Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [1.08.512] Brother, come home


[1.08.512] Brother, come home

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: излет лета в начале VI века от рождения Христа.
Место: земли Камелота.
Участники: Локи, фея Моргана, Тор.
Описание: однажды на исходе эры легенд на земле Британии на земли богов пришел путник. Он шел издалека, без злого умысла и всего лишь с намерением вернуть домой своего брата, накрепко вбившего себе в голову, что отныне дома он знать не хочет.
Возможно, с отказом вместе стоило путнику вернуться ко Всеотцу. Но он решил, что любая цена приемлема. Даже цена крови.
Тема пойти к врагу и предложить свою помощь уже избита, но все еще действует. К радости феи Морганы

[AVA]https://i.gyazo.com/cb00da4f8410804c64031c4b64343c44.jpg[/AVA]

+2

2

Каждый раз в каждой из историй я прихожу на эту землю в час перед рассветом. У меня нет на то никаких причин, я даже не делаю это намеренно. Впрочем, не так уж часто я попираю ногами британский вереск. Гостям с севера тут не рады, и, клянусь пупом Имира, у них есть для того причина, и не одна. Мне кажется, ультимативное существование в их жизни Донара — не последняя из этих многочисленных причин. Приятно, не только Всеотец мне будет благодарен за возвращение его сына из добровольного изгнания.
Мне некуда спешить, и солнце уже облизывает холмы, без разбора, полые они или сплошные, когда я подхожу к стенам Камелота. Стрелы-башни, высокие стены из камня, яркие флажки тут и там. Даже в самой форме столицы мифов видно влияние Асгарда. В то время, когда на всем клочке земли, которое делят семь королей, не найти даже каменного сарайчика. Первая и единственная каменная постройка на этом острове, которую я видел — это ворота сюда.
Что еще ты принес из дома в эту провинцию, брат?
Или здесь стоит говорить слова благодарности Гайе?
Пока я нахожу новые и новые признаки перемен и присутствия Тора в мидгардском захолустье, Камелот оживает. Наконец-то, с моего позволения, стражи в башне у ворот замечают меня, а после короткой учтивой перебранки и узнают. Последствия войны пантеонов еще дают о себе знать, мне здесь не рады. Какая досада. Я этого не переживу. Лягу прямо здесь, посреди дороги, перед открывшимися воротами, и до Рагнарека буду стенать в отчаянии. Возить на спине всякого, кто решит войти в город, разумеется.
Мне нравится эта история-которой-не-было, я подумываю о ней, пока убеждаю защитников Камелота в том, что нет нужды беспокоить короля по пустякам, что я пришел лишь повидать брата, и ничего более. Позже, конечно, во имя мира придется сказать Артуру несколько слов, в ином случае выйдет оскорбление, никому не нужное. Но сейчас я прямиком отправляюсь туда, где стоит дом бога Тараниса, где он и его братья по оружию тешат тело и солнце взмахами оружия с утра пораньше. Это добре, чем еще тешить светило, собравшееся на убыль?
Я дожидаюсь, пока брат обратит на меня внимание, поправляю плащ, слушаю разговоры женщин, которым любо, как один против всех держится первенец праматери-Дану. Зачем, зачем Тор променял высокие чертоги Асгарда на этот тесный камень, когда тут то же самое, что и там?
Я все же улыбаюсь, когда встречаю светлый взгляд Донара.
— Привет тебе, сын Одина. Помнишь ли еще младшего брата своего? Позволишь ли ему говорить с тобой?
[AVA]https://i.gyazo.com/cb00da4f8410804c64031c4b64343c44.jpg[/AVA]

+2

3

Асгард. Что вы представляете, когда слышите это слово? Большинство видят золотокаменный град могущественных и очень древних богов, вечный град, где царят неизменные порядки, и время, хоть и затрагивает этот край, но все же не изменяет его. В нем живут боги, которые не ведают печали, не ведают смуты, и даже мелкие козни лишь добавляют колорита. Что же, большинство тех, кто так думает, на самом деле правы. Но никто из так мыслящих никогда не хотел присмотреться получше и заглянуть поглубже.
   Лишь немногие знают, что Асгард еще и тесный клубок междоусобиц, а также сплочённых козней супротив всех, кто окружает Асов. Боги Золотого Града обманывали, нарушали клятвы, так ловко обходя вселенские законы, что со временем привыкли к тому, что им все сходит с рук. Но рано или поздно Природе надоело терпеть своенравных варваров, пусть они и были чуть ли не сильнейшим пантеоном в мироздании. И она начала давать сдачи. То лазейку в уговоре Асы не нашли, то просто не успели, то вообще до переговоров дело не дошло. Ложь на лжи, обман на обмане.... И в конце концов, Тору это все надоело. Слишком часто Асы бежали к нему с просьбой, мольбой иногда даже, чтобы он все исправил. Ну а кто не знает, как Громовержец исправляет разные вещи? Только одним способом. И не было еще такого существа, такой преграды, которая бы устояла перед мощью Мьёлльнира. Но чем больше Тор помогал родственника и сородичам по пантеону, тем больше его злило и бесило их лицемерие. Они мнили себя честными, в то время как лгали и обманывали с завидной частотой, и в то же время называли Локи. его брата, лжецом. А Лофт был чуть ли не единственным, который практически никогда не лгал. Да, он мог подать правду под таким углом, что она звучала ложью, да, он мог скрыть какие-то факты, он мог даже перекинуться кем-то другим - но он никогда не врал напрямую и открыто. Или, по крайней мере, Донар о таких случаях не знал. А больше него о Трикстере знал разве что Один, но тот с завидным упрямство молчал. И наступил день, когда Одинсон решил - с него хватит. Еще перед рассветом он тихо покинул свои покои, и ушел из Асгарда окольными путями, не воспользовавшись ни Бифрёстом, ни магией Мьёлльнира. Благо, его младший братец в своё время волей-неволей показал ему несколько путей из Асгарда, которые были не столь открыты и заметны, как Радужный Мост.
   Очутившись в Мидгарде, Ас поначалу встал перед выбором - куда же ему податься. Жить вновь среди смертных ему не представлялось вариантом, ибо он никогда не будет среди них своим. Но потом бог вспомнил о том, что пару тысяч лет назад он уже жил в другом пантеоне, пусть и сравнительно недолго. Да, его первая встреча с Туата де Данаанн прошла не совсем удачно - он тогда прибыл на берега Ирландии как завоеватель, с парой десятков драккаров, и с нехитрыми целями: битва, слава и добыча. Но вскоре выяснилось, что их племена слишком похожи друг на друга. И было что-то в тех землях, что непонятным образом манило, привлекало Громовержца. А когда он еще и узнал, кто их верховная богиня, и что в их пантеоне нет бога Грома... в общем, так или иначе, он быстро там прижился и стал своим. Да, его буйный нрав порой докучал богам Ирландии, однако те воспринимали оный как должное. В конце концов, где вы видели спокойного повелителя Бури? Но больше всего ему помогла прижиться там некая Морриган: богиня Войны, Смерти, Любви и Плодородия. Столь гремучая смесь обязанностей - или способностей, рассматривайте как хотите - также сказывалась на ее характере. Но тогда что-то промелькнуло между двумя богами: истинным Сыном Севера, да истинной дочерью Зеленого Края. И вскоре переросло в отношения. такие же бурные, неостановимые, неспокойные, как шторм в океане. Но они были такими же захватывающими, и даже после ухода Тора обратно в свой дом, Мор-Риогхайн еще долго помнила Громовержца. Как и он не мог ее забыть. В целом, выбор места назначения не заставил себя ждать.
   Полёт в земли Ирландии не занял много времени. В конце концов, тогда еще Ас не особо сильно себя сдерживал в скорости в пределах земной атмосферы, да и построек было меньше. О самолётах вообще речи не шло. НО когда он прибыл на метсо, то не узнал его. Где кельты, величественный когда-то народ? Где племя уладов? Что случилось с этими землями? И когда он встретил Мак Лира, тот, несмотряна то, что всегад почему-то напряжённо относился к Громовержцу - хотя, Мак Лир ко всем относился напряжённо - поведал ему: слишком долго не было Тараниса в этих землях. И теперь правят сыновья Миля на этой земле. О богах почти все забыли, за исключением нескольких племён друидов, оставшихся кельтов, которые еще не забыли веру своих предков, да их негласной предводительницы, что сейчас живёт в землях бриттов. Это было ударом для Донара: великое племя, которое сломилось под гнётом какой-то жалкой религии, имя которой - христианство? Но увы, это было правдой. Пожалев, что так долго отсутствовал, Ас сперва направился к одной-единственной богине, которая всегда его понимала, несмотря ни на что.  Но и там он понял, что две тысячи лет - это большой срок. Да, Мак Лир был прав: его не было слишком долго.
   Конечно, первым делом Морриган заехала ему по лицу. Конечно, она несколько часов читала ему морали на тему того, как он мог тогда уйти, не сказав ни слова, и имел ли он вообще представление о том, каково ей было, когда спустя несколько лет к ней пришли два Аса - один вечно угрюмый, и скорее Ван, нежели Ас, а второй - блондин с ухоженной козлиной бородкой и бывшим щегольским лоском, которых безвозвратно потрепала война, и сказали, что Тор погиб в битве с Мировым Змеем. Она вообще не верила в то, что он когда-либо вернётся, и в ней словно что-то сломалось. И каково ей было, когда спустя столетие она вновь узнала, что гром обрёл своего хозяина вновь... и этот хозяин не сказал ей ни слова. Даже весточку не послал. В общем, Морриган вела себя как обычная обиженная и уязвлённая женщина. И вела себя вполне справедливо и обоснованно, надо заметить. Но в конце концов, когда она выоралась, то все же бросилась на шею Донару, а тот, в сою очередь, лишь неловко ее обнял. Однако проведя определённое время вместе, боги поняли - нету в них больше той искры, что была раньше. Конечно, они оставались друзьями, верными, преданными друг другу, но - ничего больше. И, быть может, вместе они смогли бы вновь зажечь эту искру, но Морригхайн не хотела второй раз обжечься. И Таранис прекрасно ее понимал. И поэтому он ушел из жилища богов, однако, не прощаясь, и сказал, что всегда будет лишь в миге от нее, коли потребуется. Но пока что поживёт среди смертных, не афишируя своего естества. Морриган, конечно же, подвергла сомнению скрытность и умение маскироваться Аса, но он был непреклонен. Посему она и указала ему на наиболее подходящее для его цели место, и после лишь как-то странно смотрела ему вслед. Видимо, она еще тогда понимала, что гром никогда не может звучать лишь в одном месте. Даже если он еще сам не знает об этом. Но обо всем - по порядку.
   Постройка и обустройство дома не заняла много времени. Куда больше заняло невольная передача культуры своего народа этим землям. Вот Ас не успел оглянуться - как в округе ощутимо пахло Асгардом. Хотя бы в архитектуре. Хотя он успешно жил среди смертных, пусть иногда у людей и возникали вопросы насчёт его внешности. Но напрямую никто ничего доказать не мог, так что вскоре и эти вопросы исчезли. Со временем Таранис собрал вокруг себя смертных. которых согласился обучать воинскому искусству, и за годы у него появилась своя маленькая армия, целями которой была защита этих земель. Но при появлении короля бриттов, Артура Пендрагона, некоторые из его воинов решили присягнуть на службу этому, без сомнения, великому человеку. Конечно, кое-кто из свиты бога знал (хотя и никому не рассказывал при каких-либо обстоятельствах), кто он на самом деле. Кое-кто догадывался, а остальные просто не задавали лишних вопросов. Ну и что, что он похож на бога из древних легенд. Ну и что, что очень даже сильно похож, такое бывает. И конечно же, Тор никого не держал силой, оставляя право выбора за любым из  смертных воинов. В конце концов, он был доволен жизнью, которую имеет. В ней не было того, что так опостылело ему за тысячелетия пребывания в Асгарде.
   Но все хорошее рано или поздно кончается. Ведь у всего есть свой конец.
   Это и понял Таранис одним утром, тренируясь со своими воинами в обычном режиме - один супротив всех, обучая их, как сразить более сильного и опытного врага. На зрителей - или в большинстве своём, зрительниц - он не обращал внимания, наслаждаясь самой битвой. Но вот спиной он ощутил чей-то взгляд. Взгляд, которого не ощущал и не видел долгие годы.
   Остановив тренировку, Тор обернулся, и увидев своего брата, ощутил, как радость невольно заполнила его сердце. Ведь как бы Ас не ненавидел Асгард, он все же скучал за своей семьёй. Ну, не за отцом, разумеется, ведь Вотан был одной из главных причин ухода Громовержца. Но ему все же сильно не хватало компании Лофта. Да что уж там, даже его козней, пусть порой и серьёзных. И даже опасения закравшиеся в его душу насчет истинной цели прибытия Лодура, не смогли изгнать радость из его души.
- Здравствуй, брат! - почти одновременно с первой фразой Локи воскликнул Донар. Все же, вдруг кто-то здесь еще помнит. кто такой Один, и какие у него есть сыновья. А ему бы очень сильно не хотелось, дабы кто-то узнал, что он, собственно, бог, а не просто сильный смертный. Что Таранис взглядом и ясно дал понять Хведрунгу. - Конечно же, для тебя всегда есть время у меня. И отставь ты тон сей, да в дом же проходи - выпьешь, поешь с дороги длинной, да и беседу мы начнём.
   Объявив тренировку законченной, Тор провёл Локи в свой дом, как-то подозрительно напоминавший больше скандинавское строение, нежели бриттское (корни не скроешь. в конце концов, как бы ни старался, но люди не особо принимали во внимание. В конце концов, первые викинги сюда приплывут еще нескоро, а ирландцы делами ушедших дней делиться с ними не будут), и закрыв за ними дверь, ленивым броском парочки разрядов с кончиков пальцев зажёг камин посреди дома, вмиг осветивший и без того заполненную лучами света комнату-зал. Налив Локку полный кубок вина, Тор протянул ему тару, и взяв себе бурдюк с медовухой, первым делом обнял бога.
- Право слово, искренне тебя я видеть рад, брат мой.  - Отпустив наконец Лофта, Ас порядочно отхлебнул из брудюка, да продолжил: - присаживайся, брат, да поведай мне - что тебя в земли сии привело. И прошу тебя - пусть то будет не то, чем оным кажется.

+1

4

+

Я начинала совсем с другой идеей, но текст ожил и увел меня х)

Крылья легенды хрупкие, словно весенний лёд
Слово недоброе - камень, песня, сбитая влёт
Я не пророк, не певец, я странник, идущий через века
Душу растерзанной сказки грею в слабых руках

Сколько лет уже прошло с того момента, как Моргана, которую еще боялись называть волшебницей открыто, боясь гнева своего короля, услышала внутренним взором пророческие слова? Да и тогда еще она была леди Моргейной, любимой сестрой Артура, уехавшей от двора на "свой колдовской остров". Тогда она еще не была Владычицей Авалона, а лишь орудием в руках Верховной Жрицы. Тогда она еще никто не знал, что у неё есть сын, которому будет суждено изменить русло событий, навсегда унеся в небытие величие Камелота.
"Пендрагон предал Авалон, и дракон улетел… " эти слова по прежнему звучали внутри женщины, словно крик магического народа до сих пор носило над землей. Тогда на мгновение Моргейне померещилось, будто стоит она на Холме, в центре каменного круга, и внемлет леденящему воплю, что звенит между мирами… Если бы она знала, то никогда не позволила себе покинуть Артура на попечение священо-служителей и этой дурочки Гвенвифар. Ведь когда она уезжала не было и тени намека, что служители Христа смогут добиться от Верховного Короля такой покорности, что он измыслит предать друидов и жриц. Предать Авалон, возведший его на трон и дав величайшую из всех реликвий - Экскалибур. Христианский Бог слеп и ненавидит всех других богов.
Матерь, Керидвен, как так могло произойти, что тебя называют злом? думалось Моргейне, когда она выслушивала очередное возмущение Королевы о языческих обрядах и обычаях родных для подвластных Артуру народов. Жрица не понимала, как можно быть такой лицемерной дурой, как Гвен? Отрицать благодетель коренных Богов и Богинь, но восторгаться  знаниями в целительстве Морганы. Так желать подарить ребенка своего королю, но не признавать обрядов Бельтайна, дарующих жизнь земле? Бригид, Керидвен, Немона, простите глупых людей. думала каждую ночь перед снов Моргейна и просыпалась за пару мгновений до появления первого луча солнца, приветствуя новый день. Короткое мгновение ей казалось, что прошлое снова обрело свою силу и можно завершить свои труды. Вернуться на Авалон... Наблюдать игру света на воды, вдыхать аромат поздних яблок и слушать бархатную тишину, обнимающую остров вечерами. Как же давно она не была дома! Но она не смеет вернуться, пока она не вырвет Артура из рук священников. А теперь это все сложнее... И вот раздается звон церковных колоколов, напоминающий Моргейне Пендрагон, что все еще впереди.
Молодая женщина встает и голышом идет до сундука с платьями. Ей очень хочется рассказать девушкам, стеснительно скрывающими свои тела под рубахами, что их тело это подарок Богини и нельзя его стесняться в угоду церковникам. Но это опять повлечет за собой недовольство Гвенвифар и та попытается подсунуть ей священнослужителя с его предложениями покаяться в собственных грехах. Как же Мор хотелось кричать в такие моменты, да выпалить все, что она думает по этому поводу. Нельзя сказать, что ей требовалась защита, но и ссорится со всем двором в неугоду брату - нет. Не сейчас. Теперь ведь даже Мерлин встал на сторону креста! Каждый раз, когда она вспоминала слова Кевина её начинало трясти от злости. Предатель, посмевший усомнится в решениях Авалона. Предатель, смеющий утверждать, что время Авалона уходит и теперь наступает время Христа. А как же маленький народец? А как же вольные племена? Священные рожи? Оленьи стада? Весенняя дева? Бог христиан уничтожит их всех. Моргейна не верила, что нету разницы, христианской будет эта страна или друидской? Кевин говорит, что воля Богини исполнится, какими бы именами ни величали ее люди, но Мор не могла даже мысленно представить, что - хотя бы - Морриган найдет себе место среди отрицающих женщин как таковых.
Сейчас надо было вернуть Священную реликвию обратно на Авалон и заставить Артура сложить титул Верховного Короля. Как он мог забыть, что Верховный Король всего лишь военачальник Великой Жрицы? И если он снова откажется выказывать должное почтение Авалону... Моргейна тряхнула головой, прогоняя темные мысли. Она хотела верить, что сумеет достучаться до разума брата. Боги и Богини, помогите мне! во всем пылом взмолилась жрица, закончив заплетать волосы и выходя из покоев.

Отредактировано Morgan Le Fay (07.04.2016 02:50)

+1

5

- Что бы ты ни сделал, что бы ни сказал - ответ мой НЕТ, брат!
   Вот с таким криком, поневоле срывающимся на нечто, весьма похожее на раскат грома средь бела дня, и вылетел Одинсон из своего дома, закрепляя молот на поясе, и стремительно направляясь к кузне находящейся рядом с домом. За огромным блондином выскочил и столь маленький на его фоне брюнет, который, впрочем, был на голову выше многих мужчин в деревне. Они еще с минут пять спорили, но в конце концов, младший брат сдался. И больше всего его, видимо, подкупило то, что старший не применял силы: лишь слово и искреннюю обиду. В конце концов, ему ли не знать, каково это - затаить обиду на Асов? И Локи ушел, попрощавшись с Донаром, сказав ему, что больше он не придёт к нему с такой просьбой. Был ли он до конца честен с Громовержцем и был честен ли вообще - неизвестно. Но по крайней мере, он оставил его одного, не накаляя обстановку.
   Вингнир собирал кучу оружия, доспехов, и даже сельскохозяйственных орудий, им же выкованных, и направлялся в Камелот, чтобы продать - в конце концов, раз живешь среди смертных, золото просто так из ниоткуда лучше не брать, а кушать что-то хочется. Пить - тем более. Все знали о качестве и крепости его изделий: мечи гнулись, но не ломались и оставались острыми да заточенными, гвозди были тонкими, но все такими же острыми и крепкими, кольчуги выдерживали даже могучий бросок копья или удар секиры северных варваров (и плевать, что рёбра носителя ломались, как тростник, кольчуга-то цела была, что было главным в этом ремесле), травления да узоры были тончайшей работы, и казались вовсе сверхъестественными, так как ни один инструмент не мог дать такой искусный рисунок. Конечно, Ас позволял себе хитрить - в конце концов, он порой мог и кулаками выковать из стали какое-то изделие, притом - получше, чем лучшие кузнецы смертных молотами. Но об этом знать местным было совсем необязательно. Ну, прибыл кузнец из далёких земель пусть он и выглядит необычно, но акцент-то у него явно ирландский. В общем, многие знали светловолосого кузнеца из деревни близ Камелота, посему стражники при въезде в город даже не остановили Тора, лишь поприветствовав бога, да все еще инстинктивно слегка пятясь назад.
   Солнце уже перевалило за зенит, и бог изволил отдыхать, развалившись на брёвнах, да потягивая полутёмный эль местного разлива. он не рекламировал свой товар, так как не видел в этом нужды - и так все знали у кого здесь лучшие изделия кузнечной мысли. Надо будет - так придут, ведь цену Ас не ломил (даже существенно снижал, что для всех было странным - люди видели ведь, сколько на самом деле стоят его изделия, но дарёному коню в зубы никто не присматривался), посему к нему шли еще охотней, что вызывало недобрые взгляды у конкурентов, однако ничего боле - с таким великаном ссориться никто не желал. Да и он не мешал никому, не так уж и часто приходя на рынок, да давая возможность торговать и местным кузнецам. Правда, к нему в деревню все равно приходили с заказами, когда его не было в городе, так что так или иначе, Вингнир оставлял местных работников молота и наковальни практически неспособными. Единственный клиент, на которого Ас не работал - это царский двор и их семья, на чём его конкуренты и выезжали. Лишь несколько рыцарей Артура пользовались его оружием и бронёй, и все попытки уговорить светловолосого кузнеца были безуспешными. А угрожать никто не решился. Было что-то в этом великане... мистическое. непонятное авторитарной власти. Что-то, что смертные не понимали, но связываться с этим не желали вовсе.
   В общем, так и сидел Ас, выпивая да размышляя о его текущей жизни... и в целом, был доволен и благодушен. Но его размышления прервала женщина с ярко-рыжими волосами, почти цвета огня, одета в национальные кельтские одеяния. Довольно ортодоксально, о красиво. Не особо обращая внимания на нее, Ас, даже не глядя, добродушно сказал:
- Украшеньями обычно я не занимаюсь - разве что чем-то. что сделать будет крайне сложно. Иначе работать мне неинтересно. А цены на кинжалы почти те же, что и у других...
- Кинжалы мало меня интересуют - перебила его женщина, нарочито с ленцой проводя рукой по оружию, словно перебирая струны инструментов войны. - Вот мечи да копья - куда интересней будут, да. Работа восхитительная, право слово - где только я не была за свою жизнь, но мало где видела такое. Будто бы... - и тут она, остановившись, немигающим взглядом с хитрой улыбкой взглянула на Одинсона - металл плавила молния, а раскаты грома были молотом.
   Вот тут наконец Ас соизволил обратить внимание на женщину. Разглядеть ее. И отставив жбан с выпивкой в сторону, Донар медленно встал, выпрямившись, да слегка улыбнувшись, тихо сказал:
- Несколько лет тебя не видел я уж. Что привело тебя сюда, в обитель бриттов... Морриган?

   Их разговор был тихим, и со стороны выглядел как обычное общение клиента и продавца. Ню беседовали они о другом. Перво-наперво, конечно, Таранис оценил ее текущий облик, не преминул оценить взглядом всю ее. Детально так оценить. Мор-Риогхайн зарделась, как девочка, но после лишь нахмурилась. и погрозила пальцем Громовержцу, взяв себя в руки и добавив, что не пристало так себя вести. Ас лишь отмахнулся, после чего оба они хмыкнули. Нет, манеры у Тора были. Но пользовался он ими крайне избирательно.
- Слыхала, к тебе твой... брат приходил с утра.
- Как прибыл он, так и ушел. Не стоит волноваться,  Морригу, землям этим вредить он не желал и не желает.
- А какой дал ему ты... - начала было богиня, но блондин перебил ее, покачав головой:
- Я не вернусь, Морри. Что бы ни случилось, я обратно не вернусь.
   Богиня, услышав его ответ, совсем как-то облегчённо улыбнулась, и отвела взгляд. Да, она также не желала, чтобы Ас уходил. Пусть он и был богом народа, когда-то враждовавшего с Туата де Данаанн, но после он стал и одним из них. В конце концов, его матерью была сама Дану, а он был ее первенцем. И он чтил законы этой земли... ну, почти всегда. Хотя, Морриган понимала - гром никогда нельзя обуздать. И была рада, что Тор по доброй воле поступает себя так, ибо понимала - заставить его никому не под силу.
- Я... рада сие слышать, о Таранис. - улыбка все еще не покидала лица Мор-Риогхайн, но было видно, что пришла она сюда не только с желанием узнать о решении Одинсона. И Тор, выйдя из-за прилавка, бережно взял ее за плечи, обеспокоенно посмотрев ей в глаза:
- Что приключилось, Морриган? Фоморы вернулись? Фирболг? В опасности ль земля твоя?...
- Наша земля, о Таранис. Наша. - перво-наперво поправила его богиня. Пусть Донар мог и не признавать себя частью Туата де Данаанн, все они давно решили иначе. - Но нет, слава Дану, мир царит в наших краях. О другом пришла тебя просить я.
   И Морриган рассказала Асу о том, что христианство слишком сильно наседает на эти земли, а они, боги, мало что могут сделать в этих землях. Слишком сильно им смертные связали руки. Да, они все еще сильны, как и прежде, но если они начнут применять лишь силу, то лишь больше посеют вражду между язычниками да христианами, и пользы от этого не будет. Их последователи все больше уходят в небытие, а они почти ничего с этим не могут сделать.
- ... Но ты, Таранис - ты более древний, чем пантеон мой даже. Ты видел рассвет Рая, первые очаги Ада, и ты не зависишь от влиянья христианства на язычество. Видимо, родина твоя слишком уникальна - невесело улыбнулась Морриган, вспоминая, как Асгард всегда был вечен, несмотря ни на что, а Туата де Данаанн вытеснило племя Миля после третьей битвы на Маг Туиред, поначалу отведя им роль своих богов, а после - и вовсе забыв. - Быть может, пришла пора землям этим вновь услышать гром да светоч молний-то увидеть?
- Нет, Морриган. - Лишь покачал головой в ответ Громовержец. - Ведь ведаешь ты, какой мой путь. Я не желаю вновь кровь людей этих проливать, а иначе воздействовать я не умею - не моя сия стезя...
- Кровь уже пролита давно, Таранис. И ты сам прекрасно это знаешь, только замечать ты не хотел. Посему  - кто знает? Вдруг краю этому нужен гром, что землю сотрясёт, дабы сплотиться? Дабы вспомнить?
   Взглянув на богиню, Тор лишь взглядом переспросил, правильно ли он ее понял. И та кивнула.
- Ты... ты многое просишь от меня, Мор-Риогхайн. Я не ведаю, смогу ли. Я ведь воин, а не...
- Мы тебе поможем, сколь сие в наших силах будет, о Таранис. Я тебе буду помогать, чем только смогу. Но  вершить это сможешь только ты. Посему - прошу тебя, заклинаю тебя я - подумай над словами ты моими - провела рукой по его щеке Морриган, приподнявшись на цыпочки и поцеловав Донара в подбородок - выше не доставала, даром что тот слегка сутулился. И после сделала несколько шагов назад, запахнувшись в плащ, который будто бы был соткан из вороньих перьев. Хотя Ас знал - это вовсе не казалось. - Не спеши. Но и не медли. Я буду ждать ответа твоего.... как и тебя.
   И с последними словами богиня, на прощание тепло и как-то двусмысленно улыбнувшись Асу, исчезла среди толпы, и вскоре средь оживлённого потока люда в небо взлетела небольшая стая ворон, напугавшая нескольких горожан, и заставивших их срочно обновлять крепкий лексикон. Мол, мешают птицы тут честному люду вкалывать. Ну а Тор лишь улыбнулся. Ведь Мор-Риогхайн могла и покинуть Камелот, не привлекая внимания... Но она знала, что Громовержец всегда любил ворон да воронов. И не удержалась, видимо.
   Вернувшись к своей выпивке за прилавком, Одинсон задумался над словами богини. С одной стороны, подобное никогда не было его стихией, сильной стороной, и вообще он лучше молотом помахает. С другой стороны... он никуда не спешил. И уходить в ближайшее время не собирался. Так что ничто не мешает обучиться тому, в чем не разбираешься.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [1.08.512] Brother, come home


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC