Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [03.09.2016] Погребенное в бездне


[03.09.2016] Погребенное в бездне

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Над чем не властен тлен, то не мертво,
Смерть ожидает смерть, верней всего.

https://i.postimg.cc/Dfgdywnn/tumblr-c21806b73e5094bfd9c4149d0c1d7aae-7da27fc0-540.gif

Нью-Йорк - Мексика

Doctor Strange
Wanda Maximoff


Странные слухи идут из Чьяпас, штата в Мексике. В Паленке, руинах древнего города майя, произошел обвал в районе Храма Солнца в результате небольшого землетрясения, открыв проход глубоко под землю. Как только было установлено, что угроза миновала, туда незамедлительно направилась археологическая команда.
Через два дня другая команда археологов обнаружила небольшой лагерь, разбитый неподалеку от храма, пустым. Никаких следов их коллег не наблюдалось. Запасы еды и воды были нетронуты.
А в течение всего лишь одних суток трое человек из их группы один за другим направились в сторону прохода, не реагируя ни на что, и не вернулись. Местные заговорили о проклятии и уже к следующему утру покинули зону раскопок, напрочь отказавшись возвращаться.
Те, кто прибыл проверить их слова, так же не нашли никого. Ответов нет. А исчезновения продолжаются.
С просьбой помочь отыскать пропавшего сына в Паленке к Ванде обратился мужчина, решивший, что данная проблема требует присутствия мага, но вот незадача...

Отредактировано Scarlet Witch (22.06.2022 17:20)

+2

2

О чем никогда Ванда не думала, так это о том, что когда-нибудь в мире возникнут проблемы с магией. Никогда. В некоторых своих фантазиях она порой представляла себя — обычного человека, без способностей, без магии, и гадала, как она жила бы и чем занималась, но это были всего лишь гадания из разряда “если бы да кабы”.
И вот — магии нет во всем мире, а она — просто женщина, не имеющая понятия, куда себя девать, чем заняться и как перестать чувствовать себя неполноценной.
Она даже не представляла, насколько магия была ей дорога. Из нее словно вырвали часть нее самой. Правду говорят, что человек не ценит что-то, пока не потеряет и не осознает, как он был глуп и наивен.
Ванда усмехнулась собственным мыслям, поднимаясь по лестнице высотки. Раньше она бы просто создала портал в самом жилище или, если Стефан наложил защиту, у нужных дверей, и все. Она закатила глаза, поймав себя на мысли, что напоминает себе капризную девчонку, которой впервые довелось делать что-то собственными руками.
Она тщетно пыталась убедить себя в том, что все еще может сделать что-то полезное, если не будет сидеть сложа руки. Ей было нужно на что-то отвлечься. После последних событий, которые с ней произошли… После всего, что случилось с ней и Пьетро… Ей оставалось только вздыхать и пытаться не сходить с ума, хотя это, в кои-то веки, было безопасно для мира.
Хоть такой был плюс.
И когда вчера вечером на электронную почту пришло странное и необычное письмо, то она незамедлительно в него вцепилась, словно оно было для нее спасительной соломинкой. Отправитель говорил о загадочных событиях и просил о помощи, а когда она прочитала мексиканские новости, то убедилась в том, что написанное ей было правдой. Игнорировать она это не смогла. Особенно после того, как обнаружилось, что исчезновения людей начали принимать серьезный оборот.
А если вспомнить о том, где это происходило…
Стрэнджа она уже предупредила о своем визите, так что ее появление на пороге не должно стать сюрпризом.
Но она не знала, каков будет его ответ. Сумеет ли он помочь с возникшей проблемой, скажет, что это дело для других супергероев, или решит уделить внимание более важным проблемам. Пропавшая магия, например. Спасение мира. Или что-то еще.
Он, в конце концов, Верховный. К кому она еще могла обратиться, если не к нему? Мстители — не вариант. С магическими вещами лучше разбираться тем, кто имеет в них опыт и способен устранить угрозу, а дело, которое привлекло ее внимание, явно не требовало твердых кулаков, щитов из вибраниума и энергетических залпов.
Ну, или она ошибается.
Ванда постучала в дверь, а когда та открылась, улыбнулась и извиняющимся жестом пожала плечами, как бы говоря “вот, тебя достали даже дома и не дали покоя даже тогда, когда магии не стало”.
— Здравствуй, наставник, — проговорила она и тут же посерьезнела. — Я не с вопросом о магии, хотя… Проблема с нею связана.
Ванда вгляделась в лицо Стефана, оценивая то, как тот выглядит. Может, она не вовремя? Будет неловко, если окажется, что она и впрямь помешала, но, с другой стороны, она позвонила и уточнила, можно ли с ним встретиться в это время.
— Ты в порядке? — решилась все же спросить. — Или ты все еще нарасхват и времени у тебя, как и раньше, на отдых не хватает?

+1

3

- Ылигоччецт ылтьфйцт!
Заклинание вспыхнуло насмешливо красными искрами, отозвалось болью в каждой фаланге пальцев, но не собралось в то, что нужно. Стефан скрипнул зубами, взял карандаш и пометил – сдвиг на 10 символов не работает.
- Так, хорошо, - «какое к черту хорошо» так и напрашивалось, но он сдержался, процедив это с остервенелым смирением, за которым скрывается непоколебимое упрямство вперемешку со злостью, - еще раз. Сдвиг на 11 символов…
Буквы, полученные от Вали в обмен на беспамятного Локи, работали не так, как он привык. Когда-то, еще до разрушительного слияния миров двух вселенных, он был главным Черным Жрецом, или, как его звали другие, Глазом. Ему быстрее других далась вся суть сложнейшей из магий всех реальностей – Слова, позволяющие буквально редактировать самое мироздание и все, что только можно придумать. Даже с частью Слов Стефан мог начисто переписать реальность так, как ему заблагорассудится… но для него, как и всегда, магия была инструментом. Ему не нужна была власть, как не нужно было захватывать мир и становиться богом.
Он уже был богом и ему не понравилось.
Но сложность обладания Словами заключалась в том, что при потере части Букв, менялся и шифр, с помощью которого можно было составлять заклинания. Вместо пропущенных Букв требовалось подставлять другие, но со специальным «ключом» - по сути, знаком, чтобы Слова понимали, что требуется сделать. Это была крайне отзывчивая магия, но настолько сложная, что поиск расшифровки занимал мысли Стефана уже второй день.
Или третий?..
Он потерял счет времени. Не ел, не спал, не пил. Обкладывался исписанными листами с возможными расшифровками, десятками и сотнями проб и ошибок. Ошибки преследовали его, словно напоминая, по чьей вине магии в этом мире осталось всего на два дня. И двух волшебников.
Хотя сам Стрэндж ощущал себя не более, чем бесчестным вором, принесшим в жертву кого-то… кого нельзя назвать «другом», но можно – временным союзником. Правильно ли это было? Все внутри снова и снова твердило – да. Другого выбора не было. Разумеется, он мог обратиться в Асгард за ветвью Иггдрасиля, чтобы восстановить лей-линии Земли, но чтобы затребовал Асгард? Зная аппетиты всех правителей этого царства, Стефан мог утверждать – как минимум, половину мира. Ни больше, ни меньше. Или Верховного Волшебника в рабство. Или вообще начали давать «магию в аренду», и от этого любой бы маг содрогнулся. Особенно если бы узнал, по чьей милости магия в Мидгарде закончилась.
Все больше размышляя об этом, он раздумывал и над тем, как все-таки перезапустить лей-линии в нынешних обстоятельствах. Проще всего – попросить ветвь или на что-то обменять. Но у него ничего нет… а приносить в жертву уже более близких союзников он не собирается. Значит, придется заключать сделку с Мировым Древом. Оно, конечно, в рабство никого не попросит и половину мира не затребует, но и его задания бывали довольно… специфичны. Он помнил еще из рассказов Древнего, что Иггдрасиль, в обмен на свои плоды, отправлял героев на те еще злоключения. Уходили сотни, возвращались единицы.
Но здесь, по крайней мере, пострадает он один. Ставки росли.
Выдох. Стрэндж закрыл глаза, вытянул руки над небольшой пентаграммой на полу – единственное чистое место, свободное от исписанных до черноты листов бумаги. Оплывшие восковые свечки разных цветов и ароматов – не было времени искать «истинный воск», потому пришлось воспользоваться магазинными из ближайшего маркета, мерно горели, подпитывая силой стихии огня его тщетные потуги раскусить код полученной магии.
- Льщуяззхжг льгмеъжг!..
И тут же заклинание словно перевернулось, вспыхнуло, объяло его руки и загудело, сводя руки до судороги.
- Святыми свитками!
В его руке появились очертания свитков – тех самых, что он давным-давно запрятал в одно карманное измерение. Стефан стискивал эти два свитка, зная, что они сейчас бесполезны, зная, что для них нужна магия хаоса, но черт подери… это было уже что-то!
- Двадцать семь, - наконец произнес он себе под нос, складывая свитки в центр пентаграммы, - ключ – двадцать семь, сдвиг, чтоб меня!
Значит, оно работает. Слова можно подстроить так, чтобы они работали как обычные заклинания… но не совсем. Требовалось потренироваться с ними еще и невербальных заклинаниях. Впрочем, у него все равно не было ничего…
Стук в дверь. Стрэндж выпрямил спину, нахмурился. Разве он кого-то ждет? Не то, чтобы он сильно распространялся о том, где обитает… и не то, чтобы сильно скрывался. Кто-то мог узнать и от него самого, но он как-то подзабыл, кому рассказал. Видимо, всем, кто мог прийти и постучать в дверь.
Поднялся с пола и двинулся к двери – благо, до нее от гостиной было довольно близко. Открытое пространство, описываемое как «квартира-студия», было похоже на лачугу безумного отшельника, зациклившегося на какой-то чудной формуле. Ну, в каком-то смысле, так это и было.
Распахнув дверь, Стефан приподнял брови.
- Ванда?..
Выглядела она хорошо, а вот он – не очень. Кажется, он забыл о встрече. О да, точно забыл. Потому растерянно потер щеку с явными следами трехдневной щетины, затем рассеяно провел рукой по несвежей рубашке. Видок у него был, наверное, тот еще.
- М-м, да что ты говоришь, - услышав про «вопрос о магии», он тут же кисло помрачнел. Перед Вандой можно было не строить из себя всеведущего и невозмутимого волшебника. Во всяком случае, явно не в этом виде.
- Вроде магию отключили, теперь у тебя не должно быть проблем.
«И вопросов», чего он не договорил. Это было не очень вежливо. Как и то, что он и так сказал.
- Похоже, что я в порядке? – спросил он довольно спокойно, но по нему было видно, что он устал отвечать на такой вопрос. Или очень много думал о том, как на него отвечать, и по итогу не нашелся хоть с каким-то вариантом. – Да и кому нужен маг в мире без магии?
Вопрос был риторическим, но говорил больше, чем есть.
И все-таки… Стефан напряженно рассматривал Ванду, думая две вещи.
Первая – она не так давно вернулась в свое тело из того амулета, столкнулась с проблемами братца, получила новый шанс и лишилась магии, но все равно пришла к нему с «вопросом». Вряд ли это касалось каких-то ее ошибок, сделанных исключительно из благих намерений. Попросту потому, что магия хаоса, как и другие магии, была «временно отключена по техническим причинам». Следовательно, она пришла сюда из-за чего-то серьезного.
Вторая – она была и его ученицей, и союзником, и даже, как он смел думать, подругой. Крамольные мысли перевести их отношения в плоскость погоризонтальнее у него порой проскальзывали, но он имел смелость от них отмахиваться. Опасно смешивать порядок и хаос, еще опаснее – пользоваться тем доверием, что ему выказывала Ванда. Но даже не это было важно, а то, насколько его собственное доверие к ней было велико?
Ему верили многие, даже слишком многие. Он умел заручиться поддержкой, годами организовывая то, что, казалось, организации не поддается. Но сам Стрэндж верил очень и очень малому числу живых существ. Настолько малому, что можно было перечислить на пальцах одной руки.
Входила ли в эти «пальцы» Ванда?
По мере размышлений взгляд Стефана становился тяжелее, как и затянувшееся молчание.
Протяжно вздохнув, он оттолкнулся от двери, развернулся и пошел внутрь. Прямо по исписанным листам.
- Входи, - наконец хриплым голосом пригласил, дошел до дивана, смахнул бумаги и сел. – Присаживайся, что говорить в дверях. Что за вопрос?

* непонятный набор букв - фраза "Святыми свитками" в шифре Цезаря со сдвигом символов

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (23.07.2022 14:09)

+1

4

Ванда криво улыбнулась в ответ на сарказм.
Стрэндж выглядел паршиво. Такое впечатление, что он вообще за эту неделю не спал, хотя… Мог бы. Как он и сказал — магия отключена, и они больше никому не нужны. Все маги и ведьмы оказались в положении, которое сложно было представить раньше даже в самых смелых фантазиях или же кошмарах — кому какой вариант больше приходился по душе. Можно было со спокойной душой придавить себя одеялом и дать время организму прийти в себя. Но все равно в случае со Стефаном возникала проблема — он Верховный, а следовательно даже в мире без магии он не мог просто так взять и отдохнуть. Или он считал, что не имеет права на спокойный отдых. Хотя бы на день. Хотя бы на час.
— Похоже на то, что ты даже сейчас нашел, чем выносить себе мозг, — хмыкнула бывшая ведьма, разглядывая чародея.
И пожала плечами. Чему удивлялась? Одно радовало — беспокоиться о ней ему больше нет нужды. Она больше ничего не разнесет, пытаясь спасти мир. Эта мысль немного ее развеселила. Утрата магии ее нервировала, так как та была частью нее самой всю ее сознательную жизнь, но, тем не менее, это не должно было становиться концом.
Максимофф прошла внутрь, тяжело вздохнув. Про себя она уже жалела о том, что решила прийти. Ее вопрос — это еще одна проблема, которой она загрузит Стефана. Легче от этого ему не станет. И она не разберется в том, что происходило в Мексике.
Но она здесь, а у Стефана никто не отнимал право отвечать отказом. Она даже начинала надеяться на то, что именно это он и сделает. Есть вариант попробовать отправиться в Чьяпас самой, но много ли она там принесет пользы — вопрос. Если там есть проблема, то она сама станет жертвой, но не пытаться — для нее не вариант.
— Ты знаешь что-нибудь о Паленке? — спросила Ванда, найдя свободное место, присаживаясь и рассматривая все вокруг себя. — Там не так давно произошло землетрясение, а после у одного из древних храмов майя появился проход глубоко под землю. Теперь там пропадают люди. Целыми толпами. Археологи, местные — те, кто не успел сбежать, и даже туристы, которые на свою голову решили походить там и сделать эти свои дурацкие селфи. Я узнала об этом после того, как мне написал мужчина, у которого там пропал сын, и… Почитала новости и поняла, что там творится что-то нехорошее.
Женщина помолчала, прямо посмотрев на Стефана, и заправила прядь волос, упавшую на лицо, за ухо.
— Проблема со всех сторон выглядит плохо и похожа на работенку для мага. Я знаю, что время для такого не самое подходящее, но у меня вопрос — если магии в нашем мире больше нет, то что там может происходить?
Этот вопрос ее интересовал не меньше. Могло ли в этом мире есть место, где сохранилась крупица магии?
Может, по данной причине она и обеспокоилась этим делом? Потому что ее повела хрупкая надежда на то, что где-то есть магия?
Ванда вытащила из кармана телефон, разблокировала экран, открыла присланное письмо по электронной почте и протянула Стефану. Пусть он сам посмотрит, почитает, скажет, что думает об этом. Она начала действительно чувствовать себя ученицей, на чье решение мог повлиять учитель. Что он скажет, то ей и придется сделать. Или же она сама на свой страх и риск отправится на разведку, а уже оттуда вызовет свободных Мстителей и будет надеяться уже на то, что их кулаков хватит для решения поставленной задачи. Если уж честно… То этот вариант ей совсем не нравился.
Она верила Стефану больше, чем всем прочим Мстителям вместе взятым. Он многому ее научил, в конце концов, и она считала, что обязана ему за многое.
За ее ошибки, исправленные им. За то, что после всего он не стал ей врагом. За то, что она могла вот так взять и заявиться, зная, что будет выслушана.
Наверное, так можно было и с другими Мстителями, но… В их глаза смотреть ей все еще было стыдно. Все прошло, но чувство вины никуда не ушло. И это было к лучшему — если она будет помнить о прошлом, то будет знать, чего нельзя повторять в будущем.
— Извини, что пришла к тебе с этим, — она склонила голову, прикрыв глаза. — Просто сидеть без дела не хотелось, пока все бегают и чем-то занимаются… Но кому нужна ведьма в мире без магии? — она усмехнулась, задавая тот же риторический вопрос, который задал Стефан всего пару минут назад.
А кому вообще она нужна даже с магией? Всему миру было бы намного проще, будь Ванда Максимофф обычным человеком.
Пьетро примет ее всякой. Отец… может быть. Хотя ей было неизвестно то, можно ли ей еще продолжать считать Эрика своим отцом.
— Так что ты скажешь? Я маюсь ерундой и мне следует отдать это дело команде или… — Ванда замялась, задумчиво пожала плечами, посмотрев куда-то в потолок, и договорила свой вопрос: — Попробовать заняться самой?

+1

5

Стефан молчал. Не потому, что ему нечего было сказать – о, поверьте, было, и очень многое. Но Ванда пришла не затем, чтобы слушать его уставшее ворчание, полное яда отчаяния, а чтобы он выслушал ее.
Это понимание дается очень… малому числу людей. Все бегут, не в силах послушать другого, прислушаться к нему, понять, что стоит за его словами, взглядами, жестами. Привыкнув к неоднозначности магии, Стрэндж часто не только слушал, но и смотрел. Внимательно, пристально, рассматривая и самого человека, и его ауру. С последним сейчас было напряженно, но в остальном-то…
Ванда была готова уйти. А потом, как он предполагал, она возьмет билет до ближайшего аэропорта, доедет на козлах до этой Паленки и… пропадет, как все предыдущие. Не на зло ему или кому-то еще, не потому что «гладиолусы», а потому что сейчас Ванда стала такой же обычной, как и многие миллионы других.
Но и правда, что там может происходить?
- Что угодно.
Ответил он самое очевидное, переведя взгляд с Ванды на огромное окно во всю стену. Не круглое, как в Санкторуме, но тоже позволяет смотреть на город, думая совсем не о городе, а о чем-то далеком и масштабном.
- Если я верно помню, там где-то были храмы майя, - не прикидываясь всезнающим, Стефан устало потер переносицу, прикрыв глаза. – И в Паленке велись раскопки… Храма Солнца?
На ум пришел бог-тигр, спрятавшийся и «спящий» в одном знакомом Старке. Поэтому Стрэндж медленно перестал тереть переносицу, открыл глаза, хмуро уставившись куда-то перед собой.
- От кого, от кого, а вот от тебя не ожидал ошибки новичка, - посмотрев на Ванду, опустил руку на колено. Это не звучало укором, а было что-то вроде дружеского подначивания. – Магия не совсем ушла. Если бы она ушла совсем, Земля стала бы мертвой. В нашем мире магия настолько тесно переплетена с самой жизнью, что уже стала неотделима. Так что… скажем так, девяноста пять процентов магии ушло. Но пять все еще есть. Где-то. Тонким слоем размазано по планете, спрятано так глубоко, что умудрилось сохраниться.
Он замолчал, размышляя. Отдать это Мстителям, которые сейчас способны хоть что-то противопоставить – вариант, но…
- Мстителям? – на всякий уточнил, качнув головой. – Пантера или Тони, возможно, что-то и сделают, но если там и правда что-то, связанное с магией, мы лишимся Мстителей за один присест. А Тони еще слишком неопытен как Верховный, ему еще учиться и учиться.
Стефан снова устало потер глаз, окидывая взглядом «гостиную».
- А сама ты последуешь участи туристов, которые не успели понять, что стало их концом, - бесстрастно добавил, приподняв руку в воздухе. – Да и как ты помнишь…
Привычное заклинание телекинеза, сдвиг на двадцать семь символов…
Воздух загудел, завибрировал, и все листы в комнате поднялись в воздух. Стефан выглядел напряженным – он поддерживал заклинание, которое даже невербально, но сработало! Огромные «хлопья» бумаги плавно слевитировали в одну огромную стопку у окна.
- У меня всегда есть козырь в рукаве, - побледнев, Стрэндж все-таки довольно улыбнулся. – Правда, порталы я пока не пробовал.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (06.08.2022 23:27)

+1

6

Ванда приподняла брови и наклонила голову вправо, лукаво улыбнувшись. Слова Стефана напомнили ей о времени, когда училась управлять своими силами под его началом. Интересное было время.
Она внимательно слушала, а чародей сказал то, что она боялась услышать. В этой самой Паленке она сама пропадет, что бы там ни происходило. Просто потому что у нее больше нет никаких сил. Магия ее не спасет, а драться она умеет только в тесной кооперации со сковородой. А Мстители… Ровно в том же положении, что и она. Они не смогут справиться с данной проблемой, если она действительно магическая.
Стефан в это время приподнял руку, заставив ее взглянуть и восхищенно пронаблюдать за действием чар. Губы у нее сами изогнулись в довольной улыбке.
Если у кого-то в этом мире могла остаться магия, то только у него. Но насколько ее хватит? Он сказал про портал, и Ванда, вспомнив про это, нахмурилась и взволнованно посмотрела на бывшего учителя с немым вопросом, который так и не осмелилась произнести вслух.
— На случай того, если ты решил заняться этим делом, то напомню, что в Мексику можно и слетать, — хмыкнула она, подпирая голову руками. — С помощью самолетов. И не тратить силы.
Магия умела изматывать магов и в обычное время. Сама она на себе это тоже испытывала. Но каково это было в то время, когда магической энергии в мире, как выразился Стефан, осталось всего-то пять процентов, она не представляла.
Ванда помолчала, испытывая вину за то, что притащила ему новую проблему, но, тем не менее, радовалась хоть небольшой надежде и возможности все разрешить. За это она тоже почувствовала угрызения совести.
После возвращения из амулета последняя что-то слишком часто начала напоминать о себе. Словно она получила шанс на новый старт. Шанс на то, чтобы сделать все правильно. Так, как надо. И она не хотела все испортить.
Ее взгляд метнулся к нему, когда к ней закралась мысль, которая не сразу пришла к ней в голову, невзирая на то, что она была логична — а не собирается ли Стефан отправиться туда один? Если, конечно, она все верно поняла, и он собрался туда.
— В Паленке, как будто, собрались все эти пять процентов. Если эта проблема впрямь магическая, то там находится что-то, что сохранило магию. Не уверена, что это поможет исправить… сложившуюся ситуацию, но игнорировать это нельзя.
Ванда вздохнула.
— Я все равно хочу отправиться туда. Трудности меня не пугают, пусть от меня толку будет не так много.
Как будто она раньше была полезна. Чем чаще она обдумывала прошлое, тем сильнее складывалось впечатление, что от нее всегда было больше проблем. Сейчас она хотя бы не усугубит ситуацию, не справившись с эмоциями и желаниями.
Она может пропасть, как и все остальные. Так сказал Стрэндж. Мрачная мысль о том, что кому-то от этого даже может стать лучше, заставила ее поджать губы.
— Я возьму с собой биту.

+1

7

- У меня был выбор? – Стефан почти возмущенно приподнял бровь, но это был, скорее, жест удивления. – Ты ведь пришла не за тем, чтобы получить отказ.
К нему редко обращались с проблемами, которые могли решить «рядовые» маги, но сейчас любая магическая проблема была вообще ни для кого. Во-первых, потому что магии не стало. Во-вторых, потому что если даже полпроцента от имеющейся магии вылезло в виде волдыря, несущего потенциальную опасность, необходимо его вспороть. Жизненно необходимо. Хирургически точным лезвием, чтобы… не расплескать.
Пока Ванда сохраняла разум в плоскости бытовой реальности, говоря о билетах, самолетах и прочих привычных для простых смертных вещей, мысли Стрэнджа улетели даже за грань мира вещественного. Он откинулся на кресле, снова уставившись в окно – на невнятно серое небо, затянутое облаками. Ведь, если в Паленке и правда осталось что-то из магического, они могли бы… не столько разобраться, как того требовала логика и здравый смысл, а использовать. Времена был отчаянными, и каждая крупица магии была на вес золота.
Максимофф будто подслушивала его мысли. Потому-то задумчивый взгляд медленно перешел на нее, тяжело и въедливо рассматривая, словно проверяя на каких-то своих весах все «за» и «против».
Она была права – там могла быть магия. Паленка могла стать для них золотой шахтой, а они – кладоискателями, правда, кирка была у них одна на двоих. Ужасно так думать, ведь эта «шахта» или стала, или могла стать могилой для многих невинных… Потому Стефан с трудом отвел взгляд в сторону, мельком подумав, что даже сейчас Ванда выглядит как-то… приятно уязвимо, вызывая щемящее желание защитить ее от целого мира.
И это при том, что он запретил себе думать о ней в таком ключе.
При том, что она всегда могла постоять за себя.
«Все равно хочешь отправиться?»
- Вот поэтому я иду с тобой, - протяжно вздохнул он с уставшим видом – не то от собственных изысканий, не то от применения заклинания, не то от чего-то еще. – Мне как раз надо было… опробовать имеющиеся возможности в менее густонаселенных условиях.
Ванда не стала спрашивать, откуда у него магия. Не уточнила, почему у него, когда весь мир уснул без магической подпитки, все еще складывались заклинания от пасов руками. Это был акт доверия? Но ведь и про титул Верховного она, кажется, все еще не спрашивала… или все это было оставлено на сладкое – длительный перелет в Мексику?
Оказаться запертым на многие часы в ограниченном пространстве самолета, где крайне сложно избегать разговоров, было для него куда хуже, чем сражаться с Дормамму, Кошмаром, Мефисто или кого там могло принести очередным кривым течением судьбы.
- Советую обмотать колючей проволокой. Дерево я не зачарую, а вот металл – вполне, - невольно улыбнувшись, Стефан поднялся из кресла. – Не будем терять времени. Хотя мы его все равно потеряем – я не помню, куда дел свой паспорт.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (06.08.2022 23:49)

+2

8

— Верно, — протянула Ванда, издавая тяжелый вздох.
Не за тем, чтобы получить отказ, а ожидая получить помощь. Или надеясь на то, что у наставника, которым она все еще считала Стефана, будут ответы на ее вопросы и решение сложившейся ситуации. Нагло. Эгоистично.
Она привыкла думать, что он могущественен и будет таковым всегда. Он исправлял ее ошибки, и каждый раз, когда такое происходило, она чувствовала себя не взрослой женщиной, а маленькой девочкой, нашкодившей и не знающей, что следует сказать. Правильные речи, оправдания и признания собственной вины — все это рано или поздно набивает оскомину, становится пустым звуком, превращается в то, что можно пропустить мимо своих ушей. А потому с каждым разом подбирать слова все сложнее.
Ей бы хотелось исправиться. Эта мысль все чаще и чаще посещала ее. После всего, что произошло, было бы странно, не подумай она об этом. Нужно было остановиться и перестать творить дичь, от которой волосы дыбом вставали у всего мира. Когда магия вернется, а она вернется, нельзя забывать про свои размышления.
– Мне как раз надо было… опробовать имеющиеся возможности в менее густонаселенных условиях.
Ванда нахмурила лоб, но ничего не сказала. Ей и самой было любопытно посмотреть на то, что мог сотворить Стефан. Кроме того… Наблюдать за тем, как он колдует, всегда было до неловкого приятно. Она об этом никогда вслух не говорила, но то, что ему удавалось лучше контролировать магию, она не скрывала и признавала.
Магия Хаоса давала неограниченные возможности и, к сожалению, этим затмевала здравый смысл, подталкивая ее к “великим свершениям”. Она бы все отдала просто для того, чтобы держать ее в узде и саму себя заодно.
Именно по этой причине она не желала ставить себя выше Стефана или Агаты. У них было то, чего никогда не будет у нее. Контроль. Она может стараться, стараться и еще раз стараться, но никогда не сможет сказать с уверенностью, что ее магия ни за что не взорвется в какой-то момент под действием ее эмоций.
— Советую обмотать колючей проволокой. Дерево я не зачарую, а вот металл – вполне. Не будем терять времени. Хотя мы его все равно потеряем – я не помню, куда дел свой паспорт.
Ванда довольно улыбнулась, неожиданно почувствовав себя тепло. Осознание того, что Стефан летит в Мексику вместе с ней, успокаивало и вселяло в нее надежду на лучшее. И вот ей уже не казалось, что затея эта заведомо провальная. Да, у нее не было магии, но у него она была, и от него так и так было бы больше пользы.
— Ближайший рейс через три часа. Я уже посмотрела, — произнесла она, не скрывая моментально поднявшегося настроения. — Время у нас есть даже на то, чтобы я смогла найти биту, — коротко засмеялась.
Неизвестно, почему, но предстоящий полет в самолете вызывал в ней предвкушение. Она никогда не летала на них. На квинджетах — было дело, но на самолетах… наверное, что никогда. Для ведьмы, способной телепортироваться и открывать порталы в любой точке земного шара, они без надобности. Можно сказать, дополнительный опыт. Кто знает, вдруг понравится.
Она открыла одну из вкладок в мобильном браузере, на которой было открыто расписание рейсов из Штатов в Мексику, и кивнула самой себе. Им придется провести в полете чуть больше десяти часов. Можно либо выспаться, либо поговорить о всяком.
Ванда надеялась, что перелет послужит Стефану отличным поводом поспать. Ее так и не покидало навязчивое желание постоянно напоминать ему об этой необходимости и потребностях организма, но она старалась затолкать подальше в мысли эту чрезмерную заботливость.
— Если нам, конечно, еще знаменитые нью-йоркские пробки не помешают, — пробормотала она, вспомнив про то, что надо бы еще до аэропорта добраться без задержек.

+1

9

Три часа – не так много в масштабах Вселенной. Стефан патетично скосил взглядом на Ванду, развернулся и провел рукой по пространству, словно бы смахивая с него… невидимую пыль или эфемерную пленку, заметную ему одному. На деле же это был всего-навсего привычный жест, за которым раньше могло последовать хоть что-то, а сейчас было больше моральным ритуалом.
- Тогда стоит сразу и билеты забронировать, - сосредоточившись на маленькой точке в пространстве, Стрэндж упорядочивал мысли вместе со словами, - и вызвать такси.
Он отошел чуть дальше, за кресло, оставив между собой и Вандой не только мебель, но и пространство. Все еще не зная, как доставшаяся ему магия может себя вести, старался свести ущерб к минимуму, и уж совершенно точно не желал навредить Максимофф.
Будь у него все Слова, весь набор Букв, он и не подумал бы тревожиться и «рассматривать возможности», «тренируя» их вдали от города. Но он получил лишь часть, и пусть даже с ней он был могущественнее богов, эту мощь требовалось применять… осторожно. Чтобы, поднимая спичку, не взорвать половину Манхэттена.
Стефан заговорил, и слова, срывающиеся с его уст, были похожи на невнятный бред сумасшедшего – невозможные слога, несочетаемые звуки, искривленные слова. Но по мере говорения они каким-то образом становились понятны, настолько, что можно было хлопнуть себя по лбу – «и как я раньше не догадался». Но попытка расслышать и разобраться, что он говорит, рассыпалась в прах. Произносимые слова все равно оставались загадочными историями, которые прекрасно знаешь, слушаешь запоем, но никогда не сможешь повторить.
Казалось, само пространство прислушивается к его речи, тянется всеми возможными способами. Очертания предметов загудели, размывались, будто к ним быстрой рукой дорисовывали лишние линии. Стрэндж, прикрыв глаза наполовину, не замечал – ему нужно было кое-что от мироздания, и он пытался объяснить, что именно.
Говорить со вселенной на ее языке было… до утомительного сложным.
Сначала пространство недовольно вспыхнуло светящимся шрамом, но не раскрыло этот самый шрам. А затем, когда Стефан заговорил громче, словно усилив напор, наконец вздохнуло – четкий звук, похожий и в тоже время абсолютно непохожий ни на что ранее слышанное, вздоха пронесся по комнате – шрам стал небольшой дверью, похожей на дверцу книжного шкафа.
Дверцу, висящей прямо в воздухе.
На лбу Стефана выступил холодный пот. Его лицо заметно побледнело, губы приобрели цвет глубокой нездоровой синевы, щеки впали, а руки знакомо затряслись. Игнорируя все это, он потянулся к дверце, открыл ее.
Это и правда было похоже на книжный шкаф… если у книжного шкафа, вместо задней стенки, могла быть огромная пасть с невероятным количеством клыков.
- Шоколадный пудинг, - устало произнес Стефан, и клыки медленно дрогнули. А затем, когда он протянул руку, из-за этих клыков показался длинный язык, покрытый не то пупырышками, не то присосками, и очень преданно коснулся – видимо, лизнул – тыльную сторону ладони Стрэнджа.
Она тут же покрылась волдырями. Волшебник, стиснув зубы, приподнял «ошпаренную» руку и провел по этому языку.
- Хороший мальчик.
Под ладонью расцветали новые волдыри, словно после ожогов, но мужчина игнорировал их, как и зловонное дыхание, распространявшееся по комнате. Не скажи он кодовую фразу, оно бы их уже парализовало, оставив на сутки практически статуями.
- Все, хватит нежностей, - на его руку без слез было не взглянуть, но Стефан упорно не замечал, зато другой, еще целой, рукой вытащил пару конвертов из этого «шкафа». – Пудинг кончился.
Язык вернулся на место, клыки сомкнулись. Волшебник закрыл плечом дверцу, и пространство вокруг тут же с мерзким влажным звуком схлопнулось. Никакого языка, клыков и дверцы.
Стефан держал в правой руке два бумажных конверта – желтоватых, с сургутными печатями, обмотанные почтовой бечевкой. Другая висела плетью, от сгиба локтя и до фаланг пальцев покрытая жуткими волдырями и ожогами.
- Здесь деньги и документы, - протянул он Ванде, стараясь не смотреть в глаза – опять отчитает за то, что не заботится о себе, незачем давать повод для зрительного контакта. – Если тебя не затруднит, можешь заняться оформлением и покупками? Мне нужно привести себя в порядок и, пожалуй, принять душ.
Исцеляющее заклинание было в свитке, который он достал из другого тайника, но кто знает, поможет ли оно в нынешних условиях.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

10

Ванда с беспокойством наблюдала за тем, как Стефан колдовал, и чисто из любопытство пыталась вслушиваться в его слова. Странное и необычное ощущение. Знать, что примерно происходит, но при этом не иметь возможности прочувствовать это. Она не “слышала” даже отголосков магии, творимой в этой комнате.
Ей с трудом удалось удержать себя на одном месте, когда в воздухе появилась дверца, а затем последовало то, что последовало. Стефан знал, что делает. Эту мысль она повторила самой себе несколько раз, подавляя свое желание броситься на помощь. Но ей не удалось удержаться от огромного количества вопросов, которые она пока задала только в своей голове, не озвучивая их вслух.
Когда все закончилось, и Стефан повернулся к ней, держа в правой руке какие-то конверты, ее взгляд был намного красноречивее всех слов.
На нем прекрасно читалось и возмущение тем, что он позволял себе так калечиться, и обеспокоенность тем, что ему была необходима медицинская помощь. И тем, что он потерял силы, устал.
Максимофф так и хотелось высказать ему все, что в этот момент вертелось у нее на уме и на языке, а заодно немедленно сделать все, чтобы унять его боль. Она видела, насколько это тяжело ему далось. Ее брови сдвинулись, когда она молча взяла конверты, не решаясь открыть рот и заговорить, ведь тогда из нее польется поток ругательств и всяческих желаний настучать Стефану за то, что он себя не бережет.
— Ты сам знаешь, что я хочу тебе сказать, — сухо произнесла она. — Умножь это в десять раз и прибавь к этому десять слоев грязного мата, и тогда ты получишь представление о том, как я отношусь к тому, что я только что увидела.
Ее губы сурово сжались, словно пытаясь превратиться в тонкую нить. От долгих попыток убедить его в том, что ему нужно следить за своим здоровьем, за своей сохранностью, не взваливать на себя слишком многое, ее останавливало… Непонятно что. То, что это будет расценено за нечто иное, о чем нельзя даже заговаривать. То, что Стефан все равно ее не послушает и будет дальше упрямиться. То, что сейчас она ничего не сможет сделать.
И то, что она сегодня пришла к нему за помощью, как раз таки взвалив на него необходимость помочь людям в Мексике справиться с раскопанной ими проблемой.
Будь у нее силы… Ничего этого бы не было.
— Тебе нужен не только душ, — вздохнула она, устремив взгляд на его левую руку. — Я пока забронирую нам билеты. И еще — у меня были деньги на них.
Последнее было сказано с ноткой упрека, как бы намекая на то, что Стефану достаточно было только найти свой паспорт. Хотя если вспомнить о том, что чародеи редко пользовались им, можно было предположить, что он счел поиск забытых документов пустой тратой времени. Она покачала головой и вернулась обратно в кресло, распечатывая конверты, вытаскивая документы и ища нужный номер.
С помощью этого Ванда пыталась успокоиться и расслабиться, но увиденное не давало ей покоя. Как часто такое происходило? Если довольно часто, то неудивительно, почему Стефан так плохо выглядел. Ей хотелось прибить саму себя за то, что она заявилась сюда, дав ему дополнительный повод поступить так.
Стефан нужен был миру, пусть даже сейчас магия отсутствовала. Он нужен был Мстителям, которые без него в серьезных бедах не справятся. Он нужен был ей, в конце концов, как друг, наставник и надежная опора.
— Здравствуйте, я бы хотела заказать два билета в Мексику, штат Чьяпас, — заговорила она, когда на том конце трубки услышала приятный женский голос.
Она вздохнула, сосредоточившись на разговоре и решив, что во время перелета у нее будет время на то, чтобы хорошенько все обдумать.

+1

11

Стефан пакостливо улыбнулся. Конечно он знал. Эти невысказанные слова, сдобренные бранью, уже крутились в его собственной голове, хотя едва зародились в ее. Это был высший акт понимания – когда ты знаешь все то, что тебе хотели сказать. Лучше всякой телепатии.
Не то, чтобы он делал это специально. Или делал, но старательно и изо всех сил игнорировал, ожидая, когда же кто-то вслух скажет «остановись»… словно это и правда могло сработать, словно он и правда бы остановился, и от этого все изменилось. Ловушка была в том, что те, кто мог сказать ему остановиться, знали, что он не остановится. А еще знали, что если он не платит цену, то наказывает себя.
Лишившийся титула Верховный Волшебник, владеющий крупицами магии в мире без магии. Звучит как начало трагикомедии.
- В следующий раз не покажу, - с легким налетом ребячества ответил, сделав вид, что рука совсем не болит. – Будет тебе. Не делай вид, будто сама не делала что-то похожее.
А потом сокрушалась «как же это так получилось». В сущности, Стефан не пытался вызвать у Ванды хоть каплю жалости или злости – или любых иных чувств и эмоций. Это была просто… часть его мира, того самого, где все всегда идет наперекосяк. И отсутствие магии на Земле не означало ее отсутствие в других местах, где ступала нога бывшего Верховного.
Новые инструменты были все еще незаточены, не прилажены под руку. Будь это другое время, он бы в одно мгновение залечил раны, которые считал пустяковыми на фоне того, что вынес и мог бы еще вынести. Не сказать, что он не чувствовал боли – все же он не был каким-нибудь Росомахой или Зимним Солдатом, так что боль расположилась на обожженной коже со всей обстоятельностью самых острых ощущений.
Но демонстрировать это перед Вандой – даже перед ней, одной из своих учениц, которая, казалось, видела много такого, что не могли вынести и величайшие из героев – не собирался. Подумаешь, царапина… на всю руку.
- Да что ты говоришь, - не изменяя едкому тону, Стефан развернулся и склонился над журнальным столиком. – А я и не подумал как-то…
Больше было похоже на ворчание человека, которого уязвлял сам факт, что о нем может кто-то… не заботиться, а переживать. Словно это делало его поступки не подвигами, а намеренным самоповреждением ради вызова каких-то чувств.
- Однажды я позволю женщине заплатить за меня, но не пока я жив, - направившись в сторону ванной комнаты, Стрэндж сделал неопределенный жест поврежденной рукой. – Возьми мне место у окна.
Ванная представляла собой ровно то, что ожидаешь увидеть в квартире-студии под самой крышей – небольшое пространство, большую часть которого занимал умывальник и зеркало над ним. Вертикальный душ уютился в самом углу, словно сам не понимая, как сюда поместился, а туалет сиротливо стоял в каком-то несуразном углу, будто его приделали уже очень и очень погодя вместо какого камина.
Стефан положил свиток на раковину, развернул – все это одной рукой, стараясь даже не вспоминать про левую руку. Слова, некогда написанные в свитке, были выцветшими, поблекшими, а, значит, имели крайне малую силу и вряд ли могли помочь в сложившейся ситуации. Даже если он заставит их помочь другим образом.
Кстати говоря об этом…
Проведя рукой над свитком, он прошептал очередной пласт абракадабры, который послушно упал с его губ прямо на свиток. Старинный пергамент – на самом деле, не такой уж и старинный, всего каких-то пятьсот лет – сначала медленно сжался, будто его кто-то скомкал, а затем вытянулся длинной полосой, похожей на матерчатый бинт. Эта «змея» неспешно поползла по руке волшебника, забинтовывая травмированную руку, скрывая обожженную кожу, приглушая боль. Не сказать, что сам процесс был лишен болезненности, но не было ничего в подлунном мире, чего бы не мог вынести мужчина, сцепив зубы и вцепившись пальцами в раковину.
Когда рана была скрыта бинтом, он смог и принять душ, и подправить бородку, и даже немного подстричь вихры волос. Все это мгновенно сжигалось – незачем оставлять любопытным возможные ингредиенты для всяких чар. Было, плавали, обжигались.
Вернувшись в гостиную при всем параде – в темном костюме-тройке и темно-синем плаще, подстриженный, причесанный, скрывший забинтованную руку в кармане брюк, - Стефан вопросительно посмотрел на Ванду.
- Ты без багажа? – осмотрел он пол рядом с ней так, словно и не видел, как она зашла без всего вообще. – Как хорошо, ведь я тоже. Только ручная кладь.
Он мягко стукнул о пол тростью, которая появилась из воздуха. Стрэндж не стал говорить, что, при его желании, эта самая трость мигом оборачивается секирой.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

12

Стефан вел себя как ребенок. Большой маленький ребенок. Он знал, что она никак не сможет ему помешать поступать так еще, и еще, и еще. И знал, что она сама шла на такие же жертвы, не заботясь о себе, но все равно это не было для него оправданием.
Ванда отказывалась принимать подобное и мириться с тем, что он не собирался даже уменьшить проблемы. Всю дорогу до аэропорта она старалась не смотреть на его перебинтованную руку, не желая сорваться и устроить сцену при всех. У него в квартире еще можно было бы, но сейчас, когда они находились в зоне ожидания, нет.
Ей не хотелось, чтобы охрана выпроваживала их прочь, не дав им сесть на борт. Что бы ни произошло, ей все же хотелось попасть в Мексику, и она от души радовалась, что Стефан не попытался открыть туда портал.
— Нам туда, — она указала на паспортный контроль и пошла туда первой, чувствуя какую-то обеспокоенность.
Последнее, чего она хотела, так это того, чтобы их узнавали окружающие. Раньше избегать этого удавалось легко, но без магии это было сложновато. Она изменила для этого свой имидж, напрочь отказавшись от своего знаменитого костюма Алой Ведьмы в пользу обычной и удобной одежды, в которой можно было бегать, прыгать, сражаться и жить, не привлекая нежелательное внимание к себе. А после того, как магия исчезла, она и цвет волос поменяла на светло-рыжий, и нельзя сказать, что это ей не нравилось.
Но проблемой сейчас являлось то, что сотрудница аэропорта посмотрит на их паспорта и… Ей даже вглядываться в их лица, чтобы узнать их, не придется.
Могла ли Ванда сказать, что продолжала являться Алой Ведьмой? Ага. С большой такой натяжкой. Ведьма без магии, которая по прибытии в Паленке найдет здоровенную палку и будет с ее помощью сражаться.
Ничего. Другие Мстители умеют обходиться без магических сил и заклинаний, а значит сможет и она. Так она себя убеждала.
Впрочем, все эти беспокойства отошли на второй план, когда она, отдав паспорта и билеты на проверку, взглянула на Стефана. Раздражение прошло, стоило ей подумать о том, насколько ему больно. Помогли ли ему крупицы магии избежать агонии или ему приходится стоически терпеть, делая вид, что все в порядке?
Она бы так не смогла. Она бы сделала все, чтобы избавиться от необходимости так страдать. Более того — она не была уверена, что полетела бы в Мексику в таком состоянии. Хотя нет… Полетела бы. Ее упрямство, умноженное на искреннее желание помогать людям, не позволило бы ей роскоши лениться.
— Все в порядке, — девушка улыбнулась им и протянула документы и билеты. — Пройдите в зону ожидания, пожалуйста. Посадка начнется через двадцать минут. Вы подошли очень вовремя.
Ванда улыбнулась ей. Двадцать минут — это очень хорошо. Меньше придется ждать. Ей уже не терпелось оказаться на борту.
— Спасибо, — она взглянула на Стефана. — Все это так ново. Раньше бы с порталом легко справились… Ты когда-нибудь летал на самолетах? Мне вот не доводилось.
Ее взгляд наткнулся на кафе.
— Не хочешь кофе перед вылетом? — ей так и хотелось спросить его о том, как он себя чувствует, но не решалась.
Но знала, если ему станет дурно, то сдерживаться в выражениях она не станет, а просто все выскажет. Разумеется после того, как убедится в том, что с ним все хорошо или его состояние находится на приемлемом уровне.

+1

13

Девушка на паспортном контроле долго изучала его паспорт. Стефан не нервничал – это было вполне нормальное явление. Его могли как вызвать на дополнительный осмотр, так и предложить свой номер телефона – ничему из этого маг не удивился бы.
Но их пропустили без всех этих прелюдий, и этому он тоже не удивился. Кивнул, поблагодарил и направился за Вандой. Ей, сохранившей еще толику умения удивляться, все было не слишком-то привычно.
Стефан даже усмехнулся – по-доброму, почти ласково. Молодое поколение всегда напоминает старому, ради чего они живут… и что вокруг них – поразительно огромный мир, восхищающий и расцветающий все новыми сюрпризами, к которым нужно быть готовыми.
- Летал, - не став уточнять, что успел покататься почти на всех видах летающих аппаратов, провел взглядом группу туристов, говорящих на смеси мандаринского и какого-то сложного восточного диалекта. – Ну-с, мы бы и сейчас с порталом легко справились… не уверен, что портал легко бы справился с нами.
Пусть Стрэндж шутил, но в любой шутке волшебника крылась щепотка правды. Обретенная магия не была «неустойчива», а вот странновато непослушной вполне была. Старые заклинания не работали, а потому требовалось найти иной, новый способ открытия порталов. И этот новый способ мог сделать… что угодно. Войдя в такой портал, нельзя было быть уверенным, что выйдешь наружу. Никаких продолжений, именно точка.
Что говорить о вариантах, когда из порталов могло выбраться совсем не то, что в него заходило…
- Если они делают тройной американо – буду.
Стефан знал, как это звучало – строжайший приверженец чая обращался в кофеманную веру, без зазрения совести оповещая об этом вслух. Но пока магия не коснулась его вкусовых рецептов – точнее, не извратила их снова, он пользовался каждым моментом ощутить себя человеком.
Подойдя к свободному столику, Стрэндж поставил трость и присел. Не сказать, что он был каким-то необычным посетителем аэропорта, но чувствовал на себе заинтересованные взгляды.
И пока Ванда ходила за кофе, он коснулся левой руки и, медленно разминая ноющую ладонь, обвел взглядом помещение. Обычный, практически ничего не значащий жест человека, пытающегося осознать, где находится, как много вокруг людей, где информационные табло…
На него смотрела маленькая девочка, кусающая мороженое. Ничего странного, ведь дети часто видели больше взрослых. Стефан мягко улыбнулся ей, переводя взгляд на ее родителей – они о чем-то крайне сдержанно спорили. Кажется, о том, чем перекусить в кафетерии.
Молодая пара с разноцветными волосами, в очках и многочисленными значками с разными изображениями по всей одежде и рюкзаках, с интересом рассматривали его, постоянно будто бы сравнивая с чем-то в своих телефонах. Стефан склонил голову, приподнял ворот плаща и отвернулся, вызвав у девушки из пары неровный выдох и шепот на ухо ее молодому человеку. Ничего странного, очередные фанаты необъяснимого, знавшие о нем из-за интернета.
Пожилая дама с хитринкой в глазах. Укрывшись красиво расписанным шерстяным платком, пряча улыбку в уголках глаз, она внимательно изучала Стрэнджа, словно увидела кумира… или кого-то очень ей знакомого. Стефан коротко кивнул ей с улыбкой, и она кокетливо кивнула в ответ.
Были и другие – те, что смотрели снисходительно, и те, что смотрели с негативным подтекстом. Стефан рассматривал каждого, бегло отмечая, но ни на ком долго не останавливаясь. Он долго не был… просто среди людей, думая о них, а не о себе.
Порой так сложно вспомнить, ради чего это все. Ради чего его упорство и упрямство. Ради чего он терпит боль в руке, которая притухает из-за действия магии и крупиц исцеления в свитке. Ради чего они с Вандой отправляются в Паленку, ради чего там будут рисковать. Ведь они делали это не ради целого мира, а ради людей. Вот таких вот простых, понятных, случайных и незнакомых людей, которые могут не вспомнить о них через двадцать минут.
Разумеется, они отправлялись туда не только ради людей. Не только ради спасения невинных. Об этом могли говорить и верить герои, использовавшие свои силы во благо других, не требующие никакого поощрения, кроме словесной благодарности. Но магия давалась куда большими жертвами, и потому среди волшебников редко находились столь великодушные альтруисты.
Когда Ванда поставила перед ним кофе, Стефан со зловещей задумчивостью поднял на нее взгляд.
- Как думаешь, - неторопливо начал он, - все эти люди вокруг… хоть на мгновение догадываются, что среди них мы – величайшие из магов, что могли как спасти, так и уничтожить все живое? Что сила, которой мы владеем, может быть направлена не за, а против них.
Теперь он смотрел куда-то мимо – по верхам голов, рассеянно наблюдая за движением толпы.
- Если в Паленке и правда осталась магия, - продолжил, не изменив философски мрачному тону, - я могу… отдать ее тебе. Знаю, что ты взялась за это, чтобы помочь людям – я не сомневаюсь в твоем златосердечии, но прекрасно понимаю, что нам, магам, магия нужна как дыхание.
Стефан замолчал, сохраняя внешнее спокойствие, ощущая внутреннюю дрожь. Они оба знали риски магии хаоса, и оба видели, на что способна Ванда. Может… мир без магии был ее шансом на нормальную жизнь, на обретение самой себя без ее разрушительных и прекрасных способностей. И все же, как он и сказал, маг без магии что рыба на суше. Это было не то предложение дара, не то возвращение проклятия, от которого она избавилась.
Значило ли это, что и он проклят?
Вдруг захотелось выпить. Даже руки зачесались из-за того, что пальцы прикасались к кофейной чашке, а не стакану из толстого стекла с виски, омывающем кубики льда.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (10.08.2022 14:15)

+1

14

Ванда начинала думать, что все ее усилия пошли прахом. Молодая работница кафе не отрывала от нее взгляд, отводя его лишь тогда, когда она смотрела на нее в ответ, нахмурившись. Стоять и ждать, пока кофе будет готов, тоже было необычно. Это напоминало ей о том, как сильно раньше она была оторвана от мира — она отвыкла от стольких мелочей, привычных обычным людям и даже Мстителям, упрощая себе жизнь с помощью магии и даже не думая о последствиях. Магия ее разбаловала настолько, что теперь она чувствовала себя беззащитно и неполноценно.
— Благодарю, — произнесла она, когда перед ней поставили ее заказ, и заплатила. — Всего доброго.
Возвращаясь к Стефану, от ее внимания не ускользнуло то внимание, которым его одаривали посетители. На нее посмотрели лишь тогда, когда она села напротив него и поставила перед ним его тройной американо, а перед собой латте. Ее глаза скользнули по всем, кто смотрел в их сторону, и сердито зыркнула, вынудив всех немедленно отвернуться. Парочка неподалеку от них, на головах которых творился форменный апокалипсис по мнению Максимофф, моментально зашушукались, стараясь не смотреть.
Она все еще была узнаваема. Стоило людям только приглядеться, всмотреться в ее лицо, и тогда они осознавали, что перед ними находилась Алая Ведьма.
Стефан заговорил, и она все свое внимание направила на него, ничуть не удивленная его вопросом. Ее взгляд вновь заскользил по окружающим их людям, после чего она пожала плечами. Знают ли люди о том, на что они в действительности способны? На что были способны? Они в одиночку могли шатать мир и все его правила, не задумываясь о людях, но, тем не менее, все, что они делали, было направлено на их защиту.
Она могла сказать с уверенностью, что все эти люди не знают о них ровным счетом ничего. Только то, что они Мстители, обладающие мощными способностями. Не более того. Или же она ошибается? Она так давно не сидела в интернете, не смотрела телевизор и не общалась просто с кем-то, чтобы знать о настроениях в обществе.
Со следующими словами Стефана Ванда изумленно посмотрела на него, но промолчала. Ей было понятно, о чем он сразу подумал — о том же самом, о чем и она. О магии хаоса. О том, что она могла сделать с ее помощью.
Максимофф молчала, испытывая одновременно и желание поблагодарить Стефана за возможность хоть чуть-чуть почувствовать магию, и желание отвергнуть его предложение и позволить ему самому забрать все себе. Второй вариант, наверное, будет лучше. Ему могут потребоваться все силы в скором будущем. Она знала это, так как смутно понимала, что их мир без магии существовать не может, а следовательно данная проблема должна каким-то образом решиться. Вопрос был лишь в том, как это сделать и когда.
Стефан вряд ли останется в стороне.
— Ты уверен, что эта магия, которую мы найдем… если мы ее найдем, не пригодится тебе самому? — спросила она, оперевшись локтями о стол и положив голову на ладонь. — Без магии сложно, но я могу потерпеть, пока все не вернется на круги своя. Тебе она все же нужнее, — она скосила взгляд в сторону его руки, недовольно нахмурившись.
Но ей все равно стало интересно, вернется ли к ней магия хаоса, если она получит остатки магии. Связь с Хтоном оборвалась, а восстановится ли она в такое время, пока в мире отсутствовала магия, ей было неизвестно.
— Хотя, возможно, нам с тобой не стоит пока делить шкуру все еще живого медведя, — усмехнулась. — В Паленке предстоит еще разобраться с тем, что там происходит.
Ванда помолчала, возвращаясь мыслями к теме, чуть ранее поднятой Стефаном, и вновь посмотрела на людей вокруг. Как странно. Она так давно не была среди них. Она жила рядом с ними, сражалась за них, помогала им, но, тем не менее, она как будто всегда находилась в иной реальности — не рядом с ними. Не жила так, как жили они. Она их и понимала, и не понимала.
Так подозревали ли они о том, что и она, и Стефан были опасны для них и всего их мира? Что они могли сражаться не за них, а против?
— Не знаю, подозревают ли они, что мы можем стать для них худшим из всех зол, — задумчиво пробормотала она. — Может быть. Они не такие уж и глупые.
Максимофф посмотрела на Стефана и мягко улыбнулась. Ей не было известно, о чем он думает, но предполагала, что обо всем и сразу.
— Я еще не попросила у тебя прощения за то, что пришла вот так нагло и потащила тебя в Мексику. Извини. И я тебе глубоко признательна за все.

+1

15

- Вот как, – Стефан взял чашку обеими руками, не замечая легкого покалывания тепла в обеих ладонях. – И почему она мне нужнее, Ванда?
Он смотрел на нее без вызова и едкого укола уязвленного самолюбия, а с участливым дружеским интересом, с которым спрашивают честного ответа. Можно было не раскладывать карты, чтобы угадать наверняка – она думает, что ему нужна магия, дабы вернуть все остальное. Ведь она так и сказала – «вернется на круги своя». И он уже зарекомендовал себя как тот, что душу рвал на части вполне буквально, чтобы спасти всех и вся.
- А если я скажу тебе, что магии нет из-за меня? – он не отводил взгляда, но и не притрагивался к кофе, все еще грея руки – так он скрывал тремор, который бы обязательно выдал его внутреннее напряжение. – Что это по моей вине все стало таким, и я не знаю, как вернуть все на круги своя?
Сложно признаваться в своих ошибках, еще сложнее – той, чьи ошибки он исправлял так часто. Но этим самым он отвечал на свой собственный вопрос о доверии. Ведь не расскажешь тому, кому не доверяешь, о своей величайшей ошибке… и ловушке, в которую тебя заманил старый враг.
Хотя можно ли называть врага того, с кем жил под одной крышей и ел одни и те же пироги?..
- То, что есть у меня, не совсем… магия, - Стрэндж опустил взгляд на черную гладь тройного американо, зная, какая атомная доза кофеина содержится в нем. – Но оно может работать как магия. Поэтому независимо от того, что мы найдем в Паленке, это не повлияет на мои силы. А вот на тебя…
Он замолчал, не зная, как лучше донести. В кои-то веки все хорошие слова у него закончились, споткнувшись о краеугольный камень моральной дилеммы – выдавать или не выдавать оружие обученному магу, который может пригодиться… или послать его ко всем чертям, узнав, что он сделал.
- Не надо, - мягко и негромко произнес он в ответ на извинение. – Не… извиняйся. Я совершенно точно не тот, у кого надо просить прощения хоть за что-нибудь. Не будь я так самоуверен в своих силах, ты бы сама решила эту ситуацию, а, может, она бы и не случилась. Так что сейчас мы, по сути, исправляем мою ошибку.
Но просить прощения за это он не будет. По одному откровению за раз, не перебарщивать.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (10.08.2022 16:01)

+1

16

Ванда пристально посмотрела прямо в глаза Стефана, как бы спрашивая, серьезно ли он хочет услышать ответ, который и так знает. Ее губы было изогнулись в усмешке, но тут же она помрачнела, услышав следующие речи. Неожиданно было такое услышать. Она выпрямилась, округлив глаза на пару секунд, хмурясь и пытаясь понять, правду ли говорит он или просто подкалывает ее, подшучивает от нечего делать, но чем дольше она смотрела и слушала, тем больше понимала, что все — правда.
В это поверить было так сложно. По большей части из-за того, что она привыкла видеть в нем идеал, ведь ей было так далеко до того контроля, который был у него над магией. Впрочем, нельзя сказать, что это изменилось.
Это признание просто в лишний раз напомнило ей о том, что он тоже человек. Люди не бывают идеальными, как бы они ни старались. А она… Она натворила столько всего, что не ей смотреть на кого-то с возмущением и не ей обвинять других во всех смертных грехах.
— Как это произошло? — вопрос вырвался сам, и она покачала головой, вздохнув. — Можешь не отвечать, если не хочешь, но ты же не думаешь, что я буду тебя осуждать?
При этих словах она хмыкнула, печально и задумчиво. Ей немного стало ясно, почему он так загоняет себя, калечит при каждом удобном случае, не позволяет себе отдохнуть, хотя в мире уже нет магии, и можно выспаться хотя бы двое-трое суток. Или она думает, что ей стало понятно. Тем не менее…
Все это следовало обдумать. Благо, у них впереди почти десятичасовой перелет в Мексику. У них будет время для того, чтобы собраться с мыслями перед тем, как нырять в пучину проблем в Паленке.
Максимофф покачала головой, отвлекшись от своих размышлений. Насколько же все сложно стало в мире.
— Все совершают ошибки, Стефан. И, к сожалению для тебя, то, что ты сделал, все равно не является хорошей причиной для того, чтобы ты так запускал себя и не заботился о своем здоровье и состоянии, — она поджала губы, сложив руки перед собой. — Ты вернешь магию. Зная тебя, я могу с уверенностью сказать, что ты не оставишь это просто так. Даже если бы ты не был причастен к ее исчезновению.
Взяв свой латте и отпив из него пару глотков, Ванда тяжело выдохнула. Ей хотелось помочь с решением проблемы, но пока она даже не представляла, как и с какого конца браться. Да и захочет ли Стефан в союзники ту, что может хорошо так наломать дров.
— Если я получу магию в Паленке, то я бы хотела помочь тебе. Хоть с чем-то. Да, от меня порой больше проблем, но я буду на твоей стороне, что бы ни случилось. Скажи, что нужно сделать, и я сделаю.
Ей захотелось сказать, что он не одинок в своей борьбе, но смысл в этом, если проще доказать это делом, а не словом.

+1

17

Пожалуй, Ванда была правильным человеком, чтобы признаться в этом. Чтобы с ее помощью наконец хоть немного примириться с мыслью, что даже он, великий и ужасный магистр мистических наук, совершает ошибки. Пускай и во благо мира, но все же.
Он мог не отвечать и мог воспользоваться этим правом даже без ее разрешения, но заветные слова «я буду на твоей стороне» уже после услышанного сделали свое дело. Ванда была тем человеком, что знала лучше других не только цену магии, но и цену своим ошибкам. Возможно, поэтому за ее словами Стефан не почувствовал и тени сомнения. Осуждения, удивления, разочарования – возможно, но не сомнения в нем. Ни как в маге, ни как в человеке.
Ведь при всех своих особенностях, ярлыках и силах, они все еще оставались людьми. Не такими простыми и понятными, как окружавшие их, но людьми, которые все еще могли совершать ошибки. И это было в порядке вещей.
- Я не знаю, - честно ответил он, не берясь судить о таких тонкостях, ведь у Ванды было полное моральное право вернуть ему все те колкости, что каждый раз она выслушивала от него в процессе подготовки исправления ее ошибок. – Но рад, что ты этого не делаешь. Я порой заигрываюсь во всезнающего, забывая, что знаю не все.
В горле пересохло, словно он говорил долго и много, но на самом деле это от нервов. Почему-то подобные разговоры вызывали у него куда большую нервозность, ходившую рука об руку со страхом, чем сложнейшая операция или защита вселенной от угроз извне. Наверное, человечность сказывалась.
- Уважаемые пассажиры! Производится посадка на рейс, следующий в Мексику…
- Некоторое время назад, до своего… исчезновения, - неторопливо произнес, дождавшись полного объявления о посадке на их рейс, - я находил целые миры, выжженные дотла. Там не было ни жизни, ни магии, и это показалось мне как странным, так и пугающим. Обычно в мертвых мирах, что погибли из-за войн, апокалипсисов или по другим причинам, всегда оставалось хоть что-то. Хоть крупица жизни. А это… было куски камня. Но я помнил некоторые из них процветающими планетами с развитыми цивилизациями, и потому не мог поверить, что они погибли.
У них еще было немного времени, но Стрэндж знал, что если поднимется, то не доскажет. А раз уж начал…
- Защитники тех миров также канули в небытие. В попытках понять причину гибели планет я находил счастливчиков – тех, кому удалось сбежать. Они рассказали мне немногое, но даже то, что я узнал, привело меня к мысли, что следующей целью будет Земля. И я, как ты понимаешь, не мог этого допустить. Потому я искал артефакты, что позволят мне сопротивляться… а когда осознал, что и этого не хватит, как не хватит сил всех магов планеты, воспользовался запрещенным приемом.
Он протянул руку, медленно сжал ее в кулак.
- Я собрал магию всей планеты, оставив совсем немного, чтобы не опустошить ее. Этого должно было хватить, чтобы дать бой грозящей гибели. Но оказалось, что меня провели. Локи.
Произнеся это имя, Стефан испытал смесь чувства вины и обжигающей злости. С одной стороны, если бы не Локи, то всего этого не случилось бы. С другой, именно Стефан принес его в жертву ради Слов, чтобы у этого мира появился шанс вернуть магию.
- Он запер меня в ловушке, которая оказалась связана со Старком. В итоге вся магия оказалась у него, а я остался с тем, что есть.
Во все детали он не был готов посвящать никого, даже Ванду. Может, чуть позже, когда придумает способ вернуть магию. Или хотя бы призрачную надежду на это. Пока что в голове была масса вариантов, половина из которых выглядела как самоубийственная миссия.
- Так что я признателен, что ты так веришь в меня, - кривовато улыбнувшись, он поднялся со стула, залпом выпил кофе, взял трость. – Потому что я что-то перестал. Видимо, пока что будешь верить за нас обоих.
Поставив чашку на стол, все же помедлил еще мгновение.
- Спасибо, - короткой улыбкой обозначил, что это искренне. – Как видишь, учитель достоин ученицы по части ломания дров. У нас двоих больше шансов сделать что-то хорошее. Идем, мы же не хотим опоздать на рейс.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

18

Ванда слушала, молча, широко раскрыв глаза, не перебивая, не обращая внимание на объявление о посадке на самолет. Ей не было известно, что привело к исчезновению магии, и она никого об этом не расспрашивала. Даже сама не знала, почему она не кинулась, заламывая руки, задавать вопросы всем магам и ведьмам, которых знала. Догадки, само собой, крутились у нее в голове, одна лучше другой, но вот теперь она получала ответы на все.
Услышанное не могло ее не встревожить. Холодок пробежал по затылку, стоило ей представить погибшие миры, а следом и Землю опустошенной и превращенной в мертвый каменный шар. Простой человек не поверил бы, но ей было легко прикинуть, что привело бы к подобному результату. Мысли ей не понравились.
Они были ужасны.
Она не заметила того, как замерла, вслушиваясь каждое слово и не замечая, как вокруг них люди суетятся, собираясь. Локи. Это имя было произнесено так, что она почувствовала злость Стефана физически. Или же это она сама ощущала кипящий в себе гнев. Понять Стефана она могла — он ошибся, и это со всеми бывает, но понять Локи… Он-то наверняка все сделал специально. Со своим умыслом.
Всех нюансов она, разумеется, не знала, но в данный момент ей хватало того, что ей было рассказано, а поводов не доверять Стефану у нее не было.
Максимофф прикрыла глаза, успокаивая себя и невольно вспоминая занятия по йоге, где нужно было уметь тщательно контролировать дыхание.
Все это потом. Все потом. Они же разберутся, ведь иначе и быть не может. Они всегда выкарабкивались из самых сложных ситуаций, и данная не станет исключением.
— Не стоит, Стефан, — покачала Ванда головой. — И… я рада, что ты все мне рассказал. Я хотя бы знаю, почему все так. И я все равно считаю, что тебе не следует корить себя.
Это сказала та, что о своих собственных ошибках не может забыть. Наверное, оно и правильно. Ей точно не к чему забывать о том, что она могла сотворить, забывшись всего на одну минуту. Она не просто так была ходячей проблемой, и после возвращения магии ей предстояло научиться держать себя в руках.
Сказать это просто, но как у нее будет получаться на деле? Хороший вопрос. Но она честно хотела исправиться.
Об этом она размышляла, пока они проходили проверки, а затем направлялись в сторону самолета. Только тогда, когда они оказались на борту и уселись на свои места, Ванда позволила себе отвлечься от мыслей и осмотреться вокруг.
У Стефана было место у окна, о котором он просил, а она села рядом с ним. Позади них кряхтел пожилой мужчина, устраиваясь поудобнее, а в нескольких рядах от них девочка пяти лет закидывала свою мать вопросами о самолете и том, как тот будет летать. Ванда слегка улыбнулась. Кое-что она об этом знала благодаря тем самым квинджетам, и все же задать вопрос ей самой захотелось.
Стюардесса, тем временем, ходила по проходу и проверяла, пристегнулись ли пассажиры. Ванда проверила свой ремень.
— Это все слишком необычно, — шепотом она сказала, посмотрев на Стефана и взглядом проверив его руку.
О ней она тактично не расспрашивала, но все же волнение никуда не исчезало. Перед глазами живо возникла та сцена с дверцей в воздухе с клыкастой пастью и языком. Она представила, каково это — прикасаться к этому, и невольно дернула плечом, поморщившись. Как у Стефана на это хватает духу? И где его желание беречь себя?
Увы, на эти вопросы он уже не даст никаких ответов, сколько бы она билась над их получением, да и они по большей части риторические.
— Кстати, отличный момент для того, чтобы поспать, не думаешь? — как бы невзначай спросила она, с любопытством оглядываясь.
В этот момент зазвучал голос капитана судна, который приветствовал их и пожелал им приятного полета, и Ванда морально приготовилась ко взлету. Квинджеты взлетали быстро, а самолеты… Она знала, что у них все сложнее, но не знала, насколько. Ну, это она вот-вот узнает.

+1

19

Пусть Ванда и считала, что ему корить себя не стоит, Стефан, как и всегда, думал иначе. Почти все вокруг говорили, что нет в произошедшем его вины, что много кого обдурили боги-трикстеры, что это могло случиться с каждым… Но случилось не с эфемерным «каждым» - случилось именно с ним. Тем, кто так болезненно и остро воспринимал ошибки, изо всех сил пытаясь если не исправить, то минимизировать ущерб.
Но он улыбнулся Ванде. Слегка грустно, слегка уклончиво, будто радуясь, что она не винит его, и тут же расстраиваясь, что ситуация к этому привела. Ну, ничего. У них обоих еще будет масса возможностей об этом и поговорить, и посмеяться в будущем. Если они переживут Паленку, Храм Солнца и то, что там жрет людей.
Или не жрет, к чему такие мрачные мысли?
Привычным жестом пристегиваясь, Стрэндж взглянул на Ванду, услышав ее слова. Его снова и позабавил, и умилил ее искрящийся любопытством взгляд, и негромкий шепот, полный почти детского познания мира. Магия была с ней так давно, что многие вещи – рядовые, бытовые, обыденные – были для нее чем-то удивительным, сродни магии, доступной лишь обывателю.
- Жаль, здесь нет кого-то вроде Ричардса или Старка, - с усмешкой произнес он, расслабившись в кресле. – Они бы тебе рассказали, что нет ничего необычного в том, чтобы поднять такую махину в воздух, ведь это не магия, а наука. Зато если ты самолет поднимешь силой мысли, то это впечатлит уже их.
Хотя к этому моменту героев мало что могло впечатлить, особенно закаленных в боях с космическими и вселенскими угрозами. Но почему же изучение мира Вандой были ему как патока на сердце? Было даже приятно слышать все эти маленькие сдержанные почти восторги.
Видимо, это взрослость. Страшная болезнь, вызывает старение.
- Расслабься, - его рука мягко накрыла ее ладонь, а пальцы осторожно сжали – бережно, чутко, на грани с лаской. Ободрительная улыбка оттенила уставшее лицо с обострившимися скулами, и даже в потемневших глазах появилось что-то светлое. – Мы мягко взлетим и мягко приземлимся. Из-за смены давления тебе будет хотеться спать или разболится голова – это нормально. Это не квинджет, конечно, и летает гражданский самолет медленно, но все же летает.
После столь вдохновенной речи, похожей на объяснение взрослого юному уму, Стефан вдруг широко зевнул – настолько, что прикрыл тыльной стороной ладони свой зевок. Или Ванда наколдовала, или просто сама мысль о предстоящем долгом полете его расслабила, но… в следующее мгновение Стрэндж спал сном младенца.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

20

Ванда сжала руку Стефана, вслушиваясь в его слова. Она улыбнулась и промолчала, не желая сбить подкравшуюся к нему сонливость. Сама же она вздохнула, ожидая, когда самолет, наконец, начнет взлетать, и к ее удивлению это и правда оказалось не так уж страшно, как она себе представляла. Железная птица несколько раз вздрогнула, а затем шасси оторвались от взлетной полосы, и она поднялась в воздух.
Вокруг них раздались приглушенные вздохи облегчения. Не она одна, похоже, испытывала волнение.
После все затихло. Тихие разговоры пассажиров со стюардессой не беспокоили, и Ванда, задернув шторку окна, могла спокойно предаться размышлениям. Осмыслить ей предстояло многое, но, тем не менее, ничто не выносило ей мозг, как ни странно. Стефана она не могла и не хотела винить. Локи… Ей казалось, что она будет и дальше злиться на бога лжи, но эта ее вспышка раздражения в кафе аэропорта пропала со всех радаров. Не было никакого смысла рвать на себе волосы, сжимать кулаки и искать способ, как отомстить, ведь все уже было сделано, и прошлое не отмотать назад.
Теперь предстояло найти способ, как все починить. Она повернула голову, посмотрев на мирно спящего Стефана, и подумала, что у него, вероятно, уже имелся план. Приблизительный хотя бы. Эфемерный шанс на выживание их мира. Если так оно было, то в него он не собирался ее посвящать, но при этом он не отверг ее предложение о помощи.
Максимофф, анализируя данную ситуацию и складывая вновь и вновь мозаику событий, понимала, что ей многое еще неизвестно. У нее появлялись вопросы, на которые требовались ответы, но, к счастью, они не были жизненно необходимыми, а следовательно их можно было отложить на далекое и прекрасное потом.
Увлеченная такими мыслями, она и сама задремала, и очнулась уже тогда, когда ее потрясла за плечо стюардесса.
— Скоро посадка, мисс. Пожалуйста, пристегнитесь.
— Уже? — Ванда поморгала, оглядевшись по сторонам и обнаружив готовящихся пассажиров. — Хорошо.
Впрочем, кажется, она и не отстегивалась. Потому она всего лишь поправила свои волосы, пряди которых упали на лицо, и вытянула руки, похрустывая костяшками пальцев. Полет прошел удачно и спокойно. Если что-то и было, то она это благополучно пропустила. Она хмыкнула, подумав о том, что пусть гражданскому самолету не хватало скорости обычного квинджета, но зато у него были относительно мягкие кресла, которых не хватало вторым.
Оно и понятно — квинджеты были предназначены для переброски боевых отрядов или для чего там еще, но все же хотелось там удобств.
Самолет затрясся неожиданно, вынудив ее поневоле схватиться за подлокотники. Это продолжалось несколько минут, а затем все успокоилось. Машина двигалась по полосе, собираясь вот-вот остановиться. Ванда не спешила вставать со своего места, хотя кто-то уже торопился вскочить и собрать свои вещи.
Вместо этого она аккуратно потрясла за плечо Стефана, вытаскивая при этом телефон и думая уже о том, как им добраться до Паленке. Им явно потребуется такси. Она понадеялась на то, что местные отвезут их без проблем.
— Мы сели, — сказала она, довольно улыбнувшись. — Мягкий взлет и мягкая посадка — все, как ты и говорил. Скоро будем выходить.

+1

21

Что может быть самым неприятным во сне? То, что от него не скрыться.
Будь воля Стрэнджа, он бы не спал вовсе. Единожды поссорившись с Кошмаром, он скрывался от Повелителя Ужасов в царствах других властителей снов – Эротики, например. Правда, та предпочитала оставить его в сонном параличе, нежели выпускать в реальность, потому приходилось слоняться, открывая дверь за дверью.
Царство пророческих снов ждало его сильнее всего, и через него Стефан пробегал, уклоняясь от тысяч воронов, несущих судьбоносные весточки. «Ты должен спасти!», «ты должен предотвратить!», «помоги миру!» и все в таком духе. В царстве исцеляющих снов он не задерживался – пусть там и было уютно, но местные создания снов слетались к нему, как бабочки на костер, забывая об остальных. Потому что его раны требовали слишком много сил для исцеления, и он не хотел отбирать шанс на отдых у других спящих. Царство вдохновения… вдохновляло бежать еще быстрее в мир яви, чем кошмары, насылаемые старым врагом, или пророчества, преследующие по пятам.
Поэтому Стефан и предпочитал оставаться на грани сна и яви, отправляя физическое тело в сон, а астрально витая где-то там, собирая информацию, читая старые книги и связываясь с теми, кому нужна помощь. Сейчас же отделиться от тела было проблематично, вот он и застрял.

Здесь. За этим столом. Прикованный цепями к столу, сжавший кулаки.
- Какая непочтительность, Стрэндж, - протянул голос из тени, растягивая гласные. – Пришел на званный ужин незваным гостем. Или ужином?
Во мраке вспыхивали огоньки – красные, желтые, синие. Но это были не факелы и не светлячки. Это были глаза существ, порожденных Кошмаром. Ужасы, алчущие погрызть его, оставить на разуме и психике следы зубов и когтей.
Стефан вздохнул и откинулся на высоком неудобном стуле. Кажется, он был сложен из колючей проволоки, и все эти колючки впивались в тело со всей болью… но он же знал, что это всего лишь сон, а потому боли не ощущалось. Зато кровь текла почти как настоящая.
- Ты сам меня затащил сюда, - лениво ответил, окинув взглядом сидящих на длинным столом – лица все были незнакомые, но премерзкие. – Что, будут закусывать мной? Повторяешься, Кошмар.
Бледное до смертельной болезненности осунувшееся лицо с глубоко запавшими глазами высунулось из темноты, как из плаща. Острые тонкие зубы ощерились неприятной улыбкой.
- Знакомая обстановка должна помочь тебе расслабиться, Стефан. Я же просто поговорить.
Колдун скосил взгляд на колючую проволоку, впивающуюся в руки, и лужицы крови, натекшие под ними.
- Никогда в жизни не был так расслаблен, - невозмутимо ответил, подняв взгляд на Кошмара. – Поговорить о чем?
Высшие сущности говорить любили исключительно в двух случаях – или когда им что-то надо, или когда надо, чтобы ты чего-то не делал. Кошмару надо было мучить Стефана, что тот и делал почти каждую ночь, отлавливая его в царстве снов, и потому нынешняя попытка поговорить по душам вызывала ничто иное, как скепсис. И ведь нашел еще время…
Кошмар молчал, положив на длинный белый подбородок длинные когтистые пальцы. Выглядел задумчивым, если не сказать, что рассеянным.
- Предлагаю тебе сделку, - вдруг заговорил он, и Стрэндж изогнул бровь. – Я слышал, что вы с милой ведьмочкой – ах, как вкусны ее кошмары… ммм, вы собираетесь вернуть магию, а? Снова принести фейерверки в мир людей?
Стефан молчал, глядя на Кошмара. Многих людей его внешний вид приводил в иррациональное напряжение, почти ужас, но волшебник видел всякое, в том числе, по вине этого властителя ужасов, потому даже не моргал.
- А если я тебе скажу…
Стол резко сократился с длинного обеденного до узкого, на двух персон. Все огоньки глаз и их владельцы исчезли – остался только Стрэндж и Кошмар, сидящий прямо напротив него. И стул из проволоки заменился на совершенно обычный стул, и даже раны на теле волшебника пропали.
Кошмар странно улыбнулся.
- Если скажу, что могу забыть все наши ссоры и дрязги?
Стрэндж не стал демонстрировать, как удивлен. А был он удивлен сильно. Чтобы Кошмар, поклявшийся до конца его дней, преследовать в кошмарах, предлагал (!) сам (!!) сделку (!!!) своему заклятому врагу?..
- Взамен на что? – холодно спросил, положив руки на колени. Кошмар оскалился.
- Потяни с возвращением своей этой магии… на годик, - Кошмар сел вальяжно в половину оборота, закинул ногу на подлокотник, изображал ленность и небрежность. – Что, долго? Хорошо, полгода? Месяц? Ну хотя бы месяц, а? И я перестану донимать тебя. Совсем-присовсем. Даже если ты снова обидишь меня. Видишь, каким благодарным я могу быть!
Стефан склонил голову набок. Сделка, надо было сказать, стоящая. Лишиться кошмаров, пытающих его целую жизнь, в обмен на затянувшийся отпуск… но что это дает Кошмару? Он нередко поступался своей гордостью, падая в союзы с теми, кто мог им помыкать. И сам получал немало сил из страшных снов тех, кто каждую ночь ложился спать. Мир без магии был жутким местом, и самые жуткие кошмары снились тем, кто лишился магии. А, значит, чем дольше оставить все как есть, тем сильнее может стать Кошмар.
И все же… сделка? Он серьезно?
- Мне надо…
Глаза Кошмара зажглись.
- Да-да?
- Подумать, - Стефан поднялся из кресла и…

- … подумать, - пробормотал он, приоткрывая глаза. Хорошо, что Ванда не смотрела на него в этот момент – не увидела побледневшее лицо и холодный пот, выступивший на лбу.
Он мог долго смотреть на Кошмара, но он все равно вызывал у него животный ужас. Такова была его природа, и с ней человеку не поспорить.
- Ммм, а нас встречают или мы дикарями? – приглаживая волосы, спросил он, выпрямившись в кресле. – Если сами, то нам бы найти проводника. Желательно такого, кто не бросит нас посреди чащи или какого неблагополучного района. Не хотелось бы стать причиной завершения карьер местного криминалитета.
Потому что любое его заклинание сейчас могло стать не шлепком по щеке, а карающей дланью, сметающей толпы. И увы, это была не метафора.
Но тот сон… или, лучше сказать, кошмар от Кошмара – что это было? Лорд Страхов решил заключить с ним сделку, это понятно. Для чего? Или, может, для кого-то? Предложив отдых и спокойствие во время сна заклятому врагу, Кошмар не шел на риски, но явно ведь не собирался делать это по доброте душевной. Да, он становился сильнее из-за страшных снов людей, которые чутко ощущали нехватку чего-то в мире, но…
Не хватало в этом пазле пары фрагментов, потому-то Стефан и взял время на «подумать». Тем более, какого-то четкого плана у него все еще не было – так, одни сырые идеи, придуманные на коленке.
Если бы можно было обратиться к тому, кто что-то знает…
- Кстати, - вдруг обратился он к Ванде, - к тебе обратились за помощью как к Алой Ведьме?
Он спрашивал не просто так, ведь Ванда знала один из важнейших законов магии – закон имени. Пусть сейчас это было мелочью, но если просили о помощи как Алую Ведьму, то о ней знают местные, а раз знают, то найти проводника или просителя помощи, будет куда проще. И проводник не сбежит, оказавшись близко к месту пропажи людей, ведь будет уверен, что Алая Ведьма спасет.
Подумаешь, у нее будет всего-то бита, обмотанная с проволокой, но зато еще у нее будет целый бывший Верховный Волшебник как «плюс один».

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (11.08.2022 18:40)

+1

22

Ванда повернулась, посмотрев на Стефана внимательно и отметив, что тот выглядит странно, но ни о чем не спросила. Мало ли, дурной сон приснился. Вместо этого она отстегнулась и зевнула, прикрыв рот рукой. Десять часов сидения на одном месте явно ее утомили, какими бы кресла ни были удобными.
— Нас должны встретить непосредственно в Паленке… — задумчиво произнесла она. — Как-то я не подумала о проводнике, но, полагаю, найти такого не составит труда.
У зданий аэропортов обычно должны находиться таксисты, способные отвезти за плату туда, куда нужно. Правда, слова Стефана о том, что их могут бросить в криминальном районе, ее не порадовали. Она вытащила телефон из сумки, но тут же вспомнила, что бесполезно звонить мужчине, который просил ее о помощи.
Ей захотелось хлопнуть себя по лбу за то, что она не сумела все продумать заранее. Прежде ей о таком задумываться не приходилось — она открывала портал, оказывалась в нужном месте и принималась за решение задачи. Теперь следовало помнить обо всем, что прекрасно известно обычным людям, привыкшим жить без магии.
Максимофф замерла и хмыкнула в ответ Стрэнджу. Конечно. Как она об этом сразу не подумала? Или не вспомнила?
— Да, — кивнула она, вспоминая текст письма, в котором мужчина, назвавшийся Анхелем, просил ее о помощи. — Ко мне обратились именно как к Алой Ведьме. Местные должны знать обо мне.
Занятно, что они не подозревают о том, что она лишена всех своих способностей, и никому не сумеет помочь. По крайней мере, пока. Но она попытается изо всех сил.
Наконец, пассажиры начали выходить из самолета. Один за другим — их количество уменьшалось, а Ванда, не желая оказаться в толкучке и топтаться на месте в ожидании того, как люди впереди нее пройдут дальше, терпеливо ждала, когда салон почти опустеет. Она встала, повесив сумку на плечо, и двинулась по проходу следом за молодой матерью и пятилетней девочкой.
Когда они уже вышли из аэропорта, пройдя все нужные проверки, то Ванда тут же осмотрелась по сторонам.
— Как думаешь, кто тут может нам помочь? — задала она вопрос, обращаясь к Стефану. — Те? Эти? Сколько их тут вообще?
Она смотрела по сторонам, наблюдая за огромным количеством машин и громко говорящих людей, завлекающих выходящих из дверей туристов. Она хмурилась, не понимая, к кому лучше подойти и кто больше походил на того, кто сумеет им помочь. Оценивать внешний вид — такое себе дело, а потому она решила брать быка за рога, а не стоять, ожидая погоды на море.
Но каждый, к кому она подходила и говорила, куда им нужно ехать, отрицательно качал головой, на ломанном английском заявляя, что ни за что не поедет туда. Некоторые говорили, что у них есть семья. Некоторые пытались убедить их самих не ехать туда, предлагая другие туристические места для посещения. То, что она называла свое прозвище, не убеждало их в том, что они будут в абсолютной безопасности.
За это Ванда не могла их винить, но она все равно начала чувствовать раздражение происходящим. После четвертого отказавшегося она начала вести счет. И снова то же самое. Каждый отворачивался и просил даже не уговаривать его.
Двенадцатый смотрел на них с любопытством, опершись о дверь своей потрепанной машины, и кивал с интересом, пока она ему втолковывала, что они прибыли помогать и спасать похищенных. На удивление выяснилось, что он хорошо знал английский. С акцентом, но в его слова не приходилось вслушиваться, пытаясь уловить их смысл.
— Нет проблем. Залезайте и поехали, — сказал он, заставив Ванду изумленно замереть и оглядеться в поисках поддержки от Стефана.
После стольких отказов им внезапно соглашаются помочь? Вот так вот просто? И никаких подводных камней?
— Ну, американцы, мы едем или нет? — мужчина уже сидел за рулем, заводя двигатель.
— Ваши коллеги отказались, а вы согласились? — с прищуром спросила Ванда, скрестив руки перед собой.
— А почему нет-то? В Паленке творится дичь. Все кричат, что там пробудилось древнее зло и наслало на нас грешных проклятие. Моя соседка проводит ритуал, осыпая всю улицу солью и чьими-то ошметками, говоря, что это нас спасет. Все провоняло… — тут мужчина перешел на родной язык и быстро затараторил с откровенным возмущением в голосе. — А вы говорите, что можете помочь. Да еще и заплатите мне двойную сумму за то, что я вас довезу, да? А то другие-то отказываются? — при этих словах он широко и хитро улыбнулся, ожидая их ответа.

+1

23

- Попробуй. Попытка не пытка.
Стефан мягко усмехнулся, но не стал говорить очевидное. Ведь едва ты подумаешь, что какая-то часть будет легкой, именно она вытянет из тебя большую часть сил.
Собственно, это и оправдалось на практике – проводника найти оказалось куда сложнее, чем думалось. Стрэндж не мешал Ванде, но и не помогал, предпочитая осматриваться по сторонам. Уже на третьем водителе он слышал шепотки других таксистов и местных извозчиков. Странные туристы, которые хотят попасть в La Boca del Diablo, «пасть дьявола». Некоторые начинали делать ставки на то, кто они – исследователи, журналисты или просто самоубийцы. Даже повторение про то, что проводника ищет никто иная, как Алая Ведьма, не развеивала сомнения.
В этот момент ему стало немного обидно – не за себя, за Ванду. Его-то война была всегда на невидимом фронте, и он умышленно не распространялся о том, что делал, но Ванда… она стольким жертвовала, пытаясь придерживаться избранного пути героини, и это – ее награда? В момент, когда ей сильнее всего нужна помощь невинных, что она спасала, они даже ухом не ведут при ее появлении?
- Может, вон тот? – указал он на двенадцатого по счету таксиста, который, как он мог наблюдать, участия в ставках уже не принимал. Вероятно, или был умнее, или знал что-то, чего не знали другие. Обычно те, кто имел дело с настоящим злом, были готовы поверить во что угодно, что даст шанс на спасение.
Ванда бросила на него взгляд и Стефан в ответ ободрительно положил ладонь ей на плечо.
- Видишь, Ванда? У местных все под контролем, вот они и не беспокоятся особо, - звучало почти миролюбиво, но кому, как не Максимофф, знать, что это хорошо замаскированная язвительность. – Даже ритуалы проводят при отсутствующей магии, надо же, не чета нам, а?
Рука, что была на плече спутницы, провела как бы в воздухе между ними. Вслед за жестом зазвучали слова – странные, непонятные, а от того пугающие, поднимающие изнутри какие-то сомнительные чувства… но в основном восторг. Их одежда немного преобразовалась – на Стефане теперь был более удобный походный костюм и бейдж, подтверждающий, что он из нью-йорского музея археологии. А вот на лице Ванды из алого пламени, не опалявшего кожу, появилась ее маска, словно соткавшаяся из красных искр.
Эффектное появление магии тут же резко изменило отношение окружающих – они зароптали, некоторые даже упали там, где стояли, на колени. Некоторые начали просить – как на родном испанском, так и ломанном английском – не проклинать их до седьмого колена. Кто-то окрестил их «святыми», а кто-то – всадниками конца.
Таксист с легкой оторопью, но все еще смело кашлянул в кулак.
- Так вы из этих, которые… Мстители?
- Ага, - просто ответил Стефан, открывая перед Вандой заднюю дверь машины. – Скидку за это сделаете? Теперь-то у вас такая реклама будет.
Таксист весело рассмеялся, на испанском заявив, что с таким lengua colgante он вести переговоры про скидки не будет, но доставит в лучшем виде. Стрэндж только улыбнулся и сел в такси, игнорируя подходящих ближе к ним и работников, и таксистов, и прибывших что местных, что туристов, впечатленных его маленьким представлением.
- Что? – спросил он у Ванды, зная, что ей могло это не понравиться. Такси тронулось, оставляя позади толпу. – Теперь они знают, что потеряли шанс причаститься к спасению людей. Нет ничего хуже упущенной возможности. Зато теперь тебя здесь запомнят надолго.
Словно это было ей нужно или она об этом просила, хотя Стефан догадывался – он ошибался во всем. Но сделал ровно так, как считал необходимым, ведь… это именно то, чего заслуживают герои, не так ли? Благодарность. Приятные слова. Небольшая помощь там, где герои не всегда могут сделать что-то даже при всех своих силах… или их отсутствии. При всех ошибках, падениях и неправильных выборах, Ванда не опускала руки, поднималась и складывала себя, разломанную, обратно, снова и снова делая выбор в пользу мира. Пусть это могло показаться мелочью, но это Стрэндж и ценил в Ванде больше всего.
Миру всегда хватало зла, а вот хорошего в нем всегда было мало.
Особенно хороших магов.
Ошибки-то можно решить и исправить… почти всегда.
- Что еще вы знаете про Паленку? – спросил он у таксиста, чтобы выудить еще немного информации. – Говорят, там пропадают исследователи.
- Ваши коллеги? – таксист бросил взгляд на него через зеркало заднего вида. – Потому приехали с Алой Ведьмой? Не помню вас среди Мстителей… и откуда вы знаете, что магии нет и ритуал соседки бесполезен?
- Мстители пользуются услугами разных консультантов, - с улыбкой уклончиво ответил, приподняв бейдж. – Я из музея, видите? Пропавшие были из другого музея, но у нас что-то вроде общего профсоюза.
- И вы один? – недоверчиво нахмурился таксист.
- Что вы, сами же сказали – со мной Алая Ведьма, она всех Мстителей стоит.
Стефан все еще продолжал получать легкое удовольствие от ситуации, в которой все внимание доставалось Ванде, лишенной сил, а его, с каплей магии на кончиках пальцев, считали каким-то «хвостиком». На все взгляды Максимофф отвечал проказливой улыбкой, мол, а что я-то, это они-то.
- Так-то да, пропадали люди, - после паузы все же ответил таксист, - и новые, что приезжали, тоже. Пара таксистов, отвозивших группы, тоже исчезли. Потому никто особо не хочет туда ехать – непонятно, что с ними стало.
- Кто-то пытался их искать? Полиция, власти, местные?
Таксист фыркнул.
- Ну, пара копов собрались и поехали – не вернулись. У нас тут разгар войны с наркотиками, они по лесам ловят барыг, им некогда искать пропавших. Списали их как сбежавших с этой войны. Никому нет дела до пропавших иностранцев, а если кто из местных пропадет, так это проблемы местных. Посоветовали ввести комендантский час, не выходить как стемнеет, вот и все решение.
- Кто посоветовал? – приподняв бровь, уточнил Стефан, услышав кое-что интересное.
- Есть тут один проповедник… - таксист сказал это пренебрежительно. – Не то священник, не то шаман. Странный такой, от него соседка и понабралась этих…
Дальше была отборная брань на испанском, от которой Стрэндж только вздохнул. Значит, на месте есть кто-то из магов? Уже куда ни шло. Возможно, у них будет больше информации, чем сейчас.
- Как долго еще ехать? – потерев в задумчивости щеку, посмотрел на Ванду. – Черт, мы забыли найти тебе биту.
- Еще полчаса, - таксист почти обернулся. – Бита? У меня есть в багажнике. Не думал, что археологу нужна бита. Но могу продать.
- Вот она – благодарность местных за помощь Мстителя, - Стефан сделал вид, что закатил глаза. Таксист рассмеялся.
- Ладно, ладно, подарю в качестве благодарности.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

24

Ванда сидела, время от времени кидая возмущенные взгляды на Стефана. Ей было прекрасно понятно, что он развлекался всем происходящим. Она видела это в его глазах, пусть он и сохранял вежливое и скромное выражение лица, всем своим видом для окружающих давая понять, что он тут не при чем.
Ей же оставалось только устало вздыхать и играть роль самой себя. Роль Алой Ведьмы, которая на самом деле лишилась всех своих способностей и не имела возможности сопротивляться с помощью магии. Это ей не особенно нравилось — привлекать внимание общественности, тем более вот так. Она бросила еще один сердитый взгляд на Стефана и полностью сосредоточилась на том, что говорил таксист.
— Премного благодарны, — она улыбнулась одними лишь губами, когда речь зашла о бите. — Она будет полезна.
Если, конечно, то, что таилось в Паленке, даст себя побить… То тогда да, она будет полезной. Ванда незаметно усмехнулась и посмотрела в окно. Чудесный вид. Мексика была прекрасна. Если забыть о проблемах, которые ее раздирали. Хотя если забыть обо всех проблемах этого мира, то их планета была великолепна в своей красоте. Ей бы хотелось прогуляться здесь просто так. Как же занятно… У нее всегда были все возможности для путешествий, для того, чтобы осмотреть весь мир, но она все тратила на что-то другое, даже когда пыталась обзавестись семьей.
— А этот проповедник… Бывал в месте раскопок?
— Нет, — таксист покачал головой. — Но зато болтает много о том, что в том месте затаился дьявол, и каждый, кто туда пойдет, сгинет в его чреве.
Ванда хмыкнула. У нее не было никакого желания сталкиваться с дьяволами, но если придется, то что делать. Она не отступит. Ей не хотелось поворачивать на половине пути. Магии у нее нет, но зато было желание помочь людям. Они не должны были оставаться один на один с угрозой, с которой не могли справиться и не могли даже понять.
Занятно. Магия исчезла, а магическая проблема все равно возникла. Закон подлости хотя бы работает исправно.
— Так вы можете нам помочь? Вернуть наших?
— Мы сделаем все возможное для этого, — ответила Ванда, посмотрев на Стефана. — Я не уйду, пока будет шанс спасти хоть кого-то.
— Nuestra ciudad se lo agradecerá*, — произнес мужчина, широко улыбнувшись им в зеркало заднего вида. — Что за напасть… Никогда такого не было. Хотя слухи разные ходили о том месте. Да и ваших коллег старики недолюбливали. Говорили, что они копают путь в бездну.
— А они копали?
— Нет. Исследовали что-то, возились в песке, расшифровывали надписи всякие. Я об этом передачи по телевизору смотрю после работы. Они вот этим и занимались, но ничего не копали. Никакой тяжелой техники для раскопок не привозили, ничего такого. Все дело в землетрясении. В тот раз тряхнуло так тряхнуло. Весь город думал, что нам конец, ан нет — беда пришла с другой стороны. А эти проповедники и бабки легче не делают.
Таксист вновь ушел в громкие возмущения, а Ванда молчала, обдумывая все это. Ничего из того, что им не было известно, но картина постепенно складывалась.


* Наш город скажет вам спасибо.

Отредактировано Scarlet Witch (14.08.2022 18:29)

+1

25

Краем уха прислушиваясь к беседе таксиста с Вандой, Стефан смотрел в окно. Они проехали современное поселение Паленке, оставили позади редкие бараки на выезде из города. Мелькнули указатели на испанском о том, что впереди – место археологических раскопок и заповедник ЮНЕСКО одновременно. Древние руины всегда привлекали внимание общественных организаций, особенно если дело касалось майя. Эти ребята оставили после себя длинный след в истории.
«Землетрясение?»
На этом слове Стрэндж сосредоточился на последних сказанных таксистом словах – кстати, надо будет у него имя спросить, а то так и останется в воспоминаниях как «тот парень-таксист».
- Тут было землетрясение? – уточнил Стефан, наклонившись чуть вперед. – Мистер…
- Зовите меня Эктор, - махнув рукой, таксист сбросил скорость. – Ага, было. Земля ходуном ходила, местами как лопнула. Кстати, мы подъезжаем.
Волшебник задумчиво посмотрел на Ванду, которая, казалось, тоже была погружена в свои мысли. Все-таки работа волшебников заключалась аккурат в труде мысли – нельзя было лезть на рожон, ведь, не зная всех переменных, можно было что-то сломать. Не то, чтобы Стефан всегда был такой осторожный – о нет, крайне редко, но обычно у него за спиной были мегатонны магической энергии, и потому любая (почти) угроза могла решиться в процессе взбирания на этот самый рожон. А сейчас… они, по сути, мало чем отличались от местной бабки, разбрасывающей потроха выпотрошенных куриц.
Дорога перешла с гравия на песчаник, утопала в глухой лесистости, словно сама здешняя природа отказывалась так легко сдавать позиции перед исследователями и туристами. Это не удивляло, зато удивляло другое – на дороге виднелась группа людей. Их было немного, кто-то нес на плече кирку, кто-то – вилы, другие держали автоматы.
- Выглядит опасно, - после очередной порции испанского мата сообщил Эктор, остановив машину. – Извиняйте, американцы, дальше не повезу. Биту возьмите в багажнике.
Стефан присмотрелся к людям – некоторые обернулись на их такси, окликнули других, и потому вся группа уже с интересом рассматривала их. Было понятно, почему таксист опасается – все-таки, после слов о местной войне с наркокартелями, довольно неосмотрительно игнорировать людей с оружием.
Достав из внутреннего кармана жилета пару банкнот, Стрэндж протянул их таксисту, а сам открыл дверь. Обошел машину, открыл багажник и взял биту. Никакой проволоки, вот печаль-то.
- Держи, - отдав Ванде, хлопнул багажником и двинулся в сторону остановившихся людей. – Зачарую попозже, а пока надо узнать, кто еще заинтересовался раскопками древнего города. Надеюсь на твое женское очарование.
Стефан невозмутимо улыбнулся и двинулся в сторону людей. Это точно были местные, но не сказать, что головорезы – все выглядели довольно напряженно, если не сказать, что напугано. Потому Стрэндж поднял руки, демонстрируя, что у него в руках ничего нет. А бита в руках Ванды была не слишком-то угрожающей угрозой.
- Приветствую, - приподняв бейдж, висящий на длинном шнурке, маг окинул взглядом людей. – Мы из американского музея археологии, приехали проведать моих коллег. Со мной Алая Ведьма из Мстителей, слышали о такой?
Люди оживились, начали перешептываться между собой.
- Великая ведьма? – уточнил один из мужчин, восторженно взглянув на Ванду. – Анхель говорил, что просил о помощи тебя, но…
Стефан покосился на Ванду. Анхель, да? Знала ли она его или это случайный проситель? Или просто любитель потрепаться?
- Он вроде должен был нас встречать, - сказал Стрэндж не то Ванде, не то людям. – Тут же недалеко до раскопок.
- Он ушел с падре Раулем, - мрачно сказал другой мужчина, сжимавший автомат, но теперь, кажется, подуспокоившийся. – Анхель ждал вас, говорил, вы должны приехать. Собрал нас, чтобы мы пошли с вами, показали все. Но потом…
- Пришел этот проповедник, - третий мужчина раздраженно влез, взмахнув рукой с киркой, - начал нести херню про то, что нашел там кого-то. Анхель не поверил, пошел сам проверить, а нас оставил там. Мы устали ждать и решили пойти за ним.
- Как давно это было? – Стефан скрестил руки на груди, осматривая собравшихся – да, негусто, но, видимо, Анхель набирал этих парней из бедняков и тех, кто не чурается разной работы. Правда, это не отбило у них какую-никакую сознательность, раз решили пойти за нанимателем… или просто побоялись, что им не заплатят. Вряд ли они шли сюда по доброте душевной, при всех-то ходящих слухах.
- Пару часов назад, - пожал плечами второй мужчина. – Мы думали, что уже никто не придет, а тут вы.
- А тут мы, - повторил Стрэндж, мрачно посмотрев на дорогу.
Та хранила свои секреты, ведя прямиком к разрушенному, но все еще кипевшему своеобразной жизнью древнему городу.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

26

Вооруженные люди ей не понравились. Сильно не понравились. В очередной раз Ванда вспомнила о том, насколько она сейчас уязвима. У нее не было защиты. Она ничего не сможет сделать, если кто-то наставит на них винтовку, но все равно она поблагодарила таксиста за то, что он их довез и спокойно вылезла из машины, осматриваясь вокруг.
Если игнорировать присутствие мужчин, настороженно и, вероятно, агрессивно к ним настроенных, здесь было очень красиво.
Она взяла биту и с интересом посмотрела на Стефана, который пообещал ей зачаровать ее. Так-так. Это любопытно. И на что же будет похожа бита? Аналог Эскалибура? Она бы от такого не отказалась. Такое она бы потащила к себе домой и сохранила бы на память, как сувенир. Ну или таскала бы и дальше на разборки со всякое разной нечистью.
— А если бы я взяла с собой сковороду, то какое из нее вышло бы оружие? — задала она вопрос Стефану, приближаясь вместе с ним к людям. — Я так, из праздного любопытства.
Стефан поднял руки, демонстрируя, что не представляет опасности. Ванда усмехнулась, так как прекрасно знала, что он один из самых опасных людей в этой стране, да и вообще во всем мире. Даже сейчас, когда магия отсутствовала.
Она дружелюбно улыбнулась мужчинам, закинув биту на плечо и встав перед ними, предоставляя слово учителю. Едва удержавшись от того, чтобы фыркнуть при словах “со мной Алая Ведьма” и “Великая ведьма”, Ванда кивнула, подтверждая данную информацию. На нее смотрели едва ли не с восхищением. Это было странно. От этого было неловко, неуютно и… забавно. Ей и раньше не всегда нравилось такое внимание, а теперь тем более. Знали бы они, что она сейчас не сможет их защитить, и полагаться на нее — бессмысленная затея.
— И кроме падре оттуда никто больше не возвращался? — задала она вопрос, обратившись к мужчинам.
Те закачали головами.
— Нет, никто не вернулся. Только он.
Максимофф это не понравилось. Сначала люди исчезают, а затем какой-то мутный падре уводит людей туда, хотя должен был убеждать людей не ходить и сидеть по домам. Таксист говорил, что именно он посоветовал комендантский час. Она вздохнула, заправив прядь волос за ухо.
— Вы не пойдете с нами, — твердо сказала она. — Нам нужно идти ровно по этой дороге, я все верно поняла?
— Да, — взволнованно переглянулись мужчины. — По ней и никуда не сворачивать. Она приведет вас в древний город. Вам точно не нужна наша помощь?
Ванда кивнула.
— Точно. Мы сделаем все, чтобы вернуть Анхеля и всех, кого найдем, но ни нам, ни вам не нужно, чтобы вас постигло то же самое проклятие.
Ей категорически не хотелось тащить их за собой, ведь они могут тоже стать жертвами, а потому она употребила слово “проклятие”.
— Я постараюсь снять его или нейтрализовать угрозу, — она посмотрела на Стефана при этих словах, зная, что это ему придется выполнять всю работу — пока у нее не появится магия, сделать она немногое сможет. — Идем. Может, встретим там Анхеля или Рауля.
С этими словами она зашагала вперед, всем своим видом показывая, что она тут главная и все сейчас решит. Вот если бы это было так. Ей с трудом удалось удержаться от очередного сердитого взгляда на Стефана. Ей так и чудилось, что внутри себя он покатывается со смеху от всего этого. Ну она ему задаст позже, когда проблема будет решена.

+1

27

Стефан слушал разговор местных с Вандой вполуха, вглядываясь в дорогу, ведущую к их пункту назначения. Она говорила, что с ними никто не пойдет, и на мгновение Стрэнджу захотелось добавить «ты тоже остаешься». Но как отреагирует Максимофф? Можно не гадать на кофейной гуще и не бросать кости – дело ясное, что плохо. Пускай за ее плохим настроением нынче не стояла магия хаоса, обижать ее подобным решением было не с руки.
Ситуация выглядела… не очень. С одной стороны, Ванда привела его к бездне, в которой скрывалась смертельная опасность. За такую «халтуру», подброшенную магу-фрилансеру на пенсии, благодарить станет лишь выживший из ума отщепенец. Выходит, и ему не стоит играть в благородство, считая себя обязанным ей? С другой же, она не оставила его одного. Зная все возможные риски, зная про высокий шанс не вернуться живой, все равно доверилась и пошла следом. И если он пойдет один, вряд ли она согласится.
Доверие было… хрупкой штукой. Доверие и своевременное использование этого самого доверия всегда были весьма полезными, но зловредными инструментами, с огромными рисками. И сейчас, молча кивнув Ванде, Стефан подумал о том, что стоит ответить на доверие бывшей ученицы чем-то посущественнее помощи в таком рядовом – в старых реалиях – инциденте.
- На всякий случай повторю, - серьезно взглянув на мнущихся мужчин, Стефан звучал весьма жестко, - что за нами идти не стоит – это опасно. Если переживаете, сообщите местной полиции или вернитесь в это же место через пару часов.
- А что вы…
- Это неважно, - отмахнувшись, мужчина отвернулся, следуя за Вандой. – Оставьте это профессионалам.
Все хорошие порывы вознаграждаются, зачастую – страданиями. В буддизме, которым Стефан проникся из-за учителя, жизнь была страданиями, через которые человек становился лучше, и именно страдания были жизнью, которая уготована мирянину. Не хочется страданий? Уходи в монахи или отшельники, ведь только так можно услышать и себя, и бога внутри.
Местные могли и не быть хорошими людьми, но волшебник видел в их глазах порыв пойти за ними. Ведь что могут противопоставить загадочным исчезновениям два человека, пусть и Мстители? По мнению людей, ничего, ведь один в поле не воин.
Хватит и Ванды, которая с каждым шагом оказывалась во всё большей опасности.
- Тебе необязательно идти, - все-таки сказал, когда они отошли на пару десятков шагов от все еще мнущейся мини-толпы людей. – Мне, конечно, любопытно наблюдать, как здешние тебя боготворят, но шутки в сторону – ты не можешь не понимать, что если там и правда что-то есть, то ты в большой опасности. И я могу не спасти тебя.
Он мог переоценивать свои силы, мог верит в свою непоколебимость, но… именно страх ошибки удерживал его на какой-то незримой грани между этой самой ошибкой и поиском оптимального решения. Нынешнее было элементарным – пойти одному, все выяснить, прихватив Ванду на обратном пути. Это не подвергнет ее риску.
- И у нас пока нет проволоки для биты, - он развел руками, словно это был самый сильный аргумент из поводов оставить Ванду где-то здесь, - а дерево сейчас зачаровывать опасно – еще взорвется.

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (07.10.2022 15:05)

+1

28

Слушая слова Стефана, Ванда размышляла о том, что может быть хуже бессилия. Того, насколько оно ужасно, ни один человек не понимает в полной мере, покуда не оказывается в ситуации, когда он вынужден перед самим собой признавать простой факт — он не сможет ничего сделать, даже если от всего своего сердца пожелает этого. Это больно. Обидно. Особенно если раньше ты мог сворачивать горы силой мысли. Теперь она сама ничем не отличалась от той группы мужчин, которых они оставили позади и которые уже двигались в противоположную сторону от них, подчиняясь их приказу. У нее было прозвище. Вот и все. Она словно была красивым фантиком без содержимого.
Она понимала. Она все прекрасно понимала. В том числе и то, что эта дурацкая бита в ее руке максимум поможет отбиться от бандита. Ей не нужно было дважды объяснять, что сейчас какой-нибудь щенок может справиться намного лучше, чем она, и все же она не хотела отступать вот так просто.
С какой-то стороны она осознавала, что такое поведение — это капризное и эгоистичное поведение ребенка. Ей не нравилось быть без сил. Она не хотела чувствовать себя беспомощной и уязвимой. Она хотела убедить себя в том, что еще на что-то способна, и шла на риск.
— Я все понимаю, Стефан, — мягко улыбнулась она и тяжело вздохнула. — Но ты правда убежден, что если я соглашусь с тобой и останусь здесь, то не последую за тобой через пятнадцать минут, потеряв терпение?
Максимофф именно так и поступила бы. Ей данный вариант развития событий уже был известен. Терпения и усидчивости в ней всегда было мало. Иногда она думала, что будь у нее способности Пьетро, то окружающие могли бы видеть ее редко, так как она вообще никогда не останавливалась бы. Если ей что-то не нравилось, то у нее возникало непременное желание это исправить, сделать все так, как надо. Если ей казалось, что нужно куда-то пойти, то…
— Я все равно пойду с тобой, — пожала плечами после нескольких секунд раздумий. — Буду осторожна и постоянно следить за своим состоянием. И я не прошу зачаровывать биту, а то и правда взорвется. Обещаю, что буду делать все, чтобы тебе не пришлось брать на себя роль рыцаря в сияющих доспехах и спасать меня.
Ее подкрепляла уверенность в том, что она сможет спокойно сражаться и без магии, просто использовав навыки рукопашного боя. Самое главное, чтобы враги тоже не использовали магию. Если же они крупнее ее, то с ними и в схватку вступать нет смысла. Бегать она тоже умела быстро. Иное ее беспокоило — нет ли здесь воздействия на разум.
Это бы тоже объяснило то, что люди, уходя, не возвращаются. И то, что местный падре ушел, вернулся и увел с собой Анхеля. Что бы там ни находилось, оно должно было прочистить ему мозг, чтобы заставить перейти на свою сторону. Ванда сильно сомневалась в том, что священник по своей собственной воле переметнулся бы на сторону нечисти… Особенно учитывая то, что по рассказам он заботился о благе горожан. Например, убедил их ввести комендантский час.
— Оно должно действовать на разум, — задумчиво проговорила она, возобновив шаг и не желая слушать возражений Стефана, и начала озвучивать свои догадки: — Этот падре… Не думаю, что он сам встал на сторону врага и начал приводить к нему жертв. Как ты думаешь?
На всякий случай нужно было следить и за собственным разумом. Если знать о самом факте воздействия, то можно продержаться. Она, по крайней мере, на это очень надеялась. Не хотелось бы стать чьей-то марионеткой.

+1

29

Все всё понимали. И Стефан понимал, что Ванда не станет стоять на месте, пока он рискует собой, и Ванда понимала, что она подвергает себя чрезмерному риску. Рациональным решением было насильно ее оставить где-то поблизости, а то и вовсе передать в руки тех условных добровольцев-разнорабочих, но.
«Рационально» не всегда «правильно». Кто даст гарантии, что он справится в одиночку? Кто подпишется под словами о том, что в происходящем Максимофф будет бесполезна? В вопросах магии никогда не стоит давать ни гарантий, ни обещаний – кто знает, что будет потом. Можно погадать на кофейной гуще или чаинках, но у них не чайная церемония и до ближайшего кофешопа далековато.
- Нет, но я же не мог не озвучить очевидное, - улыбнулся он в ответ. – Пятнадцать? Ты себе льстишь. Я бы поставил на пять.
Его дело предложить, и все же та часть Стефана, отвечающая за заботу о ближних, неприятно шкрябнула по нутру. Впрочем, если у них все сложится удачно, они оба будут в выигрыше. Если же нет, то последняя надежда магического мира – Тони Старк… Боги, храните Землю.
- Ты не просишь, потому что я уже пообещал ее зачаровать, - подумав, добавил он, высматривая впереди какое-то ответвление дороги – словно бы подъезд к чему-то, слишком уж ровной выглядела дорога для лесной тропы. – Но, как ты помнишь уроки базовой алхимии, железо подходит куда больше для чар в нестабильных условиях, нежели дерево. Иначе превратится твое дерево в красивый дуб, а им особо не помашешь.
Они подошли ближе к съезду, который приметил волшебник. Там виднелась и впрямь хорошая дорога – не асфальт или бетон, но заметно, что ездили часто. На невысоких красных столбах, потерявших всю свою краску из-за дорожной пыли, висела длинная проволока, держащая наспех написанную табличку.
Paso cerrado. Zona de peligro.
- А вот и железо, - указав на проволоку, мужчина подошел непосредственно к табличке. – «Проезд закрыт, опасная зона», хм.
Он поднял взгляд и осмотрелся. Вид открывался интересный – опрятная стоянка для автомобилей, где кто-то оставил поперек стоящий старенький грузовик с дырами в кузове, аллея из подстриженных пальм, наклонившихся над выложенной плиткой дорожкой, беседки из темного дерева, большие гирлянды для наружного освещения, и трехэтажное здание, похожее на облагороженный американский продорожный мотель.
Все выглядело как небольшой курорт с элементами экскурсии, только вот сейчас выглядело до тревожного заброшенно. Мелкие детали отсюда заметны не были, но старый грузовик как бы намекал – уходили отсюда в спешке.
Рассматривая все это, Стефан уже снял табличку и нужную ему проволоку, намотав ее на руку. Другую протянул Ванде. Табличка осталась лежать на одном из столбов.
- Давай свое грозное оружие, - без улыбки попросил, перебрав в воздухе пальцами. – Сделаем еще страшнее.
Мысли Ванда выражала дельные, схожие с его собственными. Потому, наматывая проволоку уже на биту, маг согласно кивнул.
- Вся ситуация в целом выглядит так, словно кто-то или что-то не хочет распространения информации. А это почти всегда означает или контроль разума, или серьезную поддержку от местных властей или кого-то еще. Второй вариант отпадает – нас никто не встретил, как никто не пытался остановить. Значит, или местные власти не в курсе, или в курсе, но не хотят влезать. А падре…
Замолчав на мгновение, пока выплетал пальцами нужные руны и вкладывал в них силу, Стефан все же снова решил призадуматься над головоломкой в их распоряжении. Ванду позвали и должны были встретить, но не встретили. Человек, который позвал и должен был встретить, на встречу не явился. Падре, который прежде предупреждал местных об опасности, в эту самую опасность затащил главного активиста.
- Пока похоже на ловушку, расставленную для тебя, - подняв взгляд от тускло засиявшей магии, нехотя бегущей по железной намотке, Стрэндж протянул биту обратно Максимофф. – Может, я усложняю, но у нас нет доказательств того, что изначально и твой проводник, и тот падре не были частью плана по поимке тебя. Получить в свое распоряжение Алую Ведьму, пусть и лишенную сил – довольно сладкий кусок пирога. Ты ведь все равно связана с магией хаоса.
А магия хаоса никуда не исчезла – просто «временно вне зоны доступа». И этот вариант тоже следовало рассматривать.
- Осмотримся в мотеле или дальше пойдем?

[icon]https://i.imgur.com/Mr6lzaN.jpg[/icon]

+1

30

Ванда усмехнулась, подумав о том, что она не продержалась бы и пяти минут, но она ничего не сказала, молчаливо подтверждая то, что терпение — не самая ее сильная сторона. В некоторых случаях это представляло собой проблему. Для ведьмы необходимо знать, что порой нужно выжидать и терпеть.
— Ты же знаешь, что вовсе необязательно зачаровывать биту, — ответила она, пожимая плечами. — Тем более сейчас, когда магии в мире где-то с ноготок, и экономить необходимо. Просто говорю тебе, что не настаиваю на этом.
Когда они приблизились к съезду, Максимофф внимательно осмотрелась. Здесь обязательно должны были быть люди. В этом мотеле явно останавливались туристы, прибывшие посмотреть на чудеса древнего города, и жил персонал, который обеспечивал их комфорт. Но вокруг царила тишина, давящая, гнетущая, вызывающая ощутимую тревогу.
Все ушли отсюда, но в которую сторону — сбежали в город или направились туда, куда теперь лежит и их путь?
Ванда взяла один из мотков колючей проволоки и протянула Стефану биту. Она наблюдала за тем, как он плетет чары, испытывая при этом странное ощущение из-за того, что она не могла почувствовать их. Пора бы к этому попривыкнуть. Магия отсутствовала на неизвестный срок, и это не электричество, которое можно просто так взять и починить.
Вместе с этим она внимательно наблюдала за самим Стефаном, тревожась за его состояние. Не хотелось, чтобы он пострадал из-за желания заколдовать треклятую биту.
Стефан, тем временем, времени зря не терял, подключившись к мозговому штурму и высказыванию догадок. Она его не перебивала и нахмурилась, когда речь зашла о ней самой. Начала вспоминать письмо, которое ей прислали. Действительно… Она ведь не задумывалась о том, почему его прислали именно ей, а не Доктору Стрэнджу, который куда более знаменит и надежен, чем она. Теперь это стало выглядеть подозрительно.
Ей захотелось чертыхнуться. Но чего она ожидала? Хаос привлекателен для всех, кто питает недобрые намерения. С его помощью можно добиться всего, чего пожелает душа. И не столь важно, что сейчас от нее толку нет. Магия вернется, и Хаос тоже. Если Ванда попадет под чье-то влияние, то…
С ней такое уже случалось, и повторения подобного опыта ей не хотелось.
Она прикрыла глаза, взяв в руки биту, и покачала головой. Вероятно, следовало бы повернуть назад и отправиться домой. Вернуться сюда тогда, когда магия к ним вернется, и разобраться, но… Сколько людей пострадает? Скольких эта тварь уничтожит, подчинит своей воле? Она не могла пойти на такое и бросить тех, кто нуждался в их помощи.
— Это дурно звучит, — проговорила Ванда наконец и внимательно посмотрела в глаза Стефана. — Не будем исключать вероятность подобного, но я надеюсь, что все не так. В любом случае я не позволю, чтобы что-то начало контролировать меня.
Нужно лучше следить за собой, за изменениями в своем настроении, за эмоциями. Напоминать себе о том, кто она и зачем пришла в это место. Но если шанса вырваться не будет, а Стефан ей не сможет помочь, то придется думать о радикальных методах решения проблемы. Мысли об этом ей не нравились. Она даже не стала о них говорить.
— Пойдем дальше. Не думаю, что в мотеле найдем что-то интересное, — Максимофф осмотрела биту, изучила проволоку, по которой струились потоки магии, а затем кинула взгляд на здание. — Здесь никого нет. Либо сбежали, либо мы их еще встретим.
Она поджала губы и зашагала вперед по дороге, рядом с магом.
— Что вообще может скрываться в древнем городе майя? Настолько могущественное и сильное, и при этом это никто не обнаружил до сего дня? Хм-м, может артефакт какой-то… А ты как ты думаешь?

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [03.09.2016] Погребенное в бездне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно