Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [24-25.12.2014] The Nightmare Before Christmas.


[24-25.12.2014] The Nightmare Before Christmas.

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Время: Ночь с 24 на 25 декабря. Рождество.
Место: Завод Рэнд-Инк. Штаб-квартира Героев по найму.
Участники: Кочевник, Железный Кулак, Дисплейсер, Ноктюрн.
Описание: Первое Рождество в новом мире, в теплой компании, среди своих. Что может пойти не так? Да всё! Не может всё быть гладко. Не может...
Джек Монро, возвращаясь из длительной командировки, проезжал мимо одного из заводов своего друга - Дэнни Рэнда. Обнаружив, что на завод проникли неизвестные, он вызвал Дэнни и Талию. Вместе они спугнули нарушителей, а потом обнаружили рождественский подарок - молодого паренька, еще ребенка. Юный супергерой был ранен. Исцелить его тело не составило для Железного Кулака особого труда. Осталось только уговорить его душу вернуться...

Отредактировано Iron Fist (13.02.2016 00:46)

+1

2

- Не уснул там еще, Дэнни? - в голосе Ноктюрн звучали забота, грусть и беспокойство.
- Нет, подруга, я еще повоюю, - а вот голос Кулака звучал на удивление бодро и спокойно. Будто он где-то успел конкретно отоспаться. Дэниэл даже выглядел уже бодрее. Хотя ему это позже может аукнуться двадцатичасовым сном, но это будет позже. А пока.
А пока Дэниэл взял два одеяла, одним дополнительно укутал ребенка, а под второе лег сам.
- Талия, ты лучше засыпай. Ближайшие пару часов вы с Джеком ничем не поможете, а там и он проснется. Вы тоже выложились.
Железный Кулак лег в постель с юным мальчиком! Кошмар, на первые полосы героя-педофила! Где Джемисон? Где Паркер со своей камерой? Рука блондина легла на грудь Дэрила поверх халата и одеял.

Сон.

Дэнни оказался на берегу какого-то озера. Яркое полуденное солнце играло на воде, отражаясь бликами в листьях низко склонившей свои ветви ивы. Легкий ветерок помогал печальному дереву полоскать свою листву в чистых водах озера. Белый дракон прятался в высокой траве, но мальчик, сидевший на берегу, казалось, и не собирался его замечать.
- Дэрил! - позвал приятный женский голос. Юнец встрепенулся и с легкой улыбкой побежал на зов. Дракон подобрался и прыгнул в воздух, летя вслед за мальчишкой.
Картина менялась, мальчик никак не добегал до дома, который по какой-то странной причине удалялся, уже и пруда с ивой не было видно, а добежать до дома никак не удавалось. Мальчишка бежал быстрее. Солнце застлали тучи, пошел снег, а теплый и родной домик исчез на горизонте. Земля стала бесплодной, сплошные камни. Дракона отвлек неприятный шум. Резанувший по ушам волчий вой и вплетающийся в него шум ветра. Ветер поднимал кучи снега, снег сыпался с тёмных небес. А внизу, отбивая копытцами биение испуганного сердечка, бежал жеребенок, кирин. А куда делся мальчишка? Никуда. Это и был тот самый темноволосый паренек.
Дракон поднялся повыше, чтобы волки, эти ненавистные клыкастые звери, не добрались до него. Жеребенок бежал, а серая стая - за ним. Вожак был уже близко. От первой атаки кирин увернулся, но второй волк, кинувшийся на него - сильно ранил копытного в бок. Страх, сковавший миг назад драконье сердце, мигом отступил. Дэнни вспомнил, каково это - терять близкого. Он, правда, еще не понимал, почему этот худощавый жеребец ему близок, но и не важно было. Белоснежный дракон, извиваясь, кинулся вниз, грозно рыча и скаля немаленькие зубы. Волки не боялись его, кирин не обращал внимания, но важно ли было это? Нет, если дракон не просто наблюдатель. Судя по поднявшимся вихрям и отброшенными назад волками, дракон был весьма и весьма осязаем. А жеребенок бежал вперед, совершенно не замечая обрыва. Ему надо было убежать от волков, спастись. Алые пятна появлялись на белоснежном снегу. Дракон, видя, что жеребенок не останавливается, кинулся за ним. С обрыва они полетели одновременно. Дракон нырнул под мальчишку, подхватывая его могучей спиной...

+1

3

Человек-дракон успел ощутить мгновенное прикосновение лёгкого, тёплого тельца. А потом ветер свирепо набросился на них, и Железного Кулака окутал непроглядный мрак. Сделалось темно, как в погребе, так что невозможно было разобрать: где небо, а где земля, где верх, а где низ, - если только такие "земные" понятия вообще были применимы к этому странному месту. Но вот ветер стих, и из окружающего сумрака медленно, как в театре, когда зажигается свет над сценой, стали проступать очертания предметов.
Низкий комод из светлого дерева - кажется, из сосны, над комодом - большое овальное зеркало в резной оправе. Вешалка из кованого металла. Пёстрые обои с мелким цветочным узором. Разноцветный полосатый половик под ногами. На комод небрежно брошены тёплые женские перчатки с меховой оторочкой. Дэниэл стоял посреди маленькой, чистой прихожей. Входная дверь хлопнула, и знакомый ему мальчишка ввалился в дом. Правда, теперь он выглядел ещё младше - лет на двенадцать. Лицо его раскраснелось, глаза весело блестели.
-Маааам! - Крикнул он, разуваясь и стягивая тёплое двубортное пальто с медными пуговками. - Я дома!
Ему никто не ответил. Он недоверчиво посмотрел на вешалку, где уже висело одно пальто - женское. С меховой оторочкой. Рэнда он не замечал в упор, словно бы его и не было. Неожиданно мальчик, не то увидев, не то расслышав что-то в доме, чуть не бегом бросился по коридору. Ноги принесли его в кухню. В окно ярко светило солнце, а за столом сидела молодая женщина в домашнем голубом платье и кухонном переднике. У неё был такой же высокий "итальянский" лоб, как у мальчишки, и такие же волнистые и каштановые волосы, которые она аккуратно подвязала косынкой, а по её бледному, растерянному лицу можно было с уверенностью сказать, что она плакала.
-Мам?.. - на секунду мальчик тоже растерялся, а затем кинулся к матери:
-Мама, что случилось? Письмо от папы потерялось, да? Фашисты опять писали всякие гадости в газетах? Тебя кто-то обидел? Скажи мне, кто - ему это так даром не пройдёт! - Он присел перед ней и взял её за руки. Женщина с печальной нежностью посмотрела на сына и снова расплакалась, закрыв рукой рот и качая головой.

Солнечный свет, струившийся из окна, померк, и Дэнни вдруг обнаружил себя уже не в доме, а в просторной армейской палатке с зелёными брезентовыми стенами. Должно быть, наступила ночь - полог был спущен и застёгнут. Фонарь, подвешенный под потолком, не горел; единственным освещением здесь была... свеча, зажжённая на столе. Её света едва хватало, чтобы осветить лица двух людей, стоящих друг напротив друга и соединивших левые руки. Крупный, рослый светловолосый мужчина лет двадцати двух, с открытым, волевым лицом, и двенадцатилетний мальчик-брюнет с точёными скулами и "итальянским" лбом - его лицо прикрыто чёрной маской-"домино".
-Подними правую руку, Баки, - негромко проговорил мужчина, сам поднимая правую руку; трепыхнувшийся оранжевый свет выхватил белую звезду у него на груди. - Я, Капитан Америка, клянусь...
-Я, Баки, клянусь... - эхом отозвался мальчик, не отрывая взгляда от напарника.
-...мы будем сражаться с фашизмом и всякой другой несправедливостью...
-...и всякой другой несправедливостью...
-...и никогда не отступимся от праведного пути...
-...и никогда не отступимся от праведного пути!..

Стены палатки раздвинулись, став из брезентовых каменными; потолок резко устремился вверх, превратившись в тёмные мрачные своды, напоминающие о старинных поместьях. Намекал на это и мягкий богатый ковёр на полу, пусть местами и запачканный. Стол, заваленный бумагами: какими-то донесениями, записками, картами, исчерканными цветными пометками. В кресле за столом сидел высокий, лысый человек с орлиным носом и чудовищным шрамом на пол-лица. Одет он был подчёркнуто просто, но, судя по тому, как держались с ним двое его подчинённых, и, что важнее, как держался он сам, командовал здесь именно он. Несмотря на то, что переговаривались они по-немецки, Дэниэл почему-то понимал их речь. 
Двое в чёрных плащах (в точности таких, как показывали в фильмах про Вторую мировую) привели к нему пленника - подростка в маске-"домино" и потрёпанной синей шинели, на полах которой таяли намёрзшие льдинки. На скуле - ссадина, рассечённый висок медленно кровоточил. Человек со шрамом поднял голову, ввинтил в глаз монокль и вперил в пленного бойца цепкий, изучающий взгляд. 
-Кто вы такой, молодой человек? - Вопросил он, прищурясь, как будто даже с искренним интересом. - Вы ведь не Барнс. Не отпирайтесь, это бессмысленно - я видел Барнса так же близко, как сейчас вижу вас. И вы, хоть и похожи на него, совершенно точно не он: у вас глаза синие.
Один долгий удар сердца мальчик смятённо молчал, потом вдруг вздрогнул и пошатнулся, словно теряя сознание. Один из конвоиров замахнулся рукой в кожаной перчатке...
-Отставить, - приказал человек со шрамом. - Увести его. Позже я займусь им лично. А пока... посадить под замок. И не питайте никаких иллюзий: он опасен - глаз с него не спускать. Найду на нём хоть одну лишнюю царапину... - он красноречиво помолчал и обвёл всех троих холодным удавьим взглядом.

Лязг подкованных сапог по каменному полу стих. Снова над головой низкое серое небо, снова края облаков свисают космами, цепляясь за голые верхушки деревьев. Снова зима. Налетающий порывами ветер тонко свистит, задевая обледеневшие ветки. Морозный туман стелется, свиваясь у ног клубящейся белесой пеленой. Мёрзлая земля перевёрнута, изрыта воронками, усыпана щепой и зелёной хвоей - несколько могучих елей сломано и свалено так, словно это не вековые деревья, а спички. У корневища торчит из земли снаряд, по какой-то причине так и не разорвавшийся. Но людей здесь нет - ни живых, ни даже убитых. Тишину нарушает только жалобный посвист ветра и хруст наста где-то впереди. Там, окутанная туманом, как призрак, бредёт, удаляясь, одинокая фигурка в потрёпанной синей шинели. Цепочку следов, остающихся за ней, кое-где пятнают красные капли.
В какой-то момент мальчик остановился и обернулся. Маска-"домино" пропала с его лица - её он держал в руке. При виде того, кто зачем-то последовал за ним, он не бросился убегать, но и не пошёл ему навстречу - он безучастно отвернулся, сделал ещё шаг и повалился на снег.
-Я иду... - тихо сказал он, обращаясь неизвестно к кому.

+1

4

Дэниэл наблюдал за картинами, по которым вел его Дэрил, и иногда завидовал. Мать, такая близкая, красивая и дорогая. У мальчика было все, о чем наследник богатой промышленной империи мог только мечтать. И мальчик это ценил. Давно забытое тепло разливалось в груди Рэнда, когда он видел первую картину. Он улыбался. Герои не ошиблись, этот пацан никак не мог быть негодяем. Нет, случаются и выбросы из статистики, но что-то подсказывало, что мальчишка пронес эти чувства в своем сердце через всю свою недлинную жизнь. Блондин, а он был в форме человека, только протянул руку, как приятный фантом исчез.
- Жаль, это было хорошее воспоминание, - прошептал призрак Рэнда.

Вторая сцена заставила Дэниэла удивленно замереть. Баки? Черт возьми, сержант Барнс, он же Баки, был ровесником Капитана Америки. Он же был единственным, кто погиб из команды Капитана, еще во время войны. Да, Джек был инициатором поиска этой информации, фанат чертов. Спасибо ему и Гуглу, теперь у Рэнда был некоторый диссонанс. Хотя это не сильно большое значение имело. А Капитан? Даже в этом неясном свете было ясно - это не Капитан Америка. По крайней мере, не Стивен Роджерс. Фигня какая-то выходила. Полная фигня, но мысли прервала новая смена картины.
Замок. Замки были даже в Кун-Лун, и не узнать темные своды и каменные стены он не мог. Характерное для Европы строение. На полу какие-то богатые, но неухоженные ковры, на резном столе - бумаги, в которых незнакомый мужчина явно разбирался. Враг, а он был именно врагом, нет, даже Врагом, вызывал определенную симпатию. С таким сразился бы и Рэнд. У него был свой кодекс. Странный, тёмный, но был. Это лучше, чем толпа беспринципных кретинов на улицах. Такому Врагу не стыдно проиграть.

И снова холод и снег. Хотя бы волков не было видно и слышно. Мальчишка снова не видел и не слышал Дэнни. А Рэнд, облаченный в свой геройский костюм, правда, как и мальчик, без маски, шел в паре метров от него. Железный Кулак видел кровавый след на снегу, но знал, что повреждений на теле ребенка не увидит. Это была рана души. Глубокая, серьезная, которую так просто как тело не излечить. Хрупкое изможденное тело покачнулось и начало падать, но упал Дэрил не в холодный снег. Юный солдат упал на руки молодого кунлунского воина.
- Не сейчас, малыш. Дай мне шанс, - прошептал Рэнд, собираясь с мыслями.

Чтобы мальчик хоть немного обратил на него внимание, нужно, чтобы он оказался в теплом для него, знаковом месте. Но, увы, у него таких уже не было. Юноша показывал воспоминания легко, но не мог в них задержаться. Тогда Дэнни не осталось ничего другого, кроме как привести его в свой разум. Дух Дэниэла Рэнда обнял душу мальчика также, как недавно Железный Кулак обнимал его тело.
Когда блондин отстранился, они оказались уже в другом месте. Высокие деревянные своды освещенного утренним золотым солнцем помещения были раскрашены в красно-кирпичный и желтый цвета. На чисто выскобленном деревянном полу лежали матрасы, эти своеобразные постели были аккуратно заправлены. Все кроме одной - на которой лежал, укрытый толстым зеленым пледом, Дэрил. Солнце проникало через небольшие окна в самом верху помещения. Дом казался огромным, но имел единственную дверь наружу, она была слегка приоткрыта. Из-за двери доносились характерные для тренировки звуки. Помещение пахло деревом и сандалом, теплом и уютом. Не домашним, но все равно каким-то дорогим. Перед Дэрилом, завершая картину, в позе лотоса сидел молодой мужчина. Его пшеничного цвета волосы были аккуратно подстрижены, голубые глаза чуть прикрыты, бледные губы чуть сомкнуты. Он выглядел слегка уставшим, но все еще полным сил. Из одежды на нем были только свободные бежевые брюки. На обнаженной груди виднелось схематичное изображение дракона, черный силуэт. Грудь мерно вздымалась в дыхании как у Дэрила.
- Здравствуй, - негромко произнес мужчина и тепло улыбнулся, видя, что его гость очнулся.

+1

5

Когда "Молодой Дракон" устремился к убежищу, резко перехватив готового ускользнуть мальчишку (очертания его фигуры уже начали терять чёткость), он ощутил слабый всплеск сопротивления - тот будто беззвучно вскрикнул. Но бороться с Дэнни, разумеется, ему было не под силу; даже будь мальчик здоров, он и то навряд ли смог бы всерьёз противопоставить что-то в этом поединке духа Железному Кулаку. 
И когда Рэнд опустил его на постель, он снова выглядел почти материальным - только грустным, больным и очень уставшим.
Мальчик "очнулся" почти сразу же. Чем бы ни было это место, оно даже отдалённо не напоминало ни одно из известных ему. Как он попал сюда?.. искорка зарождающегося интереса вспыхнула и тут же погасла. Несмотря на то, что постель, в которой он лежал, была мягкой и тёплой, он не чувствовал никакого тепла, хоть и понимал, что оно здесь, и осязал его, как оно веет от каждой мелочи. Тёплыми были шерсть, из которой соткали покрывало, и деревянные ярко окрашенные балки, тёплым был странный пряный запах с дымной ноткой. Тёплым был жёлтый солнечный свет. Тёплым был взгляд незнакомца с голубыми глазами. Всё вокруг говорило о том, что можно ничего не бояться - недругу нет дороги за эти стены. Тепло обволакивало его, тщетно пытаясь отогреть. Глупое. Оно не понимало, что на самом деле он был мёртв. Внутри у него было холодно, спокойно, ясно и пусто, как будто в груди вырос большой кристалл льда. Но холод уже никак не вредил ему. Напротив, он надёжно защищал его от нового обмана. Обида, гнев, страх, боль, надежда - стоило им шевельнуться, как всё это тоже угасало и замерзало, оставляя только невнятное сожаление. А непрошеное тепло всё не унималось, тревожило, упорно испытывая на прочность его броню. И хотя оно было бессильно пробиться к нему, оно раздражало и беспокоило, как беспокоит волосок, приставший к открытой ране, не давая окончательно уйти в желанное забытье. Человек с драконом на груди мешал ему уйти. Говорить ему совсем не хотелось, но другого выхода у него не было.     
-Кто ты?.. - спросил мальчик, рассеянно скользнув взглядом по Железному Кулаку. Говорил он с видимым трудом, медленно, едва шевеля губами. - Где я? Зачем... я тут?..

+1

6

Дэнни смотрел на мальчишку. Казалось бы, льдинистые, внимательные глаза не могли излучать такое тепло. Но откуда в этих юных сапфировых, цвета ночного летнего неба глазах такой холод? Что с тобой сотворили, малыш? Пацана хотелось обнять, прижать, чтобы он быстрее согрелся. Но Дэнни оставался сидеть на месте - он знал, что защищающий Дэрил лед не пустит никого, обожжет, уничтожит. Это не пугало Железного Кулака, но ему было нужно доверие, а не инквизиторский костер, который он рисковал устроить ребенку, принудительным отогревом.
- Я Дэнни, - спокойной ответил мужчина на вопрос Дэрила, будто ждал его. - Ты здесь, - он коснулся своей головы. - А может и частично здесь, - затем коснулся груди. - Ты в моей памяти. В месте, где мне было хорошо. Я не смог найти такого места в твоем сердце. Пришлось привести в свое. Прости за такое самоуправство.
Зачем? Да Дэнни понятия не имел зачем. Наверное, потому что он из принципа геройского не хотел упускать мальчика. Может потому что не хотел, чтобы его друг зря словил пули, а мохнатая мелочь чуть не размазалась ровным слоем по Манхеттену, пытаясь телепортануться выше головы. Порой драконы бывают очень уперты, но вот беда в том, что они не знают причин своей упертости.
- Тебе здесь не нравится? - нашел весьма плохой выход из ситуации Рэнд, оглядывая окружавшую их обстановку. Тепло, светло, уютно. Дракон был бы рад такому. Но юношу грызли какие-то демоны, а он делал вид, что их нет. И настолько хорошо, что даже сам верил.

+1

7

Мальчик медленно сморгнул, и взгляд его снова упёрся в потолок. Человек с драконом тоже не казался ему знакомым, он определённо никогда не видел его раньше. Никого из тех, которых он знал когда-то, не звали Дэнни. Но этот человек каким-то образом мог управлять не только собой, но и им. И почему-то он не хотел его отпустить. "Ты в моей памяти. В месте, где мне было хорошо. Я не смог найти такого места в твоем сердце." Зачем ему это? Что это? Тоже обман? Может быть, и нет никакого человека с драконом? А есть какая-то новая хитрость ГИДРы, чтобы заставить подчиняться? Если можно не отпускать даже здесь, за гранью физической жизни, то почему нельзя перехитрить, обмануть?..
Нет. Человек с драконом - Дэнни - не хитрил с ним. Это было смутное ощущение, где-то на уровне интуитивного понимания того, что можно и что нельзя в этом странном мире, в котором они сейчас пребывали. Оно робко постучалось и тут же испуганно затихло, натолкнувшись на "ледяной панцирь". Какая теперь разница? Он убит, а мёртвым всё равно. И он ни за что не вернётся назад. Там - боль, ярость, отчаяние... нет-нет. С него хватит. Там он чужой. Он должен идти туда, где его место, и быть вместе со своими. Они были вместе в жизни, и пребудут в смерти. Зачем он этому человеку? Может быть, он тоже думает, что у него непременно должны быть суперспособности, раз он совершил путешествие во времени? Или кто-то послал его выяснить это?..
- Мне всё равно, - ответил, наконец, мальчик. - Отпусти меня. Я ничего не помню ни про машину времени, ни про само путешествие. У меня нет никаких сверхспособностей, и это правда. ГИДРА долго искала их у меня и не нашла, потому что их нет. Я обычный. У меня больше нечего взять, я совершенно бесполезен. - На его лице появилась измученная, почти безмятежная улыбка. - Передай это тем, кто прислал тебя, и не держи меня. Дай мне отойти с миром.

+1

8

"Отойти с миром?", - Дэнни с сочувствием смотрел на мальчика. То, что он считал миром, было скорее усталостью и отчаяньем. Мира не было в его душе, иначе бы не было и той погони, того обрыва. Душа Дэрила хотела мира, стремилась к нему, но так его и не получала. А еще она стремилась к теплу, к любви и пониманию, потому ледяной панцирь давал трещину. Это было хорошо. Сейчас это было очень хорошо.
- Я тоже ничего об этом не знаю. А это так важно? - Дэниэл позволил себе ласковую усмешку. - Я тоже обычный. Но бесполезный ли? Смотря для чего. Юноша, у Вас очень горячее сердце. И только потому я здесь. Уйти с миром? Если бы ты хотел, действительно этого хотел, ты бы ушел. Но ты еще не мертв. Можно я тебе кое-что покажу?
В синих глазах едва мелькнуло недоверие пополам с "будь что будет" согласием. Дэнни накрыл ладонью глаза юноши, а когда убрал руку...

Они стояли рядом около заснеженного обрыва, рядом проходила группа людей: красивая женщина с выбивавшимися из-под шапки светлыми волосами, высокий мужчина, очень похожий на Дэнни, светловолосый мальчишка, похожий на этих двоих, и высокий темноволосый хмуро-задумчивый мужчина. Четверо осторожно ступали по лживому снегу. Вот только мальчишку заставить что-то делать осторожно в светлый день, когда вокруг столько снега, очень тяжело. Ребенок выбежал вперед и подскользнулся, поехал по льду к обрыву. Светловолосый отец, теряя шапку, кинулся за ним, откинул ребенка подальше, но поскользнулся сам. Женщина прижимала к себе испуганного ребенка, мужчина просил друга о помощи, но тот вдруг наступил на руку, державшуюся за край обрыва. Светловолосый мужчина полетел вниз. Не было никаких сомнений, что выжить ему не суждено. Убийца повернулся к женщине с ребенком. В его глазах не было угрозы, он звал женщину с собой, туда, где безопасно, но та лишь прижала сына крепче к себе и пошла прочь.
Сумерки опустились довольно быстро, а может кто-то промотал в воспоминаниях время. Женщина брела, прижимая озябшего ребенка. До лагеря оставалось немного, или ей так казалось, или так она подбадривала сына. Но голодный волчий вой, еле слышно выделившийся на фоне завывания ветра, заставил женщину оглянуться и ускориться. Вой становился отчетливее, и вскоре стал слышен уже рык, и видна сквозь поднимаемый ветром снег серая шерсть. Женщина дотащила ребенка до подвесного моста.
- Я за тобой. Не оглядывайся и не смотри вниз. Я люблю тебя, - она толкнула ребенка, а сама побежала к волкам. Мальчик оглянулся уже в самом конце моста, увидев лишь алые пятна...

Они снова вернулись в пронизанное солнцем здание. Дэнни всё также невозмутимо сидел у лежанки, на которой находился Дэрил. Блондин молчал, ожидая реакции мальчика.

+1

9

-Можно, я тебе кое-что покажу?
-Всё, что хочешь. Но я говорю тебе: ты стараешься зря. Чего бы ты ни хотел от меня - я ничего не хочу.
Несмотря на сказанное, беспокойство, причиняемое ему человеком с драконом, усиливалось с каждым мгновением. Мало того, что тот против воли вынудил его говорить и втянул в этот бессмысленный разговор, так и после этого ни в какую не желал оставить его в покое. Почему он так настаивает? Что ему всё-таки надо - ведь что-то же ему надо?.. какой-то внутренний голос, обещавший долгожданный покой, настойчиво призывал отказать, перестать попусту терзаться, закрыть глаза и просто ждать. С какой радостью бы он повиновался! Но другой голос, непрошеный и невесть откуда взявшийся, спорил, как будто дразнился и искушал. Ну, в самом деле, если он мёртв, значит, он ничего не потеряет, если потратит ещё немного времени и посмотрит на то, что этот человек (или не человек) хочет показать ему? Пусть сам убедится, что это всё ему теперь безразлично. От него ведь не просят ничего большего. Просто посмотреть - это недолго... 
Они оказались где-то в горах. Подросток, наклонив голову так, что упёрся подбородком в край стоячего синего воротничка, глядел на разыгравшуюся перед ним трагедию, и выражение его лица медленно менялось. Из безучастного оно стало растерянным, а затем - напряжённым. Когда темноволосый сбросил в расщелину своего компаньона, он вздрогнул, а его губы слегка шевельнулись, словно он пытался что-то сказать, но лишился голоса.           
Предатель! Никакие проклятья, никакие самые грязные ругательства, какие только он знал, не смогли бы выразить бурю, клокотавшую у него внутри, и на этот раз спасительный холод не смог заглушить её. Он смотрел, как убийца пытается подманить к себе женщину и её сына, и перед глазами одно за другим проплывали видения его собственного кошмара. "Я верил в тебя больше, чем в самого себя!" Человек, в котором был весь его мир, с улыбкой протягивает к нему руку и, не переставая улыбаться, разряжает в него пистолет. И мир сгорел в огненной вспышке, а теплившаяся до тех пор надежда - умерла.
Ребёнок, уставший, замёрзший, только что потерявший обоих родителей и совсем ещё маленький, ночью в горах один? Для того, чтобы он остался в живых, нужно чудо. Волчья стая навряд ли удовлетворится единственной жертвой. Нет, они так грызутся над телом несчастной женщины, что стоит одному упасть, и его собратья с наслаждением сожрут его - у них давно не было добычи. А предатель ушёл. Вернулся в лагерь, в тепло и безопасность, а, может быть, уже к себе домой, и спокойно спит по ночам. В мире, где каждый сам за себя, кому какое дело, что кто-то медленно замерзает насмерть?.. мальчик сжал кулаки и подобрался, привычным движением подаваясь вперёд, но вдруг остановился, будто наткнувшись на невидимую стену. Бесполезно. Всё бесполезно! Другой предатель отобрал жизнь у него. И теперь всё, что он может - стоять и смотреть, как лютый мороз и голодное зверьё довершают дело.   
Ледяной купол дал трещину сверху донизу и раскололся, не выдержав такой нагрузки. Дэрилу казалось, что он слышит тонкий, жалобный звон осыпающихся осколков, но теперь ему не было до них никакого дела. Он покачнулся и тяжело упал на колени, уронив голову, словно подстреленный. Свежая рана, совсем было оледеневшая, вскрылась заново. Бессильный гнев, отчаяние, мучительный стыд за былое доверие и жгучая боль потери оттаяли, перемешались и обрушились на него, как лавина. Ему хотелось драться, кричать, рыдать. 
Они вернулись. Солнце по-прежнему светило в окна. А он по-прежнему сидел, согнувшись, стиснув руками голову и вцепившись пальцами в волосы, почти так же, как на видеозаписи, которую показывал им врач в психиатрической клинике.
-Он погубил их. Отца. Мать. Ребёнка. Если бы только он не предал их, всё было бы совсем не так! Это не звери убили их. Это он. Их. Убил... - он не замечал ни тёмного пятна, расплывшегося на груди там, где синее сукно было прорвано и слегка опалено, ни слёз, безудержно катящихся по щекам.

+1

10

Дэниэл смотрел на юношу. Мальчику было плохо, мальчика рвали чувства, но пока ты что-то чувствуешь, ты жив. Железному Кулаку удалось то, чего он пытался добиться — разрушить ледяную корку, которой Дэрил сковал сам себя. Какое-то время блондин и сам отгораживался от мира за подобной ледяной стеной, хотя его царство холода разнесла в снежинки маленькая девочка, заявившаяся к Дэнилу домой. «Здрасте, мистер, Вы мне снитесь.» Забавная была история, но речь не о ней.
- Ты не совсем прав, - мягко, но без тени улыбки произнес мужчина. - Мальчик выжил.
Удивлению во взгляде синих глаз не было предела. Если бы Дэнни сказал, что на самом деле он оранжевый карликовый слон, и то юноша не был бы так ошеломлен. Дэниэл ласково коснулся плеча юноши.
- Я могу показать его тебе, - легкий, едва заметный кивок был единственным ответом блондину, и их двоих снова закружил водоворот воспоминаний.

Они оказались в полутёмном офисе. За огромным окном было видно, как и без того бледная луна стыдливо пряталась в облаках, потому совершенно не давала своего призрачного света. Зато на столе стояла лампа, освещая аккуратную стопку бумаг, органайзер из полированного тёмного дерева, ручку и нож для писем в нем. За столом сидел мужчина, его лицо терялось в тени, но и по чуть трясущимся морщинистым рукам было ясно, что он довольно стар и последние годы страдал алкоголизмом. Да и граненый низкий стакан с тёмной полупрозрачной жидкостью недвусмысленно намекал на последнее. Второй мужчина стоял у окна. Виден был лишь его силуэт. Он был молод, высок, силен и, судя по сжатым в кулаки рукам, очень зол.
- Я ждал тебя, - раздалось от стола, после чего мужчина чуть подался вперед вместе с креслом. Он оказался инвалидом, несчастным, навеки привязанным к креслу. - Много лет. Ты вырос.
- Ты убил их, - ответил от окна знакомый уже Дэрилу голос. - Я пришел…
- Убить меня, я знаю. Я ждал этого. Все десять лет. Наслышан о твоих подвигах, - но дрожи в голосе легкий смешок не сумел скрыть. А юноша опустил руки, он колебался.
- Но я не ты, - наконец решился молодой человек. - Я — Дэниэл Томас Рэнд-К'аи, и ты, Гарольд Митчам, отдашь мне всё, что когда-то принадлежало моему отцу.
Молодой человек шагнул на свет, снимая маску. Да, теперь у Дэрила не должно было остаться никаких сомнений — это был его спутник, только моложе.

И снова они вернулись в спальную комнату в монастыре. Дэниэл так и остался безмятежным,  хотя Дэрил уже прекрасно мог понимать, что простой жизнь этого человека назвать сложно, а он только что показал ее почти всю незнакомому мальчишке.
- Отпусти свою боль, прости себя, - мужчина сидел перед мальчиком на коленях и вкрадчиво смотрел ему  в лицо. - Обмануть можно каждого. Обмануться может каждый. Твое доброе сердце борется с твоей обидой и злобой, но злишься ты на себя. Перестань. Вернись к свету. Вернись к людям. Ты всё еще живой. Я к мёртвым не могу прийти.

Отредактировано Iron Fist (20.02.2016 05:20)

+2

11

Какое-то время он не отвечал, только качался взад-вперёд, изо всех сил зажмуриваясь, прижимая к груди сжатые в кулаки руки и тихо всхлипывая, безуспешно пытаясь справиться с собой. Напряжённые, зажатые плечи сотрясались от судорожных рыданий. Вместо уставшего сражаться солдата перед Железным Кулаком предстал обыкновенный мальчишка. Мальчишка, потерявший всё и оказавшийся по-детски беззащитным перед жестокосердием и циничной прагматичностью взрослого. Малиновка, осмелившаяся преградить дорогу ястребу и безжалостно им растерзанная. 
Но, кроме боли и усталости, теперь было что-то ещё. Тепло. Теперь он мог чувствовать тепло. Человек, назвавшийся Дэнни, был его центром и источником. Хотелось подобраться поближе, уткнуться лбом ему в грудь и так уснуть, целиком доверившись исходившей от него мягкой, уверенной силе... нет. Не просто человек. Герой. Настоящий герой, сам когда-то прошедший через предательство, потери, боль, отчаяние и ненависть, но не сломавшийся, уговаривал его снова поверить.
     
-Как это нечестно... что я должен всё это говорить, - он печально усмехнулся сквозь слёзы. - Как бы я хотел, чтобы это была правда. Всё, что ты рассказал мне. Что ты - настоящий герой, что ты пришёл за мной... - он запнулся, - потому что хочешь спасти меня. Что ты дракон. Мне кажется, ты предлагаешь мне что-то хорошее. Как я хочу поверить в тебя! - Мальчишка вскинул голову и впился взглядом в лицо Железного Кулака. В глубине заплаканных синих глаз блеснуло что-то, похожее на надежду и... какую-то беззвучную мольбу. Что-то, чего он так и не смог сказать. Он медленно протянул руку, словно хотел дотронуться до клейма дракона, но так и не коснулся его. Страх оказался сильней - рука бессильно упала. - Но меня как будто не пускает что-то. Как будто... какой-то голос внутри меня говорит, что так не может быть, и я снова просто обманываю себя. Я думал, что я знаю, почему одни люди - просто сильны, а другие - герои. А потом вдруг узнал, что это не так. В этом новом мире "герои" говорят другим людям - тем, которые верят в них - любую неправду, когда им нужно что-то от них. А когда перестаёт быть нужным - забывают и ищут новых. Других, таких же доверчивых и глупых... я стал преступником!.. а был героем. Может быть, нет никаких героев, я просто всё придумал? - мальчик прикусил губу, и по щеке скатилась ещё одна слезинка. - Я боюсь, Дэнни!

Отредактировано Displacer (23.03.2016 06:11)

+2

12

- Прости, я не могу никак доказать свои слова. Но ты не хуже меня знаешь, что здесь не врут. Не знаю, герой ли я. Но во мне живет дух побежденного мной дракона, и я и правда хочу помочь тебе. Почему? Всё в мире связано. Каждая жизнь, каждая судьба. Не все умеют чувствовать эту связь, но весь мир, вся вселенная оплетена одной непрерывной нитью.
Дэниэл подхватил упавшую руку мальчика и положил ее себе на грудь, ровно на знак Железного Кулака. Там, под когда-то обожженной кожей билось сердце, простое человеческое теплое сердце. Билось в унисон с сердцем Дэрила. Дэнни не нужны были слова, он понимал, что мальчик мечется, он понимал, почему тот метался. Страх - сильная штука, особенно если подпитывается чем-то извне. Железный Кулак видел какую-то смутную черную тень, тянущую свои лапы к юноше, и оттого лишь больше преисполнялся уверенности, что его надо забрать.
- Всё и правда не так просто, Дэрил, - Дэнни отпустил, но не отстранил руку юноши. - К сожалению, наш мир жесток. И порой начинаешь путаться, кто герой, кто злодей, случается, что и герои сбиваются с пути, а те, кого ты называл злодеем, вдруг делает что-то хорошее. Но герои есть. Они всегда были. Они всегда будут. И за ними будут идти другие. Надо просто помнить, что даже будучи героями, мы остаемся людьми, а не богами. Мы не можем спасти всех, но тех, кого можем - обязаны. Ты не стал  преступником. Среди настоящих земных героев достаточно тех, кто начал свой путь не лучшим образом, но сейчас они отдают все силы ради борьбы за правое дело. Грань между преступлением и геройством слишком тонкая. Но раз ты понимаешь, что делал плохо, что так делать нельзя, ты уже перестал быть преступником.
Дэнни осторожно притянул к себе мальчика и обнял его. Он и сам не знал, откуда это желание. Откуда-то из детства? Где он хотел, чтобы отец почаще его так обнимал? Но он же не был отцом этому мальчику. Или спасая его уже был? Железный Кулак тоже запутался. Сильно.
- Я не могу обещать тебе, что всё будет хорошо. Я могу обещать, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы всё было хорошо.

+2

13

Мальчик вздрогнул, когда Железный Кулак взял его за руку. Но как только его ладонь коснулась драконьего знака на груди героя, страх исчез. Без тени гнева герой позволил ему прикасаться к тому, что без сомнения, было не просто татуировкой, а самой сутью его силы. Но, кроме того, оно имело для него огромное личное значение, было почти священным. Широко раскрыв глаза, Дэрил смотрел, как клеймо мягко светится под его пальцами, чувствуя, как мерно и мощно пульсирует живое тепло. Раскрывшись, человек-дракон по имени Дэнни дал ему единственное доказательство, которое у него было. Раздиравшие душу демоны пали перед обезоруживающей и всепобеждающей силой доверия. Ощущение было таким, словно с него вдруг сняли тяжёлые оковы. Он... жив.
Если бы он поддался дьявольскому нашёптыванию, отказался последовать за человеком-драконом, вместо этого позволив холоду и тишине окончательно объять себя, то сделал бы именно то, чего и добивался его враг, и опять невольно послужил его чёрному замыслу. Его враг поднёс ему яд, и он покорно выпил его. Они медленно отравляли его, постепенно внушая ему, что нет доверия, нет привязанности, нет любви, нет, в конце концов, его самого - есть только порядок. Они хотели, чтобы он умер, и он почти согласился. Почти - ведь герои всегда появляются вовремя и тогда, когда их совсем не ждут. И они не сдаются. 
- Я не могу обещать тебе, что всё будет хорошо. Я могу обещать, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы всё было хорошо.
"Ты уже обещал мне больше, чем я смел надеяться. Я верю, верю тебе!" Он лежал в руках у героя, прильнув головой к его плечу, слабый и беспомощный, как маленький ребёнок, обнажённый и уязвимый, как ещё никогда - и не боялся этого. Его не предадут, не оставят, не будут насмехаться над ним, не воспользуются его нынешней слабостью. Потому что нет ничего постыдного в том, чтобы оказаться слабым - от силы до слабости всего один шаг. Не стыдно нуждаться в помощи и не стыдно её просить и принять... золотистая энергия струилась, охватывая их, расходилась волнами, проникала до самого нутра, согревая окоченевшую душу. Боль отступила. Нет, окончательно она не ушла - пройдёт немало времени, прежде чем раны духа окончательно зарастут, но отсюда начинается его путь к выздоровлению. Впервые за последние несколько месяцев у него не было ощущения потерянности. И Железный Кулак услышал, или, вернее, ощутил ответ - Дэрил, собрав остаток сил, сомкнул руки у него на спине. Конечно же, герой понял бы его и без слов, но ему очень хотелось хоть как-нибудь выразить переполнившие его чувства. Говорить теперь тоже оказалось легко.
-Я верю тебе... я верю тебе, Дэнни. Теперь я жив, я не хочу умирать. Я не буду сдаваться. Давай уйдём отсюда. Пожалуйста. Чтобы я мог проснуться и увидеть тебя. В том, настоящем мире.
В следующий миг раздался чей-то яростный, беззвучный вопль - даже не вопль, а вой голодного хищника, взбешённого тем, что законную жертву вырвали из его лап. Шквал обрушился на них, как дикий зверь. Вместо солнечных лучей, светивших через окна, вокруг них вихрем вскружились пузыри. Тёмная, холодная вода потащила их куда-то вниз, а прямо под ними разверзла пасть бездна - такая же бездонная, как голод, терзавший её хозяина, не намеренного отпускать ни свою добычу, ни того, кто дерзнул отбирать её.

Отредактировано Displacer (18.03.2016 03:28)

+3

14

Мальчишка прижался к Рэнду как к родному, отчего символ Железного Кулака засветился еще ярче, окутывая огнем обоих. Дэнни знал, что что-то держало здесь Дэрила. Что-то посильнее страха и недоверия, а если точнее - то "кто-то", кто-то, кому было крайне невыгодно возвращение в мир живых хотя бы одного из них. И как только мальчик произнес то самое:
-Давай уйдём отсюда, - раздался рёв. Тяжелый, яростный рёв. Нечто не горело желанием их отпускать.
- Тогда держись крепче, - посоветовал Дэнни. Или уже не Дэнни? Мужчина резко развернулся к мальчику спиной, не расцепляя его рук и... Его волосы стали длиннее, он и сам заметно вырос, а тело покрылось белоснежной чешуей. Дэрил сидел верхом на настоящем драконе. Огромном, могучем, и явно несогласным с тем, что его собираются тут оставить. Тонкое змеиное тело рассекало черную густую воду. Золотая грива, в которой буквально купался Дэрил, не пропускала холод.
Плыть становилось тяжелее, а спасительный свет наверху упорно не приближался. Но дракон упорно двигался вперед, белоснежное тело извивалось, стараясь при этом не доставить неудобств седоку. Дэрил же мог даже ощущать, как надрываются мышцы несущего его зверя. Не надо было слышать тяжелого дыхания, которого, правда, и не было, чтобы понять, что борьба давалась тяжело бело-золотому чудовищу.
То, как мальчик прижимался к спине, давало сил, заставляло упорно двигаться вперед, его вера, его надежда. Это не Дэнни выносил их к свету, а Дэрил. И вот заветное светило начало увеличиваться, а вой усиливался, он до боли рвал уши. Реликтовый змей наконец пробил тёмную пелену, вырвался к голубому как глаза Железного Кулака небу, к яркому как его символ солнцу. Из воды высунулась скрюченная серая рука, облаченная в лохмотья, но мальчик на белом драконе был слишком высоко, и полувысохшая рука втянулась обратно в черное озеро. Чернота на поверхности воды начала стягиваться. Охватывая поначалу всё озеро, она сужалась к его центру, пока наконец не стала маленькой точкой. Раздался последний вопль, и тьма исчезла.
Дракон приземлился под вековые сосны.
- А теперь засыпай. И не удивляйся тому, что увидишь, проснувшись, - произнес дракон, укладываясь под деревья и закрывая глаза. Он устал. Очень устал.

+2

15

Я проснулся. Я проснулся? Глаза, по крайней мере, открывались с трудом и я решил пока послушать, что происходит. Заодно решил вспомнить, где я и что со мной случилось, раз тело разламывается. Ощущение было такое, как будто на меня упал метеорит. Тишина - вот первое, что меня поразило. Никаких звуков никто не издавал и я сразу насторожился.
Память врезала меня скорым поездом, мгновенно проявив в голове все события прошлого вечера. Я резко открыл глаза и сел, и хоть в комнате был полумрак, пришлось сощуриться, пока я не привык даже к такому слабому свету.
Скинув одеяло с себя, я осмотрелся. Ни следа пуль на теле, даже синяки уже заживают, но это не отменяет отвратительного ощущения в организме. Я открыл рот и начал тихо костерить на чем свет стоит и производителей пуль, и долбаных налетчиков, и производителей огнестрела вообще.
Медленно встал, ощущая голым торсом легкий ветерок, задуваемый в окно.  Встав как следует и перестав покачиваться, я направился к холодильнику, который был на кухне. Для этого я должен был пересечь всю комнату. Дойдя до середины, я повернул голову налево, в спальню Дэнни. Двери туда были открыты.
Он спал там с нашим спасенным парнем, оба выглядели умиротворенными. Я осмотрел нашу находку, дойдя до дверного проема и всматриваясь в полумрак комнаты. Странно, парень очень напоминал самого Дэнни с лица, ни дать ни взять - тайный отпрыск владельца корпорации Рэндов.
Я пошел дальше, обратив по пути внимание на тазик с чем-то бурым, стоявший под столом, добрел до кухни, открыл холодильник. Я начал копаться в нем, добывая себе ингредиенты для сендвича: бекон, котлеты, соусы, овощи. Достал пакет сока, и пока пил, так и представлял, как из многочисленных дырочек в теле, как в дешевых мультах, льется сок.
Надеясь, что никого не разбудил, я начал делать себе еду. Предстояло много дел, которые еще надо было сделать сегодня, а главное - надо выяснить, кто же все-таки такой наш новенький.
Пока в духовке поджаривался сенвич, наполняя квартиру приятным запахом, я перебирал в уме все, что знал о парне, который сейчас спал вместе с Дэнни. Все, что мне приходило в голову, не очень укладывалось в целостную картину, а потому я, как только сендвич слегка поджарился, положил его на тарелку и пошел в спальню Рэнда. Стараясь не шуметь, я вошел в комнату, где мирно спал мой друг, сел в кресло и стал ждать. К тому же, я хотел убедиться, что все хорошо, ничего непредвиденного не случится. Я сидел в тишине, наполненной спокойствием и ждал, когда кто-нибудь из них проснется.

Отредактировано Nomad (10.04.2016 11:24)

+2

16

Вроде не сказать, что Дэнни сильно перетрудился вчера. Досталось всем: Ноктюрн изображала чудеса эквилибристики и скорости передвижения, да и общение с бамфами было порой не из легких, Джек словил пяток пуль и остался без должного лечения, хотя на нем всё заживало как на собаке. И все же Рэнд проснулся истощенным. Мышцы слабо ныли, в желудке было пусто, горло пересохло, да еще и Джек нагло вонял тут сендвичем. Ну как так можно жить?
Дэнни уже минут десять как открыл глаза, но пошевелиться и потревожить спящего на нем мальчугана не хотел. Не хотел, пока не пришел раненый вчера друг. Яркое зимнее солнце уже давно настойчиво било в окна, мир не привык, чтобы Дэнни вставал так поздно. Погода на улице стояла прекрасная. Легкий мороз щипал детворе щеки и прохожим носы, а золотые лучи играли на гранях белых снежинок как на гранях алмазов.
Рэнд все же осторожно вылез из-под Дэрила и сел. Монах держал мальчика за руку, опасаясь, как бы тот не проснулся раньше времени.
- Доброе утро, - помятая физиономия Кулака, правда, говорила о не таком и добром утре. - Как ты, Джек? Как раны? - Дэнни кивнул на бок друга. Ему было отчасти стыдно, что он не смог исцелить его вчера, но что поделать? Железный Кулак был занят другим, более раненым человеком. - Друг, одолжи футболку нашему гостю? Ему как раз твой размер по колено будет.
Дэрил был здесь без всего: без одежды, без документов, без родных и хороших знакомых. Дэнни, конечно, пообещал, что теперь у него есть Герои, но он сделал это довольно опрометчиво: он ведь не спросил остальных членов команды. И пусть Ти-Джей и Джек защищали мальца, но ровно также они бы стали защищать любого попавшего в беду. А принимать в команду и в семью - это другое.

+2

17

Я дождался - мой друг проснулся. Было видно, что сон еще тащит его в постель, но годами вырабатываемая дисциплина победила: он сел. Ну и видок у тебя, приятель. Хотя и мне досталось не лучше: я оглядел свои синяки и опухоли по всему телу. Конечно, бронекостюм спасает от повреждения пулями, но только по принципу "три сломанных ребра лучше, чем пуля в теле". Я поморщился.
Было заметно, что Дэнни старается не потревожить нашего нового гостя.

Iron Fist написал(а):

- Доброе утро, - помятая физиономия Кулака, правда, говорила о не таком и добром утре. - Как ты, Джек? Как раны? - Дэнни кивнул на бок друга.

Хороший вопрос, друг. Я за секунду попытался внятно сам себе ответить на вопрос - как я? Я как-то слышал от одного парня в баре Среднего Запада - он говорил своему приятелю: "Ты выглядишь, как дерьмо, по которому вмазали кувалдой". Только я раскрыл рот, чтобы поделиться этим прекрасным определением с ним, как он выдал другую фразу:

Iron Fist написал(а):

- Друг, одолжи футболку нашему гостю? Ему как раз твой размер по колено будет.

- Как дерьмо, по которому вмазали кувалдой - вот как я себя чувствую. А футболка... ты уверен? Ты хорошо подумал?
Тут я подошел к Дэнни и, сев напротив него на пол, положил руку ему на плечо и внимательно всмотрелся ему в лицо:
- Да и ты выглядишь не лучше, но твои раны, как я понимаю, лежат далеко за пределами этого мира. Тебе надо больше сил для того, чтобы подняться. Ладно, сейчас принесу футболку, а потом мы поговорим, что мы вчера принесли в дом, - я кивнул на парня, спящего на кровати Рэнда. Затем встал и пошел по направлению к шкафу, долго в нем копался и наконец нашел самую маленькую свою футболку. Зайдя обратно в комнату, я зрительно сравнил размер одежды с лежащим парнем и усмехнулся. Как ночная рубашка будет.
- Вот, держи, она твоя, - я гордо протянул находку Дэнни. На лицевой стороне была размещена фотография команды, а над этим красовалась надпись "Heroes for Hire".

+3

18

Джек попал в точку. Раны Дэнни были за пределами этого мира. Он надеялся, что они давно уже срослись, а оказалось, что их все еще можно растеребить. Он вдруг вспомнил, как разрыдался, едва вернувшись из Кун-Лун в Нью-Йорк, и горько усмехнулся.
Джек, друг мой, ты даже не представляешь, как прав.
- Ну лучше он будет в твоей футболке, чем бегать тут голым. А Ти-Джей останется с ним? - блондин укоризненно покосился на Джека, но тот и сам всё понял и вышел за одеждой юноше.
Мальчик завозился во сне, и Дэнни сел к нему поближе, стараясь не давать ему чувствовать себя одиноким ни единый миг. Длинные тёмные чуть волнистые волосы очень напоминали в юноше молодого Джека Монро. Если бы Дэнни не знал, хоть и частично, историю ребенка, решил бы, что Дэрил - внебрачный, хотя Джек никогда и не был женат, его сын.
Дэниэл улыбнулся, глядя на серьезное личико. Он ожидал, что Дэрил скоро проснется.
И вот наконец вернулся Джек. Даааа, он принес то, что притащить мог только толстый тролль. Рэнд вообще-то был против этих "корпоративных" футболок с кривоватой надписью "Heroes for Hire". Но Джек был как и он сам - упертый насмерть. Если что взбрело в голову - сделает.
- Это старые раны. Я надеялся, что они зажили, а оказалось, что не так и просто вспоминать. Я показал Дэрилу, как Гарольд Митчам убил моего отца. И как я хотел убить его. Хотя хуже то, что я ощутил своё сходство с отцом. Нет, он не был плохим человеком. Просто был зациклен немного. Не на семье,- блондин горько усмехнулся, не зная, зачем вдруг рассказывает это всё Джеку.
Дэнни просто сидел и вспоминал. Вспоминал, как когда-то в этом же здании играл в машинки, рисовал Супермена на отцовских билетах на самолет. А еще как некогда лишь грезил о супергероях из комиксов. А вон как жизнь повернулась. Ему уже самому пора, чтобы кто-то рисовал на его билетах и игрался в машинки. И он уже сам спасает людей в компании таких же ненормальных как он сам. Даже когда-то был в команде Мстителей. Верхушка, мечта супергеройской деятельности. Но не взошло. Чуть не опустил руки, и тут появился Джек. И вот сейчас, казалось, уже все трое опустили руки, и появляется этот мальчишка-Баки.

Отредактировано Iron Fist (23.04.2016 08:45)

+2

19

Я послушал Дэнни, не понимая, чего это его на лирику в этот момент пробило. Затем передал ему свою футболку.
- Вот, держи. Пойдем, пока он спит, выйдем из комнаты, чтобы не мудить тут басом. - Предложил я, указав рукой на дверь из спальни. А поговорить было о чем! Парень, что так безмятежно спал, вызывал тонну вопросов. Кто он, почему пошел против своей гоп-компании? А главное - что теперь с ним делать-то? Надо хотя бы его документы найти.
Я с трудом вспоминал, что случилось прошлой ночью, хотя все тело болело, напоминая живым примером о произошедшем. Но одно я помнил очень хорошо - Гидра, завод Ренд Инк. Если тут замешана Гидра, то ничего хорошего ждать не приходилось. Нет, я не сомневался, что эти уроды точат зуб на бизнес моего друга, но теперь они заявили о себе в открытую.
Итак, на заводе, полном гидрантов, находят этого юного и, по внешнему виду, совершенно безобидного парня, который, вроде бы, и навставлял им палки в колеса. Герой, чуть не ставший таковым посмертно.
Я стоял посреди спальни и наблюдал Дэнни и мальчика. Что-то все-таки было странным в выражении его лица. Даже за спокойной безмятежностью, которую подарил ему Железный Кулак, в лице чувствовалась какая-то сосредоточенная серьезность. Я такое видел у тех, кто повидал на своем веку много неприятностей, но подобное было сложно ожидать от юноши от силы шестнадцати лет.
"Да, приятель", - сказал я тихо про себя, - "Не так ты прост как кажешься".
- Так что ты видел там, - обратился я к Дэнни, - в его внутреннем мире?
Пока я говорил, внутри футболки со звуком "БАМФ" что-то появилось, начало возиться, запуталось, превратило футболку в ком. Затем из горловины футболки появилась маленькая любопытная синяя мордочка.

Отредактировано Nomad (28.04.2016 07:32)

+3

20

Бамфы - милые создания, пришедшие с не менее милой девушкой. Она просто однажды во второй раз появилась на пороге дома Героев по найму и сказала, что будет жить с ними. И бамфы будут жить с ними. Просто и безапелляционно. Хотя никто особенно и не сопротивлялся. В жизни Героев по найму ничего особенно не изменилось, разве что кофе и сендвичи по утрам стали вкуснее.
И вот это милое, но донельзя шумное создание появилось в футболке, предназначенной Дэрилу. Дэнни осторожно коснулся лапки синенького, затем прижал палец к губам и показал на спящего Ди. Бамфы хоть и были хулиганстыми, но уместно хулиганистыи и весьма понятливыми созданиями. Мелкий кивнул и сел на грудь Дэрила, ожидая, пока тот проснется. Дэнни же осторожно расправил футболку и вышел из комнаты.
Они в Джеком вышли на кухню, где Дэнни наконец заварил чай, распространяя аромат на половину их немаленькой квартиры.
- Кстати, с Рождеством. Там под елкой есть коробка с мотоциклом - в ней твой подарок от меня, - после этих лов Дэнни заглянул в холодильник, затем в духовку. Из духовки был вытащен на свет поднос с печеньем. Правда, половины уже не было, но это не беда. Ссыпав давно остывшее печенье в вазочку, Рэнд выкинул бумагу, устилавшую поднос, и сунул последний обратно.
- Ты лучше сядь. Я там видел много чего в его памяти, - Дэнни налил чай себе и Джеку. Упрямец все же сел, наверное решив, что возвышаться горой над другом просто неудобно, и Дэнни начал свой рассказ. - Мальчика зовут Дэрил. Родился он раньше тебя, не говоря уже обо мне. Он один из "Баки". Как и ты. Попав в какой-то из лагерей ГИДРЫ, Дэрил устроил саботаж и что-то взорвал. А вот после взрыва попал к нам. В смысле, в наше время. Помнишь, тот случай со странным мальчиком? Ну вот это наш гость.
Дэнни сделал глоток чая, давая Джеку время переварить информацию.
- Мы, как ты помнишь, опоздали. Его нашла ГИДРА. Что-то навтирали ему, ну, а последствия ты видел. Он подслушал разговор незадолго до налета на мой завод. И устроил очередной саботаж. А теперь скажи, что ты за призрака увидел там?
Блондин устало потер лицо. Полуденное утро обещало быть не из легких.
- И покажи раны. Я тебя вчера не смог подлатать.

+1

21

Рождество. Откуда-то сквозь перекрытия и пластик окон, прорываясь назло всем препятствиям, доносился голос Синатры, за окном плавно падали редкие снежинки.
- Рождество, - задумчиво проговорил я, глядя на елку. - И тебя с Рождеством! - внезапно стряхнув оцепенение в мыслях, громко сказал я, хлопнув друга по плечу, а потом, уже тише, - а под елкой тоже кое-что есть: коробочка с кулаком - там тебе.
Я этот свиток с драконом дедушку Хё упрашивал нарисовать несколько месяцев! Уж он и ломался, и выкручивался - он, видите ли, обычных свитков не рисует, рисовать он не умеет, свиток должен быть со смыслом... И все-таки я его дожал! И он нарисовал прекрасный свиток, да еще и несколько иероглифов прибавил, как он сказал: "Для спокойствия дома".
- Но как по мне, главный свой подарок, - я начал шумно с хрустом грызть вкусное переченье, - мы уже получили. Спит вон там, - я указал на спальню.

Iron Fist написал(а):

- Ты лучше сядь. Я там видел много чего в его памяти,

Я решил, что невежливо будет стоять тут, когда друг просит сесть, и выполнил его просьбу, слушая рассказ о нашей необычной находке.

- То есть ты хочешь сказать, что этот парень настолько крут, что... - но у Дэнни было и еще кое-что, что он хотел мне сказать:

Iron Fist написал(а):

А теперь скажи, что ты за призрака увидел там?

Услышав это, я в очередной раз, как будто не было сна и отвлекающих разговоров, вспомнил лицо. Лицо человека, который убегал прочь. Человека, чья пластика суперсолдата и черты навсегда врежутся мне в память. У Стивена Роджерса было несколько двойников: Уильям Несланд, Фред Дэвис... но только один мог ТАК засесть в моей голове. Тот, из-за кого я стал суперсолдатом, тот, с которым мы сражались с Соколом и даже с самим Капитаном. Безумный борец с коммунистами, Уильям Бернсайд. Заморозки. Нас с ним замораживали три раза. Фауст, Гайрич, улыбающееся лицо Баки из треснувшего зеркала, говорящее, что я неудачник. Я услышал громкий хлопок, и только через секунду, почувствовав легкое покалывание в руке, понял, ЧТО это было - я раздавил стакан с соком, и теперь на пол падал дождь из сока, крови и стекол. Я поднял взгляд на Дэнни. Оказывается, я уже успел раздеться.
- Это был Уильям Бернсайд, мой друг. Он, видимо, сбежал из психушки, или ГИДРА прибрала его к рукам, и теперь он с фашистами, окончательно тронувшись умом.
Я встал с кресла, взял полотенце и замотал свою руку. "Надо больше позитива," - решил я и пошел к ёлке. Остановившись перед коробкой с мотоциклом, я, поглядев на все это хитросплетение бантов и оберточной бумаги, обернулся и сказал Дэнни:
- Поможешь открыть? А то я сейчас не хочу все вокруг запачкать, а что в коробочке - интересно.

Отредактировано Nomad (11.05.2016 15:31)

+3

22

Дэнни усмехнулся на заявление Джека о спящем в спальне "подарочке". Да, подарочек был тот еще. Упорный и упертый. Хорошо, если упертый в благих целях, как например уже желание жить. А ведь он мог упереться и в плохие намерения. А вообще пацан хороший.
Дэнни весь обратился  слух, когда Джек замер в своих воспоминаниях. Кулак наблюдал, как напрягаются мышцы руки его друга, видел, как медленно покрывается паутиной трещин стекло стакана, а потом - как стакан осыпается крошками на пол в лужу из сока и чего-то алого. Правда, Рэнд ни на миг не пожалел о том, что все-таки задал этот вопрос. Раз уж дела обстоят так плохо, ему надо было знать.
- Надо сообщить полковнику Роджерсу, пока у него, у Мстителей, у нас всех не возникло еще больше проблем. Дэрил верил,что он и есть Капитан Америка, ты верил, значит, могут поверить и другие. А это крайне плохо.
Дэнни только потянулся было к ладони Джека, но тот уже замотал руку. Так и не привык к тому, что его друг лекарь. Ну да, эти порезы к завтрашнему дню возможно и заживут у Кочевника. Лишь бы он себе осколков в ранах не оставил.
Дэнни подошел вместе с Джеком к ёлке. Вообще Дэнни завязывал всего один бант, чтобы обертка не развалилась раньше времени. Видимо, с коробочкой поиграли синенькие. Да там бантов было больше, чем самого подарка. Дэниэл осторожно принял из рук Джека коробку и принялся неторопливо развязывать банты. Даже без особой медлительности получалось небыстро.
И вот наконец, спустя минут десять молчания, Дэнни размотал последний бантик и снял ленты. Сунув в здоровую руку все еще запакованный пакет, монах накрыл своей ладонью порезанную руку и покачал головой. Джек мог почувствовать, как от рук Кулака разливается бережное тепло, и увидеть, как от них же льется золотистый свет.
- Осторожнее со стеклом, - улыбнулся Рэнд. - Оно у нас дома не бесконечное.
В свертке, который Джеку оставалось чуть распаковать, в его подарке от Дэнни, были две шелковые рубашки - бела и тёмно-синяя, а также маленькие резной мустанг из нефрита на нити из конского волоса.
Ти-Джей Дэнни преподнес в синей коробке с ее именем новую электронную книгу, надеясь, что подарок девушке понравится.
- По моим подсчетам, скоро Дэрил проснется. Что будем делать, Джек, с подарочком?

+2

23

Все-таки мой друг решил добавить своих целительных сил. Он только что копался в душе умирающего парня, буквально вытащил его с того света и уже собрался лечить меня. Я не стал ему говорить, что это неправильно, все равно бесполезно: такой уж он человек. Да и мне хорошо, раны заживают. Он дома, мы не под огнем, как сказал бы Кэп, который, в отличие от меня, был на настоящей войне.

Iron Fist написал(а):

- Надо сообщить полковнику Роджерсу, пока у него, у Мстителей, у нас всех не возникло еще больше проблем. Дэрил верил, что он и есть Капитан Америка, ты верил, значит, могут поверить и другие. А это крайне плохо.

Ну вот и Кэпа вспомнили. Я с усмешкой ответил своему другу:

- Нет, Дэнни, никто Бернсайда с Кэпом не спутает, из здравомыслящих уж точно. Как только Уильям раскроет рот и извергнет "Сраный коммуняка!", а за этим последует удар в челюсть, любому будет понятно, что перед ним не Капитан. К тому же, ЦЕЛЬ горит у Бернсайда на лбу прямо сквозь череп. А вот что его надо остановить, это ты прав. Кажется, он взялся за старое и начал снова руководить фашистами. И я никогда не верил в то, что передо мной Стив. Стива, так уж получилось, я знаю слишком хорошо, он много раз спасал мой зад. Я знаю его манеру двигаться, говорить и действовать.

Тем временем я достал подарки. Две рубашки удостоились моего восхищения, правда я понимал, что пойти в них я смогу только если на какой-нибудь званый вечер, а вот мустанг... его я долго рассматривал, мысленно примерял, да так задумался, что смысл вопроса друга дошел не сразу:

Iron Fist написал(а):

- По моим подсчетам, скоро Дэрил проснется. Что будем делать, Джек, с подарочком?

- С подарочком... - протянул я, а затем несколько растеряно взглянул в лицо Дэнни. - Да я и сам пока не знаю. - Но в следующую секунду я, уже собрав мысли в кучку и несколько устыдившись своей нерешительности, сказал:
- А давай еще раз спокойно взвесим, что нам известно?  От этого будем плясать: куда его, соответственно этому, можно отправить. Или оставить у нас, это тоже вариант. - Последнее я сказал совершенно спокойно, как будто о чашке чая рассуждал.

Отредактировано Nomad (23.05.2016 03:52)

+3

24

- Ну, и меня когда-то путали с Сорвиголовой, - усмехнулся Дэнни, глядя на то, как его друг любуется подарками. Рэнд знал, что рубашки, хоть и красивые, не сильно впечатлят Джека, а вот мустанга этот лошадь точно не пропустит. - Так что может быть что угодно.
А кулон и правда понравился Джеку. Тот так загляделся украшением, что даже забылся на некоторое время. Дэнни в это время занялся своим подарком. Развернув оболочку, а затем и свиток, он улыбнулся.
- Дракон. Спасибо, Джек. Это приятно, - Дэнни улыбнулся и осторожно скатал свиток. Он решил повесить его над кроватью. Пока, правда, не собирался в этом признаваться, но легкая домашняя улыбка на его лице говорила сама за себя.
- Нам известно, что он родился до начала Второй мировой. Как следствие, живых родственников у него нет. Он попался ГИДРЕ раньше, чем мы добрались до него. И им он теперь бесполезен, но опасен. Если эти мрази узнают, что мальчик жив, вероятность того, что попытаются его убить велика. Он мешал им еще в сороковых. Дэрил был одним из Баки. Встречался лично с фон Струкером, - Дэнни крутил в руках сверток, вспоминая, что он еще видел в воспоминаниях юноши. - Джек. Он юный герой. И что-то мне подсказывает, что где бы он ни оказался, он будет выходить по ночам на улицы. Его ничто не остановит. И лучше за ним будет присматривать герой. Тот, кто сумеет направить эту бурную юную энергию в нужное русло, чтобы он снова не попал куда не надо.
Дэниэл вздохнул. Он не знал, как отреагирует Джек, он не знал, что предложит Джек. А еще он не знал, как отреагирует Дэрил на их решение, на их предложения.
- В любом случае, нам надо будет достать ему одежду. Что бы мы все ни решили, ему нужна одежда, у мальчишки даже белья запасного нет.
Вдруг из ниоткуда появился бамф и сунул в руки Дэнни американский флаг, которым вчера оборачивался их новый гость. Флаг был чистым и уже сухим.

+2

25

- Талия, ты лучше засыпай.. – проще сказать, чем сделать, когда один твой товарищ в потрепанном состоянии отдыхает на диване, второй чуть не с того света тащит пацана-найденыша, а в крови до сих пор бурлит адреналин, потому что одному из этих ублюдков таки удалось бежать.
Когда дом окончательно погрузился в тишину, сдобренную посапыванием чертят, подобно котам-лекарям развалившимся по спящему Джеку, Талия,  понимая, что пытаться уснуть прямо сейчас – занятие совершенно бесполезно, тихо ушла к себе в комнату. А потом также тихо покинула штаб, решив проветрить буйную головушку и зная, что малыши мгновенно явятся за ней, если дома снова что-то стрясется. В этот поздний, или ранний (смотря как считать) час, на улицах уже почти не было людей, остался только мороз, усердно пытающийся пробраться под куртку, мягкий свет  фонариков, развешанных везде где только можно, отголоски рождественских песен и особая, ни с чем не сравнимая атмосфера. Где-то с час ТиДжей бесцельно бродила по улицам и, окончательно замерзнув, собралась было обратно, но внезапно была, в буквальном смысле, поймана за руку. Сдержав рефлекс, Талия оглянулась и с удивлением уставилась на старичка, чья сухонькая ладонь, сжимала ее ладонь. Старичок приветливо улыбнулся, нимало не смутившись ни синему оттенку кожи, ни трехпалости. – Простите, что так внезапно остановил, мисс, но мне вдруг показалось, что вы загрустили. Нельзя в такую ночь грустить.
- Эмм.. все в порядке, - только и смогла ответить Талия, озадаченно разглядывая человека. На грубость у нее всегда находился ответ, если не кулаком, то острым словом, но вот от этой улыбки и искреннего дружелюбия, излучаемого незнакомцем, ТиДжей растерялась настолько, что даже руки не забрала.
- Значит, показалось, - старичок снова улыбнулся. – Тогда позвольте извиниться за свой невежливый поступок, – он достал из кармана что-то маленькое и белое, вложил в трехпалую ладонь и отпустил. – Веселого рождества, мисс,  – и, как ни в чем ни бывало, пошел прочь.
ТиДжей взглянула на нежданный подарок, оказавшийся крохотной фигуркой ангела, сложившего в молитве руки, обернулась, чтобы поблагодарить, но старик уже свернул куда-то.
- Веселого Рождества.. – запоздало пожелала ТиДжей воздуху, постояла так с минутку, а потом, задрав голову вверх и сжав фигурку в ладони, впервые за очень долгое время обратилась к тому, чьим заповедям так старательно следовал отец. Она не ждала ответа и ни о чем не просила, просто сказала «спасибо».  Ну а после, тряхнув шевелюрой, что успела побелеть от инея, решительно повернула домой.

Утро встретило ТиДжей шальным солнечным лучом, пробившимся сквозь единственную прореху в облачном покрове и угодившим прямехонько в левый глаз, и ароматом чая, проникавшем из-под двери. Ноктюрн зевнула, с хрустом потянулась на кровати. После прогулки сон подкрался неожиданно и стукнул по чернявой голове ровно в тот момент, когда та коснулась подушки. Она «прислушалась» - неощутимо коснулась мягкой лапкой телепатии разумов тех, кто находился в квартире. Безо всякой попытки прочесть мысли, естественно, всего лишь проверив, спит ли команда. Бамфы, Дэнни, Джек, все они уже проснулись. А вот еще один разум, незнакомый, спящий. Значит, парень выжил. Хорошо.
Повернув голову на бок, ТиДжей узрела давешнюю фигурку, что теперь мирно покоилась на прикроватной тумбе. Некоторое хвостатая задумчиво ее разглядывала, а после решительно поднялась с кровати, кое как пригладила спутавшиеся за ночь волосы и, попутно кинув клич чертятам, направилась в соседнюю комнату к спящему пареньку. Приоткрыв дверь, ТиДжей бесшумно скользнула внутрь. Рядом с кроватью уже тусовалась пара бамфов вместе с тарелкой свежестащенного из-под носа Джека печенья и стаканом молока. Улыбнувшись, Талия молча показала большой палец и поставила рядом с идиллической композицией фигурку. Каждый имеет право на Рождество, особенно тот, кто едва не распрощался с жизнью прошлой ночью.

Отредактировано Nocturne (05.07.2016 00:33)

+3

26

Первым проснулся слух. Шаги, шорохи, шуршания, постукивания - нормальные утренние звуки для всякого нормального просыпающегося дома - врывались в сон, сменяя собой шелест ветра в траве и шёпот вековых сосен и медленно, но верно оттесняя его. На смену ему пришло зыбкое, но приятное состояние полусна-полуяви, когда кажется, что ты лежишь в лодке, которую несёт неторопливая река... но на этот раз оно продлилось недолго - следом за слухом почти одновременно проснулись обоняние, осязание и вкус. Он лежал на спине в чистой, удобной постели, укутанный одеялом, лёгким и удивительно мягким на ощупь. В следующий момент пришло осознание, что сам он тоже чистый и совершенно нагой, даже без подштанников. Мысль об этом не вызвала у него никакого внутреннего протеста, и некоторое время он спокойно "переваривал" её, не без удовольствия ощущая всей кожей прикосновение свежих простыней из какого-то очень приятного, нежного материала. Ему было комфортно и тепло. Не было только больно. Больно?.. в голове всплыло смутное воспоминание о вспышке огня, ударившей его в грудь. Он сглотнул и почувствовал на языке характерный металлический привкус, очень хотелось пить... да. Всё верно, его ранили. Но кто? И как?.. он непременно вспомнит об этом потом, позже. Как будто он помнил, как его несли, срезали с него одежду... да, грудная клетка у него немного ныла. Но совсем немного, и это ощущение не нарастало. Зато он чувствовал слабость - такую слабость, что даже повернуть голову казалось трудным делом. Возможно, он просто ещё недостаточно проснулся, или не вполне отошёл от анестезии... или ему дали сильное болеутоляющее. Где он? В госпитале? Но вместо тяжёлого, хорошо знакомого ему "больничного" запаха карболки и лекарств, на него повеяло лесом. Нет, даже не просто лесом, а... елью. К свежему, смолистому запаху хвойного дерева примешивались какие-то пряности, что-то сладкое, почти забытое, неуловимо домашнее.
Мальчик глубоко вздохнул, медленно раскрыл глаза и обнаружил себя в большой, светлой комнате, одного, посреди роскошной кровати. Нет, это совершенно точно не больничная палата. Но где же он тогда? Как он очутился здесь? Внезапно ему сделалось не по себе, так что он даже вздрогнул. Господи, уж не сошёл ли он, в самом деле, с ума? Боец, получивший контузию и лишившийся из-за этого рассудка - что может быть страшнее и что встречается чаще на войне? Может быть, не было в помине никакого путешествия во времени, никакой ГИДРы, никакого "плохого кэпа", никакого завода, никакого ранения... никакого человека-дракона по имени Дэнни? Но при воспоминании о ласковой улыбке человека с татуировкой дракона и могучем белом звере с золотой гривой, тащившем его сквозь тёмную воду к поверхности, страх отступил. "Не удивляйся тому, что увидишь, проснувшись," - раздалось у него в ушах обращённое к нему напутствие. От накатившего облегчения очень хотелось расплакаться, и, возможно именно так он бы и сделал, если бы рядом с ним в одеяле вдруг мягко не шевельнулось что-то живое.
Собрав те скудные силы, что у него были, он повернулся набок и почти нос к носу столкнулся с созданием, при одном взгляде на которое практически любая современная ему женщина немедленно окрестила бы его нечистой силой. Величиной оно было примерно с кошку, и тело его покрывал мех, фактурой тоже напоминающий кошачий. На этом сходство существа с кошкой заканчивалось: у него было плотное, довольно антропоморфное тело, крупная голова, тоже отдалённо похожая на человеческую, с довольно густой торчащей гривой и остроконечными ушами, широкий рот и большущие, почти круглые жёлтые глаза, лукаво блестевшие совсем не звериным интеллектом. Основным оттенком в расцветке меха был... глубокий синий. Довершал картину длинный непоседливый хвост наподобие обезьяньего, увенчанный стреловидным "наконечником". Пару мгновений оба они просто разглядывали друг друга; затем Дэрил, оправившись от первого изумления, разлепил пересохшие губы и спросил:
-Ты... кто? Эльф?

Отредактировано Displacer (15.10.2016 02:16)

+3

27

Я вздохнул и посмотрел на Дэнни после того, как тот произнес свою речь.
- Значит, еще один Баки, да? Мне ли не знать, каково это. Что нам с ним делать, если это юный супергерой, бывший Баки и не умеющий как следует контролировать свои сверхспособности? Получается, что он попал в самые надежные руки; никак, Бог вмешался. Я смогу помочь ему справиться с его прошлым - мы родились в одну эпоху, видели почти одно и то же, даже судьба похожа, а ты сможешь помочь ему контролировать внутреннюю энергию, - тут я дотронулся до розария, висевшего у меня на шее. Мне вспомнилась девчонка, из другой, кажется, прошлой жизни.  Она попалась мне тоже случайно, но оставила в моей памяти неизгладимый след. - А еще я надеюсь, хоть и понимаю, что обманываю сам себя, Бернсайд, которого я видел там и который стрелял в парня, не его Капитан Америка. Если Уильям все-таки его Капитан, то он стал совсем плох. - Я сжал кулак, вспоминая Уильяма. - Все-таки надо выяснить, кто был его Капитаном Америка. Возможно, мы его знаем или хотя бы слышали о нем, а еще - как долго он в нашем мире, как именно он попал к нам из сороковых. Еще и Струккер с Гидрой тут замешаны, зато теперь понятно что эти гидранты делали у тебя на фабрике.  Но, уж конечно, Гидра будет его искать - он им поставил палку в колесо, да так, что они с мотоцикла слетели! Гидра - они же как старые терпеливые пауки: ничего не забывают и только и ждут, когда ты оступишься. Нет, его пускать на улицы никак нельзя. Голова кругом идет от таких новостей с утра. - Я дотронулся пальцами до виска.
В этот момент, после слов моего друга об одежде для парня, появился бамф с американским флагом. Я улыбнулся
- Ты что, малыш, успел привести в порядок его самодельный плащ? Странный выбор материла для плаща, не находишь? - Я адресовал этот вопрос Дэнни, а моя рука легла на стол в поисках тарелки с печеньем. После третьего хлопка по гладкому полированному дереву я повернулся, чтобы посмотреть на стол. Мда, быстро сработали эти чертята - тарелка с печеньем исчезла, как будто и не было ее. Я улыбнулся:
- Ты заболтал меня, друг, и у меня увели завтрак! Придется делать новый. Кстати, давай-ка навестим Ноктюрн, а после я поеду найду парню что-нибудь из нормальной одежды. Я полагаю, он может и в своем костюме с плащом из флага бегать, но не стоит. А еще я бы взглянул на его оружие, если при нем оно было.
С этими словами я направился проверять Ноктюрн. Если она спит, то, конечно, будить не стану.

Отредактировано Nomad (01.07.2016 17:59)

+4

28

- Не пускать на улицы? Монро, ты серьезно? Ну ладно, первый месяц-два, но когда он окрепнет? Тебя можно удержать в четырех стенах? Так вот и Дэрила - также. Он не из тех, кто будет сидеть сложа руки. Он не первый раз солит лапшу ГИДРЕ. Начал он этим заниматься еще в сороковые. Тогда и получил свои способности. А, кстати, он не знает о них. Так что обо всем остальном поговори с ним сам.
- Странный выбор материла для плаща, не находишь? - как-то задумчиво произнес Джек.
- Он патриот. Думаю, он так собирался показать ГИДРЕ, что имел он их всех ввиду. А также их какой-то обман.
- Кстати, давай-ка навестим Ноктюрн, а после я поеду найду парню что-нибудь из нормальной одежды. Я полагаю, он может и в своем костюме с плащом из флага бегать, но не стоит. А еще я бы взглянул на его оружие, если при нем оно было.
- Постой, Джек. Наш юный друг проснулся. Пойдем лучше к нему. Думаю, пока ему хватит и твоей футболки. А еще нужен будет завтрак. Сначала нужен бульон, а потом можно и печенье с горячим шоколадом, - усмехнулся Дэнни, помахивая футболкой с надписью "Герои по найму", которую еще в начале разговора принес Джек.
Дэнни легко встал и взял со стола люгер мальчишки.
- Кстати, вот его пистолет. Ты хотел взглянуть. Старинное оружие в прекрасном состоянии. Немецкое, кстати. С гравировкой. Да, и правда странно смотрится с Американским флагом, - хмыкнул Рэнд. - Пойдем поприветствуем нашего гостя.
Дэнни подмигнул бамфу и кивком предложил ему сесть на плечо. Выйдя из гостиной, он сразу же направился в комнату, где оставил исцеленного спать. Осторожно открыв дверь, Дэниэл Томас Рэнд-К'аи, aka Железный Кулак, одетый в светлые льняные штаны и белую футболку, прислонился к косяку двери.
- Все в сборе? Доброе утро, Талия. Доброе утро, Дэрил.

+3

29

Неожиданный гость это странного на любой обывательский взгляд, дома, спокойно спал, а ТиДжей не спешила уходить, прислушиваясь к мерному дыханию паренька, «наискосок» разглядывая бледное после большой кровопотери лицо. Девушка постаралась при этом не заострять на нем внимания, так чтобы ощущение «посторонний рядом», особенно свойственное тем, чья деятельность выходит за рамки повседневности, не побеспокоило чужой сон. Интересный парень, что ни говори. А еще интересно, вот он сейчас посапывает в обе дырочки, ни о чем не думает, а дальше, как проснется.. и что? На этом моменте разум стопорился и отказывался рассматривать варианты, мотивируя это категорическим утром, отсутствием завтрака и отсылкой к старшим товарищем. Покладисто согласившись с тривиальными доводами, ТиДжей уже собиралась покинуть комнату, когда ночной гость зашевелился.
ТиДжей сделала полшага в сторону окна, чтобы уж точно не очутиться в поле зрения проснувшегося. А то парень-то конечно боевой, но обстоятельства перед отключкой были те еще. Кроме того, на шее его крестик имеется, Талия это еще тогда, когда вместе с Дэнни они бесчувственное тело отмывали, приметила. А у нее внешность… специфическая, может и недоразумение случиться. Девушка протянула ладонь к бамфу, беспардонно расположившемуся на кровати, пока гость его не заметил. Чертенок удивленно округлил глаза, так что не надо было быть телепатом, чтобы прочитать на выразительной физиономии: «Ты чего, сестрица? Какой – «уходим»? А знакомиться?»
Ну а потом.. потом уходить уже было поздно.
- Бамф! – поднявшись на ноги, чертенок приложил трехпалую ладошку к груди и картинно поклонился, представляясь, скаля мелкие белые клыки в улыбке.  Бамф-бамф-бамф! И вот уже одеяло натягивается с разных сторон под весом его собратьев, расположившихся вокруг и в ногах юноши. ТиДжей мысленно вздохнула, вот что с них возьмешь? Впрочем, первая реакция гостя позволяла надеяться на то, что и ее вид будет воспринят без лишних эмоций.
- Они плохо говорят по-английски, - мягко заметила Жозефина и, помедлив, обошла кровать, показываясь, так сказать, во всей утренней «красе» - босиком, в пижаме с космическим принтом, кое где примятой шерстью и гривой, путанной волной рассыпавшейся по плечам. – Привет. Я.. – дальше договорить она не успела, обернулась к двери. А вот и оставшаяся честная компания - получите, распишитесь.
- Все, - усмехнулась ТиДжей, узрев на плечах Дэнни и Джека недостающую часть стаи. Полный сбор. – С добрым утром.
Хвостатая внимательно оглядела обоих мужчин поочередно – оба выглядели вполне бодро, кажется, уже вполне оклемавшимися после ночных приключений. Жозефину так и подмывало аккуратно "постучаться" к одному или другому, и спросить, стало ли известно что-нибудь новое по поводу вчерашнего, или (особенно) юноши, но она честно сдержалась и ограничилась вопросительным взглядом.
Тем временем тот самый бамф, что представлялся, добрался до стакана с молоком и ничтоже сумняшеся протянул его Дэрилу.

+2

30

Мальчик, удивлённо раскрыв глаза, наблюдал за пантомимой своего странного компаньона. Он, конечно, сразу предположил, что перед ним не совсем животное, но, задавая свой вопрос, он совсем не ожидал получить на него такой развёрнутый ответ. Ещё меньше он ожидал, что через мгновение кровать окажется буквально наводнена этими забавными существами. Но страха, вполне нормального и естественного для большинства людей в подобной ситуации, он не испытывал. Инстинкт бойца подсказывал, что, если бы они хотели как-то навредить ему, они бы давно уже это сделали - всё равно он не смог бы оказать им никакого сопротивления. Значит, они неопасны. Несмотря на страшную слабость и мучившую его жажду, Дэрил улыбнулся.       
- Они плохо говорят по-английски, - раздался высокий, несомненно, девичий голос, наполнивший его душу радостью. Наконец-то кто-то, у кого можно будет спросить, что это за место, как он попал сюда, и попросить глоток воды. Он повернул голову... и заготовленные вопросы застряли у него в горле.
"Не удивляйся тому, что увидишь, проснувшись", - снова вспомнились ему слова человека-дракона. Сказать это, однако, было куда проще, чем сделать. Нет, конечно, перед ним, вне всяких сомнений, была девушка - на это безошибочно указывали формы тела и пропорции лица. Пожалуй, её даже можно было бы назвать хорошенькой: большие глаза, тонкий благородный нос с горбинкой, пышные волосы... вот только глаза у неё были цвета прозрачного янтаря, как у кошки, а все открытые части тела покрывал короткий синий мех вроде того, в который были одеты создания, обсевшие со всех сторон его постель. И снова в сознание против воли постучалась тревожная мысль: неужели у него всё-таки поехала крыша?
Стакан, услужливо протянутый ему бамфом, он уже не заметил: ему вдруг стало душно, картинка перед глазами потеряла резкость, а грудь заныла. Дэрил осторожно вдохнул и медленно провёл рукой по груди, инстинктивно закрывая ладонью больное место и ожидая ощутить повязку или, на худой конец, шов. Но под пальцами не было совершенно ничего, кроме ровной, гладкой кожи. Но... но так не бывает, так не может быть! За ничтожных несколько часов выполнить операцию, извлечь пулю, сшить все сосуды и ткани, удалить разлившуюся кровь, срастить рёбра и полностью заживить рану? Это невозможно! Никакой, даже самый гениальный врач на это не способен. 
- Все в сборе? Доброе утро, Талия. Доброе утро, Дэрил.
Знакомый голос. Единственная нить, дававшая веру в то, что все эти невероятные события, случившееся с ним - не плод больного воображения, а всё-таки реальность. В дверях, прислоняясь к косяку, стоял человек, выглядевший точь-в-точь так, как он видел его где-то там, в междумирье: пшеничного цвета слегка взъерошенные волосы, чуть-чуть не достающие до плеч; тёплые голубые глаза. Только драконьего знака теперь не было видно под футболкой. Рядом с ним, занимая весь дверной проём, остановился его спутник - мужчина лет, наверное, тридцати пяти, ростом и комплекцией не уступающий самому Капитану Америке. Густая грива волнистых тёмно-каштановых волос ниспадала почти до пояса. Это придало бы ему диковатый и свирепый вид, если бы не внимательные карие глаза, лучившиеся добродушием, и розарий, виднеющийся в вырезе небрежно расстёгнутой домашней рубашки.   
- Дэнни? - Полувопросительно произнёс подросток. - Ты же... Дэнни, да?
"Я же не сошёл с ума, да?" - Читался вопрос в испуганных глазах. Рука соскользнула с часто вздымающейся груди, где беспокойной птицей трепыхалось сердце.
- А Вы? Мистер... сэр... - Дэрил перевёл взгляд на второго, длинноволосого здоровяка, с запозданием соображая, что понятия не имеет, как к нему обращаться.
- Умоляю, скажите мне: что со мной было? - Он с заметным усилием приподнялся; от волнения на бледном лице подростка вспыхнул лихорадочный румянец - яркой красной полосой по скулам. Но это продолжалось всего несколько секунд: бурная вспышка мгновенно высосала остаток его сил - побледнев сильнее прежнего, мальчик сник на подушку и закрыл глаза, борясь с накатившим головокружением.

Отредактировано Displacer (25.08.2016 04:40)

+4


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [24-25.12.2014] The Nightmare Before Christmas.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC