Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [28.12.15] Otherside: In Flames


[28.12.15] Otherside: In Flames

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Время: после полудня;
Место: Кун-Лунь;
Участники: Heroes for Hire [Iron Fist, Displacer, Nomad; Thunderer and dragons (NPC)], Mandarin, Enchantress, Satana.
Описание: Казалось бы, вторжение демонов в мир — всеобщее горе, учитывая, чем это в любом случае обернется. Но нашлись и те, кто решил воспользоваться этим обстоятельством. Мандарин уже долгое время думал наведаться в "потерянный" и неприступный вроде бы город, но понимал, что соваться туда просто так и в одиночку — будет мало смысла. Тут же представился просто изумительный случай. Имея под рукой подарок Морганы и взаимную заинтересованность в деле Чаровницы, было решено наконец нанести сокрушительный визит в Кун-Лунь. И причиной тому была не только надежда на встречу с легендарным Шоу-Лао...
В рамках данного сюжета.

Отредактировано Mandarin (14.03.2016 01:13)

+3

2

Хан давно заприметил это место.
Сказки о нем он слышал всю свою жизнь, начиная с далекого детства, но в реальность существования этого города поверил... и не мог уже даже сказать, когда именно поверил. Должно быть, всё началось с Долины Спящего Дракона, когда очевидно стало одно — в этом мире возможны удивительные вещи, и сам он неволей стал частью сбывшихся чудес, которые назывались всего-навсего инопланетными технологиями планеты, единицам известной как Какарантара. Единицам известной вообще.
Впрочем, это вовсе не значило, что в магию верить не стоило. Она точно так же была перед глазами, стоило лишь захотеть её увидеть. Историк же слишком много перерыл записей за свою долгую жизнь и слишком многих повстречал, чтобы начать грезить о некоторых вещах, которые пришлись бы сейчас очень к месту, но которые было не так-то просто заполучить, и трудности начинались с одним только попаданием туда. Не сказать, чтобы азиат всю жизнь грезил именно о Кун-Луне, на примете было многое, просто несколько событий навели его на конкретные моменты, которые он и обдумывал уже какое-то время. В общем-то город сам по себе ничем ему не помешал, даже являясь в какой-то мере оплотом силы и справедливости, просто он веками хранил тайну, которая могла оказаться всего лишь сказкой, а могла, как и сам город, быть правдой. Когда-то, когда целенаправленно искал интереса ради, он нашел тому достаточно подтверждений, но не видел ни смысла, ни возможности испытывать теорию практическими исследованиями. Она была отброшена на самый край памяти, а в последнее время пошло слишком много напоминаний...
Вот и теперь. Мандарин и близко не был колдуном, но, видимо, благодаря разменному дару Морганы, сумел ощутить витавшую в воздухе перемену, затронувшую даже их убежище. Надвигалась буря, непонятная, но неотвратимая, натянувшаяся непривычной и совершенно новой стрункой неизвестности. Одной ведьмы, способной объяснить подобный феномен, здесь не было, зато была другая, тоже если и не озадаченная, то, по крайней мере, впечатленная наклюнувшимися перспективами. Амора же и разъяснила, что это была за чертовщина: проклятые сущности в Лимбо подняли бунт. Однако интересно...
Светловолосой колдунье пришлось объяснить некоторые интересные особенности этого измерения и того, чем ситуация была, в общем-то, и забавна: ни Верховный Волшебник не совладали с разбушевавшимися демонами, ни их официальный Мастер, уже и неизвестно, живой ли. Судя по общим известиям, чудовища хлынули в мир, несчастный мегаполис снова отличился, оказавшись в центре внимания. Впрочем, не он один. Хотелось просто сидеть в своем убежище и наслаждаться этим безобразием, пока герои и спасители пытались решить проблему, устранив или выгнав обратно все полчища вторженцев, но через пару минут спектакля в общем эфире Хана посетила мысль получше — этим безобразием можно было воспользоваться и самому, пришпилив шипом в том числе и назойливую идею, не покидавшую ум не одно десятилетие. Теперь она могла бы обрести смысл, поскольку заиграла новыми красками и тем самым приобрела откровенно новые масштабы.
— Амора, — завлекающим тоном позвал колдунью мужчина, вдохновленно сверкнув глазами. — Два вопроса: способна ли ты локально управлять этими тварями и способна ли открыть этой небольшой клыкастой армии дверь в измерение, которое я назову? Зачем? Если да, то у меня есть предложение, как нам обоим извлечь пользу из этих оригинальных обстоятельств.

Через некоторое время в поле автомагистрали за городом собралась довольно внушительная армия тех, кого выбросило в этом самом чистом поле и кто не успел добежать до города — портал открылся поодаль от него. Гвалт, ор, утробное рычание и рев низших тварей, по прежнему являющихся магическими существами, но которых могли подчинить себе сильные маги, стоило лишь захотеть и суметь. В Лимбо была своя иерархия, она явно была нарушена: стоящие на самой тонкой ступени монстры оспорили право Мастера повелевать ими, сами или с чьей-либо помощью — уже мало что значило, но, оказавшись в другом мире, всё еще искали себе колдуна-вожака. Который мог оказаться сильнее их нынешнего повелителя.
Но их перехитрили.
Десять драконов роптали и бесновались. Мандарин сам испытывал странное чувство и странный подъем, находясь рядом с этими тварями, способными с разгона снести кирпичный дом и не заметить. Он испытывал лишь трепет, но не страх, и всё же он до последнего подозревал, что Ведьма Авалона могла солгать ему, надеясь, что он, положившись на её дар, совершит ошибку и будет сожранным каким-нибудь призванным из кругов ада бесом, но она явно недооценивала того, с кем связалась. Мандарин не просто не опасался этих тварей, он не колебался, отдавая им пробные приказы, когда появилась возможность на деле проверить данные ему возможности. Он и близко не был колдуном, но, к явному удивлению Аморы, выбранные для опыта чудища не роптали, а подчинялись. Тупо, механически, но подчинялись и лишь зверели еще больше, желая сожрать если не случайную жертву, то двух в конец обнаглевших двуногих. Мужчина перестал гонять нескольких чудовищ кругами, вполне удовлетворившись увиденным и собственными ощущениями. Дивный артефакт, дивная возможность, хоть он и думал, что вряд ли это ему пригодится не то, что в будущем, вообще — с силами ада он обычно не играл. Но верно заключенные с ведьмами союзы заключались именно в умении за соответствующую плату давать сложные, но вполне выполнимые обещания.
— Какие славные тварюшки, — умилился Мандарин, надевая на лицо красную китайскую драконью маску: что самое смешное, в этом городе вполне могли знать его физиономию. Особо светиться ему как раз не хотелось. По прежнему оставалась вероятность, что его узнают по перстням, но особо внимательным еще предстояло пережить свою сообразительность. — А, главное, исполнительные, кровожадные, и даже я уверен, что никуда от нас не денутся. Даже от меня. Вперед. В Кун-Лунь!

Чудища возникли так же: на окраине древнего города. Измерение было другое, мир был другим, но он был реальным, а не галлюцинацией или сном. В следующую же секунду спущенная с цепи армия монстров прорвалась сквозь защитные стены и хлынула на улицы города смертоносным пестрым потоком, сметая всё хрупкое и неустойчивое и убивая всех, кому было некуда бежать.
Шан оставил при себе шесть тварей и пошел по границе города, намереваясь зайти с другой стороны. У него цель была вполне конкретная, а вот как Чаровница к своей продираться будет он не знал. Но для жителей неприступного города это будет явно эффектное явление чужаков.

P.S. Дальше Амора, потом остальные)
P.P.S. Перечитал на ясную голову и волосы дыбом встали. xD Ничего реально не менял, просто добавил пару пояснений, которые напрашивались и отсутствие которых могло сбить с толку.

Отредактировано Mandarin (15.03.2016 04:08)

+3

3

[AVA]http://f1.s.qip.ru/CCm5uJ7d.jpg[/AVA]

Мидгард. Такой хрупкий, такой уязвимый… Несмотря на всю его армию супергероев различных мастей, сломать его было несложно. Ну хорошо-хорошо, не сломать. Этому постоянно мешали смертные в разноцветных трико. Но потрепать, встряхнуть и посеять хаос уж точно можно было без проблем. Однако до Мидгарда Аморе сейчас почти не было дела. Ее больше занимали дела Малекита в эльфийских мирах, равно как и его обещание принести ей на блюдечке Тора. Времена идут, а желания и стремления Чаровницы не меняются. Впрочем, кое-что она за все это время поняла – действовать стоило еще тоньше, острее и незаметнее. И пусть пока владыка эльфов собирает силы для выполнения своей части договора, она займется другими делами.
Как раз в это время весьма интересную возможность ей предложил давний союзник Мандарин. И Амора, взвесив все за и против, согласилась с китайцем. Естественно не за просто так.
- Магический план встревожен, - непринужденно пожала плечами богиня, ощущая перемены в родной для нее стихии. – Всему виной этот низший мир… Земные маги зовут его Лимбо.
Чародейка поморщилась, произнося название этого измерения. Ведь для асов официально существовало всего Девять (ну ладно, Десять) Миров, которые населяли различные разумные существа. А тут еще, оказывается, вдобавок к ним существовали всякие Лимбо, Ад и прочие низшие реальности. Впрочем, Амора считала их чем-то вроде изнанки Мидгарда, поскольку они были связаны именно с ним. И относилась к этим измерениям соответствующе, пожалуй, даже хуже, чем непосредственно к самому Мидгарду.
- Что-то пробило брешь в ткани реальности. Между этим измерением и вашим. Возможно, кто-то слишком часто скакал из Мидгарда в Лимбо, не особо утруждаясь до конца закрывать порталы. Как это глупо и неосмотрительно с их стороны, - блондинка закатила глаза и усмехнулась. – В вашем мире, похоже, вовсе перевелись грамотные колдуны, а старик Стрейндж отошел от дел? Какая ирония…
Чаровница замолчала и отошла в сторону, устроившись в мягком кресле с бокалом дорогого вина. По хитрому виду Хана было заметно, что он явно что-то задумал. И это что-то наверняка потребует ее помощи. Что ж, почему бы и нет, если цена этому будет достойной.
- Я не встречалась с этими… тварями, - Амора задумчиво нахмурилась, а затем высокомерно сверкнула изумрудными глазами, смерив китайца надменным взглядом. – Но если ваши смертные маги справлялись с ними, то для богини Асгарда это и вовсе не составит труда. Ткань реальности трещит по швам, поэтому открыть еще один портал смог бы даже самый бесталанный колдунишка. Показывай место, Хан, мы повеселимся вдоволь.

Пустынное поле было устлано зеленой травой и простиралось до горизонта с одной стороны и оканчивалось очертаниями города с другой. Чародейка сменила облик, дабы не светить свое нахождение в Мидгарде. Подобное ей было совершенно ни к чему, ведь по описанию «шикарная блондинка-колдунья в зеленом костюме» кто угодно догадается, что речь идет об Аморе. Суть свою Чаровница тоже исказила, дабы никто не смог почуять в ней богиню Асгадра. Ни внешне, ни внутренне - ничто не выдавало в этой китаянке асгардийку. Замерев на месте, она закрыла глаза, ощущая колебания магического плана вокруг себя. Весь мир для нее в один момент словно превратился в пульсирующий клубок энергий, где непроницаемо черным зияли бреши. Стоило лишь потянуть тончайшую нить здесь, где находились они, и откроется новый разрыв. Вот только если все прочие порталы не отличались чем-то особенным, в свой Амора направила магический импульс, призванный заинтересовать местных обитателей и заставить их как можно быстрее вылезти из своего измерения.
- Проще простого, - змеиная улыбка озарила ее губы, когда Чаровница обернулась к Мандарину. – Я создала вокруг бреши купол, чтобы эти создания не могли атаковать нас или броситься в разные стороны раньше времени. У них нет разума, они подобны диким зверям, жаждущим сметать все на своем пути. Хочу лишь предупредить тебя, Хан, что опасную игру ты затеял. С виду они покорны тебе, ты можешь при помощи дара хозяйки Авалона управлять некоторыми из этих тварей. Но не забывайся: ты никто для них. Всего лишь временный смотритель, которого они безжалостно разорвут на части, когда почуют возможность. Они не твои ручные песики, запомни это, когда будешь в городе. Всегда держи их в поле зрения.
Словно в подтверждение ее слов, несколько особо крупных демонов начали пытаться пробить своими массивными телами барьер, что воздвигла Амора. Им вовсе не нравилось сидеть здесь взаперти. Они чуяли такой близкий вкус свободы, что готовы были разорвать в клочья тех, кто их ограничивал. Именно этих яростных крылатых демонов чародейка выбрала в качестве своих стражей. Она соткала у них на шее незримые для простых смертных ошейники, к которым от ее запястий тянулись бесконечно длинные нити контроля. Они признавали лишь силу, чем, собственно, женщина и заставила их покориться, сдавливая магические путы вокруг шеи, заставляя их, демонов, страдать. Себя же волшебница окружила силовым барьером на всякий случай. Как от непредвиденных посягательств своих стражей из Лимбо, так и от возможных атак со стороны защитников города. Как и Мандарин, она предпочла зайти со стороны, противоположной полчищам демонов. Ходили слухи, что здесь, в Кунь-Луне, хранилось множество интересных артефактов и древних знаний. Если последние были ни к чему богине, разменявшей не одно тысячелетие, то артефакты могли оказаться весьма любопытными. Да и возможность размяться после длительного бездействия была тоже весьма кстати.

Отредактировано Enchantress (18.03.2016 15:23)

+2

4

(ночью накануне)

Было уже далеко за полночь, но порт всё равно не спал - только задремал ненадолго. Пошёл второй чаc, как он забрался сюда, в этот старый, на ладан дышащий склад через слуховое окно и затаился в темноте, на одной из поперечных балок под самой крышей. Гулявший здесь сырой сквозняк доносил до него запахи грязной морской воды, разлагающихся водорослей, дыма, солярки и сырой рыбы.
Сутки назад в то же время он сидел в кресле в кабинете их знакомого копа с кружкой горячего кофе, вытянув ноги и слушая его брань. Детектива Джеймса разбирала досада: от осведомителя прошла информация (пусть пока и непроверенная), что в следующую ночь в одном из сараев в порту нарисуется немаленькая партия дьявольского зелья, а шеф - уж не нарочно ли? - избирательно оглох, орал так, что трескались бронированные стёкла, и требовал сию же минуту заняться делом какой-то полоумной бабки, сосед которой якобы мутант и угрожает ей, а в случае неподчинения грозился отстранить от исполнения обязанностей. Детектив клял на чём свет стоит и наркомафию, и наркоманов, и бабку, и всех её соседей на два этажа вверх и вниз, и кончил пожеланием шефу увидеть в собственной постели Кончитту Вурст. Кто такая Кончитта Вурст, Тринадцатый не знал, поэтому как мог утешил огорчённого стража правопорядка, пообещав тому, что кто-нибудь из их команды непременно за всем проследит, всё проверит и в случае, если информация подтвердится, примет самые решительные меры. Вернувшись домой, он подробно отчитался перед Кочевником и Железным Кулаком и предложил наведаться к складам и прояснить ситуацию самостоятельно, прежде, чем являться туда полным составом - вдруг информация недостоверная. Посовещавшись, оба его наставника решили, что ему вполне можно доверить эту миссию, при условии что он будет осторожен, ограничится разведкой, а в случае каких-нибудь непредвиденных обстоятельств не станет изображать из себя Капитана Америку и немедленно вызовет остальных. На следующую ночь Дисплейсер, дав слово быть предельно осмотрительным и не лезть на рожон, проник на склад, для того чтобы собственными глазами увидеть, что здесь творятся какие-то странные и тёмные дела.
             
Внизу под ним кипела работа: четыре человека, выглядящие как самые обыкновенные работяги-носильщики, перетаскивали и расставляли объёмистые деревянные ящики. Двое других, сухоньких и низкорослых, держались чуть поодаль; их обветренные широкие лица с маловыразительными носами и узкими тёмными щёлочками глаз изобличали в них несомненных азиатов. Время от времени они вполголоса переговаривались друг с другом на своём "птичьем" языке. Оставшиеся трое стояли в стороне и молча наблюдали со стороны за всей этой суетой. Один из них, также азиат, был одет богато, даже с претензией на элегантность: дорогое пальто с воротом, отделанным натуральным мехом; изысканные, без единого пятнышка кожаные туфли, совершенно не предназначенные для хождения в них по зимней слякоти. Его лицо, выражавшее надменность, жестокость и чувственность одновременно, красноречиво свидетельствовало о глубокой порочности натуры. Именно он и был здесь хозяином. Что же до его спутников, застывших по обе стороны от него, то на их лицах запечатлелись равнодушие пополам с какой-то привычной угрюмой свирепостью - скорее всего, они были его охранниками.
Освещением всему этому собранию служили три больших и довольно тусклых ручных фонаря - их света едва хватало, чтобы осветить тесное помещение, углы которого всё равно терялись во мраке. Но это было очень на руку герою, следившему за ними из своего укрытия: даже если бы кто-нибудь из них и вздумал вдруг посмотреть вверх, то всё равно не смог бы ничего различить в этих потёмках. Устроившись на своём насесте поудобнее, чтобы не затекали мышцы, Дисплейсер терпеливо ждал. Возня внизу казалась ему очень и очень подозрительной, но осечки допустить нельзя; когда он пошлёт сигнал остальным героям, он должен быть твёрдо уверен, что в ящиках - именно наркота, а не чуть-чуть припозднившийся легальный груз, а богатый восточный господин - именно торговец смертью, а не нетерпеливый предприниматель, заждавшийся своего товара.
Тем временем грузчики покончили со своим нелёгким делом, и "господин" характерным жестом выслал их вон из помещения. Стоило им уйти, как двое стоявших в сторонке китайцев оживились: они энергично заговорили, торопливой походкой подошли к одному из ящиков и, сняв с него крышку, явно приглашали "господина" осмотреть содержимое. Тринадцатый весь подался вперёд, силясь разглядеть, что там лежало, но богатый покупатель, наклонившийся над ящиком, всё загородил своей спиной. Телохранители на протяжении всей этой сцены сохраняли полнейшее равнодушие, но не отходили от него ни на шаг. До слуха героя донеслось удовлетворённое хмыканье. "Господин" распрямился, кивнул и пошёл к выходу, сделав двум китайцам знак следовать за ним. Они тоже закивали, подобострастно улыбаясь, и засеменили за ним, не забыв, однако, снова прочно накрыть ящик крышкой и прихватив с собой один из фонарей.

Когда за ними закрылась дверь, откуда-то сверху из темноты на обильно усыпанный опилками пол беззвучно упала рогатая тень. Радуясь своей удаче, синий чёрт подобрался к ящику, отодвинул щеколды и аккуратно приподнял крышку. Ящик был... практически пуст! Ничего, даже отдалённо напоминающего наркотики, в нём не было. Не было в нём и оружия. Ни драгоценностей, ни даже документов - только немного соломы и кусок мешковины на дне. Чем могли вызвать у клиента такое одобрение жидкая охапка дурно пахнущей соломы и грязная тряпка?.. ответ заставил его невольно вздрогнуть: из-под мешковины донёсся придушенный всхлип, вне всяких сомнений принадлежащий одушевлённому существу. Дисплейсер протянул руку и медленно стянул мешковину.
Под ней, свернувшись в клубок, лежало создание, непохожее ни на одно из известных ему животных, и в то же время производившее впечатление чего-то смутно знакомого. С виду оно отдалённо напоминало змею, коротенькую - всего-то с руку длиной - и толстенькую. Но форма головы, непропорционально крупной даже для молодой змейки, с развитыми надбровными дугами и выпуклым лбом, с приподнятой переносицей и выраженной мочкой носа, никак не соответствовала традиционным представлениям о пресмыкающихся и навевала упорные мысли о теплокровных. Намекал на это и волосяной покров, нипочём не растущий ни у одной змеи в мире: на голове пучками пробивалась мягкая гривка, а вдоль спины шла сплошная плотная полоса шерсти похожего качества. Кончик хвоста был украшен пушистой кисточкой.
При виде героя загадочное существо вжалось в угол, испуганно моргая. До Тринадцатого понемногу начал доходить смысл происходящего. Он быстро подошёл к другому ящику, сдвинул крышку с него - и чуть не отпрянул: из ящика на него оскалился череп. Судя по размеру и форме клыков, он принадлежал какому-то крупному хищнику из семейства кошачьих. Шкура обнаружилась там же, рядом с черепом, - белая, расписанная, как языками пламени, чёрными полосами, а под ней - ещё одна, тоже белая, с широкими чёрными отметинами и чёрными "лапами". Черепа, рога, шкуры, кости, зубы... он окинул взглядом холодный склад, заставленный ящиками, и кровь похолодела у него в жилах. Информатор Джеймса ошибся. Эти люди не торговали наркотиками, но всё равно привезли в город смерть. Сотни, если не тысячи немых свидетелей кровавой бойни, равно беспощадной и беззаконной, окружали его со всех сторон. Даже самые суровые законы не смогли отпугнуть от них браконьеров, одержимых жаждой наживы, ведь на чёрном рынке - на вес золота буквально каждый кусочек. И существо, чем бы оно ни было, со всей очевидностью привезли сюда за тем же самым. Вся разница заключалась в том, что живьём его можно было продать дороже. Из ящика, в котором оно сидело, снова донёсся тот же звук. Ди заглянул в ящик - оно даже не пыталось спрятаться обратно под мешковину, только свернулось кольцом, уткнулось в собственный хвост и дрожало. Из больших круглых глаз одна за другой скатывались крупные слёзы, сбегали по морде и пропадали в отсыревшей соломе. Конечно, в этом месте, доверху забитом останками других животных, оно не могло не догадываться, какая ему уготована судьба.       
За дверью послышались голоса и смех - сюда возвращались люди. Решение родилось у него мгновенно. Одним метким, прицельным движением Дисплейсер выхватил таинственное создание из ящика и запихнул под куртку; вторым движением он подхватил увесистый моток верёвки, оставленный кем-то на полу, бросил его в ящик и накрыл мешковиной. Едва он успел задвинуть щеколды на крышке и отступить в тень, как дверь открылась. "Только не кусай меня! Ради всего святого, только не кусай меня," - мысленно взывал он, прижимая к себе существо. Но оно вело себя на удивление мирно: быть может, осознав его намерение, а, быть может, просто не имея сил сопротивляться, оно не только не кусалось, но и почти не копошилось под курткой. Защищённый темнотой как плащом-невидимкой, он смотрел, как двое уже знакомых ему китайцев подхватили ящик за ручки и, не переставая говорить и посмеиваться, понесли его вон.

Задерживаться и следить за развитием событий Тринадцатый не стал; он вскарабкался обратно наверх, вылез на крышу тем же путём, что и проник в здание, и, не теряя времени, направился в их штаб-квартиру. На душе у него было неспокойно. Да, его миссия удалась не вполне, и он рисковал. Но ведь он выяснил самое главное - в том сарае действительно прячут контрабанду - и спас единственного, кого ещё можно было спасти. "Если спас. Если он не умрёт по дороге от стресса и истощения. Я хотя бы попытался. Меня убьют." С этими мыслями он нырнул в здание, из подвала которого шёл потаённый ход до небоскрёба "Рэнд-Инк". Через десять минут он уже стоял в гостиной их уютной обители, взволнованный и решительный.
-Дэнни. Джек. Вы меня сейчас убьёте, - проговорил он, начиная расстёгивать куртку, - но я должен был, я не мог пройти мимо. Меня никто не видел и не знает, что я там был. И...и вот!
С этими словами он рванул последнюю застёжку на куртке жестом самурая, совершающего сэппуку, и вытряхнул на стол свою добычу.
-А ещё я не знаю, кто это, - добавил он чуть тише. - Но ему там было плохо. Его там мучили и рано или поздно замучили бы насмерть.           

Отредактировано Displacer (18.07.2016 02:01)

+5

5

(той же "ночью")
Дэнни отдыхал. Странное дело, но он почти всегда отдыхал, лежа на диване и держа очередной выпуск какого-нибудь доброго комикса в руках. Обязательное условие - доброго. Ему героики хватало и в жизни. Кажется, пора было уже выпускать книги и фильмы для супергероев, где люди живут обычной жизнью, с ними ничего не случается, ну разве что иногда отравятся несвежей сарделькой или порежут палец ножом. Фильмы с какими-нибудь "кричащими" названиями: "Клерк-2", "Отдых на пляже", "Разносчик пиццы-4. Возвращение за чаевыми". Но их не снимали, поэтому приходилось иногда ходить в офис и прикидываться обычным владельцем многомиллионной компании.
И вот стоило только ему задремать под аромат чая, принесенного Джеком, под мысли о том, что город надежно охраняют Дэрил, Талия, Анна и Бен, как упомянутый Дэрил ворвался вихрем в дом. Обычно мальчик тихо входил, разувался и только потом обнаруживал свое присутствие всем в гостиной. Раз он принесся ураганом Катрина, значит, дело серьезное. И это серьезное дело он вывалил на столик. Рэнд свалился со своего дивана. Представшее перед ним унесло Железного Кулака далеко в детство. Вернее, в юность.
Удара о пол Дэнни даже не почувствовал, он не отрывал взгляда от истощенного, дрожащего от холода и неизвестности... дракона. Маленького еще, недавно вылупившегося, но все же дракона. Из груди Железного Кулака был готов выплеснуться поток брани, достойный Джека в худшие моменты жизни, но блондин сдержался.
- Дэрил, - хрипло выдавил Дэнни из себя. - Ты где его нашел?
А маленький дракончик заметил "собрата" и на измученной мордочке наконец появилось слабое выражение то ли радости, то ли надежды. Малыш смотрел на Дэнни, переминаясь с лапы на лапу и издавая странные, похожие то ли на урчание, то ли скулеж звуки. Дэнни встал и осторожно протянул к дракоше руки. Тот, обрадовавшись, запрыгнул к Дэнни и тут же был прижат к груди. Знак Железного Кулака под белой футболкой торжественно засиял, окутывая и питая маленькое создание энергией. На змеиной мордочке появилось блаженно-сытое выражение. Дракончик закрыл глаза и заурчал как наевшийся мяса тигренок.
- Джек, позвони, пожалуйста, Хё и попроси у него молока. Какого-нибудь редкого. Он поймет.
Руки Рэнда были заняты, поэтому он не мог сам выполнить сего действия. По всей видимости, и Джек, и Дэрил уже начинали догадываться или полностью понимали, кто так блаженно разлегся на руках их ошеломленного друга. Когда все операции были завершены, Дэнни сел на диван, кивком попросил друзей сделать то же самое и спокойно-отрешенно произнес:
- Знакомьтесь: перед вами молодой, дня три как вылупившийся... дракон, - так затянул Рэнд с этой новостью потому что не мог сам поверить в то, что следовало произнести.

+4

6

Ди на деле. Накануне в штаб-квартире Героев по Найму было совещание, в ходе которого было решено нанести удар по складу наркомафии, находящемуся в порту. Но перед этим Ди вызвался провести подробную разведку. Получив с него обещание не играть Капитана Америку, мы его отпустили - действительно, вламываться на склад, не зная что там, верный путь к гибели.
Город за окном сверкал огнями и блистал пятнами освещенных районов, другие же были погружены во тьму. Неон и уличные огни только делали более непроглядным мрак подворотен. Небоскребы центра и довольные люди. Я пытался представить себе, что делают те, кто находится в освещенных помещениях торгового центра глубокой ночью. В клубах, сверкающих разноцветным неоном - суета, шум, который можно было легко представить даже несмотря на тишину комнаты. А вот - темные кварталы и порт, там находятся склады, освещенные редкими фонарями. Но ведь и там люди что-то делают, бизнес не может позволить себе остановиться.
А мой друг и напарник, кажется, вполне мог позволить себе остановиться, хоть и был бизнесменом. Он лежал, подремывая на диване с комиксами в руках и чашкой чая на столике, которую я же ему и принес. От чашки чая поднимались две тонкие струйки пара. Аромат зеленого чая его усыпляет, как он сам говорил.
Мои раздумья и его дрему прервал Ди, ворвавшийся в комнату как ураган, что само по себе наводило на нехорошие мысли. Обычно он заходил тихо, в этот раз, то что-то явно случилось.
Я в мгновение ока оказался рядом с ним, как раз вовремя, чтобы увидеть его находку, выпавшую на стол.

Displacer написал(а):

-Дэнни. Джек. Вы меня сейчас убьёте, - проговорил он, начиная расстёгивать куртку, - но я должен был, я не мог пройти мимо. Меня никто не видел и не знает, что я там был. И...и вот!
С этими словами он рванул последнюю застёжку на куртке жестом самурая, совершающего сэппуку, и вытряхнул на стол свою добычу.
-А ещё я не знаю, кто это, - добавил он чуть тише. - Но ему там было плохо. Его там мучили и рано или поздно замучили бы насмерть.

Для меня было главным, что Ди прибежал. Значит, все хорошо, теперь можно и его находку рассмотреть. Сколько я не странствовал по штатам, а такой странной штуки не видел, и у меня вдруг закралось нехорошее предчувствие, что и на земле такого создания не встретишь, но эту мысль я отмел... пока. Дэнни решил добавить жару:

Iron Fist написал(а):

- Джек, позвони, пожалуйста, Хё и попроси у него молока. Какого-нибудь редкого. Он поймет.

Какого-нибудь редкого молока, Хё поймет... тайны, но я позвонил. Старик, только услышав про редкое молоко, сразу переменился в голосе и, кажется, заторопился. Это мне тоже очень не понравилось, но я не стал по телефону рассказывать ему обо всем - благоразумие взяло верх. Хотя и очень хотелось выяснить все разом.
Только я повесил трубку и повернулся лицом к друзьям и находке, восседавшей уже на груди сидевшего на диване Дэнни, как он проговорил:

Iron Fist написал(а):

- Знакомьтесь: перед вами молодой, дня три как вылупившийся... дракон,

Я не поверил своим ушам, хотя в глубине души что-то сразу мне говорило об этом.

- Дракон? Поппиииили пивка, - протянул я. - Вот это поход на разведку в наркопритон. Интересно, кто у них там есть еще и главное, что с этим, - я указал пальцем на мордочку дракона, - делать? Как  я понимаю, Дэнни, это по твоей части.
Дракончик, явно заинтересованный моим пальцем, покрутил головой и поставил торчком усы.

Отредактировано Nomad (17.04.2016 14:38)

+6

7

По дороге домой Тринадцатый, конечно, предполагал, что его неоднозначный поступок может вызвать недовольство его опекунов, поэтому заранее смирился со своей участью и стоял в расстёгнутой куртке в позе "на расстрел", морально готовый к хорошему нагоняю. Но произведённый эффект превзошёл все его ожидания: Железный Кулак, увидев маленькое существо, воззрился на него так, будто это был сам сатана, и от полноты обуревающих его сильных чувств скатился с дивана.
- Дэрил. Ты где _его_ нашел? - Еле выговорил позеленевший Учитель.     
-А... шифу!.. я... - начал было синий чёрт, спотыкаясь и краснея, но тут же, устыдившись, оборвал себя. Что за идиотское блеянье, разве так герои отчитываются о проделанной работе? Воспоминание о содержимом ящиков всколыхнуло в нём гнев. Кровь жертв, пускай и бессловесных, взывала к нему о справедливости. Он выпрямился, развернул и расслабил плечи, нахмурился, собираясь с мыслями.   
-Дэнни. Джек. Я говорю правду: я был именно там, где я должен был быть - в порту, на старом складе. - Теперь его голос звучал твёрдо, почти строго. - Сегодня ночью туда действительно привезли партию незаконного товара. И там действительно контрабанда, но не наркотики. А шкуры, когти, зубы и кости животных, охота на которых запрещена. Они не наркодилеры, они браконьеры и их пособники. А он, - почему-то Дэрил почти привычно подумал о загадочном создании как о "нём", - был частью партии. И был живым. Единственным живым. И я решил, что не оставлю живое существо этим людям. Они не видели, что он пропал - при мне они не проверяли ящик, сразу отнесли его заказчику. Я не стал ждать, будет ли заказчик проверять, и ушёл оттуда. Я нигде не засветился, меня никто не видел.
Мальчик выдохнул. То, что он рассказал "старшим" героям об увиденной им жути, принесло ему некоторое облегчение. Но ведь он не спросил их согласия на то, чтобы принести существо домой...
-Он вам... совсем не нравится? - Спросил Ди уже тише, в своей обычной манере. - Но я не мог бросить его там, в вонючем ящике, и отдать его заказчику, у которого на лице написано, что он негодяй. Он бы там умер. Можно, мы оставим его? Хотя бы до тех пор, пока не узнаем, кто это такой? Он ведь совсем как я... - совсем тихо закончил Монро-младший, глядя на существо. Здесь, в их гостиной, при нормальном освещении выяснилось, что чешуя зверёныша имеет приятный насыщенный зелёный цвет; каждая чешуйка, в центре более тёмная, светлела к краям, становясь почти прозрачной, будто была выточена из нефрита. Гривка и шерсть вдоль хребта имели тускло-золотой цвет с лёгким оранжевым отливом. Четыре маленькие, по-детски неуклюжие лапки с пятью пальчиками несколько напоминали птичьи и были вооружены острейшими коготками. И чем дольше Дэрил рассматривал создание, тем увереннее нарастало чувство, что всё это он где-то уже видел. Только больше, взрослее, грознее, величественнее... и другого цвета! Отгадка поразила его как гром; сделав такие же страшные глаза, как мгновением до него - его наставник, мальчик ахнул и испуганно прикрыл рот рукой. Это было дико, невероятно, невозможно - и всё же было правдой. Не менее поразительным было то, почему он сам догадался только сейчас - ведь он же видел   и х   раньше! Отрицать очевидное не имело никакого смысла: на руках у Железного Кулака уютно устроился...
- Знакомьтесь: перед вами молодой, дня три как вылупившийся... дракон.
- Дракон? Попиииили пивка. Вот это поход на разведку в наркопритон. - Кажется, если кто и был удивлён меньше всех, так это Кочевник, его приёмный отец. Он, как обычно, с почти олимпийским спокойствием принял очевидное-невероятное как свершившийся факт и сразу перешёл к насущным вопросам:
- Интересно, кто у них там есть еще, и, главное, что с этим делать?
Драконыш вытянул шею и принялся обнюхивать пальцы Кочевника, смешно встопорщив короткие усишки. 
- Как  я понимаю, Дэнни, это по твоей части.   
-Да, шифу, - наконец, обрёл дар речи Дэрил, - ты знаешь, что едят такие маленькие драконы? Ведь если он вылупился три дня назад, значит, это произошло в дороге. Навряд ли там кто-то озаботился такой ерундой, как кормление - им лишь бы довезти и продать подороже, а там хоть трава не расти. Интересно, есть ли у него зубы... - он наклонился поближе, и в нос ему ударил неприятный, едкий запах. Ученик Железного Кулака поморщился.
-И надо его выкупать. Думаю, он просидел в ящике весь долгий путь от родных мест до нашего города, в соломе. Фактически, в собственных экскрементах.
Дэрил понюхал свою куртку и неодобрительно покачал головой. Её тоже теперь придётся хорошенько вычистить.

Отредактировано Displacer (31.05.2016 03:24)

+6

8

К ночи всё улеглось. Накормленный дракончик лег спать, уютно устроившись на груд спасшего его бойца, Джек бережно отнес уснувшую на диване парочку в отведенную Дэрилу комнату и лег спать, а Дэнни объяснил всё Хё и расспросил его сам по поводу находки. Герои по найму наконец улеглись спать.
Дэнни снился родной Кун-Лун. Город был в огне. И на фоне пламени он отчетливо увидел Лей Куна, зовущего его домой. Рэнд проснулся рано утром, с полным осознанием того факта, что сон был полуреальным. Горящий город был символом, а вот пришедший Лей Кун - реальный. Учитель пришел к ученику во сне, что порой с ними обоими случалось. Мастер Железных Кулаков звал героя на помощь Тайному Городу. Что-то надвигалось. Опасность была почти у ворот, да и юный, самый юный, гость был как-то к этому причастен.
Дэнни заглянул сначала в комнату Дэрила. Ди уже не спал, он удивленно наблюдал за дракончиком, который не находил себе места, ползал по кровати, туда-сюда, не останавливаясь, пока не вошел Кулак... в полном героическом облачении, поверх которого была белоснежная, чуть подбитая мехом накидка.
- Мы с драконом отправляемся в Кун-Лун, - позади Дэнни в дверях возник еще зевающий и всклокоченный Джек. - Если вы с нами, у вас есть не больше получаса на всё.
Дракошик весь напрягся, но мигом спрыгнул с кровати Дэрила и метнулся к Железному Кулаку. Напряжение висело в воздухе настолько явно, что притихли даже бамфы. Пока Дэнни кормил ночную находку Дисплейсера, последний с Джеком резво завтракали и собирались. Времени и правда было в обрез.
Ровно через полчаса все были готовы, и Дэнни, вручив юное чешуйчатое дрожащему от нетерпения и предвкушения, Дэрилу, повел героев... к неработавшему лифту. Джек открыл было рот, но посчитал за лучшее промолчать и подождать. Открыв вручную двери лифта, Рэнд просто прыгнул вниз. На уровне примерно тридцатого этажа появилось золотистое свечение, и монах исчез.

Кун-Лун встретил героев легкой вьюгой. Белые колючие снежинки кружили, покалывая щеки гостям Тайного Города. Солнце приближалось к зениту, сказывалось различие в "часовых поясах" между Кун-Лун и Нью-Йорком. Далеко внизу виднелись рисовые поля, незатронутые снегом, чуть выше - доки, где рыбаки ловили себе на пропитание и на продажу другим свежую рыбу, а высоко, даже чуть выше зрения Героев по найму, виднелся Он. Высоки яркий храм. Место, где жил и учился Железный Кулак. Каждый Железный Кулак. Высокие красные покатые крыши, деревянный прочный забор, каменные стены арен - они отдаленно напоминали Китай, но при этом оставались чем-то самобытным, красивым, манящим и загадочным. Легкий аромат благовоний доносился до гостей, немного согревая души. Чешуйчатый осторожно потянул носом и облизнулся.
- Я дома, - негромко произнес Дэниэл, но улыбка не появилась на его лице, что-то тревожило душу человека-дракона, когда он обратился к друзьям. - Идемте. Будьте гостями у меня.
У ворот в храм стоял высокий человек в фиолетовых одеждах, отчасти напоминавших одеяние Дэнни. Рэнд подошел к нему на достаточное расстояние и поклонился. Хотя даже без этого поклона Дэрилу и Джеку было бы ясно, кто перед ними. Лей Кун сам вышел встречать гостей. Великий Учитель, Отец для всех Железных Кулаков, Громовержец, человек, о котором Дэнни рассказывал с нескрываемой теплотой и уважением.
Пригласив героев пройти внутрь, Громовержец по дороге негромко поведал им о нашествии странных тварей. Некоторые монахи и мирные жители серьезно пострадали, может быть даже кто-то погиб, но пока город отбивался, хотя врагов и не убавлялось.

+4

9

Впереди, вдоль укрепленной стены, шли два чудовища, утробно рыча и оглядываясь на любые шорохи и в частности — на человека, какого-то жалкого человека, который, как и Амора, держал их на поводке, пусть этот поводок был и невидим глазу. Еще четверо шли поодаль в стороне, скрываясь среди камней и деревьев. Следуя совету Чаровницы, мужчина не выпускал этих существ из поля зрения, но, по большому счету, ему не следовало отдавать тому и пятой доли концентрации — когда в твоей голове обитали единовременно десять голосов, не всегда подолгу молчаливых — привыкнешь делить свое сознание в моменты надобности и не таким образом. Можно сказать, это был случайный подарок инопланетян, с которыми он давно связал судьбу. Вся ложь с обманом и манипуляциями давно осталась в прошлом — с тех пор, как в живых из всех захватчиков-неудачников на земле остался только Фин Фан Фум.
Барьер, которым Чаровница удерживала полчище чудищ из другого измерения, лопнул тут же, как они пересекли порог этого места. Город не ожидал такой напасти, город, уединившийся в своей изоляции, не ожидал подобной атаки — хоть, возможно, некоторые мудрецы и предрекали какие-то опасности. Не факт, что к ним прислушались, ведь город всегда был защищен. Защищен не только людьми. Демоны своим ревом и криком взорвали дневную суетливую тишину и покой, словно продолжительным раскатом грома, переросшим в вой живых мертвецов, страдающих в преисподней столетиями. Красные глаза увидели впереди себя поселение, людей, плоть и кровь, которую можно разорвать, и строения, чужеродные их миру, которые можно было разрушить. За собой на земле они оставляли лишь следы многочисленных тяжелых когтистых лап, разруху и смерть.
На удивление, полчища чудовищ всё-таки встретили вооруженные люди, но в том и была беда — это были всего лишь вооруженные люди против мистических чудовищ, частично магических, которых нельзя было убить так просто. Они были кровожадны и у них не было инстинкта самосохранения, они перли вперед неостановимым клыкастым ураганом. У них была слишком прочная шкура, а где-то и броня, чтобы повредить её простым оружием. Мирных жителей, оказавшихся на пути, они просто разрывали на части, а защитная стена не стала для них таким уж препятствием: многие из чудищ умели летать, а те, что крутились на земле, сначала искали бреши, потом начали её где-то перепрыгивать, где-то двинулись к вратам, которые, возможно, было куда проще разрушить. Стена же надолго сохранит на себе глубокие борозды от разве что не стальных проклятых когтей.
Мандарин шел вдоль стены со своей свитой, прикрываясь окружающей растительностью и прикидывал, с какой стороны будет лучше зайти. Собственно, его целью был храм, который защищали не простые монахи. Как серьёзных противников он их не рассматривал, и всё же — его интересовал только храм. А затем и пещера Шоу-Лао, с которым он хотел встретиться давно и который вряд ли будет рад всему этому. По сути... возможно, той пролитой крови будет достаточно, чтобы выманить великого дракона на поверхность?
Хан велел одному из мощных ловких тварей вскочить на стену и пройтись по ней, сняв на мгновения маску и приложил кулак ко лбу, точнее, кольца, одно из колец: мужчина глазами демона посмотрел на то, что творилось за стенами. Восточный город нижней своей частью пребывал в определенной панике, основные силы же, как он и предполагал, были сосредоточены там, откуда армия существ из Лимбо и показалась, круша и убивая всё на своем пути. Им было всё равно, что, попав сюда, они, вероятно, рано или поздно сдохнут и сами. А если и нет, дальше им будет некуда идти. Здесь их уже ничто не держало, ни он, ни Амора. Только жажда крови.
Шан отпустил существо, которое держал, и оно ловко соскочило со стены. Почти двухметровое в холке чудище с рыком и ревом понеслось по улицам города, снося своей тушей навесы и изогнутые углы причудливых крыш, ища своих жертв. Но вести разносились быстро, неспособные сражаться люди попрятались и ушли с улиц. Впрочем, это мало что меняло: мужчина свистнул еще четырех монстров и отправил их туда же. С командой разрушать дома. Единственный оставшийся рядом "слуга" смотрел на него в немом оскале, с длинных острых клыков капала ядовитая слюна.
— Еще не время, — проворковал китаец, прекрасно чувствуя желание зверя разорвать на куски и его то же, но зачарованный камень Морганы держал его от этого действия. Сквозь установленную стену и незримую ниточку сочилась лишь невозможная ярость. — Время настанет совсем скоро.
Амора наверняка пойдет к храму, в поисках ценных магических вещей, которые наверняка тут были. Его цель заключалась в другом... осталось разузнать, где это чешуйчатое чудо света находится.
Мужчина вновь надел маску и прошел еще дальше вдоль стены, после чего с помощью воздушного вихря вскочил на неё сам. Следом за ним через стену перемахнуло двухметровое бордовое чудовище, по его приказу теперь ведшее себя тихо. Мужчина мягко опустился на землю и стал с интересом оглядывать опустевшие улицы великого города. Демон напряженной пружинистой походкой брел впереди, играя горой мышц и тихо цокая по дороге когтями, Мандарин же шел позади, слушая звуки битвы невдалеке и предполагая, кто будет защищать храм и скольких придется убить прежде, чем хоть кто-то выдаст свою тайну. Монахи... они такие, верные. Не смотря на то, что иногда верность является смертным приговором, особенно когда дело касается врагов, спокойно ходящих по чужим костям.

Отредактировано Mandarin (22.05.2016 19:08)

+5

10

[AVA]http://f1.s.qip.ru/CCm5uJ7d.jpg[/AVA]

"А Малекит бы оценил такое, ох как оценил. Быть может, стоило позвать его на эту охоту", - Амора наблюдала за тем, как полчища демонов с диким ревом устремились в город. Кто-то обладал крыльями и с легкостью перемахнул за высокую стену, кто-то карабкался по ней, цепляясь огромными острыми когтями, а кто-то старательно пытался проломить главные ворота, не умея ни летать, ни лазить по стенам. Держа в руках незримые нити контроля, чародейка с лицом непримечательной китаянки двигалась вперед. Она словно была отдельно от этого хаоса  - вот в метре от нее демон разорвал в куски одного из защитников, а вот в паре шагов осело обезглавленное тело. Но ее это не касалось, ибо силовой барьер надежно защищал Чаровницу от посягательств. И все же она старалась уйти поодаль от жаркой битвы, стремясь добираться до своей цели окольными путями. Дорога вела ее к храму, где согласно легендам было сокрыто множество любопытных артефактов.
К чему же они были нужны этой могущественной чародейке, сила которой была так велика и которую сравнивали по могуществу с самой Королевой Норн? Ответ ведь был прост - магия магией, но новые источники волшбы еще никому не мешали. Да и коли хотела Амора плести интриги тонкие, нужна была ей сторонняя сила, которая бы ничем не выдала ту, что будет стоять за ней. Нет сложности в том, чтобы сплести заклятие какое, али зелье сварить, да только тянуться будут от него следы незримые, которые как ни скрывай, а все равно могут к создательнице вывести. По ниточке, по ниточке, да клубок и распутается. О нет, богине было нужно что-то иное - могущественное и опасное.
Нить контроля, тянувшаяся от левого запястья натянулась, словно струна. Дева Ванахейма тут же сверкнула глазами, усмиряя дерзкого демона. Боль не заставила его скулить, лишь только больше разозлила, но вскоре он утих, подчинившись воле нынешней госпожи. Асинье было все равно: она не обращала внимания на крики, не испытывала ни единой эмоции. Ни жалости, ни сочувствия, однако не ощущала она и привычного удовлетворения, которое в прошлом наполняло ее душу. Все это было скучно, рутинно и абсолютно бессмысленно. Оставалось лишь надеяться, что в храме найдется для нее достойная награда, ибо резня ради резни богиню не прельщала.
И вот она практически добралась до своей цели, замерев перед ступенями, ведущими внутрь. Сюда еще демоны добраться не успели - их рык и визги доносились где-то вдалеке. Впрочем, еще минут пять, и вся эта толпа прорвется и сюда, сметая все на своем пути. Наверняка здесь была охрана, которая состояла из лучших монахов, а быть может, даже какие-то мистические создания, берегущие покой древних артефактов. Женщина этого не ведала, поэтому замерла в ожидании армии демонов. Пусть они расчистят ей дорогу и займут тех, кто здесь обитал.

+3

11

[AVA]http://s2.uploads.ru/t/pFEJ1.jpg[/AVA]
[NIC]Громовержец[/NIC]
Дым от зажженных благовоний плавно поднимался к потолку моего зала для медитаций. Я обратился мыслями к Запретному Городу, вознеся свое сознание над облаками. Тонкие мирные энергии сотен трудящихся людей, довольных животных, сотни сердец монахов, бьющихся на утренней тренировке в унисон. Но постепенно что-то начало вносить дисгармонию, расстройство энергетических планов. Как будто рябь пошла по воде.
Я почувствовал ее, Ю-Джао, младшую из женщин-монахов, еще на подходе к залу. Почувствовал ее беспокойство, частое сердцебиение, которое, конечно, не могло быть вызвано подъемом по лестнице. За секунду до открытия двери и тонкого звона колокольчиков я увидел черную тень, промелькнувшую перед моим внутренним взором, мне даже показалось, что дым ароматических благовоний качнулся из стороны в сторону. Беда! Я открыл глаза
- Беда, учитель! - крикнула Ю-Джао с порога, и только потом, вспомнив правила, поклонилась. Я быстро встал и подошел к ней, взяв ее за плечи и посылая заряд успокаивающей энергии.
- Рассказывай, дитя.
- Страшные существа, они ворвались в наш мир, они идут к запретному городу! Они убивают людей, режут скот!
- Немедленно поднимай всех, пусть треть монахов немедленно отправится прикрывать отступление, люди должны немедленно укрыться в монастыре, другая треть должна помогать раненым и немощным. Остальным - готовиться к защите.
Я подошел к окну. Как будто светлый день померк и наступила ночь от полчищ когтистых, крылатых шипастых тварей, которые крушили, рвали и несли разрушения внизу, в долине. Я мгновенно почувствовал силу ужаса и горя людей, огромной волной нахлынувшей на меня. Я закрыл глаза и представил перед своим внутренним взором Железного Кулака, и удача улыбнулась мне. В их мире сейчас была ночь и он спал спокойно, что позволило настроить контакт без отвлечений. Рядом с ним я почувствовал какую-то мощную и одновременно детскую энергию. Нет, этого не может быть! В любом случае, я поговорю с самим Дэниэлом, когда он придет сюда. Я сосредоточился на ментальном послании своему ученику: "Дэниэл Томас Рэнд-К'аи, ты должен исполнить свой долг. Небесный Город нуждается в тебе, беда пришла в стены его. Поспеши".
После этого я открыл глаза и бросился наружу - помогать тем, кто нуждается в помощи, воодушевлять слабых духом и вставать на защиту тех, кто не мог защитить себя.
...

Длинная широкая лестница, ведущая к воротам монастыря, почти опустела. Последние монахи, сопровождающие оставшихся мирных жителей города, достигали ее вершины. На верху, на площадке перед воротами монастыря, доселе неприступного, стоял я и смотрел на огромное море у первых ступеней. Эти клыки, когти и крылья сеяли боль и смерть, навсегда оставляя рубцы в моей душе. За мной стояли монахи, готовые идти за своим предводителем, а впереди них - прибывшие из мира людей: Дэниэл, его огромный друг с длинными волосами с большим запасом земного оружия и устройств, одно из которых называлось "Глайдер Гоблина". Рядом стоял сын этого здоровяка, и я понял, наконец, что я почувствовал, когда обращался к Железному Кулаку. Одного взгляда на существо, которое он прятал за пазухой, мне хватило, чтобы понять, кого они принесли с собой. Какие хитросплетения судьбы сошлись в этом моменте, я не знал, но думать об этом надо не сейчас. Я взглянул на море тварей внизу, а затем обратился к Железному Кулаку.
- Сын. Это будет настоящим испытанием для нас и для города. Эти твари неестественны для этого плана бытия, это сыграет нам на руку. Я попытался почувствовать, кто ведет их, и нашел их. Три предводителя: женщина, чья сила настолько огромна, что я бы сказал - равна моей, если бы не магия сокрытия, которая висит на ней. Я могу увидеть ее суть только вблизи, совсем рядом. Второй - мужчина, он будет достойным противником для тебя. И, наконец, предводитель демонов - вот он, - я указал пальцем на возвышающуюся над всеми многорукую тварь, сверкание клыков его пасти было видно даже здесь, на вершине лестницы. - Я возьму на себя женщину, ибо только моих сил хватит, чтобы справиться с ней. А теперь я поведу вас на бой, - сказал я громко монахам, - но я запрещаю всем до первого удара грома делать хоть один шаг вниз. Удачи всем.
Я пошел вниз. Лестница, по которой могли бы пройти десять человек в ряд вверх и вниз, была пуста. От первой ступени до самой последней она была завалена брошенным скарбом, разбитыми глиняными черепками посуды, едой, разлитой в панике водой. Забрызгана кровью. То тут, то там лежали трупы животных и людей - те, кто не добрался до спасительных стен храма боевых искусств. Снизу на меня надвигалась лавина клыков, когтей и зубов. Они почуяли человека, увидели легкую добычу. Я поднял голову вверх: от моря демонов оторвался язык крылатых тварей и заходил сверху. Я же видел только ту, которая вела их, за спинами демонов ее аура сияла для меня, как солнце.
Собрав энергию Ки, я с силой хлопнул рукой об руку, и в то же мгновение мощный раскат грома потряс Кунь-Лун. Ударной волной всех мелких демонов отбросило от меня, средние были переломаны, хотя я знал, что они начнут восстанавливаться. Огромные твари были просто оглушены, но мне хватило. Не раздумывая, я бросился вперед, а через несколько ступеней, оттолкнувшись, взлетел в воздух и остаток расстояния до женщины-предводительницы проделал уже по воздуху. Я видел ее защитное поле, знал, что мне удастся его пробить на совсем короткое время, но мне хватит! Обрушившись сверху рядом с ней, я, собрав всю свою ярость и энергию, ударил кулаком по земле. Конечно, она это предвидела и оторвалась от поверхности, но второй удар грома сотряс Небесный Город, разметав всех стоящих рядом демонов, а главное - разбив, как хрустальную вазу, ее барьер. Я шагнул к ней, протянул руку и указал на нее пальцем. Я слышал сзади звуки сражения, а мое было здесь, сейчас.
- Кто бы ты ни была, ты вторглась в Запретный Город, чтобы сеять смерть и разрушение! Я Лей-Кун, Громовержец и защитник Кунь-Луня, Наставник Железных Кулаков. А ты сейчас умрешь.
В ту же секунду я бросился вперед.

Отредактировано Nomad (25.05.2016 01:17)

+6

12

Я уж не помню, что мне там за жесть снилась, но проснулся я от грохота... по крайней мере мне так показалось. Первым делом я вспомнил, где оружие и бронированный плащ, и в этот момент в спальню, освещая ее узким прямоугольником света из приоткрытой двери, заглянул мой друг Дэнни Рэнд. Одного взгляда мне хватило, чтобы понять: мы сейчас опять куда-то ломанемся. Он был в белой одежде Железного Кулака, с драконом во всю грудь и повязкой на голове.

Iron Fist написал(а):

- Мы с драконом отправляемся в Кун-Лун,

- ... твою мать, - прокомментировал я известие, сваливаясь с кровати, но мой друг еще не закончил.

Iron Fist написал(а):

Если вы с нами, у вас есть не больше получаса на всё.

- Что, не жрамши-не срамши, кидая кал-теряя тапки? Опять? Солнце встало выше ели, время срать, а мы не ели! - Тут я увидел, что из-за спины Дэнни выглядывает очень удивленный Ди, всем своим видом выражающий немой укор. Мне стало совестно, я вздохнул и проговорил: "Одеваюсь".
Что можно успеть за полчаса? Если у тебя все разложено как надо - да что угодно. Ну а если... ха-ха... в общем, я не все успел. Наспех умылся, кое-как покидал в рот то съестное, что нашел в холодильнике, схватил бутылку колы и, пока собирал оружие и технические штучки, какие были в доме, потихоньку эту колу попивал. В итоге я взял с собой: два двуствольных обреза, два шипастых кастета, пояс с патронами и метательными дисками, глайдер Гоблина, накинул на плечи бронеплащ.
И мы побежали. Странно, но побежали мы к лифту, который, я думал, не работает - я никогда не видел, чтобы эти лифтовые двери вообще когда-нибудь открывались, в этом углу была мягкая полутьма.
Дэнни же, подойдя к дверям, разжал их руками и... прыгнул вниз! Я сначала даже опешил, но сзади серьезно сопел Дэрил, полный решимости последовать за своим учителем хоть на край света. Ему надо было дать пример, как делать надо, хотя вот у меня этой самой решимости было значительно меньше. Я выдохнул и прыгнул вниз, во тьму. "Мать-мать-мать", - я тихо про себя смягчал ругательствами возможное столкновение с какой-нибудь торчащей из стены трубой. Я-то прекрасно понимал, что что бы ни случилось, а я пролетел порядка десяти этажей, и даже если там какой-нибудь портал, от удара об землю он меня не спасет. Я ошибался.
На секунду я как будто врезался в какой-то кисель, разом заполнивший всего меня, с головы до ног. Падение резко замедлилось, но и понимать что-либо я перестал и даже не понял, как оказался на площади, раскинувшейся перед огромной лестницей, по которой поднималось море людей со скарбом и скотиной.

Iron Fist написал(а):

- Я дома, - негромко произнес Дэниэл, но улыбка не появилась на его лице, что-то тревожило душу человека-дракона, когда он обратился к друзьям. - Идемте. Будьте гостями у меня.

- Конечно, друг, с радостью! - Ответил я, но от меня не ускользнуло беспокойство Дэнни. Я почти сразу понял его причину. Все люди в спешке поднимались, не обращая внимания на падающие с телег сосуды, скарб. Многие были ранены и напуганы, некоторые умирали прямо на ходу. То тут, то там среди жителей появлялись монахи, перебинтовывая раненых, поддерживая немощных, протягивая руку слабым. Что за?.. Я обернулся, чтобы увидеть, что их всех так напугало, и увидел... еще пока далеко отсюда, в долине, которую занял город...
- Я понял, зачем ты сюда так быстро побежал, - сказал я, глядя на это море чудовищ внизу, крушащих и разрушающих все вокруг. Мы стали подниматься быстрее.
На вершине лестницы, сложив руки на груди, нас ждал высокий человек в фиолетовых одеждах, отчасти напоминавших одеяние Дэнни. Судя по уважению, которое тот оказывал здоровяку, это и был тот самый Лей Кун Громовержец, наставник Железных Кулаков. Я тоже поклонился бессмертному мастеру. Когда он вкратце обрисовал, что происходит, я начал готовиться к сражению: подвязал длинные волосы в хвост, снял со спины глайдер, зарядил обрезы. Тем временем учитель решил объяснить свой гениальный план: он идет один вниз, навстречу демонам, мы его ждем тут до удара грома. Небо было ясное, солнце светило сквозь легкую дымку. Ну что же, будем ждать грома, благо, и суть я понял. Этих демонов ведут трое, одного сам Лей Кун берет на себя, другого он предложил Дэнни. Ну, а мне? Мне остается предводитель демонов. Хоть никто этого не сказал, но я решил, что должен же быть и от меня толк. Хотя я был не уверен, что смогу хоть как-то повредить этих созданий. Пока учитель шел по огромной лестнице вниз, на встречу толпе тварей, я, встав на глайдер и взяв обрезы в руки, повернулся к друзьям:
- Значит так, я тут подумал. Я один летаю, а этот предводитель, будь он неладен, с крыльями. Я его задержу до подхода основных сил, свяжу боем, у меня даже план есть.
В этот момент воздух сотряс удар грома. Я не стал ждать, что скажут друзья, а сразу рванулся в воздух. Хорошо, что я был Бичом когда-то. Хотя нет, плохо, конечно, но глайдер урвал. Я взял в каждую руку по обрезу. Ну что, уроды, я сейчас проверю вашу пулестойкость!
Первые же костисто-крылатые демоны, встреченные мной на пути, получили по дуплету и были отброшены. Подействовало или нет? Мне было не интересно, я видел предводителя, а он заметил меня. Следующие демоны получили удары кастетами. Я вам скажу, что встретить удар кастетом суперсолдата на встречном курсе - не самое приятное, и это помогало отбрасывать демонов в разные стороны, но плотность тучи только возрастала. Тогда я решил сделать по-другому: я схватил одного из ошалелых демонов за хвост, не чувствуя, как шипы впились мне в руку, и стал вращать его над собой. Конечно, тварь пыталась сопротивляться, но я недаром суперсолдат! А дело-то пошло, демон был не только тяжелый, а еще и колючий, что помогало отбиваться от тучи тварей.
Вдруг стая расступилась, и я увидел его... четырехрукая тварь, ощетинившаяся костистыми отростками, сверкающая зубами. Я отшвырнул более ненужную мне дубину и посмотрел на свои руки, из которых текла кровь. Неважно, все неважно - я, не сбавляя скорости, вытащил из кармана кастет и сжал покрепче, а затем, уже около предводителя, движением ног направил глайдер под демона. Сам же, оторвавшись от устройства, со всей скорости врезался в тварь, увлекая его... ее... это... вниз. На время оглушив его ударом по голове, я вцепился в особенно безобразный шип на спине свободной рукой. Продолжая впечатывать кастет в голову твари, правда, без какого бы то ни было заметного эффекта, я посмотрел, куда мы падаем. А падали мы неподалеку от женщины, которую сейчас как раз отвлекал Лей Кун. И тут демон очнулся и провел когтями по моей защищенной бронированным плащом спине. Я услышал треск раздираемой брони, и понял, что несколько переоценил свои силы. Но было уже поздно - мы падали практически на голову великому наставнику Железных Кулаков...

Отредактировано Nomad (26.05.2016 07:27)

+7

13

Остаток ночи прошёл относительно мирно. При виде ванной комнаты и звуке льющейся из душа воды дракончик, как многие и многие самые обыкновенные дети на свете, заупрямился и наотрез отказался залезать в раковину. После получаса ласковых увещеваний, бесплодных уговоров и даже попыток проявить твёрдость и силой загнать капризничающего "младенца" в импровизированную купальню, ванная Героев была больше похожа на раздевалку школьного бассейна. Сам Дэрил измучился и вспотел, а его подопечный свешивался с перекладины, на которой держалась занавеска, недоумевая: почему это человек так быстро отказался от такой весёлой игры?
-Ну вот что, - сказал Монро-младший, поднимаясь с пола, куда он присел перевести дух, - хочешь ходить скунсом-вонючкой - чёрт с тобой, ходи. Но даже не надейся, что я это одобряю и поддерживаю, мне ходить вонючкой - не нравится. Всё, я устал, хочу помыться, поужинать и лечь спать. А ты сиди себе и смотри на меня. - С этими словами он отвернулся, разделся и со всем достоинством, на какое только его хватило, влез в ванну. Интуиция не подвела его: не прошло и пяти минут, как на плечо ему шлёпнулось чешуйчатое тельце, которому быстро прискучило висеть на перекладине одному, так что он едва-едва успел его поймать.
Когда они, покончив с водными процедурами, вернулись в гостиную, оказалось, что приехал мастер Хё и привёз увесистую флягу с молоком яка. Следующие сорок минут ушли у героев на то, чтобы научить драконыша тянуть молоко из бутылочки с соской, а не облизывать пальцы Дэнни и не вцепляться в соску изо всей мочи, брызгая молоком во всякого, кто неосторожно окажется поблизости. В конце концов координация рта и мозга всё же была налажена (хоть и оставляла пока желать лучшего), и ужин состоялся. Ди, к тому моменту бодрствовавший уже вторые сутки, буквально валился с ног от усталости и задремал прямо в гостиной: слишком уютным и мягким был диван и слишком умиротворяюще сопел в ухо дракончик, сразу после сытного ужина выключившийся у него на руках. Уже сквозь сон Тринадцатый почувствовал, как чьи-то могучие руки подхватили их обоих, как пушинку, переложили на кровать и заботливо подоткнули одеяло.
Утро началось с того, что что-то тёплое, кожаное и шевелящееся ткнулось ему в бровь. Дэрил потревоженно вздохнул и нехотя приоткрыл глаза - перед ним, как в комиксе с гипертрофированной перспективой, возникла курьёзная зелёная мордочка, явно решившая, что они уже достаточно спали и пришло время для чего-то более интересного.
-Непоседа, - сонно пробормотал Ди, улыбаясь и высвобождая из-под одеяла руку, чтобы почесать дракончика под подбородком. Тот довольно прищурился.
-Каи-Лонг, - раздался вдруг ответ у него в голове. Сон с него окончательно слетел - Монро-младший сел на постели, поражённо глядя на своего подопечного. И подопечный внимательно смотрел на него своими круглыми, блестящими, как два драгоценных камешка, глазами.
-Ты... говоришь, - констатировал, наконец, ученик Железного Кулака, справившись с удивлением. - Это твоё имя?
Дракончик энергично кивнул. Дэрил неуверенно перевёл взгляд на чешуйку, которую носил на шее на одной цепочке с крестом. Его талисман испускал переливчатое мягкое сияние - должно быть, благодаря ему они и могли свободно понимать друг друга.       
-Каи-Лонг, - повторил он с улыбкой. - Ну... здравствуй, Каи-Лонг. - Он протянул к дракончику руку, но тот вдруг собрался в клубок, подскочил вверх и очутился у него на плече, а оттуда вскарабкался на макушку.
-Ай! Ты... ты что делаешь-то? - Еле сдерживая смех, мальчик потянулся снять его - и тот рыбкой спикировал на одеяло. Полоска шерсти вдоль хребта лихо стояла дыбом, усы воинственно пушились, а круглые глаза блестели озорством.
-Ах ты... - Дэрил, смеясь, изогнул руку, имитируя шею и голову, и сделал бросок. Дракончик восторженно взвизгнул и отскочил, поворачиваясь вокруг себя и прыгая на всех четырёх лапках, как на пружинах.
Занятые этой весёлой вознёй, они так увлеклись, что не заметили, как в дверях появился Железный Кулак.
- Мы с драконом отправляемся в Кун-Лун. Если вы с нами, у вас есть не больше получаса на всё. - Дурачество мигом прекратилось; Ди спрыгнул с кровати и начал быстро одеваться. Каи-Лонг тоже спрыгнул с кровати, целеустремлённо взобрался по накидке Дэнни к нему на руки, оттопырил хвост и с самым серьёзным видом обмочил его сапог.
-На горшок проситься - для слабаков, - не удержавшись, пробормотал Монро-младший себе под нос. Несмотря на то, что какая-то его часть ликовала: он собственными глазами увидит Кунь-Лунь, "Запретный Город", в котором вырос и стал Железным Кулаком его Учитель! - внутренне он ощущал, что время для шуток прошло. Если Дэнни надел свой геройский костюм, значит, ему следует надеть свой, плотно позавтракать - не чрезмерно, но плотно: неизвестно, где и когда им в дальнейшем приведётся поесть, а откуда у голодного возьмутся силы для битвы? "А, может быть, мы просто идём вернуть Каи-Лонга родителям? Почему сразу для битвы?.." - с этим смутным предчувствием он проверял экипировку и собирал в рюкзак дополнительное снаряжение, пока грелся его завтрак. Наткнувшись на блокнот для эскизов, в первый момент Дэрил захотел выложить его, но потом, поколебавшись, оставил в рюкзаке. Туда же, в рюкзак, отправились аптечка и, на всякий случай, крепко-накрепко закрученная бутылочка с молоком яка. В завершение приготовлений он бросил в прудик в гостиной большой пучок роголистника - даже если они задержатся надолго, звездочётам этого хватит как минимум на месяц.
Разверстый, дышащий затхлостью провал пустой лифтовой шахты, фантастический прыжок в чёрное ничто, золотистое, как хвосты звездочётов, мелькание телепорта, и - дневной свет, на мгновение ослепивший его.
Когда привыкли глаза, и он смог оглядеться, у него захватило дух: вот она, Небесная Гора! Но уже в следующий миг восторг сменился ужасом. Огонь пожирал чудесный город: дома с резными украшениями на изогнутых крышах, пёстрые сады, нежную зелень всходов - всё, что было любовно взлелеяно человеческими руками, жадно поглощало ненасытное пламя. Вместо свежести и птичьих голосов ветер нёс клубы густого, удушливого дыма, звон оружия, крики и плач, отчаянный вой животных - казалось, голоса несчастных слились в один единый страдальческий вопль. В жарком мареве, трепетавшем над полыхающими улицами, носились какие-то твари; время от времени эти химеры складывали крылья и падали вниз, как стервятники, для того, чтобы через мгновение снова взмыть, терзая новую жертву.
И над всей этой чудовищной кровавой вакханалией высился храм - последний оплот надежды для жителей Небесного Города. К его ступеням ручейками стекались повозки - спасаясь от гибели, люди спешили укрыться за стенами из светлого камня. А на самом верху лестницы стояла человеческая фигура в тёмно-фиолетовых одеждах, такая же непоколебимая, как сам храм. И когда Дэниел Рэнд-К'аи, Железный Кулак, поклонился человеку в тёмно-фиолетовом, Дэрил, и без расспросов догадавшийся, кто перед ними, последовал примеру своего Учителя: придерживая одной рукой драконыша за пазухой, он встал на одно колено, наклонил голову и дотронулся ладонью свободной руки до земли. Леи-Кун, Бессмертный наставник Железных Кулаков удостоил его быстрым взглядом, но Ди показалось, что даже этот мимолётный взгляд, минуя внешнюю оболочку, сразу проник до самого сердца и всего, что было там сокрыто.
- Сын. Это будет настоящим испытанием для нас и для города. Эти твари неестественны для этого плана бытия, это сыграет нам на руку. Я попытался почувствовать, кто ведет их, и нашел. Три предводителя: женщина, чья сила настолько огромна, что я бы сказал - равна моей, если бы не магия сокрытия, которая висит на ней. Я могу увидеть ее суть только вблизи, совсем рядом. Второй - мужчина, он будет достойным противником для тебя. И, наконец, предводитель демонов, -  "синий чёрт" посмотрел туда, куда указывал Леи-Кун, и увидел чудовище, ростом чуть ли не вдвое превосходящее остальных; оно продиралось к лестнице. Твари помельче при его приближении бросались врассыпную. При взгляде на него Дисплейсер вдруг понял, что не испытывает совершенно никакого страха перед беснующейся, рычащей и ревущей ордой - только отвращение.   
- Я возьму на себя женщину, ибо только моих сил хватит, чтобы справиться с ней. А теперь я поведу вас на бой, но я запрещаю всем до первого удара грома делать хоть один шаг вниз. Удачи всем.     
И Громовик начал спускаться вниз, прямо навстречу скопищу чудовищ. Дэрил следил за ним, испытывая странное волнение. От фигуры настоятеля храма исходила жутковатая, грозная мощь. Все звуки стихли, воздух вокруг них замер, точно перед грозой, до отказа напитанный энергией. Напряжение росло, становясь всё более гнетущим, и, наконец, взорвалось оглушительным громовым раскатом. Выплеск энергии опрокинул и разметал демонов, проложив дорогу Громовику.   
Этот гром, подобный яростному боевому крику, пробудил в Тринадцатом небывалое воодушевление - у него словно открылось второе дыхание. Он чувствовал, как сила, высвобожденная Леи-Куном, освободила что-то и в нём самом - ему не терпелось встретиться с врагом лицом к лицу и опрокинуть его, навсегда очистить мир от гнусных тварей, посмевших осквернять его своим присутствием. Вместе с группой монахов он бросился вниз со ступеней, навстречу скоплению нечисти. На них дохнуло горячим воздухом, будто вдруг отодвинули заслонку гигантской печи. Дракончик, так и сидевший у него за пазухой, испуганно пискнул. Дэрил, с запоздалым раскаянием вспомнив о нём, поплотнее запахнул куртку и мысленно обратился к своему подопечному, успокаивая его: "Не бойся, маленький. Они ничего нам не сделают, я никому не дам тебя в обиду." Да, в этом бою ему придётся быть трижды осмотрительным. Ни одна тварь не должна даже дотронуться до него, не то, что его задеть, ведь тогда вместе с ним пострадает и Каи-Лонг. Вслед за этим в голову пришла и другая тревожная мысль: навряд ли его цепь годится для сражения с этими исчадиями скверны... неожиданно слева кто-то хлопнул его по плечу. Ди круто повернулся и увидел... Хё! Старик с весёлой и злой усмешкой перебросил ему цельнометаллическую пику*.     
-Держи, герой! Когда-то я был хорош с ней - теперь твоя очередь! - Ди, даже не задумываясь о том, откуда здесь взялся старик, посмотрел на оружие в своих руках. Наконечник пики покрывал затейливый узор: надписи, какие-то животные и символы сплетались в цельный сложный орнамент. Сквозь изгиб тела рыбы-дракона, обвивавшей верхнюю часть пики, было продето кольцо, на котором висела пышная и длинная белая кисть из волос какого-то неведомого зверя. Пика была великолепна, хотя и показалась ему тяжеловатой. Он на пробу провернул оружие над головой, как делал это на тренировках с Дэнни - и металл радостно отозвался на его руку, загудел и засвистал, преодолевая сопротивление воздуха. Казалось, ему тоже не терпелось ринуться в битву и разбить неприятеля. Откуда-то из огня и чада справа на него бросилась тварь, напоминающая уродливую помесь тигра с быком. Изверг прыгнул по высокой дуге, рассчитывая парализовать страхом,  обрушиться на человека всей своей тяжестью, сломать, растерзать на клочья слабую плоть - Дэрил упал в низкий выпад и выбросил вперёд пику. Белая кисточка описала в воздухе изящный полукруг, и вопли издыхающего чудовища, в конце прыжка самого насадившего себя на убийственное остриё, огласили площадь.
   

*Что-то в этом роде, да

http://gintonforge.com/wp-content/uploads/2013/07/vlcsnap-2013-02-05-19h57m54s771.png

+6

14

У Дэнни все переворачивалось в душе, когда он смотрел на полыхающий внизу город, на раненых жителей, на убитых братьев-монахов. Кто-то из них его бил в детстве, потом они бились уже по правилам на арене, все распри и детские ссоры были давно забыты. Все были братьями. Огромная семья Железного Кулака погибала, а он безбожно опаздывал. А еще Железный Кулак, как Ю-Тай или Лей-Кун Громовержец, чувствовал боль каждого из этих людей. Душевную и физическую.
Когда мастер упомянул женщину и ее силу, Дэнни невольно потянулся к ней, ему хотелось увидеть ее ауру, а когда он ее наконец увидел, то едва не выразился так, как никогда не говорил Джек.
- Она. Эта женщина не человек. Она волшебница, но не как Стрендж. Олимпийка? Асгардийка? Какая-нибудь сестра Журавлиной Матери? Божественная волшебная сущность, но что-то мне подсказывает, что недобрая, - вполголоса рассуждал монах, глядя вдаль.
И хоть он бесконечно доверял своему наставнику, страх потерять его, потерять своего практически приемного отца, был велик, захлестывал. Теперь Рэнд понимал Дэрила, когда тот перед очередным опасным заданием с надеждой смотрел на него. Может надеялся, что Кулак передумает, а может так просил, чтобы тот был осторожнее. Только Дэнни взял себя в руки, он не мог показать наставнику своего колебания. Рэнд лишь поклонился и стал ждать сигнала.
- Значит так, я тут подумал. Я один летаю, а этот предводитель, будь он неладен, с крыльями. Я его задержу до подхода основных сил, свяжу боем, у меня даже план есть, - Джек заражал оптимизмом. Дэнни собрался, кивнул ему, а затем посмотрел на расстроенного Дэрила. Мальчишка прятал дракончика. Тринадцатый, Баки уже прошел одну войну, и теперь Дэнни втянул его в другую. Готовился показать невиданное ранее - Запретный город, а показал старое - бойню. Беспощадную, жестокую, нечеловеческую.
Громовержец величаво пошел вниз по ступенькам, а его лучший ученик стоял и ждал. Терпеливо ждал, показывая остальным пример. А затем вместе с раскатом грома пролетел вниз. Железный Кулак не бежал по ступенькам, он летел, оставляя за собой огненный шлейф. Такую мощь от него не видели даже когда он исцелял Дэрила. Да и та сила была доброй, целительной. Сейчас же Человек-Дракон бушевал, горел болью и душами всех погибших сегодня. Несколько крылатых мелких демонов кинулись было к этой горящей стреле, но были откинуты и обожжены. Сначала вокруг Дэнни было бесформенное пламя, затем оно вытянулось, стало похожим на ленту, а после, когда Рэнд приземлился недалеко от человека в маске дракона, окончательно оформилось. Огромная огненная проекция самого Шоу-Лао.
- Ты! Посмел напасть! На мой город! - то ли заговорил, то ли зарычал воин, а затем ударил в землю.

Отредактировано Iron Fist (17.06.2016 16:03)

+6

15

Мандарин неспешно шел по пустынным улицам Кун-Луня, с интересом осматриваясь, изучая Запретный город изнутри. Монстр, всё еще тихий и кроткий, брел впереди, жабрами и ушами реагируя на все звуки вокруг: как на шум боя чуть поодаль, так и на мелкий шорох здесь, рядом. Хан практически не обращал на своего пёсика внимания, в какой-то мере он поддался меланхолии: внешне и по атмосфере своей город ему нравился. Он не был ему чужд, ему самому и его натуре, когда на самом-то деле он всё это всем сердцем любил. Так любил, что когда-то хотел вернуть современный Китай в это время и образ быта. Когда хотел преобразить весь мир. Позже он отдал Темуджина на воспитание монахов... из него вырос достойный мужчина и воин, который мог пойти по его пути и продолжить дело своего отца. Он — единственный, кто еще мог полноценно повелевать десятью душами, кто мог с ними договориться, да и они воспринимали его как наследника их общего дела.
Но он предал его.
Этому не было ни прощения, ни возврата. Сын сделал свой выбор, покинув храм. Никто не возвращается из путешествий таким, каким он был раньше. Никто не пойдет против своей сути, если её не извратить, но это оскорбление он никогда не забудет.
Внимание Шана и шедшего с ним демона привлек гром, эхом прокатившийся по всему городу и его окрестностям. Он слышал об этом и мог предположить, что это. Вернее, кто это. Монахи гибли и гибли в этом бою, но это были всего лишь люди. Простые, обученные люди, живущие необычной жизнью. Рано или поздно должны были проснуться истинные защитники этого места, это-то и было им всем нужно.
Впереди пробежала группа людей, направлявшаяся к месту бойни. Они обратили было внимание на него, но мужчина в маске простым волевым усилием отправил их туда, куда они и направлялись — на смерть. Задержался лишь один, который увидел в подворотне нечто странное и удивительное, но даже вдохнуть не смог, когда его мертвой хваткой схватили за горло и внушенная иллюзия развеялась. Перед ним был чужак, за спиной которого возвышалось рогатое чудовище.
— Где, — бархатным голосом спросил мужчина, сквозь прорези глядя в напряженное, но, надо признать, не испуганное лицо совсем еще молодого парня. — Ваша самая величайшая тайна? Где Бессмертный?
Человек сохранял молчание и пытался выглядеть решительно: пытался до тех пор, пока не попытался вырваться, точным выпадом сбив жилистую руку, но столкнувшись со стремительным контр-приемом, которым его с разворота отправили аккурат под ноги ощерившемуся зверю, пришедшему из Ада.
Впрочем, они оба пришли из Ада, и даже в случае с Ханом это не было метафорой.
— Говори, монах, — смешно, на самом деле. Он мог так же запудрить ему мозги внушениями и видениями и так или иначе выбить из него нужную информацию, но на это теперь уйдет больше времени, чем если он сам всё расскажет. В конце концов, ему ли не знать, что в монахах в первую очередь воспитывают силу духа и воли? — Где Лао?
— Здесь, — твердым голосом ответил защитник города. — С нами. Везде.
— Мне не нужен метафорический дракон, — чуть повысил голос мужчина, но обернулся на шум, доносившийся не так и издали: до площади и храма было всего несколько улиц. — Впрочем... никакая молва не заменит встречи, а встреча никогда не уйдет от молвы.
Мандарин отвернулся и спешно побрел в направлении Главного Храма, возле которого явно намечалось какое-то действо. Полчища чудищ уже продирались вглубь города, какие-то и впрямь подбирались к святилищу. Монах хотел было воспользоваться оказией и напасть на незнакомца, но стоявший над ним демон не дал тому это сделать, лишь распахнув свою пасть и прижав того к земле тяжелой лапой.
Чудища и впрямь уже продвинулись, видимо, сожрав большую часть защитников этого города, который, в общем-то, было даже в какой-то мере жаль. А вот та деталь, что вместе с тупым стадом они случайно привели сюда еще кого-то из высшей касты демонов, китайца откровенно позабавила: эта тварь могла включить в дело еще и собственное колдовство. По большому счету выпады человека по имени Джек не наносили ей какого-либо реального вреда, а вот он сожрет его с потрохами и не подавится.
Человек в маске задумчиво вышел из-за тени, наблюдая за открывшимся взору действом: сказать по правде, он не думал, что Амора полезет в открытое противостояние, но, тем не менее, она была здесь. А еще странная компания, частью одетая скорее по-земному. Все такие воинственные, смелые... наивные.
Ближайшие пару минут он бы просто понаблюдал за происходящим здесь, но в итоге он меланхолично наблюдал за летевшим по лестнице храма метеором, и летевшим в его направлении. Он не боялся огня. Он не боялся этих защитников, что бы они ни выкинули, они оставались лишь людьми под крылом дракона.
А пламенем он мог управлять.
Он просто ждал и наблюдал: таран попробует пойти на таран и можно будет просто отступить в сторону, или всё-таки предпримет что-нибудь другое?
Всё-таки он остановился.
Над ним возвысилась огненная скала в образе того самого создания, которое он и разыскивал. Значит, сущность великого Шоу-Лао жила в этом человеке?
— Посмел, — гордо бросил ему в ответ китаец. Прошедшаяся по мощенной камнем земле сила, кажется, в ином случае могла бы смести и ближайшие к ним постройки, но защитник своего города вряд ли пойдет на такое, пока не было реальных причин: в противном случае от города точно ничего не останется, причем еще скорее, чем они думают. — Я посмею напасть и на тебя, если ты встанешь у меня на пути, Кулак. Но, насколько я понимаю, ты-то мне и нужен.
Мандарин улыбнулся, хотя за маской этой улыбки и не было видно, и намеренно-легко развел руки в стороны в изначально радушном жесте, который в любой момент мог перетечь в боевую стойку. Его не волновал гром. Его не волновали и не беспокоили крутящиеся неподалеку чудища. В отличие от этих людей — он мог их сдерживать, перенаправив ярость в ином направлении.
— Это больше не ваш город.
Еще до того, как он договорил, у него из-за спины с разбегу выпрыгнуло чудовище, грозящее смести Дэниэла одним своим весом без учета нацеленных когтей.

+6

16

[AVA]http://f1.s.qip.ru/CCm5uJ7d.jpg[/AVA]
Демоны очень быстро настигли Амору и обогнули ее, словно вода скалу. Здесь, на ступенях храма, уже стояли защитники. И судя по всему, это были лучшие из лучших Запретного города, ибо худшие были просто сметены огромной армией кровожадных демонов. Один из защитников вскоре выдвинулся вперед, спускаясь по лестнице к Аморе. Его не остановила толпа демонов, кои были достаточно быстро отброшены, что заставило волшебницу напрячься, и, как оказалось, не зря. Громовой удар огромной мощи разрушил магический барьер, что окружал женщину, однако его оказалось достаточно, чтобы поглотить большую часть энергии, а остальная, что зацепила Чаровницу, вреда ей не нанесла совсем. Сложно было навредить богине силами природы или оружием простых смертных - ее плоть, как и плоть многих других богов, возможно было повредить лишь зачарованным оружием.
Она ничего не ответила на его слова, а на спокойном лице не дрогнул ни единый мускул. Волшебница была готова к его выпаду, ибо то время, что он потратил на слова, дало ей небольшое преимущество. Два огромных демона, что изначально были оглушены Громовержцем, быстро пришли в себя, ибо были подстегнуты болью и магией. Они рванули наперерез, стараясь сбить летящего на их хозяйку мужчину, а сама Амора в то же мгновение растворилась в воздухе и появилась поодаль на одной из крыш домов. Она не была воином и не любила вступать в бой открыто, предпочитая использовать тех, кто оказывался у нее под рукой. Но демонов в данном случае было недостаточно. И Мандарина, судя по всему, тоже.
Смерть не страшила Амору, ибо для асов она была чем-то вроде временной передышки в череде бегущих веков. Да и в Хельхейме ныне восседала отнюдь не его исконная правительница, так что выбраться оттуда в случае чего проблемой не станет. Однако времени на это тратить не хотелось.
"Шан, мне нужно немного времени, - до него донесся едва уловимый шелест ветра, который был слышим и понятен только ему. - Твои противники не доставят нам проблем, в отличие от этого Громовержца. Демоны не способны его задержать..."
Чаровница задумала отнюдь недоброе. Их армия хоть и была внушительна, но тем не менее она была конечна. И рано или поздно защитники всех их перебьют. Женщина не желала вступать в открытый конфликт, поэтому нужно было внимание их отвлечь. Заставить рассредоточиться и заняться другими проблемами. По крайней мере, можно было попробовать. Волшебница быстро телепортировалась, молниеносно перемещаясь по городу с крыши на крышу. Здесь не было разломов в иной мир, но кто мешал его создать самостоятельно по образу и подобию? Что стоит богине проскользнуть между мирами и оставить позади себя разлом? Пусть и небольшой для начала, но стремительно увеличивающийся с каждой телепортацией. Даже если Хану не удастся в полной мере отвлечь Громовержца от нее, ему будет не так-то просто предугадать, где в очередной раз появится колдунья. Наконец над одной из крыш появилась странная, сияющая трещина прямо в воздухе. Она стала расползаться, словно порча, открывая обитателям города дивный вид на безжизненную красную пустыню и свору новых демонов. Ломать не строить, верно же? Так пусть они помучаются, принимая решение - если не закрыть разлом, то в скором времени Запретный Город станет филиалом Лимбо, обитатели которого не оставят от него камня на камне. А если его все-таки закрывать, то на это потребуется куда больше времени и сил, чем на его открытие затратила Амора. Вступать непосредственно в бой она все еще не горела желанием, поэтому рассыпалась на несколько различных копий, которые бросились врассыпную, а сама волшебница была готова в любую секунду покинуть это место. Да, артефакты она была не прочь заполучить, но через чур напрягаться и рисковать своей белокурой головушкой не собиралась.

х)

Все очень плохо, если что не так, тыкайте - поправлю.

Отредактировано Enchantress (16.06.2016 17:16)

+4

17

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/qIGil.jpg[/AVA]

[NIC]Громовержец[/NIC]
Она оказалась умнее и хитрее многих, а еще - могущественнее. Как я и предполагал, хрупкий внешний сосуд выглядел обманчиво, ее энергии хватило не только на то, чтобы сдержать мой удар, но и исчезнуть. Мои удары рассекли пустоту. Вдруг я почувствовал своим обостренным восприятием движение сверху и только успел отпрыгнуть в сторону, как на то место, где я стоял, обрушился человек с принцем демонов. Совершенно очевидно, что человек, как бы силен ни был, не справляется с огромным демоном, только-только начавшим приходить в себя. Сконцентрировав энергию Ки в кулаке, я одним прыжком оказался рядом с чудовищем и обрушил на него Удар Грома. Развалившийся на части демон отлетел от меня и рассыпался по земле. Он еще долго не соберется, тем временем большой человек у меня за спиной, призвав к себе свою летающую доску, взял ее в руки и, провернувшись вокруг себя несколько раз, разметал демонов, ринувшихся на запах крови со всех сторон.
Я приложил кулак левой руки к раскрытой ладони правой и закрыл глаза, чтобы почувствовать эту женщину с силой бога. Моему взору предстал целый калейдоскоп чаровниц, выглядящих одинаково и хохочущих высоким звонким смехом, от которого резало уши. Вдруг они все собрались и превратились в огромную раскрывающуюся трещину между мирами, из которой уже начали вываливаться новые демоны.
Я в ужасе открыл глаза, но трещина из моего видения не исчезла, я видел ее так же ясно. Неужели в защите Небесного Города появилась настолько сильная брешь?
Собрав всю энергию, которая у меня была, я бросился к трещине между мирами. Мои сжатые кулаки пылали фиолетовым огнем, а в глазах сверкали молнии. Демоны, встречавшиеся по дороге, были глупы, а потому делили участь своего предводителя, за исключением того, что их силы не хватало, чтобы удержаться в этом мире после моих ударов. Загнав пинком особенно гнусную морду обратно в ее мир, я развел руки и стал устанавливать контакт с краями разлома. Когтистые лапы демонов, почуявших, что я концентрируюсь и не смогу им ответить, потянулись из разъема и стали рвать мою плоть. Я стал затягивать раны, перенаправив энергию Ки внутри себя. Схватив на энергетическом плане руками края бреши, я стал смыкать ее. Когда разлом сомкнулся, отрубив несколько десятков рук и голов, я был совсем без сил и весь изранен. Предстояло еще найти эту богиню, а для этого надо восстановиться. Я обвел взглядом вокруг себя. Вокруг меня на расстоянии двадцати шагов была черная от ударов молний площадь, покрытая оплавленным камнем. Пока я концентрировал энергию внутри себя, смыкая разлом и заращивая свои раны, напряжение выплескивалось ударами молний, сжегшими всех демонов вокруг меня. Хорошо. Почувствовав первые признаки возвращающихся сил, я снова кинулся в бой.

+4

18

Удар об землю. Хорошо, что я упал боком - всю энергию падения взял на себя демон, но и мне пришлось несладко. Будь я обычным человеком - точно бы ногу себе сломал. Я накрылся плащом, уже изрядно разорваным, прикрывая себя от зубов и когтей твари, которой, кажется, падение было совсем нипочем. Ладно, у меня были еще несколько козырей в рукаве. Я снял свой метательный диск в надежде, резко развернувшись, в упор огреть демона этой тяжелой пластиной. И тут я понял, что спину мне никто не пытается разорвать, я даже не чувствовал присутствия Князя Демонов.
Я медленно распрямился и огляделся. Предводитель монахов, раздавая убийственные удары направо и налево и превращая демонов в пыль, бежал к огромной, красной, неприличного вида трещине в воздухе, из которой прибывали подкрепления демонам, а моего соперника нигде не было. Видимо, монах его отделал. Что ж, спасибо ему. Я посмотрел под ноги: из меня начала натекать лужа крови, а еще... я осознал одну неприятную вещь. Я остался посреди толпы демонов один. В крови. И все эти твари разом повернули ко мне свои мерзкие хари. Вот теперь я понял, что попал по-настоящему. А потом, когда мне в голову пришел план, я ухмыльнулся.
Глайдер по моей команде прилетел с неба, как раз когда туча тварей почти сомкнулась надо мной. Ухватив за один конец гоблинский глайдер, я начал быстро крутиться на месте.
- Выкусите, звездюки! Пасть разработайте сначала, чтобы меня проглотить! Сидите с членом за щекой! - последнее я прокричал, когда, слегка расчистив вокруг себя площадку, прыгнул на глайдер и направил его вверх. Злобная толпа бросилась за мной в ненависти и жажде крови, вытягиваясь в длинный-длинный рукав. Потрясающее зрелище, если бы еще это зрелище не мечтало откусить мне жопу.
Через некоторое время я стал замечать, что твари... дерутся друг с другом! Отвлекаются, летят в стороны, в общем: погоня стала отставать. Кажется, и монахи начали поджимать демонов. Стратегический гений и сила ярости предводителя демонов, скрепляющая эту неорганизованную толпу тварей, исчезла, и они превратились в кучу яростных индивидуалистов.
Я стал выискивать сына в этой толчее.
И увидел его, уже убившего одну тварь и сражающегося с другими. Пора ему помочь, и я полетел с неба вниз, заметив, что какой-то демон собирается свалиться на голову Ди. С криком "Прочь с дороги, говноед, руки от сына прочь!" я метнул, вложив все остатки сил, метательный диск. Не очень я надеялся попасть, но оказалось - попал! И еще как!

Отредактировано Nomad (23.06.2016 00:34)

+4

19

Тварь выла, захлёбываясь, харкаясь и щедро орошая землю вокруг дождём темной крови. Неистовые корчи тяжёлого тела вынудили Дисплейсера выпустить пику и отскочить - всё равно ему не удалось бы удержать немалый вес чудовища, а издыхающий демон мог рухнуть прямо на него и даже в агонии чувствительно помять его. К счастью, конвульсии были недолгими - через несколько секунд демон трепыхнулся и замер.
Он нагнулся, чтобы поднять своё оружие, и в этот момент на него накинулись ещё два чудовища, но лапы их схватили воздух: силуэт Путающего Следы, оправдывая его имя, сделался прозрачным и размазался в воздухе, как на фото с раскадровкой. Несколько раз сменив направление движения, он остановился так, чтобы тело убитого демона оставалось между ним и новыми противниками. Почему-то ему особенно бросилась в глаза высокая, тонкая и костлявая тварь сине-серой масти с красной пастью, узкой, почти собачьей мордой, длинными конечностями и недоразвитой летательной перепонкой, вроде той, что бывает у летучих мышей. Неудачная первая атака мало смутила адских тварей, и, как только он перестал мерцать, они бросились снова. Как-то мимоходом он отметил, что в действиях его врагов и в помине не было никакой слаженности; напротив, нападая на него, они вдобавок огрызались и друг на друга, словно спорили, кому из них достанется такая юркая закуска из человечины. Это было очень на руку отбивавшемуся от них синему чёрту: вздумай они забыть о своих разногласиях и насесть на него более дружно, ему пришлось бы худо. Воспользовавшись моментом, когда твари снова отвлеклись от него, он метнулся к пике, про себя молясь, чтобы у него хватило сил с одного рывка вытащить оружие из трупа, в котором оно застряло... к его вящему изумлению, труп исчез - пика, поблёскивая, лежала в куче какой-то странной хрупкой и рыхлой субстанции, больше всего похожей на пепел, только красного цвета. Но размышлять о том, что случилось с телом, времени не было - пришлось очень быстро отражать бросок второго, более крупного и тяжёлого, но от этого не менее проворного противника (этот своей зелёной чешуёй, жёлтым гребнем на голове, торчащими изогнутыми зубами, длинным хвостом и выпирающим бледным брюхом напомнил Дэрилу дьявольскую насмешку завистника над отточенными, изящными формами драконов). Несмотря на то, что такое уродливое существо, казалось, создано быть неуклюжим, от контратаки оно уклонилось, и, хотя остриё даже не задело его, "змей" отпрянул, раздражённо шипя. Стеклянные жёлтые глаза чудовища смотрели безо всякого выражения, но поза выдавала испуг: один только вид пики явно не нравился ему. Это не укрылось от глаз Ди, немедленно перешедшего в наступление. Оба его врага переглянулись и, не сговариваясь, задали стрекача.

"Что, удальцы, островата вышла закуска?" - С некоторым злорадством подумал он, возвращаясь к группе монахов, вместе с которыми отбивался от чудовищ. Оказалось, сражаясь, они довольно далеко отошли от исходной позиции возле ступеней... неожиданно пика в его руках ярко сверкнула, как будто в ней отразилась мелькнувшая молния. Но где же тогда всё остальное - гром, дождь? Охваченный самыми скверными подозрениями, он поднял глаза к небу и остолбенел: в потемневших от смога небесах над объятым пламенем городом расползалась, раскрываясь всё шире и шире, огромная трещина. В её отверстом зеве виднелись зловещий багровый пейзаж и новые орды чудовищ, готовые вырваться из своего измерения, терзать, убивать и пожирать. Он стоял, забыв обо всём, не в силах оторвать глаз от кошмарной прорехи.
Наконец, сквозь дурман оцепенения пробился инстинкт бойца: "Что ты стоишь, разиня?! Ты идеальная мишень!" И почти одновременно с этой отрезвляющей мыслью сверху на него обрушился страшенный удар, от которого у него потемнело в глазах. В следующий момент острые когти пропороли куртку, больно вцепившись в плечи, резкий рывок - и ноги потеряли опору. Почти теряя сознание, он интуитивно сжал пальцы, чтобы не выронить оружие. Ветер нагнетал ему в лицо тяжёлый, горячий воздух - демон, схвативший его, уносил свою добычу прочь от храмовой площади, в глубь горящего города...

"Не падай в обморок. Только не падай в обморок! Давай, приходи в себя! Надо быстро что-то придумать, пока этот урод не утащил тебя куда-нибудь не пойми куда!" Несмотря на то, что при каждом взмахе крыльев чудовища его мотало, как бельё на верёвке, в голове у него понемногу прояснилось. Внизу под ними, в дыму и дрожащем мареве, мелькали охваченные огнём постройки, тлеющие и догорающие остовы зданий; в воздухе носились искры. Не было и речи о том, чтобы воспользоваться пикой - когтистая лапа демона надёжно сжимала его плечо, жёстко фиксируя руку. Дракончик за пазухой, должно быть, перепугавшись до смерти, сидел, не шевелясь. Если бы он сам не зевнул там, на площади, встав в пылу сражения, как баран, сейчас они бы не были в таком затруднительном положении! Дэрил яростно мотнул головой, отгоняя эту мысль. Что толку предаваться пустым сожалениям? Что случилось, то уже случилось. Сделанного всё равно не разделать, теперь надо думать, как им выпутываться.
"Каи-Лонг", - мысленно позвал он, - "ты цел?" Вместо ответа куртка у него на груди оттопырилась. Дракончик, высунувшись у него из-за ворота, мягко и ободряюще потёрся о его щёку, а затем, вытянув шею, с неожиданной свирепостью укусил врага за лапу. Тот, застигнутый врасплох, издал возмущённый вопль, от которого кровь стыла в жилах, и отдёрнул лапу. Их тряхнуло; Ди взмахнул освобождённой рукой, в которой держал пику - уклоняясь от его удара, тварь выпустила из когтей опасную добычу. Накрыв свободной рукой дракончика, синий чёрт извернулся в воздухе так, чтобы приземлиться на ноги, и надеясь, что демпферные пластины поглотят большую часть удара. Только бы им не упасть на какую-нибудь торчащую балку или железяку! Мимо пронеслась какая-то крыша, и - плюх! - в воздух взметнулся фонтан брызг. Они шлёпнулись в воду, прямиком в чей-то пруд, запакощенный пеплом и нагретый прошедшим пожаром до температуры городской ванны.
-У тебя... есть... зубы, - выдавил ученик Железного Кулака, кое-как выкарабкиваясь на берег.

Отредактировано Displacer (14.07.2016 17:04)

+4

20

[NIC]YingLong[/NIC]
[AVA]http://s2.uploads.ru/LsDfW.jpg[/AVA]
Словно отзываясь на громовые раскаты, отмечавшие путь наставника Железных Кулаков, из-за горы по другую сторону долины важно выползла большая тёмно-сизая туча. Двигаясь с поразительной скоростью для такого тяжёлого облачного образования, она надвигалась на город неотвратимым штормовым валом, угрожающе ворча и расползаясь в разные стороны, как расползается капля тёмной туши, упавшая на мокрую бумагу. В мгновение ока она заволокла всё небо, и Кунь-Лунь накрыла тьма, словно в середине дня внезапно наступила ночь. В лицо сражающимся ударила первая волна воздуха, которую гнала перед собой буря; яростный ветер пронёсся по улицам, поднимая тучи пепла и унося их прочь. Затем рявкнул гром, и с небес на охваченный огнём город хлынули потоки воды. Огонь всё ещё бушевал; он ещё взвивался над крышами, но время его господства вышло - серебряные стрелы дождя с шипением вонзались в ревущее пламя, уверенно тесня неприятеля. Вспыхнула молния, озарив светом клубящиеся громады облаков, с угрожающей быстротой продвигавшиеся к храмовой площади, и среди призрачных лохматых круч показалось, сверкнув чешуёй, гибкое извивающееся тело - повелители гроз услышали призыв Громовика и явились защищать Небесный Город.

инлуны как они есть

http://sd.uploads.ru/L5jbJ.png

Новая волна демонов, затопившая храмовую площадь, оттеснила защитников храма к самой лестнице. Те всё ещё держались, но силы их очевидно были на исходе. Вот один из них выронил оружие и зашатался - ближайшее к нему чудовище протянуло четыре лапы, с нетерпеливой жадностью схватило умирающего человека и с голодным урчанием разорвало его пополам. Кровь, фонтаном ударившая из порванных жил, брызнула на морду каменного стражника - храмового льва. Будто не выдержав такого святотатства, камень вдруг задрожал и треснул сверху донизу. Из середины трещины вырвалcя сноп света, а затем мрамор начал осыпаться, как ореховая скорлупа, выпуская на волю своё истинное содержимое. Чудесный зверь энергично отряхнулся, стряхивая со своей сияющей шкуры каменное крошево; крупный бубенец, подвешенный к ошейнику, триумфально звякнул, возвещая свершившееся пробуждение от многолетнего сна. Лев-фуу* величаво огляделся... и ощерил пасть, зрачки зверя вспыхнули зелёным огнём, грива вздыбилась - он заметил неприятеля. Демон, увлечённо пожиравший растерзанное тело, вероятно, так и не понял, откуда к нему пришла погибель: одним прыжком храмовый страж сбил его с ног, подмял под себя, схватил за загривок и сжал могучие челюсти - позвоночник твари с противным хрустом переломился. Лев бросил конвульсивно дёргающееся чудовище, с брезгливой миной переступил через него и протяжно заревел. Другие стражи, также пробудившись, ответили ему громоподобным рыком.   

*суровы и неподкупны

http://s4.uploads.ru/ahjZc.jpg

Отредактировано Displacer (31.08.2016 14:37)

+4

21

Чужак в маске был чертовски нахален, но при это галантен и вроде как даже вежлив. Такие, настолько уверенные в себе люди, как правило, знали, действительно знали, что они очень сильны. Они не были излишне самоуверенны, как мелкие сошки, за которыми просто где-то маячит толстый хозяин. Этот человек сам был хозяином. Он редко проигрывал, но даже из проигрышей получал выгоду. Всегда. Опасный враг. Ему не впервой встречаться с супергероями.
- Нападай. За мной другие. За мной город. Живой и мертвый. Все, кто живет, и все, кто жил, - главный защитник Города говорил довольно пафосно, как и положено монаху. За спиной грохотал гром, над Железным Кулаком нависал огненный Шоу-Лао, сам защитник стоял в бело-золотом костюме. Главный из Живых Орудий, лучший из Железных Кулаков.
— Это больше не ваш город.
Жуткий монстр ринулся на Дэниэла.  Резкий выпад и его отвратительный вид наверное должны были бы напугать Человека-Дракона или как-то его обескуражить. Но почти десять лет назад человек вошел в темную пещеру, чтобы голыми руками одолеть огромного необъятного огнедышащего змея. Дэнни просто ударил монстра, пока тот был в прыжке. Энергия, переполнявшая молодое тело, вырвалась наружу за добрый десяток сантиметров до столкновения полыхающего кулака. От монстра не осталось и следа, как когда-то у укравшего силу Железного Кулака Давоса. Даже пепел не летал вокруг.
- Это всегда наш город! Забирай своих тварей и уходи! - он был не зол. Зол он будет позже. Когда увидит боль и разрушения, причиненные его родине. Когда увидит тела погибших товарищей. Пока же он был совершенно спокоен.
А за спиной вновь загрохотало, и защитник нехорошо улыбнулся, глядя на незнакомца, на его маску.
- Тебе был нужен дракон? Бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться, - ответил Железный Кулак и поднял с земли пику одного из погибших монахов. Только пальцы сомкнулись на древке, пику охватило то же золотое пламя, которым полыхал человек. Дэнни одним сильным движением пустил не сильно предназначенное для этого оружие в полет. Полыхающий снаряд летел, накалывая на себя демонов.
Дождь поливал окрапленную кровью воинов землю, тушил пожары. Летевшая пика, преодолев около полумили, наконец вошла острием в камень. И лишь в этот момент дождевая стена достигла Железного Кулака и его противника.
Защитники города будто приободрились и встрепенулись. Они с неизвестно откуда вновь взятыми силами кидались на монстров. Старики похватали луки и стрелы и из убежищ помогали монахам - обстреливали тварей. А Человек-Дракон все также, несмотря на дождь, пылал. Это пламя не гасила вода.

Отредактировано Iron Fist (17.07.2016 16:28)

+4

22

[audio]http://pleer.com/tracks/4712811rHs2[/audio]
Как-то навеяло. В общем плане по атмосфере.

Город был в огне. С одной стороны, Хану действительно было несколько жаль это потаенное, запретное для недостойных чудо света, с другой — сам он ни о чем не жалел. Если бы не он, рано или поздно нашелся бы кто-нибудь другой, кто принес бы сюда беду, а он никогда не планировал заявиться сюда с миром, хоть и был неоднозначен в своих мнениях и суждениях, в некоторых аспектах переменчивых, как степной ветер. Но некоторые вещи в его понимании были тверды и незыблемы, и с этими некоторыми вещами предстояло познакомиться хранителю души дракона, которого он здесь обнаружил вместо дракона живого.
Шелест того самого ветра, которым прикинулись слова Аморы, долетели до его ушей и он едва заметно кивнул, скорее сам себе, чем ей — она в любом случае знала, что он её услышал. Чаровница преследовала свои цели, идя сюда, и он не ждал от неё реальной помощи или боевой поддержки, он знал, что она, вероятнее всего, вскоре смоется отсюда, хотя в итоге она сделала вовсе не малость; еще один портал, открывшийся аккурат над площадью, занял внимание одной из главных местных головных болей (во всяком случае, Громовержца и сам Мандарин считал проблемой, причем даже в большей степени, чем Кулака). Гром, молнии, рёв чудовищ, крики людей вдалеке, яркие вспышки света и начавший накрапывать дождь, резко перешедший в стену ливня. Он не заострял на этом внимание, хотя и следил за происходящим вокруг, но куда внимательнее он наблюдал за Кулаком и образом Лао, который сверлил его своими прозрачными светящимися глазами и словно повторял следом за Рэндом его слова. Но сам Дэниэл довольно скоро стал вызывать у него досадное разочарование, поскольку... главный защитник города ничего не предпринимал, лишь позерствовал. Осторожничал. Парень, конечно, великодушно позволил ему сдаться и уйти добровольно, но, кажется, и дураку было ясно, что чужак изначально не собирался этого делать, более того — его не пугала ни мощь, исходившая от Кулака, ни образ Бессмертного, в огне нависший над ним, ни он сам, ни осознание того, что он тут, вообще-то, в меньшинстве изначально. Мандарин для внимательного взгляда, видящего ауры, тоже излучал достаточно внушительную силу, но совсем другую — уверенную, непоколебимую... тёмную. Шоу-Лао показал себя во внешнем плане, его могли сейчас увидеть в том числе и простые люди, над Мандарином же, расправляя многочисленные перепончатые крылья, изгибая длинные шеи и щеря клыкастые пасти, возвышаясь, нависали тени. Десять душ с точно такими же горящими драконьими глазами, что были видны лишь тем, кто видел за грань этого плана. Они все были разные, но они отнюдь не излучали дружелюбие и были опасны, даже не обладая магией как таковой. Десять драконьих душ, частично лишившихся своих оков, против одной. Хан даже испытал некое разочарование, поскольку благородство довольно часто граничило с глупостью, и это, на его взгляд, была одна из тех ситуаций. Мальчишка был еще слишком молод и многого, слишком много не понимал. Он же постигал мудрость жизни более века, и простор опыта и знаний у него был куда шире, чем Дэниел мог себе вообразить. Мог бы. Вероятно, даже зная заранее, с кем столкнулся. Его многие недооценивали.
Хан же не собирался более повторять старых ошибок. Он стоял и ждал от противника чего-то, кроме угроз, но начал подозревать, что не дождется. А включать детское трололо, которое прекрасно работало со Старком, в данном случае посчитал ниже своего достоинства.
— Много слов, — ровно усмехнулся он, подняв чёрные глаза к небу, где, вдалеке, между завихрениями тяжелых туч, извивались гибкие чешуйчатые тела огромных волшебных змей, мешавших гром с собственным утробным рычанием, собравшим в себе непередаваемый гнев и очень глубокую, но едва уловимую печаль. Они прилетели защищать Кун-Лунь. Они искали виновников этой трагедии. Мужчина практически сразу промок до нитки, но поднял сложенную ладонь со свесившимся с руки широким рукавом, в которой тут же скопилась дождевая вода, и затем небрежно смахнул её каплями в ту сторону, где еще шла борьба с потусторонним. Сверкнув золотом. На неслышный зов издали стали сползаться уцелевшие монстры, прошедшие живыми через весь город и добравшиеся сюда. Рэнд не станет нападать первым, а он станет. Но — понимая, что прямым ходом это сдвоенное чудовище может и не выйти одолеть, а потому нужно было искать бреши в нем самом. И потом, кто говорил про честную игру? Её в самом начале не было. Здесь — нет. — Лжец, покажи нашим новым друзьям истину.
Мандарин усмехнулся и обратил свой взор на компанию у храма — Громовержец был занят, как и человек, который очень сильно выделялся из местного антуража. До этого, стоя в стороне, он немного понаблюдал за собравшимися здесь людьми, и несложно было догадаться, что троица пришла вместе с Кулаком: изначально его в городе явно не было, а они совсем не являлись местными. Ребенок куда-то пропал (сам он не обратил внимание на то, кого именно из человекоподобных унесло в неизвестные дали крылатое чудовище, хотя и предполагал — но ему до этого не было дела), но оставался старший на глайдере, казавшийся здесь, в прошедшей эпохе, более чем неуместно. И до того, как он кинулся следом за унесенным мальчишкой, он четко услышал, что его окликнули по имени — кто-то с той стороны, где стоял китаец и блондин в традиционном одеянии своей боевой касты. Разум Джека вообще не был защищен от ментального воздействия и внушений, а потому раздавшийся в голове вкрадчивый доверительный шепот не встретил практически никаких препятствий. А затем одна из душ, ласково захватив когтистой лапой поврежденный, пребывающий в некотором беспорядке разум старого вояки, показала ему дивное...
Нарисованная картинка в первоначальном своем действе была нарисованной и дорисованной, но она выглядела абсолютно реальной, детальной, ровным счетом ничем не отличавшаяся от окружающего и не выбивавшаяся из неё рваными краями, которых не было. Монстр, еще один монстр самого Ада, схожий с тем, кого убил Громовержец, на глазах у Джека убил мальчишку, который изначально находился рядом с этой компанией. У Лжеца была хорошая память и он легко воспроизводил даже единожды увиденные образы и умел убеждать, вынудив Кочевника забыть о том, что настоящего Тринадцатого унесли в другом направлении. Наваждение, рисунок мастерского художника перемешались с происходящим на самом деле, поскольку наложилось на реальность — в роли Дэрила выступило одно из подошедших за спину китайцу чудовищ, которое Мандарин, резко обернувшись назад, убил сам мощным энергетическим зарядом с одного из перстней. Кровь оросила землю и "мальчишка", издав крик боли вместо страшного рыка, который слышал лишь один человек, пал, а Хан через плечо насмешливо бросил Дэниэлу, который вряд ли понимал, что сейчас происходит, несколько простых слов:
— Зря ты оставил спину товарища открытой. Никого за тобой нет.
Потому что в роли демона, "убившего Дэрила", в понимании и видении Джека выступал сам Кулак. Иллюзию видел один лишь Монро, но на месте Кулака и Дракона он видел создание из преисподней, а на месте корчащегося тела чудища — мальчишку, которому было уже не помочь.
Сам Мандарин же исчез следом за звуком собственного голоса во вспышке света, телепортировавшись в другую часть города. Над ним явно в скором времени грозили нависнуть инлуны, так что можно будет поиграть в прятки и довершить хаос в городе, поскольку им придется постараться, чтобы найти сосновую иголку в горе трухи.
А от влияния Лжеца не так и просто избавиться. По крайней мере, теперь, когда души могли действовать независимо от того, в сознании он или нет, и не обрывать связь. Сказать по правде, Мандарин понятия не имел, кто в этой городской компании кому и кем приходится, просто сделав ставку на то, что они пришли вместе, и, что вполне закономерно, вряд ли были безразличны друг другу. Не представлял, насколько, но маловероятно, чтобы подобная картина не вызвала вообще никаких эмоций. На монаха или Громовержца насылать какие-либо мороки было бесполезно, поскольку позерство — позерством, но у них должна была быть чертовская сила воли, а Кулака от Лжеца мог спасти и Лао сам по себе. Джек же изначально выглядел не шибко защищенным с этих сторон человеком — благодаря подарку Морганы Хан прекрасно видел магические планы... или их отсутствие.
Так или иначе, возле храма его больше не было.

Амору не остановила преграда и, воспользовавшись заминкой, она относительно легко проникла в храм. Снаружи мельтешило несколько её двойников, на первый взгляд практически неотличимых от настоящей колдуньи, и, в принципе, она передавала им часть своей силы. Они не светились одновременно, поочередно в разных местах, делая вид, что направляют и координируют оставшихся в городе чудищ, возле храма же — отвлекая Громовержца от действительно насущных проблем, но долго это продолжаться не могло, рано или поздно он поймет обман и найдет отличия, что создают пропасть между двойниками и оригиналом. Но её еще надо было обнаружить. Новых разломов в пространстве, впрочем, тоже так и не появилось. Чудищ в городе было всё еще много, но нового нашествия уже явно не предполагалось, поскольку их число всё уменьшалось. Появление Львов-фуу сработало несколько предсказуемым образом — чудовища переключились на более сильного врага.
А Амора, осмотревшись, с некоторым разочарованием поняла, что всё, что здесь есть и можно просто взять без особого утруждения, ей не нужно или неинтересно.
Чаровница-китаянка переместилась на крышу храма и... тотчас вымокла, не подозревая, что снаружи внезапно пошел такой ливень. Один взгляд на царившую в воздухе атмосферу ясно дал понять, что если она останется здесь дольше, не избежать открытой конфронтации, в которой для неё уже не было смысла. Потому она предпочла сразу покинуть это измерение, на всякий случай сообщив своему союзнику, который отсюда уходить пока не собирался, что он здесь остался один, но, в случае чего, его она отсюда вытащит.

Собственно, всё то же шелестящие послание Чаровницы застало Хана уже в другой части города, где настроение мужчины кардинально сменилось еще до него. А после него, надо сказать, несколько испортилось. Ну, если она его в случае чего услышит — ладно, не так страшно. Но в целом ситуация складывалась забавная, поскольку если по отдельности он вполне мог справиться с Кулаком и Громовержцем (а возможно, что и сразу с обоими), то вот два настоящих дракона несколько поломали планы. Если он правильно помнил, здесь они приравнивались по своему статусу практически к полубогам, и если у Лао были свои очевидные слабости, то с этими всё обстояло несколько сложнее. Прямо говоря — он был в меньшинстве, так что следовало действовать, но действовать аккуратно. В голове сквозили на разный лад десять голосов, так же крайне умиляющихся со складывающейся ситуации, и несколько скептиков столкнулось в своей дискуссии с безграничными упрямцами. Толку в этом было чуть, потому Мандарин довольно скоро абстрагировался от этих обсуждений.
Мужчина прошел под съехавшей перекладиной крыши одного из разрушенных домов и осмотрелся: не смотря на то, что до ночи было еще далеко, вокруг царил сумрак и ад, пусть дожди и потушили большую часть крупных пожаров. Длинные чёрные волосы давно слились воедино с пёстрым одеянием из-за количества стекавшей по ним воды, которая затекала под маску и заливала лицо. Хан сместил её на лоб и протер глаза от воды, идя по стеночкам вдоль зданий и стараясь пока не особо высовываться на открытое пространство — по крайней мере, пока он не придумал, что делать с драконами востока, пришедшими городу на помощь и принесшими с собой дождь. С Кулаком было несколько простых решений, но пусть пока развлекается. Или тоже его ищет.
Всё равно он его убьет. Правда, с душой Лао тоже возникал один очень интересный вопрос, на который в ближайшем же времени предстояло найти ответ...
За одним из поворотов Хан уперся взглядом в мальчишку, такого же мокрого до нитки, в котором он с некоторым удивлением опознал того самого паренька, которого недавно унес в небеса один из летающих чертей. Мандарин успел напрочь выкинуть его-"реального" из головы, полагая, что его уже сожрали, однако нет. Но интересное было даже не в этом: у мальчишки на плече сидела маленькая выразительная змейка с лапками и пробивающимся сквозь чешую пушком, которому когда-нибудь предстояло стать роскошной гривой. Память короткой у китайца не была, а сложить два и два и вовсе не составляло никакого труда, так что задумчивое и сосредоточенное выражение лица мигом приобрело куда более резкие и острые черты, по которым, впрочем, не так и просто было понять реальные эмоции. Их выдавал голос, насмешливый, но на сюсюканья и переговоры явно не настроенный.
— Так это ты, значит, — едко протянул мужчина, обращая на себя внимание; драконенок тотчас повернул голову к врагу и зашипел — будь он взрослым, это казалось бы грозным, а так... — Не люблю, когда всякая мелочь лезет в мои дела, а наши пути уже пересекались, парень. Воришка. Ты уверен, что хочешь иметь дело со мной?
Мандарин усмехнулся и начал было обходить Путающего Следы стороной, а тот вполне мог ощутить, как его ноги отрываются от земли, а самого его охватывает холод, словно тисками. На самом деле, это не было ни телекинезом, ни переменой температуры или её попыткой, просто сжатый воздух вполне мог действовать и таким образом, не очень приятно сочетаясь с окружающей сыростью. Активно жестикулировать же ради управления подвластными стихиями ему давно уже было не нужно. Можно было подвесить его и звереныша в воздухе без возможности двигаться.
— Я тебя обрадую двумя новостями. Маленький дракон мне уже не нужен. Хуже того — сейчас он мне мешает.
Мужчина сжал ладонь в кулак и направил его на противника и гневно ощерившуюся, но обездвиженную мелочь. Пять перстней сверкнули золотом и самоцветами, но один из камней искрился особенно ярко. Молния. Символично. Но должный заряд вполне мог убить их обоих.
— Но можешь поведать известные тебе тайны об этом месте и Кулаке. Возможно, тогда отсюда уйдешь по крайней мере ты.
Очередной раскат грома над головой раздался совсем близко, а над самим городом словно пролетела огромная длинная тень, так что мужчина поднял глаза к небу. Там, в вышине, но это вовсе не значило, что рано или поздно они не спустятся ниже к городу. Сложно было предугадать их поведение, но само зрелище завораживало. А еще наводило на две мысли: приближение совсем нелитературной и отнюдь не метафорической жопы и какое-то внутреннее понимание, что эти драконы сами являются ответом на вопрос о том, что с ними делать.
Или не делать, но сработать могло. Она любит драконов.
— Знаешь, откуда я пришел? — мужчина усмехнулся про себя и перевел взор на пацана. И внезапно вполне четко и твердо обратился, казалось бы, к тому же воздуху. Но как-то сразу становилось ясно, что обращение вовсе не было простым: — Сатана! Мне кажется, тебе здесь было бы интересно.
Она его, конечно, по голове вряд ли погладит, если откликнется и ей всё это не понравится.
Но обратно в Ад тоже вряд ли пустит, так что черт с ним.

Enchantress — off the game.
Satana — next.

Отредактировано Mandarin (31.07.2016 00:06)

+3

23

[AVA]http://sf.uploads.ru/opqMB.jpg[/AVA][audio]http://pleer.com/tracks/13609079Cnkg[/audio]
Говорят, когда богам молятся, они всегда слышат это - просто не всегда считают нужным отвечать, ибо не все просьбы смертных достойны внимания. Ад, несмотря на то, что воплощает в себе все пороки, которые вообще может изобрести смертная раса, лишён подобной гордыни: любой глас, любой шёпот, хоть будет он произнесён под толщей арктического льда, даже мысль, серебряным колокольчиком звякнувшую в сознании, он никогда не оставит без ответа. От того, кто кричал в мироздание, будет зависеть то, что он услышит, сие не подлежит спору, но никто и никогда не останется забытым.
Дочь тьмы, королева Преисподней, женщина с глазами из адского пламени - Сатана была не только суккубом. Приняв от своего отца кровь, которая несла в себе память и силы, она стала сердцем злых мёртвых земель и их душой. Она слышала всё, что говорили о её доме чужие уста и ничему, никому, ни единой душе, живой или умершей, было не укрыться от её всеведущего гиблого взора.
Услышала она и сейчас.

Тьма над разрушенным городом, подёрнутым пожаром и дымкой горечи, сгустилась. Тьма волновалась, принимая разные формы, будто не могла выбрать нужную; тьма пела и шептала на тысячи голосов, и ей вторили тени со всех сторон, тревожимые огромными, практически невыразимыми для смертных силами. Тьма чувствовала присутствие той, кто был ей полноценной хозяйкой, госпожой, чьи приказы не оспариваются, и беспокоилась, желая слиться с ней, превратиться в волну, что сметёт на своём пути всё живое.
- Ты звал меня? - Прошептала бесплотная фигура, стоя за спиной Хана и обвивая его пояс незримыми, бесплотными руками, которые были до того горячи, что металл бы плавился в них, коль она захотела бы его коснуться. - Ад слышит каждое слово твоё, что обращено во тьму. Я пришла.
Тьма рассмеялась голосами тысяч мечей и секир, тьма рассмеялась огнём пожарищ и грабежей. Удержать тьму значило бы удержать чуму, войну, голод или саму смерть, удержать силы, что настолько велики, что титаны склоняли перед ними головы, а люди гибли под стальными колёсами времени, не в силах противопоставить им ничего. Это была не вкрадчивая, даже изящная магия Асгарда, следы которой чувствовались здесь; это был мрак, которому не найти равных во всём мироздании, и мрак нещадно подминал под себя реальность, разбегаясь прочь чёрными щупальцами. Мрак, который не просто противоположен свету, но является его частью - ибо не существует мира без дуальности, и на любом белоснежном крыле найдётся чёрное перо.
Тьма кипела, свиваясь в безумные змеиные кольца. Отпрянув, точно гибкая кошка, от Хана, чьи волосы пахли железом, Утренняя Звезда встала во весь свой рост, и теперь тьма возвращала её в реальность, отдавая плоть истинному миру - и просачиваясь сквозь едва уловимые щели в занавесе измерений, чтобы наполнить лёгкую фарфоровую фигурку княжны собой. Прекрасное лицо, точёное, нежное, как у самой изящной статуи, с кровавыми губами, что казались обнажённой раной на белоснежной коже, лицо, что принадлежало прекраснейшей из земных женщин, выдавали лишь глаза - жуткие, холодные, залитые чернотой. В них не было ни радужки, ни зрачка, только одна беспробудная тьма родом из самого Логоса, начала всех начал, и внимательный этот взор, которым никак не могло обладать живое существо, скользил по руинам, по людям, по тварям, что бились вокруг. Боль, отчаяние, ненависть - всё это стекалось к ней, питало её, как цветок питается водой после доброго дождя; и Сатана пила, жадно, восторженно, почти с наслаждением, теряя всякую свою человечность.

Страж города, огромный, прекрасный дракон, с гибким изящным телом и роскошной белой гривой - он почуял её с высоты своего полёта и взревел, вмиг забыв обо всех остальных, ибо не было сейчас ничего опаснее той женщины, что стояла, сложив руки на тонкой талии, и просто смотрела на то, как умирает Кун-Лунь. Он чувствовал в ней не просто угрозу - он чувствовал, как её суть отравляет земли собой, впитываясь в почву, на которой отныне смогут взойти лишь ядовитые цветы, как воздух вокруг неё искрит, как незримые великанские пальцы перекапывают, перетягивают токи магических сил.
Она не была опасной - она сама вся, целиком, до кончиков своих длинных волос и изящных ногтей, была опасностью, столь древней, что сама Земля показалась бы рядом с нею юной.
Тёмная Венера повернула голову за мгновение того, как он оказался бы достаточно близко, и трещины, что расходились от её глазниц, вспыхнули тягучим пламенем. Инлун, взревев, врезался в преграду, что была крепче любого металла, и тьма смяла его, опутывая щупальцами, отшвырнула назад, ломая его телом дома и ступени. Он рванулся к дьяволице снова, пробивая когтями камни - и снова его бросило прочь.
- Ты рискнул потягаться со мной, тот, кто есть ветер? - Засмеялась королева, и смех этот был тяжёл и гулок, точно эхо при обвале.
Смех её отца звучал в певучем голосе сирены, который умел завлекать и нежить мужчин, пришедших искать в ней утешения, дьявольские ноты истинного зла. Дочь Великого Дракона, чьей колыбелью было адское пламя, способное опалить и уничтожить любую звезду, давно не испытывала страха - и уж тем более страха перед другим зверем, ибо никого не было здесь страшнее, чем она сама. Кровь Ада, сердце Ада, душа Ада - вот кем она являлась и вот кем была сейчас, обнажив свою суть; истинным, первозданным злом, воплощённым в реальность. Война, второй из Всадников, что на все миры славился своей жестокостью, нашёл бы её прекрасной сейчас. Она была хороша - как меч палача, занесённый над приговорённым. Зло не остановить, не вытравить из реальности, ибо чем сильнее ты бьёшь его - тем сильнее оно становится.
Бросились из тьмы на свет, сквозь распахнутые приказом королевы врата, вечно голодные адские псы, тёмные гончие, воя и скаля чудовищные клыки. Они мчались по городу, бросаясь на всё то, что видели, не разбирая людей и демонов, чудовищ и стражей; они были голодны до крови и живого мяса, и они брали то, что хотели. Их пасти способны были резать камень и калёное железо, и в воздухе резко запахло болью и кровью, пролитой из разрезанных жил. Стая пировала, как мечтала тысячи лет.
- Что же. Я покажу тебе то, что ты хотел увидеть, - медленно, чуть растягивая гласные, произнесла Венера, как будто и не было убийств и травли у неё за спиной.
- Мы покажем, - прошептал Василиск женскими губами.
Она опустила руки, тонкие, нежные, с цепочками серебряных браслетов на запястьях - и вдруг взвились на её лопатках огромные кожистые крыла. Сатана улыбнулась, лёгкой, насмешливой, ускользающей улыбкой, в которой таилось обещание великой беды, а затем вдруг хлопнула ими, закрываясь, точно в плащ. Спустя мгновение, слишком короткое, чтобы успеть уследить за ним, в небо взмыл дракон.
Он был огромен - хоть и меньше, чем сам дьявол, заслонявший своей тенью целые города; чёрен, как беззвёздное ночное небо. Гладкая чешуя с широкими пластинами на брюхе к спине становилась узкими небольшими чешуйками, идущими внахлёст, а по позвонкам скользил костяной гребень, заканчивающийся на хвосте тяжёлыми костяными шипами. Широкая морда с воротом, обтянутым грубой кожей, увенчивалась тяжёлыми огромными рогами, загнутыми к низу. Это был не красивый и изящный восточный змей, не доброе начало-ян; это было чудовище из страшных сказок и мёртвых баллад, зло и боль, которую знала и помнила вся вселенная. Несмотря на тяжеловесность, что была особенно заметна рядом с гибкой лентой инлуна, зверь двигался стремительно и быстро, с изумляющей при его габаритах грацией, и каждое его новое движение, сплетавшееся в смертоносный танец, таило в себе угрозу.
И тогда Василиск заревел. Впервые за много лет Сатана уступила ему место, выпустила наружу всю его дикую, необузданную ярость первородного начала, истинного зла всех религий, и Змей пользовался редкими моментами свободы так, как мечтал, будучи скованным её железной волей. Его пламя, которое невозможно погасить, прошлось по городу, расплавляя дома и сжигая тех, кто попал под его зарево; затем он взмыл ещё выше, увлекая стражей Кун-Луня за собой, и тело его пробило облака.

Город полыхал со всех сторон.

Warning:

Поскольку моё участие было обговорено только с Тони, я постаралась никому ничего пока серьёзно не ломать и никого не убивать, чтобы не перечеркнуть вам половину логики. Если что-то не так - тыкайте палочкой, будем исправлять.
Спасибо за внимание. =)

+1

24

Силы возвращались ко мне, и я осматривал поле битвы: мой город Кунь-Лунь. Все жители со своим скарбом давно укрылись в стенах могучего монастыря, теперь за их жизни не приходится беспокоиться. Я постарался почувствовать, где находится та, кто ушел от меня однажды. Ее следовало остановить, и как можно быстрее. Сначала я почувствовал её в развалинах города, сражающейся с монахами, затем, одновременно в другом месте, неподалеку от входа в храм, затем, по мере обретения сил, проявились все ее копии, горевшие как яркие вспышки искр в ночи. Вместе с первыми потоками дождя я открыл глаза.
Небо заволокли тучи, и эти тучи принес сюда не естественный порядок вещей, силы, которые мелькали внутри облаков, наполнили всего меня изнутри радостным приветствием, и я послал им мысленный ответ. Стражи пришли.
Теперь, оглядывая город внизу, я чувствовал себя по-другому. И сразу, как только энергия Ки забила со всей мощью, я увидел волшебницу. Увидел, стоя к ней спиной, ибо она была там, где я не мог предполагать ее видеть: на крыше монастыря. Она смогла обмануть меня хитрым ходом с вратами и проникла внутрь! В тот же миг рев львов дал мне понять, что силы, спящие в храме многие годы, пробудились для его защиты. А волшебница внезапно пропала из этого мира. Тем лучше, осталось разобраться с колдуном, и срочно.
Львы-фуу выскочили на храмовую площадь, разрывая демонов в клочья и готовые броситься вниз, на помощь монахам, а два дракона, сверкнув подвижными каплями ртути вниз, опустились справа и слева от меня, протянув ко мне свои головы. Я положил свои руки на их теплые носы. Внизу, возвышаясь над демонами, поднимался их князь. Он снова смог собраться с силами, могучей волей заставляя тварей подчиняться ему и не драться друг с другом. Его просто так не убьешь, но теперь, с такими союзниками...
Они все поняли в мгновение ока. Схватив меня лапой, один из повелителей стихий посадил меня к себе на спину и мы взмыли в воздух. Сверху, из-под облаков, все было видно как на ладони, несмотря на дождь и ветер. Один дракон, внезапно стрелой бросился вниз, в самую гущу демонов, которые не могли надеяться даже поцарапать его. Драком мчался навстречу князю демонов, а когда достиг, пожрал его в мгновение ока, ударами хвоста раскидав всех врагов, до которых мог дотянуться. Ярость дракона не имела предела, и вскоре место, которое он крушил своими когтями, превратилось в непроницаемое для взора облако пара, из которого в небо вновь взмыла серебряная стрела. С предводителем демонов было покончено в одно мгновение.
И тут я почувствовал чародея. Рядом с ним, на нижних улицах, посреди пожара и дыма, который угасал под струями дождя, была заметна аура маленького дракона и юноши, который пришел с Дэниэлом. Дракон, взявший меня с собой, гибкой стрелой метнулся вниз. В этот момент я увидел, что чародей призвал... конечно, я, Лей-Кун, наставник железных кулаков, не испытывал страха, но и мне стало не по себе от черной мощи призванного создания. Конечно, оно сразу могло бы увидеть меня, поэтому я спрыгнул с дракона и, приземлившись на узкую мощеную улочку, затянутую дымом и заваленную обломками, побежал в сторону колдуна, надеясь, что могучая аура дракона до поры моего появления скроет меня. Только бы успеть! Интересно, он сам хоть немного понимает, кого он призвал? И этот колдун надеется контролировать создание такой мощи? Пока я бежал, на сцене появился древний ящер, подходящий противник для двух драконов, уже без труда расправлявшихся с демонами. Аура его была намертво сплетена с аурой появившегося существа, и  я оставил даже попытки понять - одно это создание или их несколько.
Город давно уже потух от излитого Инлуном дождя и погрузился во тьму, но огонь дракона - волшебный, поэтому в местах, где пламя твари подожгло постройки, он разгорелся с новой силой. Я нужен был там! Но я принял решение: сперва нужно остановить этого сумасшедшего колдуна, пока он еще кого-нибудь не призвал и эта реальность не разорвалась бы на части.
Сквозь струи дождя я увидел небольшое пространство между домами, на котором стоял, всецело поглощенный своей властью над юношей и дракончиком, чародей. Он обездвижил их с помощью магии и всецело сосредоточился на них. К тому же, выпущенная им тварь, драконы, сражение - все отвлекало его. Ненадолго, он сейчас же почувствует меня, надо действовать. Пора болтовни прошла, я собрал всю свою силу и, разбежавшись, прыгнул вперед,  сила моей ярости превратила меня в молнию, направившуюся в черное сердце чародея.[nick]Громовержец[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/t/pFEJ1.jpg[/icon]

+4

25

Я не успел ещё на землю упасть, как Ди начал мерцать, сражаясь с демонами. Пока я падал, сбил одну из тварей  с ног и расплющив его морду. На меня навалились еще твари, началась настоящая куча-мала, пришлось потратить время и раскидать их всех. Конечно, они восстановятся, и быстро, а я нет. Это было самым удручающим в сражении: я понял всю тщетность моей борьбы, обычное оружие этих гадов не брало - надо придумать способ их убивать получше. Поднявшись с земли, я поискал глазами Дэрила. Вот он, его уносит какая-то мерзкая тварь! Готовый снова взлететь на глайдере, я почувствовал в голове знакомое покалывание и, не успев еще осознать что происходит, снова пришел в себя. Странное, но очень знакомое мимолетное ощущение.
Это покалывание в основании головы было мне наиболее ненавистно, так как уже дважды я становился объектом ментального контроля: доктора Фауста с помощью ментальных сил и урода Гайрича, который наноботами сделал из меня Бича. Правда, от Бича была хоть какая-то польза: глайдер, например. Мои мимолетные воспоминания прервал дождь, внезапно хлынувший с неба.
Я окинул взглядом поле битвы в поисках Ди. Демоны, крики, дым, монахи. Теперь все это ещё и потонуло во тьме, которую принесла буря, потоках воды и дыму от гаснущего огня. Одно радовало - город больше не горел.
Всплеск крови и знакомые синие одежды, а над разорваным тельцем - огромная тварь: внезапно в поле моего зрения попало ужасное видение. Я не издал ни одного звука, меня оглушило то, что я увидел. За секунду пронеслись все те краткие моменты, которые составляли нашу с Ди историю. Его неожиданное появление, лечение и усыновление, все то, что мы пережили. И я вспомнил другого ребенка, с которым когда-то бегал по Штатам - маленькую девочку Баки, которую потом забрала ее же мать-наркоманка назад. Мгновенной вспышкой воспоминания появился сетчатый  забор, я, стоявший с одной его стороны, полубезумный, небритый и смотрящий на уже подросшую девчонку, к которой боялся подойти, да и не знал - она ли та самая Баки, или это плод моего безумия. Одно я знал - больше я её никогда не увижу.
Второй ребенок отнят у меня...
Я стряхнул вместе с водой внезапно нахлынувшие воспоминания, а так же слезу, уже собиравшуюся потечь по моей щеке. Рано, сначала надо закончить сражение: есть еще один, кому ещё не поздно помочь, и один за которого надо отомстить. Решено, я оторву голыми руками голову этому уроду. Пока бежал до места убийства, я скинул плащ, в который завернул дробовики и пояс с патронами и оглушающим диском. Кастет пристегнул на пояс, выбежал на пятачок земли, на котором лежал такой знакомый, разорванный на части трупик. Оторвав булыжник от мостовой, я запустил его в демона, а затем крикнул:
- Тварь, ты сейчас ответишь за убийство моего сына! Я оторву твою гнусную демоническую башку голыми руками! Проверим, сможешь ли ты жить после этого!
И, издав громкий крик, я кинулся в бой.

+3

26

Как только они выбрались из изгаженного пруда, мокрые и перемазанные золой, Путающий Следы сразу же отступил под прикрытие близстоящей круглой арки - она была каменной, и потому уцелела - на случай, если "стервятник" вздумает атаковать их снова. Но твари в небе было уже не до них: она сцепилась с другой себе подобной, и оба чудовища, сплетясь в клубок, полетели кувырком куда-то в сторону. Герой следил за ними, пока обгоревшие стены домов не скрыли от него их падение; лишь тогда он прислонился к каменной кладке и сполз вниз, переводя дыхание.
Он всё ещё прижимал к себе Каи-Лонга. Тот с испугу съёжился в комок, зажмурился и изо всех сил ухватился за его руку. Аккуратно, чтобы шумом ненароком не привлечь внимание ещё какой-нибудь нечисти, Дисплейсер опустил пику на землю и легонько потряс своего подопечного освободившейся рукой:
- Эй? - Драконыш осторожно приоткрыл глаза. Увидев перед собой не демона, а своего опекуна, он чуть-чуть успокоился и расслабил хватку. Ученик Железного Кулака скинул краги, взял малыша в обе руки и поднёс к лицу, тщательно осматривая его на предмет повреждений. На первый взгляд он выглядел совершенно целым. Бережно ощупав спину, хвост и все четыре лапки и удостоверившись, что всё это и правда цело, юноша взъерошил мокрую гривку маленького создания и улыбнулся. - Ну вот. Всё в порядке, всё на месте. А он сбежал. Испугался и сбежал. А если бы нет, мы бы ему показали, где раки зимуют. Правильно я говорю? - Сам-то он совсем не был так уверен в том, что самое трудное позади, но чтобы не нагнетать панику и не пугать ребёнка почём зря, старался сделать вид, что всё случившееся - пара пустяков. Как ни странно, это помогло не только Каи-Лонгу, но и ему самому: от этого нехитрого приёма напряжение как-то неожиданно легко схлынуло, вернулась ясность сознания и мыслей. Он запоздало ощутил горящую боль от глубоких царапин, оставленных демоном на его плечах, и саднящую сухость в горле от раскалённого, наполненного едким дымом воздуха. Да, излишне расслабляться, пожалуй, не стоило: за расслаблением придёт усталость, и когда это случится - всё, он уже не боец, а лёгкий трофей. Но совсем небольшая передышка им не повредит. Путающий Следы сел, вытянув ноги, снял маску, положил на колени дракончика и скинул рюкзак, по счастью, почти не пострадавший от когтей чудовища. Достав оттуда непочатую литровую бутыль чистой воды, он сделал несколько глотков, дал напиться своему подопечному, наскоро сполоснул его от налипшей золы и умылся сам. Это его заметно освежило; дракончик тоже приободрился. Пора двигаться.

Он собрался, посадил Каи-Лонга обратно за пазуху, поднял с земли своё грозное оружие и вышел на улицу, бросив напоследок взгляд на разорённый дом и сад, приютивший их во время привала. Мышцы руки и спины протестующе заныли под тяжестью пики, но с каждым новым шагом становилось всё легче и легче. Из конца в конец улица была совершенно пустынна. Как далеко успел утащить их проклятый демон? Где храм? Куда идти? Он огляделся в надежде увидеть стены и крыши храмового комплекса, построенного выше города, но чад огромного пожара, висящий над городом, сильно сокращал радиус обзора. По той же самой причине взбираться на крышу, рискуя снова подвергнуться нападению с воздуха, было не только бессмысленно, но и неоправданно опасно. Налетевший откуда-то мощный порыв ветра разорвал удушливую пелену густого смога, взметнул в воздух целый столб пепла и, кружа, потащил его прочь. На героя повеяло прохладой и влажной свежестью. Этот благословенный ветер, напитанный живительной силой, родился где-то далеко отсюда и пришёл не просто так. Что-то приближалось, что-то грозное, могучее, торжествующее и неизбежное. Прицепленная к пике белая кисть, каким-то уму непостижимым образом остававшаяся неиспачканной, затрепетала на ветру, как маленькое знамя. Прямо под ноги Дисплейсеру звучно шлёпнулась большая дождевая капля, за ней ещё и ещё. "Гр-р-рау!" - рявкнул гром. Ди, не удержавшись, радостно рассмеялся, присоединив свой голос к шуму дождя и громовому раскату. Дождь остановит пламя, потушит пожар! На дракончика же это произвело ещё более сильное впечатление: он с восторженным верещанием выскочил из наполовину расстёгнутой куртки под дождь и помчался по улице, в мгновение ока скрывшись за стеной ливня.
- Каи-Лонг! Вернись! - Забыв обо всём, Дэрил бросился за ним, не разбирая дороги. Всё, что он видел сейчас, была маленькая жёлтая кисточка на хвосте, маячившая впереди - только бы не потерять её из виду! Он и думать не хотел, что случится, если малыш потеряется в этих руинах, кишащих адскими тварями. На его счастье, погоня продолжалась недолго: внезапно драконыш прыгнул в сторону, развернулся и с такой же поспешностью, с какой только что нёсся вперёд, ринулся обратно к нему. Судя по тому, как напугался его подопечный, ругать его за непослушание не было никакой нужды - он и так уже был достаточно наказан. Подхватив его на руки, ученик Железного Кулака поудобнее перехватил пику и зорко всмотрелся в темноту переулка, в котором они очутились. Статная фигура, маячившая там, где переулок выходил на более широкую улицу, определённо принадлежала человеку, а не демону. Но окутывавшая её чернота, отчётливо различимая на фоне естественной темноты от недостатка освещения, не оставляла никаких сомнений в том, что это - враг, и намного более страшный, чем исчадия скверны, которых он наслал на Запретный Город. 
— Так это ты, значит, — заговорил мужчина, и в голосе его слышалась неприкрытая насмешка, таившая, однако, в себе такую же неприкрытую угрозу. — Не люблю, когда всякая мелочь лезет в мои дела, а наши пути уже пересекались, парень. Воришка. Ты уверен, что хочешь иметь дело со мной? 
Чуть только воздух вокруг дрогнул и начал сжиматься, Дисплейсер, бывший начеку, начал мерцать. Быстрее, чем мог уследить глаз, синий чёрт с маленьким драконом на плече отодвинулся от восточника, появился и пропал сперва впереди, затем на пять метров правее, затем - под навесом, чтобы в конце концов остановиться на краю низко нависающей крыши. Как бы ни был силён враг, он плёл какую-то несусветицу - ведь они никогда не встречались раньше. Да в себе ли он, в самом деле?..
— Я тебя обрадую двумя новостями. Маленький дракон мне уже не нужен. Хуже того — сейчас он мне мешает. Но можешь поведать известные тебе тайны об этом месте и Кулаке. Возможно, тогда отсюда уйдешь по крайней мере ты.
Противник направил на них сжатый кулак, и драгоценные перстни, унизывавшие его пальцы, сверкнули - слишком ярко, чтобы быть обычными драгоценностями. Не дожидаясь, пока станет очевидно, какой секрет за этим скрывается, Путающий Следы пропал с крыши. Рогатый силуэт мелькнул за спиной у восточника, на мгновение задержался прямо перед ним и твёрдо встал посреди улицы лицом к нему. До него, наконец, дошёл смысл сказанных слов. Перед его мысленным взором пронеслись Каи-Лонг в холодном вонючем ящике, выгоревший сад, от которого осталась одна каменная арка; обгоревшие, обглоданные, изуродованные трупы жителей, не успевших дойти до спасительных стен храма боевых искусств, и растерзанное тело монаха, которого шестилапое чудовище разорвало пополам... 
— Знаешь, откуда я пришел? — Враг посмотрел прямо на него. — Сатана! Мне кажется, тебе здесь было бы интересно.

- Мне безразлично, откуда ты пришёл, - заговорил мальчик. В голове осталась лишь одна мысль: они будут сражаться. И на смену терзавшей его ярости вдруг явилось спокойствие - абсолютное, всеохватывающее, звенящее спокойствие. Оно заполнило его целиком, выровняло дыхание, обострило чувства. - И безразлично, кого ещё ты позовёшь себе на подмогу. Потому что даже он не спасёт тебя от твоей собственной трусости. Пока ты прячешься, за тебя воюют другие. Ты, кажется, назвал меня вором? Тебе ли упрекать меня, трус, детокрад, убийца стариков и женщин?.. ты жаждешь тайн? Я ничего не скажу тебе, даже своего имени - ты не достоин его знать. Но я не ты, я не бегу от битвы. Я ученик Железного Кулака. Поэтому - да, я буду сражаться с тобой.
Он сдёрнул маску с головы, подставляя лицо дождевым струям, и изобразил церемониальный поклон. От искушённого взгляда его противника не укрылось то, как раздвинулись границы ауры подростка, а маленькое стройное существо, похожее на чёрного жеребёнка с рогом на голове, стоявшее рядом с ним незримой тенью, ударило оземь тонкой ножкой - вызов принят.
- Каи-Лонг, - обратился боец к дракончику, - спрячься. Тебе не годится видеть то, что здесь будет.
Тот, расценив указание спрятаться по-своему, соскользнул с плеча мальчика и забился ему за пазуху.

Отредактировано Displacer (31.08.2016 12:46)

+4

27

[nick]YingLong[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/LsDfW.jpg[/icon][status]Отвечающий Дракон[/status][sign]http://sh.uploads.ru/FDKIw.gif
"И подобной чаши священной Для вина первозданных сил Не носило тело Вселенной, И Творец в мечтах не носил."[/sign]

Снизившись достаточно для того, чтобы бессмертный наставник Железных Кулаков мог свободно соскользнуть с его шеи, дракон снова взмыл под низкий и хмурый свод грозовых облаков, подсвечиваемый вспышками молний. Навстречу ему вынырнул второй, и на краткий миг их сверкающие тела переплелись в удивительном объятии, чуткие и подвижные, как струи тумана. Инлуны не случайно явились вдвоём - они были супругами. Мгновения хватило им, чтобы принять решение; принеся друг другу эту вечную, как сам мир, нерушимую клятву, небесная чета разделилась: один из них ринулся вниз и понёсся над самой землёй, чуть не задевая кончиком хвоста стены домов; второй же пустился за чужаком, выползшим с самых низших планов бытия, разрушавшим и убивавшим даже не из наслаждения, не из забавы развращённого сознания. Разрушение было самой его сутью, и само его существование означало разрушение. И как только они поднялись выше тяжёлых туч, туда, где сияло солнце, озаряя сплошную белую равнину облаков с её воздушными замками и острые вершины гор, искрящиеся снегом, инлун начал расти. Будто питаясь солнечным светом, он рос и рос, до тех пор, пока не сделался соразмерным своему чудовищному противнику. Плавно развернувшись, он вдруг сделал бросок, пока ещё недостаточно стремительный, чтобы быть настоящей атакой, прошёл совсем рядом с разрушителем и, описав небольшой крюк, по спирали ушёл вверх, готовясь к новому выпаду. "Уходи. Кто звал тебя сюда? Твоих сторонников здесь нет, ты здесь чужой. Уходи, возвращайся назад, в своё логово."

Храмовая площадь пылала. Адский огонь, который изрыгнул демон, заставлял древние камни плавиться, как мягкий воск. Правда, армии извергов, призванной колдунами, это помогло мало - демоническое пламя обжигало и их. Кроме того, у них появилась новая забота: твари, явившиеся сюда следом за своей хозяйкой, разрывали их на куски столь же охотно, сколь и всякую прочую добычу. Но и положение защитников города это тоже никак не облегчило. Едва львы-фуу почуяли нового врага, заворчали, ероша курчавые гривы и обеспокоенно раздувая трепетные ноздри, как монахи поняли, что это означает. Связав своё сознание воедино, люди и чудесные звери встали живым заслоном на пути стаи разрушителей, убивавшей без разбору направо и налево и жаждущей прорваться за стены, где укрылись жители Небесной Горы - все те, кто успел добраться до храма. Отдельные брызги всепоглощающего пламени достигли золочёных крыш монастыря, и там расцвели огненные цветы, но некому было их погасить: стоило защитникам города хоть на секунду отвлечься, замешкаться - и стая скосила бы их, как острый серп срезает траву, прорвалась бы внутрь, и тогда... монахи и львы с одинаковым бесстрастным мужеством держали натиск, поднимая своё оружие против страшного противника и умирая без единого звука - они готовы были умереть все до единого, но не пустить исчадий преисподней туда, куда они так стремились. Пятеро храмовых стражей уже пали, и их тела рассыпались искрящейся пылью, но каждый из них перед своей гибелью заставил развеяться прахом по несколько неприятелей.
Новый удар грома дробью раскатился над монастырём, и низко-низко над площадью, одетый клубящимся белым туманом и свежим ветром, пронёсся инлун. Струи дождя, пришедшего вместе с ним, ласково обвили изнурённые долгим боем тела защитников, смыли усталость, заживили раны.
Извиваясь кольцами, реликтовый зверь завис над крышами храма боевых искусств. Изогнув шею, точно птица, инлун начал втягивать в себя воздух; блики огня, бушевавшего на крыше, заиграли в блестящих чешуях на подобравшихся боках, грудь же, напротив, поднялась и раздулась... драконица раскрыла пасть и выплюнула целый поток бурной, бирюзового цвета воды. Но удивительней всего было то, что вместе с шипящей и клокочущей водой из её пасти выплыла, обрамлённая водяной пеной, перламутровая драгоценность величиной с хороший плод персика. Увлекая за собой бурливую волну и распространяя вокруг себя мягкое переливчатое свечение, жемчужина, направляемая волей драконицы, поплыла к горящей кровле. Вращаясь, как мельничное колесо, она начала расплёскивать воду в разные стороны, и там, куда попадала эта вода, пламя сникало и гасло.

Отредактировано Displacer (13.11.2016 07:22)

+4

28

Опасный безжалостный безликий противник. Миролюбие в который раз сыграло с Дэнни злую шутку, он был самый мягкотелым из Железных Кулаков. Или добросердечным. В любом случае, в данный момент это сыграло с Рэндом злую шутку.
— Зря ты оставил спину товарища открытой. Никого за тобой нет.
Злодей, казалось, усмехнулся, а затем исчез. Дэнни ощутил, как какая-то злобная тень скользнула к Кочевнику, но не успел. Эту тень ему было не догнать, не обогнать и, видимо, даже не одолеть. В царящем вокруг аду, во тьме появляющихся и умирающих в муках чудовищ, в неразберихе битвы и открывающихся порталов в иные миры Кун-Лун превращался в нечто вроде Восьмого Небесного Города - демонического, извращенного некогда прекрасного места. Извращенного первым из Железных Кулаков. А секундой позже этой мысли Дэнни увидел, нет, он увидел не глазами, он увидел ее чем-то, что надежнее глаз, весь его дух, всю его суть пронзило: пришла та, кого лучше не звать, и пришла не на зов жителей Небесного Города. Одна божественная сущность пропала, надолго ли - загадка, но появилась другая - демоническая, очень знакомая, или похожая на знакомую.
- Тварь, ты сейчас ответишь за убийство моего сына! Я оторву твою гнусную демоническую башку голыми руками! Проверим, сможешь ли ты жить после этого!
Раздумья Дэнни прервал удар. Сильный. Так били на его памяти трое: Стивен Роджерс, Люк Кейдж и Джек Монро. Опутавшая Кочевника тень была все еще с ним. Дэнни видел ее как заставшую глаза Кочевника ленту. Черную ленту лжи с алыми нитями ярости и боли. Дэнни ударил в ответ. Нет, неверно. Железный Кулак ударил в ответ. Человек ударом может уязвить тело противника, монах - его дух. Когда-то таким же ударом Дэнни нокаутировал одного из страшнейших врагов своего красного слепого друга. Теперь Дэнни бил по Лжецу, или как там его назвал неизвестный колдун.
- Джек, слушай меня! - мысленно обращался Дэнни к другу. - Дэрил жив. Оглянись! Тебя обманули.
Перед внутренним взором суперсолдата пронеслась картина, как он пытался ударить Дэнни. Железный Кулак показывал ему то, что видел секунды назад своими глазами.
Сражающиеся с тварями монахи. Открывающиеся и закрывающиеся в каком-то хаотично-непредсказуемом порядке черные порталы, ведущие в мир этих монстров. Показал неизвестную женщину. Он видел, как та радовалась разрушениям Кун-Лун, будто питалась болью защитников, их гибелью, смертями. Дэрил, живой и здоровый петлял где-то между домов, обломков стен, прижимая к груди маленького дракончика.
Джек и Дэнни увидели, как просыпаются Храмовые Львы. Каменные стражи медленно, будто нехотя начинали двигаться, стряхивая с себя вековую пыль. Но их кажущаяся неповоротливость была очень обманчива. Уже через секунду ожившией реликтовых защитники давили и терзали незваных гостей. Львов было значительно меньше, но это ничуть не мешало им успешно прореживать толпу монстров.
А потом они, Дэрил и Джек, подняли "глаза" к небу, где медленно и величественно в огромной грозовой туче плыли драконы.
Дэниэлу вспомнился Шоу-Лао, он был огромен, может даже пугающ, мощен, но в нем не было той величественности, той неспешности, что в этих огромных дождевых Драконах. Не было понятно, что сверкает серебром: драконы или молнии, что отливает такой режущей глаза чистейшей белизной: облака или чешуя, и что несет свежесть и спасение: струи дождя или дыхание древних богов.
Дэнни отпустил Джека, давая ему теперь самому действовать. Если друг его попробует еще раз ударить - придется его вырубить и передать на руки монахам - будет еще забота им, но пока была надежда, что Рэнду удалось отбить суперсоладата из лап этого странного колдовства.

+5

29

Хан прикрыл глаза и чуть склонил голову навстречу клубящейся позади себя силе, силе практически в чистом виде. Тана вполне ясно дала понять о том, что услышала его зов и пришла, хотя прикосновение её призрачных ладоней было едва ощутимым. На этом фоне мужчина частично упустил слова застывшего тут же мальчишки, хотя они были смешны и веселы невообразимо. Он не знал, на что способен этот парень, но тот выглядел еще слишком молодо, чтобы быть способным противостоять ему.
Им. Амора ушла, но он и теперь был здесь не один.
Над головой пронесся дракон, дракон бросился на застывшую женщину; ударная сила не дрогнувшего барьера разнеслась по округе, лишь чудом не снеся оставшихся в ближайшем же радиусе двух человек. И вскоре стало ясно, что Сатана в полной мере вкусила творившееся здесь безумие, решив стать его неотъемлемой частью и, по видимому, настроившись уничтожить город уже действительно всерьёз. То, что от него осталось. Тварей из Лимбо практически всех перебили, но им на смену пришли реальные адские чудовища — ведь своей прожорливостью и агрессией берсеркера адские гончие мало кому могли уступить. Те монстры были лишь жалкой пародией на ту волну смерти, которая пройдется по разрушенным останкам Кун-Луня теперь. Лишь увидев это Мандарин задумался над тем, какое горе принес этому месту всего несколькими конкретными словами, ведь раньше, до появления здесь Венеры, у Кун-Луня еще был шанс. Шанс, что он просто уйдет и никого не станет более трогать.
Но Громовик был неправ в своих выводах. Хан не был намерен этой силой управлять. Он с ней просто в какой-то мере подружился, и, вероятно, на данный момент был единственным в городе существом, способным её остановить.
Однако делать этого он не стал. Жалеть было уже не о чем.
Едва спало всеобщее оцепенение и замешательство, как Мандарин вспомнил о юнце, который за эту минуту додумался никуда отсюда не сбежать. На свою, видимо, очень крупную беду.
— За меня воюют другие, значит? — и без тени иронии поинтересовался китаец, даже и не став обижаться на всё остальное: глупо бушевать из-за правды, а вот клевета задевала за живое, впрочем, как и всегда. Маленькая слабость, которая не искоренялась из жизни в жизнь и с которой он, по правде говоря, даже и не хотел бороться, ибо... зачем? — Много спеси — мало действий. Ты серьёзно думаешь, мне есть дело до твоего имени на фоне древних тайн?
Мужчина весело фыркнул, а драконы вовсе рассмеялись: ему не было видно духовное воображение этого мальчишки, а вот души её очень даже разглядели. Вот только на фоне десятерых матерых чудовищ это хрупкое создание выглядело уже действительно смехотворно. Лжеца Кулак таки выгнал из сознания друга, ведь, по сути, он был там инородной сущностью — будь контакт зрительным, было бы иначе. Но дракон, оскалившись, и не стал бороться за свою жертву, ибо было незачем. У Кочевника было слишком измотанная психика, чтобы его внушения исчезли так просто, от одного-единственного удара от друга, каким бы мощным на духовном плане он ни был. Проблемы психики никто не отменял...
А вот Громовик напомнил о том, что зевать и расслабляться было более чем рано. Хан не был колдуном, которым его так упорно здесь считали — вероятно, мистическую ауру вокруг него могли создать несколько артефактов и наличие рядом десяти драконьих душ, но это было обманчивым суждением. Потому, если бы драконы сами его не предупредили про приближающегося врага, возможно, в данном случае враг мог и победить захватчика. Однако всё тот же Лжец, оперирующий на ментальном плане людей, указал точное направление исходящей угрозы, в итоге пущенную ею молнию встретила еще одна, не менее мощная — сила сразу двух колец из десяти столкнулась в воздухе; электричество и чистая духовная энергия, помноженная на окружающую влажность. Силу духа Хана нельзя было назвать маленькой, однако она не была абсолютной. И даже этого хватило, чтобы две противоборствующие силы, столкнувшись в воздухе, образовали ударную волну мощи едва ли не меньшей, чем был бросок инлуна об барьер Сатаны. Вот только ударная волна эта не была сдержана конкретными направлениями и прошлась по всем. И Мандарина с Дэрилом отбросило в сторону, и мужчину по другой стороне силовой баррикады, как и труху до основания разрушенных, оказавшихся в эпицентре, зданий.
Удар был оглушающим. Хан знал, что за этим может последовать, потому врасплох его это не застало, Громовика, теоретически, тоже, а мальчишка мерцать, по всей видимости, перестал, беспокоясь в то же время за сохранность змеёныша. Их отбросило к краю утеса, на котором возвышалась отдаленная часть запретного города, и Дэрил не перевалился через край по счастливой случайности. Мандарин, не мешкая, поднялся на ноги. Парень ему был откровенно не нужен и на него было плевать, он не стоил и гроша со своим упрямством, а вот засевшего у него под курткой дракончика оставлять в живых было меньше смысла. В живых либо неподчиненных. Потому мужчина просто взмахнул раскрытой ладонью, сверкнул один из перстней, и силовой луч прочертил на земле линию, линию, отколовшую её кусок над самой пропастью, который просто рухнул вниз, в эту самую пропасть. Вместе с пацаном. Падать было далеко. Он наверняка дезориентирован и, возможно, не сумеет телепортироваться с требуемой стремительностью. Вряд ли они встретятся.
— За оскорбление, — бросил ему вдогонку Хан и обернулся. Нужно было еще что-то сделать с Громовиком, который явно всему этому расстроился.

P.S. Возможны некоторые несоответствия деталей, так что если что, говорите — подправлю.
Дальше Тана.

Отредактировано Mandarin (04.10.2016 03:01)

+5

30

[audio]http://pleer.com/tracks/14079026ivGV[/audio]

Два реликта кружили под облаками, сплетаясь друг с другом в грациозности смертельной схватки. Они были столь же не похожи друг на друга, сколь одинаково-прекрасны в их потусторонней красоте.
"Ты говоришь дочери князя мира сего, что где-то её не ждут?" - Засмеялся дракон, и огромные чёрные крылья жуткой тенью накрыли город. - "Но мне плевать, ибо ад не нуждается в том, чтобы его ждали. Ад приходит туда, куда хочет и туда, куда его позвали - и неважно, чьим был тот голос. Я есть тень миров. Убирайся с моего пути."
Что-то изменилось в балансе мироздания. Тьма, огонь и боль, которую источал полыхающий город, питал тёмное существо, точно живая вода, и сейчас никому было не сравниться с его яростью. Когти стража скользили по чёрным щиткам, сминая их, но не в силах пробить насквозь. Так могло бы продолжаться целую вечность, но в какой-то миг белогривый ящер забыл об осторожности.
Их глаза - расплавленное золото - встретились. Тьма сгустилась.
Зверь отбросил от себя тело инлуня с небрежной лёгкостью, точно тряпочную игрушку, вмиг потерявшую свой деревянный каркас, что придавал ей прочность. Мгновение ничего не происходило, словно всё замерло, остановилось и время, и битва, разыгравшаяся там, внизу, и даже само мироздание припало на брюхо, точно волк в кустах; а затем Василиск ударил крыльями по воздуху, описывая большой круг и по спирали уходя вниз. По морде восточного дракона, прекрасного бирюзового создания, яркого и чистого, точно дневной свет, поползли дымчатые трещины, становившиеся всё глубже - они растекались по его чешуе тонкой паутинкой, поглощая его тело, и там, где недавно была плоть, появлялся бездушный гранит.
Последними сдались глаза - свечение в них теплилось даже тогда, когда мертвенный камень жадной пастью пожрал живое сердце, и в этом последнем взгляде не было ни ненависти, ни злобы - только глухая, беспросветная тоска от того, что он проиграл и не смог защитить то, что ему было вверено. От того, что сегодня он навсегда оставил свою супругу одну. Распахнутая в последнем рыке пасть так и осталась причудливым изваянием, и некогда живое гибкое тело, легко, точно рыбка - воду, резавшее воздух, рухнуло вниз. Чёрный дракон, в котором воедино сплелись сейчас сознания Змея и самой Сатаны, упал следом, бесстрашно уходя в крутое пике - и он видел, как огромная статуя рухнула на город, и слышал, как дрожью откликнулась земля, не выдержав такого веса. Путь из поднебесья был долог.
Если бы здания могли бы кричать - они бы кричали. Их фундаменты, то, что уцелело от дьяволова пламени, рушились от чудовищного удара, а почва продолжала дрожать, точно этот удар разбудил демонов под земной корою, и теперь они рвались наружу, жаждая присоединиться к пиршеству и досыта пожрать крови и живой плоти, что терпким вином уходила в глубины.
В прочем, глядя на безумие, что царило в Кун-Луне, нельзя было решить, насколько это выдумка.

Он был силён, этот инлун, ибо весь он был воплощённой стихией. Может быть, он успел бы стать собою - и со временем даже стать прекраснее, чем прежде, но его судьба была решена наперёд, и он был обречён с той минуты, как Утренняя Звезда обратила на него весь гнев, что жил в ней не одну сотню лет.
Когда чёрный дракон рухнул на разворочённый город и закрылся крылами, через мгновение по площади, шагая по мёртвым растерзанным телам и даже не глядя себе под ноги, стремительно шла женщина с волосами столь же красными, сколь пролитая кровь, и огонь вновь горел в её глазах. Движение левой руки, расчеркнувшее воздух на двое - и в её ладони появился полуторный меч из воронённой стали с простой кожаной рукоятью. По тёмному лезвию побежали раскалённые символы.
Ожить прекрасный белогривый зверь не успел. Шелуха камня спадала с него, осыпаясь крупными хлопьями, когда закалённый в сердце зла клинок, выкованный руками Люцифера и омытый волнами реки мёртвых, вошёл в мягкий загривок, навсегда окончив путь его души. Легко, будто не встретив сопротивления, суккуб извлекла своё оружие, просто встряхнула его - хотя следов на нём не осталось, ибо, даже если они и были, сталь пожрала кровь сама, - и пошла прочь, безразличная к совершённому, точно оно ничего ей не стоило.
В прочем, может быть, что так и было. Она была слишком темна сейчас, чтобы чувствовать хотя бы что-нибудь. Шаг, шаг, ещё шаг - земля стонала от усталости и боли, и острие меча чертило по ней борозду.

Опираясь на клинок обеими руками, она стояла рядом с Ханом, причудливая статуя в одеждах цвета ночи, и сквозь залитые чернотой глаза её смотрела на мир тьма, пожиравшая жизнь, материю и даже саму вечность. Несмотря на то, что лицо Венеры было практически неподвижно, полные багряные губы её кривились в чуть заметной усмешке; она смотрела, как воющая, лающая волна бесстрашно штурмует защитников Кун-Луня, и отлично осознавала, что шансов у них сегодня не было. Адские псы, жестокие звери с единственным желанием - убивать, были лишь авангардом. Наружу, сквозь податливо истончившуюся ткань реальности, рвались бесы и демоны войны, уродливые, жуткие твари с ветвистыми рогами и горящими угольями глаз, и было их бессчётное множество, ибо бесконечными были земли Преисподней, и каждому духу, возжелавшему вкусить мрака и причаститься к величию князя тьмы, нашлось там место.
А Сатана - Сатана просто смотрела, наблюдая за огнём и слушая крики. Она вдыхала аромат смерти, она внимала шёпоту смерти, она взирала на то, как проходит над миром его коса. Это была богатая жатва.
Война бы понял её. В желании разрушений, что просыпалось в ней вместе со второй, далёкой от земного и небесного, сущностью, Война всегда её понимал. Может быть, поэтому он оставался с ней всегда, когда уходили другие - у них было слишком много общего.
Подняв руку, королева подула на ладонь, и лёгкая сероватая пыль сорвалась с её пальцев, полетела над городом, касаясь лиц мертвецов и их нелепо распахнутых глаз; и там, где дымка эта падала на тела, проходила какая-то дрожь.
"Сражайтесь!" - Шепнула им княжна, шепнула не ртом, но чудовищным зовом, что старше миров, и зазвенели тревожные колокола.
И они послушались её - мёртвая армия, всё ещё помнящая боль и страх, который гнал её теперь вперёд, на бывших братьев. Истерзанные, но уже ничего не чувствовавшие; кровь и плоть, оживлённая некромантией, которую так отчаянно презирали все светлые маги. Молчаливая - и тем ещё более страшная.
Узкая женская ладонь вновь вернулась на рукоять меча.
Дьяволица ждала.[icon]http://sf.uploads.ru/opqMB.jpg[/icon]

Отредактировано Satana (08.10.2016 17:36)

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [28.12.15] Otherside: In Flames


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC