Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [13.12.2015] Breath Of Life


[13.12.2015] Breath Of Life

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: 13 декабря, около трех дня.
Место: лазарет, школа имени Джин Грей.
Участники: Икар, Саблезубый.
Описание: недавно вызволенный из "стеклянной тюрьмы" Икар пытается свыкнуться с осознанием своего "возвращения". А еще с тем, что под одной крышей теперь те, кто пытался его убить. И один из таких, Виктор Крид, пытается достать его со дна посттравматической депрессии.

0

2

Белый кабинет можно бы назвать привычным, если бы это было так. Парень этого не помнил. Он вообще мало что помнил, и по тем крупицам воспоминаний сложно было составить хоть сколько-то цельную картинку, мысли и образы просто путались в голове, создавая невообразимый бардак из лиц, конкретных дней, эпизодов из жизни и каких-то давно прошедших и забытых событий. За то время, что его не трогали, Джей все-таки сумел примерно понять, что есть что, но все то, что рассказала Ороро, разбивало даже эту последовательность на гору острых и абсолютно бессмысленных осколков. За то время, что его не трогали, он, по крайней мере, более менее разобрался в том, кто он, но осознавать, что ты теперь неизвестно, на каких правах вообще в этом мире, тем более после того, что совершил, было невыносимо.
За то время, что его не трогали, и за которое он и сам-то не особо позволял что-либо с собой делать, он слегка ушел в себя. Парень не понимал, как его тут воспринимали и как ему следовало воспринимать самого себя, как относиться к этому всему. Ко всему, что было вокруг. Ко всем собравшимся. Это он еще не выходил из особняка и даже не был в помещении с окнами, чтобы в полной мере оценить инфернальную красоту жителей Лимбо, так что впереди была еще уйма удивительных открытий. Но за все это время никто из окружающих не услышал от него и десятка слов.
Упираться ему в итоге надоело - не было смысла. Он помнил Хэнка, Хэнк, в свою очередь, прекрасно помнил о том, как вытаскивал этого же товарища с того света после первой встречи со Страйкером, и чем это в итоге закончилось, потому относился к нерадивому пациенту с достаточным терпением, когда все-таки вытащил его в общий медотсек на нормальный осмотр. Крылатый вел себя тихо и безучастно, лишь скользнул взглядом по помещению и стоящему поодаль человеку, вид которого был и без слов красноречив. Этого человека Джош тоже немного, но помнил. И это было одной из причин, по которой до него очень туго доходило, что вообще происходит и до какой степени перевернулся за пару лет его отсутствия мир.
Парень безропотно выполнял и терпел все, что от него просил и требовал Зверь, лишь по неизбежной привычке поправлял сложенные крылья, сознанием в целом едва участвуя в происходящем. Хэнк пытался иногда задавать парню конкретные или наводящие вопросы, но довольно скоро понял, что ничего этим не добьется хотябы потому, что Джей не только отказывался разговаривать, но и сам и понятия не имел о том, что произошло с ним и вообще творилось в той лаборатории.
- Изумительно, - задумчиво хлопотал над приборами, данными и пришибленным парнем Зверь, обращаясь явно не к самому себе, а к стоявшему здесь же Криду, которого сюда позвали скорее в роли вышибалы-контролера, чем собеседника. - Все показатели вполне в пределах нормы. Собственно, вообще все в норме - не знаю, кто тут на самом деле поработал, но он определенно постарался. Хотя, вероятно, и регенеративный фактор Джея сыграл здесь свою роль, но я все равно восхищен и впечатлен одновременно. Он стабилен, даже по  каким-то причинам сохранил часть воспоминаний. Собственно, все, что меня действительно смущает, это психическое состояние и поведение, вызванное отнюдь не физическими отклонениями.
Сидевший на кушетке Джей поднял несколько возмущенный взгляд на доктора, но смолчал.
- Не смотри на меня так, - заметил это Хэнк, и уже более миролюбиво добавил. - Зря, наверное, Ороро тебе все вот так сразу рассказала, но просто оставь это в прошлом и возвращайся в жизнь. Все далеко не так ужасно, да и ребята будут только рады твоему возвращению. Сомневаюсь, что перспектива быть запертым в медотсеке у тебя вызовет еще больший восторг, как бы сурово это ни звучало.

+3

3

Когда охотник ловит добычу, он не следит за ней, а тут же ведет на убой. Или кончает ее мучения точным ударом ножа по горлу - так, чтобы не повредить шкуру. Редкий садист притащит раненного зверя в свое логово, чтобы там окончить мучения, но и такое бывает. Виктор был таким, и не в далеком прошлом, а всего-то год назад. Он мог спасти кого-то от скоропостижной смерти лишь затем, чтобы прикончить собственноручно, растягивая последний вздох жертвы на часы, а то и дни. Всего лишь трое выдерживали неделю, и лишь один - годы, прежде чем закончил жизнь самоубийством. Таков уж был Логан: упрям даже в выборе своего конца.
Теперь Крид чувствовал приступ дежавю: вон на той кушетке с потерянным видом то сидит, то лежит парнишка с красными, будто свежая артериальная кровь, волосами и крыльями. Но ощущения власти, растекавшегося по венам, разносящего чувство феерии от собственного превосходства над тем, кого он поймал, не было. Внутри звенело глухое, надсадное чувство тревоги, и не перед событиями прошлого, а из-за кого-то. Он беспокоился за паренька, которого своими когтями и руками вытащил из той лаборатории, и не мог понять, как относиться - что к этому чувству, что к этому крылатому кадру.
Привязанность, на которую можно было пенять, здесь не было; но почему-то в голове мужчины несколько раз звучали давно забытые строки из Маленького Принца - да, удивительно, но с литературой был знаком даже такой доморощенный психопат: "мы в ответе за тех, кого приручили". Слегка извратить, и выйдет - в ответе за тех, кого спасли. Или кого не спасли. Кто погиб из-за попытки спасти других. Впрочем, вряд ли Виктор будет пускать нюни из-за тех тварей, что изрядно попортили ему кровь. И лишили хорошей кожаной куртки. А вот потревожиться за краснокрылого было теперь в порядке вещей, и этот "порядок" знатно нервировал Крида.
Что он, конечно же, никоим образом не демонстрировал, мрачно сверля желтыми кошачьими глазами внезапно воскресшего, вполуха слушая Зверя. Или делая вид, что вполуха: лаборатория не выходила у него из головы, и первые смазанные впечатления заменялись воспоминаниями, более четкими, более детальными, находившими отклики в изрядно далеком прошлом. Там, где он корчился от боли, пока Синистер брал у него образец спинного мозга, пытаясь продырявить адамантиевый скелет. Те еще ощущения, но тогда боль была в сладость, не вызывала приступов стыда или отвращения к самому себе. Теперь же воспоминания о том, что раньше доставляло ему столько эйфории, передергивало и вызывало отчаянные приступы самоедства. Увы, но Виктор был слишком хорошим палачом, беспощадным к своим жертвам; даже к самому себе.
Пока Хэнк занялся успокоением парнишки, Крид воспользовался моментом и заглянул в микроскоп, направленный на образец крови Джошуа. Не сказать, что Саблезубый был великим генетиком, но он вдосталь времени провел как с безумными учеными, так и более-менее вменяемыми гениями, и набрался опыта, желая того или нет. Из него делали клонов, и он очень хорошо себе представлял, кто или, вернее, что сидит перед ним и МакКоем.
- Мне известно несколько способов так качественно воскрешать, - негромко проговорил, отойдя от прибора; мизансцена, в которой Крид смотрел в микроскоп, явно изумила Хэнка, поэтому он не сразу уловил, что Виктор шевелит губами, изрекая некую мысль; тот же, снова скрестив руки, что невольно увеличило его размеры в ширину, продолжил. - И раз Страйкер сумел его убить, вряд ли можно пенять на регенерацию.
- Виктор, - дипломатично попытался отвлечь МакКой, - давай поговорим где-нибудь...
- Ты должен знать, - проигнорировав, жестко продолжил, глядя на Гатри, - кто ты есть. Или определиться с этим. Клон ты, вылезший из могилы, инопланетянин, прикидывающийся потерянным мальчишкой - мне плевать. Кем ты себя считаешь? У тебя было достаточно времени мотать сопли на кулак, может, было время и подумать?
- Крид, - Хэнк вздохнул, - дай ему время. На него и так много обрушилось, не всякий справится.
- Придется, - он мог фыркнуть и сделать вид, что не пытается под суровостью скрыть некий страх; он был так хорошо знаком с изнанкой таких "проектов", клонов, что могли устроить диверсию, что невольно подозревал всех. Особенно крылатого.

+3

4

В ответ на откровенные нападки Саблезубого Джей молча поднял вполне осмысленный взгляд на него: в ясных зеленых глазах не было видно и тени безумия или сомнения в ответе на поставленный вопрос, но по ним же было видно, насколько он всей этой правде рад. Что Джей почему-то прекрасно и отчетливо помнил, так это свои собственные добровольные попытки отойти в мир иной еще при нормальной жизни. Причину этих действий конкретно в то время из-за оборванности воспоминаний он сейчас понимал весьма смутно, но всё сводилось так же к осознанию того, что убиться об стенку не получится, как бы сильно этого ни хотелось. Напороться на что-то — тоже. Впрочем, суицидальные наклонности парня сглаживались полным отсутствием фантазии ко всевозможным жестокостям, так что до более радикальных и действенных мер по самоустранению себя-не-себя из этого мира он и не дошел бы, даже если б за ним не приглядывали.
— Ну вот что ты сейчас от него хочешь? — доктор МакКой снова вздохнул. — Мало всего того, что на него свалила Ро, так еще и прямым текстом узнать, что ты фактически являешься рукотворным двойником погибшего — от таких известий некоторые люди и с ума сходят, а Джей по натуре всегда был впечатлительным малым. Не надо на него давить, дай хоть немного в себя придти.
Хэнк махнул лапой, показывая, что далее обсуждать пациента в присутствии самого пациента, тем более в таком ключе, не намерен — как будто парню станет от этого легче. В этом плане действительно не было важным то, чье вообще это творение — в любом случае оно считалось человеком, который, в свою очередь, мог бы считать это шансом на вторую жизнь, если б захотел. Впрочем, невысказанные подозрения, которыми озадачился Саблезубый, его беспокоили в той же мере, так что в любом случае следует отослать его еще и к Эмме, возможно, что и насильно.
Джош в конечном итоге так ничего и не ответил и просто отвел взгляд. Собственно, что он тут вообще мог ответить? Радоваться сложившейся ситуации? Можно было принять факт того, кем ты себя внезапно обнаружил, но что с этим делать? Что делать с пониманием того, что ты не только умудрился когда-то помереть сам, но и по твоей прямой вине в добавок погибли ни в чем невиноватые люди? Что теперь-то делать, когда того уже не исправишь, да и для всех старых знакомых ты наверняка так и останешься либо предателем, либо мертвецом? Неважно даже, фактически ожившим или нет...
Да и для чего его оживили, в самом деле? Слабо верилось в то, что просто так, шутки ради. Какая-то не очень смешная шутка, которая тем более не пойми чем обернулась бы, не попади он по совершенной случайности сюда. И еще неизвестно было, что лучше.
— Джей, с тобой, пожалуй, сейчас всё, — Зверь сквозь очки поглядел на безжизненного парня, всё еще обитающего где-то в своем пространстве, кхекнул, привлекая к себе внимание, которое на него не обратили. — Постарайся успокоиться и не переживать — поверь мне, ты был в ситуации и похуже этой. Виктор, проводи его обратно в его палату, пожалуйста.
Парень не торопился слезать с кушетки, но всё-таки спросил:
— Что делать? Мне? — вопрос адресовался не то к обоим, не то конкретно к Саблезубому; эмпатией Джей не обладал, но Крид куда более резко выражал свои чувства и позицию в контрасте со снисходительным Хэнком, чтобы заподозрить по крайней мере несколько подводных камней, а терять прямотой было особо нечего. Голос звучал до крайности сипло, но твердо. — И что вы будете делать со мной?

Отредактировано Icarus (08.05.2016 01:40)

+2

5

Что-то подсказывало Саблезубому: Хэнк хотел бы видеть на его месте Логана. Но в тоже время нечто нашептывало: МакКой видел в его реакции нечто схожее с Росомахой. Тот тоже бы не сразу проявил доверие к парню, которого вытащил из подземной лаборатории очередного безумного ученого. Уж слишком дохера этих лабораторий было на жизненном пути Крида, чтобы оставаться безучастным к очередному безымянному проекту. Зачем выбрали для "воскрешения" именно этого пацаненка, для чего его подняли, и, главное - почему сейчас? Туман, убивший всякую надежду на процветание мутантов, терки с Нелюдьми, демоны со всех сторон, какие-то тайны, секреты, и ко всему этому пахучему добру свалился довеском еще и этот кадр. Поэтому все, что Виктор хотел, так это хорошенько потрясти крылатого, и, желательно, не в присутствии Зверя.
- Да-да, - раздраженно фыркнул, снова найдя, к какой поверхности привалиться плечом, - не заводи излюбленную шарманку про "он же ребенок". Дети сейчас взрослеют быстрее, чем нужно.
Хотя поначалу на языке вертелось куда более мрачное "умирают раньше стариков", но зачем сгущать краски? А хотелось. Хотелось встряхнуть сонных мух, изображающих спокойствие, словно все в порядке, словно ничего не произошло. Крид слишком хорошо знал эту тактику: плыви по течению, и оно прибьет тебя к берегу. Но все почему-то забывали: если течение станет бурным потоком, то можно сломать хребет о камни.
И только Виктору на ум пришел еще один вопрос, который он хотел озвучить перед тем, как отвести бедолагу в комнату, как парень приковал к себе внимание. Даже не вопросами, а тем, как они были произнесены. Саблезубый давно не чувствовал этого - ощущения, словно его слова возымели эффект. Это как швырнуть в озеро камень и не ждать, что из-за него на поверхность всплывет рыба. Он сказал то, потому что должен был сказать, потому что ему нельзя, противопоказано копить ярость и сомнения внутри, ибо они подкармливают его внутреннего зверя, но то, что это кольнет парня куда глубже, чем стоило... Что же, не впервой отвечать за свои слова. Но впервые придется объяснять парнишке с сознанием потерянного ребенка, что он вообще-то должен быть мертв... и это не самое плохое, что может быть.
Пока МакКой перебирал заумные и воодушевляющие речи, которые стопроцентно должны будут замотивировать Икара снова воспылать любовью к жизни, Крид прикрыл глаза, чтобы краски притухли - едва стоило сосредоточиться, как красные крылья дразнили чище треплющейся в руках матадора красной тряпки.
- Жить, - это было таким простым и обыденным, что любой мог истерично расхохотаться, но Виктор был серьезен. - У тебя появился шанс прожить целую жизнь, парень. Не просри этот шанс. А мы тебе поможем, если понадобится. Если нет, это будет только твой выбор.
"Приятно осознавать, что ты можешь сам выбирать, что тебе делать, не так ли?"
Но это мужчина умолчал. Он знал, как любят всякие доморощенные генетики вживлять своим подопытным и клонам различные "механизмы защиты", или какие-то "планы Б", позволявшие управлять своими творениями. Если бы Саблезубый умел молиться, он бы помолился всем богами всех пантеонов, чтобы Икара слепил не Синистер - этот ублюдок был хуже других в вопросах перестраховки и подковырки, которую не сразу разглядишь, если разглядишь в принципе.
- Весьма... - Хэнк даже очки снял, чтобы протереть, - верные слова, Виктор. Но Джей, постарайся не задумываться о таких вещах - тебе нужен покой и как следует выспаться.
Крид отлип от стены, опустил руки, все еще настороженно зыркнул на парня.
- Идешь, или начнешь осознавать всю глубину моего философского изречения прямо здесь? Ставлю пять баксов, этот синий меховой недомедведь тебе житья не даст со своими рекомендациями по здоровому сну.
МакКой протяжно вздохнул.

+2

6

— Жить... — глухо и как-то горько повторил парень, глядя куда-то в пол. — И вам правда всё равно?
Что он имел этим в виду, собеседники могли и не понять, хотя для Икара вопрос ставился довольно-таки ребром: он умудрился быстро смириться с мыслью, что помер сам, тем более так по-идиотски, но не очень верил в то, что ему на самом деле будут как-либо доверять и воспринимать всерьёз, и тем более простят подобное. Обычно где одна ошибка, там и другая, а такое ничем не искупалось. Даже случившимся. Возможно, порывы убиться об стенку можно было этим оправдать, другое дело, что регенерация в любом случае не даст реализовать эту затею. Раньше сбегутся все дежурные на шум.
Джош всё-таки сполз на пол, искоса глянув на "недомедведя", и неуверенно побрел за Саблезубым. На самом деле, красного близ него было куда меньше, чем могло бы быть — бОльшую часть перьев он где-то совсем сжег, где-то опалил в лаборатории, а со скоростью нормально регенерируемых прочих тканей они не отрастали. Вернее, восстанавливался перьевой покров достаточно быстро, но перья — и те не волосы, для начала надо было собственноручно повыдергивать всё то, что не догорело, и если парень первое время и лез на стены, то до такого необходимого и неизбежного, но всё-таки мазохизма дойти еще не успел. Впрочем, если бы и дошел, то его сейчас наверняка бы неправильно поняли. Даже если отсутствие ощущения целостности на фоне общей неопределенности раздражало самого.
Крылатый сделал несколько нетвердых шагов в самом коридоре и остановился, чистом в приглушенном освещении, огляделся — как ни смешно, но он помнил эти стены. Однообразные, скучные, ведшие всего в нескольких направлениях, но знакомые. В этот момент его и осенило: это тот же самый дом, в котором "он" когда-то и жил. До того, как умер.
— Крид, — тихо позвал своего спутника Джей, не до конца уверенный, чего от него ждать: как, видимо, и Сабель не был уверен в том же самом по отношению к нему. Тем более в замкнутом пространстве без окон. Но бунт поднимать клон не собирался, вернее, собирался, но не так, как, возможно, ждали: бунт был тихим и к нему не хватало разве что жалостливого слова "пожалуйста". — Может, не пойдем туда?
Парень внезапно ощутил себя откровенно глупо — собственно говоря, ребенком, которым он изначально не являлся, вынужденный просить разрешения у папочки сходить туда-то и туда-то, вместе с тем неспособность из-за растерянности и длительного молчания как такового подобрать нужные слова накатывала откровенную досаду. Сидеть взаперти — немного мотивации вообще как-то оживать, а его из лазарета выпускать всё равно явно не собирались. Дайте хоть посмотреть на Школу за пределами белых стен, такую знакомую и разную, если потом и закроете в подземелье окончательно. Но как можно было внятно объяснить это желание, чтобы оно не звучало совсем уж по-детски, парень не нашелся. Молча разворачиваться на выход из медотсека тоже не решился, в итоге с обреченным вздохом тихо сполз по стеночке, к которой и привалился.
И ведь хотелось повидать и тех, кто был явно дорог. И не очень хотелось знать, как они могут отнестись к эдакому ходячему умертвию. Жить, говорите?
— Просто... — Джей вновь попытался подобрать слова, которые бы здесь лучше подходили, но в итоге сказал как есть: —  Я же вас предал. И хочу выбраться отсюда, посмотреть, какая Школа теперь... снова увидеть свет, чтоли. Обычный солнечный свет. А перед глазами только белые стены и тот пожар.

Отредактировано Icarus (14.05.2016 23:10)

+2

7

Слабость Виктор не любил. Она напоминала ему о чем-то настолько далеком, о чем хотелось забыть. Но даже там, в его детстве, когда он был слабым от потери крови, которая заливалась в глотку, потому что его придурковатый фанатичный папаша решил, будто в его любимом и уже единственном сыне демоны завелись, он сумел найти в себе силы, чтобы вырваться. И неважно, что для этого потребовалось перегрызть себе руку и убить родителей - главное, что он выжил, он смог. Взглянув на понурого парня, для которого все происходящее было как сон в летнюю ночь, Крид шумно выдохнув: вряд ли его "оптимистичная" история из детства станет хорошей мотивацией. Но и оставлять Джошуа в таком состоянии... не то, что не хотелось: мужчина чувствовал, что парень вот-вот примет какое-то решение, которое никому ничем не поможет, а напротив, только все усугубит. Может, решит, что без него это мир станет лучше; может, подумает, будто недостоин второго шанса; может, захочет выгуляться куда-нибудь прочь и отдаться на растерзание демонам, потому что нахрен так жить? Все варианты были насыщены мрачной кровожадностью, которую требует погрязшая в депрессивных мыслях душа. О, Крид уже видел это, и не раз, и не раз самостоятельно доводил до такого состояния. Беда заключалась в том, что он был не самым умелым проводником из этого состояния обратно к свету. Так он и шагал, невольно провел рукой по волосам, словно они могли растрепаться, и думал, что делать с мальчишкой. Потерянным, одиноким и забитым настолько, что у него не возникло особых вопросов, почему на Криде нет намордника.
Заслышав обращение, остановился, встав вполоборота, и словно бы равнодушно окинул парня взглядом. Но прозвучавший вопрос, больше похожий на просьбу, нет, даже мольбу, заставил его лицо измениться с задумчивой нейтральности на подозревающее удивление.
- Ты не предавал, - спокойно ответил Виктор так, словно говорил, что за окном вот-вот пойдет дождь; сделав паузу, в которую настал его черед подбирать слова, вздохнул, прикрыл глаза, развернулся полностью, занимая собой большую часть коридора. - Слушай, парень, ты - не тот Джошуа Гатри, которого все знают. Ты - новая версия, не сделавшая еще ничего, но уже отвечающая за его поступки. Если ты и правда хочешь что-то изменить, измени в своем словарном запасе слово "предал" на "поступил неправильно". Джошуа Гатри поступил неправильно, а тебе выпал шанс поступить правильно. Вроде несложная задачка, как считаешь?
Его тихий голос не пытался успокоить, или найти в парне какую-то точку равноденствия, поселить у него в голове дзен или еще что: Крид говорил ровно то, что считал нужным. Минус изысканную брань, которой обычно приправлял свою речь, и поминание того, как Гатри своим крылом чуть ему нос не сломал.
Вздохнул, уложив массивные ладони на пояс, склонил голову набок, глядя на парня.
- Не уверен, что тебе поможет то, что ты увидишь снаружи, - заглянул за спину Джошуа, хмыкнул, - но если не скажешь нашей шерстяной няньке, я могу устроить тебе экскурсию.
Крид протянул ладонь для древнего, как мир, жеста. Потому что всем нужен кто-то, кому можно доверять. Даже на пять минут, или одну прогулку за четыре стены.
- По рукам?

+2

8

— Джей, — машинально и несколько раздраженно поправил Саблезубого парень, не поднимая взгляда. И сам не был уверен, почему, но память по какой-то причине зацепилась за этот момент. — Меня зовут Джей...
Крылатый помолчал немного, укладывая в голове слова Виктора, которые там укладываться особо не хотели. В целом суть была более чем ясна, но эта самая голова как-то свалила всё в кучу: он элементарно не понимал логики. Обрывочные и спутанные воспоминания "прошлого" него копошились в голове, но воспринимались до сих пор чем-то чужим и обособленным; чужим и обособленным, но в то же время он понимал, что эти картинки принадлежали к его жизни до гибели. Он не помнил ни предательства, ни собственной смерти, но смутно — физиономию Страйкера, остальное дополнялось рассказанным Грозой. Вроде бы и он, вроде бы и не он, но как позиционировать себя отдельным, другим человеком, когда ты осознанно всё это помнишь и не смотря ни на что всё-таки воспринимаешь как себя? Зачем ему тогда эта "чужая" память? "Чужая" жизнь?
— Не... знаю, — вздохнул он. — Я не могу просто откреститься от того, что было когда-то, аргументируя это тем, что это был не я. Это неправильно. И шанс поступить правильно... а ты уверен, что он у меня есть? — последнее прозвучало несколько горько. И тихо. — Я не дурак. Знаю соответствующие страшилки. Некоторые вещи всплывают в уме ассоциациями, не думаю, что всё это неправда.
Вспомнить хотябы Лауру... страшилки в основном рассказывали, как он помнил, про неё. В той мере они себя не оправдали, её настоящей истории никто не знал, а ни Логан, ни она сама рассказать её, как он припоминал, не удосужились, но, учитывая её поведение и навыки, нетрудно было догадаться, какой судьбой до попадания к ним она вообще жила. Смутные картинки, редкие слова и адамантиевые когти...
— Почему? — настороженно поинтересовался парень, подняв всё-таки недоверчивый взгляд на нависшего над ним мужчину. Что он имел в виду под "видом снаружи"? Джош даже представить себе ничего не пытался, в голову упорно лезло то самое пламя. Предложение про "экскурсию" до ума сначала не дошло, потом парень в него просто поверил не сразу. Хэнк, конечно, строгим не был, но его сочувственно-восхищенно-снисходительный тон как раз не особо располагал к проявлению приступов оптимизма у человека, который считал себя не то клейменным, не то заранее обреченным. И он не предлагал ему покинуть замкнутые стены даже на время. А тут это предложение поступило от человека, которого он помнил... а черт знает, как помнил. Но который в этом месте вызывал отчетливое недоумение и ощущение, словно что-то поменялось местами, не так, как должно быть. Когда-то было. Но оно вызывало хоть какие-то чувства помимо отчетливого желания сидеть в каком-нибудь углу и пыриться в стенку, копаясь в себе. Джей, поколебавшись, всё же протянул руку навстречу и заставил себя встать, отлипнув от стены и машинально поправив потрепанные подпаленные крылья. — ...По рукам.

Отредактировано Icarus (25.05.2016 01:19)

+2

9

Не зря некоторые говорили, что со сменой имени меняется и сам человек. Словно бы в наборе букв, определенном их звучании, было заложено нечто, что обычно ждешь от сонета, или даже целой оперы: истории, которую трудно рассказать как-то иначе. Сам Виктор тоже разделял себя на двоих: Виктора Крида, пассивно-агрессивного янки-грубияна, вредящего лишь по необходимости, имеющего тягу к софистике и крепкому словцу, и Саблезубого, кровожадного психопата с манией разделения всего мира на хищников и жертв. Раньше было больше, ведь раньше он осознавал мир сквозь совсем иную призму. Теперь-то у него есть не только то, ради чего стоит сражаться, и ради чего жить. Это было так странно, так непривычно, что рядом с потерянным пареньком, клоном, получившим чистый билет, он чувствовал себя грязным двуличным завистником, который мог пойти на все, лишь бы отобрать возможность начать с чистого листа. А ведь у парня хватало духу не принимать величайший дар, полученный от хрен знает кого. Криду бы позавидовать мужеству крылатого, но, кажется, хватит с него мрачных мыслей: еще выдерет пару перьев, чтобы лишний раз напомнить, что он плохой парень, а ему только начало нравиться людей спасать.
Пожав парню руку, Крид соизволил прервать свое загадочное молчание, в которое пристально разглядывал Джошуа. Джея. Верно, он ведь просил его называть Джей.
- Знаешь, в чем прелесть человеческой жизни? - неспешно зашагал по коридору, сунув руки в карманы. - В свободе выбора. У тебя нет возможности просчитать, правильно ли ты поступишь или неправильно, но только ты выбираешь, как именно поступить. У каждого свое понятие "добра" и "зла", а у некоторых его и вовсе нет.
Остановившись у двери, ведущей к лифту наверх, Виктор покосился на парня.
- Неужели ты и правда думаешь, что на тебя возложена великая миссия - исправить ошибки прошлого? - смешок. - Вот тебе еще одна истина: прошлое не исправить. Но зато ты можешь извлекать из него уроки, учиться на своих ошибках. На самом деле, хорошо, что ты хоть что-то помнишь: не хотелось бы учить тебя подтирать задницу.
На самом деле, у Крида не было желания говорить так много слов: при всей своей большой любви почесать языком на пространные темы вроде "кто мы есть" и "куда мы все придем", вправлять мозги юному клону, чей оригинал наломал дров, слегка не его задача. Да и вряд ли наука от профессионального киллера и садиста может оказаться полезной. Но отчего парнишка пробуждал в человеке, всегда считавшем себя зверем, теплые чувства, которых доселе в нем не водилось: тревогу, заботу, возможно, любовь. Как у льва, чьи львята впервые наткнулись на опасность. Хотелось защитить, а не ткнуть лицом в ту дерьмовую, жестокую и несправедливую жизнь, которую ему уготовала реальность. И зная, что это не удастся, Виктор пытался сформулировать то, что познавал всю свою невероятно долгую жизнь.
Лифт не заставил себя долго ждать, и Крид, впустив впереди себя крылатого, вошел следом, нажал на кнопку, привалился к стене плечом.
- Если ты думаешь, - подал голос, разглядывая Гатри со стороны, - что самоедство тебе поможет, то советую выбросить эту мысль из головы. Разве ты поможешь себе понять, что было сделано не так, или что ты можешь сделать так, если будешь думать о прошлом? Прошлое, парень, хуже зыбучих песков: если ты в них попал, то хоть знаешь, что сдохнешь, задохнешься, а прошлое мало того, что затянет, так и уничтожит не только тебя, но и всех, кто о тебе заботится. А о тебе, уж поверь мне, много кто заботится. Их больше волнуешь ты, а не твое прошлое.

+2

10

Джей проводил Саблезубого настороженным взглядом и несколько понуро поплелся за ним, по его же примеру засунув руки в карманы джинсов. Чьих-то. Он не знал, кто с ним великодушно поделился одеждой, по сути не знал даже, кого за это благодарить. Эпизод своего "пробуждения" мозг как раз предпочел из головы практически полностью выкинуть: и в целом от стресса, и тогда парень едва понимал, что творится вокруг, а сейчас просто не хотел лишний раз думать о том, что пусть и против воли, но предстал перед директрисой и какой-то маленькой девочкой в таком вот виде. Мысль приходила размытая и издалека, а он предпочитал за неё не цепляться.
Парень ничего не ответил на слова Крида. По сути тот был прав, но что-то внутри Джея было против того, чтобы просто взять его слова на веру, согласиться, успокоиться и обо всём забыть. Видимо, тогда это просто был бы не он... не тот человек, которым он когда-то был, раз способен просто так легко от всего отречься. Память, впрочем, подкидывала некоторые мысли из всё того же прошлого по мере того, как чужие слова и собственные мысли дергали за оборванные ниточки воспоминаний. Поначалу он сам не понял, почему попросил не называть его Джошем. Бессознательная просьба перетекла в какое-то тихое понимание того, что прочно обозвал себя "Джеем" он когда-то потому, что хотел расстаться с прошлым. Прошлым, в котором по его вине умер дорогой человек, безграничной любовью к которому и воспользовался враг, навязав свой обман. Свой подлый обман в месте, где вообще не должно — никогда и ни при каких обстоятельствах — быть никакой лжи.
Странно, но сейчас в отношении всего этого он чувствовал разве что опустошенное безразличие. Видимо, Джулия и правда осталась в прошлой жизни. Вместе с Джошуа, который сразу ушел бы за ней, если б ему позволила это сделать его собственная регенерация. Ведь и шрама на груди больше нет...
Икар всё так же молча зашел по указу Крида в лифт, даже не задумавшись о том, что в нормальном своем состоянии это существо в замкнутом пространстве тем более разодрало бы его на части. Это можно было бы назвать слепым доверием, если бы он до конца осознавал сейчас, что не так давно Саблезубый был известным психопатом.
— Я имел в виду немного не это, — вяло возразил парень, на выходе из лифта всё-таки не глядя выдернув из крыла одно из частично обугленных и потерявших яркий цвет перьев. Он недолго ловко повертел то за стержень в пальцах, затем на ходу осторожно начал развивать свою мысль, краем глаза пытаясь понять-узнать, где они оказались. — Даже если пытаться жить настоящим... и поверить в это всё — как я могу быть уверенным в том, что я больше никому не наврежу? Незадолго до всего того... в Школу Росомаха привел Лауру, о которой прямо сказал, кто она. Об этом говорили не учителя, но тогда много веселых рассказов ходило о том, что могут натворить клоны. Да и вообще... их ведь создают с какой-то целью. Зачем... кому-то мог понадобиться я?
Джей еще немного повертел в руках перо, случайно подняв взгляд с него на окно, выходящее из коридоров во двор. Он бы не зацепился за него так, если бы не инфернальная панорама за стеклом: Джош какие-то мгновения просто не мог переварить картинку, которая выглядела как настенная картина, где даже привычное небо не выглядело как небо, затем подошел к окну и огромными глазами уставился на каменную пустыню за ним, где вдалеке, в добавок, летали внушительные "попугайчики" с перепончатыми крыльями. Да и вообще существа очень плохо прикидывались обычными животными. Так плохо, что в купе со всем остальным крылатый надолго лишился дара речи.
— Э-э-э... — всё-таки подал голос он, так и не отлипая от стекла. — А что случилось с городом? Что это всё зна...?
Джей разглядел одного из летавших за защитным куполом чертей и даже осип от внезапной догадки, из-за которой всё происходящее выстроилось в совершенно другую картинку, которая вполне объясняла впечатавшееся в сознание пламя, которое не так давно было везде:
— Мы что, в Аду?

Отредактировано Icarus (14.06.2016 03:16)

+2

11

Ком сомнений не развеивался, а только обрастал новыми вопросами. Виктор не знал, что на них ответить - все ободрительное, что пришло ему в голову, он уже сказал. Раньше у него лучше всего получалось заталкивать на самое темное и грязное дно, и он едва удерживал себя от язвительных подхлестываний, которые совершенно точно не помогут обрести парню душевное равновесие, а вот расшатают его и без того трепетную психику до смертельно опасных "качелей".
- Парень, - с легкой усталость, в которой сквозило что-то нетерпеливое, похожее на раздражительное желание взять и поделиться своим опытом, мозгами и мировоззрением, - ты слишком много на себя берешь. Хочешь все предусмотреть, едва найдя штаны по размеру. Мало кто может все предусмотреть, и как бы тебе не хотелось, ты не один из тех, кто просчитает все варианты да выберет самый лучший. Потому что нет лучших вариантов, и никогда не будет.
Медленная, вальяжная походка Крида напоминала кошачье "перекатывание" - не грациозное, а сытое и "текучее", что удивительно гармонично сочеталось с его массивностью. Казалось, даже его шагов не слышно. Сосредотачиваясь на "шпионском ходе", он одновременно пытался все-таки найти хоть какие-то утешительные слова. Черт, как же это сложно. Почему до этих пор не дожил Ксавье, и как он умудрился не свихнуться, уговаривая и воодушевляя всех вокруг? Впрочем, у Чарли были свои тараканы, и Саблезубый едва не хмыкнул, припоминая их "разговоры".
- Никто не знает, что с тобой делать, и никто не знает, что от тебя ожидать, - подошел к окну, из которого было видно алое зарево сомнительного здешнего "неба", сунул руки в карманы брюк. - Как и от меня. И знаешь, что мне дает справляться с этим? Дела. Я стараюсь доказать - и себе, и им - что изменился, стал лучше, что они могут положиться на меня. У меня нет времени думать о том, что я сделал в прошлом: поверь, мне есть, над чем призадуматься и за что сожалеть. Но я не могу изменить прошлого, как и ты. Однако мы с тобой можем попытаться сделать что-то в настоящем, в будущем. Чтобы после смерти не попасть в это место навсегда.
Горький смешок, когда взгляд зацепился за летающих за куполом тварей. Они давно сообразили своим отстуствием мозгов, или что там заместо него было: сквозь нее не пробиться, но все еще летали поблизости, будто выжидая, когда магия даст слабину. Их упорство напоминало собственные попытки выждать, пока слабину даст Логан, пока он прекратит изображать из себя героя, и станет тем, кем был рожден - убийцей, наслаждающимся войнами и смертями. И теперь он стоит тут, рядом с недавно спасенным им же парнем, талдычит вдохновенные речи про исправление и искупление, и у него даже мысли нет, что парнишке можно вскрыть горло всего за один удар, а затем приступить к разносу школы на щепки. Вот и кто дал слабину?
- Почти, - привалился к стене, скрестив руки на груди; он уже насмотрелся на красоты за окном до тошноты. - Лимбо. Как я понял из заумных объяснений местных шарлатанов, один из районов. Демоны, впрочем, тут вполне себе имеются. Школу защищает магический купол, хотя как по мне, здесь не хватает ракетных установок - порой на горизонте такая хрень видится, что школа по сравнению с ними выглядит спичечным коробком с муравьями.

+1

12

ООС: Ты очень удачное объяснение подобрал.))

— Что происходит?.. — тихо спросил Джей, так и не отрывая ошеломленного взгляда от окна, но ладонь медленно и беспомощно сползла по стеклу. — Что... что вообще происходит? Почему Школа находится здесь? Почему вообще вы все здесь? Ты не ответил про город... почему? Как тогда я... а вы... Это ведь правда, да? А зачем же тогда...
Парень неторопливо отступил от окна, не сводя завороженного взгляда с инфернальной панорамы. В голове по-прежнему был бардак из картин и образов, которые было непонятно, считать своими или чужими... своими, конечно же, но в таком бардаке, что было затруднительно вычленить что-то конкретное. Но всё-таки некоторые вещи изначально никуда не делись, тем более что как раз эту тему у него было время обдумать за эти два дня, пока он гордо сидел в изоляции, пытаясь осмыслить действительность и никого не желая к себе подпускать после того, как его вытащили из той лаборатории и того пожара. Из лаборатории ли или из адова пламени? Что же это, получается, что Зверь, что Гроза сказали ему неправду? Отчасти неправду, но в том, что касалось его "шанса" на жизнь..? Если свыше людям дают вторые шансы и возможность всё исправить, то почему его не дали человеку, из-за которого случилось то, что случилось? Ведь всё было бы иначе...
— Значит, это всё — правда? — озарение промелькнуло перед глазами яркой вспышкой, но внешне Джей остался спокоен. Даже слишком спокоен для человека, который понял, что эти вторая жизнь, второй шанс, значат. Это место — наказание, возможность пройти искупление или просто тюрьма для тех, кто совершил нечто ужасное? — Потому ты такой добрый. Потому что нет смысла. Нет смысла, все уже... и потому здесь. Я не ожил... просто вы все мертвы.
Он говорил спокойно, но последнее прозвучало с неожиданно отчаянным нажимом. Джей резко отпрянул и бросился в сторону, даже практически не глядя, куда его понесло и куда он бежит. Сзади раздалось явное возмущение Виктора, но парень его уже не слышал и не собирался останавливаться. На глаза против воли навернулись слезы; ладно он, после того, что он сделал, даже если он сам толком не помнил этого, оно обосновано и ожидаемо, но другие..? Почему, что они сделали, как оказались здесь? Он не знал лично ни Джинни, ни Грозу, но Саблезубый никогда бы так себя не вел в нормальном мире.
Вообще-то Крид бегал быстрее пернатого, но того выручали развилки коридоров и собственная природная юркость. Смутно парень их припоминал, но целенаправленно не выбирал направления. По пути попадались какие-то люди, нескольких из которых он чуть не сбил, некоторые так же что-то говорили вслед, но звуков не существовало, они оставались позади него вместе со всеми хлеставшими через край чувствами. Он так же интуитивно замешкался только возле открытого окна, полурасправив опаленные крылья, на которых не хватало бОльшей части несущих перьев... но так и завис на подоконнике, занеся одну ногу на него и примерно в том же положении обмякнув, привалившись плечом к раме. А смысл? И он не взлетит, и даже не разобьется, если всё-таки выскочит, но остановило даже не это: отсюда всё равно было уже некуда деваться.
— А я хотел быть с тобой... — горько произнес он, подняв влажные глаза к небу. Вернее, тому, что здесь вроде как считалось небом, но могло им и не быть. — Прости.
Наверное, следовало сказать отдельное спасибо тому, кто, в манере своей шутки, сохранил ему еще и память.

Отредактировано Icarus (30.06.2016 03:41)

+1

13

Виктор был прав в своих мыслях: из него очень херовый ответчик. Он не знал, как толком утешить парня, и что за звездец творится в его голове, и потому слегка растерялся, наблюдая, как крылатый сползает по стенке. Черт, он в принципе не привык наблюдать подростков в моменты их слабости: все его подопечные вели себя, как настоящие ублюдки с замашками на мировое господство, а не... как нормальные люди. Поэтому он и не ожидал, что Икар сделает те выводы, какие сделает. И поэтому у Виктора на лице появилось недоуменно охреневшее выражение.
- Что?.. - только это и смог рыкнуть в ответ на крайне спокойный и нелогичный слог парня. - Что за хер...
Но до конца возмутиться и расставить все точки над нужными буквами не успел: Джей рванул с места, повторяя трюк с попыткой бегства. Правда, в этот раз все вокруг не было в огне, а на них обоих было побольше одежды, но черт подери, неужели нельзя как-то иначе справляться с критическими ситуациями? Виктор понимал, что у парня работает стандартный инстинкт "бей или беги", но сколько же можно бегать? Да и куда бежать-то из самого настоящего Ада?
Недолго думая над тем, почему парень всех окрестил мертвецами, Саблезубый сорвался с места вслед. И если у парня не выходило на поворотах не врезаться в людей, то у Крида на удивление получалось никого не зашибить и успевать срезать до того момента, когда могло произойти столкновение. Просто он был опытнее в преследованиях и погонях - прирожденный охотник, загоняющий свою жертву... Но не в этот раз. Потому что Икар не жертва. Вернее, не его жертва, а жертва обстоятельств, которые сыграли с ним злую шутку.
- А ну стой, хрен пернатый, - раздался за спиной парня злой рык, и Крид, ухватив его за плечо, оттащил от окна. - Ты совсем поехал мозгами? Мы все живы. Просто это ты пропустил столько, что за один присест не рассказать. Или ты хочешь найти оправдание тому, чтобы поскорее опять сдохнуть? Тогда я сам могу тебе помочь спикировать, если ты не завяжешь с привычкой драть от меня.
Выговорив это, Виктор резко отпустил Джошуа, все еще хмуря брови, из-за чего морда лица выглядела, мягко говоря, недружелюбной.
- Хочешь знать, что стало с городом? Он на месте, как и все его блядские жители. А здесь мы потому, что ебанные Нелюди выпустили в атмосферу яд, который убивает мутантов. Поэтому мы здесь - пытаемся выжить. А я здесь потому, что...
Он протяжно вздохнул, оскалив зубы, уперев руки в бока. Это было сложнее. Да и как в двух словах описать, что была война с Красным Черепом, который захватил Ксавье, а потом все пошло под откос; Люди Икс были злодеями, Братство - героями, и все превратилось в адово пекло почище, чем Лимбо.
- Не только тебе дали второй шанс, - мрачно добавил, сверля парня глазами. - Но если еще раз побежишь, я найду самую толстую цепь, свяжу тебя и притащу к Хэнку на пожизненное содержание в больничной палате.

0

14

— П-п-пусти-и-и... — вяло вякнул крылатый, но сопротивляться не стал, пусть даже взглядом не сразу оторвался от неба-не-неба. Смысл сказанного дошел до него далеко не сразу, вернее сказать — вообще не дошел, ни частью, ни полностью. Голова сделала определенные выводы на почве услышанного и увиденного, и теперь всё это скорее продолжало казаться сном, не желавшим соглашаться с информацией, которая последовала в последнюю очередь. Или всё начинало выглядеть очень, очень странной и жестокой явью, от которой просто не было возврата. Толчок в сторону стал в какой-то мере отрезвляющим. Он смотрел на Сабеля смесью веры и неверы, уже вообще не понимая, чему верить, чему нет. Всё это было такой дикостью, что, едва вынырнув обратно в мир, он совсем запутался в реальности и своих воспоминаниях, как давних, так и в последних и нынешних. В душе вспыхнул огонек тут же накричать на мужчину в ответ, но слова застряли в горле комом некоего страха: а что будет тогда, если он уже допустил такое? Хоть это он сообразил прежде, чем дал всему волю. Вместо этого он лишь выдавил из себя несколько скомканных фраз: всё тех же вопросов, оставшихся без ответа. Крид попытался объяснить что-то, но всё равно это всё было как-то очень далеко и непонятно. — Живы? Но... Как это всё тогда? Какой яд, какие Нелюди?
Парень вновь перевел грустный взгляд на окно.
— Нет смысла меня сталкивать. Это падение мне всё равно особо не навредит... хорошо, что... не здесь, что там случилось? Если это не ад... что это за место? Как школа оказалась здесь? Как это вообще возможно? — стена последовательных вопросов, казалось бы, не закончится, но Джош всё-таки прервал сам себя и снова подошел к открытому окну. Он спиной чувствовал, как напрягся стоящий позади мужчина, но ничего не мог с собой поделать. В голове царил кавардак, сначала она не могла усвоить одну информацию, теперь отказывалась принимать другую. Картинка снаружи была настолько инфернальной, что хотелось просто выть. Как и со всего происходящего. Ему дали второй шанс... почему? Почему его не могло быть у человека, ради которого он желал этого забвения, пока был еще жив? И он даже не понимал этой мешанины эмоций, не понимал, что это и откуда, и почему он так мыслил когда-то...
Он не понимал, зачем он здесь. В месте, которое выглядела как преисподняя. Если нормальный мир цел, то вполне закономерным становилось желание выбраться отсюда. Но почему-то он понимал, что если выскажет эту просьбу вслух, во всяком случае — сейчас, её либо не воспримут всерьёз, либо проигнорируют.
Второй шанс... Крылатый постоял еще недолго у подоконника, затем окончательно поник, развернулся, подошел к Криду и без вяких задних мыслей ткнулся носом в грудь. Его угроза прозвучала более чем справедливо, но представлять, что его реально запрут на веки вечные в четырех стенах, было еще больнее, чем пытаться осознать действительность.
— Не надо, — глухо попросил парень, так и стоя. — Я не буду больше убегать. И вообще делать то, что запрещаете. Но... мне просто надо во всем этом разобраться... наверное... но я не понимаю, как это всё возможно, если меня снова запрут, я уже боюсь просто свихнуться. Не хочу...

Отредактировано Icarus (11.07.2016 02:10)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [13.12.2015] Breath Of Life


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC