Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [11.05.15] Священник в баре


[11.05.15] Священник в баре

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sf.uploads.ru/2luYe.png

So what if you can see the darkest side of me?
No one would ever change this animal I have become

Описание: Можно ли доверять человеку, который сделал все для того, чтобы этого не произошло? Курт всегда находил добро даже в самых запущенных случаях, умудрялся давать советы и успокаивал, подбирая подходящее оправдание тому или иному поступку. Любой может быть прощен лишь искренне раскаявшись в содеянном. Все мы твари Божьи.
Прошло достаточно времени со смерти Росомахи, но в этот вечер Курта словно магнитом тянуло в место Х, тот самый бар, в котором Вагнер, казалось, только вчера сидел со своим другом и хлебал пиво, рассуждая на тему всепрощения и звериных инстинктов. Кто бы мог подумать, что судьба в этом самом месте сведет его с тем, от кого за километры можно учуять запах смерти?

+2

2

В темноте всегда что-то подстерегает. Виктор давно научился отмахиваться от теней прошлого, глядящих на него из бездны, которые заметны краем глаза, на самой границе зрения; научился держать себя в руках, когда хотелось буйствовать, научился прощать там, где все естество жаждало устроить кровавую баню. Он стал настолько примерным, образчиком самоконтроля, что его порой тошнило. Это было не то, кем он себя считал, кем он себя чувствовал; все было не так, неправильно, и он был не в своей тарелке. На него смотрели, как на бомбу замедленного действия, улыбались, никогда не поворачиваясь спиной, и его ни на мгновение не оставляли одного. Однако они не учли: Саблезубый был не только профессиональным следопытом и охотником, он еще был опытным шпионом. А шпионы всегда знают, как уйти через черный вход, не оставив следов.
Ему нужна была свобода, потому что в школе стало слишком душно. Ему удалось уговорить Пикси помалкивать насчет того, куда он отправится. Эрик, если узнает, может посчитать, что Крид предатель, что сбежал, оставив его одного среди врагов; и Криду в этот самый момент стало совестно, что он оставил своего командира наедине с детьми, от которых порой и впрямь не было спасения. Но ему нужен был воздух. Нельзя держать зверя в клетке, нельзя запирать в месте, где нещадно воняет гнилью и смертью. Лимбо все же было измерением демонов, и сколько бы цветов не высаживали на клумбах у главного входа, запахи, навевающие воспоминания о бытии в аду, раззадоривали внутреннее безумие. А еще вытаскивали на поверхность воспоминания, от которых стоило бы отделаться.
Нью-Йорк принял его в свои сумрачные объятия, показав яркое скопление звезд над переливающимися электрическим светом шпилями высоток. Каменные, стеклянные джунгли, где все в толпе были одиночками, потерянными, забытыми - такое общество в этот вечер Крида вполне устраивало. Подняв воротник косухи, он остановился на светофоре, поднял взгляд вверх. Где-то там собирались тучи, где-то там сверкали молнии, неся с собой разряд чистейшего озона. Красный свет сменился зеленым, и толпа подтолкнула Виктора идти вперед. Он шагнул на дорогу нехотя, невольно улавливая иронию: ведь и сейчас он позволяет жизни нести себя, не делает ничего сам, ничего не решает. Он снова оружие, снова чей-то проект, и только кошмары по ночам напоминают о том, каким он был самостоятельным.
Самостоятельный убийца, подминавший под себя целые города всего лишь за одну ночь.
Глубокий вздох; прошлое было медом, в котором можно было утонуть. И хотелось. Воспоминания о славе, богатстве, женщинах и той крови, что окружала его - это было прекрасно. Когда-то, но не сейчас. Ныне прошлое вызывало у него привкус горечи, словно послевкусие от паленого пива. И он сворачивал на узкие, темные улочки, чтобы добраться до того места, которое не заставляло его сглатывать острые комки презрения к самому себе. Бар, где он когда-то по душам говорил с Логаном, где пытался донести до него простую мысль: они одинаковые, они прирожденные убийца, и все, что они умеют, это убивать, отнимать жизни, нести хаос и боль. Сейчас эти слова казались такими верными, ведь что теперь он мог? Бессильно рычать, царапая стены, сидеть в тени стен, никому не нужный опасный хищник, у которого внезапно пропал охотничий инстинкт. Больное животное, которое стоит пристрелить, чтобы не мучился.
Массивная когтистая ладонь легла на потемневшую от времени дверь, толкнула вперед. Крида обдало запахами пота, пива, плевков и рвоты, сигаретного дыма и тестерона, который разгонялся щипающим глаза запахом чересчур насыщенных цветочных духов. Немногочисленная, но постоянная публика с настороженностью и практичным интересом уставилась на бугры мышц, сокрытые под слишком теплой для мая косухи; Виктор носил одежду не потому, что ему было холодно, а потому, что людей пугали неестественные размеры его мускулатуры.
Позволив себя осмотреть и осмотревшись сам, он не увидел ни в ком желания спросить, с какого он района, что тут забыл и не будет ли у него айфона на позвонить. Хмыкнув, он прошел к барной стойке, грузно уселся на свободное место, положил на барную стойку руки. Адамантиевые когти скрябнули по дереву, привлекая внимание бармена, который удивился и чуть не наложил в штаны от такого "гостя".
- Пинту темного, - хрипло проговорил Крид, немного отклонившись в сторону, чтобы залезть во внутренний карман косухи и достать двадцатку. - Из бутылки.
У него была целая ночь и целый бар, и он не собирался выходить отсюда до тех самых пор, пока в голове не наступит затмение, что избавит его от воспоминаний. Если проклятье Логана заключалось в отвратной памяти, то проклятьем Виктора была память отменная.

+1

3

Ностальгия – штука не всегда приятная. Курт не то чтобы ненавидел это чувство, но и радости как таковой испытывал крайне мало. Разве можно впадать в тоску, когда первый день рабочей недели и толпы учеников ждут новых уроков выживания? Раньше он мог позволить себе частенько зависать на крышах домов, рассуждать на тему о его миссии на Земле и бессмертной душе, которую он благополучно обменял на воскрешение. Стоило ли оно того? Об этом он тоже думал. Определенно стоило. И, если после возвращения ему нужно было бы прожить свою жизнь заново, он с превеликим удовольствием согласился бы, не раздумывая. Самое главное, прожил бы Ночной Змей ее точь-в-точь, как и до этого. Начиная от самого рождения в «теплых» объятиях горе-мамаши, заканчивая смертельным прыжком ради спасения Хоуп Саммерс. Курт прожил замечательную жизнь и второй шанс был дан ему не просто так. На все воля Господа.
Он снова оказался в Нью-Йорке, городе, пропахшем пылью и грязью. В этом действительно был свой шарм: узкие улочки, освещенные извилистыми линиями фонарей и светодиодными вывесками, казались слишком яркими. За то время, что Ночной Змей просиживал на Небесах, город воспоминаний значительно поднабрал великолепия и напыщенности. И это было прекрасно. Сделав глубокий вдох, священник толкнул дверь бара.

- И даже не думай прикасаться ко мне, пока не превратишься в себя, Змей.

Логан всегда относился к Вагнеру с уваженим. Исключением служили те самые редкие случаи, когда им хотелось выбраться из школы и почувствовать себя обычными людьми. Смешно называть существо, покрытое мехом синего цвета, человеком, правда? Черт, он и есть Черт. Росомаха, по-доброму, называл его Эльфом и никогда не поддерживал идею скрываться в толпе, приобретая, по мнению Курта, приемлемый вид. Для Логана Курт нормальный, а для Курта Логан не зверь. Так и жили.
А потом его самый близкий друг умер.
Ностальгия – чувство своеобразное. Сжирает с потрохами и не оставляет даже косточек, ведь избавиться от навязчивых мыслей крайне сложно и порой даже не хочется. Сегодня он решил поддаться и заглянуть в тот самый бар, где несколько лет назад он сидел со своим приятелем и пил пиво. В тот вечер бывший священник узнал, что на когтях Росомахи кровь двадцати семи человек. Цифра являлась ошеломляющей и оправдание ей было одно – гнев. К сожалению, люди очень падки на необдуманные поступки и решения в порывах неконтролируемой ненависти и злобы. Сюда же можно приплести такие ужасные деяния как убийства и насилие. Когда твой мозг окутывает эфемерная пелена и кажется, что в таком состоянии абсолютно любые твои действия будут являться совершенно оправданными. Нет, к сожалению, это не так. Прощение в раскаянье, а мы все прекрасно знаем, как тяжело признавать свои ошибки. 
Сегодня Ночной Змей пьет, облаченный в сутану. Сегодня он такой же, как и все – обычный человек с бледной кожей, голубыми глазами и очаровательной улыбкой. Курт присел за барную стойку, не сразу обратив внимание на груду мышц прямо справа от себя. Стоило принюхаться и повернуть голову: рядом расположился Виктор Крид, в прошлом холодный и расчетливый убийца, погубивший за всю своих столько душ, сколько не снилось Вагнеру даже в самом жутком сне.  - Mein Gott, - Эльф выдохнул, склонил голову и, для начала, обратился к официантке, - Две кружки светлого.
Невольно Курт улыбнулся. Именно в этот день и в этом месте пару лет назад он сидел с Логаном, а сейчас вместо него злейший враг времен и народов. Бывший злейший враг. Что еще забавнее, Вагнеру даже думать не пришлось, как начать разговор. А уж тем более беспокоиться о том, что Саблезубый его не узнает: чем-чем, а помимо восхитительных охотничьих навыков и прекрасной памяти, Виктор обладал феноменальным обонянием. Запах шерстки синего Эльфа, смешанный с серой, сложно было бы забыть даже обычному человеку.
- Тебе неплохо бы принять душ. – скорее, это была констатация факта, а не ирония или шутка. Все-таки ходить в косухе в середине мая, когда на улице даже вечером столбик термометра показывает не ниже восемнадцати, как-то совсем чересчур. Пускай Курт и понимал, для чего Крид это делает, – Какими судьбами?

Отредактировано Nightcrawler (10.05.2016 23:52)

+1

4

Жалеют себя лишь слабаки, и Виктор никогда не питал слабости к топлению жалости на дне бутылки. Даже обретя такое гадкое и липкое существо, как совесть, сверлящее в его мозгу прожигающие от моральной боли дыры, оставляющие от сердца зияющую пустоту, он не пришел к осознанию, что ему нужно жалеть себя, что ему нужно как-то оправдывать прошлое. Трудно оправдывать время, которое было для тебя в радость; каждое мгновение которого приносило если не радость, то странное удовлетворение, суть которого трудно объяснить. Тогда, в прошлой жизни, Крид чувствовал себя на своем месте, на верной позиции в пищевой цепочке этого мира; теперь он был изгоем, который оказался на обочине, в заточении, в прозрачной банке с дырками в крышке, и все лишь потому, что внезапно решил, будто заслуживает права на прощение.
Но кому прощать, если все, чье прощение он мог бы испросить, давно мертвы?
Возможно, ему мог бы помочь Ксавье - старик в прошлом пытался это сделать, но тогда куда больше пользы принесли запущенные прямо в мозг когти Логана. В этот же раз лоботомия по-канадски могла привести к непредсказуемым последствиям. Да и нужно ли ему временное забвение? То, что он мог вспомнить сотни, если не тысячи историй, каждая из которых заканчивалась для почти всех могилой, для редких везунчиков - почти пожизненному обручению с больничной койкой, сейчас ничего не значили. Он стал другим, но насколько? И кому он такой, другой, нужен? Старые знакомцы по Братству смотрели на него, как на больное животное, а новые щенки из Людей Икс вышагивали по стеночке, стараясь не провоцировать, не понимая, что он не причинит им вреда в любом случае. И все, все и каждый, видели в нем того Крида, прошлого, Крида, который мог в любое мгновение из милого чаепития устроить настоящую кровавую бойню. Но хуже всего было то, как сам Саблезубый представлял, что мог бы сделать. Это ощущение вседозволенности, запертое внутри, изнывающее, будто дикий зверь, ходящий из угла в угол, ждущий момента, изматывало его сильнее всего.
Наверное, поэтому он вырвался из душной школы в Нью-Йорк, где всегда есть те, кому можно начистить морды и выпустить пар. По крайней мере, Виктор так думал до того самого момента, как до его чуткого носа не донесся резкий запах серы, спутавшийся с теплым запашком шерсти. Резко выдохнув, он сделал большой глоток пива, скрыв нос в кружке, прекрасно зная, кому принадлежит "дружеский совет". Громыхнув пустой кружкой о барную стойку, пренебрежительно утер губы рукой, покосился в сторону.
- Да вот цирк уродов распустили, пью за упокой, - хмыкнул он спустя пару мгновений, как свыкся с новым "образом" попрыгунца, отодвинул опустевшую тару, кивнул намекающе бармену, который и так уже крайне настороженно оглядывал странную парочку; Виктор чуть повернулся, не слишком-то дружелюбно сощурив глаза. - А тебе твой целибат за воротник закладывать не запрещает? Если что, у меня места хватит и для светлого.

+1

5

Зверь. Почему, как и Логана, все считают Виктора зверем? Курт мог с легкостью ответить на этот вопрос и сразу же разорвать в клочья это невыносимо примитивное прозвище. Зверь - это не клеймо, это всего лишь описание поведения человека, и делать поспешных выводов, лишь наблюдая, но не заглядывая глубже, весьма опрометчиво. Да, все мы разные, и это неоспоримо. Кем-то по большей мере двигают инстинкты и привычки, а кем-то силы свыше. Однако, никто и никогда не пытался заглянуть в душу и найти видимые на то поведение причины. Люди издеваются над тем, чего не понимают, и это совершенно нормально для нашей природы. Крид ступил на путь истинный по мнению окружающих, но является ли этот путь верным для него самого? Он не особо-то хотел меняться и это было прекрасно видно: с того момента, как Виктор пополнил ряды Людей Икс, он постоянно выглядел забитым в угол животным. Нет, его ни в коем случае не пинали 24/7, но одних косых взглядов вполне хватало, дабы создать напряженные отношения и зародить недоверие. Как учеников школы к Криду, так и наоборот. Вагнер словно чуял боль и видел все его раны. Саблезубый чувствовал себя не в своей тарелке и это было видно невооруженным глазом. И даже сейчас, как бы то не было иронично, ему не удастся ни на минуту расслабиться в присутствии Ночного Змея и Курт это прекрасно понимал. Понимал, но ничего не мог с этим поделать. Он-то уже давно дал Виктору тот самый шанс, не испытывал к нему негатива, забыл все старое и с улыбкой приветствовал приятеля. Возможно, если люди научатся прощать и видеть не только плохое, мир станет намного лучше. Но, оставляя эти неосуществимые мечты, Вагнер в очередной раз возвращается в бар, где он некогда разговаривал по душам с Росомахой. Сейчас место старины Логана занимает его злейший враг. С таким совпадением и сложившейся ситуацией можно было бы смело сказать, что Курт - шпион. Шпион, посланный вычислить коварные деяния Виктора, обвинить его в предательстве и направить куда подальше. И, наверное, если бы на месте Вагнера сидел кто-то другой из школы, то скорее всего эта версия могла бы оказаться правдивой. Меньше вопросов и больше пива - предположительно засланный для разоблачения Крида как хренового Крида Вагнер с уставшим, но довольным видом дотянулся до кружки с пивом и отхлебнул пару глотков.
- О, нет, mein Freund. Целибат - обет безбрачия, но никак не сухой закон.  - Курт осмотрелся: несколько человек за столиком в углу устроили настоящий гадюшник, запачкав как столы, так и стены бог-знает-чем, несколько столиков были заняты мужчинами-богатырями, пьяными в щепки, парочка приличных на вид парней и старый знакомый Майк. Последний ранее приходил сюда еще несколько лет назад в течение месяца и лишь одному Богу известно, насколько жива его печень и жива ли вообще: мужчина точно так же, как и годами ранее, сидел за столиком, пускал слюнку и сладко сопел. Наверное, наутро он уже даже не помнил кто он и где он, возможно делал какие-то перерывы, а потом вновь возвращался в эту дыру и напивался до потери сознания. Змей широко улыбнулся и протянул Виктору руку, - Рад тебя видеть в столь чудном месте.
На самом деле рад. Рад, потому что ему слишком не хватало подобных посиделок, а вместе с ними цитат великих поэтов и философов, дружеских советов. Не исключено, что его лохматый друг в этом всем не нуждается, но попытаться наладить контакт всегда стоит. Виктор нужен Людям Икс в любом случае, а вот нужны ли Люди Икс Виктору - вопрос интересный. Вагнер пока не понял этого до конца, но раз Крид так старается и из кожи вон лезет ради того, чтобы поддерживать со всеми хоть какие-никакие, но отношения, то стоит склоняться к варианту необходимости и того и другого.
- На тебе лица нет, - наблюдательность Вагнера зашкаливала, его можно даже зацепить по этому поводу, но Эльф тут же продолжил и перевел тему, - Откуда ты знаешь это место?

+1

6

Все еще непривычно слышать, что тебе кто-то рад. Неужели? Ему хотелось рассмеяться, насмешливо скаля клыки на того великодушного, кто мог выдержать его присутствие. Но ему так часто это говорил - "я рад тебя видеть", что он вскоре и вправду мог увериться в этой мысли. Но не хотел. Не потому, что не верил в искренность - они говорили правду, он слышал это по биению сердец, - а потому, что ему удобнее было верить в свою отчужденность. Привыкнув быть их врагом, он привык закрываться от них, изображая то, чего все от него ожидают: жестокость, грубость, анархичность. Он давал им то, что они хотели, и они не задавали вопросов. А его вполне устраивало, когда никто не задавал вопросов, никто не интересовался, что у него на душе. И как Логан в принципе выдерживал все эти неловкие паузы и разговоры в барах без мордобоя и прочего насилия?
Краем глаза заметив, что ему протянули руку, Саблезубый не сразу отреагировал. У него были просчитаны разные вариации на тему того, можно ли доверять этому пушистому созданию, и пока что ничего в душе не всколыхнулось. Он хорошо помнил, как под воздействием реверсивного заклинания Курт говорил ему, что именно он убивал в Логане желание жить и верить в добро. И вот теперь сидит тот, кто заряжал Росомаху надеждой, и тот, кто отнимал ее, на соседних стульях, в одном баре, и пытаются изображать приятелей. Крида чуть не вывернуло пустым желудком прямо на барную стойку от отвращения к самому себе. Поморщившись, он проигнорировал жест, хмыкнув в стремительно пустеющую кружку. Нет, он не готов. Лучше всем держаться от него подальше, и лучший способ это сделать - отталкивать.
Опустив кружку, Виктор опустил на нее взгляд. Потому что стеклянные грани и пивные разводы были куда понятнее, чем то, что пытался сделать Вагнер. Кажется, хотел развязать беседу, кажется, пытался что-то вроде подружиться. И Крид не мог определиться: хотел ли прогнать прыгуна или игнорировать. А пока не определился, решил поддержать эту нелепую беседу. Все равно делать нечего, кроме как опустошать запасы этого гребанного бара.
- Да вроде есть, - выдохнул, поднес кружку ко рту и чуть тише, - никто пока не пытался оторвать со скальпом.
Из его уст это ключевое "пока" могло звучать угрозой. Возможно, он собирался развязать дракой, возможно, хотел кого-нибудь прибить в этот прекрасный вечерок. А, возможно, просто умело пользовался своей способностью в шутке заключать что-то настолько суровое, что ему верилось, даже если это была и впрямь только шутка.
Отставив пустую кружку, сделал жест бармену. А пока тот выполнял заказ, покосился на Курта, заговорив:
- В чем дело, священник? Я не могу посидеть в баре без допроса? Или тебя прислала Монро, чтобы проследить, не наломаю ли я дров, раз сбежал из-под надзора?
Недоверие росло внутри буйным цветом. Паранойя, которой заражаются все бывалые оперативники развед-группировок, проявилась в нужный момент. Виктор не слышал, чтобы Курт был лучшим следователем или допросчиков в рядах Людей Икс, но разве это совпадение, что они вдвоем оказались здесь в один и тот же день?
- Не думал, что выпить пару кружек пива в честь дня рождения Джеймса, - негромко добавил, получив очередную порцию пива, - большое преступление.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [11.05.15] Священник в баре


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC