Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [25.12.15] Real life stories...


[25.12.15] Real life stories...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: часа два-три, позже — вечер
Место: Где-то сильно за городом. Самое нетипичное для Тони место.
Участники: Iron Man, Aldrif Odinsdottir, позже — Тор
Описание: заглядывает иногда в Башню Мстителей особа из другого мира, которой великодушно разрешили там жить и проводить время, если есть желание. Но она была явно грустная и совсем потерянная, и чем дальше, тем заметней это становилось. В какой-то момент Старк не выдержал и предпринял попытку поднять давней знакомой настроение, а о том, что она — кое-чья сестра, ему все сказать просто забыли.

+2

2

В последнее время Тони всерьёз начал думать, что Башня, в которой они снова жили — не столько карма команды, сколько его личная, поскольку всё основное веселье в конкретно его новой жизни, стоило ему снова начать вылезать из своего личного храма дольше, чем на полдня, началось именно с неё. Пока Мстители гордо обитали в гараже — всё было спокойней. Причем в какие-то моменты стало преследовать острое ощущение того, что что-то здесь не так, что некоторые свалившиеся им на голову приключения слишком странно выглядят, но оно точно так же бесследно исчезало в никуда. Видимо, просто последние события слишком перевернули всё вверх тормашками, чтобы не хотелось подозревать, что всё их веселье еще только начинается.
За их космической гостьей из другого мира в конечном итоге какое-то время больше тихо приглядывала Пятница, чем Тони, чаще материализовывавшийся по мере необходимости, чем просто так, а он уже на основе её наблюдений делал выводы. Впрочем, первые пару дней её пребывания в башне у него голова волею обстоятельств вообще оказалась забита совершенно другими вещами, и, хотя он больше всего опасался за встречу Энджелы с Тором, который сейчас был в принципе непредсказуем, исходить об её итогах пришлось из того, что здание после этого всё еще стояло на своем месте и даже не покосилось. Подумаешь, какая-то стена! Можно было сказать, что всё более чем в порядке, да и Громовержец вроде как ни на что не жаловался и не бухтел, хотя он традиционно остался единственным, до кого предупреждение о новом жильце по тем или иным причинам не дошло. О чем, собственно, стена и свидетельствовала.
Впоследствии оказалось, что не задавал Пятнице наводящие вопросы и не просмотрел записи первых пары дней, доверившись другу, Тони очень даже зря...
Сам Старк никогда не отказывался что-то рассказывать или показывать, или просто составлять компанию, полагая, что лучше всё-таки помочь потерянному ангелу как-то акклиматизироваться, чем потом разгребать проблемы, которых можно было бы избежать, и всё-таки его смущало, что Энджела если и являлась к ним в гости, то вся в себе и явно не могущая найти свою точку опоры, и всё более погрязающая в каких-то своих противоречиях, которые так до конца были и не ясны. Тони в какой-то момент пораспрашивал её про Хевен, чтобы иметь более конкретное представление относительно того, как вообще раньше жила охотница, и в какой-то момент понял, что могло её так снедать — почти полное отсутствие схожести с привычным укладом вещей, теперь, когда вроде как всё устаканилось. Чуждость всему, как она говорила. Как одна из вероятных причин.
Ну и куда тут денешься от собственной репутации, когда не особо хочется оставлять даму дальше утопать во всё более отчетливо проступающем унынии, относительно которого её, кажется, никто и не собирался трогать?
— Ищешь что-то? — поинтересовался Тони, нагнав вновь неприкаянно блуждающую по коридорам женщину, кажется с его появлением лишь нахмурившуюся еще больше. — Если я не ошибаюсь, Тор тебе устраивал небольшой экскурс по городу, я же хочу предложить посетить еще одно место, если у тебя, конечно, есть желание куда-то сейчас со мной лететь. Если да, то прошу следовать за мной, это не так чтобы далеко.
— Требуются координаты?
— Обойдусь. Ты вообще контору не пали!
— Ну очень хочется, — вездесущая Пятница была сама доброта. — До такой степени свои мысли читать ты меня не программировал.
— Ты и так их угадываешь слишком часто, — на ходу бросил Старк материализовавшейся чуть в стороне девушке. — Но в этот раз лучше и не пытайся, всё равно вряд ли выйдет.
— Могу предположить, для чего это затевается, — не остался в долгу компьютер. — Но озвучивать не буду.
— Личностную память тебе отформатирую, — пообещал ей Тони. — Опять.

Лететь в самом деле оказалось недолго — всего-то к черте этого огромного города, где было побольше свободной растительности и пространства и куда больше частных построек. Над одним из полей Железный Человек сделал крутой вираж и резко спикировал вниз, приземлившись возле ворот местного небольшого спортивного клуба, Тони сделал несколько уверенных шагов и так и на ходу обернулся к их инопланетной гостье, по которой было ни фига непонятно, интересно ей вообще всё это или в принципе нет, но мужчина не унывал раньше времени.
— Я подумал над твоими рассказами и решил, что это могло бы тебе понравиться, — бодро начал Старк. Броня вдруг стала по-песочному осыпаться ожившими пестрыми фрагментами, которые собрались обратно в бронекостюм чуть в стороне. Дальше брать её с собой смысла не было, люди вдалеке и так уже таращились в их сторону — явно огромными глазами, но на них самих и не думали обращать внимание. Мститель и ангел просто прошли мимо них в обход основного здания конюшни, в поле. — Или, по крайней мере, стоит дать идее хотябы шанс на существование. Я поговорил с людьми...
За зданием в поле занимались всадники, а возле небольших импровизированных трибун стоял высокий серый тяжик-полукровка, который не напрягаясь потащил бы по земле человека, который его держал.
— И сегодня он твой.

+3

3

В голове у Альдриф творился натуральный бедлам, отчего она ощущала себя так, как будто бы зашла в комнату, в которой в ураган забыли закрыть окно, и всё, включая бумаги, шторы, безделушки и даже мебель, всё встало вверх дном. Хотелось с одной стороны куда-то бежать, сбрасывая бездумную горячку охоты, ещё будоражившую кровь и требовавшую продолжения, с другой же хотелось лечь в уютную постель, облапить Сэру и очень долго спать, пока тараканы, захватившие в голове власть, не передерутся уже там друг с другом и не остановятся на чём-то одном - или хотя бы перестанут орать в голос, привлекая к себе хозяйское внимание и мешая вслушиваться в более-менее здравые мысли.
Отчаявшись прийти к какому бы то ни было моральному равновесию, Бескрылая решила, что не стоит тянуть кота за аппендицит, и, раз всё так запутанно, то надо брать Донара за шкирку и спрашивать, что же на самом деле сейчас происходит в Асгарде, как бы он ни старался трагически отмалчиваться на эту тему; но резиденция Мстителей встретила её равнодушной пустотой праздничных дней. Даже супер-героям и прочим странным созданиям, любившим спасать Мидгард, хотелось почувствовать себя просто нормальными и живыми, а не стоять на страже всеобщего спокойствия в пафосных позах, аки каменные статуи у собора святой Анны.
Материализовавшаяся из ничего Пятница - к ней Энджи уже почти даже привыкла, перестав раздумывать на тему, чем же на самом деле можно считать эту полупрозрачную фигуру, - уточнила, что гостья хотела и терпеливо сообщила, что ас свалил в неизвестность ещё три дня назад и с тех пор она прогнозы на его счёт не выписывает, потому что логики в поступках там сохраняется примерно ноль целых, ноль десятых. И это в том очень хорошем случае - если в минус не уходит.
Основательно приунывшая воительница добрела до одной кухни, вяло пожевала найденную в холодильнике шоколадку и почти было заблудилась в очередном коридоре с нелогичным поворотом, когда была перехвачена буквально под руку самим Тони, сегодня как раз оказавшимся не в очередном полёте и даже не в своей мастерской.
- Ничего, - мгновенно вскинулась было женщина, но потом, как-то внимательнее приглядевшись к Старку, смягчилась, больше не напоминая сердитым блеском глаз и тоном голоса кошку, которой наступили на хвост. - Вернее... Уже ничего: мне нужен был Тор, но его нет сегодня. Запил, видимо, на радостях от праздников. А ты что?.. А, ну да. Ночной Нью-Йорк на его взгляд должен был меня впечатлить, - Аль засмеялась немного хрипловато, - но как-то не срослось. Полететь с тобой? Ну... Давай, знаешь, почему нет. Кажется, я в ближайшее время всё равно не способна на что-то большее, чем внимать окружающему миру.
Насколько это возможно в применении к воспитанному в Хевене существу, Охотница симпатизировала Железному Человеку, временами по примеру собственной помощницы возникавшему рядом с ней из ниоткуда и начинавшему разговор с такой интонацией, как будто они уже три часа болтают. Он много говорил (особенно в сравнении с бревном нордическим, 1 шт., которое в обиходе почему-то называлось Одинсоном), много делал, много знал и производил вокруг себя вполне располагающую атмосферу. По крайней мере, в отличие от Квилла, которому Энджеле за их совместные путешествия хотелось съездить в челюсть с интервалом раз в три часа, Тони не вызывал в ней желания заклеить ему рот и для надёжности ещё и руки сломать, чтобы хотя бы пару дней отдохнуть от количества производимого вокруг долбоящеризма.
К тому же асинье сейчас явно просто требовалось взять паузу: переварить всё произошедшее и рассказанное Аморой. Не от большого ума, на самом деле, она в Башню прилетела именно сегодня, и даже к лучшему, что не нашла громовержца - на этот раз бедное строение могло и не выдержать силы родственных любовных обнимашек, что, скорее всего, сильно расстроило бы окружающих.

***

Однако место, куда Старк привёл свою знакомую, было, мягко сказать, весьма неожиданным: даже по ровному, бесстрастному лицу асиньи скользнула тень удивления. Нет, мужчина всё запомнил правильно, и она в самом деле нежно любила животных, но ожидать подобных мест для экскурсий было как-то... Странно. Не вписывался сюда мега-технологичный учёный, изобретатель и кто-то там ещё. Лошади, конюшни и Старк находились друг от друга примерно на разных концах вероятностной ветки, и, как те прямые, просто никогда не пересекались.
Сама Аль, хоть и слегка растрёпанная, всё же казалась здесь намного уместнее буквально пылавшего оптимизмом Тони.
Помявшись немного, дочь Одина подошла к человеку, державшему коня.
- У меня в Хевене был олень, - вдруг произнесла Энджела: негромко, словно вспоминая сама для себя, - я часто ездила на нём верхом. Белый олень, большой и крепкий, что быстрее ветра и сильнее презрения. Таких у нас называли королевскими; мне подарили его как плату за одну из Охот. Очень красивый был зверь.
В голосе её едва заметно пела грусть. Как бы там не было, как бы не пытался он отвергнуть свою воспитанницу, Десятый мир оставался для богини местом, с которым были связаны все её воспоминания, и среди них - пусть не часто, но всё же - попадались и удивительно трепетные, которые она старательно берегла, временами перетасовывая их вновь, как старые фотокарточки.
- Это лошадь? - Альдриф, которой передали поводья, смотрела на коня; конь в ответ смотрел на неё, с любопытством поводя ушами: жеребец явно чувствовал, что запах, идущий от этой странной женщины, далёк от человеческого. - Я таких видела... Когда мы путешествовали со Стражами, на одной планете далеко от Мидгарда. Только они были... ну... поменьше, вот такие.
Богиня показала руками рост в холке, значительно уступавший крепко стоявшему на копытах тяжеловозу, весь широкогрудый вид которого говорил, что он может вытянуть на себе половину мира, если понадобится, но от сахара, в общем-то, не откажется тоже, потому что ни одними подвигами живы. Серая морда решительно ткнулась в лицо рыжеволосой; на миг замершая богиня изумлённо моргнула и вдруг засмеялась: бархатистый нос лошади, отеревшийся о щёку, был тёплым и пах почти так же, как её олень - сеном, овсом и чем-то сладковатым, похожим на запах фруктов. Неуловимо родные, домашние ноты, вызывавшие в памяти тени снов, осколков прошлого, которого уже не вернуть; рыжеволосая положила ладонь на холку коня, почесала его пальцами, осторожно разглаживая шерсть, как делала тысячу раз у себя тогда ещё дома - тот наклонил голову ниже, с интересом кося на асинью внимательным лиловым глазом.
Контакт с внеземной цивилизацией явно можно было считать налаженным.
- Ты думаешь, он меня выдержит? - Обратилась асинья к Тони, наблюдавшему за сценой знакомства. - Я намного тяжелее людей, об меня ломается даже ваше оружие; не хочу повредить ему позвоночник.

+2

4

— Лошадь, — кивнул Тони, не особо удивившийся тому, что Энджела видела их же или очень похожих существ на какой-то другой планете. Дело тут было даже не столько в существах, сколько в культурах — на этом моменте они очень много где пересекались, просто ездовые животные были где какие имелись в наличии, подходящие для этих целей. А если учесть, что во вселенной было много похожих внешне рас... не было ничего удивительного в том, что и звери встречались хотябы внешне идентичные. — Эта просто крупной разновидности. Их много разных пород, есть и средние, и совсем маленькие, ездовые и совершенно непригодные для этого. Олени у нас тоже есть и на севере их так же используют как верховых и ломовых животных, но они поскромнее будут и меньший вес способны унести.
Вопрос женщины его ничуть не удивил, тем более что он сам им озадачился, благодаря сканерам и Фридэй и сам прекрасно знавший, сколько она весит: всё у этих иных сущностей не так, как у людей... Энджела хоть внешностью и поведением тянула на образ более-менее простого человека, если не считать необычных глаз и татуировок на лице, и от алкоголизма не страдала, в отличие от Тора, на что Тони иногда уже просто смотреть не мог. Если б он умел пить в таких количествах и не спиваться, не было бы массы неприятных эпизодов как в жизни, так и в памяти, да и сама жизнь, возможно, повернулась бы совершенно иначе.
— Выдержит, — уверенно сказал мужчина прежде, чем стоявший рядом и открывший уже было рот конюх, не умеющий так жульничать с методами добывания информации, задал самый нескромный и невежливый по отношению к вообще любым дамам вопрос. От ответа он бы явно в обморок упал, причем скорее не из-за страха за здоровье коня, а от попыток соотнести и как-то совместить внешнюю и фактическую информацию одаренной клиентки. — Затевая это мероприятие, я и искал зверя помощнее и покрупнее и в то же время обученного не только любительские экипажи тягать. Эта порода способна нести на спине достаточно большой груз. Сильно разогнаться с ним, правда, наверное не сможет.
Если учесть, что массивный красавец в холке был даже чуть выше двух метров и сам весил достаточно, сомнений в своей выносливости и трудоспособности он в принципе не вызывал. И обычные лошади раньше таскали на себе гору железа помимо всадников, не все из которых были худыми и поджарыми, и держались довольно долго.
— Мистер Старк, — ожил третий лишний, вовсе не желающий быть лишним в откровенно нетипичной компании и до этого тоже не особо представлявший, чтобы знаменитый бизнесмен и гений технологий вообще мог интересоваться конным спортом. — Может, вам тогда тоже коня подвести?
— Я предпочитаю коней железных, — поморщился Тони, с некоторым содроганием вспомнив свой последний опыт езды верхом, но падать в грязь лицом всё равно не собирался. — Но ведите, что уж.
Парень кивнул и с явным знанием подобных ситуаций сунул Энджеле в руки горсть каких-то лошадиных вкусняшек и пошел кого-то звать, пока не хотя оставлять великана без присмотра. Серый охотно потянулся за угощением, склонив могучую шею, в итоге и Старк воспользовался оказией и сам мельком почесал коню за ухом. Конь был не котом, но бунт поднимать не стал и, кажется, вообще не обратил на это внимание.
— Никогда особо не ладились отношения с животными, — признался он. — В смысле, что мы с ними всегда в разных мирах жили и, в общем-то, продолжаем жить. У знакомой одно время была собачка, а мне это как-то чуждо. Даже в голову не приходило кого-нибудь завести.
Да и куда пришло бы? С разъездами-то и при такой веселой жизни. Не нужно. Два разных мира, другие взгляды: животные оставались животными, а не друзьями. Отбрасывая страсть к технологиям и строительству, с людьми было интереснее, не говоря уж о том, что их хватало с головой.
Подвели вторую лошадку, поменьше и скаковую. Гнедой со Старком оценили друг друга со стороны и явно друг друга обрели, сойдясь на негласном перемирии: Тони просто сюсюкаться не собирался, а жеребец был сообразительный и с ходу осознал, что этого человека на прочность можно и не проверять.
— Помощь нужна? — поинтересовался парень и спохватился о том, что вообще следует преждевременно уточнять в таких случаях. Озвученное, впрочем, прозвучало с сомнением: — Вы ездить-то, кстати, умеете?
— Вполне, — весело отозвался мужчина, представляя степень когнитивного диссонанса, который вообще была способна вызвать подобная картина. Оглянулся на спутницу, хмыкнул, вставил ногу в стремя и уверенно вскочил в седло: — Навык, может, и неидеальный, но, думаю, в случае чего — опытный человек меня подкорректирует.

+3

5

Низко склонив голову, конь всё ещё деловито изучал стоявшую к нему слишком близко богиню: из любопытства даже попробовал было её волосы пожевать, так приятственно лошадиному обонянию пахнувшие степными травами, но на вкус они были совсем не впечатляющими, и жеребец, изогнув шею, обнюхал на всякий случай и женские ладони, переступая с ноги на ногу. Охотницу даже немного изумил тот факт, что лошадь настолько её не боялась - чужеродные для здешнего мира ноты звери угадывали куда лучше людей; с другой стороны, когда веса в тебе больше тонны, а копыто приближается величиной к столовому блюду, бояться кого-либо - не самая актуальная мысль, потому что один удар такой ноги запросто мог не только сломать грудную клетку, но и пробить её насквозь.
Вероятно, осознанием собственной внушительности добродушие жеребца и объяснялась.
- А я видела Мидгардских оленей, - вновь оживилась Альдриф, выслушав Старка, - Сэра недавно купила нам домой такой... Эээ... Такую панель с картинками... Теле-ви-зор, вспомнила. Только ваши олени - они маленькие и тёмные, но у вас есть лоси - мой олень больше был похож на них. А ещё я смотрела про бобров. Они забавные - в Хевене таких не было.
Инфернальное, на самом деле, должно быть зрелище: сильнейшая из асинь, наследница асгардийского трона (ну ладно, вторая в очереди, но Тор так отчаянно пытался убиться и приблизить сестру к прямому наследованию, что очерёдностью можно было пренебречь), лучшая из охотников и etc накрепко залипла на National Geographic с пингвинчиками и жирафами. После очередного пересказа про китов ангел, кажется, пожалела о приобщении подруги к цивилизации, но было уже поздно.
Ей оставалось надеяться только на то, что кто-нибудь добрый не расскажет Аль про видео с котиками в интернете, иначе Бескрылая обязательно затребовала бы себе личный компьютер.

Конюх ушёл, оставив женщине еды для жеребца, и тот заметно обрадовался такому повороту событий: почесать по холке, конечно, хорошо, но сладкое - это сладкое, и оно решительно стояло у тяжеловоза на первом месте в личном списке интересных вещей.
- Животные бывают разные: есть мантикоры с драконидами, а есть кони и псы, - задумчиво ответила Альдриф, поглаживая крутую шею зверя, увлечённо хрустевшего каким-то печеньем. - Я всегда их любила, но никогда не заводила никого, кто не смог бы путешествовать со мной - знаешь, когда живёшь охотой и даже не знаешь, когда вернёшься домой в следующий раз и вернёшься ли когда-нибудь вообще, это как-то не слишком честно... А сейчас у нас живёт пёс Тори, Лия забрала его с собой из Хельхейма. Ну он, правда, не совсем обычный пёс, но довольно милый, когда пасть не раскрывает, правда - от его челюсти почему-то все в обморок падают. Подумаешь, немного акулы... Зато он умный и любит играть.
Особенно актуально желание играть было в четыре часа утра, когда помятая встречей с альтернативной версией себя Альдриф шмякнулась на крыльцо, поставила рядом с собой сумку с вином, облапила собственный меч с выражением лица "меня здесь нет" и медитировала на звёзды, хорошо видимые с окраины города. Обрадованный кому-то не спящему и ещё не обещающему убить его сковородкой Тори прискакал бодрым галопом, всунул в руку женщины мяч и сел её гипнотизировать. Как оказалось, настойчивая жажда общения этого упрямого порождения подземного мира был намного сильнее способности Энджи игнорировать всё, что ей не нравится, и Лия наутро обнаружила асинью, слегка засыпанную снегом, методично кидавшей собаке её игрушку. Идиллическая просто сцена, которая убедила богиню в том, что не все звери одинаково полезны и что Тори в следующий раз надо игнорировать как-нибудь более существенно.
Многострадальной сковородкой, к примеру. Правда, существовал неиллюзорный шанс, что пёсик бы и её сожрал.

Повернув голову, рыжеволосая с некоторым любопытством наблюдала за тем, как мужчине подвели гнедого конька, чуть пониже и потоньше, со стройными длинными ногами: по сравнению со скаковым, массивный жеребец на поводу у дочери Одина казался каким-то неуклюжим и тяжеловесным. И не в пример более дружелюбным, надо отметить: в широко раздутых ноздрях и тёмных зеркальцах глаз у лошади Старка читался отменный норов. Чуть слышно хмыкнув, Охотница протянула своему коню остатки лакомства, и тот оживлённо захрумкал, на сородича поблизости обратив ровно столько внимания, сколько требовалось для оценки пустого места.
На всякий случай ещё раз ткнувшись в лицо богини мордой, тяжик пофыркал, терпеливо подышал на неё, принюхиваясь, и, тряхнув головой, выпрямился, подёргивая ушами. Асинья, обойдя его, положила одну руку на луку.
- Думаешь, я хороший наездник? - Засмеялась она, легко запрыгивая в седло: конь фыркнул и тряхнул гривой, когда женщина слегка натянула поводья, но особого дискомфорта от обнаруженных на себе почти пятисот фунтов явно не ощущал. - Олень всё же не лошадь... Да и скакала я всегда без сбруи. Но попробовать стоит, в прочем.

Лёгкое движение - дымчатый конь, достойный и могучий, которому только и было изображать богатырского скакуна под каким-нибудь Ильёй Муромцем, двинулся неспешным размеренным шагом. Затем конь перешёл на рысь, пробежал на этом аллюре пару небольших кругов, ритмично отстукивая копытами по земле: Альдриф, сидевшая на его спине, точно влитая, довольно щурилась, точно сытая кошка, держа поводья только одной рукой, и вскоре всадница вновь оказалась рядом с гнедым, похлёстывающим хвостом по ногам своего ездока. Серебрящиеся глаза скользнули по Тони с лёгкой, добродушной усмешкой; женщина сделала широкий жест ладонью, приглашая Железного Человека показать собственные таланты в искусстве верховой езды, и вновь легонько ударила сапогами в крутые бока тяжеловоза.
Серый жеребец, чуть всхрапнув, пошёл, пока шагом; из ноздрей его вырывался пар.
- Добрый конь, - произнесла воительница, повернув голову к своему собеседнику, улыбнулась: открыто, почти радостно, и на мгновение блеснули влажно её ровные зубы. - Спасибо, Тони.

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (10.04.2016 18:50)

+2

6

— Пёсик их Хельхейма? — заинтересовался Тони, не так чтобы досконально знавший остальные реалии Девяти Миров, но, в общем-то, благодаря рассказам Тора и собственному неуемному любопытству знакомый далеко не только с Асгардом. Можно было примерно представить, что там была за собачка, и, сказать по правде, встречаться с ней мужчина желанием не горел. По крайней мере, будучи невооруженным. — Мда. Кого только сюда не заносит. А подруга твоя неплохо освоилась здесь, как я смотрю. Телевизор вообще штука веселая. Она и для части местного населения преподносит очень много удивительных открытий. И не только оно, если уж на то пошло.
"Бобры. Расскажи некоторым здесь о том, что ангелы живут на земле с песиками из одной из вариаций ада и смотрят передачи про бобров — выдачей гордого звания еретика они уже не ограничатся. Даже в клинику забирать, наверное, побоятся. Но ведь, сколько бы ни было в этом иронии и сколько бы всё это ни рушило все религиозные каноны, правда же, черт возьми!"
Гнедой поводил ушами, тряхнул головой и был таков, ничем не показав, что не угостивший вкусняшкой всадник и факт присутствия второй лошади рядом его вообще как-либо заботят. Выглядел он, впрочем, не так чтобы напряженно, скорее просто настороженно — большинство лошадей были вполне дружными животными и легко шли на контакт, но это не значило, что абсолютно все с ходу будут доверять людям, которых видели впервые и от которых не знали, чего ждать. Тони же вовсе являл собой пример хорошего настроения, даром что верховая езда в самом деле была самым нетипичным для него занятием, попадавшим скорее в категорию "всему научишься, если понадобится и прижмет". Впрочем, чего он действительно опасался меньше всего, так это свалится.
— Осмелился предположить, — добродушно хмыкнул Тони, разворачивая коня и шагом направляя следом за тяжиком. — Опыта у тебя в любом случае больше, чем у меня.
Опыт опытом, а Старка в таких случаях всегда выручала голова. Хорошая память вкупе с быстрой обучаемостью не позволяла просто взять и отбросить полученные когда-то навыки и опыт, так что по большому счету всё, что мужчину поначалу задержало на одном месте и в то же время вынудило остановиться любопытно повернувшего голову гнедого, это необходимость разобраться с поводьями и стременами. К тому моменту тяжик уже проявлял чудеса собственной грации, ничуть не уступающей обычным лошадям. Более грузный, но и только.
Всё-таки Энджела была прекрасна. Неземная красота сильной и гибкой женщины до сих пор омрачалась только её явной хмуростью и замкнутостью от окружающего её чужого мира, отрадно было, пожалуй, вообще впервые видеть, как она улыбается и смеется. По крайней мере, ей это очень даже шло. Приняв приглашение, мужчина тронул бока гнедого и выслал того сначала в рысь, затем почти следом в легкий галоп. Конь фыркнул и, выгнув шею, бодро описал широкий круг вокруг серого, на третьем заходе поравнявшись с ним и тоже перейдя на шаг. Возможно, совсем не чисто с технической точки зрения, но Старк держался достаточно уверенно для того, чтобы в очередной раз произвести впечатление человека, которому всё нипочем, в какие обстоятельства его не поставь. Как, всё-таки, и собственные впечатления зависят от ситуации — никуда не надо гнать, никуда не надо бежать, думая о том, как бы никого не убили, просто сориентируйся в непривычных ощущениях, пообвыкни и тоже начни получать удовольствие. В конце концов, этой прогулкой он и себе организовал выходной, пусть цель перед собой ставил совсем не эту. А идущие рядом кони, такие разные, но всё-таки являющиеся представителями одного вида, дружно выдыхали облака пара, хоть мужчине и пришлось придержать гнедого, чтоб тот не сильно гнал вперед.
— Всегда рад, — Тони адресовал Энджеле шуточный поклон, нисколько не неуклюжий из-за положения в седле и реактора, всё же несколько стесняющего подобные движения. А на снегу по полю лежали две цепочки следов от подкованных копыт. — Правда. В каждой стране свой взгляд на верховую езду, в Америке сейчас больше в ходу истории про ковбоев, чем восточная романтика, но что-то в этом есть. Что не сравнить с современным миром.
Ага. У Дрю, да и не только у неё, будут глаза как два блюдца, узри она эту картину. И ведь не врал же...
Тони кивнул вперед, в поле, приглашая прогуляться по отведенной клубу территории. Времени было еще много.

+3

7

Они катались, должно быть, часа два, если не больше. Разогревшиеся, пофыркивающие кони отстукивали по промёрзшей земле ритмичный шаг, порой переходя на рысь, и остававшиеся на белом полотне следы были единственным, что сейчас связывало двоих всадников с цивилизацией, с шумом людей и гулом автомобилей, всё это осталось там, позади, запорошенное снегом и отошедшее на второй план. Рыжеволосая женщина, высокая и статная, что казалась сейчас неотъемлемой частью пейзажа, вписанной в него, точно последний, завершающий штрих картины, улыбалась; говорила Энджела всегда мало, а сейчас словно вовсе позабыла про слова, отдаваясь звонкому, щемящему чувству удивительной свободы.
Всё было здесь немного по-другому, не так, как ощущалось там, в Нью-Йорке; со всех сторон их окружала только природа, льдистый и холодный зимний пейзаж, напоминавший Охотнице что-то неуловимое, но при том до жути знакомое, что-то вроде сна или мимолётного видения - словно из прошлой жизни. Так порой ей снился златой град и дикие зелёные леса, но чаще всего Бескрылая забывала о тех призраках наутро, срываясь вновь куда-то бежать, кого-то загонять и выслеживать. Сейчас у асиньи впервые за много, много последних лет было время остановиться - внутренне, что было очень непросто сделать в любом другом месте, - и бросить внимательный взгляд на всё то, что происходило вокруг неё. И ужаснуться, быть может, поняв до конца, что Сэра невыносимо права, и на самом деле жизнь её до нелепого пуста: дом, в котором не хочется жить, золото, которое на самом деле не нужно, вещи, которые есть лишь потому, что так сложилось... Слегка натянув поводья, Бескрылая ударила пятками в крутые бока жеребца, пуская его рысью; и пение ветра, всплеснувшего вокруг неё лёгким свежим дуновением, заменило богине любые молитвы.
Ей было хорошо - просто, по-настоящему, удивительно хорошо.

Усталых коней под уздцы увели конюхи, когда и Альдриф, и Тони уже давно спешились; рыжеволосая, подняв голову и глядя в низкое сероватое небо, улыбалась чему-то, щурясь на закрытое облаками солнце - было видно, что его свет тонет в белёсых глазницах, точно в двух сияющих озёрцах, и не в силах выбраться из них наружу. Мыслями особо делиться женщина как-то не привыкла, но по тому, как она держалась и как смягчилась жёсткая складка у краёв её губ, как плавны стали осторожные жесты, было видно, что сейчас Энджи не думает ни о мире, которого лишилась, ни о пустоте, которую получила взамен; когда Старк предложил продолжить прогулку где-нибудь ещё, она отказываться не стала.
В конце концов, она тоже имела право на простой отдых от собственного прошлого, и человек, который знать-не знал, кто же на самом деле эта гостья из чужих миров, давал ей совершенно уникальное чувство причастности к окружающей действительности, именно то, что не могла воительница найти ни среди магии своей Сэры, которая сама легко приняла Мидгард, но никак не могла объяснить его подруге, ни Тор, пусть и давно обосновавшийся в Нижнем мире, но всё же не родной ему. В Железном Человеке была какая-то лёгкость восприятия, она звучала в его голосе, когда он рассказывал своей спутнице про Рождество (отголоски христианства не докатились до опальных ангелов, оказавшихся изолированными от всей вселенной, а не только от Рая, по собственной глубочайшей глупости и жадности, и оттого для дочери Одина всё это было вновь). Для вечно напряжённой, ждущей беды и подвоха в любой мелочи воительницы это было удивительным, но оттого, пожалуй, ещё более интересным.
Она не понимала Тони: он был настолько другим, насколько мог быть только представитель другой расы и другого пола, но вместе с тем было просто... Приятно, пожалуй, просто приятно - почувствовать себя живой, отбросив всё в сторону хотя бы на несколько часов. Думать о долгах, о цене, о том, что всему придёт время своё быть возвращённым, женщина себе просто запретила. Потом, всё потом! Ведь можно же порой побыть беспечной, когда выдаётся такая возможность.
Обязательно можно, пусть даже недолго.

Прилетели спутники к озеру: небольшому, затянутому тонкой корочкой льда и основательно заснеженному. Место было явно безлюдно, окружённое не то рощей, не то и вовсе лесом, потому что кроме птичьих да лисьих следов вокруг не было ни отпечатка и ни души; медная, на пожар похожая Альдриф пламенела среди девственного снега и тихо смеялась. Зачерпнув рукой пригоршню, она скатала аккуратный снежок и бросила его на водяную гладь; полынью тот не пробил, но слышно было, как корка тихонечко треснула - богатырской силушки асинье было не занимать.
- В Хевене ведь не было зимы, - вдруг начала она, скатывая в ладонях и второй снежок, и голос её, чуть хрипловатый, звучал на удивление спокойно, словно надлом, связанный с какой-то старой, закостенелой болью наконец-то отступил прочь, - наш климат существенно отличался... Вечный Эдем, как рассказывали наши легенды, лучший, чем тот, который создал Иегова, вечные +24, лёгкий бриз и дожди по расписанию. Идеальная погода для ангелов, а так же любых хищных тварей, включая озёрных мантикор, горных драконов и виверн. Снег у нас только в горах был, а туда не так-то просто добраться, потому и не ходил никто толком: мне только один раз пришлось, когда я искала одну белую ящерицу. Ваш мир совершенно уникален, в нём столько всего, чего нет и никогда не было в Девяти мирах и тем более в последнем.
Снова смачный "шмяк" об лёд и следом - тихое, но ощутимое похрустывание.
Глаза у женщины возбуждённо поблёскивали, отливая расплавленным металлом.

+2

8

Всё-таки подобный способ времяпровождения был для Энтони непривычен совсем. Верховая езда в само деле не была чем-то совсем уж в новинку, но в какой-то мере это действительно можно было назвать жертвой для того, чтобы порадовать одинокого ангела, у которого в этом мире мало что было. Он не знал её подруг, с которыми она жила бОльшую часть времени и про которых иногда рассказывала, но из всё тех же рассказов мог сделать вполне конкретные выводы о том, что они не могли дать ей всего, в чем она действительно нуждалась. Да и он, собственно, всё, что мог ей дать, так это поддержку и компанию — или такое вот времяпровождение. Попытаться скрасить вселенское одиночество. В кои-то веки Энджела в самом деле выглядела радостной, некая тень с её лица исчезла, место которой заняла скорее свободолюбивая непокорность пламени, которое она иногда напоминала. А он, глядя на этот внутренний полет эмоций, всё больше думал о себе, о своих привычках, о собственной устоявшейся жизни, которая множество раз рассыпалась на осколки и упорно собиралась воедино, в мире который он столько раз спасал от всевозможных угроз... Сейчас угрозы не было никакой, но ассоциативный ряд делал своё дело, а броня была хоть и рядом, но всё же — на некотором отдалении, в то время как в последние годы он привык держать её на расстоянии вытянутой руки почти всегда. С одной стороны ритмичный топот копыт отгонял тревогу, с другой — он её только разжигал. У самого на душе было достаточно беспокойно, хоть мужчина и не видел тому никаких рациональных объяснений и причин. Единственное, что он сам мог предположить — за годы всевозможных драм и катастроф, попеременно сменяющих друг друга, просто отвык от размеренной жизни и намека на хоть какое-то спокойствие, и наученная горьким опытом голова твердила, что что-то обязательно пойдет не так, из-за какого-нибудь дерева обязательно выскочит какой-нибудь дрон или Фин Фан Фум собственной персоной, неистово желающий его смерти (или спутницы, которая вроде никому тут не мешала), хоть логически им и было просто неоткуда здесь взяться. (Хотя чего он удивляется? Им и раньше порой было неоткуда браться, однако брались же.) Он давно уже пер напролом и практически не останавливался, чтобы осмотреться и обдумать складывающуюся картину, заснеженное поле и покрытые белым покрывалом деревья словно держали за руку и уводили в другой мир, в самые разные воспоминания. Душевное равновесие хронический и охочий до приключений трудоголик давно обрел в работе, в проектировании и планировании, планировании, планировании, неразрывно связанным со всем миром и его Железным "я", а мерный стук копыт о промерзлую землю в такой обстановке навевал весьма своеобразное настроение. Впрочем, Тони был достаточно умелым актером, чтобы до поры реальное свое накатившее настроение скрывать за участливым весельем. Когда то было действительно нужно. По крайней мере отчасти это было так, остальное уже неважно. Гнедой, знать не знающий никаких боев, кроме соревнований по выездке, где самый большой риск был получить стэком по заднице, честно нес вперед, напоминая о том, что помимо одного устоявшегося мира существовал и совершенно другой.

В общем-то продолжение прогулки Тони предложил безо всяких задних мыслей, тем более что на какой-то промежуток времени она перенеслась в воздух. Тревога как-то сразу отпустила в излюбленном образе и при возможности просто полетать, да еще и в приятной компании. Недолго, но всё равно забавно — что грозное оружие ценой в семь миллиардов долларов еще довелось использовать подобным образом, просто прогулки ради за чертой города. Энджела оказалась еще и благодарным слушателем — сама она говорила не так много, в то время как Тони спокойно компенсировал это за двоих, охотно и легко рассказывая о том или ином. Компания всё же оказалась подходящая, чтобы отмести невеселые мысли в сторону, тем более что вскоре они залетели в такую глушь, что её можно было рассматривать с двух сторон мнений собравшихся: Энджела радовалась чистоте и нетронутой природе, а Железный Человек предпочел не портить впечатление чистосердечным признанием о том, что в таких местах, где никто ничего не видит и никого случайно не зацепишь, он обычно частенько испытывал новую технику. В итоге настроение ангела он как-то невольно разделил, проследовав за девушкой к берегу озера. Невольно глянул на свою металлическую ладонь, в которой снег бы моментально растаял, хмыкнул и во второй раз приказал броне выпустить его: сочленения доспеха разошлись, мужчина шагнул вперед, в белизну, выдохнув на морозе клуб пара. Красота.
— И как она тебе? — поинтересовался Тони, проследив за траекторией полета второго снежка. Он подошел к берегу и присел у основания льда. — В этом мире тоже зима приходит не везде. В некоторых регионах она царит круглый год, а где-то наоборот — вечное лето, и про снег там только слышали. Уникален... Хех, я сам видел много миров и разных реальностей, и, пожалуй, да — наш мир многое в себе собрал. Земля, Терра, неважно, как её называют — это планета контрастов. Правда... всё так давно ушло вперед и в то же время в какой-то мере осталось так обособленно друг от друга, что многие совсем не готовы оказываются сталкиваться с этими контрастами один на один, изначально привыкнув к другому. — Ну да, жить в одном месте и внезапно оказаться в джунглях, не зная правил этого места, или в той же пустыне — и жизнь тоже превращается в игру на выживание, неважно, есть здесь какие-то дракониды или нет. Их с лихвой компенсируют холода и скорпионы. — Везде всё по-разному. Хотя очень много тех, кому интересно просто путешествовать по миру, видеть своими глазами всё новое, другое. Участвовать в праздниках других культур. Это место не ограничено парой городов, когда и города все совершенно разные. В том, что касается природы, есть очень много красивых мест. Некоторые из них так и называют чудесами света. Если будет желание, можно будет как-нибудь посетить и их.
Мужчина вывел на снегу поверх льда несколько параллельных волнистых линий, легко рисуя на белом полотне незамысловатую картинку иного пейзажа — в общем-то и здесь умения, как и у многих других инженеров, страдавших или страдающих чертежами, выходили за рамки любительского уровня, просто он никогда не рассматривал это с творческой точки зрения, в основном либо работая, либо по случаю развлекая этим людей. Как сейчас, хотя и не в прямом смысле — на снегу особо не разгонишься.
— Здесь зима совсем не такая суровая, какой может быть... Я не уверен, какие планетарные законы работают в Хевене, учитывая, что ваш мир в какой-то мере волшебный, и не знаю, какие природные явления встречаются у вас, а в нашем мире там, где царят вечные снега и большую часть года длится еще и ночь, часто можно наблюдать довольно-таки интересное явление — северное сияние. Это когда небо просто горит и переливается разноцветными огнями. Этому есть научное объяснение и, в общем-то, оно может возникнуть в любой точке света, но в заполярье его рано или поздно увидишь наверняка. — Тони обернулся через плечо, улыбнулся склонившемуся над ним ангелу и поднялся, стряхнув снег с брюк. Энджела всё же ближе к природе, чем к городской среде. Если она чувствует себя в ней некомфортно, почему бы не познакомить её ближе с другим миром? Который, правда, в такой степени был чужд и самому, но иногда даже хорошо знать и запоминать слишком многое. А в данном случае это не казалось пустой тратой времени: она не со всеми находила общий язык, а он всё-таки чувствовал к ней определенную симпатию. Мужчина, недолго думая, взял женщину за руку и ненавязчиво притянул к себе. Интересно, ей хоть объятия-то не чужды, зверьку, выросшему в мире столь оригинальных правил? Тони добродушно хмыкнул и свободной рукой отвел прядку огненно-рыжих волос, скрывших выразительный белёсый глаз. Что забавно, ничего криминального он в виду и не имел — просто многих подобное... успокаивало, чтоли. — Что скажешь? Мероприятие уже не на один день, но всему этому вполне реально задать направление.
Мужчина кивнул на озеро.
— В любом случае ты здесь не одна.

+3

9

Итак, сегодня был второй день Йолля. И Тор праздновал. А если кто не знает, как Асгардцы празднуют Йолль... то лучше не спрашивайте, ибо такое можно только увидеть, дабы понять и осознать. Достаточно сказать лишь то, что Мстители каждый год морально готовились к этим дням от двадцать второго декабря к Новому Году, стараясь хоть как-то их пережить, и очень радовались, когда Громовержец справлял Йолль у себя дома. Ибо в пьяном угаре празднества Донар был абсолютно полностью, окончательно и беспощадно непредсказуем. И совсем нелогичен в своих поступках и действиях. Он вполне мог привести толпу девок сомнительной профессии в Башню, притом - прямиком из Рейкьявика, скажем, и начать на крыше празднество Югенсборг. То бишь, бросался огромным бревном на дальность, а когда был сильно пьян - и на точность. К примеру, девки спорили, а попадёт ли их бог тем бревном вооон в ту верхушку здания. Бог, конечно, попадал а вот кому было предъявлять счёт за ущерб - неизвестно. Ибо кому в голову пришло бы швыряться бревном в крышу Эмпайр-Стэйт, никто не мог представить. Одинсон молчал, а Мстители не сдавали друга, хотя есть подозрение, что чисто из-за чувства самосохранения, ну и в конце концов, это ж раз в год, всегда все можно списать на какого-нить суперзлодея, укравшего лесоматериалы и случайно сбросившего брёвнышко на здание. Ну а что. А вдруг Гоблину, скажем, понадобилась куча брёвен, в самом деле. Или вон как когда-то Ас решил отметить Йолль, добровольно-принудительно взяв с собой команду не куда-нибудь, а в Грендандию. Почему добровольно-принудительно - ибо телепортировал прямиком из гостиной. Хорошо хоть все были более-менее нормально одеты, и на месте были костры да куча еды и горячительного.
   В общем, Донар праздновал. И сейчас празднества в пьяном веселье носили его по городу, где Ас отмечался в каждом баре, кабаке, ресторане или дайнере, что видел по дороге. Мощно так отмечался, надо сказать, ибо он туда заходил, целеустремлённо и быстро выпивал бутылок с полтора десятка первого попавшегося алкоголя, лапал иногда местных девиц - пусть и культурно, и они были не против, а очень даже за, но все же, и направлялся к следующему. Пока не добрался до Куинса, и почуял в воздухе неладное. Нет, сам Куинс еще как "благоухал", но суть была в другом. Ас почуял, что кто-то решил явиться в этот город, кому здесь было не место. Потянув носом воздух, пьяный Громовержец радостно взлетел в воздух, ибо опознал прибывшего.
   Горный тролль Норнхейма. Почти что как животное, не имеющий умственного развития выше ступени среднестатистического билджиснайпа, огромный, метров шесть ростом, если не все семь, быстрый не по размеру... и донельзя сильный. Сильнее среднестатистического Аса раза в два почти, если не больше. Но тупость этих созданий редко давала им шанс на победу, хотя те, кто с ними не сталкивался и не был подготовлен, обычно не выживали при первой встрече. В целом, они были довольно безобидны, если их не трогать и не лезть на их территорию. А тут... Как он очутился здесь? То, что это была магия, это несомненно. Видио, кто-то отъявленно рвал ткань пространства Мидгарда, и задел ненужные сферы. А сейчас это создание в незнакомой среде, растерянное, озлобленное, напуганное... и множество людей от этого в опасности. Но это все Тор думал бы, если был бы трезв. А так Донар понял лишь одно - вот прям ща он поохотится, и вломит нарушителю по самое не балуйся. Издав боевой громогласный рёв, Тор, шатаясь, взмыл в воздух, и слегка - самую малость, совсем чуть-чуть! - задев парочку зданий, устремился к новой добыче.
   Всего спустя пять минут зигзагообразного полёта он нашёл тролля, увлечённо лакающего бензин из раскуроченной заправки. Почему ему понравилось топливо - загадка. Почему он еще никого не убил - тоже загадка. Ну а то, что на заправке никого не было - так это очень сильное везение, ибо Тор, вместо того, дабы проявить разумное решение и как-то увести тролля подальше, попросту с радостным и пьяным криком запустил молотом в тролля. Пьющего бензин из колонки. Искрящийся молниями Мьёлльнир. В место с открытым топливом.
   В целом, нетрудно угадать, что произошло секундой после. Только вот для Тора этот взрыв был чистой воды неожиданностью: какого хеля оно так бомбануло? Это ясно читалось на его покрытом копотью и гарью лице. Но всего лишь несколько секунд - после бог ринулся мутузить тролля. И тут люди поняли, что лучше уходить еще дальше. Ибо то, как содрогалась земля от их ударов, явно не оставляло ни одной причины для того, дабы, скажем, остаться и поснимать это все на телефон.  Но все же удача сегодня была на стороне Одинсона, ибо он, сам того не понимая, загонял тролля подальше от города. Битва - хотя, сложно сказать, было ли это битвой ведь Донар вполне мог это за определённую забаву воспринимать, будучи донельзя синющим - продолжала кипеть, удары сыпались, словно град, и воздух, и земля были полем боя - и Ас был счастлив. Тролль почему-то - не очень.
   И вот Асгардец нанёс решающий удар: отбив молотом его лапу, и судя по всему, вывихнув, он что есть силы зарядил кулаком тому в челюсть, и тролль вот-вот должен был улететь в далёкие дали... Но успел ухватиться за боёк Мьёлльнира.  Ну а Одинсон, как любой расово верный викинг, руку с оружием не разжал бы даже будучи окончательно мёртвым - рефлекс, впитываемый с молоком матери и вдалбливаемый столетиями тренировок, видимо - птичкой улетел вместе с ним в ясное небо. По пути никто из них даже не рыкнул друг на друга, ибо оба вдруг залюбовались красотами, пролетающими под ними, что не могло не наводить на поразительное сходство умственного развития обеих бойцов, особенно в данный момент. Но вот земля была близко, и что тролль, что Асгардец, спохватившись, будто в сговоре рыкнули друг на друга, и начали бить по морде один одного, с каждой секундой все приближаясь к заснеженной почве. Вот еще пара секунд, какая-то парочка, стоящая неподалёку...
  - Энджи? ТОНИ?!!!..
   За последующую секунду, предшествующую падению, если бы все это просматривалось в замедленном воспроизведении, можно было наблюдать красочное изменение эмоций на морд... лице Громовержца. Сначала - пьяный угарный азарт от происходящего: довольные глаза, радостный оскал, изрыгаемые боевые кличи вперемешку с древнеисландской руганью. Потом - аху... удивление непомерное. Очи, аки монеты Града Асов - такие же чистые, круглые и огромные, рот разинут так, словно бы сейчас он собирался съесть огромный, действительно огромный гамбургер, или даже два за раз. Ну и после - ни с чем не спутываемая эмоция многообещающих и неотвратимых звиздюлей, чтобы не выразиться похуже. А затем было падение.
   Почти сразу же вскочив на ноги, Тор только саданул по голове ни в чём не повинного тролля, вырубив его на ближайшие полчаса (вопрос, почему он сразу так не сделал, оставался загадкой, но эй - Ас пьян, Ас непредсказуем и крайне нелогичен!), Донар сразу же направился к парочке, вполне недвусмысленно указывая на Старка искрящимся Мьёлльниром. Шатающийся, с отменным перегаром, весь  в гари, копоти, подпалинах, ссадинах и синяках, бог, однако, источал сейчас такие волны негатива и агрессии, что нельзя было даже подумать. что он вот сейчас настроен шуточно или хоть капельку несерьёзно.
- Убрал. Лапы. От. Нее. Старк! - сквозь зубы прорычал Асгардец, невольно сбиваясь на древнеисландский, но поскольку с языковым барьером ни у кого из присутствующих не было проблем, то речь поняли все. А если не речь, то интонацию уж точно. И вот Громовержец бешено раскрутил Мьёлльнир, и вновь прорычал:
- Никто не смеет сестру мою трогать, похотливец хелев!
   И в тот же момент молот только свистнул в сторону Энтони, пролетев в каких-то сантиметрах мимо главного его достоинства после ума, сердца и лица. Ну, по адресу к этому месту еще посылают часто из лучших душевных побуждений, но несмотря на то, что туда недалеко -рукой подать, чесслово! - все почему-то отказываются и не идут. Ах да, этим же местом Тони не раз совершал эпичные косяки с различными женщинами, ибо им же и думал. Почему Тор промахнулся? Судя по его взгляду, явно не из-за предупредительного броска. Видимо, дело было в том, что бог был все же зверски.. ээ, уставший. И тут присутствующие могли лишь гадать: КАК должен был напиться Одинсон, чтобы промахнуться. Но, впрочем, в этот раз промах был к лучшему. Ибо так или иначе, Тони, наверное, рано или поздно захотел бы обзавестись маленькими Железными Человечками, и если был бы лишен такой возможности, то очень сильно грустил бы. Ведь, если судить по коту Шалки, можно жить без причиндал. Но грустно. А если брать случай Тони, где наверняка присутствовало бы и лишение непосредственно прибора - так и вовсе очень грустно.
   Впрочем, неудавшаяся кастрация... простите, акт возмездия за поруганную честь его Ненаглядной-Обожаемой-Любимой-Единственной-Маленькой-И-Ранимой сестрёнки была наименьшей проблемой. Ибо пьяный и крайне злой Громовержец, вот-вот собиравшийся либо избить бедного Тони до посинения, либо завершить начатое уже голыми руками, искрящимися от электрических разрядов, все еще никуда не исчез.

+2

10

Улыбнувшись, женщина чуть тряхнула головой, и медные локоны вновь упали на её остроскулое красивое лицо. Густо очерченные кармином татуировки глаза блеснули отсветом снежного сияния: пустые глазницы, такие нереальные, изумительные для большинства живых существ, впитывали в себя любой свет, и он будто бы навсегда терялся где-то в глубине души Энджелы. Удивительно, но она не оттолкнула Старка и даже не попыталась утопить его в пруду, как сделала бы с подавляющим большинством мужского населения - за исключением, быть может, Енота, который, ластился к суровой нордической дамочке, когда был слегка не трезв, и даже пару раз засыпал, свернувшись в клубок у неё на коленях.
Но то Ракета, а Ракета - это даже в некотором смысле лучше кота; насчёт остальных представителей противоположного пола воспитанная в матриархате Охотница никаких особых иллюзий не испытывала... Однако почему-то продолжала стоять рядом со Старком, чуть откинувшись назад и задумчиво разглядывая своего собеседника. Возможно, магическая аура лошадок подействовала на Альдриф в высшей мере успокоительно.
- Я видела северное сияние в одном из миров, - помолчав ещё, произнесла женщина наконец, легко кивнула, как бы соглашаясь сама с собой. - Мы там были вместе со Стражами, забрались далеко на север... Магнетическое зрелище, ничего не скажешь. Завораживает по-настоящему. В Хевене об этом ходили только легенды... Да, подобного у нас не существовало - рукотворный Эдем с выдержанным микроклиматом, сам понимаешь, подобные изыски не закладывались в основную программу представления. Королева любит хорошую погоду, что поделать.
И Бескрылая тихо засмеялась, вспомнив о той, которой готова была посвятить всю свою жизнь, дабы услышать слова одобрения; где теперь это всё, что теперь с сёстрами, с такой радостью отрёкшимися от неё, что теперь с её домом, в котором давно погас очаг? Всё это так невыразимо далеко в прошлом, будто бы было в прошлой жизни, хотя прошло от силы... Сколько? Года три? Должно быть.
Но всё уже почти забылось, ненужное, брошенное прошлое, из которого нечего взять.
"Почему бы и нет," - уже хотела было сказать рыжеволосая, как вдруг обострённые чувства следопыта, успевавшего предугадывать выпады мантикоры до того, как сам зверь успевал их совершить, истошно заголосили: что-то было не так. Набат интуиции грянул внезапно, но зато со всей дури, отозвавшись дрожью в кончиках пальцев.
Асинья вскинула голову, всматриваясь в небо, и вдруг сквозь непоколебимое спокойствие её проступили тени злости, смешанной с каким-то отчаянием. Вот этого-то только и не хватало - какой раз? Десятый? Ну не меньше точно.

- Какого?!..
Энджела успела отпрыгнуть за мгновение до того, как молот брата смёл бы её куда-то в сторону озера, приземлилась в снег, перевернулась, точно кошка, мгновенно вскочила на ноги и метнулась обратно, выхватывая из-под куртки рукоятки топоров. Со звуком "сникт", столь характерным для появляющихся из ниоткуда лезвий, оружие сверкнуло золотом в лучах плавно опускающегося к горизонту солнца, а женщина, плечом оттолкнув Старка куда-то в сугроб, выпрямилась во весь свой немалый рост, опустив напряжённые руки: видно было, что она сдерживается, чтобы не метнуть оружие в грудь драгоценному старшенькому, одним своим появлением умудрившемуся разрушить появившуюся было надежду на просто хороший день.
Забери его дьявол, почему Одинсон умудрялся появляться всегда настолько не вовремя! От злости и бессилия, от ощущения того, что ей опять не позволили просто хотя бы на миг забыть обо всём и побыть не воином, не ангелом, не охотником, не знающим себе равных, а просто женщиной, самой обыкновенной, не думающей о цене поступков и не ищущей выгоды, хотелось выть. Или убивать. Сказать, чего же хотелось больше, было очень сложно.
- Ты пропил остатки мозгов! - Напряжённый голос асиньи хлестнул кнутом, и в хрипловатых интонациях чудился рык.
С безрассудством, которое может продемонстрировать только разгневанная женщина, Энджела прыгнула вперёд. Глаза её, белёсые прежде, полыхали расплавленным металлом - не было на всём свете слов, чтобы описать тот гнев, который сейчас клокотал в богине, требуя в качестве выхода порубить драгоценного родственника на мелкие кусочки и желательно ещё разметать по свету. Где-то на краю сознания мелькнула мысль про Тони, которому и так досталось сильно больше, чем он заслужил (в отличие от бога грома, которому эль алкогольными парами застил мозг до совершенно неприемлемого состояния, когда почудиться могло всё, что угодно, Аль не видела в жесте Старка ничего оскорбительного), но потом Охотница пришла к выводу, что Железный Человек не идиот и как-нибудь сам в состоянии позаботиться о собственной шкурке.
И мир погас, сузившись до одной точки, в которой не существовало ничего, кроме на радостях от обретения младшей сестры съехавшего с катушек Донара, явно собирающегося устроить локальный шторм, который запросто мог серьёзно изменить ландшафт. Да гори оно всё синим пламенем, в самом деле.

Серьёзным преимуществом Бескрылой была только её скорость: в силе ас намного превосходил сестру, да и в опыте она ему, пожалуй, была не ровня, привычная не столько сражаться, сколько охотиться; но двигалась Альдриф столь стремительно, что даже в трезвом виде Тор успевал за ней не всегда. Сейчас же, мало того, что покачивающийся от количества употреблённого горячительного, так ещё и слегка помятый троллем, бог не имел особых шансов уследить за перемещениями рыжеволосой женщины, превратившейся в размытый огненный вихрь.
Вместо того, чтобы врезаться ему в грудь, асинья нырнула в сторону, огибая мужчину слева: те драгоценные миллисекунды, которые он потратил бы на поворот, были её форой. Провернув топор в левой руке, Энджела размахом опустила обух между лопаток брата. Хотелось, конечно, лезвием, ничего не скажешь, но так было, во-первых, гуманно, во-вторых, достаточно безопасно. Сломать позвоночник асу всё равно возможным не представлялось, потому как скелет Тора явно способен был выдержать даже обрушение горного массива на свою спину, но хотя бы отвлечь громовержца от перспективы расправы над ни в чём неповинным смертным можно было попробовать.
- Не будь идиотом, Тор Одинсон, - да, тут можно было по посмеяться, но как-то воительнице на данный момент существования было совершенно не забавно, - или хотя бы попытайся включить остатки своего ума: пока больше всех проблем мне доставляешь ты сам. Я не позволю тебе тронуть Тони. Не лезь не в своё дело!

+2

11

Момент был красив и задумчив, как и спутница этого дня, хотя Тони это, в общем-то, предложил не машинально: просто он раньше любил путешествовать, мог много чего показать и рассказать, причем необычного и отнюдь не рядового. Он за свою жизнь столько колесил по свету, что еще несколько прогулок или перелетов его ничуть бы не напрягли, так что если у него будет время и это подняло бы настроение кому-то, тем более столь прекрасному — чего бы нет? И самому редкая возможность развеяться и вспомнить моменты, когда его еще жизненно интересовали такие вещи. Сейчас жизнь ушла в совсем другую колею и он перестал задумываться очень о многом. Работа, работа, супергеройская жизнь, современная броня и внеочередной конец света. Будни. Так и живем...
Самое смешное, что это был тот редкий случай, когда Тони стоявшей рядом красавице навязываться особо и не думал, впрочем, если бы за улыбкой и последовало бы что-то еще — это уже никто никогда не узнает, потому как пролетевшая где-то на фоне тень и последовавший за сим явлением оклик лишь ненамного опередила реакция Энджелы на сию невиданную хрень. Громкое "БАХ" где-то там же на заднем плане, далее вопли, по которым Тони с некоторым удивлением опознал Тора, далее мимо просвистело что-то очень тяжелое и наэлектризованное, но интуитивно и печально знакомое — только почему-то ниже головы, куда Громовержец обычно целил своим Мьельниром, когда пытался доказать ему что он неправ/делал предупреждения/ему просто что-то не нравилось, но не успел Тони переварить тот факт, что его снова чуть не пришибли, и осознать, кто там что вообще кричал, как его бесцеремонно пихнули в сторону, в сугроб, который со стороны, возможно, казался мягким и пушистым, а на деле скрыл собой какой-то на редкость колючий, но крайне живучий и воинственный куст. Энджела тут же куда-то усвистала, но обладавший совершенно не божественной реакцией и скоростью мужчина проявил собственные чудеса мгновенной изворотливости и собрался настолько быстро, насколько это вообще было для него возможно, отплевываясь параллельно от снега и честно пытаясь понять, какая башня упала Тору на голову в этот раз.
— Пятница, переводи М-52 в боевой режим сейчас же! — скомандовал мужчина, отшагнув в сторону. Броня осталась неподалеку и откликнулась тут же, фрагментально вернувшись к своему создателю примерно к тому моменту, когда настала очередь Тора плюхаться пузом и лицом в снег. — Что здесь вообще происходит?
— По моему всё легко объясняется тем, что Тор просто пьян, — "вздохнула" виртуальная помощница, при стоявшем в стороне прототипе уже честно обработавшая все возможные данные. У богов было всё по своему, но некоторые вещи как дважды два были схожими с земными, не считая более устойчивого к таким вещам метаболизма.
— Опять?! — фыркнул мужчина, вскинув руки раскрытыми ладонями: стрелять не хотелось, но было ощущение, что придется. Хотя вряд ли удар энергетической кувалдой в грудь его уризонит, скорее наоборот распалит еще больше. До ума вдруг дошел момент сказанного, который Старк на первых парах упустил из виду, зато сейчас слова Громовержца всплыли в уме во всей своей красе. — Стоять. Она твоя сестра? Ты его сестра?!
Последнее было адресовано уже Энджеле, причем если лицо сейчас было скрыто маской шлема, то даже искаженный голос более чем прекрасно передавал всю степень изумления пилота.
— Подтверждаю.
— Пятница, ты знала?
— Да. Со второго дня пребывания Энджелы, которую Тор практически всегда называл "Альдриф" или "сестренкой", в нашем здании.
— И ничего мне не сообщила?!
— А ты спрашивал?
На этом моменте диалога создателя и его творения Железному Человеку очень захотелось приложить руку к лицу. Пожалуй, у многострадальной, вдоль и поперек уже переписанной программе Фрайдэй в самом деле была еще вся жизнь впереди, и она только началась с самостоятельности и системы логических выводов. И миллион доработок, внеплановых, в воспитательных целях. Потому как если последовал такой вопрос: Тор вовсе не просил ИИ хранить это тайною за семью печатями. Впрочем, ему она эту тайну всё равно бы сдала с потрохами, но в совсем других формулировках.
— Приехали.
Мужчина опустил руки и посмотрел сначала на брата, потом на сестру. Что ж, нечто общее у них действительно было, но Энджела никогда особо не поминала Асгард, в основном Хевен. С одной стороны — догадаться можно было, с другой... ангелы, боги, разница... это не смешно!
— Так, — Старк честно попытался собрать разбежавшиеся мысли в кучку. — Ребята, спокойно. Тор, думай что хочешь, но я просто хотел ей мир показать. Сегодня тебе уже не наливать, так что сейчас ты встанешь и успокоишься, а я останусь там, где стою. Идет? — со стороны это выглядело глупо, но с пьяными разговаривать можно было только так. Судя по всему, слушать более сложные связные речи этот товарищ сегодня не будет.

+3

12

Итак, что имелось на текущую минуту на невинной полянке? Ни в чем не виноватый и пострадавший больше всех Тони, наспез влезающий в свою консе.... броню - одна штука. Злая, нахохлившаяся и взбешенная Альдриф, активно пинающая и рубящая наотмашь оружием по старшему брату - одна штука. Ни в чем не виноватый тролль, тихо постанывающий, сетующий на свою горькую судьбу и плачущий где-то под сосенкой с черепно-мозговой травмой - одна штука. Борозды в почве, подпалины от молний, поваленные деревья вокруг - сотни, тысячи их! И Громовержец, бухущий просто в сопли, слюни, зюзю, дровища и говнище, но оттого почти не чувтствующий боли, усталости, непредсказуемый в сражении и действиях да откровенно злой - одна штука. В глазах Тора, кстати, все вышеперечисленно троилось как минимум, что доставляло и смешило бы присутствующих, хотя бы когда он орал на Старка, когда тот был метра так на два правее. Если бы не было все так челодланно печально.
   А теперь задумаемся, по чьей вине внезапно все это случилось. И здесь есть аж четыре версии, которые надо обязательно рассмотреть, дабы Норн не нагружать очередной работой.
   Итак. Со стороны Тони, судя по его лицу, все было просто и понятно: ''О, зачем мне это'', ''да упейся вконец ты уже'', ''за какие грехи я расплачиваюсь ЭТИМ'', и так далее, и тому подобное. Это было видно невооруженным, пьяным глазом даже, пока забрало шлема не опустилось. И в целом, несмотря ни на что, Тони вряд ли был виновен здесь. Он лишь хотел приободрить потерявшуюся в новом мире Асинью. Ну а все остальное - так кто ж виноват, что Альдриф такой красавицей уродилась и одевалась так открыто.
   Теперь же рассмотрим позицию сестры Донара. Энджела вообще во всех своих злоключениях после ухода из Хевена винила, кажись, только одно существо - Одинсона. Впрочем, если бы Громовержец не полез в Хевен выяснять правду о своей потерянной сестре, возможно, их первая встреча и была бы иной. Если вообще состоялась бы. И, возможно, Энджела так бы и моталась по космосу со Стражами. И все последующие эксцессы так или иначе происходили с участием Тора. Да, он руководствовался чувством семьи и своей чести, но... упрямость Бога Грома и его методы давно стали притчей во языцех. Нельзя сказать, что Аль была права всегда - она тоже делала ошибочные поступки, да. Но вот то, КАК делал правильные поступки Громовержец - это был вообще звездец. И сейчас ее братец умудрился испортить, возможно, первый счастливый отдых в Мидгарде за все последнее время. Ясно же, что Энджела пылала желанием натянуть Тору глаз на... Мьёлльнир. И была чертовски в оном упорна.
   Третьим на очереди был тролль. Он вообще не хотел находиться в этом странном, дурно пахнущем и шумном мире. Он был голоден, напуган, растерян и просто хотел покушать да домой попасть. Он битвы никакой не желал, посему и сильно разозлился и напугался, когда на него буквально налетел пышущий перегаром детина с очень болезненно бьющимся молотом. Ясно дело, что он защищался, но силы были ой как неравны. И тот факт, что этот блондин спьяну увидел в нём товарища по игре ''сопротивляйся, не сопротивляйся, а все равно тебя сейчас я угандошу'', тем более пугал тролля. Он ведь никому не желал зла, просто хотел домой и чтобы его оставили в покое. Но не сложилось. И так уж вышло, что если бы не тролль, изголодавшийся да нашедший нефть в форме бензина - Тор бы не нашел сестру с Железным Человеком и не испортил бы им отдых.
   Ну и наконец рассмотрим позицию Тора. В целом, она была проста как дважды два - двадцать два (а все потому, что кое-кто учебные залы прогуливал и вообще не закончил): размахнись посильнее и накажи виновника и обидчика своей ненаглядной сестры. И постарайся не помереть от ее нелогичной агрессии в процессе, если возможно. Посему Ас не атаковал Энджи, лишь отмахивался, уклонялся в лучших традициях пьяного мастера - а ходили слухи, что из-за невероятного алкоголизма Одинсона он познал этот стиль лучше многих восточных мастеров, но то были лишь слухи. Но судя по тому, что попадали пр нему в лучшем случае раз из шести, может, слухи и не были беспочвенны. Ибо предсказать тактику и манёвры бухущего Аса Энджи все никак не удавалось. Тактика ''набухайся и в сраженье'' никогда не подводила Громовержца. Но вот то, что двигало его намерениями.... тут нужно более подробное объяснение.
   Так уж вышло, что довольно давно Тор общался с Фрайдэй о своей сестре. В некоем роде, как с советчиком, и тогда, когда рядом никого не было. И обсуждали они многое: правильно ли поступил Донар, что вообще вытащил насильно сестру из Хевена, причины его заботы о младшенькой, его видение Энджи и так далее, и тому подобное. Но вот незадача - Одинсон, в общем-то, не делал из этого тайны. Просто так выходило, что общался он наедине с Пятницей на эту тему. И он уж точно не просил ее скрывать это все от Тони, даже не думая хранить такой секрет от друга. Посему честно думал, что Старк в курсе того, что Альдриф - его младшая сестра. Но так вышло, что электронная помощница миллиардера ему почему-то об этом не рассказывала. И сейчас даже только соизволила сказать только то, что Энджела - это на самом деле Альдриф, ВНЕЗАПНО Одинсдоттир. Почему - да кто знает. Это же девушка, пусть и электронная, а их хеля с два поймёшь. Но ближе к их беседам. Одним из самых частых вопросов, поднимаемых в ходе оных, был вопрос того, как себя поведут другие мужики вместе с Альдриф. Ведь сестра Тора была очень, ОЧЕНЬ красивой, и вполне могла превзойти свою мать Фрейю в плане красоты. И да, что Тор, что Пятница знали о ... ээ, розовеньком таком взгляде Энджи на партнеров, но оба ссылались на то, что она росла в девичьей среде, где мужики вообще за скот считались. То бишь - нормальных мужчин она не знала. В том, что Куилл под определение нормального мужчины не подходил, они также сходились. Но рано или позно она встретит мужчину, который может показаться ей ответственным, надёжным и заботливым, сильным еще вдобавок - а ведь об этом все женщины думают и мечтают. Но как правило большинство мужиков на поверку оказывались, скажем, не такими рыцарями на белом коне. И Одинсон очень переживал, что Энджи повстречает какого-то такого индивида, и только начнёт было открываться ему, как он ее сразу же и обидит, бросит или предаст. Нет, ясно дело, что после этого Донар кожу с него живьем снимет раньше, чем Охотница отомстит обидчику, но сам факт обиды он не уберёт. И после такого сестричка совсем замкнётся в себе, и может зачахнуть, чувствуя себя никому не нужной. Да, он понимал, что она уже взрослая, да вот ее неопытность в этом новом для не мире недооценивали, кажется, все, кроме Громовержца и Фрайдэй. К чести Пятницы будь сказано - она много раз терпеливо и настойчиво советовала ему не наседать так на сестру с опекой и заботой, видимо, понимая, что опекать Донар умеет крайне своеобразно и меры может не знать, особенно когда дело касается семьи. Но Тор, кажется, был глух к ее речам, из-за своего слишком сильного стремления уберечь сестричку.
   И вот еще о чём часто говорил Ас с Фрайдэй. О том, как Тони может повлиять на Энджелу. Все-таки, он был одним из первых, кого она увидела в этом мире, и ему как-то побольше остальных верила. А ведь Старк был известен своим интересом к красивым девицам, в независимости от их происхождения и прочих факторов. Не то, чтобы Бог Грома не доверял другу. Просто понимал - он может и не удержаться, и удариться... ээ, в рецидив. И хоть Фрайдэй заверяла его, что будет присматривать за Энджи по мере своих возможностей, все равно Тор не мог избавиться от опасения, что Энтони может своим поведением обидеть его сестричку, пусть и неосознанно. А теперь добавьте к этому опасению его пьяное состояние, то, что Железный Человек обнимал Альдриф - и получите вполне закономерный результат. Сейчас Тор явственно хотел устранить угрозу, при том не задумываясь о последствиях и совершенно не слушая чужих речей и обращений. И настроен он был серьёзно. Крайне серьёзно.
   Посему, когда Энджи приложилась ему по лицу коленом в прыжке, он решил, что пора заканчивать. Рыкнув, он подставился под очередной удар, и улучив момент, просто опустил молот ей на ногу. Даже не бросил, а так, положил скорее. И все. После чего, не обращая на нее внимания, направился к Тони, шатаясь и источая из сжатых кулаков ослепительные разряды:
- Ты посмел.... Как ты посмел, Тони?! Она ведь столь зелёная, неопытна столь в мире, чуждом и неясным ей! А ты оным воспользоваться решил, да?!! Да я тебя сейчас...
   Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, ЧТО сейчас сделает со Старком Донар. И вряд ли бы Тони смог долго продержаться перед неминуемой расправой. Да только никто из присутствующих не учёл: их всех сдесь было не четыре (ибо хныкающего бедного тролля все слышали), а пятеро.
- Да остановись уже!
   Благодаря голографическим проэкторам в броне из выставленных рук Тони ''выскочила'' Пятница, закрывшая собой Старка. Не то, чтобы она могла его остановить... но это был нежданчик. Пусть и вызванный, скорее всего, функцией защищать создателя. Посему Ас таки остановился, ибо вопреки всему он почему-то считал ее не всего лишь программой, а полноценной личностью, пусть и без осязаемого тела.
   И тут же Фрайдэй начала втолковывать Тору, что сейчас он неправ. Быстро, кратко и на удивление доходчиво для бога. Она говорила ему, что Энтони и вправду ничего такого не имел в виду, ну а то, что у него уровень каких-то гормонов поднялся - так это все Энджела, расхаживающая во вполне вызывающем виде и в целом являющаяся особой весьма привлекательной, и они это не раз обсуждали. И вот такое его поведение, к тому же в таком пьяном виде - это уже не забота о младшей сестре, а свинство чистой воды. И так он не только не сможет ее защитить, но и потеряет своего друга по причине его преждевременной кончины. Посему пусть он одумается, и если он ее, духа Башни, уважает, дорожит дружбой со Старком и действительно заботится о своей сестре, то сейчас же извинится, уберёт молот с ноги Альдриф, решит вопрос с троллем без убийства и удалится, чтобы подумать о своём поведении.
   Отчитавшая Громовержца программа, так человечно изображавшая тяжелое дыхание и возбуждённую речь, как ни странно, но заставила Одинсона окончательно остановиться. Лицо Донара выразило удивление, молнии в глазах вспыхнули... и погасли. Его взгляд потух, осанка слегка сгорбилась, бог опустил буйную голову, и так молча простоял с минуту. Почему именно Фрайдэй он послушал - неизвестно. Как она вообще смогла до него достучаться - тоже неизвестно. Но результат был налицо.
- Да. Права ты, леди Фрайдэй. - окончательно понурившись, Ас медленным нетвёрдым шагом направился к троллю. Тот при его приближении испуганно замычал, пытаясь закрыться руками, но Одинсон, подняв ладони в примирительном жесте, тихо произнёс, что не желает ему зла и просит прощения. Пусть тролль и не обладал мало-мальски развитым интеллектом, но вид у Аса был настолько разбит, что тролль инстинктивно понял: опасности этот блондин уже не представляет. Посему он лишь тихо скулил, держась за голову и плечо.
- Выбито. - аккуратно ощупав  плечо громадины, Тор успокоил его, тихо порыкивая да издавая гортанные звуки, после чего резко вправил ему лапу. Раздался неприятный хруст, и взревевший от боли тролль попытался было инстинктивно укусить Тора, но тот вовремя упёрся рукой ему в лоб, и вновь успокаивающе тихо зарычал. После чего встал на ноги, и призвав молот, пркоившийся на ноге сестрицы, тихо сказал:
- Ты не виноват, что оказался здесь. И я прошу прошенья, что боль пришлось тебе познать.
   И направив Мьёлльнир на тролля, желавшего уже, судя по всему, чтобы это все уже хоть как-то закончилось наконец, призвал ослепительный столб молнии, поглотивший его, и унёсший в небесные просторы. - Он  вернулся в свои края. Он не должен был быть здесь. Равно, как и я. - Затем, обернувшись к Тони, все еще шатающийся от выпитого Одинсон добавил:
- Прости меня ты, Тони. Я.... я вспылил. Все из-за моих страхов и опасений за счастье сестры моей. Видать, ей и впрямь с тобой спокойней да легче, чем со своим братом старшим. Ну что же... может, именно дух должен был мне оное втолковать, крича. Пусть будет так. - Понурив голову, Вингнир побрёл прочь из разрушеннной полянки:
- Должен я ущерб в селенье неподалёку оплатить, в драке с троллем причинённый. Не волнуйся, Тони, нету пострадавших там - только строенья разрушенные, да и то немного их. - Обернувшись к Энджеле, Ас тихо попросил у нее прощенья за то, что испортил им отдых и ей в частности, и попросил, дабы она не думала о нём хуже после этого, если сможет. После чего вновь взглянул на Старка... но теперь уже совершенно другим взглядом. Серьёзным, хмурым и донельзя мрачным.
- Коли ты хоть как-то сестрёнку мою обидишь, Энтони - я не посмотрю, что ты друг мне и побратим. Запомни это.
   И затем Громовержец взмыл в воздух, устремившись к поселению, в котором он и нашёл тролля. Ему и правда было о чём подумать. Но прежде всего он должен был возместить ущерб. Почему Тор вообще думал об этом? Да все потому же: пьян был. А выпивка раскрывает самые разные черты человека. Или бога.
   Передав местным представителям власти более чем достаточную сумму золотом и парочкой драгоценный камней (да, кроме обычных денег и карточки - о, эта ассимиляция! - Одинсон носил с собой и привычные ему деньги, на всякий случай, и как видно, не зря) Громовержец принёс искренние извинения за причинённую разруху в пылу битвы, и не дожидаясь дальнейших разборок, просто улетел, снедаемый размышлениями. Пятница удивительным образом раскрыла ему то, на что Тор упрямо закрывал глаза и вообще не хотел замечать. Он должен был доверять больле своему другу. И давать больше личного пространства Альдриф. Да, для него она все еще была маленькой и беззащитной, да только Энджела все-таки была взрослой, опытной и сильной женщиной. Насколько он изменился за последнее время, что стал настолько агрессивным, вспыльчивым, недоверчивым к своим близким друзьям, почти параноиком? Кем он стал, или всегда был таким? Почему ему так невыносимо тяжко дать сестре больше свободы, личного пространства, и при необходимости - отпустить? Одни лишь вопросы, и никаких ответов. Нет, ему точно надо было выпить. Хотя бы для того, чтобы забыться. И плевать, что последнее время он пил в основном именно из-за этого. Чтобы больше не слышать кричащих вопросов. Чтобы не слышать того треклятого шепота одноглазого старика, из-за которого он пал. Чтобы провалиться в забвение, где хоть ненадолго он сможет ни о чем не думать, ничего не видеть, не слышать и не ощущать.
   И остаток дня Громовержец провёл на крыше Башни, напиваясь, да постепенно покрываясь сненом. Он не хотел никого видеть, и ему нужно было время, чтобы подумать. Благо, поразмыслить Тору было о чем.

+1

13

Нет, в целом, этого стоило ожидать. Охотница буквально чувствовала подвох в том, как всё тихо и спокойно проходит сегодня, и совершенно искренне ждала, когда же всё испортится. Как это ни печально, интуиция не подвела женщину и на этот раз, но такой подлости от вселенной не ожидала даже Энджела. Ас был буквально её проклятием, которое упорно преследовало рыжую последние три года, гонясь по пятам, куда бы она не бежала, и всё равно настигая.
И как со всем этим жить, было непонятно вовсе.
Услышав вопрос Старка, скорее, в прочем, даже риторический, чем реально к кому-то обращённый, асинья расхохоталась. Ответ напрашивался сам собой, но она сдержалась и даже попыталась подобрать наиболее цензурные определения, ценя психику смертного, могущего оказаться неготовым к тем выражениям, которые боги использовали для взаимных любезностей.
- Ревность и чувство собственничества тут происходит! - Альдриф сплюнула снегом, набившимся в рот от поднятой метели, и раздражённо потёрла переносицу кончиками пальцев. - У нас всегда были очень сложные отношения: либо он убивает меня, либо убивает из-за меня, либо всё вместе. Нормальная семейная драма северных богов.

Но порция унижений, видимо, ещё не закончилась: потому что спустя несколько мгновений взаимного обмена любезностями в формате кулаков Донар очень спокойно и даже в некотором роде осторожно опустил на ногу обожаемой родственнице своё оружие. От такой наглости даже у острой на язычок Охотницы слова закончились как таковые. Широко распахнутыми глазами, полными звёздного света, она смотрела то на молот, то на Тора, то вновь - на молот, и раскрытым ртом хватала воздух, пытаясь подобрать правильное определение, в которое бы можно было втиснуть всё, что она думает об этом. Втиснуть ну никак не получалось: остались одни чувства, да и те имели в себе какой-то явный матерный оттенок. Желание превратить что-нибудь большое и целое в мелко нарубленную груду щепочек всё росло, но Энджела, даже дёрнув из чувства "а вдруг" пару раз чёртову железку, окончательно убедилась в бесполезности и невозможности данной идеи.
Рыжие волосы, казалось, вскоре станут дыбом и превратятся в скромный лесной пожар.
- Угу. Младшая ему сестра, - сев прямо в сугроб, подтянув под себя свободную ногу и крайне уныло разглядывая Мьёлльнир, очень устало откликнулась Энджела. - Альдриф Одинсдоттир, они назвали меня. Асгард очень старался и всё же сумел прос... Прое... Потерять меня во младенчестве, пока воевал с Хевеном, и я выросла в Десятом Мире. И всё было вполне неплохо, пока в один прекрасный момент искать меня не припёрлись двое - этот вот да на пару с братцем Локи, а затем ещё и Одина с собой приволокли. В общем-то, из-за этого Королева изгнала меня - кровь аса в жилах недопустима для Лидера Охоты, о таком никто даже подумать не мог. Теперь ты знаешь.
В голосе женщины звучало что-то вроде "мне очень тебя жаль, но ты же сам напросился, чтобы это всё услышать, так что живи с этим". Нахохлившись, точно большая обиженная ворона, она сумрачно принялась наблюдать за происходящим, плотно сжав побелевшие губы. Ярость в ней уже погасла, осталось одно лишь бесконечное разочарование.
Чёрт возьми, видимо, мироздание настолько решительно против, чтобы дочь Одина брала себе хоть какую-то передышку, что каждый раз стремится подложить ей какую-нибудь свинью побольше.

Хорошо, что Таранис не решил снять с сестры молот, подойдя поближе, а призвал его, стоя поодаль - та явно бы не упустила шанса его пнуть, причём как-нибудь посильнее и с большой самоотдачей.
- Да иди ты к лешему! - Мгновенно взвилась Альдриф на эти бесполезные извинения, ощерившись, точно кошка, которой встали на хвост.
Можно подумать, словами можно исправить уже испорченный день, конечно. Складывалось ощущение, что ещё мгновение - и она всё же вцепится в брата, делая из него расширенный вариант когтеточки, но сегодня Тора почему-то пронесло мимо этой заманчивой перспективы. Видимо, не зря говорят, что дуракам везёт - у пьяного бога грома же коэффициент использования мозгов по назначению ну никак не повышался.
- Поговорим, когда остыну, - уже куда тише добавила воительница, бросив на аса резкий пронзительный взгляд. - Но будь готов, что я не забуду тебе этой выходки так скоро, Одинсон.
Дождавшись, пока бог исчезнет вдали, оставив уже их с Железным Человеком в покое без своего очень укоризненного взгляда профессионального маньяка, в котором прямо чувствовалось желание что-нибудь всё же оторвать мужчине на прощание, асинья наконец поднялась с земли и стала отряхивать синие джинсы. Снег на них таял, оставляя пятна, но она явно не обращала на этот скорбный факт никакого внимания.

- Прости, Тони. Спасибо тебе за сегодняшний день, но сейчас я хочу остаться одна, - Альдриф устало повела головой, убрала топоры назад за пояс, вновь превратив оружие лишь в простые рукоятки, помолчала немного, глядя куда-то в сторону, вздохнула. - Не таи на Тора зла - он и впрямь упорно считает, что без его присмотра я неминуемо попаду в какие-нибудь неприятности. К сожалению, ни я, ни кто-либо другой не в силах его переубедить. В своём упрямстве бог грома подобен скале из уру - ни сдвинуть, ни разрушить.
И, взмыв в небо, ангел, который не был ангелом, оставил человека в гордом одиночестве и исчез в темнеющем небе, чтобы всё тем же древним способом, каким предпочитал делать это любой ас, утолить поселившуюся под сердцем тоску. На самом деле, дети Одина были похожи друг на друга куда больше, чем Бескрылая готова была бы это признать и чем даже допускала где-то в глубине души.
Наверное, поэтому поведение старшего так выводило рыжую из себя - она просто узнавала в нём саму себя. А что может быть хуже, чем смотреть на себя со стороны?

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [25.12.15] Real life stories...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC