Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Но дракон классный. Если, конечно, не брать во внимание то, что он сейчас изо всех сил пытается убить отчима.

© All-New Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [07.01.16] Раут в Йотунхейме


[07.01.16] Раут в Йотунхейме

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://i77.fastpic.ru/thumb/2016/0505/9e/c5163308ee66eedc4dba045f36dbd19e.jpeg

Время: 7 января 2016 г.
Место: Альфхейм, позже – Йотунхейм.
Участники: Malekith the Accursed, Enchantress, Storm.
Описание: Не найти более славного и торжественного события, чем свадьба! А когда жених с невестой превосходят ростом среднюю гору, это событие приобретает воистину грандиозный размах. Именно на такое мероприятие был приглашён Малекит: Меккуркальви, вождь крупного племени горных великанов, обитающий в замке у подножья Каменных гор, пригласил новоиспечённого короля всех эльфов почтить своим визитом скрепление его союза с Эгидоттер, великаншей из морских глубин. Понятно, что главной целью визита будут переговоры о вступлении в Тёмный Совет, но даже такой куш не может отбить того пренебрежения, который Проклятый питает к церемониям и прочим условностям. Так что Малекит позвал к себе в гости Амору, дабы обсудить с ней некий коварный план…

Отредактировано Malekith the Accursed (25.06.2016 15:58)

+1

2

Прекрасен Льосальфгард, что лежит в сердце страны фей. Упоён ароматами цветом и славным сиянием, он возвышается над окрестными лесами и лугами, точно гигантский цветник. В самом сердце сего дивного города, на троне-лилии, покоящемся посреди бассейна с чистейшей водой, восседал Малекит. Он был подобен гниющей язве, осквернившей тело священного растения, гнилой лист на теле Иггдрасиля. Ещё недавно он проливал кровь своих светлых собратьев и вёл армии Тёмного Совета на штурм Льосальфгарда, его кровь горела, и разум полнился видениями резни. Теперь он отдыхал в окружении своих новых придворных и многочисленных волшебных огоньков, испивая победу глоток за глотком, точно редкое вино, что плескалось в его кубке. Сейчас он ничем не отличался от всякого другого эльфа или человека, уставшего от тяжёлых трудов и набирающегося сил для новых подвигов. И не было более почётного долга, чем служба на благо народа.
- Прекрасная повесть, Звиньойр. Спой мне ещё одну из твоих замечательных песен о былой славе Свартальфхейма.
Стоявший напротив трона бард поклонился, перехватил поудобнее свой причудливый инструмент, сплетённый из костей и оголённых нервов, и принялся воспевать одну из старых войн с дварфами. И, надо признать, у него был прекрасный голос для эльфа с вырванным горлом. К несчастью для собравшихся светлых эльфов, его песни полнились детальными подробностями расчленения, пыток и смертоубийства. Дварфы конечно крепкие ребята, но из любой каменюги можно высечь искру, если подойти к делу с толикой творчества и энтузиазма. А в том, что касалось расчленения, пыток и всего остального, тёмные эльфы всегда были впереди всех Девяти Миров. Вот почему лица придворных-эльфов медленно зеленели на протяжении всего выступления, сейчас же, когда Звиньойр добрался до самых лучших своих песен, честная аристократия Альфхейма планомерно переходила в обморочное состояние.
Малекит же откинулся на спинку трона с блаженной улыбкой на лице, и вино из его небрежно наклонённого кубка капля за каплей стекало в бассейн, окрашивая воду в красные тона. Наконец, когда выступление завершилось, и вся светлоэльфийская аудитория лежала на полу в прострации, Малекит отбросил кубок и вскочил на ноги с видом давно сдерживаемого нетерпения. Тёмный эльф пробежался по мостику из камней и с наслаждением пнул под рёбра распорядителя двора, лежавшего ближе всех к трону.
- Наконец-то! Неужели так сложно вырубить нескольких цветочных слюнтяев? Но теперь они трижды подумают, прежде чем звать ко мне на пир менестреля из карамельных эльфов. Теперь к делу… Чаровница? Только не говори, что я растрачивал шедевры классической поэзии на этих невежд.
Вообще-то, он мог уединиться и иными способами, но всегда найдётся пара острых пронырливых ушей, способных пробраться через все его заслоны. Так что Малекит просто позаботился о том, чтобы все заострённые уши в пределах слышимости скрутились в трубочку от отвращения. Оставалось надеяться, что Амора получила приглашение и поспела в срок. Звиньойр, меж тем, продолжал негромко играть на жутковатой арфе, поддерживая аудиторию в состоянии перманентного шока.

Отредактировано Malekith the Accursed (05.05.2016 16:56)

+2

3

Бежало время, словно песок сквозь пальцы. Дни сменяли дни, а ночи сменяли ночи. Привыкла волшебница к житию в Мидгарде, чем-то даже прониклась в бытности смертных. Но не забывала она никогда и о мирах иных, только пока не было надобности их навещать. Плела свою сеть она в мире простых людей. Неведомую никому, таинственную и опасную.
Не ожидала Амора встречи с Королем эльфов так скоро. Занималась волшебница нынче делами Мидгарда, доверие да репутацию зарабатывала. Медленно, конечно же, ибо кто так вот с ходу поверит чародейке асгардийской, которая в прошлом только и знала, что пакости да козни строила. Но меняются времена, и меняется Чаровница. Одно лишь остается неизменным – все ради себя любимой, да на благо свое и интерес личный.
Белокурая дева Ванахейма никогда не опаздывала. Она могла предстать перед ожидающими не сразу, коли была на то необходимость и желание, но прибывала волшебница всегда точно минута в минуту. Сегодня нужды прятаться и выжидать не было, посему она сразу же вошла в роскошный тронный зал, который некогда занимала Королева светлых альвов Аэльса. Ныне же на троне Альфхейма восседал Малекит Проклятый. Не без помощи Аморы, конечно же.
Легкий отзвук шагов блондинки слился со звуками арфы приглашенного менестреля. Пел он, надо было сказать, так себе. Не являлась асинья поклонницей подобного творчества, однако вида совершенно не подала, очаровательно улыбнувшись темному эльфу.
- Как я погляжу, ты здесь неплохо устроился, Малекит. Рада, что палаты светлых альвов пришлись тебе по вкусу. А где же твоя прекрасная молодая жена? – она вопросительно изогнула бровь, окидывая тронный взгляд пристальным взглядом, но ни намека на присутствие бывшей королевы Альфхейма не обнаружила. – В добром ли она здравии, али плохо чувствует себя и отдыхает в покоях дворцовых?
Интонации Чаровницы тонко балансировали на грани сарказма и заботы. Женщина подозревала, что сразу же после церемонии прекрасная Аэльса отправилась в места не столь отдаленные, дабы не мешаться мужу своему и королю новоиспеченному двух эльфийских царств.
- Но довольно расшаркиваний взаимных. Я не ждала, что столь скоро ты вновь ко мне обратишься. В чем дело, Малекит, этот трон ныне уже недостаточно просторен для тебя? Али менестрели эти не достаточно хороши? Или, быть может, скука смертная заела тебя в светлых стенах дворца? И ведь понимаешь ты, что чем больше ко мне обращаешься, тем больше становится твой долг передо мной?
Амора криво усмехнулась и подошла к трону, что был сейчас свободен, провела ладонью по спинке и присела на подлокотник, грациозно закинув ногу на ногу. В руках ее по велению мысли возник хрустальный бокал с мягким цветочным эльфийским ликером, который подавался всегда лишь при королевском дворе. Чародейка Ванахейма сделала глоток и пристальным взглядом впилась в Малекита, ожидая, когда тот наконец-то приступит к делу и выложит причину ее приглашения сюда.

+1

4

Что может быть приятнее встречи со старым другом или подругой? Только встреча со старым врагом! А враги, как водится, по половым различиям не делятся. Враг – он и в Муспельхейме враг. Что касается Аморы, то Малекит не мог с уверенностью отнести её ко второй категории… пока что. А друзей у Проклятого не водилось, только соратники, прислужники и те, кого он использовал. Вот и получалось, что Чаровница в системе его безнравственно-аморальных координат относилась к зыбкой, неустойчивой категории «союзников». У них могли быть общие интересы, но надо было быть полным Тором, чтобы доверится этой особе. И даже Бог Грома, обжёгшись пару раз на этом деле, старался держаться как можно дальше от Аморы… чтож, вскоре у него не будет такой возможности. Воссоединение возлюбленных – это такая трогательная тема! Особенно, если воссоединяться они будут по частям. А Малекит собирался позаботиться о том, чтобы оба представителя божественной братии сыграли в ящик синхронно и с максимальным романтизмом. Но сейчас Амора была ему нужна, а к тому же, всегда приятно поговорить со столь же жестоким и эгоистичным существом, как ты сам.
- Чаровница. Как всегда блистательна, как всегда прозорлива. Палаты сии меня не привлекают, могу одолжить их тебе, если не смущает перспектива прожить остаток дней внутри цветка-переростка – сказал Малекит, отвесив шутливый поклон. – А жена… Вот незадача, потерялась где-то. И ключей не сыскать. И как не кстати, один из вождей каменных великанов жаждет видеть нашу пару на приёме в честь свадьбы. Как же мне быть? Отсутствие королевы может вызвать подозрения у прочих гостей, и тогда тень может лечь на моё доброе имя.
Для пущего драматизма не хватало только воздеть очи горе или заламывать руки. Но Малекит не собирался превращать своё выступление в фарс. Вместо этого, он тенью метнулся к трону и встал позади собеседницы. А ну-ка, пусть попробует играть фривольную невинность, когда у неё за спиной стоит двухметровый эльф с манией расчленять богов!
- Располагайся с комфортом, но будь осторожна, этот трон тоньше, чем кажется. Итак, как бы я мог исполнить волю досточтимого вождя Меккуркальви и при этом не потревожить священный покров моей супруги? Будь я напрочь лишён вкуса и осторожности, то мог бы создать достоверный муляж… скажем, из него.
С этими словами, чернокнижник простёр длань и указал ею на продолжающего своё выступление барда. Тьма окутала Звиньойра паучьим коконом, сквозь оболочку заклятия можно было видеть, как несчастный артист дёргается в конвульсиях. Когда заклятье спало, пред глазами заговорщиков предстала Аэльса, во всём своём предсвадебном очаровании: белые кудри, точёная фигура и глаза ярче звёзд. Вот только выражение на лице у «королевы Альфхейма» было отнюдь не королевским. Тёмные эльфы, в большинстве своём, тёртые ребята, но далеко не каждый день их превращают в нечто… подобное, и смятение барда было более чем объяснимо.
- Но увы, мало кто из ныне живущих может сравниться с моей дорогой супругой манерами и силой духа – мягко продолжил он, наблюдая за тем, как неугомонный бард пытается разглядеть своё отражение в совершенно прозрачных водах пруда.
На лице Малекита, склонённом почти к самому уху Чаровницы, блуждала задумчивая улыбка. Проклятый любил свою жизнь, смертоносные сражения и не менее убийственные дипломатические игры. Он обожал чувство адреналина, растекающегося по венам, лишь опасность могла заставить его чёрное сердце биться быстрее, лишь ходьба по лезвию ножа могла доставить ему ни с чем не сравнимое наслаждение. И сейчас, играя с огнём в лице Аморы, Малекит наслаждался.
- Но постой, какая удача! Одна из таких женщин изволила сегодня почтить мой скромный дворец на тысячу покоев своим присутствием. Бывают ли такие совпадения? Помоги мне укрепить мою власть и Тёмный Совет, Амора, и обретёшь желаемое. Но сначала этот Меккуркальви должен нас поддержать, а все его гости – узреть меня в обществе достопочтимой супруги. А приз… чтож, часть его я могу вручить тебе хоть сейчас. Всё равно мне пришлось её заморозить, чтобы не сгнила.

+1

5

Ох уж этот Малекит... Хитрый прозорливый эльф, готовый абсолютно на все, чтобы добиться своего.  Пойдет по головам врагов, задорно улыбаясь, а потом и по головам союзников. Сложно быть темным существом без моральных принципов, ведь всякий раз, заключая очередной союз, тебе нужно сто раз подумать об этом и никогда не поворачиваться спиной. Ну или по крайней мере знать, когда этого явно делать не стоит. У Аморы принципы были. Плохенькие, странные, но все же были. Хотя большая часть безусловно зависела от капризного настроения волшебницы - сегодня она могла одарить тебя благосклонной улыбкой и сделать что-то без дурного умысла, а на следующий день превратить в жабу. Или лишить жизни. Просто так, потому что было скучно или что-то не понравилось. Впрочем, в последнее время она все меньше и меньше делала что-то без особой выгоды для себя. Страдания и ужас в глазах смертных перед неотвратимой кончиной или чем еще похуже уже давно не забавляли деву Ванахейма. Ей нужны были новые ощущения и новые цели.
- Бедная королева, - Амора сокрушенно покачала головой, цокнув язычком. - Но в таком дворце потеряться неудивительно. Говоришь, жаждет тебя видеть великан на свадьбе своей? Да и с супругою молодой? Ох незадача-то, так незадача...
Блондинка даже не шелохнулась, когда правитель двух эльфийских королевств в мгновение ока очутился за ее спиной. Она никогда не теряла осторожности или бдительности, ощущая нутром те моменты, когда ей могла грозить опасность. Многовековая практика и опыт, дамы и господа. Пожить с ее, и не таким фокусам научишься.
- Я не так уж и тяжела, эльф, - Чаровница усмехнулась и слегка обернулась, скосив на него внимательный взгляд. - Хотя воздушная Аэльса наверняка почти ничего не весит.
Асинья уже поняла, к чему клонил Малекит, ходя все вокруг да около. Не любила Амора, когда перед ней подобные спектакли разыгрывают, ой не любила. Но прервать эту божественную театральную постановку не пожелала, наблюдая за тем, как трансформируется в королеву светлых альвов несчастный менестрель. Ах, какое у него лицо было, вы бы только видели! Чаровница хохотнула, откидывая в сторону бокал с ликером, который растворился в клубах изумрудного дыма еще до того, как коснулся пола тронного зала.
- Верно говоришь, Малекит. Внешность легко чарами создать, а вот манерам так просто не обучишь, - женщина чуть склонила злотовласую голову на бок и осторожно подцепила указательным пальчиком подбородок темного эльфа, который столь дерзким образом решил вторгнуться за границы допустимого - в личное пространство чародейки. Она пристально смотрела в его хитрющие глаза и размышляла над его предложением.
- Пока это все лишь слова, правитель двух царств, но результат может быть выгоден нам обоим, ежели ты не рискнешь обмануть меня, - они находились настолько близко друг к другу, что Малекит не мог не ощущать жаркое дыхание богини, смешанное с толикой чарующей магии. - Мы отправимся на этот прием, твой Меккуркальви и его гости ничего не заподозрят, не будь я Аморой Чаровницей.
Она слегка встряхнула волосами и отстранилась, едва заметно скривившись от его дальнейших слов. Неужто этот ненормальный и впрямь сохранил у себя отрубленную руку Тора как трофей? Впрочем, к чему разбрасываться конечностями бога, верно? Они когда-нибудь могут пригодиться тем или иным образом.
- Это уже не часть Тора, можешь ее оставить себе. Громовержец каким-то образом восстановил себе руку из плоти и крови. Хотя, быть может, сгодится она для каких-нибудь варварских ритуалов, как знать. Когда прием сей торжественный намечается?

+1

6

Его всегда привлекали чудовища. Могучие, свирепые, кровожадные. Среди них он ощущал себя своим, почти родным. Злобная свора плотоядных гончих, Дикая Охота, давно уже заменила ему тот суррогат семьи, в котором нуждались даже тёмные эльфы. Потому-то присутствие Аморы было приятно Малекиту, не смотря на её происхождение. Общаться с ней было всё равно, что пригреть на груди змею. Коварную, ядовитую и очень, очень опасную. Большинство смертных и бессмертных, даже зная о природе этой женщины, поневоле любовалось яркой чешуёй и блестящими глазками. Малекит же считал, что самое прекрасное в ней – это клыки.
- Королевы – они как дети, дорогая Амора. Только стоят в несколько раз дороже на рынке рабов. Пусть горести Аэльсы тебя не тревожат, никто до сей поры не обвинял Малекита Проклятого в том, что он не выполняет супружеских обязательств.
Он с задумчивостью посмотрел на Звиньойра, который вовсю обживался с новым обликом. Бард из него был хоть куда, столь же захватывающего описания Василькового Побоища Малекит не слышал уже давно. Но в нынешних обстоятельствах, длинный язык служил скорее отягчающим обстоятельствам: о некоторых вещах добрым обитателям Альфхейма знать не стоит, а Звиньойр невольно оказался единственным свидетелем их с Аморой переговоров.
Меж тем, Чаровница вернула к себе его внимание. Её прикосновение вызвало у тёмного эльфа ассоциации с рыбой, подцепленной острым крючком, нежели с чем-то интимным. Да, эта женщина знала, как тянуть леску…
- Так Тор научился отращивать себе конечности? Какая замечательная новость!
«Чем больше отрастит, тем больше я смогу отрезать. Чудеса!»
- Не беспокойся, дорогая Амора. Обещанное я исполню сполна, Одинсон будет у твоих ног.
Но и лучшему рыболову не всегда по силам удержать столь скользкого угря, каким был Малекит. Эльф вдруг сделался невесомым, его плоть утратила оковы формы и изменялась согласно его воле. Его острый подбородок соскользнул с тонкого женского пальчика, украшенного зелёным ноготком. Проклятый уподобился огромному чёрно-красному змею и проплыл мимо богини, мазнув по её голому плечу белоснежной гривой.
За пределами бассейна, окружавшего трон, Малекит вернул себе истинный облик и с грустной улыбкой на лице приобнял «Аэльсу» за плечи.
- Какая печальная потеря, добрый Звиньойр. И почему только ты не родился глухим?
- Тогда бы я не смог петь – растерянно ответил бард.
- Конечно! Ты принёс в мир толику прекрасной жестокости, утончённого коварства и гнуснейших злодеяний, твои творения не будут забыты!
- Обещаете?
В голосе приговорённого мешалась обречённость и надежда. Малекит ободряюще улыбнулся и кивнул. В тот же миг очертания хрупкой королевы эльфов начали таять, ужиматься. Её кости с хрустом складывались гармошкой, кожа трещала и лопалась. Большая часть метаморфоз скрылась под покровом белоснежных одежд, на протяжении всего превращения эльф хранил доблестное молчание. Благо, процедура заняла не более десяти секунд. Когда всё было исполнено, Малекит единым жестом развеял упавшее на пол платье серебряной дымкой. Под ним обнаружилась книга в переплёте цвета кожи тёмных эльфов. Проклятый одним махом подхватил её с пола, развернул наугад и прочёл пару строк из стиха, написанного кровью.
- Воистину, творчество бессмертно, и все мы продолжаем жить в своих стихах – с некоторой печалью вымолвил он и захлопнул книгу. – Договорились. Я запомню твои слова, Амора, а ты запомни этот день. Приём назначен на завтрашний вечер, до Йотунхейма тебя со свитой доставят порталом, дальше тебе предстоит небольшая верховая прогулка до прибрежного замка Меккуркальви. Я приказал слугам ожидать мою жену на главной площади, полагаю, они вскоре совсем измаются, бедняжки. Я присоединюсь к вам позже. Не подведи меня, Чаровница.
По-прежнему сжимая в руке книгу, Проклятый отвесил Аморе шутливый поклон, после чего демонстративно испарился. Многочисленные эльфы пребывали в отключке и устилали пол разноцветным ковром. А за пределами дворца, группа фрейлин и дворцовых слуг с нетерпением ожидали появления своей королевы, которую никто не видел с самого дня злополучной свадьбы.

+1

7

[AVA]http://funkyimg.com/i/2c9vU.png[/AVA]
Не верила Чаровница речам эльфа проклятого, что так сладко обещался уговор исполнить. Вернее, знала дева Ванахейма, что уж совсем дерзко слово свое нарушить он не посмеет, но не ведал никто, даже она сама, чего он за спиной удумает. Ведь Амора как никто другой понимала, что каждый договор, коли составлен он размыто, трактоваться может по-разному. Прикосновение к плечу белоснежной гривы змея, в которого обратился Малекит, было подобно отнюдь не нежному шелку, а скорее наждачной бумаге. Женщина едва заметно вздрогнула и проводила его задумчивым взглядом. Сегодня скользкий угорь сумел сорваться с крючка, но как знать, быть может, в другой раз рыбак окажется хитрее и настойчивее.
- О нет, что ты, владыка двух царств, меня не тревожит королева, ведь она в таких надежных руках, - губы богини сами собой растянулись в хищной ухмылке, обнажая ряд белоснежных зубов. Ей не было дела, где сейчас "отдыхала" его молодая супруга, и слова ее были промолвлены для пущего вида да театральности. Взгляд изумрудных глаз асиньи был прикован к Малекиту, который стоял ныне позади менестреля. Возвышался он над ним словно коршун над беззащитной добычей, впрочем, таково оно и было. Амора изогнула бровь, с интересом наблюдая за дальнейшим действом, и взгляда не отвела, когда прекрасный облик королевы светлых альвов столь жестоко и безжалостно ломался магией. Причем в буквальном смысле того слова под аккомпанемент хруста костей и треска лопающихся жил и кожи.
- Не откажешь тебе в чувстве прекрасного, Малекит, - белокурая дева Ванахейма легонько захлопала в ладоши, одобрительно кивая маэстро. Было в этом что-то одновременно и завораживающее и бросающее в дрожь. Сама бы женщина не стала столь мудрить и предпочла бы менее болезненный, да быстрый способ избавиться от лишних ушей. Встряхнув золотыми локонами, Чаровница с гордостью и достоинством поднялась с подлокотника трона, после чего размеренными шагами направилась к темному эльфу. Стук каблуков отбивал размеренный ритм, под который внешность богини постепенно изменялась в легкой нефритовой дымке, что окружала ее стройную гибкую фигуру. И вот уже замерла перед Малекитом не опальная колдунья Асгарда, а кроткая и трепетная внешне Аэльса, глядя на своего супруга со скрытым дерзким вызовом в глазах.
- Да, милорд, я со свитой прибуду туда вовремя. Ведь не смею я подвести моего супруга, что столь благородно и милостиво окончил войну, прекратив страдания моего народа, - голос "Аэльсы" звучал мелодично и завораживающе, однако слова ее сочились ядом. Ведь как иначе она могла говорить, когда перед ней стоял тот самый захватчик и тиран, по чьей вине светлые альвы ощутили столько горечи и понесли огромные потери. Едва Малекит растворился в воздухе, королева поспешила на главную площадь, где по его словам должна была ожидать свита.
Эльфийка предстала перед своими подданными во всей красе. Идеальная осанка, воздушная походка, немного печальный, но не сломленный взгляд льдисто-голубых глаз. Вся свита, ожидавшая свою госпожу, синхронно выдохнула с явным облегчением. Ведь с момента свадьбы и до сего дня ни единая живая душа в граде Альфхейма свою королеву не видела.
- Ваше Величество, - наперебой залепетали они, расступаясь перед "Аэльсой". Ее ожидал экипаж, запряженный двойкой белоснежных скакунов. Ведь негоже утонченной особе добираться до замка в седле, испытывая неудобства и рискуя по пути упасть с лошади и, скажем, свернуть шею. - Ваше Величество, вы едете одна? А как же...
- Это не ваше дело, милорд Малекит будет очень недоволен, если мы не поспеем в срок, - королева недовольно сверкнула очами и поспешила сесть в карету. Вместе с ней напротив присели две юные фрейлины, а все остальное сопровождение должно было следовать верхом. Спектакль начался успешно, и первый акт сорвал бурные аплодисменты.

0

8

~ Будь посему – раздался в опустевшем зале отражённый эхом голос. – И пусть умоются кровью те, кто усомнится в нашем миролюбии!
Игры со светской львицей и интриганкой взбодрили Малекита, но на сегодня это была лишь разминка. Ныне эльф лёгкой походкой спускался вниз по винтовой лестнице, ведущей в потаённые казематы. Своды подземелья скручивались вокруг причудливой вязью корридоров и зал с оплавленными, крисстализовавшимися стенами. Всё это было сотворено его верными слугами, светлыми альвами, с помощью магии. Впечатление Падшего от вида подземных хором было столь велико, что он единым махом обрёк строителей на вечное любование плодом их чар… в виде слегка мерцающих сталактитов и сталагмитов. Малекит был хорошим лидером и по достоинству вознаграждал за усердный труд.
Это подземелье прекрасно подходило для хранения тех вещей и существ, что не должны были попасться на глаза его верным подданным. Учитывая характер и наклонности Малекита, не стоит удивляться тому, что подобного добра в его руках скопилось в избытке. Гримуар из костей и кожи несчастного барда занял достойное место, ещё пригодится, когда ему в следующий раз потребуется вырубить великосветский двор Льосальфгарда. Его мысли юркими водяными змеями скользили в тёмном омуте политических интриг, отыскивая жемчужину, так кстати обронённую судьбой. Свадьба и последующий союз двух кланов великанов, горных и морских, обещала значительно усилить Йотунхейм и ещё сильнее сместить чаши весов грядущей войны в пользу Тёмного Совета.
В своём мысленном серпентарии Проклятый с удивлением обнаружил мягкого розового червячка, цепочку размышлений об Аморе. Красивая женщина, и опасная, дивное сочетание! Вот бы запереть её в форме Аэльсы на веки вечные. Славная была бы королева! Поморщившись, Малекит раздавил паразита, вызванного к жизни толикой чар, насланных асиньей во время их беседы, и принялся с упоением расчленять червячка на составные части…

Меж тем, перед пышным кортежем королевы распахнулись сверкающей бирюзой межпространственные врата. По ту сторону группу ждали горы и сильный запах океана. Далёкий замок Меккуркальви располагался на титаническом утёсе, возносящимся над буйными водами океана, и был скрыт от альвов за могучими спинами громоздких кряжей. Меж ними вперёд уходила тропа, плотно утоптанная в камне множеством исполинских стоп. Амора и её спутники словно уменьшились в размере, всё вокруг, от скал и до последнего колючего куста было под стать обитателям этого края.
Если поначалу вокруг ещё виднелись деревья, окраинные сторожа Железного леса, то уже через несколько часов группа оказалась в непривычной каменной теснине, и ни одна травинка не радовала взгляд. Фрейлины усердно отвлекали королеву от царящих вокруг суровых пейзажей, их птичий гомон практически не смолкал. Стражники же были начеку и пару раз отпугивали заглянувших на огонёк лесных тварей, благо, эскорт состоял из лучших воителей, стрелков и магов Альфхейма… по крайней мере, тех, кто уцелел. Далёкое солнце клонилось к закату, фрейлины вовсю потчивали Амору снежными эклерами и нектаром фей, когда караван вдруг замер.
Снаружи послышались взволнованные голоса, потом тень накрыла полог воздушных штор, прикрывавших окно экипажа, и предводитель стражи произнёс:
- Моя королева! Боюсь, продолжать путь слишком опасно. Впереди мелькают стаи гигантских нетопырей, их там целая туча! Они уже склевали одного нашего разведчика, о, бедный Логоваз, пошёл с одним луком на десяток чудовищ!
- Моя королева! Просто позвольте нам, вашим верным чароплётам, обрушить на сих презренных тварей всю нашу мощь! – заявил невысокий пухлый кондитерский эльф, смещая плечом высоченного стражника. – Немного зефирных осадков и кремовый шторм расчистят нам путь, не будь я Карлом, сыном Карла!
- Это слишком рискованно – угрюмо покачал головой страж. – Если вам не хватит напора, пара этих чудищ могут попросту утащить экипаж в жадных когтях. Мы не можем подвергать ваше величество опасности. Уверен, если поискать иной путь…
- Но тогда мы опоздаем к предсвадебному ужину! – резонно возразил Карл, раздувая румяные щёки.
- Безопасность королевы – наш главный приоритет! – упёрся стражник.
Было очевидно, что их спор мог продолжаться ещё оооочень долго.

+1

9

[AVA]http://funkyimg.com/i/2c9vU.png[/AVA]
Длительный переезд был для Аморы в новинку. Опальная колдунья, к услугам которой было множество удивительных заклинаний, обычно путешествовала при помощи телепортации. Просто, быстро, надежно и практически безопасно, если никто не идет за тобой по магическому следу. Но сегодня ей приходилось играть роль королевы светлых альвов, которая в магию не очень-то и могла, ежели вообще в нее умела хоть как-то. Аэльса сидела идеально ровно, сложив руки на коленях и прикрыв глаза, и была сейчас больше похожа на непроницаемое мраморное изваяние, навеки застывшее и безжизненное. Лишь порой вздымающаяся от дыхания грудь намекала болтливым фрейлинам о том, что их госпожа все еще жива и в добром здравии при изрядной аристократической бледности. Несмотря на их явное желание как-то развлечь королеву или же уговорить ее отведать сладких эклеров с волшебным нектаром, эльфийка на них никак не реагировала. Ее сознание сейчас было далеко от этого места и от сложившейся вокруг ситуации. Она полностью ушла в себя, размышляя о чем-то никому не ведомом. Однако стоило только карете замереть, как ее ресницы незамедлительно дрогнули, после чего льдисто-голубые глаза пристально впились в лицо одной из фрейлин.
- В чем дело, Валира? Почему мы остановились?
- Не могу знать, миледи. Насколько мне известно, мы еще не добрались до границы.
Снаружи раздавались чьи-то крики и ожесточенные споры. Аэльса кивнула фрейлинам, чтобы те приоткрыли дверцу экипажа и выяснили, что произошло. Ответ на ее вопрос не заставил себя долго ждать - путешествие конечно же не могло пройти гладко. По спокойному бледному лицу королевы светлых эльфов пробежала тень недовольства. Было ли это запланировано Малекитом? Быть может, хитрый эльф задумал какой-то коварный план прилюдного избавления от своей супруги, но решил не посвящать в него Амору? Эта мысль неприятно резанула Чаровницу из Асгарда, и сбрасывать ее со счетов, полагаясь на честность темного эльфа не приходилось. Да и к тому же, она, скажем так, обещала, что прибудет туда вовремя. Не то чтобы слова ее имели силу нерушимую, но все-таки исполнять их было долгом, так сказать, профессиональным. Не могла же белокурая дева Ванахейма позволить каким-то там нетопырям задержать их экпаж?
Глава стажи и маг выжидающе уставились на свою госпожу, желая услышать, несомненно, что она приняла именно его сторону. И здесь все-таки после недолгих раздумий победил маг. Даже если эти оболтусы не справятся, Амора всегда сможет за себя постоять. А потом рассказать драматичную и полную страданий историю о том, как весь экипаж погиб, доблестно защищая свою госпожу.
- Мы едем вперед, - тоном, не терпящим возражений, и без колебаний произнесла она, сжимая тонкими пальцами складки воздушной юбки. - Мы не можем опоздать на это важное мероприятие, я доверяю нашим магам, они сумеют управиться с этими тварями. Держите строй и будьте начеку. Это приказ.
Всем своим видом женщина дала понять, что разговор окончен и не подлежит обсуждению. Фрейлины мигом захлопнули дверцу кареты и расселись поближе к окнам, дабы наблюдать за происходящим снаружи и держать госпожу в курсе событий.
"Даже если эти бездари не справятся, я всегда смогу что-нибудь придумать", - мысленно усмехнулась волшебница, прикрыв глаза.

0

10

Услышав решение королевы, волшебник горделиво вскинул точёный нос и заявил:
- Будет исполнено! Вас ждёт прекрасное зрелище, моя королева!
И экипаж тронулся в путь. Чудесные лошади и изящная карета летели, едва касаясь грубой, каменистой земли. Вскоре, по обе стороны от тропы воздвиглись мрачные стены гор. Старые, изъеденные временем и водой скалы Йотунхейма давили на чужаков всей своей массой. Даже болтливые фрейлины придержали бойкие язычки и то и дело посматривали на задёрнутые полупрозрачными шторами окна. Вскоре, до их острого слуха донеслось громовое карканье неведомых тварей, устроивших себе кормушку на горной тропе. Экипаж остановился, потом раздалось несколько особо громких «карков», прогремели выстрелы, и они продолжили путь. Через несколько часов, когда небо потемнело и лишь пылающая корона солнечного диска стыдливо выглядывала из-за гор, придворный маг вновь приблизился к карете и сообщил, что если королева желает посмотреть представление, то самое время убрать шторы.
«Потеха» началась с того, что бошкавитые летуны сбросили на альвов несколько увесистых камней. Маги не сплоховали, снаряды падали в стороне, но громыхало страшно. Потом, крылатые ящеры принялись пикировать на конвой. Сначала по одиночке, потом парой, прощупывая защиту… А потом воздух раскололся от десятков пронзительных воплей, свиста стрел и вспышек магии! Твари пикировали со всех сторон, эльфы отстреливались, взметались ввысь фонтаны разноцветных искр и рои жалящих пчёл. Альвы призывали созданий природы и духов воздуха, но от перепончатых крыльев почернели небеса, и вот уже к оглушительному клёкоту прибавились крики тех, кого существа уносили в безжалостные небеса.
Совсем рядом захлопали кожистые крылья, экипаж содрогнулся, покачнулся. Дико заржали тонконогие лошади, мертвенно-бледные фрейлины вцепились в руки друг-друга, а потом… их оторвало и понесло над землёй. Рискнувшая выглянуть в окно служанка взвизгнула и тут же спряталась: громадина размером с дракона вцепилась в крышу их кареты и упорно тащила её вверх. Эльфы вокруг суетились, но не могли бить в полную силу, опасаясь зацепить госпожу. За миг до того, как оборвалась упряжь, один из стрелков с парой пистолетов и в широкополой шляпе успел уцепиться за колесо. То был отважный сир Ханишот, почётный член Лиги Миров, лучший стрелок Альфхейма. Последнее качество блондин подтвердив, отстрелив головы парочке тварей, привлечённых его залихватским прыжком.
- Королева, вам нужно прыгать! – крикнул он, подбираясь к крыше экипажа.
К сожалению, в этот момент карета окончательно взмыла над землёй и устремилась ввысь. Конечно, воздушная Аэльса была легка на подъём, но вряд ли кружащие вокруг твари упустят возможность попробовать на вкус сей лакомый белый цветочек. Натужно взмахивая крыльями, папа-птеродактиль уверенно нёс свою добычу в гнездо… И альвам ещё повезёт, если тварюга не решит расколоть карету о скалы, аки черепаху.

0

11

Между тем, мы обратим свой взор на Мидгард, где Малекит затевал очередное изощрённое злодейство…

Грохот и брызги. Водопад Виктория всецело оправдывал своё историческое название, низвергая тонны легчайшей белоснежной пены в пучину Замбези. В Южной Африке царило лето, день был солнечный и на обзорной площадке было полно туристов. Однако, с первого же взгляда бросалась некая неестественность в позах и очертаниях людских тел. Понаблюдав за площадкой чуть дольше, любой разумный человек насторожился бы: люди на площадке стояли практически неподвижно, лишь легко колебалась и подрагивала на ветру их просторная одежда. И лишь приблизившись можно было узнать страшную правду: все туристы, порядка пятнадцати человек, превратились в деревья. Их кожа побурела, конечности вытянулись и искривились, ноги буравили бетон отростками корней, а одежда обратилась в лохмотья и смешалась со свежей зелёной листвой. На покрытых корой и мхом лицах замерло выражение страха.
Лишь одно лицо выделялось на фоне этой композиции, воплотившей кровавые мечты Гринписа. Статный тёмный эльф любовался открывшимся ему пейзажем, небрежно опираясь ладонями об ограждение, слишком низкое для его двухметрового роста. На двуцетном лице Малекита играла мечтательная улыбка, а на грозный водопад он взирал так, будто не прочь потрепать его за ухо, точно могучего зверя. В эти минуты Проклятый отдыхал от злодейских трудов и ждал, пока посаженные им семена-паразиты дадут всходы. Прядь волос Марка он добыл ещё в первый день их встречи, да и убедить паренька написать записку строгой директрисе о том, что он цел и на некоторое время будет отсутствовать в школе по личной необходимости тоже не составило труда. Оставалось лишь доставить первое и второе по назначению, а бледная, покрытая фиолетовыми пятнами, цветочная фея, отправленная в качестве гонца, придала посланию правильный оттенок.
Прежде чем окончательно сгнить и развалиться на куски, чудесное существо успело передать Шторм личное приглашение от Малекита Проклятого. Король эльфов не сомневался, что даже если местная богинька и не знала его имени, то прозвище должно произвести на неё желаемый результат. Посему он стоял на обзорной площадке и любовался грозной мощью стихии, будучи полностью уверенным в своей безопасности.

+2

12

[AVA]http://funkyimg.com/i/2c9vU.png[/AVA]
Ситуация складывалась для Аэльсы не лучшим образом. От диких визгов двух фрейлин, сидящих напротив, царственные уши просто закладывало, а также сие мешало сосредоточиться и как следует подумать. Прыгать было уже поздно - земная твердь очень быстро удалялась от хрупкой кареты. Хотя внизу остались маги и стражи, которые в случае прыжка наверняка сумеют подхватить ее спустить на землю живой и невредимой. Впрочем, такие действия нельзя было совершать сгоряча. Чаровнице падение с такой высоты навредить едва ли могло в силу ее божественного происхождения, однако светлые альвы вроде бы подобной прочностью не обладали. Так что ежели маги в очередной раз облажаются, то пережившая жесткое приземление Королева вызовет немало вопросов. И тогда придется их всех убить, дабы не раскрывать свою личность. Так что подобный вариант она отмела. Следом в мусорную корзину полетела и мысль о колдовстве. Магический всплеск увидели бы фрейлены и доблестный стрелок на крыше кареты. Впрочем, а почему бы от них не избавиться?
- Прыгайте, - безапелляционным тоном произнесла эльфийка, впившись холодным взглядом льдисто-голубых глаз в лица фрейлин. - Вас поймают внизу маги. Ну же! Живо!
Не желая более ждать, пока оцепеневшие от ужаса эльфийки придут в себя, хрупкая Аэльса схватила их за руки и вытолкнула из кареты под оглушительные и душераздирающие визги. Итак, двумя свидетелями стало стало меньше, причем их дальнейшая судьба волшебницу не заботила от слова совсем. Теперь остался лишь лучший стрелок на крыше. И вот с ним уже так просто разобраться не получится.
- Сир Ханишот, - испуганно закричала Аэльса. - Уже слишком высоко для прыжка. Надеюсь, мои фрейлины благополучно приземлятся. Но что теперь будем делать мы? Убьем тварь - разобьемся! Даже если она решит вдруг разжать когти просто так - мы погибли...
И без того белоснежное лицо Королевы светлых альвов побледнело еще сильнее. Хоть сама Амора внутренне была спокойна, ей полагалось играть на публику, даже если она представляла из себя одного единственного лучника на крыше. Итак, сбросить его самостоятельно чародейка не могла, уговорить оставить ее - аналогично, ибо не было ничего страшнее для королевской свиты, чем бросить любимую королеву в беде. Значит, оставалось лишь одно - дать возможность доблестному сиру пожертвовать своей жизнью ради госпожи. И шансов для сего подвига было предостаточно. Так что Амора тихонько выдохнула и, вцепившись пальцами в резные ручки, принялась терпеливо ожидать дальнейшего развития событий. Ей лишь было необходимо остаться наедине сама с собой, чтобы разобраться со всеми тварями и мигом доставить себя к порталу, придумав какую-нибудь животрепещущую историю ее чудесного спасения. А карета тем временем продолжала лететь по воздуху в неизвестном направлении, однако, как Аморе показалось, они двигались именно в нужную им сторону.

Отредактировано Enchantress (05.07.2016 10:57)

0

13

Даже в Лимбо существуют рождественские каникулы. И детям, и взрослым хотелось немного праздника в эти сложные дни, и глупо было бы упускать такую возможность, пусть они не могли отправить детей на землю, зато на протяжении всех каникул Церебро телепортировало соскучившихся родственников без гена Икс в стены Школы для одаренных подростков. Еще больший кавардак, чем обычно, больше шума, гвалта, испуганных взглядов. Когда Ороро подписывала разрешения на посещение, она конечно заставляла неуемных гостей подписывать отдельную бумажку, снимающую с неё ответственность в случае нападения демонов или еще какой-нибудь катастрофы. Но все же сердце её испуганно сжималось каждый раз, когда в "транспортаторной" возникали очередные неизвестные ей лица. Всю неделю между Рождеством и Новым Годом директриса лично встречала гостей, от вежливой улыбки сводило челюсть, от однообразных разговоров болела голова. Поэтому, когда по истечении праздников наплыв посетителей начал спадать, Ро наконец передала эту ответственную роль Курту, заодно избежав гневных выговоров и прочих проявлений недовольств. Можно было бы "пошутить" и поставить на вахту Виктора, в конце концов он же заместитель директора, мог бы и разделить эту не посильную ношу. Вот только Погодная Ведьма не знала, кому от этого назначения будет хуже, Саблезубому или родственникам студентов, поэтому воздержалась от подобного.
Сейчас от каникул осталось всего ничего, и Ороро старалась с пользой проводить каждую свободную минуту, утренние и вечерние медитации, занятия ментальной защиты с Эммой (та недовольно бурчала, но терпела), магические практики и тренировки в Опасной комнате. Женщина с некоторым сожалением думала о том, что скоро ей придётся задвинуть все это в дальний угол и вновь посвятить большую часть своего времени обучению. Нет, она конечно любила свою работу и детей, и хотя отдача в виде благодарности студентов, их улыбок и желания учиться, стоила того, но отбирала все физические и моральные силы.
Поэтому, когда перед глазами женщины возникла миниатюрное существо, источающее еле различимый сладковатый запах гниющей плоти, Ро невольно решила что у неё начались галлюцинации. Не смотря на то, что за свою короткую жизнь директриса успела навидаться всякого, и путешествия сквозь время, и волшебство, и чудесные существа, и даже боги не были для неё в новинку, но она сохранила способность удивляться. Вот и сейчас удивилась возникшей перед ней фее, и про себя ругнулась что в системе безопасности школы обнаружилась очередная брешь, впрочем, не удивительно, учитывая сколько народу потопталось здесь за последние пару недель. Впрочем, волшебное существо не торопились начинать боевые действия, вместо этого пропищав, что у неё послание для госпожи директрисы и плюхнула перед негритянкой свиток с прикрученной прядью волос. Марк Марш в записке извещал о том что он пребывает в добром здравии, извиняется за долгое отсутствие в Школе и надеется, что его примут когда он вознамерился вернуться. Шторм качнула головой и чуть заметно поморщилась, впрочем, пребывание в Школе всегда было делом исключительно добровольным, и неизвестно где всё же было безопаснее в Лимбо с демонами или на Земле с Терригеном и мутантоненавистниками. Однако долго размышлять ей об этом не пришлось, внезапно изменившимся голосом феечка вкрадчиво заговорила о том, что Марку угрожает опасность, и если мисс Монро желает видеть своего ученика живым и здоровым, то ей надлежит явиться на обзорную площадку водопада Виктория не позднее трёх часов по полудни сего дня, по приглашению его Величества Малекита Проклятого. Договорив, фея тоненько взвизгнула и осыпалась на стол блестящей пыльцой. Ро медленно поднялась из кресла, и нажала кнопку коммуникатора. Стрелки на часах показывали без четверти полдень.

Спустя сорок минут директриса знала, что волосы точно принадлежат Марку, который отсутствовал уже несколько недель, а так же получить краткую сводку о Малеките из слитых архивов ЩИТа. Не самая приятная личность, стоит признать. Еще через час она договаривались с посольством в Зимбабве, чтобы у Икс-менов не возникли еще большие проблемы от посещения главной достопримечательности Африки. В качестве подкрепления и моральной поддержки Ороро все-таки решила взять с собой Крида. Тем более, они с Марком вроде... подружились? Она видела запись их тренировки, и то что подросток стал с большей охотой ходить на занятия говорило само за себя. К тому же поддержка уважаемого парнем взрослого, могла оказаться крайне полезной, кто знает на сколько тому промыли мозги. И не промоют ли мозги ей, если она и вправду явится одна.
В четырнадцать часов пятьдесят минут вспышка телепорта озарила дорожку, ведущую на смотровую площадку, однако Церебро оставалась укрыта куполом невидимости, и увидеть и удивиться гигантскому роботу никому не пришлось. Впрочем, это произошло и по той причине, что широкая тропа была совершенно пустынна. Ро немного помедлив вышагнула из купола.
- Это странно, обычно в это время года гораздо больше желающих посмотреть на Викторию, искупаться в Дьявольской купели. Ну и вообще, зима - благоприятный сезон для туризма в Африке, - женщина напряженно улыбнулась, обернувшись к своему спутнику.
Узнать Малекита было не сложно. Не столько по странным одеждам, двухметровому росту и длинным белым волосам, сколько потому что прочее окружение оставалось практически неподвижно, если исключить движение ветра. Однако, Ороро не придала этому факту особого значения и просто направилась в сторону эльфийского короля, или кем там был этот длинный тощий тип. Она отбросила все формальности и расшаркивания, предпочитая не тратить драгоценное время.
- Где мой ученик?

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [07.01.16] Раут в Йотунхейме


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC