Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [03.09.2016] Погребенное в бездне


[03.09.2016] Погребенное в бездне

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Все могло быть, конечно, и не так, но когда еще желающим предоставится уникальная возможно заиметь в свое распоряжение Алую Ведьму? Стефан с долей скепсиса рассматривал эту версию. Пусть даже она была его собственной, все еще оставались вопросы. Как этот «некто» узнал про то, что Ванда бессильна? А знал ли? А точно ли удар направлен на нее? А что, если Ванда – такая же приманка, как и тот Анхель? Что, если на самом деле все это сделано ради захвата Верховного Волшебника, который стал единственным маяком магии на Земле?
Разумеется, и варианта охоты на нынешнего Верховного исключать нельзя. Как нельзя исключать и того, что причинно-следственная связь, выстроенная им самим, в реальности совсем не такая.
- Если исключить самое невозможное, то оставшееся и будет реальностью, - флегматично процитировал он классика рассказов о Шерлоке Холмсе, качнув головой. – Будем надеяться, что мы сейчас не кролики, идущие в логово удава.
Это он так завуалировано намекнул, что надеется на собственную ментальную устойчивость, которая изо всех сил шаталась последний месяц. Прямо признавать, что может быть сейчас слабее в вопросе психики, не хотел, особенно в сложившихся обстоятельствах. Нельзя сначала надевать рыцарские доспехи, садиться на коня, а затем отказываться от участия в турнире потому, что тебе духу не хватает – никто не поймет.
Как не поймет его Ванда, скажи он, что передумал и вообще «давай-ка вернемся».
Потому что он зарекомендовал себя и как человек, и как волшебник, что если дает слово, то держит, а если начинает что-то, то доводит это до конца. Какой бы ни была цена.
Бросив равнодушный взгляд на отель, Стефан кивнул. У него тоже не было желания копаться в чужих вещах в тщетных чаяниях найти хоть какую-то зацепку. Потому он двинулся рядом с Вандой, сунув одну руку в карман брюк.
- А ты не знаешь историю Паленке? – вопросительно приподняв бровь, покосился на спутницу. – Если коротко, там есть несколько построек, два их которых – храмы. Один из них, Храм Надписей, содержит что-то вроде летописи города Лакам-ха – так называли этот город сами майя, переводится как «большая вода». А вот другой храм, обозначенный как Храм Солнца, считался местом поклонения богам, не без человеческих жертвоприношений, конечно.
Высокие деревья едва слышно шумели листвой. Здесь было непривычно тихо – настолько, что были слышны их шаги по дороге.
- Что-то могущественное могло спрятаться… или его запечатали, - задумчиво добавил, нахмурившись – вспоминать лекции и книги по истории было тяжеловато. – Насколько помню, Храм Солнца таит в себе немало тайных секций. Первые исследователи добрались сюда еще в 19 веке, но лишь спустя сто лет следующий археолог, Альберто Рус, нашел там каменную дверь и лестницу, ведущую к нижним ярусам. Там он и обнаружил гробницу халач-виника – это кто-то вроде правителя города майя. А ведь до того считалось, что майя не делают склепы в храмах и пирамидах, как египтяне.
Собственный рассказ натолкнул его на одну мысль, которую он, после паузы, озвучил:
- А что, если халач-виника был захоронен там не просто так? Что, если он… своего рода, защитник или даже печать на чьей-то клетке? Ведь информации о Паленке осталось до смешного мало, в отличие от других руин майя.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

32

Кролики, идущие в логово удава. Раззявил ли пасть хищник, в ожидании покорно бредущих к нему жертв? Насколько остры его клыки? И можно ли их ему повыдергивать?
Ванда задумалась, закинув биту на свое плечо, но уже осторожно и аккуратно, чтобы не поцарапаться о колючую проволоку. В голову лезли самые неприятные мысли о ловушках. И о том, что она могла бы сделать, чтобы предотвратить риск превращения себя в послушное оружие. Ничто ей не приходилось по душе.
В этот момент она скривилась, пожалев, что у нее нет магии. Раньше она могла себе позволить заявиться в логово к врагу, заставив его заранее бояться и готовиться к грядущей битве, а теперь она размышляла о том, хватит ли ей сил выстоять.
Она понадеялась на защиту своего разума. От того, насколько тот окажется крепок, будет зависеть то, как полезна будет она.
Тут же мелькнула мысль, что все же возможно она зря пришла сюда и зря притащила с собой Стефана. Она подставила и его, и себя. Повернуть никогда не поздно, но ей этого не хотелось. Из-за этого было еще более стыдно. Конечно, они могут выиграть и сорвать большой куш, который им обоим может помочь в будущем, но…
Риск высок.
Ванда покачала головой. О древних майя она читала, но никогда не интересовалась этой темой плотно. Ее знания о них были весьма скромными и поверхностными. Вероятно, следовало уделить этой теме побольше времени.
Из того, что рассказывал прямо сейчас Стефан, создавалось впечатление, будто в этом храме, куда они идут, может скрываться все, что угодно. Жертвоприношения, артефакты, таинственные захоронения… В древности люди знали толк в защите. Если им и правда удалось запечатать нечто там, то можно поблагодарить их за долгие века покоя, которые они дали миру, но… Все заканчивается, в том числе и защита, которая начала пропадать вместе с магией.
— Исходя из твоего рассказа, выходит, что его гробницу обнаружили давно. Почему же то, что он хранил, дало о себе знать только сейчас? — она задумчиво сдвинула брови. — Но если он одна из слоев защиты, то это бы многое объяснило. Хранитель и некая магическая охрана, которая должна была сдерживать это нечто. Магия исчезла, охранника нет, и оно начало прорываться наружу и набирать мощь. И не связано ли землетрясение именно с этим? Или это могло быть совпадением. Но если нет, то я боюсь даже представить, что могло его вызвать, да еще и такое, чтобы весь город почувствовал.
Максимофф потерла лоб второй рукой, посмотрев себе под ноги, и только тогда она обнаружила, насколько тихо здесь. Она на это обратила внимание еще возле мотеля, но тогда она не заметила того, что отсутствовало даже щебет птиц и стрекот насекомых.
— Мы приближаемся, — проговорила она. — Слышишь? Все в округе молчит. Словно все живое бежало отсюда прочь. Кроме наших шагов и слов ничего не слышно.
"Если бы растения могли передвигаться, то и они бы переместились ближе к городу", — подумала она, посмотрев на пышные кусты.
От всего этого тянуло холодом и жутью. Это влияние таинственного чего-то или она сама себе выдумывает?
Первых руин еще не выступили из-за растительности, но Ванда уже морально готовилась к тому, что она увидит. По ее прикидкам оставалось недолго.

+1

33

- Оно могло дремать, - задумчиво предположил Стефан. – Я уже сталкивался с магическими созданиями, и они не то, чтобы проявляли активность. Но землетрясение… могло и сломать защиту, и разбудить.
Он встретился взглядом с Вандой. От собственного предположения стало не по себе. Как матерые решатели подобных проблем, оба понимали, как опасно – в их-то положении – соваться к неизвестности, о которой они только и могут, что рассуждать.
- В любом случае, надо начать с Храма Надписей, - как бы подытоживая, вздохнул. – Прочесть надписи будет сложно, но я могу наложить на нас заклинание Всеязыка. Там разберем, что на самом деле скрывает Лакам-ха.
Логичное и относительно безопасное начало – узнать историю места из первоисточника, чтобы понимать, кто на ком стоял. Зная предысторию, видишь контекст событий и, исходя из этого контекста, куда легче подобрать наилучший вариант действий. Чаще всего шанса узнать все причины магических проблем «до» не представлялось, но здесь было все иначе.
Было же?
Тихо. И правда – так тихо, что закладывало уши. Здесь их не преследовал даже шелест ветра – стоял абсолютный штиль и абсолютно оглушающая тишина.
Тишина, напоминающая холод тьмы в самом центре Вселенной.
Ощущения были такие же. Стефан нахмурился – неприятная энергия, слизкая, затхлая волнами накатывала, поднимаясь от самой земли. Или из-под нее.
- Я больше чувствую, как здесь мерзко, - лишь кислым выражением лица демонстрируя, что ощущение так себе, волшебник повел плечом, пытаясь сбросить это гадкое чувство. – Странно, довольно сильное магическое напряжение, радиус большой…
Он посмотрел на землю – неужели храмы скрывают куда больше подземных секций, чем смогли разведать археологи? Находка Руса как бы намекала, что именно так.
- Как ты? – спросил он, косясь на Ванду. Пусть она и не была сейчас связана с магией, может, почувствует что-то? У него только голову начала сковывать мигрень. – Говори, если что будет не так.
За зарослями показалось три пирамидальные постройки. Были и другие, но эти выделялись, возвышаясь и над зеленым морем травы и кустарников, и над другими строениями. Их ждал небольшой спуск на что-то, похожее на древнюю улицу, ведшую к полуразрушенным домам, расположенным между этих трех высоких ступенчатых пирамид.
Первое, что заметил Стрэндж, было… движение. Человеческая фигура остановилась, посмотрела в их сторону и скрылась в одной из построек – не тех, что были храмами, а тех, что казались почти обрушившимися.
Стефан напрягся, приподнял бровь.
- Мне показалось, или там, - он указал рукой, - кто-то был?
Ему могло и показаться. Нечто, скрывающееся здесь, могло уже влиять на его разум – это, к сожалению, не всегда было понятно, и не всегда можно было эффективно защититься от всего.
Можно было и разделиться – он бы проверил свое «видение», а Ванда направилась бы к Храму Надписей… но оставлять ее, практически беззащитную, одну, было верхом безответственности. Так что, оставляя догадку, Стефан хмуро отметил:
- Нет, стой… это неважно. Мы не должны отвлекаться. Когда узнаем историю этого места, поймем, что делать дальше.
Почему-то он был убежден, что так правильно. Можно, конечно, и броситься в омут с головой, но здесь и сейчас у них куда меньше шансов на победу, ведь пусть у них и есть магия, но она чересчур… своенравна, чтобы на нее полагаться.
Не стоило заигрывать с тем, что играючи может их уничтожить, словно и не было никогда.
Все еще бросая хмурые взгляды в сторону постройки, где якобы кто-то скрылся, Стефан приподнял руку вверх, пробормотал заклинание. Странные, несочетаемые, чуждые слова зазвучали рокотом, а затем застелились уже знакомой асгардианской магией – теплой, мягкой, обволакивающей. Эта магия коснулась их… и на этом все.
- Не знаю, сколько будет действовать, - произнес маг, указывая в сторону Храма Надписей, - но этого должно хватить, чтобы все исследовать. Надеюсь, ты много занималась фитнесом в свободное время – восхождение на такие лестницы заменит сразу пять тренировок.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

34

Дремать… Что могло дремать на такой глубине? Ванда вспомнила древних богов, но они были заперты в своих собственных измерениях, как-то подпитывали себя, воздействовали на реальный мир, стремясь прорваться из своей тюрьмы. Но чтобы здесь? На Земле? В этом мире? Это должен был быть артефакт колоссальной мощи. Такой, который способен был продолжать работать даже в условиях недостатка магической энергии.
Или…
Ванда не окончила свою мысль. Лишь дернула плечом, подмечая, что и ей здесь становилось по ощущениям мерзко, холодно. Словно ее окружал не дивный пейзаж, а что-то темное, липкое, пустое. Словно… за ней кто-то наблюдал. Она обернулась, но не увидела никого и продолжила свой путь.
— Со мной все в порядке. Не испытываю никакого дискомфорта в своем организме. На меня пока ничто не воздействует.
Они оба понимали, что ключевым словом являлось "пока". Пока все нормально, а после будет видно. Древние здания уже были видны. Здесь бы гулять, осматривать достопримечательности, слушать экскурсовода, наблюдать за археологами, но нет, увы.
Максимофф остановилась и посмотрела в ту сторону, в которую указал Стефан. Она не успела никого увидеть. Видимо, кто-то показался и скрылся. Сомневаться в словах Верховного у нее не было никаких причин. Им же уже было и так известно, или же они просто подозревали, что нечто порабощает людей и заставляет служить себе.
— Вряд ли это кто-то, кого обошла участь, постигшая всех остальных, — ведьма поджала губы и тряхнула головой.
Она не спешила бросаться в ту сторону, где скрылся тот, кого заметил Стефан. Все же он был прав — нужно сначала узнать историю этих мест, этих зданий. Для чего-то же их строили. Что-то в них спрятали. Глубоко, крепко, надежно. Так, что тысячи лет оно находилось под охраной, пока не пришли люди, магия не покинула планету, а небольшой катаклизм не внес свои коррективы. Об этом должно было быть сказано в письменах — предупреждения, проклятия, истории. У исследователей, которые изучали все это, не было Всеязыка. Они могли прочесть не все. К тому же, некоторая часть иероглифов до сих пор оставалась непереведенной.
Максимофф дернула уголком губ, почувствовав касание магии. Стефан произнес заклинание, и на первый взгляд ничего не изменилось, но она понимала, что как только она взглянет на надписи, то сумеет их понять и прочитать.
— Плавание, йога и танцы. Думаешь, поможет? — спросила она, скептически посмотрев на лестницу, к которой подходили. — Ну, кажется, сейчас я получу ответ на этот вопрос, — она уверенно начала восхождение вверх, мысленно радуясь тому, что надела сегодня максимально удобную одежду.
Знаменитый костюм Алой Ведьмы с теми каблуками был хорош тогда, когда у нее была магия. Сейчас все зависело от ее физических навыков, а для этого прочные джинсы и удобные ботинки подходили как нельзя лучше.
— Сколько тренировок заменяет одно восхождение на эту лестницу? Пять? — спросила она, когда преодолела половину и остановилась, чтобы отдышаться и вытереть со лба выступивший пот. — А по мне тянет на все десять.
Ванда продолжила подниматься, уже начиная всерьез завидовать способности Пьетро. Вот бы оказаться наверху за одну секунду. Под палящим солнцем это казалось бесконечным, но все же они справились.
Когда все закончилось, она посмотрела назад, вниз, и поджала губы. Радовало одно — спускаться будет определенно легче.
Не говоря ни слова или не найдя сил на это, Ванда шагнула в темный проход и увидела иероглифические надписи на стенах и колоннах. И тут же подошла к ним, не желая терять времени. Заклинание Всеязыка работало. Она осторожно провела пальцами по иероглифам, читая их. В них говорилось о богах и обо всем, что было и без того известно, но куда более четко и ясно, чем переводили обычные ученые и археологи. Они бы отдали душу за возможность читать их так, как она делала это сейчас.
Максимофф переходила от одной колонны к другой, а затем к стенам, подсвечивая себе все с помощью фонарика на телефоне. Молчала, понимая, что Стефан сам прекрасно все читал, и не было смысла пересказывать.
Несколько минут спустя она перешла к иероглифам, которые были расположены в отдалении.
— Стефан, смотри, — позвала она мага, хмурясь. — Здесь говорится о боге, которому нет имени, и не будет оно ему дано, ибо он не является частью всего. Жрецы Уицилопочтли под предводительством Верховного пленили его и лишили могущества. Ты слышал о подобном? Понятия не имею, насколько это серьезно. Может, просто часть мифологии, которую не успели перевести, но выглядит настораживающе, — сказала она, отойдя в сторону, чтобы дать Стефану самом взглянуть на иероглифы.

+2

35

Как же приятно работать с кем-то, кому не надо объяснять основы. Стефан даже позволил себе довольную улыбку, приподняв уголки рта. Разумеется, все это оставалось на уровне «пока», но сейчас Ванда сказала все то, о чем и был его вопрос. Не стала задавать вопросы, уточнять что-то, а сразу увидела весь контекст, на всех уровнях. Это… было успокаивающим. Ко многим он относился снисходительно в таких вопросах, и потому никогда не расслаблялся в полной мере, но с Максимофф можно было немного отпустить вожжи самоконтроля.
Совсем чуть-чуть, ведь это все еще Ванда. С силами или без, а ее эмоциональное состояние было все также хрупко.
Люди такие хрупкие создания.
Лестница – высокие ступени-блоки, не делавшие скидку никому – предстала перед ними очередным испытанием. Можно было и левитировать, но Стефан предпочитал экономить силы и не показывать потенциальному оппоненту все козыри, распрятанные по рукавам и носкам.
- Йога с танцами дают пластичность, а плавание укрепляет мышцы, - буднично ответил, с ровно таким же скепсисом разглядывая этот «Эверест». – У меня просто монашеская зарядка. Может, тоже стоит заняться танцами? В прошлом я неплохо вальсировал.
Обмен такими не то шутками, не то легкими воспоминаниями звучал почти буднично, но отчего-то складывалось ощущение, что они изо всех сил пытались… и поддержать друг друга, и разрушить эту гнетущую тишину. Но пока они преодолевали чертову лестницу, оба неплохо так устали.
- Хорошо, что я не пропускал тренировки Стивена на выносливость, - оказавшись на одну ступень выше, Стрэндж согнулся, протянув Ванде руку. – Надо как-то отдохнуть потом. Если мы устанем из-за этих лестниц, нашим оппонентам будет только проще.
Как же все-таки магия облегчала им и жизнь, и «работу».
Рукой загладив растрепанные волосы, он развел плечи и осмотрелся. Полумрак, царивший здесь, был почти физически ощущаем – давил не меньше, чем чье-то незримое присутствие. За ними определенно что-то наблюдало, но пока не действовало… или попросту ждало от них более агрессивного первого хода.
Интересно, у кого терпение кончится быстрее?
Надписи покрывали все пространство, уходя куда-то вглубь. Стефан пошел в другую от Ванды сторону, чтобы у них была возможность не мешать друг другу. Но, пробегаясь взглядом по символам, он начал скучать – ничего интересного, сплошной перечень правителей, их детей, жен и наложниц, а также тех «избранных», что были принесены в жертву.
А затем его взгляд зацепился за что-то странное. Рядом с перечнем жертв было описание какого-то ритуала, под которым следовал текст…
«Скрой солнце и произнеси его имя. Скрой горы и произнеси его имя. Небо покроет золото и багрянец. Вскипающие волны смоют горы, воспевая величие его имени. Восхваляйте его. Преклонитесь перед хладом бездны. Преклонитесь перед великой погибелью».
- Стефан, смотри.
Липкое, мерзкое, прохладное ощущение чьего-то взгляда, направленного на него, слегка отступило. Голос Ванды будто отвел его от той самой бездны, про которую говорилось в надписи. Стоит ли это запомнить?
И что это было? Случившееся? Предупреждение? Пророчество? Рок?
Иероглифы, рядом с которыми была Ванда, были уже больше летописью событий, связанных с городом и его жителями.
- Бог без имени, - голос волшебника был полон задумчивости. – Нет, не слышал. Бывшие Верховные еще более скрытные, чем я. Но если нечто такое заперли здесь… значит, тому Верховному не хватило сил его убить.
Вопреки всему, богов можно убить. Не так просто, как человека, но всегда есть способы и методы. Были те, кто возвращался спустя время, а были те, кто предпочитал оставаться в условном посмертии, лишь изредка действуя смертным на нервы. Но Верховный волшебник, получив силу богов, вполне мог убивать богов или истощать их силы настолько, что они бы оставались в своеобразной коме долгие-предолгие годы.
Так зачем понадобилось «пленять» и «лишать могущества»?
- Если тем Верховным был кто-то с дурными намерениями, - хмурясь сильнее, мрачно проговорил, - то я плохо представляю, зачем это было сделано. Верховный Волшебник может убивать богов или изгонять их из нашего измерения, но…
Он не успел договорить. Честно говоря, и не знал толком, что сказать – все выглядело как малый кусочек мозаики, которую они с Вандой уже никогда не смогут собрать и рассмотреть. Может, Верховный хотел больше силы. Может, был настолько ослеплен, что решил сделать из бога своего фамильяра. Может, хотел устроить конец света, запечатав пару катастроф в разных местах… Но, как Стефан и сказал, предыдущие Верховные не оставляли записей о своих «подвигах», потому и понять, какие цели они преследовали, не представлялось возможным.
Ведь он не мог поклясться, что все Верховные Волшебники преследовали исключительно благие цели. Некоторые просто желали больше силы, власти и могущества.
В то самое мгновение, когда он уже собрался что-то добавить – пауза в его словах длилась всего секунду – все вокруг загудело. Это был настолько громкий звук в стоявшей тишине, что мог показаться оглушающим.
Надписи на стенах покрылись черной густой непрозрачной слизью.
- Ванда, берегись!
Он мягко оттолкнул Максимофф подальше от стены, проводя над этой жижей рукой – под пальцами вспыхнули искры магической энергии. От этих всполохов слизь будто бы остановилась… а затем ринулась на них, сразу со всех сторон, лилась таким сильным потоком, что попросту не позволяла двигаться. Пол превратился в зыбкое болото, стены – в мерзкий хлюпающий лабиринт, а потолок будто стал поверхностью озера, из которого им не выбраться.
Зажав нос рукой, зажмурив глаза, Стефан надеялся только на одно – это не конец.

Его с хлюпающим звуком вышвырнуло на слизкое черное пространство, напоминавшее пещеру с высокими потолками. Грубые геометрические контуры указывали на принадлежность к все тому же храму, из которого его «засосало опасное болото», но обработанный камень поизносился.
- Ванда?.. – осмотрелся он прежде, чем понял, что его одежда вся в этой же дряни. – Черт… не так я хотел спускаться.
«Дошутились».
Нервно хмыкнув себе под нос, Стрэндж сплел заклинание, ворча его себе под нос. В его ладонях расцвел светлячок – простейшее заклинание, которое тут же осветило все окружение. На сплетении каких-то черных веревок, похожих не то на лианы, не то на корни каких-то омертвевших деревьев, был заметен знакомый силуэт.
- Проклятье… - выругавшись, волшебник подбежал к Максимофф, склонился над ней, перевернул на спину, утер лицо. - Ванда, слышишь меня?

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

36

Ванда только хмыкнула и поморщилась. Ей не приходилось сомневаться в том, что жрецами во всех древних цивилизациях являлись именно маги. Если бывший Верховный был причастен к тому, что происходило здесь давным-давно, то можно спокойно ожидать чего-то максимально дурного. Но слова Стефана все равно заставили ее задуматься.
Ей совсем не нравилась мысль, что здесь обитало нечто, которого не смог убить даже Верховный. Пленил, но не убил. Или не захотел. Почему? Не хватило опыта, знаний?
Еще больше не нравилось то, что Верховный мог преследовать дурные цели. Что случилось? Он кого-то призвал, но не смог проконтролировать и пленил?
Ведьма прищурилась, увидев, как из иероглифов полезла густая и черная, словно смоль, жижа. Стефан оттолкнул ее от стены, а затем попытался остановить с помощью магии ее распространение. И в этот момент она поджала губы, услышав хлюпанье из-за спины. Оно, чем бы ни являлось, стремительно окружило их, не позволяя толком двигаться. Первое, что она попыталась сделать, это шагнуть и помчаться в сторону выхода, но образовавшееся болото не позволило ей сделать и десяти шагов.
Проклятье.
Она зажмурилась, закрыла руками нос и рот, чтобы эта субстанция не проникла в ее организм. Набрала в грудь побольше воздуха, задержала дыхание и…
   
Максимофф упала на что-то и болезненно поморщилась. Что-то впилось ей в бок, заставив зашипеть и замереть, пережидая, когда неприятные ощущения закончится. Сил на то, чтобы двигаться, похоже, совсем не осталось. При этом она продолжала сжимать биту, словно не желая расставаться с единственным оружием.
Рядом раздался голос Стефана, и она приподняла слегка голову, чтобы ответить, но обнаружила, что жижа залепила ей все лицо. Она почувствовала, как ее перевернули, и покивала головой, показывая, что с ней все в порядке, а затем села, не открывая глаз и не разжимая губ. Пробовать на вкус эту гадость у нее совершенно не было никакого желания.
Нащупала на своей куртке карман, вытащила белый платок и начала вытирать свое лицо. Наконец, она огляделась и сплюнула в сторону, морщась.
— Какая мерзость, — проговорила она, осматривая себя. — Я вся в ней. И ты тоже, — заключила она, посмотрев на Стефана.
Ей хотелось еще пожаловаться на то, что вся одежда испорчена, а волосы придется мыть целую вечность, чтобы очистить их, но предпочла промолчать. Если бы магия была с ней, она бы расправилась с ней за полсекунды, но теперь она думала, сколько времени займут попытки привести себя в порядок.
Да-а. Это именно то, о чем следовало думать прямо сейчас. Доблестный Мститель и грозная ведьма. Просто прекрасно. Чертыхнувшись, Ванда прогнала от себя глупые мысли и с трудом встала, опершись на руку Стефана.
— Мы, кажется, где-то на нижних уровнях, — сказала она, взглянув на стены пещеры, в которой находились. — Эта жижа… нас телепортировала? Полагаю, можно не надеятся, что это предзнаменование чего-то хорошего.
Она бы подумала, что это некая охранная система, которая не пустила чужаков туда, куда им не следует заходить, но в этом случае они должны были бы упасть скелеты исследователей и археологов, которые до них не раз бывали в Храме Надписей. Оставался только один вариант. То, что создавало все эти неприятности, похищало и порабощало людей, решило ускорить события и подтащить незваных гостей к себе поближе.
Ванда посмотрела на Стефана и вздохнула, думая, что им теперь точно ничего иного не остается, кроме как идти вперед.
Но не успела она ничего сказать, как внезапно земля под ногами затряслась. На них посыпалось что-то, а спустя пятнадцать секунд все прекратилось. Она испуганно посмотрела на потолок, ожидая обвала. Ничего не происходило. Все успокоилось, кроме нее.
Проклятие.
— Ох… Мне это совсем не нравится, — обеспокоенно проговорила она, взглядом ища, куда им нужно идти дальше. — Что делать теперь? В какую сторону идти? Не хотелось бы задерживаться здесь.

Отредактировано Scarlet Witch (01.11.2022 19:07)

+1

37

Вместо ответа Стефан протянул руку к волосам Ванды и осторожно вытащил из них кусок чего-то черного и склизкого.
- Добро пожаловать в мир без магии, - с привкусом горечи пошутил он, усмехнувшись – светлячок, повисший над ними, давал достаточное освещение, чтобы можно было что-то увидеть. – Могу попытаться убрать это все магией, но не уверен, что получится как надо.
И что не привлекать такой мелочью лишнее внимание. В масштабах всего творящегося чистота одежды и тела была именно мелочью, на которую уйдет много концентрации, от которой было бы больше пользы в бою, исследовании или попытке выбраться отсюда.
Кстати, откуда?
Положив руки на пояс, он, как и Ванда, рассматривал окружение. Было похоже на скальные породы, которые кое-где обработали под стать стилистике поверхностных построек. Высокие потолки, просторные помещения – размеры впечатляли, как и слой этой мерзкой жижи, облепившей почти все пространство.
- Из моего опыта, такая телепортация – попытка отвлечь и помешать нам добраться к эпицентру проблем. Похоже, мы узнали что-то такое, что было опасно для виновника торжества, вот нас и встретили…
«Фанфарами».
Договорить не успел – тряхнуло так, что волшебник покачнулся. Все охватило знакомая тряска – словно гигант, закопанный в землю, пытался пробиться наверх. Стефан хотел было снова прибегнуть к магии и окружить их хотя бы Щитом Серафимов, но землетрясение кончилось быстрее.
- А вот и фанфары.
В спокойном голосе Ванды чувствовалась нарастающая паника. Стрэндж медленно положил ладонь на ее плечо, игнорируя и слизь, и грязь, и грозящую им опасность.
- Держи себя в руках, - умиротворенно напомнил главное правило магов. – За нами кто-то наблюдает. Попробуем воспользоваться правилом лабиринтов – придерживаться правой стороны.
Чуть сжав пальцы, тем самым показывая свою поддержку, Стефан все же опустил руку – требовалось направлять светлячка, подпитывая его энергией. Указав на правую сторону, волшебник сам последовал за медленно парящим огоньком.
Пол был застлан черными корнями, покрытыми все той же слизью. Местами сплетение было такое плотное, а концентрация жижи такой сильной, что под ногами хлюпало и чавкало. Стараясь не обращать на это внимание, мужчина смотрел по сторонам, пытаясь осознать, куда именно их забросило.
А потом он увидел решетки.
По левой стороне предсказуемо был тупик, но там же виднелись решетки, вставленные в каменные стены. Было похоже на место, где кого-то держали. При других обстоятельствах можно было подойти ближе и рассмотреть, но что-то ему не хотелось.
Светлячок остановился у стены – жижа отступила от света, стали видны надписи.
- Смотри, указатель, - гнетущая тишина взвинчивала нервы, так что Стефан решил хоть немного разбавить обстановку. – Хм, похоже мы… «жертвенный склад», как нетривиально. Видимо, там держали людей для жертвоприношений.
Решеток было много. Стефан насчитал около десятка, но кто знает, сколько еще скрывалось в темноте, в которую он не спешил соваться.
- У ацтеков довольно четко прописанная мифология, - произнес задумчиво, смахивая со стены слизь, чтобы проверить, есть ли там еще надписи. – Боги не были только хорошими или только плохими – каждому отводилась своя роль и характер. Но все-таки было олицетворение абсолютного зла – звездные демоны, Цицимиме, которые спускались с неба. Но здесь все намекает на водную стихию.
«Хранилище знаний», «зала поклонения», еще несколько направлений. Похоже, под землей был создан целый комплекс во славу чего-то.
Или для того, чтобы сдерживать его?
Какой мощи должно было быть создание, чтобы его сдерживание требовало столько жертв?
- Чтобы защитить человечество от демонов, проводили Церемонию нового огня каждые 52 года. Надо понимать, что год у ацтеков длился 260 дней, и заканчивается приблизительно… в сентябре.
Отойдя от стены, смахнул с руки грязь, обернулся на Ванду.
- Первого числа было еще и затмение – излюбленное время разгула звездных демонов. Выглядит так, словно все факторы появления какого-нибудь Цицимиме или кого-то схожего сошлись.
И именно в тот момент, когда магия исчезла. Что это, как не конец света?
- В чем-то ацтеки были правы, - вздохнул, указав в сторону надписей. – Нам надо в залу поклонения – скорее всего, именно там будет все происходить.
По затылку резко пробежался холодок. Мерзкое напряжение от чьего-то внимания вернулось… но словно было направлено на кого-то еще.
- Ванда? – позвал он с осторожностью. – Ты же не…
«Поддашься этому?»
- … не забыла биту?

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

38

Неприятные фанфары. Ванда обеспокоенно поджала губы. По затылку полз липкий холодок при мыслях о возможном обвале. Она благодарно кивнула Стефану за поддержку и переступила с ноги на ногу, оглядываясь вокруг. Ощущение того, что за ними кто-то или что-то наблюдало, усилилось после его слов. Темно. Ничего не видно. Непонятно, кого ожидать из этой темноты.
Перед тем, как зашагать за Стефаном, Максимофф посмотрела на землю, взглядом ища свою биту. Та лежала в метре от нее и была испачкана жижей, но все же продолжала быть достаточно грозным оружием.
А затем поспешила за магом. Оставаться в одиночестве и отставать далеко позади ей совершенно не улыбалось. Жижа под ногами хлюпала, чавкала, норовила затянуть в себя. Хорошо, что здесь было не так глубоко.
Светлячок, сотворенный магией, наконец, что-то им показал. Ванда даже не сразу поняла, что это за решетки, но, стоило Стефану прочесть надписи на стенах, изумленно выдохнула, оглядываясь и пытаясь представить, сколько здесь было таких камер. Очень много, судя по всему. Очень. Перед ее глазами живо предстали возможные сцены далекого прошлого — сотни и сотни камер, заполненные людьми, которые своими криками и мольбами о помощи пытались умилостивить тех, кто был приставлен их охранять.
Ванда сглотнула, не справившись с отвращением. Для чего было это все? Для того, чтобы кого-то или что-то сдержать и использовать его силу во благо себе? Или действительно пленить и уберечь мир от глобальной беды?
Ей и так было известно, что древние народы не отличались милосердием. Привыкшие выживать, жившие по иным правилам социума, подчиняющиеся своим законам… Но видеть все это воочию было неприятно.
Тем временем, Стефан продолжал говорить, а Ванда слушать и не перебивать. Она справилась с собой, оттолкнув все размышления на дальний план. Сейчас нужно было понять, что происходило, и как с этим нужно было разбираться.
Она внимательно посмотрела на мага. Цицимиме. О них она совсем ничего не помнила. Только где-то читала о вере ацтеков в то, что когда падала звезда, то это Цицимиме спускалась на землю, дабы пообедать кем-то, и то, что все Цицимиме имеют женский род. Разумеется, подвергать сомнениям слова Стефана она не намеревалась, а вот мифам точно не следовало верить. Иероглифы могли не так перевести, неверно истолковать написанное. Взять хоть то, что они успели прочитать в Храме Надписей — они смогли это сделать только при помощи заклинания Всеязыка, а у исследователей и переводчиков были лишь смутные предположения.
Ванда вздохнула, посмотрев куда-то за спину Стефана. Да, им требовалось идти в "зал поклонений". Вероятность встретиться лицом к лицу с неизвестной сущностью, которую заперли здесь, ее не радовала, но прийти сюда — была ее идея. Не ей отступать.
— Бита у меня, — она подняла руку, осторожно закинув биту на плечо и придерживая ее. — Оно следит за нами. Я надеялась на то, что это некий артефакт, который пошел вразнос без магии, но, кажется, дело еще хуже, чем я представляла. Я привела нас…
В ловушку.
Максимофф осеклась, не договорив, и шумно набрала в грудь побольше воздуха. Они должны справиться и выбраться. Нельзя раскисать.
После этого она тщательно прислушалась к себе и к своим ощущениям. Магии у нее не было, но она все еще могла понять, воздействовало ли на нее что-то со стороны или нет. Организм в порядке, если не считать слегка учащенного сердцебиения. Разум чист, и, невзирая на все свои эмоции, она осознавала себя, знала, куда ей идти, и знала, что это ее выбор. Никто ею не управлял.
— Со мной все хорошо, — произнесла она, перестав проверять себя. — На меня все еще ничто не воздействует. Если что-то будет не так, то я сразу скажу тебе, и ты успеешь принять меры. Но это странно. Почему оно не пытается на нас влиять? Я не жалуюсь, но если верить всем историям, то оно забирало археологов и местных жителей, подчиняя их еще тогда, когда они были на поверхности.
Ванда шагнула вперед, следуя за Стефаном.
У нее на уме был вопрос о том, как они будут его подчинять или сдерживать. Что-то с ним нужно было делать, но сначала — дойти до него.
Пещера, в которой они оказались, была огромной, просторной, но не бесконечной. Светлячок, паривший впереди, осветил зияющий чернотой проем, в котором тоже все было в этой мерзкой жиже. Коридор уводил их прочь от "жертвенного склада".
Ванда старалась не касаться стен, опасаясь того, что она ненароком что-то разбудит, и их вновь куда-то затянет.
— Они не могли построить все это без магии, — тихо проговорила ведьма. — Если даже этот комплекс строился руками простых людей, то, должно быть, маги их усиливали. Чтобы они меньше спали, ели, пили, были сильнее и выносливее. Но даже так на постройку всего этого должна была уйти уйма времени. Глядя на все их старания, начинаешь поневоле задаваться вопросом, насколько оно могущественно, чтобы требовать столько усилий.
Коридор вел их все дальше, сворачивал, а они ориентировались по указателям, которые виднелись на стенах. Несмотря на то, что те были точны, Ванда опасалась того, что они заблудились, и надеялась на то, что ее переживания тщетны.
А затем они вышли в новое помещение.
Оно было просторнее "жертвенного склада". Темнота густела в нем, и нельзя было ничего толком рассмотреть. Массивные колонны уходили вверх, своды потолка терялись там же. Было прохладно, а каждый звук превращался в эхо.
Ванда, сделав несколько шагов, шагнула назад, тронув Стефана за локоть — они стояли на самом верху высокой лестницы, которая была похожа на ту, по которой они лезли, чтобы прочесть иероглифы в Храме Надписей. Сюда бы больше света, но даже без него выглядело все впечатляюще и зловеще.
— Нам вперед, так? — спросила она, как будто у них был еще какой-то выбор. — Если верить указателям, то мы идем в верном направлении…

+1

39

Тьма ощущалась почти физически.
Стефан со смешанными эмоциями вглядывался во тьму, в которую уходила лестница. Огромные черные ступени, покрытые все той же грязью, похожей на слизь. Зловещая тишина и предчувствие всего плохого.
Вздох.
- Все в порядке. Это не первая ловушка, в которую я попадаю, - коснулся ее плеча, словно ободряя. – Пойду первым. Старайся не отставать.
Снова говорит очевидные вещи, но они были нужны. Забота, завернутая в такие простые слова, чувствовалась и в его мимолетном прикосновении. Потерять Ванду здесь было бы тем еще преступлением, особенно когда она думает, что стала причиной попадания в клетку со смертельно опасным врагом.
- Если в этом был замешан Верховный Волшебник, то все это мог создать он… или она, - прежде храня молчание, наконец заговорил, когда они спустились на пару ступеней. – А если нет, то да, маги могли приложить руку. У ацтеков было много жрецов – то было время дикой могущественной магии, просыпающейся в каждом пятом. Сейчас люди предпочитают игнорировать свой дар.
Скольких потенциально могущественных магов он встречал на своем пути – не счесть. Едва прикасаясь к чужим сердцам, он мог почувствовать потенциал, но старался не втягивать в магию тех, кто этого не желал. А не желали многие. Выбирали тихую мирную и нормальную жизнь, ведь быть магом – больше бремя, чем благословение. Обучиться магии – полдела, а вторые полдела – выбрать, чем заниматься. Магия в современном мире никому не нужна.
Потому-то его даже среди героев зовут всего лишь фокусником. Вот вам и признание величайшего мага планеты.
Только вот сверхъестественные проблемы никуда не исчезают. Культы мистических созданий появляются каждый день, а магические существа могут выползти из-под ближайшей кровати, а боги все еще играют жизнями людей, и не со всеми можно договориться словом, щитом или молотом.
Порой требуется немного магии.
- Опять я ворчу, - усмехнулся сам себе, приподняв руку – светлячок приподнялся выше, освещая больше. – Хм, мне кажется, на нас пытаются влиять… но этого недостаточно. Или мы все еще не прошли какую-то проверку. Или ему интереснее наблюдать за нами, нежели убивать или использовать.
Стрэндж не стал говорить, что все-таки до этого пропадали простые люди. Во-первых, это не стопроцентрая вероятность, во-вторых, сейчас и Ванда считается «простым человеком», и не смотрите, что при ней бита с зачарованной проволокой. Пока что они натурально бредут в темноте, толком не зная, в чье мрачное чрево спускаются, и не сожрут ли их там с потрохами.
На удивление грязь под ногами не была склизкой, так что спускаться было пусть и затруднительно – ступени были огромными, словно сделанные под размеры кого-то побольше, чем среднестатистический американец, - но вполне выполнимо. Они прошли около двух дюжин ступеней прежде, чем вокруг них что-то… зашевелилось.
Это было странное ощущение – тьма словно ожила и стала не просто пространством, а чем-то еще. Черная слизь на стенах забурлилась – «волдыри» были заметны даже в бликах тусклого света светлячка. Стефан остановился, хмуро наблюдая за тем, как тьма внизу, куда они спускались, тоже обретала форму.
- Фанфары были, - негромко произнес, но из-за тишины его слова эхом отскакивали от стен, - теперь ковровая дорожка.
Тут же откуда-то сверху на него упало нечто – большое и мягкое. Извиваясь, существо вгрызлось в его плечо, но зубы скользнули по ткани волшебной одежды, срывая рукав.
- Черт! – резко вскинул руку вверх с едва сотворенным заклинанием огненного шара. – Вот же…
Тонкие красные струйки намекали, что это – царапина.
На ступени упало то, что осталось от существа – обожженное тело толстого и длинного слизня, покрытого жесткими шипами-тростками. Казалось, что вместо присосок у создания зубы, а сами шипы – невероятно острые.
Оставшийся огонь унесся куда-то вверх, где мигом раздался неприятный писк и звук падения чего-то мягкого. На то короткое мгновение, что остатки заклинания осветили стену спуска, было понятно - вся слизь на стенах стала ими. Или они там всегда и были?
- Со мной все в порядке, не беспокойся. Бери на себя верх и правую сторону, - указав назад, где тьма тоже копошилась и пищала тварями, выдохнул, - я возьму остальных. Это поможет.
Перед Вандой вспыхнули знакомые руны - Щит Серафимов было сложно заставить появиться, но Слова могли и Мефисто из Ада достать, если пожелает Черный Жрец. А Стефан был их Верховным. Когда-то.
Сейчас регалии не имели значения. Важнее всего было умение выживать.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

40

Ванда старалась не отставать. И как бы сильно ни нравилось ей происходящее и необходимость спускаться в неизвестное никуда, погруженное в абсолютную темноту, продолжала упрямо слезать по ступеням.
Сосредоточившись на том, чтобы не покатиться кубарем вниз, она только и сумела, что кивнуть Стефану в ответ на его предположение о магах, построивших все это, и на то, что нынче люди предпочитали игнорировать свой магический потенциал. Последнее было довольно странно. Казалось бы, что из-за обилия фэнтезийных произведений люди будут хвататься за любую возможность присоединиться к миру, скрытому для них, но увы. Их нельзя было за это винить.
Раньше маги могли стать жрецами. Объектами всеобщего уважения. Их почитали, им беспрекословно подчинялись. Нынче с этим все намного сложнее. Большинство знахарей, ведунов, ведьм и колдунов считаются фокусниками, способными выпускать искры и устраивать фейерверки, и чудаками. Никто не верит в то, что они на что-то способны.
Максимофф усмехнулась, вспомнив то, как ее встретили в Мексике. Но это Мексика. Здесь вера и страх людей перед ведьмами и колдунами не увяли.
Ее от размышлений отвлек голос Стефана. Он сказал про ковровую дорожку. Она замерла на месте, вслушиваясь и вглядываясь в тьму, которая… Ожила?
И тут на Стефана свалилось что-то. Глаза Ванды расширились, пока она смотрела и изучала слизня. Губы в отвращении изогнулись. В следующее мгновение поджаренное огненной магией нечто валялось под ногами.
— Aaa… какая мерзость!.. — сдавленно выдала ведьма, борясь с омерзением или желанием убежать отсюда как можно дальше.
Сгусток пламени взметнулся ввысь, освещая пространство, и Максимофф, вовремя поднявшая голову, сама чуть не издала громкий писк. Все стены, потолок были покрыты слизнями. Она поджала губы, крепко настроившись на то, что она выдержит это испытание. Ее не стошнит в ответственный момент, она не убежит, махая руками во все стороны.
Вместо этого она покрепче сжала биту. Ее немного успокоило то, что Стефан продолжал быть спокойным и непоколебимым, и его Щит Серафима, который он сотворил. И все равно она понимала, что окончательно успокоится тогда, когда они преодолеют данный участок пути и оставят всех этих мерзких существ позади.
— Вот и бита пригодилась, — прошипела она, размахнувшись и отбив слизня, который вознамерился упасть на ее голову.
Тот отлетел в стену и загорелся.
— Ого!.. — с удивлением выдохнула она, не ожидавшая такого эффекта.
А после увидела, как с правой стены, за которую она была ответственна, существа один за другим начинали падать и ползти в их сторону. Передвигались они относительно резво. Она надеялась хотя бы на то, что они будут медленно и лениво ползти, но, похоже, они не приходились дальними родственниками улиток.
В скором времени Ванда уже изрядно вспотела и тяжело дышала, отражая нападения слизней с помощью ударов битой и пинков, успевая при этом спускаться по лестнице, которая сама по себе являлась тем еще испытанием, и отчаянно мечтала о полноценном огнемете. Бита, впрочем, справлялась на ура. Твари валялись тут и там, раздавленные и запеченные.
— Чары просто замечательные, Стефан, — улыбнулась она улучив момент и спустившись на еще одну ступень. — То, что нужно в этом проклятом месте.
Пару раз она все же промахнулась, и на нее свалились две особи. Магический щит ее защитил, но впечатления были, мягко говоря, ужасными.
— Их либо нужно всех сжечь, либо поскорее валить отсюда и надеяться на то, что дальше этих тварей мы не встретим, — проговорила она, посмотрев вниз. — Всех их мы явно не перебьем.
Отблескивающая крупицами магии бита с отвратительно-приятным звуком врезалась в очередного слизняка. Полетели искры от огня. В темноте было сложно оценить масштаб бедствия, но ей все время казалось, что их начали окружать.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [03.09.2016] Погребенное в бездне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно