Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [12.10.2016] Where the wild roses grow


[12.10.2016] Where the wild roses grow

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

On the second day I brought her a flower
She was more beautiful than any woman I'd seen
And I said: "Do you know where the wild roses grow
So sweet and scarlet and free?"
On the second day he came with a single red rose
Said: "Give me your loss and your sorrow?'
I nodded my head, as I lay on the bed
"If I show you the roses will you follow?"

https://wallpaper.dog/large/5470720.jpg

Румыния, поселение цыган неподалеку от границ с Венгрией и Латверией

Scarlet Witch, Valeria von Doom


Мало что в мире может сравниться с горем матери, которая потеряла своих детей. Утешение можно искать много лет в самых разных делах, но боль так и не утихнет. И мать будет готова схватиться за любой, самый призрачный шанс. Даже если этот шанс - сделка с демоном. Кто кроме Алой Ведьмы сможет понять горе той, что сама загнала себя в эту ловушку? Точно не дочь короля, которой уже доводилось судить людей во Вселенной, которой никто не помнит.

+2

2

Сигнал невозможно было проигнорировать. Он шел сквозь пространство, доносился тревожным звоном с далекого расстояния, настойчиво привлекал к себе внимание, вынуждал вслушиваться и искать свой источник. Он выделялся из огромного количества других неприятностей. Кто-то отчаянно звал на помощь, и зов этот был направлен в адрес всех, кто мог его услышать, и всех, кто мог прийти, чтобы помочь.
Ванда легко помассировала кончиками пальцев свои виски, допивая чашку остывшего кофе. Она, разумеется, не намеревалась проходить мимо, невзирая на то, что мир уже и без того тонет в пучине безумия. И ничто не говорило, что дальше будет легче. Наоборот, должно стать сложнее, если не хуже. Теперь это… Она сомневалась в том, что она сможет помочь, а не усугубит ситуацию из-за барахлящей магии, но делать было нечего. Это был ведьмин зов. Ведьмы нуждались в помощи, а она не могла закрыть на это глаза.
Покинув кафе, она двинулась вперед по улице, чертя перед собой знаки, а затем уверенно шагнула в появившийся портал.
Она очутилась неподалеку от деревни. Небо было чистым, без единого облачка, а прохладный октябрьский ветер норовил поиграться прядями волос, небрежно затянутых в хвост. Поежившись, она порадовалась тому, что оделась более-менее тепло. С помощью магии, конечно, можно было бы легко согреться, но она давно приучилась к мысли, что нельзя во всем полагаться на нее. Ее недавнее исчезновение из мира доказало это.
До нее донесся смех детей сзади, и Ванда, обернувшись, увидела их — пятерых ребятишек, несущихся по полю наперегонки. Когда-то и они с Пьетро были такими, но это было так давно. Она улыбнулась своим мыслям, а затем устремила свое внимание на деревушку.
Та была опрятная, ухоженная. Не из числа заброшенных. Слышалось мычание и блеяние. Во дворах сушились и развевались вещи. Сами дома были крепкими, устойчивыми, построенными на совесть, явно поддерживаемыми в хорошем состоянии и окруженными аккуратными заборами. И чем ближе Ванда подходила, тем больше осознавала, что это зажиточная, хорошая деревенька, расположенная вдали от цивилизации. Этому она даже несколько удивилась, так как не думала, что такие еще есть в мире. Из таких мест молодежь обычно уезжает, и остаются старшие, а поселение без “подпитки” постепенно вымирает.
На лавочках сидели несколько пожилых женщин, мимо которых Ванда прошла молча, поприветствовав их кивком. Те никак не отреагировали, пристально вглядываясь в чужачку, а она осознала, что они цыгане. Она вздохнула, подумав, что, возможно, следовало бы догадаться раньше. С этим, возможно, все и было связано.
Сигнал усилился, подсказывая ей, что она пришла верным путем. Нужно было идти дальше, но посередине улицы она остановилась, цепко рассматривая окружение. Что-то было не так. Чего-то не хватало.
Ее взгляд упал на собачью конуру и цепь, валяющуюся рядом, и только после осознала, что собак нет. Все указывало на наличие псов, но их самих не было. Раздавался приглушенный лай, но тот доносился из домов. Кошек она тоже не видела. А ведь в таких деревеньках и тех, и других должно быть в большом количестве. Не так разве?
Ванда вновь зашагала вперед, пересекла все поселение и добралась до самого его края. Там ютился дом, к которому ее влекло. Калитка отворилась с громким скрипом, оповещая о том, что ее давно не смазывали. Сады, должно быть, цвели буйно и красиво летом. Рассматривая все вокруг, она не сразу заметила то, как в дверях показалась старушка.
Старая, но высокая и статная. В аккуратных одеждах. Длинная коса была обернута вокруг ее головы. В ее взгляде было что-то… такое. В ней ощущалась магия. Ванда поняла, что это либо она послала сигнал, либо она знает, кто это сделал и почему.
— Могу чем-то помочь? — спросила она на удивление мелодичным голосом. — Ты пришла без спросу.
— Ты звала меня? — спросила Ванда, сделав шаг по направлению к ней.
Та лишь усмехнулась и покачала головой, а затем ухватилась рукой за дверь. Статность тут же рассеялась, уступив место утомленности. Ванда было подступилась ближе, чтобы ей помочь, но наткнулась на решительный и предупреждающий взгляд.
— Звала. Не тебя, а всех, — проговорила она, сойдя с маленькой лестницы и усевшись на широкую лавку, стоявшую у дома. — Подойди ближе, ну. Нам нужно поговорить.

+2

3

Валерия сидела с книжкой в руках. Наконец-то выдались несколько спокойных дней - можно было уделить их тренировкам и обучению. С наличием собственной брони можно было не ждать отца, чтобы его броня "гоняла" ее по тренировочной площадке. И настроить свою не такой жесткий режим, чего уж греха таить. Отец бы, наверное, не поощрил такую слабость, но ведь... Совсем не хотелось бегать в синяках.
Утренняя тренировка была закончена, завтрак - съеден. Можно и немного почитать. В мире происходило столько всего связанного с магией. Везде и всем буквально каждую секунду была нужна помощь. Но можно ли кому-то помочь не имея ни опыта, ни знаний? Столько всего нужно было прочесть и освоить в кратчайшие сроки. Нет, речь не о заклинаниях. О знаниях.
Доктор Стрэндж кидался без подготовки на любую опасность, на любого монстра. Но лишь потому, что до этого он много, очень много лет учился. Валерия была умнее, в некотором смысле способнее... Она буквально схватывала все на лету, как и ее двойник... Это же касалось и магии. Но она была юна и даже ей не хватало времени. Информацию приходилось поглощать кусками, отрывисто, порционно. Цельная картина, конечно, складывалась, но... Это не отвечало высоким требованиям и амбициям семьи фон Дум.
Неожиданно раздавшийся в голове голос ее отвлек.
Кто-то так отчетливо звал на помощь. И передавал… Нет, не то чтобы координаты места. Скорее ощущение. Валерия точно знала, где надо оказаться.
Это было очень непривычно чувствовать, и еще месяц назад она бы однозначно испугалось. Но события развивались так стремительно с момента ее встречи с отцом, а затем и визита в Санкторум, что сейчас это уже не казалось чем-то странным. Конечно, прежде чем лететь, она проверила в книгах, что это за заклинание. Нашла его довольно быстро - сильное заклинание, очень трудозатратное, но не слишком сложное. Своеобразный способ послать магический сигнал SOS.
Вряд ли это подстава - если кто-то так рисковал, играясь с сильным заклинанием, значит, ему действительно была нужна помощь. Оставив сообщение родителю о том, куда и почему она направляется, и погладив спящего Шерифа за ушком, девочка облачилась в броню и вылетела с тренировочной площадки замка.
Лететь было совсем недалеко - всего-то в Румынию.
Надо как минимум узнать, что случилось. Если там что-то, что ей не по силам - она знала, к кому из взрослых обратиться.

***

Место, в котором она приземлилась, удивило ее.
Милые, уютные домики. Много  старых, но ярко покрашенных машин, цветов. Все броско, аккуратно, но… Дорога к этому поселению была совсем убитой.
Однако длинные юбки, цветастые платки и определенный фенотип говорили сами за себя - местные жители были цыганами.
Вэл приземлилась на окраине поселения, но местные дети испугались белоснежно-белого доспеха, с грохотом опустившегося на землю. Вслед за детьми вышли и несколько взрослых. Они также смотрели с опаской и прижали к себе детей.
Только кто-то из ребят постарше возбужденно шептал, дергая отца за рубашку и тыкая пальцем в ее сторону:
- Смотри, папа, Железный Человек. Только девочка. И белая!
Валерия огляделась. Она не сомневалась, что приземлилась точно, но зов угас. Она больше его не слышала, и поэтому поначалу даже чуть растерялась.
Пока не увидела в одном из соседних домов двух женщин.
Одна из них, молодая и красивая, казалась очень знакомой. Но Валерия не смогла сразу вспомнить, где ее видела. А вторая, пожилая, нахмурила брови и посмотрела на внезапную гостью с легкой опаской. Но в конце концов встала  и подошла к ограде:
- Ты услышала мой зов? - спросила она Валерию, глядя на нее очень внимательно, пристально, словно пытаясь изучить как можно лучше. У нее были обесцветившиеся с возрастом серые глаза, но сейчас ее взгляд казался цепким, как у ястреба.
- Да, Doamnă, - ответила Валерия на румынском, так как чувствовала, что пожилой даме тяжело дается английский.
- Тогда присоединяйся к нам. И сними маску. Не бойся, здесь никому не важно твое лицо. Да и никто из местных не войдет в мой сад без разрешения.
Валерия прошла вслед за пожилой дамой, и уже в глубине ее сада деактивировала доспех, заставив его “слезть” с тела.
Женщина оглядела ее с некоторой подозрительностью в глазах:
- Ты услышала мой зов, значит в тебе есть кровь Romani. Ты говоришь на румынском, хоть и с акцентом... И то, что ты так юна - не слишком уж большая проблема. Но ты такая… белая. Это странно, - милая тетушка покачала головой, словно в этом было что-то плохое, - Видимо, больше никто не придет. Я чувствую некое… Возмущение в атмосферах. С начала сентября. А теперь беда настигла это место. Но беда не убежит, так что… Для начала, милые девушки, мы выпьем чаю. А пока что скажите, мне, как вас зовут. Называйте меня Дойна.
Женщина без дальнейших предупреждений встала и жестом пригласила их в свой уютный дом. Внутри было темновато, через небольшие яркие окна внутрь крохотной кухни попадало не слишком много солнечных лучей. Но было чисто. Не чувствовалось какого-то затхлого пыльного аромата.
Женщина поставила на газовую плиту старинный медный чайник со свистком и полезла в расписной шкафчик за кружками.
Пока она расставляла их, она еще раз кинула взгляд сначала на Ванду, а затем на Валерию, напоминая, что она желает кое-что услышать.

+2

4

В том, что говорила старуха, не было ничего из того, чего бы не знала Ванда. Мир стоял на грани катастрофы, но устоял благодаря усилиям Стефана и Тони. И все равно он продолжал балансировать на самом краю. Магия вернулась, но они не ушли. Они — вся эта нечисть. Все, что пришло, когда Верховный Маг ослаб и утратил свое былое влияние. Она хмурилась, размышляя об этом всем, и слушая каждое слово Дойны, речь которой на мгновение прервалась, но когда Ванда попыталась задать ей вопрос, то ее перебил неожиданный грохот.
Она вновь нахмурилась, не вспомнив никого, кому бы принадлежал белый доспех, который был очень похож на броню Тони. Не Мститель и не мутант, но тогда кто?
Ванда молчала, пока Дойна заговорила с гостьей, и внимательно оглядела новоприбывшую. Та оказалась подростком, но в ней также кипела магия. Не почувствовать ее было сложно. И все же она не сказала ни слова, пока говорила хозяйка, из уважения к ней. Ее дом, ей и привечать гостей, а другим лучше не вмешиваться, пока не подвернется шанс.
А такой будет. Дойна сказала, что больше никто не прибудет. Она решила за лучшее не спрашивать, откуда ей это известно.
Вместо этого Ванда встала, пропустив впереди себя и юную чародейку, и старую ведьму. Зашла она в дом последней, захлопнув за собой дверь, и начала осматриваться. Кухня была именно такой, какой она ее представляла. Чистая, уютная. Все было расставлено по своим местам, и ни малейшего намека на беспорядок. Пахло чем-то вкусным, и этот аромат чем-то напомнил ей детство. Что-то было там, что источало точно такой же запах.
Она стояла в дверях, с интересом разглядывая все, а затем прошла дальше, осторожно отодвинула стул и села за стол, закинув одну ногу на другую. Посмотрела на девочку, а после поймала вопросительный взгляд Дойны и кивнула.
— Мое имя Ванда Максимофф, — может, она слышала о ней, ведь ее личность общеизвестна, в конце концов. — Рада знакомству, Дойна, и благодарю за твое гостеприимство.
Ванда говорила на румынском, вспоминая то, как он звучит. На этом языке она не говорила очень долго, пожалуй, даже слишком долго. Нехорошо забывать свои корни, но так получилось.
— А, Ванда, говоришь, — старуха пристально взглянула на нее и продолжила дальше хозяйничать. — Не думала, что мой призыв долетит до тебя. Я, видите ли, старая, и моих сил уже не достает даже для того, чтобы достойно встретить беду.
Дойна узнала ее. Вернее, знала, кто она. Ванда дернула плечом. Кого ведьма увидела в ней? Набор ошибок? Гору неверно принятых решений? Ту, от которой пострадали многие? Она совершила достаточно всего, чтобы в ней видели угрозу. Ее благие побуждения выстилали дорогу прямиком в Ад. Ее эгоистичные желания и помутнения сознания обрушивались валом несчастий на этот мир и ломали жизни. Возможно, она сейчас показалась не самой лучшей помощницей, но все же она здесь, и она хочет помочь.
Ванда перевела взгляд на молодую чародейку. И она наверняка тоже узнала ее. В этом никаких сомнений быть не могло.
— А тебя как звать? — обратилась Дойна к той, поставив на стол плетеную корзинку с конфетами и тарелку с пирожками. — Ну же, угощайтесь. Не стесняйтесь. Чай скоро будет готов.
Словно по ее слову чайник начал закипать, а ведьма уселась на один из стульев и заметно вздохнула, давая отдых ногам, а затем принялась изучать их обеих.

Отредактировано Scarlet Witch (02.07.2022 02:35)

+2

5

Ванда Максимофф. Это имя Валерия уже слышала. Конечно, как она сразу не вспомнила? Алая Ведьма, одна из Мстителей. Что ж, это хорошо. Если рядом будет такой союзник - мало кого из врагов стоит опасаться. Она была ведьмой, чьи магические силы были сравнимы с могуществом ее отца и Доктора Стрэнджа.
Дойне все же пришлось встать, чтобы налить чай в старинные фарфоровые чашки. Изящные, с тонкими ручками, с цветочными рисунками.
Валерия помедлила с ответом. Ванда представилась полностью, но стоило ли так делать ей? Отец работал с Мстителями, они с Герри, пасынком Тони Старка, стали практически друзьями… Но все же…
- Меня зовут Валерия.
Дойна оглядела ее очень внимательно, еще более пристально чем раньше. Словно изучала, словно искала что-то в ее внешности.
- Красивое имя. Интересное. Именно Валерия, не Валери. Ты ведь не из Восточной Европы? - последнее предложение было наполовину вопросом, а наполовину - утверждением.
- Не совсем, - уклончиво ответила девочка, - Отец и его предки - да, из Восточной Европы.
- Хм, - лицо Дойны немного помрачнело. После она совершенно неожиданно рассмеялась и стала говорить уже добродушнее, - Не напрягайся так. Я просто уже старая цыганка, мне трудно смириться с чем-то непривычным. А ты совсем не похожа на одну из наших. Светленькая, говоришь с акцентом. Но ты услышала крик моей души… И я рада любой помощи, - Дойна снова перевела взгляд на Алую Ведьму, - Все же как сильно изменилась магия, Ванда. Ты это чувствуешь? Раньше мой крик услышали бы только цыганские ведьмы, и на сравнительно небольшом радиусе. А сейчас… Ты подходишь под описание, но вряд ли ты была близко. А вот эта маленькая принцесса - не ведьма. Она колдунья. И цыганка лишь на четверть. И она все равно услышала.
Дойна тяжело вздохнула, прежде чем продолжить. Она явно собиралась с мыслями перед чем-то тяжелым. Оттягивала момент. Валерии это было невыносимо. Очень хотелось поторопить ее и переспросить, зачем же она их звала. Но это было невежливо по отношению к настолько пожилой леди, а терпение принцессы пока еще не иссякло. Так что оставалось лишь наблюдать, как она пожевала сушку, посмотрела в окно, отпила свой чай, в котором было не меньше трех ложек сахара. Чай пах очень приятно - какими-то цветами и травами.
- В последнее время здесь творится что-то странное. Понимаю, избито звучит, как будто из плохой компьютерной игры. Не смотрите так, у меня ведь есть внуки, - развела руками Дойна, слабо улыбнувшись, - У меня даже есть wi-fi и посудомойка. Мы цыгане, но не живем в Средневековье. Но, вернемся к печальному. Последнее время у нас стали пропадать животные. Чаще всего скот - коровы, козы, бараны. Крупные собаки. С разной периодичностью, но… Она какая-то… Предсказуемая. Если похищают корову или быка - пропаж нет неделю. Если козу или овцу - дня три. Если собаку - два. Вы можете посмотреть на меня как на безумную. Сказать: "Зачем эта старуха прибегла к мощной магии, чтобы позвать других ведьм из-за обычного воровства?" Как думаете, почему я это сделала?
Дойна посмотрела в глаза сначала Ванде, потом Валерии. Все так же пристально, словно давая им время обдумать ответ. Но Валерии смешным это все не казалось.
- Потому что в мире проблемы с магией, - не предположила, а констатировала Валерия, - Потому что эти животные крайне важны для хозяйства всей общины, так как вы живете уединенно. И потому что это явно не все.
Дойна кивнула.
- Умная девочка, - цокнула языком Дойна, - Именно так. Все эти пропажи начались примерно с того самого времени, как волшебство вновь вернулось в мир. А два дня назад пропали четверо человек, - голос женщины поник, - Это были ученые… Как их… Дай Бог памяти. Антропологи, вот. Изучали цыганскую культуру - ходили по деревне со своими планшетами, разговаривали с жителями. Милые ребята, но надоели как черти. И их исчезновение меня действительно пугает. Если что - власти с большой радостью свалят все произошедшее на нас. Прошу вас, девочки, помогите их разыскать. Пожалуйста, помогите найти то, что похищает скот и людей.

+2

6

Валерия. Это имя было знакомо Ванде, но все же она не смогла припомнить никого, кому бы оно могло принадлежать. И, тем не менее, девочке не чужд мир супергероев и суперзлодеев, не чужд мир магии, а это уже о многом говорило. От этого не становилось меньше вопросов, но беспокойства не появилось.
Она потянулась за своей чашкой с чаем и поставила ее перед собой, взяв в руки небольшую конфету. Улыбнулась и пожала плечами в ответ на слова Дойны. Магия действительно изменилась, и с ней приходится обращаться иначе.
— Я была далеко, но зов твой слышала четко и ясно, — проговорила она, надкусив краешек сладости. — Магия переменилась, и твой клич был силен и громок. Его услышали все, но здесь лишь мы — те, кто имел возможность прийти сразу.
Ее взгляд упал на Валерию, а затем на Дойну, которая замолчала, собираясь с мыслями. Ванда не нарушала тишины, осторожно отпивая горячего чая. На мгновение она замерла, вспоминая этот вкус и запах, который казался ей знакомым, но не смогла вспомнить. Травы. Пряности. Она никогда этим не увлекалась, а жаль.
Старая ведьма заговорила, а Ванда прислушалась к ее речи, сопоставляя ее слова с тем, что она видела. И чем больше она слышала, тем сильнее хмурилась. Пропажа скота и убытки местных — это серьезно, но гораздо серьезнее может стать, когда начнут пропадать люди. В ней зашевелились дурные предчувствия.
Словно прочитав ее мысли, Дойна рассказала и о пропавших антропологах. Ванда запила конфету чаем, задумчиво размышляя. Информация полезная и тревожащая. Ей бы не хотелось жить по соседству с кем-то, кто увлекся темной магией.
Она вспомнила о детишках, которые весело мчались по полю, хохотали и не думали ни о каких невзгодах, и нервно сглотнула. Ей на ум пришло, что детей легче похищать, чем взрослых. Последние могут оказать сопротивление, их сложнее удерживать и контролировать, а вот дети… А во многих ритуалах их души и их кровь гораздо более ценны и важны. Ее лицо помрачнело, и это не укрылось от Дойны.
— А ты что скажешь, Ванда? — задала вопрос старая цыганка, не сводя с нее цепкого взгляда. — Я по твоему лицу вижу, что что-то не так.
Ванда тяжело вздохнула. У нее не было желания высказывать темные мысли. До этого не дошло пока, пусть и четверо уже успели пропасть.
— Я шла по вашей деревне и видела, что домашних животных на улице нет. Оставшиеся в живых собаки и кошки заперты в домах, а скот под присмотром, — она не спрашивала, но взглянула на Дойну, и та утвердительно кивнула.
Она отставила от себя чашку и с две секунды разглядывала свои пальцы, и только после этого заговорила вновь.
— Выходит, это только начало. Кто-то проводит ритуалы, для которых требуются жертвоприношения. То, что пропажи животных продолжались долгое время и продолжаются до сих пор, говорит лишь о том, что своей цели человек еще не добился. А теперь пропало несколько человек. Я бы не надеялась найти их в живых, но, возможно, дело не успело зайти настолько далеко. Нам следует торопиться. В противном случае следующими начнут пропадать жители вашего поселения. Темная магия всегда требует все больше и больше жертв.
Дойна молчала и твердым взглядом смотрела на нее. Ванда же оперлась локтями о стол, посмотрев на обеих своих собеседниц. Ее слова звучали мрачно, но мысли были еще мрачнее.
— Кто из местных жителей выделяется среди прочих, Дойна? Кто мог бы пойти на такое и причинять вред всем?
— Из местных — никто, — резко ответила старуха. — Я знаю их всю свою жизнь. Ни в ком из них зла нет. Не ищи в них виновных, Ванда, ибо не найдешь.
— Но кто-то причастен ко всему этому, — возразила Максимофф.
Дойна помолчала, хмыкнув, и отвела глаза. Сделала глоток, хмурясь и что-то обдумывая. Ванда ждала и не давила на нее, зная, что старуха расскажет все ей известное, ведь она желала спокойствия и процветания общине. Для этого она позвала их.
— Живет здесь семья одна, — наконец, произнесла Дойна, пристально посмотрев на Валерию, а после на Ванду. — Богатые люди. У нас с ними никогда не возникало проблем. Их дом чуть дальше от деревни нашей. У них живность тоже всю выкрали, но… Случилось это в самом начале. Еще тогда, когда все только началось. Тогда я про это не думала, но чем дольше это длилось…

+2

7

Пока Ванда и Дойна обсуждали частности, мозги Валерии как жернова перемалывали крупицы информации. После того, как Ванда заговорила про запертых в домах кошек и собак, Валерия неожиданно спросила:
-Doamnă, а кошек тоже похищали? И сколько времени после этого было тихо?
После нескольких секунд раздумий женщина отрицательно покачала головой.
- Мы не замечали. Пропадал один кот, мы думали, что это связано. Но он вернулся через несколько дней вполне живой и здоровый. Но на всякий случай жители и кошек попрятали по домам вместе с собаками.
Лицо Валерии стало очень сосредоточенным. Мысль зацепилась за сроки… После коровы пропаж не было дольше… После животных помельче - перерыв был меньше. Это явно было не просто так. Сама собой напрашивалась корреляция сроков с размером животного - понятное дело, что кошки по этой причине интересовали похитителя явно в последнюю очередь. Но почему именно так?
Самым очевидным вариантом было мясо, но в темных ритуалах могло использоваться много чего еще - кости, мозги, глаза… И кровь.
Однако, насколько успела узнать Валерия - кровь животных всегда ценилась меньше в в абсолютном большинстве заклинаний и ритуалов, кроме тех, что требовали очень специфических и конкретных ингредиентов. Кровь людей и других разумных существ всегда была в разы ценнее.
Что это могло значить? Тут мысль останавливалась, ибо данная точка порождала слишком сильное ветвление теорий. Это могло означать как то, что действовал кто-то из местных, и потому избегал причинять вред своим… Так и то, что это просто был кто-то начинающий. Или чужак, но еще не перешедший определенную моральную границу… Если рассматривать третий случай - то шанс спасти пропавших еще был, но рассчитывать на него не стоило.
Надейся на лучшее, но готовься к худшему.
У Валерии не было такой уверенности в святости общинной жизни, как у Ванды. Хоть в ней и текла кровь цыган, она никогда не жила в таборе, не знала чувства родства и единения перед гонениями на целый народ.
А вот факты про местную семью куда больше говорили в защиту слов Дойны, чем слепая вера в свое племя.
- О чем ты задумалась, дитя? - спросила ее Дойна, от зоркого глаза который мало что могло укрыться, - В твоем сосредоточенном взгляде я чувствую острый ум. Он у тебя в отца, наверное.
Валерия вздрогнула и посмотрела женщине в глаза. Та тепло улыбнулась, но взгляд был таким же зорким. Она оценивала ее реакцию, словно проверяла. Валерия вдруг поняла - она знает. Она все знает про то, с кем говорит. Она назвала ее принцессой. Она без раздумий сказала, что Вэл - не ведьма, а колдунья. Теперь и помянула ум, доставшийся в наследство от отца… Да как же? Так легко и быстро? Она что, телепат?
- Вопреки расхожему мнению, дочери чаще похожи на отцов, а сыновья - на матерей, - добавила Дойна, словно почувствовав замешательство девочки, - Так что у тебя на уме, маленькая принцесса?
Валерия нахмурилась, но предпочла высказать свои соображения. Она здесь не для того, чтобы бояться старой цыганки. Она здесь, чтобы помочь, и время дорого.
- А вы можете рассказать что-то про эту семью? Что-то конкретное? Зачем бы им могло понадобиться что-то такое? И… Не могу не спросить. Вы точно уверены, что среди ваших нет никого, кто искал бы чего-то, для чего могла бы потребоваться темная магия? Силы? Власти? Богатства?
Дойна невесело рассмеялась словам Валерии, после чего… протянула ей пряник. Красивый имбирный пряник ручной работы с росписью в виде робота.
- Рановато для рождества, но моя младшая внучка меня замучила просьбами испечь с ней пряников. Угощайся, они вкусные, - потом Дойна с легкой, уместной для столь печальной ситуации игривостью посмотрела на Ванду, - Вот посмотри, Ванда. Как мало нужно времени, чтобы дети забыли, кем были их предки и перестали ценить вековые традиции. Сомневались в словах старых мудрых бабушек, спорили. Надеюсь, твои дети не такие, - затем Дойна снова повернулась к Вэл, - Нет, Валерия, от моего глаза ничего такого бы не укрылось. Я не так сильна, как раньше, и уж точно не так, как была твоя бабушка. Но достаточно, чтобы почувствовать, когда совсем рядом что-то не так. Мы же здесь почти все родственники. Кто-то нас покидает, кто-то приводит людей извне, но в целом… Я сердцем чувствую почти каждого из своих.
Старуха взяла руку Валерии и приложила ее же ладонь к ее груди. Девочке было неприятно, но сопротивляться она не стала - не драться же с пожилой дамой? А вскакивать и дергаться было просто невежливо и недостойно.
- Ты это когда-нибудь почувствуешь. Тут. Что до твоего вопроса… Это хорошие люди, но несчастные. Как и у любой семьи, у них есть свои маленькие и большие трагедии. Они много нам помогали, даже пару раз заступались за нас перед властью, а их слово имеет кое-какой вес. Муж приятный такой человек. Иногда нам кое-что из техники отдавал, из мебели. Жена тоже дама милая - не гнушалась и на чай зайти. Мы обменивались с ней саженцами - я люблю для себя что-нибудь вырастить, а она прямо страстный садовод. Одна у них беда - единственная дочь утонула. Даже в школу еще не ходила. И никто виноват вроде - за ней и мать приглядывала, и няня. Обе буквально на секунду отвернулись - а девчонки нет. Только круги на воде. Искали, конечно, нырнули обе. И мы потом помогали, все окрестности обошли. Но нашли ее только через неделю, когда тело вынесло ниже по течению… Прямо в куст диких роз. Ужасно грустное зрелище, - Дойна нешуточно нахмурилась, предавшись кошмарным воспоминаниям. Тень омрачила ее старое лицо, которое стало казаться гораздо более морщинистым, чем было на самом деле, -  Очень много лет назад это было. А других детей им Бог не дал.

+2

8

Ванда печально усмехнулась. Ее дети… Она была рада уже одному тому, что они были живы, и неважно, проявляют ли они неуважение к старшим, споря и считая себя умнее. И не видела ничего дурного в том, что Валерия задавала много вопросов. Интерес, умение вникать в детали, анализ ситуации, дотошность — все это ей потребуется в будущем, ведь она станет чародейкой, и как ей кажется, довольно сильной и умелой.
Вновь обратив свое внимание на чашку чая, она с любопытством слушала беседу Валерии и Дойны. Всегда интересно наблюдать за встречей двух поколений, совершенно разных, непохожих, но все же проявляющих уважение по отношению друг к другу.
Дойна говорила о том, насколько местные жители близки. Ванда ей верила. Верила, так как чувствовала их единство. Эти люди готовы были встать стеной друг за друга. И все же кто-то в этой деревне решил обратиться к темной магии. Это не могло не вызывать у нее беспокойства. Потому она цепко вслушивалась в каждое слово старухи, надеясь, за что-то зацепиться, но пока ничего такого вроде не было.
Но тогда кто увлекся черной магией? Кто решил, что она — лучшее решение? Кто истреблял скот и домашних животных ради достижений собственных целей?
Ради чего? Что послужило причиной для подобного?
Ванда могла бы закатить глаза и сказать, что не понимает такого, но… На самом деле она еще как понимает. Темные силы искушают, обещают легкий путь, исполнение самых сокровенных желаний, и не всегда можно понять, что за всем этим скрываются чудовищные последствия, с которыми придется жить всю оставшуюся жизнь, если, конечно, она еще останется. Она обожглась на этом не один раз, позволив себе то, чего делать определенно не стоило, и довела себя до самого края вместе со всем миром.
Дойна рассказывала о богатой семье. Она смотрела на нее, медленно допивая остатки чая, и еле заметно кивала. Все вроде звучало хорошо. Так, как будто в этой деревне не происходило ничего странного. И, тем не менее, Ванда находилась здесь, и Валерия. Их позвали, а это означало, что кто-то из этих милых людей определенно ступил на темную дорожку.
Ванда поджала губы, услышав про то, как погибла единственная дочь богачей. Печальная история. Ужасная и трагическая.
Ей не хотелось думать о том, что испытывала мать, потерявшая ребенка, но думала. Не могла не думать, так как сама это пережила. Пережила из-за того, что не смогла себя контролировать, поддалась чужому влиянию, позволила себя сломать, а при попытке все исправить сделала все только намного хуже.
Эта женщина была лишена возможности что-то сделать. Возможно, ей даже чуть больше повезло, если можно так выразиться. Ее чудовищная рана затягивалась медленно и естественно, в то время как сама Ванда билась в агонии, отказываясь сдаваться, и пускала в ход все свои силы.
А может в этом все дело? Вряд ли. Девочка погибла много лет назад.
— Не должны родители терять и хоронить своих детей, — произнесла Ванда задумчиво, не обращаясь ни к Дойне, ни к Валерии, и тяжело вздохнула.
— Верно, — откликнулась Дойна, вперив в нее свой взгляд. — Так что ты скажешь, Ванда? А ты, Валерия? Сумеете ли нам помочь?
Ведьма полу-удивленно посмотрела на нее.
— Конечно. Я сделаю все возможное для этого, — ее внимание переключилось на Валерию. — Поработаем вместе, юная чародейка? Полагаю, хуже не станет, если мы объединим усилия. Быстрее во всем разберемся. Можешь звать меня Вандой и обращаться на “ты”.
Ванда мягко улыбнулась и задумчиво добавила:
— Нужно решить, с чего нам начать. Все говорит о том, что нужно присмотреться к той семье, а там видно будет. Как считаешь, Валерия?
Она вспомнила, что девочка не назвала свою фамилию, но, возможно, у нее есть для этого свои причины. Не все подростки представляются полным именем. И не все люди желают громко заявлять о себе. В этом нет ничего странного и необычного.

+1

9

Сможет ли она помочь?
Эмоции на лице Валерии не изменились, но на душе скребли кошки. Опять слишком мало информации, опять слишком мало времени. Но все же… Надо что-то сделать, ведь так поступают герои? Да и она не одна, с ней вместе сама Алая Ведьма! Интеллект Дума и вся мощь Алой Ведьмы? Что можно противопоставить такому союзу? Найдется ли в мире сила, что сможет сокрушить такую мощь?
Наверное, найдется, но вряд ли здесь и сейчас.
- Думаю… Да, - согласилась девочка, но все же с легким сомнением в голосе, - Я постараюсь сделать, что смогу. Хотя в части магии я знаю и умею не так много как хотелось бы.
Дойна усмехнулась, и, отпив немного чая, сказала:
- В части магии… Ха! Звучит куда самоувереннее, чем тебе хотелось бы это произнести. Но я тебе верю.
Ванде девочка кивнула, но представляться снова не стала - их формальное знакомство состоялось еще на входе в дом Дойны.
Согласна. Объединить усилия - лучший вариант.
Ваелрия несколько секунд снова обмозговала все услышанное от Дойны. Нужен был план. Раз уж у них было время на условный брифинг, а чай был еще не допит… Бросить чашки и не доесть пряник тоже было бы невежливо.
Неожиданно ей в голову пришла мысль об одном эпизоде из всей этой истории, который не был освещен Дойной в полной мере. А это могло быть критично важно.
Не только сроки важны… Но и причины. Ведь раньше люди не пропадали во всей деревне.
- А можете рассказать про студентов? Как и когда они пропали?
- Хм. Сейчас, подождите немного, - женщина оставила их с Вандой на кухне, а сама вышла на крыльцо и кликнула несколько детей постарше, подростков. Они подъехали к Дойне на велосипедах и минут пять с ней говорили. Когда Дойна вернулась и села обратно за стол, она сообщила Ванде и Валерии информацию, которую очевидно собрала только что. Выглядела Дойна так, как будто чувствовала себя очень глупо: - И как я сама не догадалась узнать раньше… Они ведь пошли именно к тому дому. По крайней мере двое первых. Все страдали, что здесь в деревне нет ни колы, ни шоколадок. Мы их разместили в домах побольше. Но они капризные, городские. Дети им сказали, что чаще всех в город за продуктами ездят богачи из дома на холме, они и пошли. Хотели напроситься съездить с ними в гипермаркет. Не вернулись к ночи, и искать их ушли оставшиеся двое…
Валерия очень серьезно и задумчиво посмотрела на Ванду. Заговорила не сразу, подбирая слова и на ходу обдумывая услышанное. Она посмотрела на Ванду, словно ожидая т нее каких-то предложений взрослого и ответственного человека и супергероя.
- Я что-то такое и предполагала. Нам нужна какая-то легенда. В которую легко поверить непричастным. Потому что пока что мы не знаем о происходящем совсем ничего. Если мы имеем дело просто с сошедшим с ума волшебником - наверняка сможем легко разобраться, но если там что-то большее… Будет нехорошо спугнуть это раньше времени.

+2

10

В словах Дойны крылась истина. Жесткая, твердая, непоколебимая истина. Магию невозможно постичь сполна. Невозможно подготовиться ко всем ее сюрпризам. Сама Ванда не училась с ранних лет, а лишь использовала собственные силы по наитию, руководствуясь одними лишь инстинктами. А вот когда дошло до обучения у Агаты и Стефана, то… Она усмехнулась, вспоминая то время. Да, было интересно. Обучение чему-то всегда интересно.
Получив согласие Валерии на совместные действия, Ванда начала обдумывать, с чего бы им действительно начать. Действовать напролом — не самая лучшая идея. Ей не хотелось спугнуть человека, которого следовало изловить. Ей не хотелось натворить такого, о чем пожалела бы и она сама, и жители деревни.
В последнее время, после того разговора со Стефаном обо всем, что действительно творится в мире и за его пределами, Ванда старалась. Она действительно старалась помочь всем. Конечно, только тогда, когда у нее выдавалось свободное время. Когда она не помогала Стефану, она находила себе магическую проблему, которую нужно было решить в срочном порядке.
Из-за недавних событий планету словно накрыла чума из всяческой нечисти, и с этим необходимо было бороться, пусть и по мере сил.
И она хотела сделать все правильно. Спешка здесь ни к чему.
Дойна встала и вышла, чтобы что-то проверить, а Ванда в это время аккуратно применила магию, частично восполнив свою опустевшую чашку, а заодно слегка подогрела чай Валерии. Сделала она это быстро, хотя, наверное, внимательный взгляд заметил бы это ее действие. И порадовалась тому, что магия не стала капризничать и не превратила простое заклинание в взрыв. Не хотелось бы восстанавливать кухню и дом Дойны. Это было бы неуважительно.
Когда старуха вернулась, Ванда сделала большой глоток, но когда та заговорила, то ей резко стало не до чая.
Она посерьезнела, приподняла брови и посмотрела на Валерию в ответ. Выходит, ее подозрения не были беспочвенны.
Дойна может быть спокойна — происходящее никак не связано с жителями самой общины, но Ванда сомневалась, что это порадует старуху.
Валерия была права. Им нужна была легенда. Такая, в которую можно было бы легко поверить и которая не вызвала бы подозрений.
— Как насчет того, чтобы выдать себя за семью, которая желает переехать в милую деревню, на свежий воздух, подальше от шумного города? — предложила Ванда задумчиво. — И нам нужна помощь. Советы от тех, кто живет здесь. Ведь лучше спрашивать о таком у местных жителей, чем у риэлторов.
Дойна хмыкнула.
— Может и сработает, но тебя легко узнать, Ванда. Все, у кого есть интернет связь и телевизор, быстро опознают Мстителя. Но, полагаю, это для тебя не проблема, — она при этих словах коротко засмеялась.
— Не проблема, — ответила ей Ванда. — Я сделаю себя неузнаваемой. И скрою наш магический фон, чтобы колдун или то, что устроило это, не засекло нас раньше времени.
Последнее она сказала, уже посмотрев на Валерию.
— Если ты не против, разумеется.

+2

11

Валерия слушала Дойну и Ванду, навострив уши, не перебивая. Ее светлые брови, однако, заметно хмурились, с каждым словом все больше и больше, а на лице застыла совсем не детское, серьезное и задумчивое выражение. Такое, словно она решала сложную задачу по математике.
- Нет, - неожиданно сказала она Ванде также, совсем не по-детски, явно продумывая до мельчайших деталей и будучи уверенной в своей правоте, - Скрыть личности и силы магией - это хорошая идея, но вот так представиться.... Мне это кажется очень сомнительным по эффективности. В Румынии вопрос этнических меньшинств стоит довольно остро, мало кто захочет селиться рядом с этим поселением. Слишком подозрительно. А те, кто задумывают что-то недоброе, обычно страдают паранойей. Doamnă, а как зовут этих людей?
Дойна покивала на многое из того, что сказала Валерия. Затем ответила:
- Флорин и Марьян Димитреску. Распространенные... И имена, и фамилия.
Но последний комментарий Валерия уже не слушала. Она достала свой смартфон, предмет технологий столь высоких, что они были мало кому доступны в этом мире. Впрочем, чтобы определить, что это нечто большее, чем просто телефон уникальной модели у девочки из богатой семьи - это еще надо было догадаться и очень пристально вглядываться в нужный момент. Валерия настроила свой телефон так, чтобы поверхностно он выглядел как обычный смартфон на обычной операционной системе - куча иконок с приложениями, которые так любят все подростки.
Все программное обеспечение, к которому у нее был доступ на правах дочери одного из умнейших людей во Вселенной, было также замаскировано под иконки каких-то невзрачных приложений.
Экран подсвечивался мягким зеленым светом, пока Вэл что-то набирала на телефоне. Конечно, удобнее был бы голосовой ввод или вызов голограммы, но Валерия уже успела привыкнуть набирать все так. Когда-нибудь необходимость скрывать свою личность у нее пропадет, но пока что… Пока что лучше не отвыкать и сохранять бдительность.
Через несколько секунд Вэл продемонстрировала Дойне страницу из фейсбука с фотографией немолодой темноволосой  женщины.
- Это она?
Дойна улыбнулась, согласно покивав головой.
- Вот так вот. Век таких как я уходит. Сейчас у молодежи пара минут в телефоне - и нашли что угодно. Дети хоть базы Пентагона со своих смартфонов могут сломать. Или управлять армией роботов, - как бы невзначай заметила Дойна, бросив хитрый и по-доброму насмешливый взгляд на Валерию.
- У меня пока не было нужды взламывать Пентагон. А армия роботов привлекает слишком много внимания, - пожала плечами девочка с таким же веселым тоном, но бросила на Дойну довольно многозначительный взгляд. Такой же полунамек. Мол, “я поняла, что вы все поняли, но мне не нравится разговор на эту тему”. После обмена этими легкими, как будто и ничего не значащими улыбками, девочка вновь принялась разглядывать страницы аккаунтов в соцсетях интересующей их с Вандой дамы, а затем нашла и пару страниц ее мужа, - Хм… У нее много друзей по сети, в основном ее возраста. Подписки на группы по творческим хобби и садоводству. Из фотографий… Немного семейных фото с мужем, а так в основном ее сад и оранжерея. Страница мужа куда менее информативна - только деловые контакты, почти нет контента…
Девочка откинулась на стуле назад, прислонив руку к подбородку. Валерия формулировала в голове свое предложение. но наконец-то придумала, в каком виде преподнести его Ванде. Она посмотрела на Алую Ведьму:
- А Вы можете сделать так, чтобы пошел очень сильный ливень? Мне кажется, иногда самый “киношный” вариант - самый простой. Мы не так далеко от границы. Гораздо правдоподобнее будет, если мы просто попросимся переночевать. Если бы был сильный дождь, размывающий дорогу, мы могли бы прикинуться просто проезжими, направляющимися в Венгрию. Из-за дождя у нас засбоил навигатор, мы свернули не туда, а потом... ммм... потом еще и сдулось колесо. Договорились с местными о ремонте, но ночевать нам страшно - с нас итак содрали много денег за простейшую замену колеса. А еще мы боимся… Ну не знаю, антисанитарии? Одержимы предубеждениями и суевериями...? Как считаете? - спросила Валерия Ванду, изложив свой план.

+2

12

Ванда дернула уголком губ. В интернете искать про людей она сочла бесполезной затеей. Никто на своей страничке не напишет, что намеревается применить темную магию для достижений собственных целей. А информация, которую оттуда можно почерпнуть, не даст практически никакого весомого результата.
Зло способно таиться в каждом. Даже в простой домохозяйке, которая света не видит без своего огорода. Даже в простом мужчине, который по утрам читает газету и занят весь день своими делами.
Но для того, чтобы понять, кто в данной истории является главным злодеем, ей нужно его встретить. Или же ее…
Ванду все еще терзала некая мысль. Смутная тревога. Слова о потерянном ребенке… Об утонувшей девочке… Об убитых горем родителях.
Она старательно отметала от себя эту догадку, полагая, что это невозможно. Но что если возможно? Что если они получили что-то и решили попробовать?.. Нет. Ванда закрыла глаза, наклонилась перед собой, потерла лоб, чем привлекла внимание Дойны.
— О чем ты думаешь, Ванда? — спросила та, заставив ее поднять голову.
Старуха была проницательна. Ведьма, как же иначе. Без этого никак. Ванда невесело усмехнулась, тяжело вздохнула.
— Дурные мысли, — ответила она, не до конца уверенная в том, что это так и есть на самом деле.
Мир разрывался от наплыва нечисти. Она это чувствовала прямо сейчас. Волны скверны расползались по всему земному шару, причиняя горе простым людям, а магов недостаточно для того, чтобы эффективно справляться. Магия вернулась совсем не так давно, и ее все еще штормит. В такое время возможно все.
Про это не стоит забывать, но все же Ванда желала верить во все, кроме того, о чем уже успела подумать.
И она не собиралась делиться со своими подозрениями. Ни с Дойной. Ни с Валерией. Только тогда, когда все подтвердится, а она надеялась, что этого не случится.
Слова Валерии в это время ввинчивались в голову, и Ванда не пропускала ни одно из них. Вызвать непогоду. Ох, сюда бы сейчас Ороро! Она могла бы вызвать такую грозу, что окна в доме тряслись, и не только окна, но и стены. Но, к счастью, здесь им требуется всего лишь ливень, а с этим и она справится.
— Могу. Очень надеюсь на то, что магия не станет капризничать, — фыркнула она, допив свой чай. — Не хотелось бы устроить здесь апокалипсис.
Дойна неожиданно расхохоталась.
— Ну ты уж постарайся, дорогая! Мы тоже не хотим быть испепеленными твоими чарами, — ведьма кашлянула, отхлебнув из своей чашки. — План хороший, принцесса. Но будьте вы обе поосторожнее. Не нравится мне все, ой не нравится.
А ей-то как все не нравилось.
— Да, это может сработать, — задумчиво прикрыла глаза Ванда. — Самое главное, чтобы они нам поверили, но с этим придется разбираться уже на месте. Я не рискну лезть к ним в головы, пока не выясню, в чем там дело. Жаль. Так было бы удобнее и эффективнее выудить нужную информацию, но нынче ничто не просто.
Она взяла одну конфету и на мгновение сосредоточилась. Магия клубилась вокруг, и достаточно было просто потянуться к ней, изъявить свою волю и желание, сплести необходимые чары, которые вынудят реальность измениться, а погоду подстроиться под ее требования… Все так просто, но чем это обернется, когда она возьмется за дело?
За окном же стремительно начало темнеть. Небо, чистое всего несколько минут назад, начало заволакиваться тяжелыми свинцовыми тучами, которые грозно надвигались и скапливались над деревней.
Легко. Внутри нее поскреблось приятное и теплое чувство, которое всегда просыпалось, когда она колдовала, и которое всегда призывало ее не сдерживаться. Соблазн устроить что-то сильнее обычного ливня с грозой был силен.
— Скоро пойдет дождь, — проговорила она, вздохнув и открыв глаза. — У нас есть еще что-то, что мы должны обсудить?

+2

13

Не восхититься было сложно. Надо же… Вот так - даже бровью не поведя, никаких слов, пассов руками, ничего… Просто пожелать дождь - и тучи начинают сгущаться. Так быстро, что их видно даже в небольшие кухонные окошки дома Дойны, которые еще и были наполовину закрыты занавесками.
Очень соблазнительные силы… И очень опасные.
Элемент восхищения из головы Вэл быстро ушел, сменившись рациональным взглядом на вещи. Всемогущество, бесконечная власть обычно основывается на одном человеческом качестве - на железной, непреклонной воле. На способности держать себя в руках, концентрироваться. Уж ей ли было не знать - дочери не просто жалкого демиурга, а всемогущего Бога, сравнимого по силам с создателями всего сущего из мировых религий.
Нет, куда проще и надежнее обычная, традиционная магия - отточенные движения, логика, последовательность, звуки, устоявшиеся обряды и ритуалы… Может быть, они не дадут такого безграничного могущества, как силы хаотичной магии, но… Зато они предсказуемы, определенны - и в этом их сила. У тебя не разовьется паранойя, что стоит тебе на секунду отвлечься- и мир начнет рассыпаться в труху, потому что ты невовремя чихнул или потерял самообладание под гнетом нахлынувших эмоций.
Обычная магия тебе все равно такого не простит, но последствия будут не столь фатальными.
И все же… И все же магия Ванды впечатляла.
- Они должны поверить,  - сказала Вэл с поистине семейным, непоколебимым тоном, - Главное, говорить уверенно. Если это такие хорошие люди, как говорит Дойна - они должны нас впустить хотя бы для того, чтобы переждать ливень. Если они не позволят нам даже просто зайти и обсохнуть - это будет странно. Это можно будет считать серьезным основанием для подозрений на их счет.
Обсуждать с точки зрения Валерии было больше особо нечего, надо было действовать. Оставалось лишь немного подождать, пока дождь польет в полную силу, чтобы изрядно промокнуть по дороге к таинственному дому таинственной пожилой пары.
Дойна тоже не нашлась, что сказать, поэтому они допивали чай, слушая, как первые капли дождя застучали по крыше и подоконнику, как дети разбегались по домам с криками: “Блин, дождя же не обещали!”.
Небо довольно быстро заволокло поистине свинцовыми тучами - грозными, черными, рассекаемыми всполохами молний.
- Думаю, нам пора, - заметила Валерия, - Лучше нам идти без зонтов и тому подобного. Чем более мокрыми, грязными и жалкими мы будем выглядеть - тем правдоподобнее будет казаться наша история. Жаль, конечно, пачкать новые кроссовки, но… Добрые дела требуют жертв, - хмыкнула девочка.
- Удачи вам, девочки. Надеюсь, что она вам улыбнется, - вздохнула Донна, - Скажу банальность, но... Будьте осторожны.
Ее взгляд был тяжелым и хмурым, хотя эти слова и звучали как благословляющее напутствие.

Отвратительно. Ужасно. Мокро.
Искомый дом стоял на холме, примерно в половине километра от поселения народа Дойны. Хоть подъезд к нему и был заасфальтирован - на таком дожде все размывало, и грязные потоки воды и грязи все равно лились прямо сверху.
Для их с Вандой задумки это прекрасно подходило, но идти вот так, хлюпая по лужам, было чудовищно дискомфортно. Был уже октябрь, причем октябрь в горном районе восточной Европы. Было холодно, промозгло, мокро. У Валерии была хорошая куртка, теплая и почти непромокаемая, но даже ей такие потоки воды с небес оказались уже слегка чересчур. А уж про джинсы и кроссовки и говорить не стоило.
Не хватало еще по-дурацки простудиться после этого “приключения”.
Зато выглядели они с Вандой идеально - настоящие мокрые курицы.
Они подошли к красивой витиеватой решетке, огораживающей большой современный дом и сад. От решетки, сада, скульптур немного веяло китчем - слишком много амурчиков, фей, нимф, узоров и завитушек, отсылок к античному стилю и ампиру. При этом даже издалека было видно, что это точно не антиквариат и даже не мрамор - все это было дорого для простых местных жителей, вроде цыган из поселения, но для людей действительно богатых, богатых по-настоящему, как отец Валерии… Обыкновенный китч.
На калитке расположился электрический звонок под миниатюрным навесом, а чуть выше, на одном из заборных столбов висела камера. Судя по модели - самая обычная, голос она вряд ли запишет.
Валерия позвонила в дверь, после чего посмотрела на Ванду.
- Вы за "маму", так что говорить лучше Вам. По крайней мере сначала.
Пришлось немного подождать, но буквально через пару минуту к ним вышел из дома мужчина, накрывший голову плащом. На вид ему было около 50-55 лет, он еще не успел поседеть, а лысина лишь слегка тронула его голову. Аккуратные, коротко подстриженные усы и уютный домашний свитер добавляли ему какой-то домашней уютности и теплоты на фоне окружающего дождя.
Почему-то так не хотелось, чтобы он оказался каким-нибудь сектантом.
- Добрый вечер, девушки. Чем могу помочь?

+2

14

Она перестаралась.
Она сильно перестаралась.
С данной мыслью Ванда хмуро посмотрела на небо, которое по ее воле грохотало и бесновалось, проливая на землю тяжелые и холодные потоки. Это не совсем то, чего она желала. То, что она задумывала, должно было быть вполовину слабее того, что она устроила. Она списала это на неисправную магию.
А возможно во всем виновата она сама. В очередной раз не совладала со своими способностями и устроила небольшое светопреставление.
Или же одно наложилось на другое… Она, так или иначе, радовалась, что не творила ничего чрезмерно серьезного, ведь тогда масштабы катастрофы были бы ужасны. И пришлось бы звать на помощь Стефана, чтобы тот в который уже раз исправил ее ошибку. Она подумала, что от него пользы сейчас явно было бы больше.
Намокшие пряди волос липли к лицу и шее. Мокрая одежда холодила кожу. В ботинках противно хлюпало.
Ванда подумала, что будет забавно, если хозяева их не пустят. Она прищурилась, зная, что они не только впустят их, но и сделают это радушно. Ей крайне не хотелось прибегать к телепатии или внушению, но если иного варианта не будет, то ей только и остается, что поступить так.
Но, если подумать, то волноваться было не о чем. Теперь, когда магия вернулась, то все вновь стало решаемо. Опаснее, чем раньше, но если себя контролировать, то все будет хорошо. Она, по крайней мере, сильно на это уповала.
Холодно.
Ванда с трудом удержалась от того, чтобы не произнести согревающее заклинание и для себя, и для Валерии.
Перед ней было несколько неловко. Она — ребенок, подросток. Если девочка простудится, то в этом виновата будет она. Последнее, чего ей хотелось, так это того, чтобы она заболела. С этим можно тоже справиться, но… С магией теперь следовало быть аккуратнее, чтобы не вызывать никаких подозрений со стороны хозяев.
От обеспокоенного и встревоженного взгляда в сторону Валерии Максимофф не удержалась, а затем ускорила шаг, завидев красивую решетку. Не терпелось оказаться под крышей и высушиться, а ливень, тем временем, даже не думал заканчиваться — он усиливался, а гром прогремел у них прямо над головой.
Ванда кивнула в ответ на слова Валерии и скрестила руки перед собой, пытаясь хоть немного защититься от тяжелых капель. И применила магию, чтобы быть неузнаваемой для хозяев.
— Если почувствуешь, что простудилась, то скажи мне, хорошо? — проговорила она, посмотрев на приближающегося к ним мужчину.
Она перевела взгляд на хозяина, внимательно его разглядывая.
— Добрый вечер, девушки. Чем могу помочь?
Ей с трудом удалось не усмехнуться. Он серьезно спрашивает, чем может им помочь? Внутри нее тихо затрещало раздражение.
— Здравствуйте, — она дрожащим от холода голосом начала говорить. — Извините, пожалуйста, за беспокойство, но вы не могли бы пустить нас на ночлег?
— О… — мужчина встрепенулся и начал открывать дверь. — Боже, простите меня!
— Навигатор завел нас с дочерью не туда, затем спустилось колесо, а местные содрали денег за ремонт… — Ванда сделала шаг вперед, когда дверь отворилась. — Мы побоялись ночевать среди них. Как-то они странно реагировали и говорили… Ну, мы не знаем этих краев и здешних людей, но решили не рисковать.
— Быстрее под крышу, пока вы не застудились, — махнул рукой тот в сторону дома.
Ванду просить второй раз не пришлось, и она, кивнув Валерии, быстро зашагала. За ними следовал хозяин дома.
Изнутри дом был красивый. Богато и со вкусом обставленный. На полках красовались вазы, фотографии разных людей. На стене висели картины с цветами и городами. От всего исходила уютная атмосфера. И тепло, окутывающее их, было очень приятным.
— Не понимаю. Синоптики обещали безоблачную погоду. Все было спокойно, и тут такое, — проворчал он, закрывая за ними дверь. — Марьян. Марьян! У нас гости. Попали под дождь.
— Откуда? — раздался удивленный женский голос, а следом зазвучали шаги.
Показалась женщина средних лет. Приятная на вид, с аккуратной прической, в красивом зеленом платье. При виде них она остановилась, изумленно и настороженно оглядывая их, а затем подошла ближе.
Ванда вздохнула, растирая ладони друг об друга, и взглянула на мужчину, который все объяснял жене.
— Ребенку сейчас же нужен горячий душ, — твердо сказала хозяйка и поспешила вверх по лестнице. — Идемте за мной. Я подготовлю для вас комнаты и поищу сухую одежду. Не знаю, найдется ли у меня что-то подходящее, но все лучше, чем мокрое.
— Спасибо вам, спасибо, — сердечно поблагодарила Ванда, последовав за ней и пропустив впереди себя Валерию. — Большое. Этот день просто кошмарен.

Отредактировано Scarlet Witch (27.08.2022 06:15)

+2

15

- Большое спасибо, - поблагодарила хозяина дома Валерия, когда они уже вошли внутрь.
Девочка окидывала быстрым взглядом сначала прихожую, затем большой зал-гостиную, в которую их провел хозяин дома. Если Ванда видела в этом что-то милое и уютное, то вот Валерии было не по себе от такого интерьера. Если в ее домах было что-то вычурное, в готическом стиле или барокко, то это были или действительно антикварные вещи, подлинники, или же качественный новодел, выполненный самыми лучшими мастерами. С соблюдением всех старинных технологий.
Но здесь… Кажется, хозяйка любила стиль шебби-шик. Все было с одной стороны уютным, светлым, действительно располагающим. Было чисто, за домом явно следили. Но все же… Когда ты воспитан в роскоши и достатке - сложно ловить мимолетную радость и восхищаться такими предметами.
Валерия не стала спорить, и последовала за хозяйкой. Пока что подозрительным ничего не казалось. Женщина была немного растеряна, но радушна. Или это была напускная маска?
Они поднялись на второй этаж.
В глаза бросалось то, что в доме было много цветов - не только живых, в горшках и вазах, но и на картинах, вышивках… Даже в коридорах и на лестнице на стенах были картины, а различные живые цветы, срезанные и в горшках, были очень частым элементом декора.
- Вот… Ванная есть в этой комнате - это как раз гостевая спальня, я постелю вам здесь ближе к ночи, - радушно сообщила хозяйка, - У меня, конечно, нет одежды ваших размеров, но я посмотрю у себя что-нибудь универсальное. Положу вот тут, на кровати. Когда приведете себя в порядок - спускайтесь вниз, я накрою на стол. Мы с мужем как раз еще не обедали.
Болтать или высматривать что-нибудь прямо сейчас было бы подозрительно, так что Валерия быстро юркнула в душ, пискнув что-то в духе: “Мам, я первая” - именно так и сделала бы любая девочка на ее месте.
- Какая у вас хорошенькая девочка, - с искренней и теплой улыбкой женщина посмотрела на Ванду. Даже с легкой завистью, - Наверное, в папу пошла? Такая светленькая, ну прямо Капитан Америка. А моя могла бы быть по возрасту как раз где-то между Вами и вашей дочкой, - с этими словами хозяйка дома вздохнула и покинула комнату.
В душе тоже пока не было ничего подозрительного - совсем чуть-чуть пыли, хорошая сантехника, но пользовались ей явно нечасто. Приличная косметика, но не совсем свежая и тоже, по всей видимости, редко используемая.
Принять горячий душ действительно пришлось. И переодеться в сухую одежду. В конце концов, собственной одежде Вэл надо было просохнуть.
Выйдя из душа, и ожидая Ванду, вне зависимости от того, пойдет ли она приводить себя в порядок или как-то решит проблемы магией, Валерия сушила волосы выданным хозяйкой дома феном и смотрела в окно.
Невзирая на дождь стеной и затмевающие небеса тучи, осенний сад был прекрасен.
Деревья уже вовсю сыпали вокруг свои желтеющие листья, которые днем хозяева заботливо собирали в кучу, но сейчас они разлетались по саду, понимаемые ветром.
Некоторые растения все еще не потеряли зелень своих листьев, и золото едва тронуло их покров. Местами были даже осенние цветы, а яблоки наливались спелостью, хотя сейчас самые тяжелые из них опадали под гнетом сногсшибательного ветра.
И не небольшом холмике алыми пятнами расцветали розовые кусты. Большие пышные, а их цветы становились такими алыми в свете сверкающих молний, что казалось, их запах достигал даже этой спальни через закрытые окна.
В центре же этих кустов был установлен небольшой камень и что-то похожее на небольшое домашнее католическое святилище. Даже сейчас, в такой ливень, в нем горела небольшая свеча, установленная перед маленькой статуэткой, по всей видимости, Девы Марии. Такие домашние часовни чаще можно встретить в частных домах в Польше, но они встречались и в других странах восточной Европы.
Стоп. Что-то в этой идиллической картине было не так. Что-то…
- Миссис Максимофф, кажется, я нашла зацепку, - обратилась девочка к Ванде, выключая фен, и показывая рукой на прекрасный пейзаж за окном, - Разве розы в открытом грунте должны цвести в октябре? Особенно те, что явно растут на чьей-то могиле?
И даже на таком ветре с кустов и соцветий не слетало ни одного лепестка.

+2

16

— Какая у вас хорошенькая девочка. Наверное, в папу пошла? Такая светленькая, ну прямо Капитан Америка. А моя могла бы быть по возрасту как раз где-то между Вами и вашей дочкой.
Ванда улыбнулась, но не успела ничего сказать. Вернее, не успела подобрать подходящие слова. Что нужно говорить женщине, потерявшей свое дитя? Ей ли не знать, что такую боль ничто не усмирит. Хозяйка дома вздохнула и вышла, оставив их приводить себя в порядок. Ванда же задумчиво поджала губы, зная, что никакие ее слова не помогли бы ей, а попробуй она, то незамедлительно выдала бы и себя, и Валерию.
Она внимательно осматривалась вокруг себя, отвлекаясь от тяжелых и неприятных мыслей, давящих на сознание. Эта женщина вновь напомнила ей ее собственную ситуацию, а вспоминать тот период Ванда не любила. Она все помнила. Она учла последствия. Она выучила урок. Все уроки, которые ей преподнесла реальность, столкнув ее с пониманием, что магия не может быть выходом из абсолютно всего.
Иногда просто происходит то, что невозможно исправить, даже если ты могущественная ведьма, способная влиять на реальность.
Максимофф, ожидая своей очереди похода в душ, разглядывала вазочки, стоявшие на шкафчиках. Картина с цветами висела сбоку от окна. Гостевая была аккуратной, опрятной, чистой. Слегка запыленной, но оно и понятно — не каждый же день здесь бывают гости. Это напомнило ей о пропавших туристах.
Сказали, что они пошли сюда. Они должны были где-то остановиться. Они не могли просто так взять и уйти.
Когда Валерия вышла, Ванда прошла в душ, и уже с наслаждением отогрелась под горячими струями воды. Там же, смотрясь в запотевшее зеркало, она попыталась с помощью заклинания высушить собственные волосы, но ничего не добилась. Выругавшись про себя на барахлящую магию, она с некоторым успехом предприняла еще одну попытку поколдовать. Джинсы и белая кофта с рукавами, мешковатые для нее, начали облегать ее фигуру, при этом она наложила на себя еще одно заклинание, которое отвело бы внимание от того, что вещи стали выглядеть иначе, и сидят на ней не так, как должны были бы.
— Миссис Максимофф, кажется, я нашла зацепку, — она услышала голос Валерии, которая все это время задумчиво сушила волосы феном.
Или ей казалось, что задумчиво.
— Разве розы в открытом грунте должны цвести в октябре? Особенно те, что явно растут на чьей-то могиле?
Ванда подошла к ней, встав с нею рядом и посмотрев туда, куда она указывала. За окном была красота, несмотря на бушующую грозу. Сад был прекрасен. За ним ухаживали долго, терпеливо. С заботой и любовью. Ее взгляд скользнул по ярко-алым кустам роз, неестественно выделяющихся на фоне всего пейзажа и растущих вокруг могилы. Она, прищурившись, разглядела свечку и икону, а внутри нее что-то неприятно засвербило.
Ее глаза слегка засветились, стоило ей сосредоточиться и включить ведьмино зрение. Слабый магический фон, незаметный даже для нее, исходил от пышных кустов. Ванда вздохнула, прикрыв глаза и шагнула от окна.
— От них исходит слабая магия, — тихо произнесла она, заслышав за дверью шаги вдалеке. — Незаметная. Я ее даже не чую. Не посмотри магическим взором, то и не обратила бы внимания. Мне это не нравится.
Последнее она сказала мрачно и больше для себя самой, чем для Валерии. Ей совершенно не хотелось, чтобы ее догадка подтверждалась.
И те туристы…
Они должны быть где-то здесь, но Ванда пока не рисковала прочесывать весь дом в поисках иных живых людей, кроме хозяев.
— Они не похожи на колдунов, и в них нет магии. Правда, это нынче ни о чем не говорит. М-м… В лоб задавать им вопросы рискованно. Мы можем их спугнуть до того, как поймем, что происходит. На магию рассчитывать стоит в последнюю очередь, — сказала она, взяв расческу и принимаясь распутывать пряди волос, а после посмотрела на Валерию. — Тебе одежда впору? Могу подогнать, если хочешь. Они ничего не заметят.

+2

17

Девочка оглядела выданную сухую одежду, которая и впрямь была мешковата, но помотала головой. Ей показалось как-то… невежливо искажать вещи хозяев дома. Но были и еще причины.
- Нет, спасибо, миссис Максимофф, пусть одежда останется такой. Даже если это не привлечет внимание хозяев - мы не знаем, кто или что им помогало, или что служит источником всей этой чертовщины. И вот внимание этого чего-то привлекать бы не хотелось.
Валерия отложила фен. Волосы были еще немного влажными, но сейчас уже вполне подходящими, чтобы досохнуть “на свежем воздухе” - в доме было тепло. Сейчас они лежали легкими волнами, опускаясь ниже плеч. Эти локоны были одним из того немного, что было в ней от отца - у мамы, на которую Вэл была так похожа, волосы были прямыми… Хотя, стоило ли так думать? Кажется, у Валерии Ричардс тоже были вьющиеся волосы.
Пока что никакого четкого плана в голове не формировалось - место было слишком умиротворяющим и спокойным, хотя чувство опасности не покидало Валерию. Особенно, когда ее взгляд падал на прекрасные кусты роз, что лишь слегка покачивались на сильном ветре.
- Если сможете - то лучше, хм, “обезвредьте” пищу… Не хотелось бы так думать, но теоретически в ней может быть снотворное или что-то подобное, - тон девочки стал очень сосредоточенным и деловым, она сложила руки на груди, все еще глядя в окно, а ее лицо стало не по-детски серьезным, - У меня пока нет четкого плана, так что я предлагаю действовать по ситуации. Многое можно понять через разговор, особенно пока эти люди не ожидают, что мы не совсем те, за кого себя выдаем. Потом мы можем просто дождаться вечера и ночи, и следить за хозяевами дома. Можно “случайно” забрести куда-то, куда нас не приглашали… Если погибло много животных и они были перенесены сюда - их тела должны были куда-то деть. Тут должен быть или ледник, или могильный курган в саду… Если предположить, что студенты еще живы - то их надо содержать в каких-то местах, где не будет слышно их криков. Подвал, гараж, отдаленный сарай или другое техническое строение. Может быть, даже что-то вроде колодца…
Звучало все ужасно, но Валерия говорила это так спокойно, словно видела за свою недолгую жизнь вещь гораздо, гораздо страшнее. Впрочем, ощущение того, что все это очень неприятно девочку не покидало - столь приземленное, человеческое зло казалось чем-то… Куда более живым и близким, чем Барон Синистер или какой-нибудь Танос.
Когда они с Вандой спустились вниз и прошли на кухню, хозяева уже почти накрыли на стол.
Радушная хозяйка улыбнулась, раскладывая последние тарелки из современного, но действительно дорогого сервиза от фабрики с довольно древней историей. И этот сервиз украшали золотая кайма и изображения ярко-алых роз, таких похожих на те идеальные цветы, что они видели в саду.
- Садитесь, девушки, садитесь скорее. Мой муж готовит изумительные стейки, - позвала их хозяйка, - Вы же не вегетарианцы, надеюсь? Но если что, то на гарнир у нас как раз овощи.
- Последнее время мы слишком налегаем на мясо, - словно с легким укором сказал мужчина жене, а потом… искренне и по-детски рассмеялся, - Но я не возражаю. Она всегда меня пилила, что у меня разовьется подагра, а я хотел кушать вкусно!
- Ну, последний месяц у меня начали меняться вкусы. Сама не знаю почему. Наверное, я уже слишком стара для заботы о здоровье. Лучше я умру рано, но сытой и счастливой, чем буду жить долго… Но злой и голодной. Верно ведь, девушки? - подмигнула хозяйка Ванде и Валерии.

+1

18

Валерия говорила странно. Не так, как должны говорить девочки ее возраста. Глядя в окно на цветущий сад и одновременно расчесывая волосы, пока та рассуждала, создавая впечатление взрослого человека, Ванда задумчиво размышляла о том, как быстро сегодня растут дети. Связь с миром магии, героев и злодеев всегда приводила к неизбежному раннему взрослению, а нынче мир не облегчал данную задачу.
Отложив расческу, она потерла висок. Просьба обезвредить пищу от возможного яда или снотворного звучала очень просто, но она не была уверена, что с этим заклинанием она не превратит всю еду на столе в квакающих лягушек. Именно по данной причине она не использовала магию у себя дома, предпочитая делать все руками. Раньше, может, лень и подтолкнула бы ее к этому, но теперь в ней засела твердая убежденность, что ей необходимо контролировать себя и хаос на постоянной основе.
Она медленно кивнула, спускаясь по лестнице и втянув в легкие побольше воздуха, и вспомнила свое обещание, которое дала самой себе в те дни, в которые магия отсутствовала на планете — держать себя в руках. Всегда. К сожалению, это подразумевало то, что ей нельзя рисковать, плетя заклинания направо и налево. Ей бы хотелось попасть на тренировочный полигон, на котором она смогла бы испытать все свои способности и научиться грамотно ими пользоваться, а не использовать инстинктивно, не рассчитывая сил. Иногда ей начинало казаться, что она как слон в посудной лавке — шаг влево, и половина всего вокруг лежит в руинах.
Оказавшись на первом этаже, она все же потянулась к ниточкам магии, не колдуя, но пытаясь понять, есть ли в доме кто-то еще помимо них четверых. Она надеялась на то, что пропавшие все еще живы, и надежды ее оправдались — она ощутила их жизненные ауры, но не успела понять, в какой точке они находились.
— Ну, последний месяц у меня начали меняться вкусы. Сама не знаю почему. Наверное, я уже слишком стара для заботы о здоровье. Лучше я умру рано, но сытой и счастливой, чем буду жить долго… Но злой и голодной. Верно ведь, девушки?
— Лично я всегда считала, что пользу вегетарианства сильно переоценивают, — улыбнулась Ванда, включившись в беседу. — Всего нужно в меру. И мяса, и овощей.
— Вот, а я так всегда говорил, — хохотнул мужчина, довольный и радостный, а жена покачала головой, посмотрев на него.
— Еще раз спасибо вам за ваше гостеприимство, — поблагодарила их Максимофф. — Словами не передать, как сильно вы нас выручили.
— Ой, да не за что, — расплылась в улыбке хозяйка. — Хватит благодарностей. Мы рады гостям. Лучше присаживайтесь и говорите, что вы будете — чай, кофе, а может парного молочка? У меня есть совершенно чудесный фруктовый чай. Я от него без ума. Нужно будет в следующую поездку в город закупить побольше.
— Правда? — с интересом вздернула вверх брови Ванда. — Я бы не отказалась попробовать. Чай — это моя слабость.
Женщина посмотрела на нее, затем на Валерию, придирчиво оглядела их одежду, словно пытаясь понять подошла ли им она.
— Хорошо, я его заварю, как только мы расправимся со стейками. Вам одежда хорошо подошла? Я пыталась подобрать максимально подходящее вам, но…
— Все замечательно, не беспокойтесь, мисс… — Ванда едва не назвала ее по фамилии, но успела вспомнить, что официально ей неоткуда было узнать то, как их зовут. — Ох… Мы же не представились… Извините. С этим внезапным ливнем совсем все вылетело из головы. Меня зовут Элизабет, а это моя дочь. Милая, представься, пожалуйста.

+2

19

Милый уютный разговор. Как всегда в таких ситуациях - ни о чем. О еде, о здоровой пище, о пользе тех или иных диет. Валерия усиленно делала вид, что она просто молчаливый, замкнутый подросток, который не хочет  лезть в скучные взрослые разговоры, и лучше уткнется в телефончик. На практике же она, вроде бы глядя в никуда, искала взглядом зацепки, улики. Дверь, подозрительно похожая на дверь в подвал виднелась в дальнем углу кухни сквозь просторную арку, разделяющую кухню и столовую. Тут же был и выход на просторную закрытую веранду. А из нее можно было выйти в сад.
По картам в телефоне можно было понять, что вокруг дома есть три крупных строения и два поменьше. Именно из тех, что располагались непосредственно на территории данного владения.
Вопрос, заданный уже ей лично отвлек девочку. Конечно, она давно продумала ответ, ей хотелось представиться именем бабушки, “Синтией”, раз уж ее привлекла сюда кровь Романи… Но… Часто в таких ситуациях, когда ты задумался, отвлекся, в голову приходит другое имя. Имя самой важной женщины в жизни практически любого человека.
- Сьюзан, - без запинки ответила девочка, -Я Сьюзан.
- Вы - американцы? У вас очень характерный акцент, хотя вы хорошо говорите по-румынски, - спросил заботливый хозяин дома с неподдельным интересом, - Туристы, наверное? Хотя глубоко вы забрались.
- Нет, но... Папа часто бывает в Америке по делам. И мы из-за него тоже, - ответила Валерия, давно уже продумавшая историю. В самом удачном стиле для разговора с потенциальными колдунами. Надо говорить так, чтобы ничего не казалось подозрительным… И при этом не было сказано ни слова лжи. Часто, когда ее папа бывает в Америке, там из-за него и правда много кто оказывается. Не только Алая Ведьма. По крайней мере часть истории до самого последнего момента должна быть правдой, - А сейчас мы путешествуем на машине. Так можно не упустить ни одного красивого вида для сэлфи. А виды тут - что надо. Все мои друзья обзавидуются.
- Путешествуете? А как же школа? - изумилась хозяйка.
- Я на домашнем обучении. Папа позаботился, чтобы у меня были самые лучшие учителя. Кстати, у вас очень красивый сад. А можно я сбегаю и сделаю пару сэлфи? - спросила Валерия тоном очень нетерпеливого ребенка. Еще пока не капризного, но вдохновленного и твердо намеренного осуществить задуманное, - Даже в домашней одежде будет так красиво… Особенно в грозу. Мам, прикинь, можно сделать кадр, как будто я потерялась… Ветер так красиво будет развивать волосы, я босиком, вся мокрая с головы до ног, и молния на фоне…
- Ага, а потом две недели лежать с температурой от переохлаждения! Или с пневмонией, не дай Бог! Ну прям как моя племянница! Все подростки одинаковые, - хохотнул Флорин.
- Да, согласна, - кивнула хозяйка, - Вы только просохли… У меня есть еще вещи и мне не жалко, но лучше уж завтра, когда дождь пройдет. Там я проведу вас по саду, покажу вам все. Только пожалуйста, не подходите близко к розам… - хозяйка замялась, явно погрустнела… и… испугалась? - Они мне очень дороги, они растут на могиле моей дочери. Я принесла эти кусты с того места, где она погибла.
- Да, это верно. Марьян последнее время никого к этим кустам не подпускает, даже меня, - кивнул Флорин.
- А розы такие красивые в окне... - тяжело вздохнула Валерия.
- Спасибо. Я за ними ухаживаю. У них самая лучшая подкормка, поэтому они так долго и ярко цветут, - слегка покраснела хозяйка. Ей явно было приятно это слышать.

+2

20

Ванда только покачала головой, улыбаясь и всем своим видом показывая, что ей не впервой сталкиваться с таким поведением "дочери". Ее взгляд скользнул к окну, словно она надеялась увидеть розы, но с этого ракурса это сделать было невозможно. Все, что она видела, так это то, как разошлась погода, на которую она повлияла.
Еще одно доказательство того, что в мире с магией творятся дьявол знает что. Все заклинания перемешались. Все работало не так, как прежде. Теперь, чтобы просто поколдовать над мелочью, нужно было четко выверять каждое слово и движение. В доме Дойны Ванда всего лишь прибегла к классическому заклинанию, призывающему дождь. Небольшой. Дождик. А вместо этого бушевала настоящая буря.
Дома темнело от нависающих над миром свинцовых туч, и хозяйка включила свет, чтобы они могли видеть.
"Самая лучшая прикормка", — на этих словах Ванда обратила внимание на женщину и якобы понимающе улыбнулась.
Самая лучшая, значит. В голову закрались дурные мысли. Вспомнились кошки и собаки, пропавшие в деревни. Скот, который выкрали. Все слова Дойны о постигших поселение несчастиях. Ей это не нравилось, как и слова о том, что розы растут на могиле умершей дочери. И в то же время это… печально.
Ей было жаль эту Марьян. Как мать, которая когда-то потеряла обоих сыновей, она могла понять, что чувствовала она. Эта тоска и пустота никуда не исчезли из нее. Притаились, остались вместе с ней. И они останутся с ней навсегда. Ничто не поможет залечить эту рану. Даже если само время, помогающее притупить боль, не оказало на нее никакого воздействия.
Ванда могла с уверенностью сказать, что оно не помогло. По виду Марьян. По тому, как она говорила о розах. По тому, как она упомянула могилу. Она не могла и не забыла.
— Ах, — всплеснула руками хозяйка. — Мое имя Марьян. Обращайтесь ко мне на "ты", хорошо? Как и к моему мужу.
— Флорин меня зовут, — добродушно улыбнулся мужчина. — Стейки сейчас будут готовы. Надеюсь, вы голодны!
— А я сейчас принесу нам пить, — подскочила Марьян, удалившись в кухню.
Ванда проследила за ней взглядом, а сама, когда отвернулся хозяин, посмотрела мимолетом на Валерию. У нее создалось впечатление, будто он не знает ничего о розах, а вот его жена… Ее губы слегка скривились, пока она наблюдала за ним. Тот, ни о чем не подозревая, нес еду, горячие стейки, раскладывал их перед ними, наполняя их тарелки. Стояли вазочки с конфетами, сахаром, вареньем, хлебцами. Хозяйка принесла апельсиновый сок.
От еды поднимался горячий пар. Пахло изумительно, вкусно и аппетитно. Не терпелось попробовать, но она улучила момент, а затем сплела заклинание. Тонкие алые линии магии, видимые лишь ей одной, протянулись ко всей еде за столом. Она почувствовала, что с ней было что-то не то. Она была отравлена… Но чем именно — она не стремилась распознать. Ей хватало одного факта того, что такая попытка была. Она очистила пищу, нейтрализовав вредные вещества. Теперь ей желалось выяснить то, кто из них хотел их отравить.
Если вообще пытались. Быть может, это что-то с магией не то, и она выдавала не тот результат, который от нее требовался. И ей всего лишь показалось? Нет, невозможно, чтобы было так. В любом случае, теперь все было чисто.
Она посмотрела на Валерию и улыбнулась, кивнув и тем самым говоря ей, что пищу можно употреблять.
— Все так чудесно и аппетитно выглядит, — и первой отправила кусочек стейка в рот. — И это восхитительно на вкус.
— Спасибо, — засветился от радости Флорин. — Мой фирменный рецепт. Если желаете, я напишу вам его.
— Не откажусь, — улыбнулась Ванда и тут же слегка посерьезнела. — Мы и не надеялись на столь теплый прием. В деревне нас встретили прохладно. Вы не знаете, почему так? Ко всем приезжим такое отношение?

+2

21

- Ну вот, а я хотела красивую фотку в дождь! Ну м-а-а-а-м! - капризно произнесла Вэл. У нее и правда было очень натуральное, кислое и недовольное лицо избалованной донельзя девицы. На самом деле Валерии просто было самой противно вести себя подобным образом. Она бы никогда себе не позволила говорить таким тоном со своими родителями. Но если уж играть роль, так до конца.
В целом обед проходил совсем обычно, за дежурными, обычными разговорами. Марьян и Флорин казались вполне обычной миролюбивой парой стареющих людей из провинции, выбравших тихую богатую жизнь в уединении.
- Ну, хм…- Флорин задумался, в ответ на вопрос Ванды, но по нему было видно, что ответ он знал, просто подбирал слова, - В нашей стране вопрос народа Романи стоит остро. Вы-то похожи на одну из них, но вот ваша дочь… Совсем нет. В целом они очень приятные люди, но мы живем здесь давно, к нам привыкли. Всех новых не-романи они изначально встречают в штыки, пока не примут. Тут было несколько студентов-антропологов… Кажется, даже у них возникли какие-то проблемы - они уехали раньше времени. По крайней мере, я перестал их видеть, а пару раз разговаривал… Они назвали сильно большие сроки стажировки. И вдруг куда-то делись...
Дождь за окном лишь усиливался. Раскаты молний становились все ярче, чаще, погода переросла практически в шторм. Небо было такое черное, как будто на дворе было не время обеда в середине осени, а чернейшая зимняя ночь. Ветер завывал, и из каких-то помещений дома доносился гул - видимо, не везде окна были заменены на новые, пластиковые. Здесь-то в столовой было спокойно.
После очередной молнии свет в доме начал моргать. Марьян слегка поежилась и приложила руку к виску, так, как если бы у нее болела голова.
- Не переживайте, у нас хорошее электричество, - успокоил Ванду и Валерию Флорин, - Свет может отключиться, но буквально на пару секунд. Пробки у нас очень давно не выбивало.
Однако, стоило лишь ему договорить, как свет в доме погас. Не слышно было даже мерного гула холодильника и другой техники.
- Ох, ну вот… Накаркал. А говорят, что суеверия - это глупости, - весело сказал Флорин, - Не скучайте, дамы, я быстро спущусь и запущу генератор. Не бойтесь темноты, она вас не скушает!
На фоне вспыхнувшей молнии было видно, как силуэт Флорина вытер губы салфеткой, после чего встал, и пошел к двери, которая, судя по всему, вела куда-то в подвал. Марьян, кажется, было не очень хорошо. Вторую руку она приложила к животу.
Очередная молния сверкнула за окном, и она была настолько яркой, что слепила глаза в абсолютной темноте комнаты. Однако, когда молния уже угасала, при взгляде в окно, казалось, что где-то на хомле, там, далеко за оградой, стояла некая призрачная, горящая пламенем самого Ада, фигура. Разглядеть ее не удавалось. Возможно, это была лишь игра воображения? Или просто молния попала в дерево и оно загорелось?
- В-е-е-е-е-е-дьмы… Сладкая кровь грязных цыганских ведьм… Кровь древних королей… Сладкий купаж... Это они вызвали дождь… Напои их кровью наши корни, Марьян… Наши цветы все еще недостаточно красные…
Валерия замерла как пораженная громом. Она отчетливо слышала эти звуки, но не могла ощутить их источник. Они словно существовали везде и не существовали вообще. Они разносились в каплях дождя, в громе, что раздавался одновременно с молнией, в треске подгорающего на газовой плите десерта…
- Нет… - уверенно и непреклонно прошептала Марьян, - Я…
Свет включился. Звуков словно и не было. Марьян, изрядно побледневшая, слабо улыбнулась и сказала:
- Прошу прощения, я отойду… Кажется, обострился гастрит. А я забыла свое лекарство в комнате. Говорила же я Флорину не добавлять столько масла… Ой! Элизабет, будьте добры, выключите десерт!
Марьян резко вскочила и убежала в сторону ближайшей ванной комнаты, захлопнув за собой дверь.

+2

22

Мирно текущая беседа прервалась отключением электричества. Ведьма отложила вилку и откинулась на спинку стула, проводив взглядом хозяина дома, а затем устремила свое внимание на Марьян. Несколько секунд смотрела на нее, потом в окно. Она успела заметить тень. Неясное очертание кого-то.
— В-е-е-е-е-е-дьмы… Сладкая кровь грязных цыганских ведьм… Кровь древних королей… Сладкий купаж... Это они вызвали дождь… Напои их кровью наши корни, Марьян… Наши цветы все еще недостаточно красные…
Голос звучал отовсюду и из ниоткуда. Обволакивал, погружал в себя, вызывал оторопь. Неестественный, холодный. Голодный до крови, душ, людских несчастий. Она таковые уже слышала ранее, но все равно начала испытывать беспокойство. Ей мгновенно захотелось воззвать к силам и создать защитные чары, которые уберегут и ее, и Валерию. Хотелось сделать что-то, чтобы прекратить это и оборвать присутствие того, кому не было места в земном мире. Вернуть его туда, где оно должно быть.
Свет включился. Ванда слегка моргнула, словно сбрасывая наваждение, и внимательно посмотрела на Марьян, которая была бледна, словно мел.
Она все слышала. Речь неведомого предназначалась именно ей. Он называл ее имя. Он упоминал про ее розы. Он… одурманил ее? Или же она сама поверила его словам? И что он ей пообещал? Какими ее желаниями манипулировал, превращая ее в свою верную слугу?
Не похоже на то, чтобы она стремилась идти на столь кардинальные меры, но это только пока. Все начинают с малого, а после доходят до финальной точки, когда пути назад уже нет.
— Прошу прощения, я отойду… — проговорила женщина. — Кажется, обострился гастрит. А я забыла свое лекарство в комнате. Говорила же я Флорину не добавлять столько масла… Ой! Элизабет, будьте добры, выключите десерт!
— Не волнуйтесь, Марьян, — задумчиво ответила Ванда. — С десертом все будет замечательно.
Мельком ведьма посмотрела на Валерию, уже зная, что она не только почувствовала, но и услышала те слова. Флорина еще не было слышно, и она решила этим воспользоваться. Не говоря ни слова, она попыталась прибегнуть к ведьминому зрению и потерпела крах. Затем попыталась наложить чары обнаружения сокрытого, но и они не сработали.
— Проклятье, — прошипела Ванда и, помедлив немного, вновь потянула за ниточки магии.
Перед ней возникло проекционное изображение, в котором она могла наблюдать Марьян в ванной комнате. Женщина побелевшими костяшками вцепилась в раковину и склонилась над ней. На первый момент Ванде показалось, что ее тошнит, но затем раздался сдавленный голос.
— Нет… Нет-нет.. Мы договорились. Я на это не пойду.
Она затихла.
— Моя девочка… Моя маленькая… Ты сказал, что… Ты сказал, что она вернется… — слова оборвались истерическими нотками и тихими рыданиями.
Непослушные пальцы повернули кран, чтобы умыться.
— Я… — дослушать, что хотела сказать Марьян, не удалось.
Заклинание моргнуло, задрожало и рассыпалось на искорки. Глаза ведьмы недобро сузились. Была причина в том, что ей не удавалось в данный момент сотворить стабильное заклинание. Некоторое время назад она создала ливень и шторм, затем наверху спокойно применяла магию для того, чтобы привести себя в порядок. Теперь же все давалось во много раз сложнее, словно что-то мешало ей. И это было не из-за того, что магия во всем мире нынче была такой. Здесь было что-то иное.
— Оно рядом, — прошептала она, посмотрев на свои руки. — Не дает колдовать. Знает, что мы здесь. Дух? Демон? Демон…
Ванда потерла висок. Ей хотелось проверить свою догадку, но рисковать больше было нельзя. В любой момент хозяин дома мог вернуться.
— Я сейчас, — сказала она, обратившись к Валерии и встав из-за стола. — Выключу этот десерт, пока они ничего не заподозрили.
Вероятно, Марьян уже что-то подозревает. Оно ей сказало или намекнуло. Интересно, хватит ли у нее мозгов понять.
Максимофф быстро направилась быстрым шагом в сторону кухни и там выключила духовку, в которой пекся пирог. Пах он совершенно восхитительно, вот только аппетита у нее уже никакого не было. Рядом с таким ничего такого есть не захочется.
Когда она вернулась, то заметила в крохотном зеркале свое лицо, на котором застыло раздраженное выражение лица, и, вздохнув, с трудом придала себе спокойный вид. Нельзя было вызывать сомнений и лишних вопросов. Флорин уже возвращался — были слышны его тяжелые шаги, а вот Марьян…
Ванде не нравилось то, что ее первоначальная догадка подтвердилась. Почему именно эта? Это кара в назидание, напоминание или же всего лишь случайность?

+2

23

- Наверняка демон, - кивнула Валерия, когда Ванда вернулась, выключив десерт, - Он знает или чувствует куда больше, чем должен.
“Кровь древних королей”. Нет, в мире, конечно, уже многие знали про ее кровное родство с самым настоящим и законным королем Латверии. Но так ли уж многие знали истинную историю королевской династии страны ее отца? Многие ли помнили, что династия фон Думов правила задолго до Фортуновых и была свергнута? большинство жителей Земли, кажется, считали Доктора Дума просто узурпатором и тираном. Мало кто задумывался о том, что Виктор фон Дум был кровным наследником очень древнего королевского рода. Пока он сам об этом не напоминал такими способам, которые мало кому приходились по нраву, и акценты как-то смещались.
Марьян все еще была в ванной комнате, но Флорин зашел в комнату.
- О, Элизабет, вы выключили десерт! Спасибо, - улыбнулся мужчина, - А куда же сбежала моя любезная хозяйка дома? Со светом все в порядке, повториться не должно. Надо же, столько лет электрика не подводила, и как только неожиданные гости - так сразу. Закон подлости какой-то, - покачал головой мужчина.
- О… Ваша супруга сказала что-то про гастрит, - изобразила детскую непосредственность Валерия.
- Ох, опять, - закатил глаза Флорин, - Уже месяц мается. Я ей говорил - съезди к врачу… А ей все некогда. Ладно еще когда животные были, да вот собака убежала… Еще козочку держали, так ее кто-то украл. И зачем? Она не дойная, мы не доили, так, уже по привычке держали… Нам когда-то родственники Марьян подарили на мясо, но мы не смогли. Привыкли к милому козленку за месяц всего.
- О… Сочувствую, - кивнула Валерия, - У меня однажды убежал щенок, - соврала девочка, - Помнишь, мам? Тот, которого привез дядя Чарльз. Я плакала неделю. Вам, наверное, было очень грустно.
Сочувствовала горю мужчины Валерия вполне искренне, потерять питомца и правда очень грустно. Но история звучала очень странно в контексте всего происходящего. И чем дальше - тем более невиновным девочке казался Флорин. Стоило попробовать аккуратно вызнать у него детали.
- Ну… Честно сказать, я питомцев любил, но не очень ими занимался. Я работаю. Их пропажу обнаруживала Марьян. Я иногда уезжаю в город, остаюсь с ночевкой. Должен же кто-то зарабатывать. Марьян остается одна, животные скрашивали ее быт гораздо больше, чем мой.
Флорин задумался, явно прислушиваясь к происходящему в ванной. Он даже извинился и ненадолго отошел, постучавшись к супруге и спросив, не надо ли ей чем-нибудь помочь. После этого он вернулся к своим гостьям.
- Прошу прощения. Честно говоря, достал меня ее гастрит, - неловко улыбнулся мужчина, - Нет бы к врачу съездить и не мучиться… Нет, все некогда. Сад не отпускает.
- Но он такой красивый, он стоит того, - мечтательно протянула Вэл, - И такие розы… Как они цветут в октябре? Что это за сорт? Мам, надо посадить такие!
- Ох… - протянул Флорин, - Я, честно говоря, не знаю. Спросите лучше Марьян, когда она вернется. Она выкопала их… Ох… У нас много лет назад утонула дочь, и ее тело нашли во время разлива реки, как раз в кустах диких роз. Половодье затопило старые руины, где они росли, и как раз там нашли нашу малышку, - мужчина заметно погрустнел и тяжело вздохнул. Он посмотрел в стену несколько секунд, вздохнул еще раз, и продолжил рассказ. Кажется, он со своей утратой давно смирился, хотя все еще скорбел, - Я долго ее отговаривал, знаете, я суеверный человек, а там такие странные камни… Как Стоунхендж. Но она все хотела выкопать эти розы и посадить рядом с нашим домашним святилищем. Все-таки выкопала спустя годы. И ничего, как-то прижились, цветут до сих пор… Хотя с моей точки зрения - одни несчастья после этого. Животные куда-то делись, Марьян болеет, романи нас стороной обходят, хотя раньше были так приветливы… Не надо было тащить сюда эти розы. От старых руин вообще лучше держаться подальше.

+2

24

Пока Валерия уверенно поддерживала диалог с Флорином, Ванда прислушивалась к прочим звукам в доме, ожидая, что вот-вот Марьян вернется. Но женщины все не было и не было, а встать и сходить к ней, чтобы ей помочь, было не самой лучшей идеей. Вместо этого она сочувственно посмотрела на хозяина дома — добродушный, не знающий ровным счетом ничего, не подозревающий, что творилось у него под самым носом…
Марьян хорошо постаралась. В этом не было сомнений. Но чего еще можно было ожидать от матери, готовой на все ради своего ребенка.
Розы из древних руин. Это звучало не очень хорошо. Неизвестно, какое проклятие в них таилось или кто был там заточен. Ванда невольно вспомнила Паленке и плененное древними жрецами-чародеями хтоническое существо. А что было в местных строениях? Откуда взялся демон?
Жаль, они не спросили у Дойны о чем-то таком. Старая ведьма должна была знать и помнить о существовании старинных построек, а романи обходить то место стороной.
Ведьма была уверена, что это именно демон, как и Валерия. Все указывало именно на тварь, которой место не на земле, а в аду. Погань, которой хватило наглости пообещать невозможное и вернуть мертвого к жизни. Они всегда так делали — отбирали, предлагали сделки, игрались на чужой боли, подтачивали сознание. Руки у нее сжались в кулаки. Будь у нее воля и сила, она бы уничтожила всю преисподнюю. Всем бы только стало лучше.
— Все это очень печально, — сказала Ванда, выслушав Флорина, который рассказывал о цветах и постигших их несчастьях после того, как те появились у них в саду. — Если бы…
Окончить свою фразу она не успела — неожиданно в доме вновь выключился свет. Она замерла, посмотрев вверх и ожидая, что это временная неприятность, но это явно было не так. Флорин всплеснул руками и с раздраженным вздохом отложил вилку.
— Да что ж такое-то! Только что ведь починил. Не должно было повториться, — раздосадованно проговорил он, а через десять секунд встал и зашагал туда же, куда ушел в прошлый раз. — Займусь этим. Не сидеть же нам в темноте, верно?
С этими словами он скрылся в полумраке, оставив их в полной тишине. За окном грохотал гром, молнии короткими и быстрыми вспышками разрезали темное небо. Неожиданно воцарилась жуткая атмосфера.
Ванда тоже отложила столовые приборы и прикрыла глаза, массируя веки. Что-то прояснилось, а теперь нужно было определиться с планом действий. Понять, как они смогут избавиться от демона. Изгнание провести будет сложно, когда магия то и дело сбоит.
— Нужно отыскать пленников и освободить их. Марьян еще не сломалась, но как долго она еще выдержит под… — ведьма открыла глаза, посмотрев на Валерию, и застыла.
На стене за спиной девочки была тень с горящими красным глазами. Максимофф видела ее явственно, но она исчезла, как только яркий свет очередной молнии, промчавшейся на темном небе, осветил гостиную.
В помещении стало холодно. Или же ей показалось. Она оглянулась, ожидая увидеть существо позади себя, но там ничего не было.
Ванда потянулась к магии и начала старательно выплетать из ее нитей защитное заклинание, которое окружило сначала Валерию, а затем и ее саму. Давалось это сложно. Ей мешали, но она пыталась не обращать внимание, сооружая магическую преграду, которая не позволила бы демону причинить им вред.
Какая же она дура. Следовало задуматься об этом еще до того, как они подошли к этому дому. Тогда не пришлось бы потеть сейчас.
Голос зазвучал вновь, шел из ниоткуда и со всех сторон. Шелестящий, раздраженный, злобный. Игнорировать его было сложно.
— Мерз-з-з-зкие ведьмы… Тебе не защитить ее… Тебе не защитить себя… Вы ниче-е-е-его не измените. Ваша кровь напитает корни… Ваши души сгинут…
Ванда выдохнула, закончив колдовать.
— Я наложила на нас магический щит, — сказала она, обращаясь к Валерии. — Защита не повредит. Если заметишь что-то, говори мне. Что-то эта тварь слишком сильна.

Отредактировано Scarlet Witch (09.11.2022 23:56)

+2

25

Свет конечно же выключился снова. Это стоило ожидать - если сети той сущности, которая истязала душу Марьян, раскинулись так широко, что сотрясали даже этот дом, то все было плохо. Ворота крепости вряд ли сломаются с первого удара тарана. Но они не выдержат, когда удары посыпятся один за другим.
Валерия проводила тяжелым взглядом Флорина, который ушел вниз. А потом резко обернулась, проследив за тем, куда смотрела Ванда.
Огненные точки, что создавали некий визуальный эффект глаз у бесплотной тени, что застыла на стене за спиной Валерии. Защитные чары Ванды мигом окутали их, но, казалось, что и демон становился лишь крепче. Темнота, из которой состоял силуэт казалась все материальнее, а в комнате было все холоднее. Мысль обретала форму, магия становилась материей, дух обрастал плотью.
Голос демона стал более четким, более осознанным. Персонифицированным. Он уже не напоминал гул нескольких голосов разных тональностей.
- Как измельчали короли этих земель, что смешали свою кровь с грязными цыганками.
На теневой фигуре появились еще искорки пламени - они обозначили расплывшуюся улыбку. Демоны были ужасными, отвратительными тварями. Умными, коварными созданиями из другого мира, которые могли обвести вокруг пальца столь многих людей. Валерия в один миг активировала свои доспехи - ее белая броня покрыла тело. Теперь щелочки глаз на лицевой глазки тоже горели зеленым светом. Броня была покрыта уже и кое-какой магической защитой. Не спасет от слишком сильного демона, но лучше так, чем ничего.
- Что это? Доспехи? - спросил демон, захохотав, - Ах, как бы людишки не развивались - все их изобретения лишь доработки того, что было изобретено тысячи лет назад. Но надеть доспехи на женщину? Какой… позор. Впрочем, чего еще ожидать от бастардов.
Валерия прислушалась к словам демона. Что-то в них было такое, что давало легкий намек… Доспехи… Развитие… Хм… Демон мыслил очень древними категориями. Может быть, он был какое-то время изолирован, как и тетушка Полли? Это можно использовать. Попробовать.
Защитные чары Ванды работали хорошо, и Валерия слегка благодарственно кивнула своей взрослой напарнице. Демон даже не представлял с кем связался - и совсем не Валерия была ему угрозой. Видимо, он как-то чувствовал людей особенного происхождения, но зациклившись на родстве с королевской линией, он игнорировал куда более опасного соперника.
Это можно и нужно использовать.
- Следи за языком, демон! - твердо и гордо сказала Валерия. И ей блестяще удалось передать металл в голосе, который так часто слышал любой, кто общался с ее отцом с позиции врага. Только истинный фон Дум позволит себе так разговаривать хоть с демонами, хоть с самим Мефисто, хоть с создателем всей Мультивселенной, - Ты говоришь с Валерией фон Дум, дочерью законного по праву крови короля Латверии, рожденной в законном браке, заключенном моими родителями по взаимному согласию. Как смеешь ты называть меня бастардом? Как смеешь ты вообще заговаривать со мной, не называя своего имени, заточенный демон?
Валерия сложила руки на груди. И хоть ее лицо и было закрыто маской - она смотрела прямо демону в глаза. И совершенно не источала страха. Адреналин ударит в голову позже - иногда темперамент фон Думов становился очень хорошей защитой. Он позволял делать то, что нужно было сделать, но против чего категорически выступал здравый смысл.
На секунду в покинутой хозяевами столовой наступила гнетущая тишина. Кажется, демону понадобилось несколько секунд, чтобы переварить мысль о том, что подобным образом с ним говорило столь юное создание. На какую-то долю секунды Валерии даже стало жаль беднягу - столько стресса. Новые технологии, женщины в доспехах.
После этого раздался хохот. Дикий, безумный, но было в нем и что-то… искреннее. Умиленное.
- Выйдите из круга защиты, ведьмы. Приходите к руинам к северо-востоку по реке, и выпустите меня из плена. Сразимся один на один - и тогда поговорим, кто и что смеет, цыганские девки. Или бегите, бегите, поджав хвосты, дряные ведьмы. Рано или поздно Марьян освободит меня. Но тогда я мгновенно скроюсь и вам будет совсем не так просто меня достать. Выпустить меня самим и, возможно, остановить меня сразу? Или оставить все как есть, и тогда я заберу одну душу и принесу невиданное горе в этот мир. Как вам дилемма морали?
Хохот стих, а тень исчезла из комнаты. Вместе с ее исчезновением мгновенно зажегся свет. Так, словно и не погасал. Присутствие демона не ощущалось. Он полностью исчез, покинув дом. Кажется, даже гроза потихоньку начала стихать.
Валерия опустилась на ближайший стул прямо  в доспехах. И как папе удавалось так легко говорить подобным образом со своими врагами? На этот раз демон купился. Но ведь могло и не сработать…
Девочка хотела объясниться с Вандой, но ее прервал испуганный голос Марьян:
- Что… Что здесь… происходит?
Женщина стояла прямо в дверях и в ужасе смотрела на доспех, сидящий посередине комнаты. Она была бледна и легкий блеск в глазах выдавал недавние слезы… Но это зрелище явно отвлекло ее от грустных мыслей. Сильно отвлекло.

+2

26

Пространство подрагивало от каждого звука его голоса. Ванда едва ли не ощущала кожей, как реагирует магия на присутствие рядом демона. Ее догадки были подтверждены — он был причиной того, что ее заклинания рушились прямо у нее в руках, и потому ей приходилось прикладывать значительные усилия для того, чтобы сотворить хоть одно крепкое и надежное, которое не рассыпется, а выдержит удар.
Максимофф молчала. Она слушала, впитывала каждое слово, прикрыв глаза, чтобы скрыть то, как они засветились алым. Если демон не понял, кто она, если наивно игнорировал ее, то ей это было на руку, но она все же не понимала, как он не учуял ее силу. Почему не почувствовал присутствие Хаоса? Почему он все внимание направил на Валерию…
Она открыла глаза, когда девочка заговорила, и изумленно вздернула бровь, когда та назвала свое имя. Валерия фон Дум.
Фон Дум.
Эта фамилия всколыхнулась в ее памяти воспоминаниями прошлого, о которых она при всем своем желании не смогла бы забыть.
Ванда посмотрела на Валерию еще раз, но уже иным взглядом — более оценивающим, любопытствующим. Ее тон голоса, манера говорить, строго чеканить слова… Все это очень напоминало ее отца. Подумав об этом, ведьма хмыкнула. Виктор стал отцом. Это было… интересно столь же, сколь звучало необычно и странно. Оставалось только изумляться тому, когда он успел семьей обзавестись, но тут она могла лишь пожать плечами. За жизнью своего бывшего жениха она не следила, так как своих проблем всегда было полно.
Она отстранилась от всех этих мыслей, сосредоточившись на демоне. Ощущать его было мерзко, неприятно. Его аура словно расползалась по гостиной, охватывала их в тиски, стремилась лишить воздуха, магии, жизни.
Она слышала его слова, и в ней бурлила ярость. О, как же она ненавидела демонов! Она их не боялась. После того, что ей пришлось пережить, ни один бес не получит от нее ни капли страха. Не удостоится ничего, кроме презрения и ненависти.
Все, что она сейчас видела, это тварь, которая присосалась к чужому горю, разбередила старые раны, подталкивала несчастную женщину к страшным деяниям.
Паразит.
Демон вел себя свободно, расслабленно. Он не чуял ее. Это было и хорошо, и плохо. С одной стороны это означало, что у нее есть преимущество — он не знает о ней, и она сможет подобраться к нему близко. Он уже совершил ошибку, пригласив их на место, где был заточен. Это был ее шанс расправиться с ним, убить или изгнать. Но с другой стороны… хватит ли ей сил, чтобы сделать это? Чтобы одолеть его и избавить мир от его влияния? Если сейчас ее собственная магия барахлит, то сможет ли она…
Демон исчез.
Валерия опустилась на стул, не снимая доспехов.
— Самоуверенности в нем… — протянула Максимофф, стараясь унять внутреннее раздражение, и тут же обернулась, заслышав шаги.
Вернулась Марьян.
— Что… Что здесь… происходит?
Она сделала несколько шагов вперед.
— Простите, но я думаю, что вы должны объясниться немедленно! — она повысила голос, не сдерживая волнения.
Ведьма криво усмехнулась:
— Знакомились с исчадием ада, — ее голос стал ядовитым. — А как ваш гастрит?
Женщина замерла, широко раскрыв глаза. Ее губы пытались изогнуться в улыбке, но вместо этого они нервно дернулись, словно она что-то хотела сказать, но не могла издать ни одного звука.
— Что?.. Как… О чем вы говорите? — наконец, справилась она с собой и неловко засмеялась. — С исчадием ада? С каким же?
— С тем самым, с которым вы говорили в ванной? — задала риторический вопрос Ванда, невинно хлопнув глазами, и поднялась со стула. — Довольно. Мы с вами прекрасно знаем, о ком разговариваем.
Ведьма шагнула ближе к ней. Сочувственно посмотрела ей в лицо. Женщина была невиновна, ведь ею манипулировал демон, но сейчас им требовались ответы, а для этого нужно было откровенно поговорить.
Марьян попятилась, судорожно выдохнула. Ее плечи опустились, а на лице застыло странное выражение лица. Странная смесь растерянности, обреченности, раздражения и облегчения. Она отчасти словно была рада тому, что ее раскрыли, пусть она и не до конца понимала, кто они такие. Но, похоже, начинала догадываться.
— Вы не просто так оказались в нашем доме, — сказала она, не спрашивая и не требуя подтверждений. — Нужно было догадаться. Ваше лицо… мне знакомо, но я подумала, что мне почудилось, и не обратила внимания.
Ванда дернула плечом, но ничего не сказала. Марьян же взглянула на Валерию, внимательно изучая ее доспех, а затем прошла к столу и села на свое место. Разгладила свою юбку, положила руки на стол. Во всех ее движениях читалась усталость и непонимание, что ей делать.
— Я впервые услышала его голос, когда подошла к тем розам. Они были так красивы и так напоминали мне мою девочку, — женщина задрожала, но ее глаза оставались сухими, безжизненными. — Тогда он сказал, что сможет ее вернуть, если я его освобожу. Он сказал, что мне нужно делать, и я старалась, но… Ничего не получается. Ничего.
Марьян безумным взглядом посмотрела за окно, где грохотал гром, лил дождь, а в саду все цвели проклятые розы.
— Он сказал что-то про ведьм… Это вы? — спросила Марьян, но Ванда предпочла не отвечать, и та решила продолжать. — Он требует крови. С каждым разом все больше и больше. Я не знаю, что делать…
Ведьма, севшая тоже на свое место, подалась вперед.
— Но вы уже начинаете догадываться, что именно нужно делать, правда? — она едко улыбнулась. — Где туристы, Марьян?
Донеслись тяжелые шаги Флорина.
— Или вы скажете сейчас, или я лично перерою ваш дом без вашего разрешения. А со своим мужем объясняться вам придется самим. Мне будет очень интересно, как вы это сделаете, и как он отреагирует на все это, — безжалостно проговорила Ванда, понизив голос. — Решайте, Марьян.
Ей было жалко ее. Она ее понимала. Так, как может понять только мать. Но в данный момент она хотела разобраться со всем этим кошмаром и защитить людей.

Отредактировано Scarlet Witch (24.11.2022 21:37)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [12.10.2016] Where the wild roses grow


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно