозможно.

Минут через десять острые глаза асиньи различили мечущийся вперед крылатый силуэт, и широкая рыжая бровь её поползла вверх. Это ещё что за новость? Этот вариант на тему Преисподней, надо признать, не блистал особым гостеприимством и вообще как-то не сильно-то напоминал подходящее место жизни для ангелов. Держа бастард в низко опущенной руке, что была сейчас обманчиво-расслаблена, Энджела скользнула вперёд.
Через секунду фигура её, несмотря на идеальную ровность спины, вновь стала мягкой, лишённой оттенка агрессии, чувствовавшейся даже в позе. Ангелов с красными крыльями в природе не существовало, да и на демона парнишка лет двадцати смахивал не особо. Пах он, как смертный, коим, судя по всему, и являлся.
Уперев острие меча в пески - вопреки логике, уходить вниз клинок не спешил, точно сама земля ему сопротивлялась, - богиня принялась ждать, пока на неё обратят внимание. Ей было не то, чтобы особенно интересно, но любопытно. Всё крылатое манило воспитанницу Десятого Мира.

+1

4

Джей какое-то время покружил над бескрайними просторами сумеречных барханов, честно надеясь, что ему всё это только кажется, снится, глючится, словом, что угодно, но никак не видится. Это всё какая-то шутка, иллюзия, галлюцинация — он даже на километр не отдалялся от Школы, ну не могла она просто взять и исчезнуть! Как такое вообще возможно?!
Или... его, конечно, заверили, что это просто альтернативное измерение такое, куда они ушли от мирских проблем, а здешние обитатели — просто монстры, порождение здешней магии, но его и так не отпускало ощущение того, что на самом деле они всё-таки в аду и вообще не живы. Всё-таки ему психологически было жизненно необходимо выбраться в нормальный мир хотябы раз, чтобы окончательно убедиться в том, что правда, а что — фантазии заплутавшего воображения, но возможности такой не представлялось, а вместо неё он, решив ненадолго покинуть здание, получил безграничную пустыню от горизонта до горизонта, и ведь даже небо нельзя было назвать нормальным вечерним небом.
Захотелось, черт подери, свободы!
Как это водится, если сам нарвался на неприятности, встречай их с высоко поднятой головой и молча. Звать здесь было в принципе некого, да он и не пытался, просто метаться в воздухе без конца и края, ударяться в панику тоже не было особого смысла, потому что не будет от этого никакого толку. Таким образом он отсюда не выберется — почему-то это он понял сразу.
Поначалу крылатый пытался собраться с мыслями, пытался думать, крутился на месте или планировал полубоком с вытянутой рукой, пытаясь нащупать невидимую стенку, если она всё-таки была... но тщетно: ладонь упиралась разве что в пустое безграничное пространство. Джош честно старался оставаться собранным и думать дальше, но мало по малу его начало охватывать подлинное отчаяние. Тихое, а оттого — еще более обреченное. Если он здесь застрял, то застрял надолго: во всяком случае, из-за регенерации он даже от истощения помрет нескоро. И звери его вряд ли задерут, если здесь появятся... но пока что не было видно и их.
От уныния и тупого желания лететь куда-нибудь, авось пустыня всё-таки закончится (Джей давно потерял всякое чувство направления) парня удержала  фигура внизу, которую он заметил совершенно случайно, скользнув взглядом по земле. Он точно помнил, что еще полминуты назад кругом не было вообще ни души, потому поначалу высокая женщина показалась ему еще одним миражом. Икар завис в воздухе, мерно взмахивая крыльями, долго и пристально изучая странное явление: женщина с клинком, впрочем, тоже ничего не предпринимала и просто молча взирала на него. Немая пауза долго тянуться не могла, но парень не особо представлял, что здесь следует или, главное, можно сказать.
Ни на одного из здешних демонов она была совершенно не похожа, но всё-таки восстание из мертвых если чему его и научило, так это пониманию, что всем подряд верить не стоит. Особенно в странных местах.
— Кто ты? — всё-таки выдохнул Джей с примерно той же обреченностью, с которой парой минут ранее летал по кругу: с другой стороны, а чего уже терять? Или они сейчас попытаются разобраться, или его всё равно сожрут.

Отредактировано Icarus (11.06.2016 01:05)

+1

5

Он был юн и крылат. Сложно сказать, что на самом деле привлекло в нём Альдриф, лишь начавшую свой путь по дороге божественной сути, больше: крылья или же печаль какой-то усталой потерянности на молодом лице, но она остановилась и не торопилась уходить, как сделала бы это раньше, следуя единственной заповеди Хевена. "Ничто за ничто" - но так ли уж несущественны чувства да добродетели? Воспитание всё ещё порой клокотало в ней, но заветы Королевы и сестёр таяли по сравнению с тем, что успела уже пережить Охотница, путешествуя по галактике, и казались лишь детскими неуверенными набросками по сравнению с тем, что ей ещё следовало бы пережить. Мысли, смешавшиеся от событий последних дней, немного путались, но асинья уже почти разобралась с ними, да и с собственными чувствами - теперь всё же стало немного проще.
Осколки разговора с братом, затянувшегося на целый день, немного искрясь, будто витражное стекло, сквозь которое бьёт полуденное солнце, всплывали в голове.
Всматриваясь в зависшую в нескольких метрах над землёй фигурку с кровавыми перьями за плечами, женщина вспоминала. Однажды она уже видела смертного с крылами, только те были кипельно-белые, точно снег в первый зимний вечер; быть может, и этот юноша был тоже из детей человеческой цивилизации, что развивалась недоступными для понимания богов путями. Как они называли себя? Идеальная память, чуть поиграв с образами воспоминаний трёхлетней давности, услужливо подкинула МакКоя, сидевшего в лаборатории, большего, синешкурого, странно пахнувшего чем-то химическим, и его голос.
"Мутанты. Они называли себя мутантами. Но что он делает в Лимбе? Заблудился? Попал в разлом?" - Задумалась Бескрылая, торопливо воскрешая в сознании последние разговоры с Сэрой и Аморой: обе волшебницы говорили, что в нынешнее время в Мидгарде всё нестабильно, ткань пространства рвётся в разных направлениях; подтверждала это и Лия.
Аль чуть слышно вздохнула, на мгновение натянув ладонью фиалковую ленту, пропустив её между тонких пальцев.

- Дети Хевена называли меня Энджелой-Охотницей, - женщина всплеснула огромными золотыми крыльями, которые были не меньше пяти метров в своём потрясающем металлическом размахе, словно демонстрируя, что имя её заслужено, - а дети Асгарда зовут Альдриф, дочерью Одина-Всеотца. Если ты спустишься, я смогу тебе помочь. По воздуху из этих песков нельзя выйти, и даже земля здесь лжёт о направлении.
Будто бы подтверждая свои мирные намерения, рыжеволосая богиня с глазами, отлитыми из лунного света, убрала свой меч в ножны на поясе, и теперь руки её, облачённые в латные перчатки, были пусты. Конечно, воительница эта убивала безоружной даже драконов и ломала хребты волкодлакам, что спускались осенью с северных гор, усталые, злые и голодные, но опыт подсказывал, что тем, кто не хватается за клинок, доверия всё же больше: так уж сложилось. Тряхнув длинными локонами, даже в этом неверном свете казавшиеся отлитыми из полированной меди, дрожащими, будто бы язычки настоящего пламени, Охотница отступила на пару шагов, словно давая юноше место опуститься рядом.

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (14.06.2016 11:35)

+1

6

Хевен, Хевен... Икар долго крутил это название в уме и понял только то, что в его голове всё перемешалось. Опять. Слишком созвучное "раю" слово, а ведь он только перестал верить в то, что Лимбо — это преисподняя в её таком вот оригинальном виде. Надо сказать, столкнуться с настоящим, судя по всему, ангелом он ну никак не ожидал, и её вид произвел на него достаточно сильное впечатление. Или он слишком сильно начинал верить в это всё, или, напротив, всё дальше и дальше отдалялся от веры, которую раньше долгое время держал в себе, но, попав теперь в Школу, которая находилась в этом не то проклятом, не то черт знает каком месте, он потихоньку начал понимать, что давно пора смириться с тем, что все сказки, истории, поверья взяты из реальной жизни, просто переплетены сказителями с деталями на свой лад. Потихоньку он начал уже думать, что с верой было то же самое — со всем, кроме, разве что, молитв, в которые он верил по прежнему, которые помнил по прежнему, но о чем никогда и никому не говорил ни раньше, ни сейчас. Это было чем-то личным, сокровенным... а ведь на этом самом личном и сокровенном его и подловили, заставили поверить в ложь, сделали из него предателя и убийцу, а затем просто убили вслед за остальными жертвами той фатальной ошибки, о которой он теперь знал лишь со слов других.
Однако мысли о Хевене и златокрылом ангеле, о чем в транскрипциях так же говорило её имя, в какой-то мере были перебиты в тот момент, когда она назвала своё второе имя в созвучии с Асгардом. Никого из этой "мифической" страны Икар ранее не встречал, но всё же был осведомлен о том, что это такое за место. Осознание того, что перед ним сейчас просто-напросто стоит богиня, как-то отбило всю оставшуюся спесь: наверное, другие бы первым делом радостно воскликнули и в целом более бурно выражали свои чувства, но Джей был слишком сильно стреляным воробьем, чтобы с ходу поверить в такую вот невероятную удачу: в конце концов, он помнил о том, где он находится, помнил о том, что само это место-ловушка пришло к нему там и тогда, где он его не ожидал встретить, а потому не отвергал с ходу того подозрения, что всё это могло быть лишь искусной иллюзией этого всеми проклятого места, из которого он рад был бы сбежать... если б было, куда и если б было можно.
Даже когда Энджела убрала меч, крылатый поверил в этот жест мирной воли далеко не сразу. Еще какое-то время он недоверчиво и настороженно разглядывал прекрасную богиню, которая в какой-то момент напомнила ему одну девушку из сна, которую сам он теперь пытался забыть: она тоже была красивой, рыжей... и она умерла на год раньше него. Внутренние противоречия могли долго соревноваться друг с другом в объективности, но в конечном итоге победило осознание того, что он понял уже какое-то время назад: сам он отсюда не выберется. Возможно, стоило уже просто покориться судьбе, надеясь, что она не приведет его в тупик или к очередному противоречию?
Поборов собственные колебания, Джей всё-таки опустился на землю — не рядом с Альдриф, на некотором расстоянии — и сложил собственные крылья, ярко выделявшиеся цветом на фоне матовых цветов этой бесконечной пустыни.
— Что это за место? — осторожно поинтересовался парень, видя, что Энджела в самом деле не излучает никакой враждебности. — В смысле... я знаю, что это Лимбо, но что это за ерунда внутри Лимбо...
Джош обвёл растерянным взглядом горизонт.
— Откуда здесь эта пустыня?

Отредактировано Icarus (14.06.2016 03:12)

+1

7

Когда юноша всё же снизился, Энджела не сделала ни одного жеста, не шагнула к нему ближе, но и не отступила: стояла каменной статуей, белым мраморным изваянием во славу самой себе, и только крылья на серебристой её тиаре из металла, что был крепче всякого железа, трепетали, будто бы настоящие, поймавшие живой ветер. Пустыня вокруг дышала жаром, хотя настоящего солнца здесь и не было - однако тепла всё равно казалось слишком много. Лидеру Охоты, с лёгкостью переносившей даже взрыв звезды в паре километров от себя, в прочем, было вполне терпимо, а вот каково было её новому знакомому - оставалось только догадываться. На зубах слегка поскрипывал песок, избавиться от которого было совершенно невозможно; в этом магические миры мало отличались от реальных.
Иногда казалось, что магические основательно хуже - песчинки будто бы обладали собственной волей и нарочно силились забиться везде, где смогут достаться.
Взмахнув золотым оперением ещё раз, рыжеволосая сложила крылья за спиной - при желании она могла бы укутаться в них, точно в плащ, но её невероятная интуиция, отточенная тысячелетиями не самой простой жизни, шептала, что в любой момент может понадобиться скорость, а потому движения лучше не сковывать. Как и молодой человек, имени которого Аль не знала, не доверял действительности, смутно подозревая в ней какой-то подвох, так и сама Бескрылая не особо-то верила Лимбу, который был тем ещё гадюшником с непредсказуемой фауной. В Песках, конечно, мало кто выживал, но даже они от стихийных демонов не были надёжным барьером.
Облизнув пухлые красные губы, дочь Одина терпеливо посмотрела на своего собеседника. Лично она сегодня была сама доброта и убивать первого встречного не собиралась - да и крылья у него были на славу, а потому шансы умереть от руки богини у него стремились к нулю. Такой мог бы быть ей, воспитаннице Хевена, добрым братом и верным соратником... Будь он ангелом. Рыжая чуть прищурилась: бывает ли такое, что примешалась к человеческой крови чья-то ещё? Лия, захватившая перед их полным исчезновением от своих копий воспоминания об остальной вселенной, рассказывала про религию, которая почитала ангелов как небесных посланников, но Энджи особо не вслушивалась в эти сказки, припоминая маниакальный блеск в глазах Королевы, когда речь с той заходила о власти над Срединным Миром; но, быть может, на самом деле, не все крылатые были так сдвинуты на собственной значимости и драгоценных металлах?
Верилось, конечно, с трудом, но вдруг...

- Пески Времени, - женщина осмотрелась с выражением лёгкой задумчивости на лице, качнула головой. - Маленький мир в большом мире или, вернее будет сказать, что ловушка в ловушке; его породил сам Лимб. Пески кажутся участком земли лишь снаружи, изнутри они громадны, потому что находятся вне течения Реки Времён и занимают пространство, которого не существует. Что-то вроде... Коридора из зеркал - замкнуты сами в себя и бесконечно отражаются. Откуда ты взялся здесь? Лимб - не самое лучшее место для людей, а здешние демоны не блещут гостеприимством. Меня в прошлый раз они пытались попробовать на зуб.
О том, что случилось с теми несчастными, Энджела пока на всякий случай решила умолчать: несмотря на то, что её доспех не давал особых поводов думать, что она промышляет мыслями о высоком или там подрабатывает учителем рисования, в подробности Охотница старалась не вдаваться. Как правило, смертные от этого зеленели и вообще реагировали не слишком адекватно, как-то очень трепетно относясь к теме насильственной смерти. Выросшая в мире, где кровавая жатва собиралась куда чаще, чем того требовала бы банальная вежливость или политическая необходимость, воительница плохо осознавала подобную нежность восприятия, а потому лишний раз, наученная горьким опытом, предпочитала просто помалкивать.

+1

8

Должно быть, странно это встреча выглядела для тех, кто в ином случае мог бы наблюдать за ней со стороны: два крылатых человека, осторожно присматривавшихся друг к другу. Впрочем, если Икар в принципе не представлял для Альдриф никакой угрозы, то для него было всё как раз наоборот, и он это более чем прекрасно осознавал. Не только потому, что это дивное рыжее создание представилось богиней. Создание неземной красоты само по себе виделось дикостью в этом месте. И она была чужой.
А на землю он не хотел спускаться отчасти еще и потому, что пустыня возникла из неоткуда, черт её знает, что она еще могла делать, кроме как поражать своей бескрайностью. Стать зыбучими песками, например. Но песок оказался твердым, твердой землей, вовсе не норовящей утянуть тебя в пучину. Но это место всё равно умело ловить в ловушку бесконечности.
Джош внимательно выслушал объяснение ангела, и витавшее в воздухе напряжение с его стороны всё-таки частично спало. Не сказать, чтобы он прямо-таки проникся к ней доверием, но по крайней мере перестал думать о том, что это существо появилось здесь затем, чтобы добить добычу, угодившую в схлопнувшийся капкан.
— Хорошая ловушка, ничего не скажешь, — пробормотал парень, еще раз оглядев бескрайние просторы с хрустящим под ногами матово-охряным песком. Духота его особо не беспокоила — в какой-то мере она царила во всем Лимбе, к этому он уже успел привыкнуть. А остальное проще было списать на испуг и нервы. — А откуда я здесь — я здесь живу.
Уловив скорее с собственного слуху, что это могло прозвучать более чем странно в данной ситуации, осторожно пояснил:
— В Лимбе находится Школа Имени Джин Грей... я там живу. После того, что тут творилось пару дней назад, решил осмотреться и вылетел дальше дозволенного. Понятия не имел, что по соседству со Школой тут... такое. — Крылатый запнулся и с новым градусом настороженности посмотрел на Энджелу. Хотя вроде уверился в том, что убивать его она не собирается. В противоречие тому, что он сам до сих пор не был уверен, хочет так жить или не особо. А Школа? Школе она навредить не могла? — Ты ведь... правда ангел, богиня? Но не из рая. Я что-то слышал об Асгарде, когда-то раньше... Только истории, сказки, которые как-то отличались от реального мира, но сейчас уже вряд ли вспомню, как или... чем. А это место... не знаю, мне все уже десять раз сказали, что это просто отдельное измерение такое, но я изначально принял его за ад, как-то так оно и продолжает им восприниматься. Даже когда демоны все разбежались.
Парень повел носком кеда по песку, в песке вполне закономерно остался самый обычный след, но сопротивление было скорее как от твердой земли. Гатри расправил крылья и лениво взмахнул ими, подняв облако пыли. Поверхностной пыли. До песчаной бури ей было далеко, но всё равно эффект один: крылатый предпочел вновь взлететь, правда, невысоко — зависнув метрах в двух над землей.
— По воздуху отсюда совсем не выбраться? Как вообще отсюда возможно выйти? Магией? Или... — парень запнулся, сообразив, что Альдриф как не выказывала каких-либо явных эмоций, так на него и смотрит, а он мало того, что нес какую-то чушь, так даже представиться забыл. Богине-то. — Эм... Меня зовут Джей. Извиняюсь, я растерянный немного...

Отредактировано Icarus (17.06.2016 19:23)

+1

9

Внимательно выслушав путанное объяснение парня, Охотница задумалась. Значит, она не ошиблась в первый раз; этот человек действительно был тем, кто сам себя называл мутантами - в них была таинственная сила, что порой не подчинялась ни логике, ни здравому смыслу; Хэнк, глубокомысленно бряцая своими пробирками, пока Энджи сидела у него в лаборатории на стуле, задумчиво и очень важно болтая ногами, так и не смог объяснить нечто большое, чем "эволюция, мэм". (Честно говоря, слово это никаких ассоциаций в воительнице не вызвало, но она догадывалась, что ничего больше услышать не удастся, так что решила больше и не пытаться.) Но что привело людей себя? Отчего можно было укрываться в таком крайне гостеприимном месте, как Лимбо?
Загадка на загадке. Прожив в Серединном Мире уже три месяца безвылазно, Альдриф так и не заметила ничего такого, что могло бы сойти за глобальную катастрофу: в прочем, насчёт своей подкованности в политических играх Бескрылая никто не обольщалась, поскольку всё отлично про себя знала. Интриги в Асгарде умел плести только Локи, но зато за всех сразу, восполняя своим кармическим талантом отсутствие политических способностей у остальных родственников.
- Я знаю вашу Школу, - кивнула асинья, - я была в ней... Пару лет назад, быть может. Джин Грей, Джин Грей... Но она ведь так юна, разве нет? Мы - я и мои друзья, Стражи Галактики, мы спасали её из лап в край ополоумевшего Гладиатора, когда Ши'Ар хотел судить эту девочку за преступления Феникса. Самое странное, что они всегда пытаются наказать лишь носителя силы, но никто из них не рискует встретиться с Фениксом во плоти лицом к лицу - оттуда и вся цена их справедливости, что и впрямь ничего не стоит. Когда же Джин успела совершить подвиги, достойные имени на дверях школы? Меня не так много и не было в Мидгарде даже по вашим меркам.
В голосе её звучало явное любопытство. Пока вся остальная Земля воевала с мутантами, мирилась с ними, ругалась вновь, строила Стражей и изготавливала из подручных средств "лекарства от Икс-Гена", женщина была заперта в Хевене и даже толком не знала о существовании солнечной системы.

Золотое крыло развернулось с лёгким шорохом, и длинные маховые кончики осторожно, почти нежно коснулись щеки юноши, давая почувствовать прохладу зачарованного металла, который по желанию хозяйки превращался хоть в наконечники стрел, хоть в мягчайший плащ, затмевающий своей нежностью даже шёлк.
- Ас, - мягко поправила Энджела своего собеседника, накручивая длинную фиалковую ленту на пальцы: геометрический узор струился в тонкой ладони. - Да, Асгард... Златой град древнего оплота северных богов, извечный и прекрасный. Мой брат рассказывал, что Девять Миров славили престол Всеотца в своих легендах, но сама о них я знаю немногим больше твоего. А это... - Рыжеволосая сделала жест ладонью. - Это - не Ад. Ад далеко отсюда даже по меркам богов... Лимб - лишь мир, в котором ткань магии очень крепка и потому смогла сильно изменить его, отдалив от других, тех, где искры волшебства не разгорелись с такой силой. На самом деле, здесь нет мёртвых душ, а демоны, которые живут в нём - всего лишь такая раса, но не чудовища из древних мифов. Будучи королевою Хельхейма, я могу уверить тебя, что это место ни имеет никакого отношения к мёртвым мирам, ибо всё здесь по-настоящему живое - я чувствую смерть, если она есть, а этот мир жив и здоров, хоть климат в нём не самый лучший. Да и песок постоянно норовит насыпаться в сапоги, вот уж правда.
От взметнувшегося крошечного смерча она закрылась одной ладонью и - просто перестала дышать. Сердцебиение асиньи останавливалось так же легко, как иные йоги умели останавливать мысль, падая в медитацию, и она явно не испытывала от этого никаких неудобств.

- Нет, - тихо засмеялась Альдриф; её мягкий грудной смех рассыпался стеклянными шариками по серебряной пластине. - Ни одни крылья не вынесут отсюда, ни твои, ни даже мои, магия этого места много древнее первых людей и даже многих молодых богов; здесь есть лишь одна дорога, которая ведёт на свет, и она лежит по земле. Спускайся, Джей, по этой тропе нужно идти пешком. В прочем, если знать, куда, не так уж оно и далеко. Я иду в Мидгард - тебе по пути со мной выбираться отсюда.

+1

10

Джош задумчиво слушал богиню, голос которой завораживал примерно так же, как и её величественный вид. Но всё-таки... главным фактором убеждения был голос — красивый, звонкий, мелодичный, переливчатый. Тёплый — в контраст к несколько отстраненному выражению лица, по которому было сложно прочесть какие-либо эмоции, и глаза... Выразительные, но с непривычки без радужки казавшиеся пустыми. В целом общий вид своим величием, красотой и необычностью, с текущими, словно вода, лентами, с золотыми крыльями, а еще и с учетом странности самой встречи, нагонял откровенную жуть, но крылатого меломана в конечном итоге элементарно успокаивала её речь. А он любил петь и слушать чужие голоса, если они были приятны. Сам он прекрасно осознавал, что собственным голосом мог манипулировать специально, придавая ему разные оттенки по желанию, но... таков уж его дар, во вред он его до сих пор не использовал. Если заходить дальше простых разговоров — просто пел, просто вкладывая в музыку свои чувства, настроение. Особенно если они были, и были сильными. Хотя романтичному музыканту, которым он был где-то в прошлой жизни, этот дар определенно был к месту... Людям нравилось, а он тогда жил собой.
Парень еще несколько раз взмахнул крыльями и опустился обратно на землю, сложив их за спиной. Крылья не вынесут отсюда... роковая ловушка для того, для кого полет значил не меньше.
— Мидгард — это куда? — спросил Джош, всё еще с некоторым недоверием, но уже без явной настороженности. Слово было вроде бы знакомое, но голова отказывалась объяснять, откуда она его выкопала и где он его мог видеть или слышать. Помолчал немного и тихо добавил: — Я долгое время был уверен, что Лимбо — это всё-таки ад. Что-то вроде. Меня все убеждали в обратном, и если уже даже вы это утверждаете... Видимо, мне всё-таки стоит заставить себя в это наконец поверить. Но временами мне кажется, что я всё еще сплю.
Парень глянул в вечно сумрачное, непонятное небо этого странного места, сделал неуверенный шаг вперед, следуя за.... ангелом... богом... Альдриф? Чувствовал он себя всё еще не в своей тарелке, но как-то перестал думать, что это создание могло навредить ему или Школе. Собственно... она уже навредила бы и молча, если бы хотела этого.
— Школа имени Джин Грей... — задумчиво начал крылатый, сообразив, что поначалу пропустил её вопрос. Утаивать тут было особо нечего, другое дело, что совсем уж развернуто он на него ответить не мог. — На самом деле, я сам не знаю всей истории, которая с этим связана, поскольку я... эм... пропустил несколько лет земной жизни... и сейчас даже не уверен, сколько... и сам знаю это больше с чужих слов и случайно подслушанных разговоров, но, насколько могу судить, Школа была названа в память старшей Джин Грей, которая погибла. Она была одной из первых учениц Ксавье, которого я уже не застал тогда, да и вообще... довольно известным человеком. Видимо, её многие любили и уважали. Наша Джинни — тот же человек, только каким-то образом перенесшийся сюда из прошлого вместе с некоторыми другими ребятами. Не спрашивайте, как. Я просто давно уже убедился в том, что там возможно всё. А кто такой Феникс? И, э-э-э... почему из-за него пытались наказать её?
Джош решил не уточнять, что некий Гладиатор с "Ши'Аром" для него тоже остались словами непонятными, но совсем уж дураком себя чувствовать не хотелось. С одной стороны, незнание таких вещей, видимо, его виной не было, с другой — это всё явно происходило тогда, когда его еще не было у кого-то там в проекте, а настоящий Джошуа Гатри уже долгое время лежал в могиле. Что всё равно сводило всё к собственной глупости и дурости, поскольку, не поведись он тогда на ложь, и он был бы жив, и еще многие ребята, которые из-за его доверчивости погибли...
Это "чужое" воспоминание, которое всё-таки было своим, сейчас неприятно кольнуло, поскольку, по сути своей, он и сейчас доверялся Энджеле, которая на деле могла прикинуться кем угодно. Как Страйкер — добродетелем. Впрочем, в отличие от него... Альдриф ничего не просила взамен, ни услуги, ни каких-то странных вопросов не задавала, и уж тем более не вела речи о людях, которых уже нет, но которые были ему дороги. Позже, но всё-таки он вспомнил и это, хоть и смутно.
Настоящая богиня, но отдать крылья богу во имя благой цели она не просила...
На какой-то миг на лице легла тень, но Джей быстро её с себя смахнул. А еще осознал, что его, кажется, не собираются душить за любопытство и глупые или просто странные вопросы. Во всяком случае, он уже понял, что про Мидгард можно было и не спрашивать.
— А... А почему вы здесь? — ну, он то здесь жил (не в пустыне, в смысле, по соседству, но всё равно), а что она?

Отредактировано Icarus (25.06.2016 04:02)

+1

11

Глаза Альдриф, пустые и холодные, на мгновение вспыхнули, точно бриллианты, отражавшие свет изнутри; она, кажется, заметила, что её собеседника завораживал голос - ведь асинья, которую в Хевене нередко нарекали внебрачным детищем сирены, и впрямь умела играть своими интонациями так, что успокаивались мантикоры и засыпали, положив голову на колени ей, драконы. Да что там драконы! Едва ли не единственной из всей вселенной Энджеле своими песнями удавалось успокоить Дракса, чем она в своё время знатно порвала шаблон Звёздному Лорду, давно смирившемуся с тем, что Разрушителя легче просто пережить, чем уравновесить. Серебряные колокольчики её речи зазвенели вновь, переливаясь чудной, непривычной музыкой.
- Мидгард есть серединный мир, - несмотря на то, что в интонациях Альдриф послышалось лёгкое удивление, рассказывала она всё так же охотно, словно радуясь первой за много лет возможности почувствовать себя кому-то нужной не только для того, чтобы убивать монстров. - Мир, в котором живёте вы, люди, а ещё много магических народов и зверей; мир, где стоят ваши города и страны; мир на одной из ветвей Иггдрасиля. Ох, дьявол! Я забываю об этом вечно, Квилл тоже никогда не понимал, о каких мирах я говорю. Вы называете его Землёй - третьей планетой от жёлтого Солнца. У старых рас другие имена вашим реальностям.

Несколько сумбурное пояснение юноши по поводу того, что в мире подлунном опять творится какая-то очень странная субстанция, цензурных слов для определения которой не подберёшь, Альдриф, судя по всему, совершенно не озадачило. Происшествия, выходящие за границы всякой логики, были настолько обычным делом для смертных рас, что женщина относилась к ним с изрядной толикой безразличия: как вышло, так вышло, давайте мы все просто не будем об этом думать. Надо сказать, что такая стратегия изрядно экономила нервы.
- О, эти шутки со временем... Сэра - мой друг - рассказывала мне, что с этой вселенной происходило что-то не то, и множественные разрывы ткани реальности объясняются именно этим, но их масштаб сложно представить даже мне, - в следующее мгновение рыжеволосая явно задумалась. - Феникса едва ли можно называть словом "кто", Джош, ибо он... Оно... Не совсем личность, не в привычном нам всем понимании; он - сущность, огромное и древнее создание, родившееся задолго до начала времён, когда не существовало в ней жизни. Это тень реальности, воплощение всего живого, что когда-то жило, что живёт ныне и что когда-то ещё будет жить; порой он находит себе носителей здесь, в мирах смертных. Таковым, видно, и была Джин Грей, когда была взрослой; но однажды Феникс сошёл с ума и натворил много бед, уничтожив целую звёздную систему. Мы искали его... Но Феникс, испугавшись сам себя, спрятался ото всех; а вместе с нами искали Феникса и дети Ши'ара. Только они, в отличие от нас, не пытались найти способ успокоить его, а хотели просто прервать воплощения Феникса в смертных самым простым способом.
Надо было признать, что получилось у них как-то не блестяще, насколько могла судить Энджела, которая - на пару с остальной своей командой - имела крайне сомнительное счастье наблюдать, как Феникс в юном лице Джинни оперяется вновь, доведённый до последней степени отчаяния. Это хорошо, что они каким-то неведомым чудом успели его успокоить до того, как к системе Д'Бари прибавилась бы ещё парочка звёздных скоплений.
Было бы несколько неловко вместо того, чтобы спасти вселенную, её аннигилировать.
Хотя нет. Положив руку на сердце, асинья вынуждена была признать, что как раз подобный расклад был бы для Стражей Галактики самым обычным.

Минут через десять неспешного, почти прогулочного по её меркам шага, женщина вдруг остановилась у какого-то достаточно потрёпанного жизнью кустика и осмотрелась. В лице её отразилась толика задумчивости.
- Как говорят у вас, есть время разбрасывать камни и время собирать камни, - вытащив из набёдренной сумки небольшой округлый булыжник с клубящимся внутри туманом, Энджи показала его юноше. - Магические проводники, одни из лучших во реальностях; они впитывают волшебство как губка, а потом способны отдавать его, и я собираю подобные камни, чтобы потом мой друг зачаровал их. Лимб - не самое лучшее место для прогулок, но и не самое худшее, можешь мне поверить. Не сказать, чтобы я со слишком уж большим восторгом сюда возвращалась, но всё же это намного лучше, чем Ванахейм в последние годы. Дай руку.
Взяв ладонь крылатого в свою, асинья протянула вторую кисть вперёд и скользнула по невидимому щиту, медленно нащупывая что-то пальцами.
Сопротивление магического барьера было достаточно сильным, даже ощущавшимся физически, но женщина, в жестах которой чувствовался большой опыт, медленно водила по прозрачной и будто бы вовсе несуществующей стене - и вдруг её ладонь куда-то провалилась, перестав ощущать препятствие. Повернувшись боком, Альдриф проскользнула в щель, в которую гибкой змейкой струилась тропа, и, не отпуская мутанта, просто вытянула его за собой. Теперь, повернувшись лицом к пустыне, что была огромна, как целая вселенная, можно было увидеть лишь небольшое песчаное поле, что не больше десятка метров в поперечнике. Обманчивый и хитрый, Лимб знал, как ловить своих жертв, но и жертвы в нём становились всё умнее. Ощущая, что добыча ускользнула из раскалённых объятий и колючего саксаула, Пески волновались и ходили дыбом, перекатывая дюны, но добраться до двух ангелов им уже никак не удавалось.
- Почему твоя Школа стоит в Лимбе, Джош? - Мягко спросила женщина, снимая с головы свою тиару и рукой в латной перчатке взъерошив длинные волосы. - Неужели мир стал настолько неспокоен, что в этом унынии жить стало лучше?

+1

12

— Мидгард, Мидгард... Мид... миддл... гард... град... эр... — несколько смущенно попробовал слово на вкус пернатый, примерно так же виновато покосившись на богиню. — Простите. Здесь, конечно, мог бы и сам догадаться — название созвучно нашему английскому. Иггдрасиль... мне всегда казалось, что это просто сказки, хотя я никогда и не углублялся во все эти истории. Значит... они реальны? Все остальные миры? И боги? И все мифические, казалось бы, существа?
"Ага. Ангелы, например. С крыльями. Тебе мало одну такую собственными глазами увидеть?"
— Хотя после местного населения в этом плане мне уже ничему, кажется, удивляться не стоит... Монстры тут на днях взбесились и напали на нас, но после того они пока что держатся от нас подальше.
Следующие слова асиньи заставили парня надолго задуматься о происходящем. Это насколько многого он не знал о реальной жизни и насколько много пропустил, побыв мертвым сколько... три-четыре года? Пять? Он даже не удосужился уточнить, а сколько лет-то назад это всё было, да и искать специально информацию о том где не было абсолютно никакого желания, напротив — эту часть мутных, размытых, но чем-то да детальных образов хотелось выкинуть из своей головы как можно дальше. Он не хотел к этому возвращаться, а богиня не торопилась спрашивать, почему он местами такой рассеянный —  ему и самому было понятно, что внешне что-то всё-таки не так. А ему просто нравилось её слушать, и он бы слушал, слушал её голос и её рассказы, лившиеся в тишине этого места прекрасной музыкой, которой захотелось бы даже подпевать, будь это всё правда песней. Впрочем, даже если она бы стала задавать в лоб какие-то неловкие вопросы, он бы, вероятно, не стал бы говорить правду, даже откровенно поддаваясь её шарму.
— Раньше я ни о чем таком практически не задумывался, но вообще — у меня всегда была ассоциация, что Фениксами называют даже не тех легендарных птиц... а тех, кто не умирает. Или неспособен умереть. Не знаю, как там в других галактиках обстоит с поверьями, но у меня такое смутное подозрение, что, даже реализуй они свою затею, старую и распространенную даже здесь, они бы не остановили его. Он всё равно потом бы вернулся. Или нашелся бы тот, кто его вернул...

— Красивый, — оценил показанный ему булыжник парень: зрелище тот в самом деле представлял достаточно интересное и необычное даже для такого странного места. Создавалось такое ощущение, что и он-то далеко не отсюда, а так, случайно занесло. — А зачаровывать их для чего? Что они дают? — И тут же переключил тему: — Место для прогулок, может, и не худшее, но мне оно порой таким кажется. Чужой мир, чужое место. Даже пустыня эта... она ведь совсем рядом со Школой, я далеко от неё не отлетал! А если в неё еще кто-то попадет? Сомневаюсь я, что вы тут каждый день проходите мимо и... — Джей позволил провести себя через невидимую ширму. Мальчишка тотчас оглянулся назад... и увидел ту самую неприметную кучку песка, на которую он всерьёз не обратил внимания. И, вероятно, может не обратить и в следующий, если к тому времени забудет не тот факт, что она тут может быть, а то, как невинно со стороны может выглядеть несколько горок живого песка. — ...вытаскивать неосведомленных или невнимательных дураков.
Крылатый досадливо пнул камешек, подвернувшийся под ногу: камень улетел в песочницу, да так там и исчез. Лимбо был недоволен тем, что упустил добычу, видимо.
— Насколько я понимаю — в мире стало слишком всё плохо по отношению к нам. Это было решение старших, обжалованию не подлежало. Они сочли это наилучшим вариантом. Мне же это место в упор напоминает ад, — крылатый осмотрелся, сделал неуверенный шаг в сторону. — Школа там... эм... госпожа Альдриф? Спасибо, что вытащили из этой чертовщины. Только последний вопрос: а её реально как-нибудь отсюда убрать? Пока еще кто-нибудь не вляпался...

+1

13

Мифы и легенды? Женщина, плоть от плоти тех историй, что, оказывается, считались среди смертных сказочными, улыбалась. Пожалуй, Асгард смог бы повеселиться над такими подробностями, да и иные пантеоны не остались бы равнодушными, узнав о том, как вдруг исчезли из памяти тех, кто много лет назад чтил их как спасителей и героев; в прочем, людям свойственно было забывать всё то, что они не могли объяснить.
- Иггдрасиль реальнее, чем сама реальность, ибо он и есть её корни, - добродушно рассмеялась Альдриф. - Я знаю, как людям сложно это представить; даже мне... Выросшей на одной из ветвей его, сложно вообразить размах той кроны. Иггдрасиль - великое древо, что родилось из бездны, и оно связывает собой все девять миров, каждый - на своей ветви. Быть может, вся ваша наука как-то иначе объясняет это, но для того, чтобы понять, что никакими формулами не описать его, нужно увидеть тот ясень, чьё величие способно затмить славу любых королей. И всё то, что было связано с ним... С магией и волшебством... Всё это - реально. Смертные, увлёкшись игрою в науку и в превосходство, забыли об этом, но на самом ведь деле ни боги, ни эльфы, ни драконы никогда не пропадали.
Лёгкое движение крыл. Очи женщины на мгновение вспыхнули карминовым пламенем, что посрамило бы тартарианские костры. Высунувшийся было из-за камней зверёк, богато усыпанный шипами и когтями, пискнул и исчез в безопасной норке, решив, что он, в общем-то, совершенно не голоден и на самом деле его здесь нет вовсе.

- Так и есть, - согласно кивнула женщина. - Феникс не способен умереть навсегда - как воплощение всех живых, он будет существовать вечно, пока хоть где-то во вселенной есть жизнь, и умрёт в тот миг, когда мироздание исчезнет, похоронив с собой саму идею существования. Однако же у детей Ши'Ара нет легенд о фениксе - из всех смертных рас лишь вы, люди, встречались с ним так часто, что смогли запечатлеть его в сказаниях, а потому Гладиатор был уверен, что эту сущность можно убить. Ему повезло, что он не успел это проверить, равно как и повезло и всем нам.
Правда, им бы повезло намного больше, если бы ей всё же дали отрубить этому шизофренику с манией величия голову, но Гамора с Драксом повисли на своей подруге слишком крепко, чтобы у неё были реальные шансы наконец прекратить последствия идиотической внешней политики одной загордившейся империи. Однако в эти планы богиня посвящать юношу не стала - у него на лбу была написана творческая тонкая натура, которая запросто могла не оценить простоту и дальновидность расово верных решений.
Если уж кому и хвастаться такими перспективами, так это Тору. Тот, хоть и старался сдерживать яростность своей природной бушующей натуры, в результате всё равно оставался богом варваров и берсеркеров, так что он бы наклонности в делах управленческих младшенькой понял. Нет человека - нет проблем, и это, надо отметить, действует далеко не только на людей.
Вообще, мертвецы традиционно проблем доставляют куда меньше, чем живые - им не до того. У них свои дела, что поважнее.

- Такие камни впитывают любую магию. Телепортация, огонь, вода... Мало ли того, что можно хотеть иметь под рукой, - пояснила женщина. - Это как... Как Енот говорил... Как универсальный инструмент на все случаи жизни, что положишь - то и достанешь из него.
Задумчиво покусывая нижнюю губу, Энджела осмотрелась, повертев головой, потом тряхнула копной огненных волос. Да уж, Лимб был тем ещё местечком для жизни - даже Нифльхейм, далёкий, надо признать, от красоты и трепетности, казался не таким уж безнадёжным вариантом по сравнению со здешними красотами. Да и существа, которые здесь водились, хоть и не содержали в себе адского происхождения, мало напоминали приятных собеседников. Если так подумать, то у мутантов там, в Мидгарде, должны были быть просто катастрофические проблемы, чтобы они предпочли синему небу и яркому солнцу здешнее вялое освещение и растительность в колючках.
Кто их разберёт, в прочем.
- На Пески Времени, увы, не действует волшебство... Кроме того, они, если верить слухам, умеют перемещаться по этому миру и, скорее всего, уползут прочь, разочаровавшись в добыче, займут место подальше. Единственное их отличие - почва, резкая граница между золотом и чернотой. Вам всем нужно быть внимательнее, ведь в Лимбе много ловушек, и не все из них знаю даже я. Полетели, - решила Бескрылая спустя пару секунд раздумий, и во взгляде её промелькнуло что-то ребяческое, озорное. - Разомнёмся. Догоняй!
Золотые крыла, размахом почти в два раза превосходящие кроваво-красное оперение Джоша, развернулись с мягким шорохом, и Охотница взмыла в воздух без малейшего перехода, даже не отталкиваясь от земли. Воздух привычно запружинил под тугими рывками маховых перьев, когда она ушла ввысь, запел в ушах, царапаясь о серебристую тиару. Лететь тут было от силы пару минут, однако Альдриф заложила несколько больших кругов, наблюдая за происходящим внизу всевидящими прозрачными глазами: не сказать, чтобы ей было слишком интересно, но какая-то часть интуиции, звонким голосом нашёптывающей в подсознании, подсказывала, что асинье ещё предстоит сюда вернуться, и женщина, идеальная память которой хранила событий многовековой давности, старалась запомнить то, что могло оказаться важным. С далёких рудников доносился мерный звон кирок.
Полёт затягивал, и с большим трудом богиня выскользнула из этого волшебного чувства.
Опустившись на пороге школы, Альдриф прикрыла глаза и глубоко вдохнула воздух. Её чутьё, обострённое до невероятных пределов, что не мерещились даже ни одному зверю, угадывало знакомые ноты, и красивые пухлые губы воительницы вдруг тронула быстрая, чуть смешливая улыбка. Знакомый аромат принадлежал Эмме Фрост - она хорошо помнила эту роскошную женщину, и, пожалуй, даже не ждала, что сможет встретить её в этом безрадостном месте.
- Я и не знала, что Белая Королева вернулась в цивилизацию, да ещё и в таких безрадостных декорациях, - произнесла медноволосая, толкая рукой, что была облачена в латную перчатку, входную дверь.

+1

14

— Это какие-то разные миры, — задумчиво и грустно сказал Джей, смахнув со лба челку. Странно было верить в рассказы этой женщины, но он почему-то верил, хотя и не мог сказать наверняка, почему — то ли из-за её успокаивающего и доверительного голоса, то ли из-за того, что всё вокруг было слишком странно даже для того, чтобы быть неправдой. Глянул краем глаза на Энджелу, уловив молчание и решив пояснить свои слова: — Просто... Вот вроде живешь в обычном мире, в котором даже судя по сноскам новостей творятся самые разные вещи, но они тебя не касаются. Ничего, кроме того, что ты — мутант, как и часть твоей семьи. Потом ты попадаешь в Школу, жизнь в которой вообще простой не назовешь. А потом ты умираешь. И дальше обнаруживаешь, что кроме этой привычной вроде бы жизни и этих привычных вроде бы чудес, объясненных мутациями и супергероями, есть еще и другие измерения с демонами, с магией, с богами, а всё то, что ты когда-то давно считал просто красивыми сказками, оказывается правдой. И ведь это — тот же самый мир... если верить всем, кто это утверждает. И здесь точно так же есть драконы и прочие чудеса. А Феникс... может быть, потому у нас в него и верят — что, как оказывается, иногда в этом мире воскресают... те, кого не ждали. И, как ни странно, это тоже распространяется не на всех, а каким образом... наверное, никто сказать не может.
Икар не очень представлял, как Альдриф отреагирует на всё это и вообще как его поймет, хотя сам он всё равно уже перестал понимать, по какому принципу это работает. Может, Феникс — это нечто настолько эфемерное, но вместе с тем реальное, что, собственно, и решает, кому жить дальше, а чья жизнь оборвалась навсегда? Ведь высшие силы всегда обрисовывают по-разному, а если задуматься в то, что она сказала, то нечто такое вполне могло бы быть. Во всяком случае, как показалось ему — парню с огненно-красными волосами и крыльями, который никогда особо не задумывался над тем, а почему перья красные, а не какого-нибудь менее броского или рационального оттенка. Впрочем, его самого это не особо смущало, просто было любопытно, тем более если вспомнить, что есть еще и Уоррен, только канонично-белокрылый.
Внезапное предложение, последовавшее от богини, Джоша немного удивило именно своим настроением, но оно же заразило и его: по крайней мере, он как-то резко отстранился от своих меланхоличных размышлений о вечном и непонятном, усмехнулся и резво расправил крылья, оттолкнувшись от каменистой земли. Несколько мощных взмахов, и он легко догнал асинью и более не отставал, лишь алели в воздухе росчерки заостренных перьев. В этом мире было странное небо, не такое, по которому он тосковал, но в воздухе как-то все сомнения и печали отбрасывались сами собой, поскольку здесь была свобода. В каком-то смысле он был ей благодарен за эту возможность просто полетать, да еще с кем-то — практически таких моментов даже в прошлой жизни почти не было, даже попав в школу, здесь, в этой стихии, он почти всегда был один.
А вот стоило им приземлиться в ухода в особняк, миновав защитный барьер, как парень сразу помрачнел. Даже не сник, не растерялся, а именно помрачнел: он не сразу вспомнил, что Белой Королевой называли Эмму, а когда до него это дошло и он понял, что Альдриф её знает и конкретно сейчас никуда уходить не собирается, понял так же и то, что за эту его маленькую шалость вкупе с этим приключением ему о-о-о-о-очень конкретно попадет. Вздохнув и смирившись со своей судьбой и нарисовавшейся впереди трепкой, Джей шагнул домой следом за ангелом.

Отредактировано Icarus (17.07.2016 22:36)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [02.01.16] Angel, shine your light on me..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC