Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Но дракон классный. Если, конечно, не брать во внимание то, что он сейчас изо всех сил пытается убить отчима.

© All-New Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [02.12.2015] Иди по следам


[02.12.2015] Иди по следам

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Открывай, сова, медведь пришёл. ©
Время: вечер, около шести часов.
Место: квартира Геракла в Нью-Йорке, а дальше - как пойдёт.
Участники: Dark Venus, Hercules.
Описание: в один прекрасный момент Сатана встречается со следами древне-греческого пантеона, притом той его части, которую предпочла бы не видеть ещё пару вечностей и миллиард лет в придачу. Несмотря даже на то, что последние годков пятьсот пачкать руки дочь князя особо не стесняется, чужой пантеон надежд как-то не вселяет, но решать что-то надо.
Остаётся только отправиться к старому знакомому, который по причине происхождения знает о том самом пантеоне много интересного (и не всегда лицеприятного).
Вот только сам Геракл не то, чтобы был уж слишком рад видеть рыжеволосую красотку с лицом Венеры.

0

2

Вздохнув, девушка вытащила из замка зажигания ключ, положила обе руки на руль и знатно приложилась об него головой в смутной надежде на то, что подушка безопасности всё-таки не выскочит - править макияж после этого было бы грустно и совсем не увлекательно. Пронесло. Теперь оставалось взять себя за шкирку, подправить помаду, придававшую губам чуть более бледный оттенок, нежели их обычная карминовая яркость, и подняться на пятый этаж, чтобы без всякой фантазии позвонить в дверь. Конечно, дочери тьмы ничего не стоило появиться из ночных теней в кресле гостиной, закинув одну идеальную ногу на другую, но это было, во-первых, не слишком вежливо, а во-вторых, достаточно опасно для собственной целостности.
Шкурка у Тёмной Венеры была одна, умирать ей решительно не нравилось, поэтому дьяволица о сохранности своей головы и нижних девяносто основательно заботилась. Примерно на девятнадцатом падении во мрак ей окончательно надоело лепить себе новое вместилище духа из подручных материалов, поэтому теперь Хеллстром просчитывала всё наперёд и никогда зазря на рожон не лезла. Человечество она любила значительно меньше, чем себя, чтобы радикально ради него убиваться - ради неё, как правило, убиваться желающих не то, чтобы сильно находилось.
По крайней мере, без любовной магии. Под достаточной дозой заклинания или зелья какого - разговор, конечно, был другой, но королева жуть как не любила синтетические чувства. Не было в них ни глубины, ни искренности.
Но это всё было лирикой, а собираться и идти было несомненно нужно - раз уж приехала.
Взяв с переднего сиденья свою сумку, рыжеволосая девушка вышла на улицу, захлопнула дверь машины и, щёлкнув брелоком сигнализации, побрела к подъезду, цокая высокими каблуками по асфальту, расчищенному от снега.

Мелодраматичная эта история началась четыре дня назад, когда одна из многочисленных суккубовых знакомых моделей рыдала в трубку и объясняла, что на съёмки она не приедет; услышав в одном предложении слова "пропал" и "ребёнок", Хеллстром щелчком пальцев вывела из строя фотографа, который внезапно поймал где-то ангину и на ближайшую неделю взял себе больничный, и в течение получаса материализовалась на чужом пороге. Спустя ещё пять минут она совершенно точно знала, что никакая полиция и никакие частные детективы ничего тут не найдут (если, конечно, Персей не решил в очередной раз сменить род деятельности и поиграть теперь в честного и благородного копа, или у Добрынюшки вдруг не выдался отпуск и он не приехал в гости к старым приятелям по нелёгкой богатырской деятельности, но это было не слишком-то вероятно). Спустя ещё десять, обшарив с волчьей дотошностью все углы, дочь дьявола покачала головой и засомневалась в том, что она сама что-либо найдёт, потому что в тот момент, когда Тана оказалась в прошлом, Древняя Греция уже как-то особо не блистала, и пантеон её плавно скатывался в популярность только у совсем уж отчаявшихся последователей.
Оставался ход ва-банк.
Не то, чтобы у них с Гераклом были слишком хорошие отношения, надо признать, но всё же сын Зевса был героем - и в моменты, когда его помощь становилась очевидной в своей необходимости, мог делать невозможное. В том числе забывать о некоторых личностных расхождениях во взглядах на жизнь с рыжими суккубами, даже если расхождения эти были весьма и весьма существенны. Каждому своё, конечно, но всё же... Сатана вздохнула: да уж, дров по юности она наломала столько, что оставалось только собирать в поленницы да камины топить, хватило бы на пару веков, однако сбежать от всех тех историй всё равно было некуда, так что приходилось мириться.

Цок, цок, цок - каблуки отстукивали по лестнице бодрый маршевый ритм, и длинные рыжие волосы вились по хрупкой спине, точно огненный стяг. Лесное пожарище, непогашенное кострище - Сатана всё ещё была невыносимо красива и в приятном сумраке пылала, подобно крошечному солнцу, яростной жаждой жизни и любви.
Тонкие пальцы легли на кнопку звонка: раз, другой, третий. Внутри квартиры был слышен звук.
Девушка убрала руку и встала перед дверью так, чтобы её можно было рассмотреть в глазок: ни морока, ни ауры незаметности она сегодня не набрасывала - не тот случай. Один раз она уже наигралась.

+1

3

Сегодня на удивление выдался спокойный день, никто не звонил и не просил помочь, решить проблему. Весь свой день Геракл провел дома, сначала помог соседке и занес стиральную машину, а потом просто сел и смотрел пол дня телевизор. Где-то по лестнице иногда шастали кентавры, они в последнее время стали слишком частыми гостями. Нельзя сказать, что у Геркулеса с ними были теплые отношения, но перед лицом единого врага им приходится сотрудничать. За последнюю неделю их команда богов пополнилась, к ним присоединилась древняя богиня Айр, чье происхождение даже забыл сам сын Зевса, а смугла охотница не желала раскрывать все секреты. Гильгамеш беспечно храпел у себя в комнате, благо поставили звукоизоляцию и его храп не выносит всем остальным мозг. Остался принц силы наедине с лабрадором, тот направил свои жалостливые глазенки на бога и пару раз проскулил. Видимо захотел покушать. Не отказывать же бедному псу. Геракл встал с дивана, медленно и неспешно подошел к шкафчику. Достал большую пачку корма для собак, высыпал тому в миску и подтолкнул ту собаке. В этот самый миг заурчал живот бога, надобно себе тоже приготовить ужин. Да вот беда в том, что ему захотелось деликатеса, напоминающего ему о Греции. Выход из такой ситуации всегда есть, первая мысль которая пришла в голову олимпийцу , это приготовить муссаку. Очень вкусное и сытное блюдо, приготовление, которого займет у него несколько часов, но ему сегодня некуда торопиться, так что может своих товарищей порадовать изысками греческой кухни. Не только же яичницу жарить по утрам. Взгляд Геркулеса пал на несколько килограмм бараньего фарша в миске, судя по всему кто-то собирался использовать в иных целях, для приготовления другого блюда. Посторонитесь, шеф повар сегодня Геракл и распоряжается всем лично. Но до мяса еще надо дойти. Первым делом потянулся к банке с рисом, взял в руку мерную ложку, задумался и убрал в сторону. Решив определить необходимое количество на глаз, высыпал четверть банки в кастрюлю с подсоленной водой, поджал губы, добавил еще столько же. История не знает случаев, когда люди умирали от риса, чего бы богам умирать от столь безобидной пиши. Следом большими кольцами порезал две головки лука, его тоже никогда не бывает много и оставил жариться вместе с фаршем и начал нарезать баклажан. Сделав пока что первоначальные дела приготовления, вернулся на свой диван и закинул руки за голову прикрыв глаза. Очнулся Геркулес, когда почувствовал запах гари. Подскочив на ноги, подбежал к плите. Вода вся выкипела, рис готов, главная проблема в другом, лук подгорел вместе с фаршем. Махнув рукой быстренько все перемешал, а затем включил вытяжку, про которую благополучно забыл в самом начале готовки. Герой из Геракла куда лучше нежели повар, но блюдо должно понравится всем.
Тут вдруг произошел неожиданный поворот событий. Звонок в дверь. Из собственного любопытства посмотрел в окно, а перед домом стояла очень даже дорогая машина. Интересно, какому это богачу понадобилась помощь древнего бога? Геракл был специалистом своего дела, прекрасно разбирался в любой нечисти, так же мог дать совет по ее уничтожению. Звонок повторился. Закинув полотенце на плечо и одетый в обычные шорты подошел к двери, посмотрел в глазок. В этот самый миг, Геракла обдало холодным потом. Отойдя на пару шагов назад, пару раз постучал себя по лицу, дабы прийти в себя и убедиться, что ему это все не сниться. Вновь прильнул глазом, картина не изменилась. Какая наглость? Что ей вообще нужно у него дома? На сей раз ей не удастся провести Геракла вокруг своего обворожительного тела. Конечно, он мог оставить дверь закрытой, сделать вид типо никого нет дома. Зная всю наглость и способность Сатаны, она просто появится посреди комнаты. Лучшим решением будет открыть дверь. Потянул ручку вниз, потом на себя и дверь перед Темной Венерой открылась. Взглянув на нее, убедился в том, что она все так же прекрасна и призма дверного глазка не врала.
- Здравствуй, Сатана, опять по мою душу пришла? – усмехнувшись, Геракл отошел в сторону пропуская суккуба в комнату. Лучше вести диалог в помещении, где никто не удивиться разговорам о мифологии и существах. Как только девушка оказалась в комнате, за ней закрылась дверь. – Я тебя слушаю.
Геракл находился не в том положении, чтобы отказывать в помощи даже Тане, несмотря на ее удачную попытку выкрасть его сердце. Такие времена, когда приходится помогать всем.
- Я смотрю ты не потеряла форму.

+1

4

За то время, покуда мужчина топтался с той стороны двери, то подходя к ней и глядя в глазок, то снова уходя подальше, Утренняя Звезда, без особого труда наблюдавшая за мельтешением его ауры сквозь тонкий стальной лист, успела три сотни раз пожалеть о своём решении что-то делать и куда-то идти. Надо было опять всё самой, не первый же раз, да и не последний точно. Ну помучилась бы слегка, ну и что. В конце концов, у неё много кармических талантов, позволяющих облегчить жизнь себе и ухудшить её окружающей нечисти. Главное было подойти к делу с достаточной фантазией.
Однако, стоило бряцнуть замку, как на красивом бледном лице вновь появилось расслабленное выражение, а на пухлых губах расцвела обаятельная улыбка, способная вдребезги расколотить не одно мужское сердце.
- Привет, Геракл. Ну ты же знаешь, - чуть заметно поморщилась Хеллстром. - В этом не было моей вины. Кати бочку на Аида, ему, в общем-то, всё равно плевать, что на меня, что на тебя. Я за ту историю извинилась, да и твоя душа всё ещё у тебя, как мы все можем сейчас убедиться. Все мы по молодости делали глупости, тебе ли не знать.
И она бесшумно проскользнула в квартиру, умудрившись даже мельком не задеть массивную тушку олимпийца, маячившую в дверях. Не то, чтобы касаться сына Зевса было неприятно, скорее строго даже наоборот, и это несколько отягощало ситуацию, потому как сегодня Сатана совершенно не жаждала повторять тот светлый момент их первого знакомства. Может быть, как-нибудь потом. В другой раз. В другой жизни.

Квартира у бога силы была, мягко сказать, не роскошна - обычная холостяцкая берлога, убирали в которой в основном по праздникам, причём только по очень большим. Критично осмотрев диван и даже собравшись было на него сесть, дьяволица уже расстегнула было кашемировое пальто, стянула с рук перчатки, которые тут же засунула в карманы, как вдруг что-то зацепило её сознание. Что-то неправильное. Девушка вскинулась, повертела головой, вдыхая воздух - по лицу её несколько раз пробежала стремительная волна мимики, сменяя одно выражение другим, покуда не остановилось на чём-то среднем между недоумением и иронией. Широкая рыжая бровь стремительно поползла вверх.
- Ты что, решил устроить самосожжение в лучших традициях языческих празднеств? - Спросила Сатана спустя полторы секунды напряжённого молчания, покуда старательно принюхивалась к запаху горелого, доносящемуся откуда-то из-за угла. - Или решил начать готовить? Ооо. О. Бедные продукты. Ну-ка, дай сюда.
Решительно отобрав у моргающего на такую наглость бога полотенце, рыжеволосая девушка, помахивая им, точно флагом при штурме крепости, двинулась в сторону кухни. В её движениях вновь обозначалась скользящая хищность зверя, вставшего на след: осознав цель на ближайшие полчаса, суккуб явно повеселела и перестала излишне драматизировать ситуацию. Жить с простыми и понятными задачами было как-то значительно проще, а готовить, как и всякая уважающая себя женщина, княжна умела прекрасно, хоть и ленилась делать это постоянно: ей-то самой еда не требовалась вовсе, а забегавшие к ней представители сильного пола, как правило, приходили совсем не для того, чтобы наслаждаться кулинарными изысками.
- Мужики, - пробормотала она себе под нос, потыкав найденной тут же ложкой в насмерть слипшийся рис, который явно уже подумывал превратиться в клейстер, - что боги, что люди, что демоны - упаси Господь пускать вас всех к плите. Добыли мамонта - и сидите себе спокойно, но нет же, всё вам неймётся... В прошлый раз ко мне завалился Михаил, - ну ты знаешь его кармический талант выбирать всегда нужный момент, - когда я была в астрале, и стукнуло ему в голову приготовить мне ужин, чтобы со всей своей душевной добротой позаботиться, когда я вернусь. В общем, кухню-то я отмыла потом, но спасти бедную курицу не удалось. Надеюсь, душа несчастной птички, закончившей свою жизнь в формате угольков, упокоилась с миром. Мне было её жаль.
Пальто полетело на спинку одного из стульев, и вскоре сверху было немилосердно примято сумкой. Помыв руки и достав из навесного шкафа керамическую миску, Сатана щелчком пальцев перебросила в неё начавший превращаться в золу фарш, задумчиво осмотрела, даже понюхала, и щёлкнула пальцами ещё раз, отправляя подгоревшие куски на ближайшую свалку. Лук, похоже, надо было обжаривать заново, причём желательно всё же до состояния корочки золотистого цвета, а не чёрного; девушка, деловито пошуршав по кухне, полезла в холодильник. Наблюдая за тем, как она двигается и с какой скоростью ориентируется в пространстве дома, где вообще впервые появилось, можно было только восхищаться.
Всё же женские инстинкты в королеве были неистребимы чуть более, чем полностью.

Прихватив из дверцы одинокий апельсин, начавший уже слегка покрываться около-разумной колонией жизни, Хеллстром метким броском швырнула его в раковину. Зажурчала вода, пока она мыла найденную крупную луковицу, потянуло запахом только что почищенного овоща, от которого даже у демона неумолимо щипало в глазах.
- Да ты тоже ничего так, - девушка выразительно кивнула на обнажённый торс своего собеседника и снова опустила глаза к разделочной доске. Белые лёгкие её руки двигались с такой скоростью, что даже поймать их лёгкое скольжение взглядом было практически невозможно, и только методичный стук клинка оповещал о результате. - Не испортился. И у тебя абсолютно тупые ножи, Герк. Наточил бы, в самом деле.
Задумчиво мешая найденной в одном из ящиков деревянной лопаткой фарш, вновь отправившийся на сковородку, - сгоревшее мясо спасти во второй раз было бы несомненно сложнее - Венера некоторое время созерцала кафельную стену напротив себя, обдумывая правильные слова. Не отвлекаясь от этой глобальной и очень возвышенной цели, она нашла соль в одной из закрытых банок, долго на неё смотрела, после чего полезла в шкаф за чайной ложкой, бряцая посудой.
- Я чего пришла, - произнесла дьяволица наконец и хмуро потёрла переносицу кончиками длинных пальцев. - Эмпуса вернулась. Я больше тысячи лет не слышала про неё от слова "совсем", пока пару дней назад не нашла следы. Она тут... Кхм... Опять забирает детей. Слышал что-нибудь об этом?

+1

5

Спустя столь долгое время вновь созерцать дочь Люцифера очень приятно на самом деле. Она обладала необычной красотой, на своей памяти и по своему личному багажу Геракл повстречал очень много дев, даже больше чем очень много, вкус конечно у него недурный, выбирал себе сын Зевса всегда самых красивых, но мисс Хеллсторм там занимала явно лидирующие позиции на ряду с другими женщинами. Но все таки глубоко в душе, которая чудом сохранилась у Геркулеса относился к этой даме с опаской. При пришлой их встречи, олимпиец был немного иных взглядов на этот мир, ему необходимы были битвы, алкоголь и женщины. Даже в ту рождественскую ночь, когда к нему наглым образом пожаловала в бар Сатана, он не заподозрил никакого подвоха, им двигали естественные мужские и от части звериные инстинкты завладеть самкой, у него конечно получилось, но цена на тот момент слишком велика. Сейчас Герк немного изменился, а точнее совсем, отныне бог возвращает потерянный статус первого величайшего героя, эталона для подражания и поклонения, хотя если честно не особо любит паломничества в его честь. При всех своих изменившихся взглядах чемпион не отказывал себе в эстетическом удовольствии созерцания столь прекрасной особы. Собственно, почему бы и нет? Да и зная Сатану, можно легко предположить, что ее ни капельки не смущает грузный взгляд олимпийского бога. Весь путь, который девушка проделала мимо него и до глубины квартиры, Геркулес не сводил с нее взгляда, а когда она прошла практически вплотную с ним глубоко вдохнул ее аромат, который действовал лучше любых феромонов. Лишь когда она уже оказалась посреди огромной комнаты рядом с диваном, тот кстати местами очень сильно просел, после очень тяжелых тел Гильгамеша и Геракла, вряд ли найдется мебель, которая с легкостью сможет выдерживать две глыбы мышц. Выглянув за дверь и убедившись, в том что за ними никто не следит, захлопнул ее и закрыл на ключ, дабы не набежали незваные гости. Будет лучше, если никто не увидит Сатану в доме у грека, правда за окном стояла дорогая машина и наверняка зеваки увидели как она зашла в дом.
В этом мире все изменчиво, все меняется, но только не наглость дочери Люцифера, она прежняя наглая дамочка, делающая то что ей захочется, да и Геркулес ничему бы не удивился, от нее можно ждать любые выкрутасы. Наблюдая внимательным взглядом за девушкой последовал за ней на кухню, просто ей захотелось поиграть в кулинара. Это она так пытается убить бдительность Геркулеса? Да, он сегодня выпил парочку больших чаш с вином, но это не говорит о том, что прошлое может повториться, как-то уж больно пережил то событие. Многие девы пытались убить Геракла, их подсылали к нему, но никто и никогда не осмелился бы полезть за его золотой бабочкой, кроме Темной Венеры.
- Я просто решил приготовить для себя праздничный ужин, - знаете бывает моменты даже когда столь величественное существо как Бог Силы, чувствует себя немного неловко. И только почему он пытается оправдаться перед ней. – Последнее время с женщинами большие проблемы, вот и приходится готовить самому. – на самом деле Геракл прекрасный повар, умеет хорошо готовить, на Олимпе во время очень больших пиршеств готовил изысканные блюда по собственному рецепту, другие боги пантеона облизывали себе пальцы, хотя лизать им не ново.
Одна наглость порождает другую наглость, теперь с плеча мужчины слетело полотенце, главное чтобы не голова. Что ж, если ей так хочется готовить пусть работает, все таки ему интересно было поесть стрепню самой дочери Люцифера, может она его сможет удивить чем-то, а то обычная земная еда как-то уже наскучила богу. И тут Геракл поймал себя на очень интересной мысли, пока Сатана там размахивала полотенцем и боролась с последствиями сна мужчины. А мысль заключалась вот в чем. За всю свою долгую, очень бурную жизнь ему впервые готовит женщина не после ночи любви с ним. У них была связь, но очень давно, а тут так сразу и сходу, да еще и одетая, невольно на лице чемпиона появилась незаметная ухмылка. То ли он стареет, то ли стандарты в этом мире поменялись, бог никогда не успевал за тенденцией. Ага, теперь начался разговор про Михаила, Геракл прекрасно знал этого архангела и если говорить на частоту не особо любил, у язычников и христиан всегда была жесткая конфронтация во взглядах, а еще этот сын Его, такой смазливый и странный, ему впору в отношениях с Локи состоять, они друг друга стоят. При всем уважении к Тору, Герк не любил трикстера.
- А Михаил тебе случаем кофе в постель не приносит? – негромко хохотнул Геркулес, а затем медленно пройдя к стулу присел на него, положив свои огромные руки на спинку, продолжая внимательно следить за Хеллсторм. Потеряет еще раз бдительность, она подсунет адской травки в еду и потом ищи Геракла в местах не столь отдаленных под названием Ад, все же не мог он ей полностью доверять, как бы ему это не хотелось, да и простил девушку давно за тот случай. Просто Тартар пострадал очень сильно, злой Лев Олимпа хуже любого монстра, его не остановить. – С каких это времен Михаил жарит своих сородичей? Ведь он такая же крылатая курица.
- Мне может одеться? – пробормотал сын Зевса, после того как Тана кивнула в сторону торса, вопрос естественно носил риторический характер, ее не смущает самой ходить обнаженной перед мужами, да и не смущают мужские тела, да опыт самого любвиобильного мужчины говорит о том, что она получает даже от этого удовольствие, именно от созерцания таких как он. – Да у меня тут проблемы с Олимпом, не могу отдать кухонный набор Гефесту для заточки, - встав со стула, подошел к Тане и встав рядом с ней, несильно так толкнул в сторону. Девушка встала на небольшом люке, открыв его достал острый клинок со временем еще когда египетские боги посещали землю, и протянул его Сатане. – Его я выиграл у Сета, перепил, смотри не порежься.
Оставался только один вопрос: зачем на самом деле к нему пришла дочь дьявола, явно не ужин готовить? Ответ последовал моментально, правда он никак не мог обрадовать мужчину, вот про кого ему не хотелось слышать так это про проблемы со стороны родного пантеона. – Она действует под руководством Гекаты, это ее демон. Наша проблема в том, что мы столкнулись с угрозой в лицо очень сильной ведьмы и ее прихвостня способного принимать любой облик, даже собаки. – рыжевласка знала куда шла, чемпион в любом случае возьмется за эту работу, ведь никто лучше не справится. – Мне надо исследовать дома где она украла детей.

Отредактировано Hercules (07.07.2016 02:47)

+1

6

Кажется, Геракл даже слегка растерялся. Уж непонятно, на что он рассчитывал, открывая дверь и впуская в квартиру сие прекрасное виденье, но явно не на то, что оно, это самое виденье, адским вихрем ворвётся в его дом и начнёт хозяйничать с выражением лица в духе "ашотакого". Всё же женская натура неистребима - и не зависит от биологического вида и родовой принадлежности. Есть на свете нечто высшее, что объединяет прекрасный пол.
- И прилёг поспать? Это бывает, - с невинным видом кивнула Хеллстром, но глаза её, колючие, зелёные, смеялись. - Хотя и чревато неприятностями для кухни. Ну да ладно, дело житейское. Что праздновать-то собирался?
На кухне она чувствовала себя совершенно спокойно, как сказали бы люди, "в своей тарелке" - да и вообще, было что-то успокаивающее в этом нехитром процессе. Конечно, немало славных героев окончили свой путь, будучи отравленными тонкой девичьей рукой, да и сама Венера порой не брезговала тем, чтобы уничтожать неугодных не совсем честными методами, однако сейчас она и не думала об этом. Полчаса на то, чтобы почувствовать себя нормальной, обычной женщиной, занятой совершенно обыкновенными, нормальными делами.
Передышка на полтора вдоха. Не так уж и мало, если есть, с чем сравнивать.

Суккуб, покосившись на бога, чуть пожала идеальными плечами. В разборки пантеонов она никогда особо не лезла.
-  Приносил бы, может, но я не имею привычки спать, в постели или нет. Моему телу не нужен отдых, я всё же не принадлежу Земле, а оттого и её правила на меня не распространяются. К тому же, зная способности моих драгоценных дядюшек к кулинарным подвигам… В общем, оно и к лучшему. Кофе я как-нибудь сама себе сварю. Знаешь, на последние… Пару столетий… Как-то смирилась я с мыслью, что, если чего-то хочется, то это лучше делать самой. Сильно экономит километры нервных волокон. У тебя есть чёрный перец? А, всё, нашла. - Ещё раз хлопнула дверца шкафчика. - Побереги слова свои, сын Зевса. И мой отец, и я сама по твоей градации - крылатые курицы, что отчего-то совершенно не мешает тебе неприкрыто пялиться на мою задницу - не думай, что я не вижу. Так ли уж плохи крылья, как вы привыкли считать? Кстати, у Эроса они тоже есть, а он вполне так из вашей очаровательной семейки происходит, да и Ника, и Ирида… Многие боги пернаты. Не уподобляйся Тору. Не знаю уж, какие у них там любовные отношения с Михаилом в прошлом, но какой-то гештальт у них очевидно не закрыт.
Послушно отступив в сторону (сказать было нельзя, да, Таночка понимала - слова сильному полу выдавали поштучно и тратить их неосмотрительно было нельзя) и приняв из рук Герка длинный, слегка изогнутый египетский клинок, Хеллстром повертела его в пальцах, заставляя нож взвиться серебристой бабочкой, почти потеряв свои очертания, потом усмехнулась и без всяких комментариев вернулась к готовке. Конечно, богам войн, сражений и оружия сложно было представить эту нежную девочку с огромными наивными глазами, занятую не расчёсыванием собственной гривы, а, скажем, правкой меча, однако же наследница Люцифера давно уж была не так беззащитна, как старательно рассказывала. Нет, конечно, образ дурочки хорошо и удачно поддерживался, поскольку был всячески полезен возможностью покататься на чьей-нибудь шее, но иногда сквозь трепетность профессиональной модели вдруг просвечивало жуткое, хищное естество адской гончей, и иллюзия рассыпалась сама собой.
Рис уже сварился; зашумела вода, пока суккуб сливала её в раковину. Вообще, пожалуй, оригинальность данной сцены зашкаливала: языческий бог, наследница монотеистического Ада, разговоры о судьбах земных - всё это как-то плохо влезало в кухню три на пять метров. Наблюдателю со стороны, зайди он вдруг сюда, могло бы показаться, что Сатана вообще младшая сестра, заскочившая к бестолковому братцу на пару минут и тут же бросившаяся исправлять косяки холостяцкой жизни.
В прочем, учитывая то, что княжна давненько уж вообще окуклилась в своём одиночестве и спала с мужчинами только для поддержания собственной жизни, оно было не так уж далеко от истины.

- Геката ничего не знает, - Сатана на пару минут присела на край стола, задумчиво качнула идеальной ногой, облачённой в высокий сапог. - Ты же знаешь… У нас очень трепетные отношения с нею; когда-то она была моей наставницей, да и сейчас я нередко бываю у неё. Делай скидку на современный мир, бог; здесь всё давно перепуталось и поменялось местами. Тартар - то ещё местечко, конечно, но Цербер в нём существует только для смертных; никто не станет смотреть, куда провалился очередной дух и когда он вернулся. Матери Ведьм и вовсе не до того, чтобы смотреть, что там делает её свита; у неё большие проблемы с господином Дейном, который окончательно поехал крышей и пытается изгнать с Земли всех волшебниц. Я не знаю, зачем Эмпусе дети - Геката никогда не позволяла их похищать, лишь пугать, она всё же богиня-мать, а мать никогда не пожелает зла ребёнку, хоть и бывает строга.
Отложив нож в раковину, волшебница сполоснула руки и на несколько мгновений замерла, опираясь руками о столешницу и неотрывно глядя куда-то сквозь пространство. В прочем, чемпион, которому демонстрировался только огневеющий загривок, вряд ли бы понял, что это вообще было. Видения, накатывающие на дочь дьявола всё чаще, с каждым разом становились более яркими и менее понятными - прямо обратная пропорция какая-то. Покрутив в голове вспышки новых образов, демон тряхнула головой - ничего внятного.
Как всегда, прости, Господи. Судя по-всему, вселенной опять стало скучно, поэтому она вернулась к обычному занятию - издевательствами над окружающими, обладающими высокой чувствительностью. Вытерев кисти полотенцем, дьяволица поправила серебряное кольцо на левой руке и стремительно развернулась на каблуках, всплеснув в воздух нежный, слегка горьковатый свой аромат - розы и тонкая нотка пепла.
Сунув руки в карманы широкой юбки из чёрного жаккарда, девушка грациозно, точно танцуя, приблизилась к олимпийцу, остановилась очень близко, коленом упираясь в сиденье стула, на котором горой сумрачного недоверия возвышался Геркулес. Бог был намного выше её, и сейчас они были примерно одного роста: Утренняя Звезда без труда могла заглянуть в тёмные, насыщенно-карие глаза мужчины. Протянув руку, она коснулась его подбородка длинными горячими пальцами, заставляя чуть приподнять голову, рассматривая чужое лицо сквозь лёгкий прищур всеведающих глаз, потом на мгновение зажмурилась - и отошла, так и не проронив ни слова. Снова зашумела шумовка по сковороде, пока дьяволица мешала фарш.
- Их три, - ответила она совершенно спокойно, - все находятся на одной прямой линии. Я сначала думала, что это ток Силы, и мадам хочет какой-нибудь очередной ритуал проводить, но не похоже на это, нет там ничего. Связи между всеми детьми я тоже особо-то не нашла, разве что возраст примерно один - около шести лет. А так… Не знаю. Я могу перекинуть нас туда, но в данном случае тебе лучше действительно одеться: не все смертные женщины хорошо понимают высокие стандарты греческой красоты.

+2

7

- Греческое рождество, - в шутку отозвался Геракл, на самом деле никакого греческого рождества не существовало, да и вообще истинные греки язычники никогда не празднуют рождество. Это сейчас с развитием католической церкви, в Греции начали праздновать католическое рождество, ему кстати очень сильно это не нравилось. На самом деле, да это праздника оставалось целых три недели и именно с ним связана встреча Таны и Геркулеса в тот самый первый раз. Благо сейчас был немного другой день, совсем иные обстоятельства при которых сын Зевса вынужден будет помочь суккубу, ведь тут уже дело коснулось как никак греческого пантеона, это их демон начал бесчинства. Так как сказать на плечах Геракла лежит ответственность отстоять честь Олимпа. Ему кстати к такому повороту событий не привыкать, уж больно много раз чемпиону приходилось ставить собственную жизнь, репутацию исправляя косяки своих дядь, теть, отца, сестер и братьев. Как можно понять, к Олимпу легко применимо понятие шведская семья и их ни капли это не смущало. Надо быть откровенным, Геркулес никак  не ожидал того, что Сатана Хеллсторм начнет сейчас хозяйничать на кухне не то что бы он против, к квартире Геракла давно пора приложить женскую руку, но сам факт умело обращения со столовыми приборами, явное знание в готовке заставляли раз за разом вздыматься вверх густые брови бога силы.
- А я и не скрываю этого, я бог собственных желаний, что хочу то и получаю. – Отмазываться не было смысла, все прекрасно знают кто такой сын Зевса и с чем его едят. Его натуру похабника из него не выбить ничем даже если долбить по голове Мьеллниром, грек каким был таким и останется. Это наверное его самое главное качество, он никогда не изменяет самому себе. Всем испокон веков известна любовь греков к эстетическому удовольствию, созерцая прекрасное они черпали из этого вдохновение. И каким бы откровенным мужланом не был Геракл, все таки в душе оставался греком, способного не только получать удовольствие от прикосновения, но еще наладив простой зрительный контакт. Именно в тот самый миг после слов Таны, о взгляде на ее задницу, олимпиец в очередной раз провел взглядом с головы до ног, остановившись на указанном ранее месте, самодовольно хмыкнул и продолжил слушать наказ Сатаны о том, что нельзя так плохо отзываться о пернатых существах. – Сравнила себя и Михаила, ты уж больно хороша по сравнению с ним, его общества я и пяти минут не выдержу. А насчет Ники, Эроса и Ириды им они нужны в соответствии с их деятельностью, но вот у вас крылья как обозначение нечто величественно. Имел возможность пару раз ободрать ангельские крылья, уникальная вещь кстати.
Да будь дочь Люцифера хоть трижды лучшим воином в девяти мирах, он не перестанет к ней так относится. Всего лишь потому что она девушка, нельзя вырвать из него это, в понятиях Геракла женщина должна заниматься очагом, а не мечом размахивать. История знает таких богинь как Афина и Артемида нехило обращающиеся с любым видом оружия не хуже мужчин, но тут уже совсем иная история. Чемпиону приятней будет видеть Тану в платье подчеркивающее божественное тело девушки, нежели облаченную в доспехи, как считал опытный грек латы ей будут не к рыжим волосам. К моменту окончания размышлений, все таки еда наконец-то приготовилась, на самом деле Геракл сейчас очень сильно хотел жрать и на голодный желудок не собирался никуда идти, сами поймите, если у бога упадет настроение, то рискуют пострадать невинные смертные.
- Говоришь Геката ничего не знает, странно – Геркулесу пришлось задуматься, ведь в том случае если слова Таны верны, у них еще больше проблем. – Ты права, Гекате сейчас не до этого. На Олимпе сейчас творится нечто непонятное отдаленно напоминающее Рагнарек, у нас тут по улицам расхаживают Новые Боги, у ведьмы полно своих забот. Мне приходилось сталкиваться с ведьмами. По всему миру у Гекаты очень много последователей, часть из них ей поклоняются и строго следуют ее правилам, а другая предпочитают своевольничать. Эмпуса хоть и преданный демон, но очень кровожадный. Дети им нужны для очень сильного обряда, скорее всего они будут высасывать из них души, не тебе ли знать насколько высока цена чистой детской души. Я лично оторву голову Эмпусе и кину под ноги Гекате, дабы следила за своими щенками, - естественно Геракл был недоволен происходящем, ему никогда не нравилось когда обижают детей, а вообще кому это нравится, только наголову отбитым ведьмам.
Неожиданно для самого чемпиона к нему приблизилась Тана, между ними только несчастная спинка стула и в случае чего не жить несчастному изделию из дерева даже секунды. Их взгляды встретились, такой редкий цвет глаз у обоих (у Герка голубой цвет), смотря в бездонно зеленые глаза дочери Люцифера, мужчина на секунду почувствовал на себе легкий гипноз, все таки невозможно оторваться от такой красоты. Геркулес и Сатана на фоне друг друга очень сильно контрастировали, даже если взглянуть на их рост, строение тела. Все проходило в стиле суккуба, по собственному желанию она разорвала столь пикантный момент, разум бога моментально прояснился.
- Мы обязательно пройдемся по всем местам, но сначала еда – встав со стула Герк возвысился над ней еще больше, созерцая хрупкое тело с высоты. – Раз ты взялась быть хозяйкой, накрывай на стол, а я пойду за выпивкой. – после своих слов мужчина развернулся и медленным шагом побрел к погребу.

+1

8

Что-то такое было сейчас в лице дочери дьявола, что нельзя было ухватить и разобрать на части эмоций, не столь отчётливое, но всё равно уловимое; что-то вроде "оставь свои желания при себе". Причём нельзя было сказать, что Геракл не нравился ей - Хеллстром оставалась суккубом, хоть и была прежде всего королевой Ада, демоном огромной силы, и красивые тела влекли её, точно мотылька тянет к огоньку свечи. Но за прошедшее время она будто бы… Постарела. Это было столь странно, чувствовать, как внутри больше ничего не кипит и не плавится при чужих взглядах, а сердце не вздрагивает в сладковатой истоме и предвкушении - "а снизу каменное, каменное дно."
Снова покосившись на своего собеседника, девушка отчётливо фыркнула. Это, конечно, была зыбкая почва межрасовых - ну или, в данном случае, межпантеоновых - отношений, но смолчать ироничной Утренней Звезде, которая всю жизнь сначала говорила, а потом, если очень повезло, думала о том, что сказала, было выше всех её сил. К тому же, как бы то ни было и какие бы внутренние недоразумения не крылись между детьми Иеговы, что остались по двум сторонам баррикад, ангелы всё равно оставались её семьёй, хоть и бывало среди них разное. И Михаил, и Гавриил и даже Уриил, демонстративно фыркающий в сторону "глупой бабы" Лилит, которая променяла райское спокойствие на койку их старшего брата, неплохо относились к юной своей племяннице, которая в последние пару лет даже перестала жечь напалмом и устраивать апокалипсисы в случае, когда её что-то расстраивало.
- Пфф. Ну конечно, вертихвостка Ирида или глумливый Эрос, который на своих крылах мастерски умеет прятаться в труднодоступные места, чтобы его оттуда не мог выпнуть взбесившийся Аполлон - это просто образцы морали, нравственности и чувства собственного достоинства. Мы используем крылья лишь для прямого предназначения, и всё. Знаки отличия прежде всего вот тут. - Она коснулась костяшками пальцев собственного лба, и голос демона прямо-таки сочился нежным змеиным ядом, обволакивающим  душу. - Что же до остального… Знаешь, мне тоже приходилось убивать языческих богов, когда у них в голове что-то перемыкало, но те времена, как я искренне надеюсь, давно прошли. Нас осталось слишком мало, чтобы убиваться друг о друга - особенно при учёте того, что приходят новые боги, которые совсем не рады нас видеть. И если нас, детей Тетраграмотона, мало волнует вопрос веры, ибо нам всё равно, помнят о нас или нет, то как существовать вам, мне сложно представить. Современный мир слишком… - Она подумала, пытаясь подобрать нужное слово, змеиным жестом облизнула губы. - Слишком безумный, пожалуй. Слишком много всего, что отвлекает людей. Они думают о золоте, а не о вере.

Тираду Геракла о любви к своим олимпийским сёстрам, братьями прочим любимым родственникам невнятного родства она выслушала со сдержанным интересом. В какой-то части Хеллстром была солидарна - она бы тоже не преминула сделать из Эмпусы вариацию на тему гобелена, просто тонким слоем раскатав её по ближайшей каменной стене. При учёте богатого жизненного опыта волшебницы не приходилось даже и сомневаться в том, что она сможет. Скорее всего, злой дух, который, быть может, просто устал от однообразной жизни и решил вспомнить старые времена, ещё не предполагал, куда влип.
Или же по скудоумию не догадался подумать об этом сразу.
- Понятия не имею. Я, конечно, понимаю возвышенное стремление окружающих сделать из любого демона злобного монстра, - Тана демонстративно оскалилась, и на какое-то очень короткое мгновение её тень, отбрасываемая на стену, поплыла, пропуская отражение драконьей шеи и крыл, - но оно не так-то реализуемо. Невинные души не представляют для Ада никакой ценности, тем более, что они не задерживаются в наших унылых землях. Чем темнее и злее суть, тем больше из неё сил. Я не касаюсь невинных, моя добыча - насильники, подлецы, клятвопреступники и убийцы, и вот в них воистину сокрыта мощь. По поводу чистоты - тебе в другое ведомство, туда, повыше, но они не любители распространяться о своих предпочтениях. Но, в прочем, оное не важно.

Сняв сковороду с огня, девушка щелчком пальцев подозвала к себе подставку под горячее и водрузила на неё посуду. Подошедшему ближе олимпийцу ответил взор колючих, смешливых глаз, чей огонь внутри мог бы свести с ума любого монаха, но сейчас горел, точно умирающая свеча, едва заметно. Время тянулось слишком долго, но ни один мускул в расслабленном бледном лице с чертами столь идеальными, что ни одна кисть художника не смогла бы передать их истинное очарование, не дрогнул, и даже карминовые губы не спешили улыбаться.
Геракл отошёл, и девушка мгновенно вернулась к своим занятиям, как будто кто-то невидимый и огромный опустил рычажок.
- Ходили слухи, что ты больше не пьёшь, - протянула Сатана, созерцая неспешно удаляющую по коридору спину бога, потом кротко пожала плечами, рассмеявшись еле слышно. - В прочем, наверное, стабильность сего куда глубже, чем мне иногда кажется, и таких старых алкоголиков, как Тор или ты, даже армагеддон от этого не отучит. Есть, есть на что опереться в этом мире…
И, выключив плиту, девушка вновь легко, точно ослепительная в своей огненности бабочка, запорхала по кухне, вытаскивая тарелки и столовые приборы. В конце концов, как гласила народная мудрость, сытый мужчина - мирный мужчина, и биологический вид при этом никто не уточнял, так что суккуб совершенно не сомневалась в полезности данного мероприятия. Торопиться им на данном моменте было уже совершенно некуда - где могли, они везде уже опоздали, причём не сегодня и даже не вчера.

Когда мужчина вернулся, Хеллстром в пол-оборота сидела у накрытого стола, закинув одну ногу на другую, и смотрела куда-то в пространство. В отличие от посуды перед свободным стулом, явно предназначенном для Геракла, её собственная, зеркальное повторение соседнего места, была пуста, и только в высоком стакане, который медновласая Венера держала в руках, плескалась обычная вода. Несмотря на то, что порой пищу дьяволица всё же употребляла, она в принципе никогда не ела мясо, изящно избегая вопросов о своём вегетарианстве. На густых локонах играли мягкие металлические блики, скользя, точно капли росы, всё ниже по крупным кольцам.

+1

9

Не только Сатана изменилась за последнее время, по-другому на этот мир начал смотреть и Геракл. Будь это любой другой день из его прошлой разгульной жизни, бог уже раз сто попытался бы Тану завести к себе в спальню и наверняка к этому не пришлось приложить даже малейшего усилия. Думаете старого доброго развратника испугает женщина попытавшаяся выкрасть его душу? Никогда, он был нашел в этом нечто азартное, будоражащее кровь, заставляющее рискнуть в очередной раз. Да, олимпийской бог любил играть по крупному, но это к сожалению все в прошлом. Свою доброту, задорность и капельку бахвальства естественно грек не потерял, стал все воспринимать немного иначе, посему лишь эстетически наслаждался формами суккуба скрытыми под платьем, и черт его дери за ногу ему этого хватает. Интересно какой же рычажок повернулся в голове у чемпиона раз он стал таким? Старые знакомые вообще в ужасе. Тор так вообще от таких новостей потерял руку. Даже не так давно к нему в гости заглядывал Тесей, по старой памяти они решили вспомнить как вместе валили Лорнейскую Гидру, да Минотавра в лабиринте, но на предложение выпивки от своего лучшего друга Геракл отказался вызвав очень бурную реакцию, с тех пор они не виделись. Вот что-то похожее сейчас происходило между ним и Сатаной, она без всяких сомнений является очень желанным существом, но не так давно появившиеся в арсенале у силача моральные принципы твердили, что надо поесть, выполнить задание и разойтись с этим прекрасным суккубом. Будет ли жалеть об этом в дальнейшем Геркулес, покажет время. Подобного рода мысли сейчас витали в голове у олимпийца, пока выбирал наилучшее вино, подходящее к их ужину. Единственное чему не может изменить бог так это пропустить кубок вина с прекрасным, но все таки смертельно опасным созданием. Как и в любом винном погребе у Геракла по полочкам расфасованы по годам бутылки, даже встречались винные кувшины это уже совсем прошлая эра. Лично Гераклу хотелось выпить что-нибудь посвежее, естественно созданное свиньей Диониса вино. В крепких божественных руках оказалась бутылка двухсот летней выдержки, такое на аукционах уходит с молотка за очень крупные сумму, да и при желании распродав свой погреб бог мог бы сколотить себе нехилое состояние, но считает свои напитки бесценными. Выбор сделан, осталось только подняться к Сатане, которая там наверняка уже все сделала и успела заскучать за столом. Поднимаясь вверх по лестнице, осмотрелся по сторонам, вот на стене висела чья-то футболка, предположительно Гильгамеша, думается побратим не обидится, если Геракл его одеждой сотрет пиль с дорогой бутылки вина. Собственно без капельки зазрения совести и сделал бог, а затем вернул обратно пыльную футболку.
Уже находясь наверху подошел к столу и удивленно поднял одну бровь обратив свой тяжелый взор на Сатану.
- Ладно ты хоть не ешь, но если откажешь мне в выпивке, то я очень сильно обижусь. И так позабыл каково это пить тем более в одиночку, - посмотрев в бокал, Геракл все же дал себе вольность и принял решение за суккуба, ну а что она сама напросилась, вела себя тут как жена, пусть тогда слушается. Сложно правда представить послушную Хеллсторм, Герк попытается приложить к этому все усилия. Забрав у девушки бокал с водой вылил содержимое в раковину и моментально наполнил его вином бордового цвета, настолько насыщенного, что при желании обычным зрением дно сосуда не рассмотреть. Следом уже наполнил свой бокал, после чего занял свое место напротив Сатаны. – До тебя дошли более чем правдивые слухи, сейчас я делаю исключение для твоей персоны. Наслышан о твоей тонкой душевной натуре не хотелось бы ее разрушать своей трезвостью.
Он нуждался в еде, воде и других питательных веществах не так сильно как человек, время от времени все же приходилось трапезничать. Глубоко вдохнув аромат риса с мясом да еще с подливой, довольный расплылся в улыбке. Первая порция с вилки улетела прямиком в рот, Геракл медленно жевал смакуя каждый кусочек оценивая кулинарные навыки Таны, она же ими хвасталась. Стоит признать готовила девушка более чем хорошо.
- Из тебя получилась бы прекрасная жена, - усмехнулся олимпиец, отправляя еще немного еды. В руках оказался бокал протянув вперед навстречу девушке Геркулес по старой доброй традиции проговорил тост. – За грядущие подвиги, дочь Люцифера, - и с этими словами одним залпом опустошил медный кубок.
- Говоришь Аду не нужны невинные души? Да я и не спорю, прекрасная. На ваши пристанища и не намекал. Вот к чему свои мысли склоняю. Издревле насколько мне известно ведьмы подпитывали свои силы благодаря душам детей, поправь меня если я не прав. – на секунду чемпион задумался, куда и для чего Эмпуса крала детей. – На самом деле мне все равно для чего она их собирает, эту проблему ты уже сама решишь, моя задача спасти детей. Вот за них моя душа уж очень сильно переживает.
Геркулес любил детей, дети любили его. Невинные создания и каждый падет от рук сильнейшего бога кто только посмеет причинить вред детям. К этой секунде трапеза закончилась, большая тарелка чемпиона уже опустела. Выпрямившись во весь свой немалый рост отнес тарелку в раковину, решив помыть ее потом как вернется обратно домой.
- Твои знакомые модели слишком впечатлительны? – произнес мужчина через плечо уже стоя за диваном снимая с себя шорты и на их место натягивая штаны из плотной ткани. У-образные подтяжки расположились на оголенном торсе бога, а легендарный меч Пелея занял свое место в ножнах за спиной. – Им придется потерпеть, ибо бог не изменяет своему стилю. Я готов.

+1

10

Отказываться от выпивки в присутствии древнего божества было в целом сильно самоубийственной затеей. Как правило, они возводили алкоголь, еду, драки и прочие простые жизненные радости в ранг абсолюта; к тому же для большинства пантеонов совместное распитие спиртного вообще было признаком гостеприимства и добрых намерений, так что отказывающегося могли не понять и в качестве предупредительных мер просто перерезать горло, дабы не случалось неприятностей. Благодарно улыбнувшись и кивнув мужчине, Хеллстром приняла из его рук протянутый фужер, повертела в пальцах, наблюдая за рубиновыми всполохами. На вкус вино было терпковатым, с лёгким сладостным привкусом.
- Обычно суккубы не выходят замуж, - коротко пожала плечами Венера, потягивая из кубка пряный напиток и жмурясь, точно кошка. - Да и Мефисто - не тот мужчина, с которым я бы предпочла прожить всю оставшуюся вечность под одной крышей, а больше же никто особо активно не зовёт. Проблемы демонов, знаешь, особенно когда часто бываешь в Аду - круг общения становится каким-то неудачным. За великие дела, сын Зевса.
Она отставила пустой бокал на стол, сложила красивые белые руки на коленях, откинулась назад на спинку, лениво перебирая пальцами подол юбки. Ценить мгновения отдыха рыжеволосая княжна умела давно, ибо это были лишь короткие передышки между огнём да полыньёй, и просто никуда не бежать казалось прекрасным времяпровождением. Тана не любила свою жизнь, полную сумасшедших погонь и приключений - примерно в первую сотню лет она от них утомилась, и теперь предпочитала как-то свести их к минимуму и желательно ещё переложить на кого-то другого. Мироздание, однако, на эти попытки плевать хотело с высокой колокольни, регулярно подкладывая тёмной королеве ещё какую-нибудь большую, откормленную такую свинью.
Повернув голову, дьяволица с некоторым намёком на интерес наблюдала за процессом переодевания олимпийца в его обычный вид, но ни один мускул на её лице не дрогнул. Даже если она и испытывала какие-то смешанные чувства по этому поводу, то давно уж научилась их не показывать - особенно когда им было не время. Медленным, змеиным жестом облизнув пухлые губы, волшебница гибко потянулась, чуть прогибаясь в спине, щёлкнула пальцами - густые её локоны стремительно собрались в тугую косу толщиной с руку взрослого мужчины. Убрав упорно выбивающуюся прядку со лба за ухо, суккуб вновь задумчиво качнулась на стуле. С одной стороны, на машине было бы сильно удобнее - и можно было бы заехать в какой-нибудь "Старбакс" по дороге, чтобы купить себе блаженные пол-литра кофе, с другой же - несомненно дольше, а через три дня Утренней Звезде надо было быть на другом конце мира, потому что съёмки для "Vogue" на этот раз внезапно решили проводить в Италии.
Иногда наследница Люцифера сильно страдала от невозможности создавать себе клонов. Как правило, большого ума для того, чтобы вертеться перед камерой, не требовалось, но гомункулусы не имели той дозы очарования, которую Светозарный вложил в дочернюю тушку, так что приходилось всё самой, всё самой. Сурова женская доля, да.
- Впечатлительность идёт базовой характеристикой личности к любой профессиональной модели. Ну знаешь, возвышенные чувства, трепетные образы, искренние переживания по поводу дефиле - это всё можно обеспечить, только будучи крепко травмированной тонкостью душевной организации. Не смотри на меня так, - голос девушки звучал с лёгкой иронией. - Я, во-первых, свою лёгкую неуравновешенность не отрицаю, во-вторых, я всё же демон - мне легче копировать эмоции, которые от меня ждут. Люди так… Не все умеют, хотя есть некоторое количество успешно этим занимающихся. Ладно, поехали.
Грациозно поднявшись со стула, девушка накинула на плечи кашемировое пальто, памятником вечному упрямству всё ещё висящее на спинке одного из стульев, повесила на плечо сумку и, задумчиво постучав каблуком в пол, точно размышляя, ничего ли она не забыла, скользнула к богу, коснулась ладонью его локтя - и в то же мгновение их пожрала тьма, всплеснувшаяся вокруг океанской волной, чтобы смести на своём пути всякую встреченную реальность. Телепортация, которой обычно пользовалась дочь дьявола, заметно отличалась от обычных магических игрушек, ибо Хеллстром использовала саму изнанку миров, чтобы ходить сквозь расстояние - для обычного мага это было примерно так же сложно, как научиться молчать вовремя, когда не спрашивают их чрезвычайно ценное мнение.

***

Когда мир снова затвердел и стал обычным, оказалось, что они стоят на лестничной площадке с огромным панорамным окном, из которого открывается вид на весь Нью-Йорк. Попрыгав на одной ноге и поправив пряжку на сапоге, упорно пытавшуюся съехать с голенища на каблук, рыжеволосая подошла к двери и двумя длинными нажатиями сообщила о своём визите. Спустя пару минут трель повторилась; в коридоре раздался еле слышный шум, и дверь распахнулась, едва не прилетев Тане по лбу - в прочем, демон с выражением глубокого равнодушия на прекрасном своём лике просто подставила под железную створку ладонь.
Выглянувшая светловолосая невысокая девушка выглядела взъерошенной, как воробей после дождя, и невыразимо усталой.
- Энн, это Геракл, Геракл - это Энн, - быстро представила Хеллстром хозяйку и её гостя; блондинка, в прочем, не прореагировала ровным счётом никак. - Мне нужно ещё осмотреть квартиру, ладно? Из полиции не звонили?
- Нет, - вздохнула модель, отходя в сторону и пропуская визитёров внутрь. - Не звонили, и детектив тоже ничего не нашёл… Он поможет, да?
- Обязательно. - Дьяволица махнула рукой олимпийцу, указав примерное направление в сторону детской комнаты, опустевшей пару дней назад, а сама, крепко взяв подругу за локоть, уволокла её куда-то в сторону спальни.
Отсутствовала она минут, пожалуй, двадцать, прежде чем с невозмутимым видом выйти из стены - дочь дьявола не особо любила разбираться в планировках чужих квартир, предпочитая просто ходить напрямик. Сев на край стола, она сумрачно покрутила головой по сторонам.
- Энн я усыпила: толку от неё всё равно никакого, а тело у неё не железное, нашим не ровня, - объяснила она Герку, вздохнула, указала рукой на кровать. - У неё девочка шести лет, очень похожа на маму. Отец занимается каким-то жутким бизнесом, дома не бывает. Энн уложила дочь спать - и всё, больше следов не было. Я тут обшарила всю квартиру, но следов переходов нет, они быстро исчезают. Шторы были закрыты, так что лунный свет тут не причём, Эмпуса вряд ли появилась из него.

+1

11

“Интересно, существует ли такое место, где собираются все представительницы слабого божественного пола и обсуждают богов всех пантеонов? Наверняка существует подобный ведьменский шабаш в состав которого входит Амора, Сатана, Афродита и другие прекрасные девы всех вероисповеданий. Если честно не хотелось бы попасть в этот адский божественно-змеиный клубок, ведь там заклюют и предъявят за вольность проявленную в свое время в отношении дев. А мне как одному из самых похотливых в прошлом, прилетит чуть ли не больше всех” – такие мысли сейчас гуляли в голове у Геракла, он молча жевал и слушал как Сатана рассказывает ему про Мефисто. Если говорить откровенно и честно, то Геркулес его тоже невзлюбил. Еще один рогатый с завышенным ЧВС, причем не по делу. Из всех мужчин со всех пантеонов олимпиец уважал и ценил лишь двоих, это Тор и его младший брат Болдур. Вот это мужи на все времена, с ними не позорно погибнуть на поле брани. Но дабы не нарушать этикет бог внимательно выслушивал свою старую знакомую, он ценил тот труд который проявляет Сатана и как минимум некультурно будет за один вечер обхаять двух ее ухажеров. Посему чемпион продолжал пережевывать, лишь иногда “угукал” проявляя заинтересованность в разговоре.
- Им что может не понравится мой образ? – недоуменно поднял густую бровь внимательно разглядывая княжну. – Ах да, я видел современное веяние моды, худощавые мальчики у которых видны ребра, а живот прилипает к позвоночнику. Этот мир очень сильно изменился, поменялись его стандарты в худшую сторону. Ведь были времена, когда мы греки являлись эталонами красоты. Из года в год, из поколения в поколения, от наскальных рисунков, до фреск везде красовались воины. Сейчас же одни..кхм.. ну ты поняла. - Эта тема всегда была больной для Геракла, все таки является воплощением мужского начала, иногда проходя по улице мужчина чувствовал себя неловко, ведь ему казалось, что от одного его прикосновения все вокруг рухнет в особенности мужчины, которые сейчас выглядят женственнее женщин. Да что уж там говорить, новая партия новых богов полностью отражают современную моду и ради этого только стоит бороться за этот мир.
***
К сожалению желание Геркулеса не исполнилось, хотелось конечно прокатиться на дорогой машине, естественно бог мог позволить себе подобного рода транспортное средство, но не видел в этот особого смысла. Телепортация прошла успешно, хоть олимпиец не любил сие процесс всегда находил его наиболее верным в экстренных ситуациях. Легкая тошнота с непривычки прошла, теперь можно приступить к основной части работы. Для начала надо попасть собственно в квартиру потерпевшей, та видимо не шибко торопилось отворить дверь будущим спасителям своего ребенка, все же со второй попытке удалось пробудить хозяйку квартиры. Выглядела она конечно красиво, отдаленно напоминала жену чемпиона Гебу, усталый и не ухоженный внешний вид мешал окончательно вынести вердикт. Пока Тана представляла их друг другу, бог пытался принюхаться к воздуху. Любое существо имеет очень специфический запах, даже Эмпуса прекрасно умеющая манипулировать своей внешностью. И тут явно присутствовал ее душок, смертным не дано его унюхать, а вот божеству не составит и малейшего труда, особенно если ты знаком с этим существом близко.
- Очень приятно, Энн, - протянул свою здоровенную лапу пожал девушке руку, ладонь которой просто утонула в ладони Геркулеса. – Не переживай найдем мы твое дитя живым и невредимым. – Люди очень любят когда их успокаивают, дают ложные обещания, они охотно верят в это и никогда не теряют надежду на самый благоприятный исход событий. Но Геракл никогда не бросает свои слова на ветер, если он сказал что-то, то обязательно выполнит пусть даже это будет стоить для него лично немалых жертв. Что касается детей, мужчина всегда к ним относился очень хорошо и трепетно чувствуя вину перед собственными отпрысками убитыми собственными руками.
По приглашению Таны бог силы прошел в детскую спальню, моментально приступив к поиску наиболее подозрительных вещей. Первым пунктом поиска стала детская кровать, буквально за несколько секунд бог перевернул там все, рассматривая каждый элемент. К этому времени вернулась дочь Люцифера со своим заявлением.
- Очень зря в скором времени мне придется поговорить с ней, - со стороны вся ситуация напоминала известное во всем мире произведение про легендарного сыщика Шерлока Холмса и его помощника доктора Ватсона. В данной пьесе роль Шерлока выполнял Геракл, соответственно Сатана являлась женской версией доктора. Очень своеобразный у них дуэт получился. – Она сюда попала при помощи магического артефакта, который оставила тут дома. Он мог сюда попасть любым способом, его могла принести лично Эмпуса под видом кого угодно, либо мать или же отец. Имея связь между двумя точками своей и этим домом она с легкостью могла сюда попасть. Нужно найти этот предмет, он наделен сильной магией она не успеет так быстро испариться. Почувствовав один раз эту магию, ты запомнишь ее. Благодаря этому мы найдем все остальные предметы в других квартирах, найдем между ними общее, а там уже будет проще схватить за жабры Эмпусу. Буди Энн, мне надо знать с кем она общалась.

Отредактировано Hercules (19.07.2016 19:40)

+1

12

Наблюдая за тем, как Геракл бродит по комнате, мало что самостоятельно не пытаясь обнюхать отдельные подозрительные участки, Утренняя Звезда молчала: она вообще старалась никогда не лезть под руку мужчине, даже если толку от этих поползновений было не слишком много. В конце концов, проще потом тихо и незаметно всё сделать самой, чем убеждать сильный пол в бесполезности их действий; да и сын Зевса за свои геройствования имел возможность приобрести разнообразный опыт, который в целом мог и оказаться нелишним. Будь всё так просто, как Хеллстром бы хотелось, она с собой никого притаскивать не стала - ей вполне даже было комфортно в одиночестве спасать судьбы мира. Благо, не первый раз.
Нет, иногда было приятно иметь под рукой объект для тонкого троллинга, каковым в последний раз, но зато бессменно выступала Лунный Камень, но из чемпиона по причине его глубокой эмпатии, примерно столь же развитой, что и у Тора, заглушка ненависти была не очень. Вывести его на тихое бешенство было невозможно, а на громкое - опасно для собственной шкурки.
- Зачем? - Равнодушно спросила Сатана, отвлекаясь от созерцания детской книжки, которая лежала раскрытой на комоде: как и любой суккуб, дочь дьявола была падкой на всё красивое, и яркие иллюстрации всегда её завораживали. - Я знаю всю её память за последние три месяца - не ты один пришёл к этой светлой мысли. Энн на успокоительных, из неё слова сейчас не вытянешь толкового - будет по сорок минут любую фразу произносить. Закрой глаза.
На ладонях королевы появилась лёгкая золотистая дымка, что бывает, когда солнечные лучи падают на отполированный драгоценный металл, и он словно возвращает весь ослепительный тот блеск, освещая тьму вокруг себя. Провернув перстень с драконом, что был у неё на левой руке, вниз гравюрой, рыжеволосая Венера стремительным, почти танцующим шагом подошла к богу, несколько бесконечно долгих мгновений ждала, пока тонкие пальцы её не воспылают уже до нестерпимости ярко, и затем прижала кисти к вискам олимпийца, запуская ногти в густые тёмные волосы. Что-то щёлкнуло во вселенной, как будто опустили великанский выключатель, и весь мир остановился, прекратив вращаться.
- Расслабься, бог. Это всего лишь кусок чужих воспоминаний, - немного иронично шепнула Хеллстром, и лёгкие колючие искры соскользнули с её ногтей. В воздухе потянуло сладковатым запахом ванили и почему-то сырой земли. - Дня через три дня исчезнет бесследно - считай, что это всего лишь экономия времени. Я не доверяю чужим словам - люди многого не видят. Так надёжнее.
И их закружил водоворот из образов и полупрозрачных видений, что двоились, подобно ручейку перетекая от одного бессмертного к другому. Убедившись, что бережно охраняемые тени перестали быть только её достоянием, дочь сатаны сунула руки обратно в карманы юбки и присела на кровать. Она была похожа на большую красивую птицу, нахохлившуюся перед приближающимся дождём.

Внезапно на лице её проступило какое-то странное чувство, похожее на подозрение.
- Подожди. А куда исчез артефакт? - Протянула суккуб, опять прикинувшаяся было ветошью, но не нашедшая достаточно оснований для того, чтобы ею и оставаться. - Тут ничего не было наутро, это я точно могу сказать. Полиция ничего странного при обыске не нашла - никаких ножей, антикварных монет, тарелок и статуэток неизвестных животных. Ладно, принести, любой курьер, который туфли привозил, мог незаметно подсунуть его в коробку, вряд ли там была боевая галера в полный размер, чтобы её нельзя было спрятать. Но забрать его из квартиры, перед этим найдя, куда его засунули, прихватив ребёнка и не разбудив при этом мать? Что-то тут не так. Я пока не могу понять, что именно, но не так.
Сатана тихо свистнула. Кусок тени от стола, который лежал у её сапога, забурлил, точно живой, вытянулся и вдруг резко распрямился, обнаружив у себя четыре тяжёлых массивных лапы, лобастую голову, акулью пасть, полную клыков, заставивших бы устыдиться своей профнепригодностью бензопилу, и глаза, отлитые из адского пламени. Длинный, по-волчьи прямой хвост качнулся из стороны в сторону, пока гончая смотрела на свою хозяйку, потом, деловито оскалившись, пёс прыгнул сквозь стену, без всякого труда проходя её насквозь. Застучали где-то по коридору когти, пока порождение самых дурных кошмаров половины населения смертных миров металось по квартире, выискивая следы, которые чуяла даже спустя тысячелетия. Эта собака никогда не нуждалась в командах, чтобы знать, чего от неё хотят - тонкостью телепатии её мог обойти разве что личный Таночкин фамильяр, деливший с ней на двоих один жизненный путь.

Послышался лай. Голос у адской твари был соответствующий - как будто ржавым клинком водили по стеклу, но девушка, кажется, не обратила внимание на столь прекрасные вокальные качества своей заверушки: подскочила на ноги, лёгкая, точно кошка, и стремительно вышла, прихватив за руку с собой Герка. Даже если бы бог сейчас решил посопротивляться - для него неприятным сюрпризом стала бы неожиданная бронебойность хрупкого суккуба, который на пути к цели обладал неостановимостью бешеного носорога. И примерно такой же вдумчивостью в свои поступки, надо признать.
Гончая лежала в гостиной у дальней стены, положив морду на передние лапы и высунув язык. Подойдя к псу, княжна опустилась рядом с ним на корточки, погладила чудовище по спинному хребту, отчего то издало ещё один ужасающий звук, означающий довольное ворчание, и, деловито отодвинув свою собаку, стала изучать настенную панель, постукивая костяшками по облицовке. Затем, ничего не произнося вслух, дьяволица на мгновение зажмурилась и сунула руку, ставшую полупрозрачной, сквозь кладку. Глаза её теперь чуть видно золотились вокруг зрачка: Василиск и её собственное "я", вынужденные существовать под одной крышей и в одной тушке, держали военный совет, пытаясь осознать, какого чёрта происходит в этом безумном, безумном мире.
Получалось не очень.
- Там пустота, судя по всему, - наконец постановила Венера, взяла вожака стаи, сегодня пребывающего в одиночестве, за массивный ошейник и, встав на ноги, деловито отволокла его подальше, освобождая путь Гераклу, - какое-то поле вроде портала или замаскированной тропы на изнанку мира. И след уводил туда, как я понимаю, поэтому гончая его и учуяла. Мы с тобой уже не почувствуем, но для Келевра границ в этом нет. Ломай, потом разберёмся. Я, конечно, могу сама, но от моей магии может попутно случайно рухнуть несколько несущих стен, что будет несколько неловко: отстраивать заново половину здания всегда хлопотно.

+1

13

Так проходит наверняка любая совместна работа с Сатаной, она безмолвно сидит в стороне, наблюдает за тем как Геракл буквально как пес-ищейки обнюхал каждый угол, пытаясь выудить хоть самую малость, зацепиться даже за самые маленькие улики. Любые его доводы разбивались в пух и прах, такое ощущение, что Тана привела сюда Геракла дабы показать все превосходство крылатых созданий над простыми языческими богами. Нет, олимпиец ничуть не злился, он привык к подобного рода работе. Чемпион никогда не был дураком, прекрасно знает свое дело, особенно что касается найти и уничтожить очередную нечисть, монстра, да кого угодно, дайте ему только морду начистить да погеройствовать.  Несложно было догадаться, что дочь Люцифера заранее прочитает все воспоминания пострадавшей, с уверенностью можно заявить, что она проделала эту работу с каждой жертвой, дабы не терять время. Посему вопрос направленный на поднятие Энн из царства Морфея был крайне риторическим, наверняка подсознательно Геракл имел ввиду, вроде: “Встань и покажи мне, что ты видела”. А видела темная Венера наверняка очень много интересного. Ответ суккуба не заставил себя долго ждать, она лишь бросила самодовольный взгляд в сторону бога, мол сейчас все будет, главное расслабься, ну и естественно небольшая речь, о том какие люди растерянные, не замечают простых мелочей, которые очень помогут в раскрытие дела.
Во всей этой магический эпопее, с передачей чужих воспоминаний через пальцы Геракл не понимал только одного. Зачем только закрывать глаза? В такие моменты можно упустить еще большего, получить нож в спину, хотя тут его загонять некому но все же. Или в таком состояние ведения будут более ярче? Но он не стал спорить с Сатаной, все таки она женщина в этом плане более опытная, знает как надо с этим работать. Хотя если признаться прям честно, то греку не нравилось когда влезали ему в голову, как и любой подобные ему бог он плохо относился к магии, а если быть более точным Геркулес ее просто на дух не переносил. С подобными явлениями его связывают не самые лучшие воспоминания, один раз подобным образом олимпийца зомбировали, превратив в ходячую машину для убийств. Благо на тот момент боги не стеснялись спускаться с пантеонов на землю, и им удалось остановить бушующего бога силы, а затем отправили в реабилитационный центр для всех богов Олимпа, именно в Тартар к Аиду. Там уже самая лучшая в мире терапия от горячо любимого дяди, его кстати лучше не вспоминать. Он способен приложить свои лапы к любому событию в мире, даже к исчезновению детей.
Другого выбора у Геркулеса не было кроме как дать Сатане выполнить запланированное. Легкая боль пробила ударила в голову, по началу все было очень и очень мутно, нельзя было различить силуэты людей, но с каждой секундой картина прояснялась. Теперь уже можно выбирать среди подозрительных личностей. Олимпиец сейчас находился посреди чужих воспоминаний, как в кинотеатре. Энн обитает в мире модельного бизнеса, все тут как один выглядят слишком помпезно и слишком красиво, хотя некоторых личностей стоило бы хорошенько накормить, а то выглядят как не вскормленный мамой ягненок. Пытливый и наблюдательный Геркулес все же смог выявить подозрительную для себя личность, ею оказалась высокая брюнетка, а цвет волос отдавал фиолетовым оттенком, уж больно много она вертелась рядом с пострадавшей.
- Она, - ткнув пальцем в женщину, моментально все исчезло, осталась только головная боль. – Ее не сложно узнать, она практически не изменяет своему стилю, осталось сравнить с воспоминаниями остальных и найти общую цель.
Вроде эта проблема была худо-бедно решена, только вопрос с артефактом оставался как никогда открытым.
- Это может быть самая простая игрушка, ничем не примечательная вещь, - дальше Геркулес позволил говорить Сатане, вообще женщине надо дать говорить, если не дать ей высказаться, то дальше будет только хуже. От ее мудрых речей никто не пострадает, а Геракл сможет погрузиться в собственные раздумья. И свист вывел его из состояния небольшого транса в котором пребывал бог в последние секунд тридцать. Посреди комнаты появилась огромная собака, монстр, чудовище. Геракл естественно их тоже не любил. Видимо Таночка решила обложить чемпиона со всех сторон и добить его морально. В иной ситуации Геркулес бы попытался уничтожить эту тварь, благо все средства имеются, но Венера вызвала не просто так, значит адский пес может быть полезен.
Свою полезность он уже продемонстрировал спустя считаные секунды, найдя как утверждает дочь Люцифера портал в другое измерение. Пес и Сатана отошли в сторону, ведь теперь работенка для мужчин, грубых, привыкших ломать. При желании ему не составит труда одним ударом сломать несколько кварталов, но об этом тактично умолчал. Несильный удар, в стене зияющее отверстие, подвинувшись в сторону Геракл пригласительным жестом указал на дырку в стене.
- Прошу.

+1

14

Склонившись, дочь дьявола задумчиво осмотрела дыру в стене, но никакого особого воодушевления она явно в королеве не вызвала. С той стороны царила темнота, и ни проблеска, который бы намекнул о том, что стоит там ждать, не было и не предвиделось; Венера вздохнула и уже собиралась было шагнуть внутрь, как вдруг резко передумала. Её малахитовые глаза, тревожные, внимательные, скользнули по олимпийцу, потом по комнате; демон чуть поморщилась, словно вспомнила о чём-то важном, но не слишком приятном.
Магические правила… Вечно всюду куча ловушек, в которые если вляпаешься, потом во век не выберешься - вот и приходится думать на десяток ходов вперёд. И то вечно что-нибудь происходит, с чем доколе никто и не встречался.
- Подожди, Герк, - окликнула девушка своего спутника, садясь на заботливо подставленную спину пса. - Дай руку. Я не знаю, что там будет и не знаю, куда нас выбросит. Если это действительно изнанка, нас может разметать по таким далям, что я тебя не найду и спустя тысячу лет, а это… Не совсем входит в мои планы.
Вытащив из воздуха тонкий длинный стилет с идеально ровным лезвием, неприятно, как-то почти масляно поблёскивающим в тусклом освещении, Сатана одной ладонью подняла свои густые волосы наверх, нащупывая прядку и, вытянув её из копны на всю длину, отрезала практически под корень. Толщиной в спицу, прядь горела подобно настоящему огню, источая вокруг себя терпкий, сладостный аромат роз, смешанный с лёгкой ноткой пепла; Утренняя Звезда коротким движением прокрутила её вокруг собственных пальцев, делая петлю, и набросила на запястье бога, чуть затянув - второй конец она повязала себе на руку. Странно, но волосы не сохраняли свою длину, и без того достаточно немалую, а растягивались и сжимались, как только белая сильная ладонь суккуба выпустила их: не стесняя движений, они были лучшей из всех цепей, которые вообще можно было найти в подлунном мире.
Грациозно, как гибкий зверь, поднявшись на ноги, Утренняя Звезда сделала небольшой шаг к стене, но потом, словно передумав, издала ещё один короткий, тихий свист, и первой в дыру прыгнула чудовищная собака, которая, несмотря на свои габариты, умудрялась двигаться быстрее любого гепарда. Убедившись, что воплей, рёва или почавкивания свежеубитым мясом изнутри стены не донеслось, дьяволица гибкой змейкой вскользнула во тьму, стараясь освободиться от всех чувств, что теснились в сознании, и оставить лишь нереальность вокруг, чтобы понять, куда их занесла нелёгкая.

Переход был очень короткий - меньше двух секунд. Раскинув мгновенно появившиеся крылья, огромные, густо-чёрные, здесь принявшие облик вранового оперения - ещё один реверанс в сторону отцовских привычек, должно быть, - королева опустилась посреди огромного поля, которому не было видно ни края, ни пределов, потянулась, разминая спину, оглянулась по сторонам. Пасторальный пейзаж, бесконечно спокойный в своей тишине, чем-то беспокоил её. Под ногами чуть слышно пружинила молодая, весенняя ещё степь, налитая соком свежей жизни; тянуло приятной прохладой откуда-то с востока. По небу, высокому и бесконечно далёкому, скользили облака, крупные серые тучи, потерявшиеся словно и теперь спешно искавшие свой пропавший порт, куда они несли дожди.
- Это не Земля. Верхний мир, но не Мидгард, - тихо произнесла Тана, осматриваясь, присела на корточки, коснулась длинными пальцами травы.
Упругие, жестковатые стебли охотно льнули к её рукам, точно желая, чтобы и их погладили тоже, но, похоже, рыжеволосую интересовало больше то, какой реальности принадлежат эти чудные бутоны, так похожие на маки, но бывшие куда крупнее. Земля, влажная и мягкая, пахла недавним дождём, а вокруг царила уютная, убаюкивающая тишина, которая, казалось, дышала чувством покоя. Если бы не это ощущение того, что здесь всюду жизнь, Хеллстром бы решила, что их закинуло куда-то в преддверия Аида, но не мёртвым принадлежали эти земли и даже не духам.
Либо здесь жил кто-то из волшебных народцев… Либо же здесь не жил теперь и вовсе никто.
Сложно было сказать, какой вариант наследнице Люцифера нравился больше, если оба они были одинаково отвратительными.
- Я не знаю, что это за место и не могу определить мир, - честно сказала суккуб наконец. - Похоже на сказочные реальности, принадлежащие феям, или какой-нибудь затерянный остров амазонок с Ипполитой во главе. Мы не особо далеко от Земли, я всё ещё слышу её… Похоже, что это закрытый мир, который кормится от Мидгарда. Ладно, пока неважно. Келевр!
Гончая, с задумчивым видом толкавшая носом одинокий камень, словно подумывала, не перекусить ли от тоски гранитом, подняла голову и насторожила уши, косясь на хозяйку злым огненным глазом. Убедившись, что его всё же зовут, вожак в два огромных прыжка подлетел к королеве, ткнулся носом ей в живот, издав хриплый неприятный звук, чем-то напоминавший ворчание: княжна в задумчивости потрепала его по голове.
- Ищи, - велела она негромко.
Низко опустив голову, пёс открыл пасть, жадно вдыхая воздух, потоптался на месте и медленно, словно сомневаясь, куда-то пошёл, неторопливо покачивая прямым, как у волка, хвостом. Гребень на его спине встревоженно дёргался, проходя волнами шипов и грубой кожи, больше бы подошедшей змее; демон скользила за ним по-над травой, почти не касаясь её подошвами сапог, и что-то тихо бормотала себе под нос, привычно рассуждая сама с собой. Прислушавшись, можно было понять, что она перебирает знакомые себе реальности, чтобы хотя бы примерно определить направление, в котором стоит двигаться.
А ещё - ещё Тана очень сильно подозревала нечто недоброе, заметив всякое отсутствие жителей в этом странном месте. Травы, редкие деревья посреди бескрайних диких полей да каменные идолы, обтянутые мхом - вот и всё, что виднелось вокруг. Ни птиц, ни зверей, ни духов, ни нежити - безлюдье, безвременье, лишь молчаливые растения, шепчущие страшные сказки в объятиях ветра. Не было и солнца; похоже было, что вечные сумерки, не дошедшие до ночи и ушедшие от дневного света, покрыли мир на остаток вечности.
Безлюдные пространства? Рыжая чуть заметно нахмурилась - пространства, в принципе не подчинявшиеся логике магии, она не любила, а Пустые всегда жили по своей собственной, наплевав и на законы волшбы, и на физику, и вообще на всё, что составляло ткань реальности.

+1

15

Как быстро вы осознаете то, что вы попали в полную и практически беспросветную задницу? Вот, Геркулес например моментально осознал сей факт когда увидел на пороге своей квартиры Сатану. Конкретно к ней у него не было никаких претензий,  она красивая,  умная девушка с которой очень приятно проводить время, по крайней мере среди всех знакомых божеств дочь Люцифера может вести продолжительную беседу. Правда она вытягивает в такие авантюру в которые Геракл не полез бы в здравом уме и это факт,  но не в его правилах отказывать огневласым красавицам, слабость к ним испытывал. Так вот, речи Сатаны Хеллсторм не сулили ничего хорошего,  ей прекрасная перспектива провести ближайшее тысячелетие в одиночестве без выпивки и женщин. Ещё эта противная псина рядом,  ну вы хоть убейте чемпиона он нв дух не переносил таких живностей, чаще всего он их просто убивает, конечно не без повода,  но исчадия ада не заставляют себя долго ждать и где-нибудь начудят. Любимец Сатаны вроде бы девушку слушался и к его же счастью не огрызался на бога,  судя по всему он даже не обращал на него внимание. Стоит себе божок,  да пусть и стоит. Геракл то и стоял,  что ему ещё делать в сложившейся ситуации.
- У меня нет никакого желания торчать в этой изнанке, если там нет вина, дев и воинов,  - бог созданный специально для великого сражения, не мог жить без битв, посему наличие воинов в потустороннем мире обаятельный райдер наряду с девами и алкоголем. Вообще все это хорошо между собой гармонирует. Немного побухтев себе под нос как истинный бог, все же протянул Сатане свою руку,  другого выбора по словам прекрасной девы у него не было. Зрелище было довольно завораживающим, не сказать , что прям очень эпичным,  но приятным для глаза. В общем через минуту нехилых манипуляций со своими волосами, девушка обмотала вокруг запястья подобие фенечки. Вдохнув аромат женских волос как можно глубже,  ведь олимпиец не знал, что ждёт на другой стороне,  посему ему хотелось запомнить что-то более приятное из этого мира. – Вкусно…
Первым делом в своеобразный портал заскочил песик дочери Люцифера. Все таки у Геракла есть лютое подозрение,  что это чудовище ей подарил сам Люцифер в порыве отцовских чувств. Главное это животное, если таковым его назвать можно будет не так уж и жалко,  особенно греку. Следом залезла Сатана,  отчаянная однако женщина,  успел заметить Геркулес за время их общения. Если быть честным и откровенным, то чемпиону туда вообще не хотелось. Божественная чуйка бьёт куранты и предупреждает об опасности. Но ему не привыкать действовать наперекор всему, поэтому пару раз перешагнул на своём месте,  а затем с гордо поднятой головой вошел в эту самую изнанку.
Перемещение было быстрым и не успело вызвать каких либо последствий. Увиденное немного удивило. Все таки собираясь сюда, олимпиец ожидал увидеть другую картину. В его голове чётко отложился пейзаж руин,  как повсюду все горит и бегают монстры разного сорта. Там хоть повеселиться можно было,  а тут пока все очень чисто,  в буквальном смысле этого слова. Окружающий мир не мог не настораживать,  все самое плохое начинается именно с таких милых мест. Да, Геракл иногда любит посмотреть фильмы ужасов. Девушку судя по всему местечко это ещё больше насторожило. Гераклу хотелось быть в любой момент на чеку и начать бой для защиты. Меч Пелея сейчас находился в крепкой божественной руке,  ладонь сжала рукоять и Геркулес готов любому отрубить конечности в случае чего. Что касается уже самой Сатаны,  то выглядела она через чур прекрасно,  особенно в тот самый миг когда расправила свои крылья. При всей нелюбви к крылатым существам это создание Геракл оценил по достоинству.
- Миленько, - подойдя к суккубу произнес Геракл, при этом ещё в наглую потыкал кончиком мечта в крыло. Ему просто было интересно. При желании он может порезать крылья,  но прекрасно знал как много они значат для таких существ как Сатана. – Хах, тут не воняет выхлопными глазами,  никто тебе не сигналит в ухо,  конечно я понимаю,  что мы не в Мидгарде. Вопрос только, где?  - на самом деле у чемпиона большой опыт перемещения по разным мирам,  только вот этот он никак не мог определить. Как чёрное пятно на его карте,  и Геркулес не понимал с какой стороны можно прилепить эту изнанку в отношении других миров. Одним словом, дело пахнет жареным.
- Ипполита? – Геракл изогнул бровь услышав знакомое и приятно ласкающее слух имя, все остальное про фей он пропустил. – Если это так, то я готов тут задержаться ради горячо мною любимых амазонок.
Вообще было скучновато,  посему Геракл успел себе немного нафантазировать,  но все приятные моменты вновь были разбиты в прах адским псом,  которые решил испытать хоть какую-то близость с хозяйкой. Этот песик начинал нравится Геркулесу за свою исключительную исполнительность.
- У меня есть большое сомнение, что мы в сказочном месте,  обычно каменных идолов ставили шумеры, Гильгамеш бы сейчас нас просветил. – Указав мечом вдалеке на один из чудо камушков, бог тяжело вздохнул и задумался. На самом деле он тоже чувствовал неладное,  очень неладное. Уж лучше провести сражение нежели находится в состояние неведения. Последовал за девушкой с псом периодически прокручивал меч в руках.

+1

16

Подняв руку, княжна вежливо убрала от себя клинок бога куда подальше. Конечно, восстановить крылья - так же, как и любую другую часть собственной тушки - магу её уровня, тем более, не зависимому от физической оболочки, ничего не стоило, но расставаться с ними не хотелось. Каждый ангел, павший он или нет, всегда гордится своим наследием.
- Славяне и норманны тоже ставили каменные идолы своим богам, - коротко пожала плечами девушка. - Легче вспомнить народы, которые их не ставили, но дело в другом. Посмотри внимательно. Это не тотемы, это столпы для увеличения магических сил. Похоже, мы забрели куда-то в ритуальный карманный мирок, где служили кому-то из тёмных существ, а это то ли площадка для жертвоприношений, то ли место встречи с адептами… Не скажу, чтобы это было именно то, что я чаяла увидеть, но в некотором роде даже ожидаемо. Подобные места хранят остатки сил, и к ним вечно липнет всякая дрянь, паразитирующая на такой бесплатной кормушке.
Накручивая прядку волос на палец, Венера продолжала рассуждать не то со своим спутником, не то сама с собой, и голос её, мягкий, журчащий, лился серебристым ручьём, убаюкивая всякое чувство усталости или раздражения:
- По крайней мере, я начинаю догадываться, зачем она воровала детей. Самый сильный архей - в них. Тут кого-то кормят, какую-то тварь из нижних слоёв мироздания… Напомни мне потом, чтобы я сказала Гее, что её младшие дети рехнулись окончательно и бесповоротно.
Сирены и русалки позавидовали бы тому, с какой лёгкостью блудница играла своими интонациями. Похоже, она даже не задумывалась о том, как нужно говорить, и вообще мыслями была где-то очень-очень далеко; суть суккуба всё знала и всё помнила сама.

Они прошли ещё километров семь, время от времени останавливаясь, когда девушке что-то не нравилось, и она, сильно хмурясь, вглядывалась в горизонт, подёрнутый тонкой сероватой плёнкой сумерек, когда местность вокруг немного поменялась, выдавая давнее присутствие кого-то разумного. Развалины, обломки строений - явно храмов, - валялись повсюду, с горечью знаменуя прошедшую эру, бесславно оборвавшуюся много лет назад. Поставив ногу на один из крупных фрагментов какой-то колонны, дочь дьявола осматривалась, чуть приоткрыв губы, а её следопыт в это время бегал вокруг, старательно нарезая круги и порыкивая.

Пёс прыгнул как-то разом, с места, проскользнув мощными задними лапами по земле; как успела среагировать Хеллстром - похоже, даже для неё самой осталось большой загадкой, просто в какой-то миг время остановилось, и она увидела, как адская гончая напрягается для того, чтобы вцепиться в добычу. Дальше тело решило всё само; Утренняя Звезда сшибла олимпийца с ног, вцепившись в него дикой золотой кошкой, и собака, перелетев через них, словно бы внезапно отрастила себе крылья, сбила что-то за их спинами. Послышался истеричный вой, переходящий в хлюпающий стон, злобное рычание собаки и чавкающий звук, какой бывает, когда из живой плоти выдирают крупный кусок, не обращая особого внимания на сопротивление той самой плоти. В траве осталась растерзанная тушка какой-то твари, похожей на кошмар; переплетение щупалец и хитиновых шипов, семь мелких жёлтых глаз и почему-то длинный пернатый гребень.
Шевелиться оно уже не могло по определению. Порождённое адом чудовище отлично умело доказывать собственную правоту, в которую был включён масштабный пласт "никто не смеет трогать мою хозяйку". Удивительно, но этот монстр, способный ударом челюсти сломать позвоночник виверне, целиком и полностью был предан королеве, относившейся к нему не как к порождению фантазий больного серийного маньяка, а к милому животному. В прочем, именно эта девушка умудрялась без вреда для себя гладить мантикор и обнимать грифонов, так что удивляться особо не приходилось. Бес их там разберёт, этих женщин, что у них на уме.
- У нас проблемы. У нас очень большие проблемы, - прошептала Сатана себе под нос, как-то чересчур внимательно глядя на кровавое пятно.
И они действительно не заставили себя ждать: гости этого неприветливого мира наконец-то привлекли внимание местной фауны.
Лучше бы они этого не делали.

Серые пятна, лежавшие на разбитых камнях, забурлили, мерзко поблёскивая, и вдруг потекли, точно разлитая нефть. По части некоторых скользили радужные узоры, часть становилась темнее, и сквозь отвратительные даже издалека клочья начали пробиваться очертания чего-то копошащегося, похожего на клубок переплетённых червей с краснеющими сквозь не то щупальца, не то жгуты мышц обожжёнными участками мяса. Волшебницу как молнией ударило: вот этого-то им и не хватало для полного счастья, однозначно. Зрелище было до того неприятное, что даже закалённая преисподней и мастер-классом пыток от самого сатаны Хеллстром почувствовала подкативший к горлу комок тошноты. В прочем, сейчас было как-то не до сантиментов, и это следовало бы оставить на потом.
- Не давай им себя коснуться! - Крикнула дьяволица. - Они лакают архей!
Зачерпывая воздух огромными крыльями и поднятым ураганом отшвыривая выползших монстров прочь от себя, рыжая даже чуть приподнялась над степными травами, лихорадочно соображая, что им вообще делать. Пожиратели, порождения астрала, пасшиеся в основном на слоях около-реальностей, куда не было хода народу без магии и дара к шаманству, обычно не вылезали в реальный мир, но здесь что-то придало им плоть и позволило охотиться не на дух, способный ускользнуть из паутины, а на физическую оболочку, и перспективы отнюдь не радовали. Как убить то, что не является живым по определению? Сжечь? Заморозить? Зарыть в землю? Развеять по ветру? Если бы эту мерзость действительно что-то беспокоило!
Глаза тёмной княжны загорелись недобрым пламенем; инстинкт подсказывал - бей, а потом разберёшься, отчего оно сдохло. Один из Пожирателей, получив куда-то в сердцевину злобно тлеющий огонёк, зашипел, точно его поджаривали, зарябил, но прыти не потерял, упорно пытаясь подобраться ближе к суккубу. Отростки на его желеобразном теле шевелились, вытягиваясь и вновь сужаясь, словно пытались загнать добычу в угол. Под боком рычал Келевр, кружа вокруг порождения астрала, но на него внимания обращали мало: клыки им были не опасны, а выпить сил из собаки возможным не представлялось.
А вот сын Зевса, сильнейший из богов Олимпа, заинтересовал серые кляксы даже больше, чем Хеллстром. От него тянуло жизнью, как от всякого древнего бога, и Пожиратели зашуршали, чувствуя пир; стремительно сужая круг, они сползались, масляно блестя поверхностями, точно кляксы бензина на натянутом покрывале океана. Крупных было только три, остальная мелочёвка явно не успела покуда набраться достаточно сил, чтобы представлять угрозу, но в основные моральные устремления Венеры никак не входило сочувствие их сложной и напряжённой жизни.
Материализовав кнут в левой руке, демон крутанула длинный ремень, заставляя его вспыхнуть, и полоснула по ближайшему силуэту.
Тот, вспыхнув, развалился надвое… И под ноги девушке скользнули два силуэта поменьше. Судя по всему, о том, чтобы трагически подохнуть от несовместимых с жизнью повреждений, Падальщики изнанки помышлять и не собирались.

+1

17

- Магия, - где-то в глубине души у Геракла все очень сильно сжалось, он по определению ненавидел все магическое, если рядом магия, то ничего хорошего ждать не стоит. Геркулес на своем веку очень часто сталкивался с этим явлением и хоть бы раз все закончилось для него благополучно, вечно вляпается в проблемы, откуда приходится самостоятельно выбираться. А что касается магических мест, их бог чувствовал всеми своими фибрами, а инстинкт самосохранения уже просто перестал вопить, он еще горел красным цветом когда к нему пришла Сатана, потом вообще мигал как бешенный, после вообще перестал спорить с олимпийцем, ведь упрямость чемпиона сильнее его физической силы. – Я так и думал, что мы в полной заднице. По возвращению домой разворошу весь курятник Олимп, дабы следили за Геей и ее вертихвостками. – В Геракле сейчас играло чувство полного негодования, на Олимпе так повелось, что никто не хочет следить за происходящем, все погрязли в своих интригах, это касается верховных богов, а на остальных приспешников никто не обращает внимание. Каждый делает то что ему захочется. Иногда профилактические тумаки помогают прийти олимпийцам в чувство на короткий промежуток времени и тогда в мире царит мир, порядок.
- Не забудь меня взять с собой к Гее, у меня к ней очень много вопросов, - Геракл продолжал идти за суккубом, крепко в руках сжимая меч. Геркулес уверен только в себе и своем оружии, ну и в том псе который бегает как гончая, все вынюхивает. Конечно внешний вид адского монстра ему до сих пор не нравится, ничего с этим не поделать, но он выполнял большой объем работы, как минимум можно исключить шанс внезапного нападения. Было скучно, даже очень скучно, ибо все однотипно и одинаково, такое ощущение что они ходят по кругу, пейзаж вокруг них меняется очень медленно. Единственной приятной отдушиной в этой ситуации является внешний вид Сатаны, на данный момент олимпиец созерцал девушку сзади, иногда лишь мечтательно вздыхая. Хеллсторм одна из самых красивых женщин в мироздании, ее фигуре может позавидовать любая представительница прекрасного пола. Геракл же истинный ценитель женской красоты, посему с радостью созерцал столь прекрасный вид на ее формы. Громко зевнув прикрывая свой рот кулаком, бог сам не понял как оказался на траве прижатый телом суккуба.
- Сатана, ты очень желанна мною, но не здесь же, да и меня смущают домашние питомцы во время прекрасного действа – по губам Геркулеса пробежала довольная ухмылка, он не мог отказать себе в этом небольшом ерничистве, ситуация к этому полностью располагала. Лев прекрасно понимал такое положение их тел вынужденная мера, ведь в бой вступил их бравый спутник. Хорошо, что Геракл сейчас не видел как за его спиной раздирают чью-то плоть, бог был полностью уверен в том, что зрелище это ужасное. Когда они поднялись на ноги, олимпиец стряхнул с себя небольшие комки грязи. Его любопытство в данной ситуации явно победило, повернувшись к псу все же обратил свой взор на непонятное мертвое существо. Из него чуть не вылез обед приготовленный суккубом, уж настолько было неприятное зрелище и подкованный к ужасным монстрам Геркулес увидел в этом что-то мерзкое из ряда вон выходящее.
- Да ладно, наши проблемы начались только сейчас? – с удивлением и явными нотками сарказма произнес бог, до скрипа сжал в руках рукоять божественного меча, он был готов к любому противнику, к любому повороту событий. Морально мужчина себя готовил с момента их попадание в этом карманное измерение. Небольшие руины вокруг них зашевелились, сначала они стали жидкими, затем начали приобретать вид червей, больших и длинных червей. У Геракла по определению проблемы с продолговатыми существами, но и большой опыт в их уничтожении. Команда Сатаны как никогда подоспела во время, а то бог уже хотел схватить одного из них и раздавить.
- Борода Зевса… - если асы выражают свое удивление ссылаясь на бороду Одина, то олимпийцы ласкают всегда бороду их любимого извращенца, да и пусть ему там аукнется, икнет пару раз, любимый сынок вспомнил о нем. Черви неизвестного происхождения были довольно проворными существами, особи поменьше то и дело пытались атаковать мужчину, совершая выпады в его сторону. Геракл хоть и здоровая глыба мышц, но все же обладает повышенными рефлексами, ловкостью рук. Ему не составляло труда уклоняться от выпадов в его сторону, попутно при помощи своего меча разрубал существ на две части. Благо свойство меча Пелея заключалось в том, что оно способно убить любое существо, главное на то желание самого владельца. Уж поверьте у олимпийца очень большое желание уничтожить этих мерзких тварей, а еще от них смердит, главное не вымазаться в их останках. Часть падала замертво к его ногам и растворялось уходя в почву, но к сожалению их было уж очень много, Геракл способен отбиваться от них днями и ночами, но слишком много времени, ему хотелось завершить все куда более быстрее. В голову пришла гениальная мысль, масштабная мысль, главное сейчас Сатана была в воздухе и вряд ли авантюра Геркулеса ей может навредить.
Собрав все свои силы в ноги, мышцы на которых напряглись максимально сильно, в некоторых местах даже появились реки вен. Прыгнув высоко к небу, метров эдак на двести, Геракл пулей устремился в низ. Столкновение с почвой было очень сильным вызывая очень мощную ударную волну, откидывая чудовищ на несколько десятков метров, но не в этом была его главная сила. Земля под ногами начала трескаться, образуя огромную дыру куда начали сваливаться все червеподобные монстры, последним прыжком Геркулес выпрыгнул из эпицентра событий, да и подхватив Сатану за талию унес на сотню метров отсюда.
- Кто это такие? Какие дальше планы? – У Геркулеса в голове крутились всего два вопроса.

+1

18

Потемневшие глаза смотрели в пустоту.
"И чтобы ты сделал на моём месте?"
Хеллстром хорошо знала своего отца, ибо в какой-то мере и была им, испив его крови и получив от дьявола всё то, что некогда составляло его суть: его знания, его память, его мысли, его чувства, всё то, что жило в его душе, и разделив его дыхание на двоих; она была его отражением, равной половиной его существа. Не задумываясь об этом, словно нечто само собой разумеющееся, леди Воланд копировала привычки и жесты, даже в поворотах головы и походки у них с родителем было нечто очень общное, уникальное, и даже их красота казалась очень похожей. Передав дочери печать своего совершенства, Люцифер вложил в неё собственную вечность - и теперь всегда был с ней, в её мыслях, в её незримых советниках, которому она доверяла больше, чем любому живому существу во вселенной.
Сейчас девушка почти наяву видела, как князь улыбается, и в щели его бледных губ влажно блестят клыки. Он любил отвечать ей загадками, лишь показывая направление к верному решению, но никогда не открывая его; отец учил её искать самой, не рассчитывая ни на кого больше. Как будто бы знал - а может быть, действительно знал, ибо что может укрыться от взора того, для кого и Реки Времени нет вовсе? - что однажды ей придётся остаться одной, не имея возможности прийти за советом. Сатана всегда думал наперёд.
Потом он бы слегка стукнул ногтями по столешнице. Его сильный, низкий голос почти звучал в ушах королевы; прошло всего лишь несколько мгновений в реальном мире, но в её воображении пролетела целая вечность.
"Ты смотришь слишком поверхностно, это всегда тебя подводило, девочка."
"Если всматриваться в их глубины, то там только безумие и голод."
"Всё верно. Безумие и голод."
Сейчас Несущий Свет засмеялся бы, видя озадаченность на остроскулом личике суккуба, и велел бы ей идти думать, пока она не решит эту загадку. Так он учил её играть в шахматы, так учил колдовать - через собственный опыт. Возможно, он и был прав. В мудрости сына Господня, пусть и сошедшего с пути, сомневаться не приходилось.
На мгновение рыжеволосая моргнула, натягивая все ниточки своей смекалки и заставляя сознание прокручивать тысячу вариантов за раз. Отец бы нашёл выход - он всегда находил. Конечно, на нём бы не висел при этом груз ответственности за Геракла, которого она сама втянула в эту крайне неприглядную авантюру… Венера резко тряхнула головой, не позволяя мраку, пустившему корни в голове, дотянуться своими щупальцами до той её части, что всё ещё сохраняла человечность. Она не столь самодостаточна, чтобы лезть в неприятности одной, но она и не настолько подла, чтобы бросить тех, кто составил ей компанию, руководствуясь лишь собственным ощущением правды.
В глубинах разума вновь мягко зашептал голос, но на этот раз он был уже материальным, куда более материальным, чем голос из воспоминаний: это заговорил Василиск, жуткая тварь из низовий ада, выглянувший на мгновение в реальность через её глаза. Он знал, о чём говорил. Он знал очень много.
"Оберни силу против неё самой."
Паззл сложился.

- Мне придётся поднять тебя в воздух. Контакт с землёй… Тебе может немного сорвать крышу, и я боюсь, что не смогу остановить тебя после того, как выплесну много энергии, - очень осторожно подбирая слова, объяснила демоница Гераклу. - Я видела богов войны в безумии, и мне не понравилось. Я видела Войну в безумии, и мне понравилось ещё меньше. Рисковать сейчас глупо.
Она поискала глазами что-нибудь подходящее, и взгляд её упал наконец на крупный кусок колонны, некогда подпиравшей грандиозный свод. Шепнув что-то едва слышное себе под нос, Тана приманила обломок к себе и жестом тонкого пальца приказала ему подняться на пару метров в воздух и грациозно, точно кораблик в тихом море, закачаться перед носом олимпийца. Пёс, тревожно следивший за хозяйкой огненными провалами глаз, подбежал ближе, обнюхал её ноги, точно сомневался, что это она, и просительно качнул хвостом - один раз, но даже это было странно видеть от чудовища родом из Геенны Огненной, где из всех чувств водилась лишь бесконечная злость.
- Хороший мальчик, - рыжая подтолкнула гончую к колонне. - Иди. Не стой рядом, иди.
Ворча, Келевр отошёл, постоянно оглядываясь и прижимая к голове острые стоячие уши. Он был достаточно стар и очень хорошо знал, что, когда хозяйка гонит его подальше, следом обязательно наступает какой-нибудь апокалипсис. В принципе, надо признать, он был совершенно недалёк от истины. Опыт у этого зверя был поболее, чем у иных солдат.
Сильным толчком развернув крылья, девушка развела их в стороны. Глубокий, очень глубокий вдох, чтобы почувствовать каждую тонкую паутинку, что соединяет её с этим миром; и затем - очень осторожно, едва уловимо, словно по своей любимой скрипке проводя смычком, - она потянула дверь. Астрал раскрылся, податливый и мягкий, как объятия любовника.
И сила, которой так жаждали Пожиратели, дабы утолить свой вечный голод, хлынула на них беззвучным потоком, лавиной, сносящей всё на своём пути. Её было так много и она была столь яростна, что вскоре падальщики изнанки не смогли впитывать её, а она всё лилась и лилась, заставляя их дымиться и распадаться на куски, пресытившись, точно обгорелые поленья; несколько крупных тварей, которые накопили больше чужих воспоминаний с археем, что-то поняли и попытались скрыться в земле и развалинах, но их настигло и там, заставив пойти дрожью; и скоро всё, что было в этом месте, забытом богами, было погребено под бьющей, пылающей рекой.
- Хватит, - прошептала Хеллстром сама себе, с трудом ворочая языком.
Закрыть дверь было невыразимо сложнее, но всё же она, надавив на какие-то магические точки, заставила поднятый шторм стихнуть. Астрал отступил прочь.
Вытащив из кармана белый тонкий платок, рыжая развернула его и стала медленно, осторожно вытирать бисеринки пота, выступившие у неё на лбу. Подобные манипуляции со слоями реальностей никому, даже королеве ада, не даются легко. Потом, спустя пару дней, она будем расплачиваться за это кошмарами и чувством полного опустошения.
Но это будет потом - их же интересует "сейчас". В мирке стало очень пусто - и очень тихо. Паразиты, пившие из него энергию, исчезли.

Дьяволица стояла и смотрела, как последние остатки силы - тусклые капли жемчужного отлива, полупрозрачные и тягучие, - уходят в землю и растворяются в ней.
На самом краю восприятия послышался вздох. Такой бывает, когда крупное животное, ворочаясь во сне, переворачивается и пытается улечься поудобнее; и вздох этот, хоть и был слабым, заставил крошечный закрытый мирок содрогнуться до самого основания. Послышался грохот; обвалилась ещё одна крыша древнего строения. Сатана, прижав палец к губам, взглядом заставила Геркулеса замолчать и долго вслушивалась в происходящее, закрыв глаза. Ей крайне не понравился этот вздох.
- Это очень большие проблемы, больше, чем я думала. Всё хуже, это не просто случайный ритуал или какая-нибудь магическая пакость; нет, тут чувствуется дыхание хтонической дряни, и оно очень, очень сильно. Пожиратели - это они были - слетались к ней, жаждая поживиться остатками энергии, что будет течь. Кто породил Эмпусу, сын Зевса? - Тихо спросила она, когда убедилась, что дрожь смолкла. - Откуда она взялась? Ты знаешь? Я никогда не слышала о её происхождении, даже Геката редко разговаривала о ней.

+1

19

Седовласый Зевс, восседая сейчас на троне Олимпа усмехался над своим непутевым сыном в окружении остальных богов. Он всегда пытался воспитать Геракла по своему образу и подобию, но сын оказался очень упертым с крутым нравом, тогда Зевс решил показать ничтожность Бога Силы, каждый раз бросая на его пути не преодолимые препятствия, каждый раз Геркулес с легкостью справлялся с ними, поднимая свою голову к небу, зная что там в ответ на него смотрит покрасневшая от злости морда отца. Но что же в этот раз приключилось с богом? Очередное испытание от отца, видимо нет, Зевс хоть и любил издеваться над своими близкими, но никогда не опускался до уровня мироздания, верховные боги всех пантеонов знают насколько чревато трогать тонкую грань реальности. В этом деле были иные силы, но в любом случае некоторые пути вели в Олимп. Эмпуса одна из их творений, созданная великой Гекатой, но и она никогда не трогала детей. Может кто-то решил переманить на свою сторону демонессу, сделать своей личной игрушкой, управлять ею дергая за ниточки или может бедняжку все привело течение неудачных обстоятельств. Все это стоит выяснить Геркулесу и Сатане, быть может тогда их отцы вновь поймут, что их дети не такие уж и бездарные создания, могут принести этому миру не только свою божественную красоту, но и пользу. Мужчина выполнял сейчас роль сопроводителя, хотя еще в самом начале пути он мог бы отказаться от такой авантюры, но Геракл никогда не отказывается от сложностей, он в них вырос, да и никогда не бывает лишним записать в свой актив очередной героический подвиг.
Всеми фибрами своей души бог чувствовал присутствие очень сильной магии, а как известно олимпиец всегда относился к ней с большим скепсисом, ведь где магия – там беда. Этот раз тоже не входил в список исключений, когда магия может приносить пользу.
- Хорошо… твоя воля, - Геркулес жутко не любил когда кто-то имеет власть над его могучим телом, каждый раз испытываем при этом сильный дискомфорт. На сей раз у него не было иного выбора, как полностью подчиниться Сатане, в очередной раз. Прошлый раз закончился для него довольно плачевно, но все же бог не перестал доверять дочери Люцифера, по крайней мере он уверен, что сегодня душа останется при нем, а если и погибнет, то только от рук мерзких тварей, от которых с огромной яростью отбивался мужчина. Глаза были налиты кровью, в венах она уже закипала, еще чуть-чуть и бог впадет в состояние берсерка начиная глобальные разрушения. Тана в очередной раз была права, лучше не доводить богов до состояния кипения, никому это еще не приносило пользы, хоть зрелище довольно завораживающее со стороны. Для всех будет идеальным, если они избегут божественного гнева Геракла.
- Начинай, то что задумала! – с уст бога уже давно не срывались слова, скорее они напоминали утробное рычание льва, вцепившегося в свою добычу и терзающий ее в разные стороны. Поднявшись в воздух Геркулес завис, отныне он как и адский пес Сатаны лишь сторонние наблюдатели. Девушка решила взять инициативу полностью в свои руки, раз и навсегда покончить с мерзкими тварями. Зрелище устроенное суккубом завораживало своей красотой, а так же мощью исходившей из дьяволицы. Олимпиец на своем веку видал много ужасно прекрасного, но Хеллстором явно занимала лидирующую позицию в оном деле. Конечно, девушка, сейчас очень сильно рисковала насыщая великой силой змееподобных существ, но как ни странно логика в ее действиях просматривалась. Перенасытив их они разлетелись в разные стороны на мелкие ошметки.
- Я сам вижу в какой мы заднице. – опустившись на землю проговорил Геракл стряхивая с себя всю грязь. – Помимо Гекаты, Эмпуса служит еще мармоликам, это существа не знающие, что такое любовь и Эмпуса частенько приносит им детей для наслаждения. Если мы опоздаем, то детей уже нет в живых.

+1

20

Коротко свистнув псу, который стремительной тенью в два прыжка оказался рядом с нею, суккуб взяла олимпийца под руку и потянула за собой. Теперь, когда ей удалось почувствовать существо, ворочавшееся внутри камней, пропитанных духом древности, у Хеллстром не возникало сомнений о том, куда идти, и она спешила, бесшумно ступая по траве, на которой её узкие стопы не оставляли следов. Ей пришлось нелегко, пока демон перебрасывала невыносимо тяжёлые камни астрала, но сейчас были вещи поважнее, чем думать о собственной шкурке. В конце концов, для бессмертных тело не так уж и важно - исчезнет одно, появится другое.
Да и охота потом будет доброй.
- На данный момент дети - это наименьшая из наших проблем, - тяжело признала Сатана, убирая длинные волосы назад и складывая тёмные крылья, вспушившиеся на локтевом сгибе. - Я выросла в аду, сын Зевса, жизнь у нас - разменная монета. Женщины родят новых детей, если придётся, а вот насчёт того, что ждёт мир, если свита Гекаты выпустит существо, что дремлет здесь… Я бы не стала гарантировать, что Земля уцелеет в своём нынешнем виде, знаешь ли. Это чистый хаос, и ты можешь представить, что способно сделать это первоначало, которое вытащили из его спячки.

Они шли не меньше двух часов, останавливаясь там, где Тёмной Венере что-то не нравилось: чаще всего, это были небольшие обломки колонн, которые она просила Геракла переворачивать, и, осмотрев каменный скол, хмыкала и проводила ладонями над гранитом, расплавляя все следы. Над изножиях древних статуй были скрыты символы, ткавшие в заброшенном мирке магическую сеть, которая тянулась под его небом, удерживая собою, точно атлант на плечах - земной свод, саму суть измерения. Пока девушка рассматривала этот тончайший узор, залёгший в изнанке миров, в голове её выстраивался план.
Теперь леди Воланд знала, что нужно делать, и теперь у неё оставался лишь один вопрос - как успеть первой, обманув сестёр-мормолик, затаившихся в бездне хтонических чудовищ и вынашивавших план о том, чтобы вернуть себе то, что они по праву считали своим. Ни одно языческое божество не любило признавать свои поражения, а потому так часто и случались грустные истории о попытке вернуть Верхний мир в далёкое прошлое - или хотя бы разрушить его, потому что "так не доставайся же ты никому!".
Хеллстром в какой-то мере была счастлива тому, что не принадлежала реальному миру, потому что испытывать подобную тоску от осознания того, что время твоё ушло… В общем-то, её не так и удивляло то, как чисто тёмные существа из разных пантеонов сходили с ума. У них было не так уж и мало причин, чтобы почувствовать, что они больше не нужны.
Некоторые мирились с этим, некоторые исчезали, как дым, некоторые, как дети Асгарда или Олимпа, пытались приспособиться к новой жизни. У каждого был свой путь. В некотором смысле, это и было справедливостью - выживали только те, кто обладал умом и коварством, достойным того, чтобы продолжить собственный род.

Алтарь, тёмное возвышение, сложенное из камней и некогда бывшее красивым местом, разрушенным беспощадным временем, встретил их тишиной и спокойствием. Похищенных детей они тоже нашли, всех троих, неумытых и слегка помятых, но вполне живых. Они спали магическим тревожным сном, свернувшись в углублениях земли, заросших мягким мхом. Вокруг никого не было - должно быть, демоны Эллады вообще не ждали, что кто-то найдёт ход в мирок, который они сделали своей тайной, и не сочли нужным прятаться от всеведущих изумрудных глаз.
Присев на корточки, княжна заглянула в глубь земли - так и было, нити детского архея, переплетённые с нитями природы, уходили куда-то вглубь. Они спохватились вовремя, неделя-другая - и хаос нашёл бы в себе силы пробудиться.
Выпрямившись, леди Воланд повела рукой, открывая синеватый круг перехода между мирами, и указала на него рукой. Лицо её было спокойным, даже расслабленным; либо она и впрямь не боялась ничего, что могло бы с ними случиться, либо просто легко принимала то, что могло последовать за её самовольным вмешательством в здешний ход вещей.

- Уходи, - велела Сатана, улыбнулась, насмешливо тряхнув головой. - Уходи, сын Зевса. Забирай детей и уходи. Мой пёс выведет вас в Верхний мир, а дальше ты как-нибудь сам разберёшься. Если вдруг понадобится - в моей машине, в бардачке лежит второй телефон. Позвони Бальтазару, если будет нужна помощь, он знает, что к нему от меня могут приходить… Разные, и люди, и нелюди. Меня оставь. Я вернусь через пару дней - этот мир надобно уничтожить, и для меня одной сделать это будет куда проще, чем мне пытаться защитить вас всех и ещё вписать свои символы в эту историю. Нет, уходи, мне самой это сделать будет куда как легче.
Дождавшись, пока портал захлопнется - гончая упорно отказывалась уходить, вьясь вокруг хозяйки зимней вьюгою, - дьяволица выдохнула и, медленно перекидываясь в настоящее своё я, тёмную сущность с багровыми прожилками адского пламени, разбегавшегося по силуэту из чистого мрака, пошла к алтарю, бесшумно скользя над землёй. Поверхности она больше не касалась вовсе.
На самом деле, королева ада было не впервой приносить себя в жертву. Будучи спокойной за собственное посмертие, она без труда соглашалась на авантюры, которые пугали многих славных героев - те не знали, когда вернутся, и это отвращало их от подвигов с недобрым ореолом. Сама же Венера всего лишь возвращалась домой - а стоит ли пугаться таких мелочей? Улыбнувшись сама себе, она села по-турецки, скрестив ноги, и зависла в полуметре от разрушенных камней, выточенных беспощадным ветром и размытых упорной водой.
Ведь на самом деле смерти нет.
Закрыв глаза, женщина с рыжими, точно огонь, волосами вплелась в мёртвый мир, коснувшись его потаённых струн, и на какое-то мгновение, что было легче лебяжьего пуха, они стали единым целым - и в тот же миг госпожа теней отпустила проклятие, разорвавшее и разметавшее в клочья её жизненные силы. Забытое пространство, опустошённое и безлюдное, задрожало, издавая последний, мертвенный стон, и - просто перестало существовать.
Тьма бездны, которая породила мир, пожрала то, что принадлежало ей, не оставив ни следа.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [02.12.2015] Иди по следам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC