Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [13.01.2016] If You Were There, Beware


[13.01.2016] If You Were There, Beware

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 13 января, около 10 утра.
Место: Баггс, округ Карбон, штат Пенсильвания.
Участники: Quicksilver, Scarlet Witch, Deadpool, Emma Frost
Описание: Одна из баз частной военной организации "Преторианцы" в штате Пенсильвания, округ Карбон, подверглась атаке неизвестными. Организация не стала заявлять или комментировать инцидент, который совершенно случайно заметили местные власти, а в официальном заявлении прозвучало, что это "внутренний инцидент" и "технические неполадки при испытаниях". Спустя сутки после инцидента в городке Баггс с населением в 348 человек была зафиксирована необычная активность, вернее, резкое исчезновения всякой активности - город вымер буквально за пару часов.

Отредактировано Sabretooth (05.06.2016 14:22)

+2

2

12 января, 4:08. База организации «Преторианцы», подземный уровень проекта EW-37.

- Пост восемь-пять-три, каково ваше положение?
Шипение рации и невозмутимый голос оператора разносился в тишине, прерываемой потрескиванием электричества в разорванных проводах – единственном освещении, оставшемся на этаже. С каждым потрескиванием коридор освещала вспышка, расписывающая стены брызгами черных пятен, расходившимися от бездвижных тел; некогда светлая плитка на полу была усеяна бетонной пылью и размолота чем-то крайне тяжелым, протащенным к лифтовой шахте, проем которой был смят до неузнаваемости.
- Пост восемь-девять-один, доложите обстановку.
Два этажа ниже также погрузились в тишину и мрак. Камеры на этом этаже еще не были выведены из строя, и потому невидимый оператор, пытавшийся дозваться вот уже до седьмого поста, переключил их в ночной режим. Едва уловимое жужжание – камера поворачивалась, пытаясь увидеть хоть что-то в едкой, непроглядной тьме. Наконец объектив замер, увеличивая зум – приближая к малозаметному движению.
- Пост восемь-девять-один? – настороженно произнес голос из рации.
В следующее мгновение на экране перед оператором появился силуэт. Тощий, высокий, неестественно вытянутый, облаченный в белый длинный плащ, с напрочь белыми волосами. Силуэт смотрел в камеру огромными белыми глазами, хотя в спектре ночного видения все было белым. Оператор поежился – казалось, что глаза у этого силуэта заползают куда-то глубже, в самую подкорку…
«Чего вы боитесь, Джозеф?» - зазвучало у оператора в голове, и его будто парализовало, «давайте, подумайте. Это несложно. Ваши страхи… должны стать нашей общей проблемой. Хотите о ней поговорить? Или подумать?»
Джозеф Ода, оператор наблюдения подземного комплекса организации «Преторианцы», с самого детства боялся собак. Огромных, злых и агрессивных. И даже теперь, когда он вырос, лай стаффорда или добермана мог вызвать вздрагивание.
Силуэт на экране улыбнулся. Это была самая жуткая улыбка из всех, что видел Джозеф – будто рубец шрама разрезал лицо пополам.
«Спасибо, Джозеф. Этого-то мне и не хватало».
Сзади Ода раздалось грозное рычание. Оператор вздрогнул, и все внутри словно скрутило жгутом. Сглотнув, он потянулся за пистолетом, лежавшим в верхнем ящике стола. Экран мигнул; силуэт пропал. И тут же сзади на Джозефа напало огромное существо, пасть которого была сплошь усеяна клыками. Из колючей проволоки.

12 января, 08:02. Автозаправочная станция «Мастерская Кэла».

Кэл Уилкокс сидел на своем тканевом раскладном стуле и почитывал утреннюю газету, которую привезли вместе с остальным товаром около часа назад. Пока ему было лениво распаковывать коробки и проверять, что там по накладными приперли, да и коротышка Билли всегда был честен и еще ни разу за двадцать с лишним лет не наколол старика Кэла, поэтому он имел полное право полениться.
Пока колокольчик на двери не звякнул.
Кэл бросил взгляд на часы. Да, верно, две минуты, как его заправка работает. Но открывал ли он дверь? Странно, что он не помнил этого. Однако стоит ли заморачиваться, когда прибыл клиент? Уилкокс поднялся с тяжелым выдохом – лишний вес сказывался на его сердце, поэтому ему всегда было проще сидеть, чем стоять. Со своего места из-за прилавка было заметно, как между дальних полок медленно проходится какой-то парень в плаще с капюшоном. Кажется, у него были белые волосы, да и плащ бы ему сдать в химчистку – если он и был белым, то в прошлой веке. Хмыкнув, Кэл ненароком подумал, а не позвонить ли копам: мало ли, может, опять кто сбежал из тюрьмы, или эти полоумные мутанты расплодились. Говорили же о них по телеку, как в семидесятые про инопланетян.
«Кэл», - вдруг зазвучал чей-то голос в голове старика», - «ты боишься инопланетян?»
Уилкокс замер, пытаясь сообразить: ему послышалось или где.
- Эй, мистер? – позвал он ходившего меж полок. – Вы что-то хотите? У меня тут не музей – или покупайте, или проваливайте.
«Серые или зеленые, Кэл?» - без насмешки, но с ощутимым интересом уточнил голос в голове. Старик помотал головой, нахмурился, потер висок, ощутив, как под носом что-то стало влажновато. На пальцы осела кровь, увидев которую, Кэл напугано охнул. А затем поднял глаза на зал – того парня не было. Его взгляд заметался по сторонам.
«Они ведь знают, Кэл, все знают. И они знают о Мисси Рауд. Особенно о Мисси. Ты помнишь ее?»
- Что за херн… - хотел было выругаться, но вдруг забулькал, захрипел и медленно опустил взгляд вниз: из его груди торчало длинное черное лезвие. Кто-то провернул его, а затем пахнущая землей и гноем рука – то, что от нее осталось, кости с обвалившимся и обгнившим мясом и кожей – обхватили старика за шею.
«Да, ты боялся ее, боялся Мисси. И что она может вернуться, как в тех фильмах про зомби. Это твой настоящий страх, Кэл?»
Пробки на автозаправке выбило вместе с последним вздохом Кэла Уилкокса. Силуэт в белом плаще встал рядом с согнувшейся над трупом девушке, жадно въедающейся в кишки. Он то ли пытался запомнить мгновение, то ли пытался вспомнить что-то важное.
- Знаешь что, Мисси? – вдруг мелодично произнес он, растянув неестественно длинные губы в улыбку-шрам. – Ненавижу маленькие города. Ненавижу.

13 января, 09:39. Средняя школа Мидвич, кабинет директора.

- Себастьян! – шикнула темноволосая девочка, нахмурившись. Будь ее воля, она бы с удовольствием затопала ногами и замахала руками, но ее прыткого одноклассника было не остановить:  старшеклассник опрокинул перед дверью еще один книжный шкаф, в последний момент сумев отпрыгнуть.
- Что? – вполголоса мрачно спросил парень, обернувшись, чтобы посмотреть на хорошенькое смазливое личико, спрятанное за гримасой недовольства, очками и туго завязанной косой, висящей сбоку. – Если не окопаемся, Джулс, хрен дождемся подмоги.
- Какой еще подмоги? – ядовито расшипелась девушка, выползая из-под массивного дубовного стола, выпрямляясь на свои «метр с кепкой». – Ты в своем уме? Этот псих весь город превратил в «Рассвет мертвецов»!
- Только без зомби, - буркнул Себастьян, скрестил руки на груди. Выглядело это внушительно, ведь он был капитаном сборной школы по футболу и, похоже, последним из этой команды и школы. Но верить в столь пессимистичный исход ему не хотелось, поэтому он покосился на недовольную Джулию, заучку, благодаря которой он еще оставался в живых.
- Слушай, Джулс, - состроив задумчивое лицо, протянул парень, - а ты… как ты вообще догадалась? Ну, об этом.
Джулия внезапно побледнела и, кажется, испугалась больше, чем следовало от простого вопроса. Себастьян, ощущавший иллюзию безопасности и считавший, что дверь, забаррикадированная сломанной мебелью, остановит их преследователя, усмехнулся.
- Спокойно, необязательно отвеча…
Но девушка удивила его: резко выдохнув, схватила его за руку и потащила под стол. Вернее, бесцеремонно затолкала и залезла сама.
- Он рядом, заткнись! – прошептала едва слышно, когда Себастьян уже сам сообразил и услышал шаги. Вернее, громыхание и скрежет, словно кто-то огромный шел по коридору и тащил за собой что-то массивное и металлическое. Капитан сборной невольно приобнял Джулию и прижал к себе. Она была единственной живой и понятной в этом свихнувшемся городке.

+1

3

-Спасибо, Бобби, это моя остановка!, - прокричал изо всех сил Уэйд. Его голос заглушался мощными порывами ветра, залетавшими в салон самолёта, но пилот, видимо, всё равно его услышал.
-Всегда пожалуйста, мистер Пул. И да, используйте, пожалуйста, мой персонаж почаще!
-Всенепременно, Бобби, всенепременно!
*Только когда он сменит имя Бобби ... больно уж дурацкое!*
*Но ведь его зовут Дейв!*
*...
Разве?*

Но как бы там ни было, с лёгкой улыбкой на морде и большим пальцем в жопе, поднятым вверх, мистер Пул покинул салон, отдавшись потокам ветра.
*Надеюсь, мы не забыли парашют*
*...*
*Мы ведь забыли его, не так ли?*
Ощупав себя сверху донизу (весьма приятное занятие, кстати!), Уилсон чертыхнулся под нос. Действительно - забыл! И телепортационный прибор, как назло, оставил в Дэдпул-паласе. Так что, посадка будет жёсткой.
*Но хэй, давайте хотя бы насладимся процессом полёта!*
*Действительно! У нас есть ... сколько, секунд 45? Ну, тогда по старым добрым английским традициям - время чая!*, - подумалось Уэйду, пока он доставал из-за спины чайник и элегантную чашечку с изображением цветочков на ней.

-.бать! П.здец! С.ка, как нееб.тельски больно!, - скакал Пул на одной ноге, размахивая одной рукой, как культёй (которой она и стала), а второй пытаясь достать осколок чашки из жопы.
Пока рёбра сращивались, левая половина лица из каши возвращалась в состояние *всё ещё неприятно смотреть, но уже не тянет блевать так сильно*, Уэйд осмотрелся. Да, действительно, как и планировалось, он приземлился в самой густой чаще леса.
А хотя, стоп ... Это вообще НИ ХЕРА НЕ ПЛАНИРОВАЛОСЬ!!!
Каким-то образом Бобби-Дэйв сбросил его совершенно не туда, куда ему следовало отправиться по сюжету, а потому отныне он не заслуживает места в рядах неписей Пула.
-Извини, брат, но либо ты взрываешь тех, кто тебя обидел, либо они ... взрываются сами.
Эпичной фразы не получилось, но эпичный взрыв от эпичного нажатия эпичной кнопки получился неплохой - самолёт Бобби бабахнул как надо. Красиво и со вкусом! Даже почти не было заметно эффекта зелёного экрана.
-Да, надо надбавить аниматору зарплату. А теперь, куда нахрен мне идти?..
К счастью, где-то там, со склона обрыва, куда он чуть было не ускакал с окровавленным осколком в руках, был виден небольшой городок, куда ему, видимо, и надо было.
-Ну что, поиграем в *Выжившего*? Чур, я ди Каприо. Кто же сыграет роль медведя, м?, - буркнул Несравненный себе под нос, бухаясь вниз ещё не успевшей отрегенерироваться ногой вперёд.

+4

4

Эмма никогда не была в восторге от перспективы добровольного заточения.
Нет, она не могла оспорить изящное решение Ильяны, все-таки ее таланты позволяли творить настоящие чудеса, абсолютно не связанные с особенностями мутации, а демоны выгодно отличались от общественности хотя бы тем, что им можно было оторвать пару конечностей и свернуть шею без угрозы административного штрафа или прилюдного порицания, но…
Эти стены дышали прошлым.
Школа давила на нее всем своим железобетонным весом мертвых авторитетов, призраками былых свершений и умертвиями издохших в мучениях надежд и чаяний. Большинство ее давних соратников, соперников и снова соратников уже умели держать свои мысли при себе, но взрывной коктейль эмоций и образов подростков, возникающих в их головах при виде Эммы, застрявшей где-то на полпути между крестной феей и ведьмой с болот, давил на психику чуть больше, чем она ожидала. В ее возрасте можно было бы уже и привыкнуть, но Эмме лучше, чем кому-либо, было известно: к подобному отношению не привыкают – его терпят, сцепив зубы, пока окружающие не начинают воспринимать любой твой поступок как должное.
В такие моменты она прекрасно понимала покойного Логана с его неизбывной тягой к заснеженным канадским пущам и пустошам: ей самой порой хотелось провести весь день в спа-салоне, сделать изящную прическу и безупречный макияж, надеть свое лучшее платье… и застрелиться из двустволки, украденной из комнаты трофеев Людей Икс.
К счастью для нее, на претворение суицидальных порывов в жизнь у Эммы было слишком мало времени благодаря ее новоявленной ученице, требующей внимания едва ли не двадцать четыре часа в сутки – точнее, это Фрост придерживалась мнения, что юную телепатку нельзя выпускать из внимания дольше, чем на пару часов. Сама же Джин проявляла самостоятельность, весьма похвальную в любой другой ситуации, но методично наматывающую стальные нервы Белой Королевы на золоченую шпульку за счет всех грозящих неприятностей, неизменно следующих за юными и инициативными героями всех времен и народов.
Но ни один юный герой с бушующим пубертатом в крови не способен заглушить голос интуиции, а ей Эмма привыкла доверять, поэтому полная тишина в телепатическом эфире небольшого городка в Пенсильвании не могла ее не насторожить. Все началось со слухов, которые приносили с собой из вылазок в «большой мир» другие члены команды – по отдельности не более, чем просто слухи и страшилки для старшей школы из разряда городских легенд про «одну девочку, которая…» или трассу 60, но что-то заставило Эмму не отмахиваться от них.
Даже если это нечто несущественное, Фрост все равно хотела бы убедиться, что вдобавок к «подарку» Нелюдей они не получат еще что-то менее изысканное, не несомненно эффективное: богатый личный опыт подсказывал, что всякие неприятные сюрпризы любят возникать тем чаще, чем меньше у знающих людей возможности их вовремя устранить, и если по отдельности все это сомнительное счастье можно было как-то уладить, то снежный ком, в который они превращались без своевременного вмешательства, грозил перерасти в лавину и погрести под собой и правых, и виноватых без разбору.
В Баггс, куда ее любезно телепортировала Ильяна, оказалось не просто пусто. Тишина эфира звенела, как перетянутая струна, до надсадной ноющей боли, до сводящего скулы смутного чувства неестественности происходящего. Фрост нахмурилась – она не привыкла к такой тишине, скорее, наоборот, в свое время она сходила с ума от чужих голосов в голове, научилась выставлять щит, защищаясь от них, а со временем и просто игнорировать, как белый шум, пока не возникала необходимость вычленить из этого обилия сигналов один конкретный, настраиваясь на него, как на радиоволну.
То, что происходило в Баггс, не было похоже ни на знаменитую защиту от телепатии, ни на ментальный блок – город не был окружен отголосками отраженного сигнала, никто не пытался блокировать способность Эммы, просто здесь никого не было. Пустынные улицы с аккуратно припаркованными машинами, слепые окна витрин супермаркетов и детский велосипед за углом с розовым сидением и куклой в багажнике на руле производили довольно гнетущее впечатление. Эмма не была поклонницей щекочущих нервы ужастиков, но на общую атмосферу режиссер всего этого безобразия однозначно выбил бы десять из десяти без особых спецэффектов и затрат – ничто не действует на человека так удручающе, как вид заброшенных человеческих жилищ. Это всегда тревожный знак, особенно если учесть, что улочки буквально были забиты машинами, ни одна из них не выглядела поврежденной, но вот в чем загадка: если жители Баггса были вынуждены эвакуироваться в срочном порядке, то почему никому из них не пришло в голову воспользоваться машиной? Люди даже в разгар землетрясений и цунами всеми силами стремятся спасти хотя бы часть своего имущества, личный транспорт – возможность как можно скорее покинуть опасную зону, его никто не оставил бы. Создавалось впечатление, словно люди просто взяли и ушли, не взяв с собой ничего, даже бутылки минералки… или просто не ушли, о чем Эмме совершенно не хотелось думать.
Осмотр ближайшей пары домов не дал ничего, кроме усилившегося ощущения неестественности, почти мистической жути, но в мистику Фрост не верила. Она верила в факты и объективные факторы, а что до самой сути магии – что ж, в ее глазах это был просто нетипичный способ манипулирования и преобразования энергии. Возможно, Ильяна могла бы что-то выяснить несколько более эффективно, но на ней и так лежало слишком многое, а Эмма была самым свободным из всех адекватных личностей преподавательского состава, не задействованного в Школе на все сто десять процентов, поэтому она бы предпочла сперва выяснить, с чем именно они имеют дело, а уже после этого и вызывать кавалерию.
Тишина телепатического эфира неожиданно прервалась невыразимым потоком информации, больше похожим на нескончаемую легкомысленную болтовню радиодиджея, перемежаемую его собственными комментариями и поправками, и поток этот был мучительно знаком Белой Королеве, что ее если и не пугало, то воодушевления не вызывало точно, поскольку, если она и угодила в классический фильм ужасов, то теперь он грозил перерасти в пародию – как и все, во что в большей или меньшей степени умудрялся сунуться Болтливый Наемник, он же Дэдпул, он же…
- Уэйд, - с определенной прохладцей приветствовала его Эмма, не утруждаясь ни личным рукопожатием, ни хотя бы появлением оного в поле ее зрения. Конечно, невежливо перебивать чужой разговор, тем более – телепатически, но вряд ли Уилсон сильно пострадает от того, что один из голосов в его голове не успеет сказать что-то весьма экспрессивное в адрес непролазных пенсильванских дебрей другому. – Кого я меньше всего ожидала тут увидеть, так это тебя.

Отредактировано Emma Frost (19.06.2016 10:57)

+2

5

Пьетро правда пытался дождаться, когда закипит чайник. Он искрнее старался подумать обо всем на свете и чуть ли не поделать все на свете в эти мучительные минуты ожидания. Благо, были вещи в мире, которые поспевали за спидстером. К примеру, он успел три раза поменять прическу и пять раз переодеться, пока ждал этот чертов чайник. Пьетро дважды смотался в магазин электроники и посмотрел, что чайник, что стоял у них дома считался самым мощным, от чего, теоретически, должен закипать быстрее.

В общем, спидстеру не то, чтобы было чем заняться. По крайней мере, он не был занят чем-то полезным. Его попытки раздобыть себе кофе явно не были чем-то, что принесет хоть кому-то пользу. Ну, может быть производителям кофе, потому что Максимофф пил уже шестую кружку за день. Можно было бы настрожиться о новой зависимости Пьетро, но при условии, на чем он сидел до этого, это явно был прогресс. Тем более, его организм перевариал все намного быстрее, чем у остальных. И когда нормой был три чашки кофе в сутки максимум, то для него это было три чашки кофе в час. И то он все равно чувствовал себя немного заспавшимся уже минут через пять после того, как выпил кофе.
Звонка Ванды он совершенно не ожидал. Но определенно был рад ему, потому что изучать различия между электрическими чайниками - это далеко не то, что ему нравилось делать.
- Пьетро, мне нужна твоя помощь, - коротко разнеслось из трубки, а через пару секунд Квик уже стоял за спиной сестры, держа в руках большой стаканчик из Старбакса, в гражданской одежде, но со своими спидстерскими очками на голове.

- Так, с чем тебе помочь? - Картинно сбрасывая звонок на телефоне, ответил Пьетро.

Проблема была для Мстителей. Но, кажется, остальные были заняты. Или просто не досттчно заинтересованы. Но это и не важно - они с Вандой тоже Мстители. По крайней мере, пока. И они были свободны. Более или менее. Сестра чаще выходила на всякие групповые спасения мира, когда ему пока никто особо не доверял и неприятности если и находились, то случайно и из-за его инициативы.  Пьетро уже на стену лез. Причем, его скорость позволяла ему бегать, пгрыгать и вообще делать разный непотребства со стеной, причем так, что никто не заметит.

В общем, через несколько минут они с Вандой уже были в Пенсельвании. Надо было все же коротко понять, что происходит и подготовиться. Потом Ванда негласно закала услуги Ртуть-перевозок и через несколько минут уже стояла в центре города, активность которого была настолько подозрительна, что забили супергеройскую тревогу. До них, кстати, уже, кажется, кто-то прилетел. Максимофф вообще крайне поверхностно пробежался с сестрой на руках по городу, определяя, где лучше остановится. Пристально посмотрел в глаза Фрост несколько мгновений, после чего постановился для себя, сто вряд ли она виновница торжества и вообще она здесь так же, для решения проблемы, а не для создания. После чего Максимофф аккуратно поставил сестру где-то в половину квартала от телепатки (не то, чтобы это помогло против телепатии, но мысль оставлять сестру рядом вообще хоть с кем-то, когда Пьетро не доверял как минимум на 98% ему не нравилась).

- Кажется, я видел как что-то упало в лес в трех милях отсюда, - коротко отчитался Максимофф, срываясь с места, намеренно проносясь мимо Фрост, чтобы созданным им ветром растормошить прическу и вообще аккуратный вид.

- Смотрите, кого я нашел, - без лишних приветсвий или вообще каких-либо лишних разговоров, почти сразу же после того, как сорвался с места, проговорил спидстер, только внезапно у него в руке оказался висеть за шкирку Дэдпул, активно регенирующий. Уэйда Квик быстро выпустил, даже почти нежно кидая его на дорогу куда-то между Вандой и Эммой. - Кажется, он взорвал самолет, на котором только что прилетел.

+3

6

Исчезновения целого города, пусть и такого небольшого, как Баггс, сложно не заметить.
Кто-то вовремя не позвонил родственнику преклонного возраста в соседнем штате, у кого-то замолчал друг по переписке, вовремя не отправилась посылка или не перевелись деньги, перестал работать телефон - даже меньше, чем четыре сотни людей имели какие-то связи с обществом и кто-то бы обеспокоился их внезапным молчанием.
Пусть Мстители, как команда, все также работали не столь дружно, как в лучшие времена, но подкидывать неприятности друг другу умели. Отчет от Пятницы не обещал ничего, кроме неприятностей и мук размышления о том, что же случилось с опустевшим городом. Была ли это атака магического плана или некий гранд-план от старых и весьма недобрых знакомых, Ванда не знала. Зато знала наверняка, что две головы куда лучше одной.
Особенно, если одна из них может мыслить на немыслимых скоростях.

Сложно сказать, кто из близнецов больше был рад совместному делу. Прошло чуть больше недели с того дня, как Пьетро впервые вышел на улицу после памятного инцидента с наркотиками, и тот факт, что он показывался вне дома все чаще и чаще, радовал Ванду. Заставлял волноваться в лучших традициях, хотя бы потому, что все неприятности мира будто бы обладали очаровательным хобби липнуть к Максимоффам с завидным упорством для графика в 24/7, но даровал успокоение хотя бы тем, что ее брат все больше и больше доверял самому себе в этом вопросе и хотя бы перестал излучать чувство вины и нескончаемых внутренних конфликтов. Хотя бы меньше, чем обычно.
А уж если он еще и был готов спасать мир и делать все геройские дела, на которые они подписались, дружно вступив в команду защитников мира, то лучшего союзника, чем брат, у Ванды попросту быть не могло.

Остановившись где-то через перекресток от знакомой фигуры Эммы Фрост, Ванда переступила с ноги на ногу, чтобы покрепче встать на асфальтированной дороге после скоростного перемещения в Баггс. Сдув со лба какую-то непослушную прядь, она кивнула брату:
- Я подожду здесь, - будто бы у нее была возможность покинуть место действий раньше, чем он вернется.
Она даже не успела завершить шаг навстречу Фрост, как Пьетро появился вновь, да еще и с ношей. Что ж, прекрасно. Близнецы, Белая Королева и Болтливый наемник в одном месте. Не лучшая команда для создания приятной дружественной атмосферу, но лучший выбор для того, чтобы надрать задницу любому виновнику торжества.

- Баггс определенно привлекает интересную публику в обмен на старую, - задумчиво сказала Ванда, становясь вновь рядом с Пьетро и сочувственно поглядывая на вновь искалечившего самого себя Уилсона, - У кого-нибудь есть идеи, что тут происходит?
Если гнетущая атмосфера опустевшего города как-то и действовала на Ведьму, то в такой цветастой компании у нее явно не было времени проникнуться ей в полной мере. Хотя зеленые глаза и забегали беспокойно по силуэтам окон, надеясь увидеть там хоть какого-то случайного... выжившего? Миновавшего общую угрозу? По сути, так и не ясно было, что сталось с пропавшими людьми, и относить их заранее к мертвым ей не хотелось.

+3

7

В отличие от близнецов Максимофф, Эмма к особо сострадательным личностям не относилась – не столько потому, что была напрочь лишена обычного человеческого сочувствия, сколько потому, что прекрасно понимала, насколько обыденной и привычной была эта боль для Уилсона.
В какой-то мере она даже понимала его: любая способность, мутационного или какого-либо иного характера, обладает не только рядом несомненных преимуществ, но и определенной гранью, за которой это самое преимущество превращается в недостаток. Стоит лишь на миг ослабить контроль – и голоса в голове способны свести с ума, стоит какой-нибудь заразе нарушить структуру ДНК – и запредельная регенерация обречет тебя на постоянную боль без возможности прекратить все это одним ласковым поцелуем свинца навылет, так стоит ли удивляться, легко потеряться в бесконечных спорах с самим собой, любой кошмар наяву вызывает сомнения в собственной подлинности, каждая секунда покоя затягивает в янтарную оболочку безвременья, и тогда лишь мощная встряска может заставить почувствовать себя живым.
Это понимание мало чем ей помогало:  Уэйд эманировал целым ворохом ментальных сигналов забивая эфир и мешая методичному сканированию местности почти на одних рефлексах – так обычно человек занимается привычным монотонным трудом по собственному, идеально выверенному алгоритму, не требующему постоянного внимания и умственного напряжения, пока не происходит нечто, напрочь выбивающееся из привычной картины. К ее облегчению, Алая Ведьма хоть и была несколько более эмоциональна, чем могла себе позволить сама Эмма, но умела держать свои мысли под контролем, что немало облегчало ей задачу, а скорость мышления спидстеров неизменно оставляла на самом краю ментального восприятия ровный белый шум, лишь изредка прерываемый едва разборчивыми импульсами, большей частью принадлежащими к эмоциям и ассоциациям, чем к мыслям как таковым.
Настроиться на широкополосное сканирование, исключив из него Уэйда, не было задачей запредельной сложности, но в какой-то момент Фрост захотелось самолично разрядить в него пару обойм, чтобы избавиться от помех хотя бы на ближайшие полчаса. Эмма привычным усилием воли подавила это искушение – богатая педагогическая практика сказывалась на состоянии нервных волокон не то благотворно-укрепительным путем, не то удручающе-разрушительным, и нервы мисс Фрост не реагировали на внешние раздражители лишь потому, что их просто не было, а то, что мертво, как известно, умереть не может, да и вообще слабо реагирует на любые последующие факторы.
- Хотела бы я знать, - негромко проронила она в ответ на тяготеющий к риторическому вопрос Ванды. – Одно из двух: либо Баггс таинственным образом обезлюдел за считанные часы, либо кто-то держит над ним ментальный щит – слишком сложный для такого захолустья. Мало кто из ныне живущих способен сгенерировать щит, имитирующий фоновые шумы ментального поля на несколько миль вокруг. В любом случае результат нам едва ли понравится…
Эмма оборвала сама себя, когда в ровный фон, то и дело перемежаемый особо эмоциональными комментариями регенерирующего Уэйда, неспособного замолчать даже на секунду, прорвался чужой зов, наполненный паникой пополам с отчаянной надеждой – ничем иным это быть не могло. Ее едва не вскинуло в непрестанное движение к источнику, настолько чудовищно диким по концентрации эмоций был этот зов, но не от этого у нее надсадно заныло где-то под солнечным сплетением, срывая в нервозную торопливость.
Зов принадлежал подростку.
Старательно-неловкий, неумелый и едва уловимый телепатический сигнал бил в виски своим бесхитростным речитативом:
- Пожалуйста, пусть все закончится, пусть кто-нибудь остановит это, пусть все просто прекратится, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста…
И за этим зовом, за этой отчаянной, почти безнадежной мольбой о помощи Эмма и потянулась, пытаясь нащупать тонкую нить импульса, слабый и прерывистый пульс чужой жизни, ждущий спасения и не желающий смиряться с неизбежным – не вполне, впрочем, уверенная, что это действительно зов, а не какой-нибудь триста двадцать седьмой внутренний голос Уэйда Уилсона, по законам его собственной причудливой логики оказавшийся голосом девочки-подростка.
- Кто ты? Где ты находишься? Ответь мне, где ты? Как тебя найти? Ты меня слышишь?!
Стоило только усилить давление, попытаться укрепить эту связь, как сигнал пропал, заставляя сомневаться в собственной реальности, однако Эмма не привыкла отступать так просто. Даже если это не более, чем плод больной фантазии Уилсона, она должна была убедиться, что это действительно так, что это не чудом выживший (вырвавшийся из-под заслона?) подросток, сумевший дотянуться до ее разума.
Вот только Дэдпул был открытой книгой – да, на дикой смеси полусотни языков, с ошибками в правописании и напрочь отсутствующей грамматикой, но все-таки в хитросплетениях его разума можно было взять хоть какой-то ориентир и двигаться к нему, даже если медленно и наощупь, тщательно сверяясь с ним по три раза за секунду, а прерывистый ментальный сигнал словно закрыли свинцовой крышкой сплошного саркофага. Эмма тянулась за этим сигналом до приступа откровенного удушья: пробить сразу не удалось, слишком мощный щит, слишком мало времени, слишком много отвлекающих факторов, и в какой-то момент она настолько глубоко ушла в своей попытке пробиться, что в какой-то момент забыла даже о том, как дышать.
Наверное, со стороны это выглядело довольно жутко: замершая, словно окаменевшая в одночасье, фигура, внезапно оживающая и отчаянно хватающая воздух ртом, но сейчас Эмме было откровенно плевать на это. Ею овладело то самое непреодолимое упрямство сродни азарту, заставляющее людей выкладываться до самого конца, и еще немного сверх того, чтобы добиться желаемого – и отступать она не была намерена. Не сейчас, когда Фрост убедилась в том, что кто-то сознательно держит над небольшим участком города неожиданно мощный ментальный щит. Это значило, что дело нечисто, это значило, что неизвестному телепату было, что скрывать, это значило, что где-то здесь был как минимум один человек – один испуганный подросток! – который точно знал, что именно здесь произошло.
И если это так, то в худшем случае Эмма должна была получить эту информацию, а в лучшем… В лучшем – она должна была обеспечить выжившему защиту и забрать отсюда.
Вторая попытка пробиться отозвалась тугой болью в висках, нарастающей с каждой секундой, как мигрень, словно кто-то затягивал стальной обруч – по одному сантиметру с каждым поворотом винта, все туже и туже, до тех самых пор, пока одна только мысль о том, чтобы усилить нажим еще хотя бы на йоту, отзывалась судорогами и немыми слезами, проступающими на ресницах, и от идеи продавить щит силой Эмме пришлось окончательно отказаться в тот самый миг, когда на языке проступил отчетливый привкус металла. Такими темпами она скорее откусит себе язык или прокусит губу, чем сумеет преодолеть эту мощную защиту, а значит, действовать придется тоньше.
Этот прием был так же эффективен, как и искренне ненавидим самой Фрост за чудовищные энергетические затраты: оставив попытки сконцентрировать метальный импульс на одной точке, Эмма рассеяла его по всей площади, старательно выискивая малейшие бреши и буквально «просачиваясь» сквозь каждую из них. Больше всего это походило на тонкую работу нанитов, вот только если ими управлял выверенный алгоритм программы, то Эмме приходилось самой одновременно расслаивать внимание, концентрируясь на каждом мельчайшем импульсе. Задача усложнялась еще и тем, что щит был не статичен, и обнаруженная одним из импульсов брешь тут же меняла расположение, и второй импульс на том же месте натыкался на глухую защиту. Ей оставалось только одно – постепенно сливать каждый проникший за глухую оборону импульс воедино, чтобы взломать щит изнутри.
Бить пришлось даже не вполовину – в четверть силы, резко и одним ударом, но и этого, как оказалось, с лихвой хватило: едва ли ее ментальный противник ожидал, что кто-то наберется наглости, чтобы взломать его щит изнутри, и укрепил его ровно настолько, чтобы блокировать сигнал девчонки. Точечного, направленного удара в исполнении Эммы Фрост он не выдержал, треснув с надсадным звуком, и в унисон ему поползло по верхней губе, закапало горячим и красным прямо на белоснежную ткань, но ей уже было на это наплевать.
- Ты меня слышишь? Где ты? Я слышу тебя, Джулия, и твоего друга – тоже. Скажи мне, где ты!
- Кто вы? – долетело до нее испуганное эхо чужих мыслей, путанных и сумбурных. – Что вы сделали?! Вы все испортили! Он нас найдет, надет – и тогда…
Что будет тогда, Эмма уточнять не стала – едва ли что-то хорошее, от хорошего подростки не прячутся под школьными партами и не пытаются закрыться ментальным щитом, в который вкладывают столько воли и бешеной жажды жизни, что даже опытному телепату не под силу взломать его с первого раза. Кем бы ни была эта Джулия, но талант у нее определенно был, и немалый.
- Меня зовут Эмма Фрост. Я… мы пришли, чтобы помочь. Ты можешь сказать мне, где вы?
Недолгое раздумье можно было резать ножом, но Джулия явно решила, что нет смысла упираться, если тебя уже обнаружили, зато есть шанс на спасение.
- Мы в школе Мидвич. Я не знаю, сколько еще мы продержимся, мне нужно восстановить щит, или он нас найдет, - мысли Джулии были полны панического страха, как и мысли ее друга. Кем бы ни был этот самый он, но настолько напугать двух подростков в эпоху телевидения и повальных спецэффектов надо было еще постараться.
Эмма не стала убеждать девочку отказаться от щита – если Джулия считала, что это необходимо, стоило поверить ей на слово, однако добиться внятного ответа о том, кто же этот таинственный он, Фрост так и не смогла. Ей оставалось только собирать информацию самой, и если Джулия была уверена, что угроза близко, значит, искать надо было в здании школы.
Сканирование местности не дало особых результатов, если только не считать путанного потока сознания, который Эмма сперва приняла за очередную волну бреда имени Уэйда Уинстона Уилсона, вот только было одно маленькое но – Дэдпул не мог находиться одновременно и здесь, рядом с ней и близнецами, и в школьном спортзале. Она сосредоточилась на этом сигнале, на потоке белого шума, перемежаемого искаженными импульсами и всплесками, оставляющими непередаваемо-тошнотворное послевкусие, как будто она запустила обе руки в гниющие потроха.
Следом за этим ощущением ее накрыло волной страха, паники, липкого ужаса родом откуда-то из детства. Здесь было все: страх пройтись по полу в темноте до выключателя, потому что очень хочется в туалет, но света нет, и что-то неведомое может схватить тебя за ноги; страх перед открытой дверью шкафа – не полностью, только узкая щель, из которой на тебя словно кто-то смотрит; страх заплыть на глубину, потому что под старым деревом живет водяной, который затащит тебя на самое дно…
Эмма дернулась и отрезала себя от этого странного потока – одним махом, хватая воздух ртом и чувствуя, как разжимается холодный комок под самым горлом, как отпускает сведенные судорогой внутренности. Она посмотрела на близнецов Максимофф и сказала, все еще не вполне доверяя собственному голосу:
- У нас есть выжившие… и проблемы, которые никому не понравятся. Здесь есть что-то – кто-то, - способное генерировать страх, и два подростка, запертые в школе, в непосредственной от него близости. Если мы не вытащим их в ближайшее время, статистика смертей от сердечного приступа среди молодежи получит еще две галочки.

Отредактировано Emma Frost (05.08.2016 22:21)

+2

8

Бум! Бах! Бамс! Спускаться с обрыва, не успев толком регенерировать ногу - это плохая, очень плохая идея. В этом Уэйд убедился лично, на собственной шрамированной шкуре, когда поврежденная конечность предательски подвернулась, переведя спуск в режим ""Художественный Кубарь". Скатившись этим самым кубарем вниз, и по пути пересчитав собой все встречные камни, корни, и прочие твердые объекты, Болтливый Наемник влетел в заросли терновника, которые его и затормозили. Несколько секунд в лесу стояла необычная тишина: птички-белочки, перепуганные грохотом, спешно удрали куда подальше, а сам Уэйд был занят, пытаясь понять, где у него руки, где ноги, где катаны, как он вообще умудрился свернуться в такой клубок, почему у него перед лицом его собственные "шарундулы", и, черт его дери, как этот гребанный песок умудрился набиться в рот даже через маску, и как его теперь выплюнуть?! Наконец, кое-как придав своей тушке положение, отдаленно напоминающее нормальное, и частично выплюнув, частично проглотив песок, Дедпул повертел головой, оценил великолепие окружающих его шипов, почесал нос, и протянул:
- Делай со мной, что хочешь, Братец Лис, только не бросай в этот терновый куст... И ведь нихрена не дом родной... Эй, чуваки, вы тут? Может споем, раз уж сюда попали?
-Тут, тут. Может и рады бы уйти, да некуда. - Голос, похоже, пребывал не в лучшем настроении. - На Ральфа ты рожей не вышел, певец, так что давай, выбирайся из этих зарослей! И постарайся хоть сейчас ничего себе не сломать!
- Как скажешь, Босс! - Уэйд потрогал пальцем ближайший шип, убедился, что он острый, и что при попытке прорыва он в этих кустах оставит пару сотен клочков. И ладно, если просто клочков, а если каждый из них регенерирует в нового Дедпула? Тут и одну злую копию из отрезанных частей тела едва получилось уработать, а уж сотня... Не, нафиг, нафиг. С этой мыслью Уэйд потянулся было за зажигательной гранатой, но тут второй Голос подал голос (простите за тавтологию)
-Чувак, а по простому, катанами, совсем не судьба? Обязательно нужно "Райс лайк э Финекс", Кончита?
-Эй, я не бородатый! И не в платье!- тут Уилсон критически осмотрел себя, желая убедиться в своей правдивости. А то мало ли, вдруг действительно в платье, позору-то не оберешься. - Ну, я же говорил!
-Ты смотри, эпизод только начался, у тебя еще все впереди. - "обнадежил" номер один, после чего рявкнул - А ну, катаны в руки, и вперед!  До города нам еще топать и топать!
- А может - фасттревел?
- Не выйдет, ты еще не открыл нужную локацию.
И телепорт забыл. Дома. На камине. Зачем он тебе нужен, если ты его никогда с собой не берешь?
- Ну, он круто смотрится в списке снаряжения. - Дедпул поплевал на ладони, вытащил катаны, и через полторы минуты бедный куст прекратил свое существование. - Надеюсь, он не краснокнижный... Так, чуваки, а азимут кто-нибудь засечь догадался?
Но азимут не понадобился. В следующее мгновение мир внезапно мигнул смазанными красками, заставив желудок наемника подкатить к горлу, он ощутил рывок за ворот многострадального костюма, а в следующий момент осознал, что находится уже не в лесу, а вполне себе в городе.
- Ого, блеватрон три тысячи. Я был в порту, и вот я здесь.- Пул ошарашенно покачал головой, как вылезшая из воды собака, оглянулся...И наткнулся взглядом на очень даже аппетитный бюст, в обрамлении красного корсета. При виде такой красоты Уэйд присвистнул, и на пару секунд "завис", но тут его кто-то позвал по имени, выведя из оцепенения. Наемник повернул голову... И взгляд его упал на еще один шикарный бюст, на этот раз - подчеркнутый белым, но не менее откровенным костюмом. - Божееее... Я в раю...
Чувак, не уверен. Ты глаза-то подними, посмотри, чьи это сиськи. - ехидно посоветовал голос. Уэйд, зачарованно сглотнув, все же последовал совету... Дабы увидеть знакомые все лица. Эмма Фрост, Алая Ведьма, еще и Ртуть рядом пританцовывал, переполненным извечным желанием спидстеров куда-то бежать, и что-то там делать. Похоже, именно ему наемник был обязан своим экспресс перемещением.
Веселая собралась компания. И врядли они тут покемонов ловят. Чел, ты это, поздоровайся, что ли. Ручкой помаши, ага. - Ну, наемник и поздоровался...
- Привет, Эмма, все такая же ледышка, как я посмотрю? Эй, сладкая парочка твиксов, как дела? Чего вы тут делаете-то? - Пул на секунду осекся, и задумчиво протянул -Да, кстати, а я чего тут делаю?
-Чувааак... Ты вот сейчас серьезно? - голос помолчал, и устало протянул - Блин, он таки серьезно. Короче, в этом городишке произошел какой-то Пэ, большой,как задница Пуджа, и пахнущий соответственно. Нет,мы не знаем, что именно, просто местные перестали выходить на связь. И нет, я не нюхал задницу Пуджа! Не перебивай. Короче, у нас тут, типа, спасательная миссия. Нужно найти пятерых подростков, и вытащить их задницы, живые и девственные, в точку эвакуации, а там нам отвалят много-много баблосов их безутешные родственники, капиш? Данные по целям у тебя в КПК.
-Джулия Кидман, Себастьян Кастелланос, Николь Боуи, Аманда Монро, Коул Фелпс. - подключился "номер два", перечисливший имена и фамилии целей нарочито усталым тоном, аля "что бы ты без нас делал".
- А-а-а-а, ну да, ну да. - Покивал Пул в ответ, стараясь делать умный вид. - Спасательная операция, дааа. Все мега-супер-пупер серьезно! А самолет... Ну, так получилось, шустрик. Тем более - он меня не там высадил.
-Ну, вообще-то ты сам ему сказал выбросить тебя подальше, мол, "тут могут быть зенитки". Откуда они тут возьмутся - я так и не понял.
-Ага, чел, ты в "Калл оф Дьюти" переиграл, я тебе говорю.
- Серьезно? Ой. Как перед Бобби неудобно получилось... - Пул поковырял асфальт носком сапога. -Ну ладно, пойду, поем. Ой, ну то есть - поищу выживших!
То, что "поиск выживших" Дедпул решил провести в кафе-мороженном, возле которого, солянка-сборная Героев и тусовалась, было, право слово, чистой случайностью. И то, что к остальным наемник вернулся с двумя здоровенными рожками мороженки - тоже. конечно же.
- Единственные выжившие! - сообщил Пул, смачно чавкая. - А вообще - как-то тут чистенько, но пустынненько. Холодильники работают, хозяина не видно, а я ведь всерьез собирался заплатить... А чей-то с ее Ледяным Величеством?
- Зависла, не иначе. - поставил диагноз "первый", полюбовавшись на Фрост, которая стояла, закрыв глаза,  и мелко-мелко, судорожно дышала, подрагивая всем телом. - Как думаете, где у нее "резет"?
-Ща проверим. Ведьмочка, подержи. - Уэйд безапеляционно выдал Ванде одно мороженное, и подмигнув, предупредил - Только не кусай, а лижи. Если понимаешь, о чем я. Так, доктора вызывали?
За последующую минуту  Уилсон успел помахать перед Фрост рукой, пощелкать пальцами, показать средний палец, и нажать ей на нос, как на дверной звонок, сопроводив это действо звуком "Дзиннь!". Тщетно - Эмма продолжала пребывать глубоко в себе, напрочь игнорируя внешние раздражители. Что там, она даже дышала через раз, и только глаза под закрытыми веками ходили туда-сюда, словно бешеные.
- Любопытно. - Пул отступил на шаг, и склонил голову на бок, с интересом разглядывая происходящее. Так, ребзя, пока она не реагирует - можно потрогать сиськи, или нарисовать ей усы, кому что больше нравится?
Ну, с одной стороны - сиськи интереснее.  С другой - за такое бить она будет сильнее, точно.
-Кстати, не факт. Такие дамочки о внешности пекутся куда больше, чем о неприкосновенности своей груди.
Ну, в принципе, логично... Короче, делай и то, и то, фигли выбирать.
-Понял, делаю! - Пул похлопал себя по карманам, понял, что рисовать-то нечем, и повернулся к Ртути. - Эй, мистер "Скипидар-в-заднице", а раздобудь нам перманентный маркер!
Но, увы, именно в этот момент Эмма соблаговолила "отмереть", так что наполеоновские планы так и не были воплощены в жизнь. Зато она поделилась разведданными, что тоже было неплохо. Тем более, что они касались школы, а где еще искать подростков, как не в естественной среде обитания, верно?
- О-о-о-о, наверное, это Джонатан Крейн! Веди нас, о Бэтмен! Мы будем твоей Лигой, и надерем ему задницу! - Пул выдернул из ножен одну из катан, и попытался плашмя шлепнуть Ртуть ею по плечу. Конечно не попал, пару секунд переваривал этот факт, но потом решил сделать вид ,что так и надо.  - Бегун, нарекаю тебя своим личным Телепортом! Неси меня на встречу подвигу, а то свой я дома оставил.
-Хм, а как ты его к поясу прикрепишь? - несколько неуверенно полюбопытствовал "номер два". -Великоват-с...
-Приклею. Ну, чего стоим, кого ждем? Шевелись, Плотва! - и в подтверждении своих слов Уэйд залихватски взмахнул катаной, лишь чудом не сбрив Эмме Фрост половину прически.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [13.01.2016] If You Were There, Beware


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC