Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [08.10.2016] Проблема с миром


[08.10.2016] Проблема с миром

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

и тут все заверте...
https://img1.goodfon.ru/wallpaper/nbig/6/8b/hail-hydra-marvel-comics-3128.jpg

08 октября, 2016
Нью-Йорк - куда заведет дорога (упомянем по ходу развития сюжета)

Black Widow, Winter Soldier


О том, как слежка за рядовым, казалось бы, агентом Гидры порой может привести к удивительным и крайне неприятным открытиям.

+1

2

После встречи с медведем и увлекательного путешествия на Аляску, они с Баки взяли паузу. В надежде, что его состояние быстро придет в норму. Долгие дни дома безвылазно Наташа занималась его восстановлением, но в душе у нее неистово когтистые кошки драли душу и просились на волю. Она не могла быть свободной. Снова. И он тоже…
Что с этим делать? Бороться. Они всегда это делали. В конце концов именно ложь и жестокость врага делали их теми, кто они есть. Наташа, например, боролась за свою свободу и вовсе с самого детства. Пыталась выживать среди снегов сурового Российского севера, среди солдат, среди профессиональных шпионов и убийц, для которых вынести кому-то смертный приговор было равносильно рукопожатию. Росчерку пера. Легкой рукой лишить кого-то жизни и ни о чем не жалеть. Забыть, запивая легкий флер ощущения превосходства шампанским…
Вдова легким жестом отгоняет от себя дурные мысли. У них аскетичное жилье, в котором диван, телевизор, стол и стулья. Ноутбук, с различными программами для безопасного серфинга по сети. Уходя, Наташа забрала из ЩИТа все самое важное для себя, в том числе и сведения, которые хранились на цифровых носителях. Наверное, так делали многие. Не боясь копировали базы данных. Кто мог думать, что двое сумасшедших ворвутся туда и устроят кровавую баню?
Когда они с Джеймсом штурмовали базу Гидры, Наташа “зацепила” флеш-накопитель. Он был неприметного черного цвета, без каких-либо надписей и опознавательных знаков. Можно сказать, Романова захватила ее с собой по привычке. И только сейчас о ней вспомнила.
Пока Джеймс спал, она просмотрела все сведения, которые случайным образом попали в ее руки. Это были личные дела сотрудников Гидры - ничего удивительного, но только дурак мог отцифровать фотографии и приложить их к сухим страницам текста. Характеристики с места работы, личные предпочтения, сильные стороны и конечно же слабости. О, да… Слабостям здесь была отведена целая страница.
Наташа просмотрела все с самого начала и до конца, а когда закончила, ее буквально распирало от желания поделиться всем тем, что удалось узнать с Баки. Пока он был в душе и обедал (хотя, по правде сказать, она не была уверена, что именно он там делает - слишком была погружена в свои мысли) сидела на простенком стуле, предшественник которого пал в неравном бою с плечом Джеймса Барнса.
- Джеймс, - Наташа позвала его, когда Баки перестал испытывать интерес к тарелке и скучающим взглядом обводил кухню. - Помнишь мы вломились на базу Гидры? Я захватила там флешку.
Наташа помолчала. Ей почему-то казалось, что скрыв наличие флешки от Баки, она его как-то предала или что-то вроде того. Но нужно было закончить, ведь сама Вдова не любила незаконченные дела, и не хотела, чтобы между ними была недосказанность и тайны.
- Пока ты спал, я о ней вспомнила и решила посмотреть. Обнаружила очень много досье, штук двести или триста. Гидра, как мы оба знаем любит использовать людей в качестве ресурса для достижения целей, но вот что интересно - среди этих досье я нашла Натаниэля Баргера. Его несколько раз показывали по телеку, пока кто-то из шишек в Белом доме распространялся относительно мира во всем мире? Иди сюда, - Наташа подозвала Баки жестом и щелкнула по одной из кнопок на клавиатуре, после чего на экране появились один за одним окна браузера. На них Баргер с типичным для спецслужб наушником-гарнитурой стоял возле премьер-министра, активно сотрясающего руку иностранного премьера. Кажется, Германии. На втором - газетная статья, на котором лицо Нэйта, застывшее в моменте устремлено прямо в объектив папарацци. Статья была посвящена конференции Сов.беза ООН. И подобных этому окон было больше двадцати. - Вот, посмотри. Кажется, он уже не работает, но уверена, что раз его досье в файлах Гидры - он как-то замешан во всей этой чертовщине.
Она вновь взяла паузу, а потом улыбнувшись, поинтересовалась:
- Как ты себя чувствуешь?

+2

3

Нет ничего хуже ожидания. Особенно, когда приходится ждать, когда сыворотка в его организме начнет делать свое дело и залечивать повреждения, ставить его на ноги, чтобы он мог бороться дальше, а не просто валяться пластом и передвигаться по квартире минимальное количество раз в день. Невыносимое состояние. Джеймс не представляет, сколько времени должно было бы потребоваться на восстановление, будь он обычным человеком. Но это все равно не мешает ему исходить из себя от нетерпения.
А каково приходится Наташе? Он ведь не слепой. Прекрасно видит, что сидение без дела в четырех стенах изводит ее, и он ее понимает — сам бы с огромным удовольствием занялся бы чем-нибудь полезным.
Баки про себя усмехается, вспоминая их разговор еще на Аляске о пенсии, об отдыхе вдали от всех, о покое там, где их никто не сможет достать. Они сейчас не могут найти себе места, а что же будет, когда таки добьются своей мечты? Хотя в мечтах не предполагалось безвылазно торчать в логове сутками напролет и ничего не делать, только смотреть новости и наблюдать, что творится в мире, а еще поправляться от ран, оставленных гризли.
С этими мыслями он поглощает свой завтрак, словно не замечая того, что Нат рвется ему о чем-то рассказать. По ее движениям, взглядам можно догадаться, что она что-то придумала, но что именно — тут он теряется в догадках, а потому решает за лучшее просто сидеть и ждать, когда она заговорит первой.
И когда это происходит, Баки недоуменно моргает глазами, вспоминая их совместный налет на базу Гидры. О том, что Нат прихватила с собой оттуда что-то, он не знал, но все равно это не становится для него чем-то удивительным. Тот объект был достаточно важен для Гидры. Там что-то разрабатывалось. Иначе здание не охраняло бы столько народа. А значит там обязательно должно было быть ценное.
А у Наташи всегда получалось находить подобное. Так Джеймс, по крайней мере, считал. Он сам отвлекся бы и обратил внимание на какую-то флешку только в том случае, если бы его ткнули носом прямиком в нее.
— А я даже в упор не заметил бы там флешки, — озвучивает он свои мысли в более краткой форме.
Ничего больше не говоря Баки идет следом за ней, не обращая внимания на моментально отдающуюся боль по телу, садится рядом и внимательно смотрит на экран ноутбука. Так-так. Интересно. Его взгляд приковывается к незнакомому лицу, которое мелькает то тут, то там. Натаниэль Баргер. Имя тоже ему ни о чем не говорит. Но раз досье на него обнаружилось в файлах Гидры…
Он выпрямляется, услышав вопрос Наташи, и мягко улыбается ей. Раны болят, но слегка. Они не мешают ему ходить, свободно двигаться.
— Уже намного лучше. Можно считать, что постельный режим закончился.
Его глаза вновь возвращаются к экрану ноутбука. Агент Гидры, да еще и рядом с сильными мира сего… Звучит паршиво и тревожно.
— Если он даже уже не работает, то на его месте вполне может оказаться другой агент. И далеко не один, — задумчиво произносит он, представляя себе, как толпы гидровцев свободно вышагивают по коридорам Белого дома. — Сколько ты нашла досье? Двести-триста? А ведь их может быть намного больше. Это же Гидра, в конце концов. Стоит отдать ей должное — не ленится, все пашет и пашет, а никто даже не подозревает.
Интересно, что еще от Гидры можно ожидать? Ее годами выкорчевывали, старались уничтожить, стереть с лица мира, но она всегда выживала. Находила способ. Возвращалась, била в самое больное место в самый неподходящий момент..
Нельзя дать ей жить. Они не смогут одни разрушить всю организацию, но положить конец ее темным делам — легко.
Джеймс скрещивает руки, задумчиво посмотрев на Нат. Сидеть дома при открывшихся обстоятельствах он не намеревается. Это точно.
— Необходимо определить его местоположение. Схватим и выбьем из него всю информацию, — говорит он, но тут вспоминает, что разговаривает сейчас с лучшей в мире шпионкой и предлагает ей действовать так, как будто она обычный солдат, и криво усмехается: — Или поступим более изящно? Только не говори, что мне нужно выздоравливать — еще чуть-чуть, и у меня крыша здесь поедет.

+1

4

Во взгляде Натальи сквозит подозрение, ведь она прекрасно знает, как тяжело Баки пришлось после нападения гризли. Он, как и все солдаты, ни разу за это время не подал виду, что у него болит. Но она знала. И поэтому ухаживала за его ранами - несмотря на ускоренную регенерацию, всякому больному нужна вспомогательная терапия. Не сказать, что Нат так уж сильно помогла, скорее тут спасибо надо говорить именно регенеративным функциям организма, и потому сейчас Вдов сомневалась. прищурилась, проверяя - не врет ли Баки, глядя ей в глаза, не жалеет ли, что свалился и провел в постели столько времени вместо того, чтобы пуститься в вечную войну с Гидровцами. Туповатыми, если уж честно.
- Уверен? - Уточняет Вдова, а в голове уже построила план по захвату чертовой организации. - Я не хочу, чтобы ты пострадал, так что можешь остаться дома. Я пока раздобуду достаточно информации для того, чтобы взять этого Баргера.
Нат поднимается со своего стула и легко покачивая бедрами (едва не в припрыжку) устремляется к шкафу. В нем типичный хаос, ведь Вдова далека от порядка, особенно та Вдова, которая каждый день выходит в город из их с Баки тайного убежища. Из небольшого количества вещей, среди которых несколько вешалок с соблазнительно обтягивающими платьями, Наташа предпочитает удобные в повседневности джинсы и худи. Она переодевается прямо при Баки, без стеснения вещая ему о своем коварном плане.
- Я бы хотела сказать, что прокопаю ход в его квартиру ложкой, а потом схвачу и начну допрашивать… - Наташа на секунду задумалась о пытках, которые она знала, улыбнулась своим мыслям и продолжила. - Но гораздо боле разумным было встретить его вот здесь…
Она обошла Баки. Он стоял в размышлениях о том, что Гидра снова отрастила голову после того, как они отсекли ей предыдущую. Наверняка Джеймс допустил мысль, что их труды были напрасными, и Наташа на короткий миг подумала точно также. В конце концов, сколько это будет продолжаться? Выглядит, как борьба с ветряными мельницами.
Она внезапно обняла Барнса за талию, заодно ненавязчиво проверяя насколько правдиво он отзывается о своих ранах.
- Мы справимся, - заглядывает в глаза, - всегда справлялись.
И тут же отпуская его, возвращается к ноутбуку. Что-то набирает в поисковой строке и поверх всех открытых фотографий и отцифрованных газетных вырезок открывается архив ЩИТа. В нем Натаниэль Баргер числится правительственным агентом, независимым сотрудником службы безопасности высокопоставленных чиновников правительства США. Исходя из архивных файлов ЩИТ, Баргер ни за кем не был закреплен. Видимо для того, чтобы сбшники не успевали уносить с важных встреч информацию и продавать ее кому-то кто заинтересован. А вот последние два года Нэйт практически не отходил от министра обороны. Эта информация Наташу очень взволновала, но даже этотфакт не дает ей права подозревать гоподина министра в участии в проектах Гидры. Вдова знала его с лучшей стороны, они были знакомы лично.
Романова отошла в сторону, демонстрируя Баки экран ноутбука:
-  Он снимает квартиру на Лонг-Айленде, в Куинсе его знает каждая вторая собака. Может быть маршруты его передвижения изменились, хотя раньше этого не наблюдалось месяцами. Дом - работа - бар “Кость” до позднего вечера - дом и иногда женщины, что примечательно,  всегда разные. - Наташа усмехнулась. - И ничто человеческое не чуждо.
С этими словами Наталья вбила в гугле вышеупомянутый бар и в строке поиска открылись адрес и фотографии. Мрачное место, в которое даже Наташа не сунулась бы, будь она и в самом страшном отчаяньи и желании напиться и забыться. Атмосфера там, мягко говоря, так себе. Романова даже не рассматривала вариант с пикапом. Если Баргер и правда агент Гидры, то Наташу он знает. А это означает лишь одно - придется прятаться в тенях.
- Мы его подождем. - Объявила она, указывая Баки на фотографии бара и, самое главное - типичной для этого района Куинса, подворотни в которых по закону жанра всегда творились самые худшие деяния. - Видишь этот проход между домами? Ровно в середине от дома к дому идет высокая сетка-рабица. В ней есть калитка, короткая дорога на ту улицу, где Баргер снимает квартиру. Можем встретить его здесь, из-за музыки из ночного клуба который аккурат по соседству с “Костью” наш допрос вряд ли кто-то сумеет расслышать.
Гордая собой, Наташа улыбнулась, выпрямляясь.
- Но ты дашь мне слово, что не будешь вмешиваться. Тебе все еще нужен покой и восстановление! - Проворчала Вдова, складывая руки на груди. - Крыша у него поедет, конечно же.

+2

5

— Уверен, — решительно заявляет Джеймс, категорически не готовый оставаться в этой квартире больше, чем то было необходимо.
Если не вступать в яростные схватки и не допускать больших физических нагрузок… Он с недовольством осознает, что ему придется быть подстраховкой, координатором, следить за местностью, пока Нат будет выполнять основную и тяжелую часть работы. На мгновение он чувствует себя обиженным и бесполезным. Проклятый медведь. Аляска и внезапный пожар ни в какое сравнение не шли с нападением обезумевшего от страха зверя. Но это все равно не так плохо. Главное, не сидеть без дела.
Баки с удовольствием наблюдает за тем, как Нат стремительно несется собираться и одевается. Ее изящная фигура чересчур быстро скрывается за джинсами и просторной худи, не успевает он даже глазом моргнуть.
Ее слова о допросе заставляют его отвлечься и ухмыльнуться. Он знает, о чем она говорит, и не имеет ничего против. Мстители стиль их работы не одобрили бы. Мало кто сумел бы одобрить, если быть точным и честным. А для них это самый обычный день. Их этому учили. Так они действуют — быстро, просто, эффективно. Жестокие времена, жестокие методы. И победы.
Наташа неожиданно его обнимает, и он притягивает ее к себе, на пару секунд зарывшись лицом в ее волосы.
— Справимся, — глухо отвечает ей. — Никуда они от нас не денутся. Мы же это мы.
Когда она его отпускает, Баки вздыхает и довольно направляется к шкафу с намерением переодеться. У него это получается медленнее, чем у Наташи. Раны, нанесенные медведем, все еще предательски дают о себе знать. Но он старается делать вид, что почти не ощущает болезненности. Натягивает на себя джинсы, а следом за ними футболку, обувь. Хотя вряд ли его показательная непринужденность обманула Нат.
Уж кого-кого, а на нее такая ложь не подействует.
Он встает рядом, когда она начинает рассказывать о жизни и перемещениях Натаниэля Баргера. Ухмыляется, слыша про бар и разных женщин. Живет на широкую ноги для агента Гидры. Слишком расслабился? Или слишком самоуверен? Возможно, и то, и то. Легко ослабить бдительность, если четко знаешь, что тебя поймать сложно, так как никто не подозревает о твоей истинной деятельности и личине. А Натаниэль Баргер явно хорош в своем ремесле, раз его никто ни в чем еще не заподозрил.
— Поймать его будет не так сложно, — бормочет Баки, просматривая все, что Наташа ему показывает.
Она все продумала. Быстро, четко разложила все по полочкам. Так, что у него не возникает ни единого уточняющего вопроса. Они его подкараулят, постараются выудить из него информацию, узнают о его сообщниках и дальнейших планах, и дело будет сделано. Одним шпионом Гидры станет меньше. Может, даже несколькими. Мир станет чище на капельку.
И все равно это не будет означать, что работа над этим закончится. Ему все еще не дает покоя то, что в правительстве могут быть и другие агенты Гидры.
Джеймс широко улыбается, пожимая плечами, когда Наташа ставит ультиматум — или он дает слово и честно его держит, или сидит дома и грызет локти от беспокойства. Последний вариант неизмеримо ужасен. Он пугает, а потому Баки старается даже не думать о нем и согласно кивает.
— Я буду стоять в стороне, честное скаутское, и угрожать одним своим видом, — фыркает он. — Он нас узнает. Может, нам повезет, и он не будет сильно артачиться. Выдаст нам все на золотом блюдце. Если нет, то в лучшем случае женщин к себе он больше водить не будет, а в худшем…
Он недоговаривает, прекрасно понимая, что Нат сама о том же думает. Ни он, ни она не горят желанием оставлять гидровца в живых.
— Ты действуешь, а я наблюдаю, — повторяет Баки, отойдя к столу и взяв пистолет, лежащий на нем, и прячет его за спиной. — И когда приступаем, командир?

+2

6

На вопрос Джеймса ответ был однозначным - на сборы у Вдовы тоже ушло некоторое время. Она прихватила с собой со стола глок и компактный глушитель, чтобы если вдруг ей пришлось бы стрелять громкий звук не привлек лишнее внимание гражданских. А в карман джинс кладет свою электромагнитную ловушку в виде раскладывающейся дубинки. Она такая маленькая в сложенном виде, что обыватель скорее принял бы ее за губную помаду, чем за портативный электрошокер.
Когда сборы окончены, она кивает Баки:
— Если у тебя на было планов на вечер, то можем приступить прямо сейчас.
Вдова начинает привыкать к тому, что ей все лучше удается сливаться с толпой. Баки тоже. Они уже столько скрываются от любопытствующих папарацци, что она и не помнит, сколько конкретно. А раньше считала дни. Считала, что вся эта суматоха после инцидента на авианосце скоро уляжется - не в первый, ведь, уже раз что-то случается и ЩИТ оказывается вовлечён. Но что-то пошло не так, организация распалась, заставив всех ее активных участников уйти в тыл, а затем и вовсе - в подполье.
Не то, чтобы Наташа ощущала себя дискомфортно в этом самом подполье, тем более теперь, когда она была не одна и несмотря на тайну собственного существования для остального мира, они с Джеймсом умудрялись находить себе интересные занятия. Как совсем недавно на Аляске. Скучать времени просто не было!
Они выбираются из своего убежища - самого надежного в мире, просто потому что человечеству нужны подсказки, ибо без них люди, как слепые котята не в состоянии разглядеть самого очевидного, того, что спрятано у них под носом - для того, чтобы отправиться самым надежным способом на Лонг-Айленд. Метро, или поезд, кто как называет это и суть не меняется от изменения формы имени. Наташа в вагоне прячется за капюшоном, чтобы никто сбоку не узнал в ее лице Черную Вдову, но это и не нужно - они с Баки не отходят друг от друга далеко, скорее наоборот, Вдова старается прижаться к нему ближе, чем вызывает искреннее чувство неприязни к такому роду проявления любви в общественном месте у случайных попутчиков. Пассажиры ограничиваются беглым взглядом в их сторону и все, что удается увидеть - две фигуры, - тонкая женская и широкоплечий мужчина рядом с ней.
Куинс - самый обычный район Нью-Йорка, второй, кстати, по численности населения и здесь тоже легко удается держаться в тени. Они оказываются на нужной улице довольно быстро, гораздо раньше, чем Натаниэль Баргер начнет свое славное путешествие среди падших в местных барах.
Наташа останавливается на другой стороне дороги, возле входа в конкурирующий с противоположными заведениями ночным клубом под названием “Bullett” - что-то между пулей или удвоенной “т” на конце. Видимо, чтобы в очередной раз подчеркнуть креативность этого заведения.
— Придется ждать. — Вдова развела руками, — Войти не предлагаю, боюсь спугнуть дух пенсионного возраста, который ты так часто поминаешь.
Она лукаво улыбнулась, совсем как лиса. Конечно она не думала о Баки, как о старичке, а всего-лишь использовала это как тему для непринужденного разговора, который вполне может завязаться после шуточки.
— Надеюсь, обойдется без стрельбы. — Серьезно сказала Романова, искоса поглядывая на подъезжающие и останавливающиеся напротив них машины. Вряд ли Баргер приедет на такси, но кто его знает… Будет обидно пропустить все веселье из-за невнимательности. — Но, думаю, одного взгляда на тебя будет достаточно, чтобы он понял, что мы не шутим.

+1

7

С собой Баки не берет больше ничего. Ему хватит и одной беретты для того, чтобы дать отпор, если станет жарко. И если все пойдет по плану, то оружие ему не пригодится. Даже если агент Гидры окажет сопротивление, ему, скорее всего, не придется вмешиваться — Наташа сделает все сама. В ней и ее умениях он совершенно не сомневается. С тем же успехом он мог бы остаться дома и смиренно ждать ее возвращения. Но он даже допускать это не хочет.
Выбраться из старой квартиры, в которой нет ничего лишнего, кроме самых необходимых вещей и скромной мебели, ему было жизненно необходимо.
Он настороженно изучает окружение, пока они едут в метро или идут по улицам, пряча лицо под длинным козырьком кепки. Ничего особенного, странного, необычного. Если их кто-то искал, то еще не обнаружил. Иначе уже давно ворвались бы в их убежище. Нашли бы тысячу способов предпринять попытки их захвата. Или, что еще более вероятно, они, заметив чужую активность поблизости, скрылись бы до того, как те успеют что-либо осознать. Но привычка — злая штука. Стоит один раз приучить себя к мерам предосторожности, и будешь постоянно по несколько раз проверять все вокруг себя, ожидая подвоха.
После ранения, похоже, его бдительность удвоилась. Неудивительно. Меньше всего он хочет попасть в западню, когда не способен защищаться в полную силу.
Джеймс останавливается, изучая вывеску бара, а затем переводит свой взгляд на другие увеселительные ночные заведения.
Типичная улица Нью-Йорка. Тихо и спокойно — настолько, насколько это возможно для шумного мегаполиса. Позади проезжает полицейская машина с включенной сиреной и затихает вдалеке. Мимо проходит толпа подростков. Люди спешат по своим делам. Кто-то, как и они, стоят на месте, переговариваются или говорят по телефону. Благодаря этому можно даже не беспокоиться о том, что они могут привлечь ненужное внимание.
— На что это ты намекаешь? — смеется, посмотрев на Нат. — На то, что я не умею веселиться? Пенсионер во мне может задать жару всему молодняку Нью-Йорка. Можешь спросить у Стива. Он все подтвердит.
Наташа улыбается, напоминая ему хитрющую кошку. Но улыбка быстро пропадает, уступая место серьезности, и речь заходит о Баргере.
Баки хмыкает. Ему и самому любопытно, как именно отреагирует их будущий новый приятель. Агент Гидры… Одно это словосочетание заставляет напрячься и начать неосознанно подготавливаться ко всему и сразу. По его опыту с Гидрой ничто не бывает просто. От нее нужно всегда ждать проблем.
— Я тоже, — он прищуривается, понаблюдав за проезжающим мимо черным джипом. — Проблема еще в том, что увидев нас, он может решить покончить с собой. В Гидре полно таких фанатиков. Вырубим его и увезем на его же собственной машине?
Куда-нибудь на пустырь. Или в заброшенное здание на окраине города. Туда, где его вопли и проклятия никто не услышит и на помощь не придет. Это не помешает, так как он подозревает, что выбивать информацию из этого типа придется долго, а если они приложат достаточное количество усилий, то они узнают много всего полезного, что позволит им помочь миру. Если не всем сразу, то хотя бы этой стране.
Боковым зрением Баки замечает, как в пяти метрах от них останавливается машина. К тому времени уже проходит приличное количество времени. Солнце почти скрывается за высокими небоскребами. Пора уже…
— Это он? — едва слышно спрашивает он у Нат, надеясь на положительный ответ и продолжая делать вид, будто он увлечен беседой с ней и телефоном в своей руке.

+2

8

Они достаточно друг друга знают, чтобы безоговорочно доверять, несмотря даже на постоянные попытки Наташи полагаться только на себя. Отрицать то, что Баки всегда был и будет рядом с ней, даже если она этого не просила, глупо. И Вдова мысленно улыбаясь, может с удовольствием констатировать - они с ним идеальная команда, безумное партнёрство, рождённое советской машиной смерти, которое по сей день работает как часы. Без труда отвлечь внимания, сместить фокус внимания с себя, непринужденно беседуя и смеясь неподалеку от точки "А" на которую прибудет Баргер, это их профиль. Хотя навыки Джеймса всё-таки делают больший уклон в грубую силу. Он солдат, а не шпион, способный быть кем угодно и когда угодно. А вот Наташа… Иногда она думала, что у нее вовсе не осталось ничего своего. Не осталось личности, которую она могла бы назвать первоначальной. И за это она должна быть благодарна КГБ. Кто бы мог подумать, что такой момент, в котором Вдова вдруг помянет этих чокнутых политиканов из страны советов настанет.
— Не сомневаюсь, — Романова касается его плеча в лёгком жесте соблазнительницы, проводя по руке вниз, до внутренней стороны сгиба локтя и до ладони, но не задерживаясь на ней. Баки делает вид, что в его телефоне есть что-то такое, от чего он просто не в состоянии оторваться, и Наташе плевать, ведь они здесь не для того, чтобы глупо флиртовать под тусклым светом фонаря, а для того, чтобы оторвать кое-кому голову.
Джеймс то и дело бросает взгляд на дорогу, помогая ей выслеживать приближающуюся цель. Алые лучи закатного солнца утопили далёкие шпили бизнес-центра в бликах, а здесь, в Куинсе, терялось за ровными зубьями многоэтажек, погружая улицы во тьму. Именно в этот час и появился чертов Нэйт Баргер.
— Он! — Вырывается из Вдовы почти возглас, таящий в себе столько смешанных чувств - и радость и гнев, и ненависть, плохо причем скрываемая.
Баки предлагает разумный план, в отличие от Наташиного порыва просто перехватить ублюдка и, затащив в подворотню, избить его до полусмерти. Она секунду моргает, прежде чем кивнуть:
— Отличная мысль. Тогда ты… позаботься о водителе и жди нас напротив этой вот подворотни, через которую он обычно ходит. А остальное предоставь мне. и… будь осторожен.
Она легко целует его в щеку, прежде чем быстрым шагом перейти через дорогу и выждав немного, зайти следом за Баргером в “Кость”. Мрачный интерьер этого места сразу же успокоил Наташу тем, что она практически не отличалась от любого другого посетителя. Нэйт, как оказалось, здесь с кем-то встречался и это была не женщина, а какой-то чернокожий парень. На вид ему лет тридцать с небольшим, коротко стриженный, в черных очках. Вдова конечно же задалась логичным вопросом: как он вообще хоть что-то видит в такой темноте, но вместо того, чтобы разглядывать Баргера и его компаньона, уверенным шагом направилась к бару.
Денег у нее не было. Точнее, не было таких, чтобы можно было без жалости их потратить на выпивку, так что Наташа без зазрения совести раскрутила рядом сидящего инфантила на стакан виски. Он, конечно, сразу же подумал, будто теперь Романова просто обязана с ним переспать и недвусмысленные попытки познакомиться и стать ближе к “Елене” - так Наташа представилась на автоматизме, - стали даже очень кстати. Однако Нат было на незадачливого любовника наплевать. Она смотрела через плечо на свою цель, представляя, как одна за одной хрустят его кости…
Сколько прошло времени, она не знала. Но наговорившись вдоволь с Баргером, черный мужчина встал и покинул бар. Наташа поборола в себе желание догнать его и пересчитать ребрышки, ведь ее целью был Нэйт.
Он неспешно допил свой виски и, бросив мятые купюры на стол, также покинул бар. Романова направилась за ним. Едва они вышли из заведения, как Баргер кивком головы “отпустил” своего водителя, даже не вглядевшись через лобовое стекло на того, кто там сидит.
— Поразительная беспечность для агента Гидры… — пробормотала Черная Вдова. — Видать ты не слишком умный, Баргер.
И как по плану гидровец зашагал в темную подворотню.
Наташа шагала бесшумно, но не быстро. Старалась держаться от него на значительном расстоянии, прячась в сизом паре идущего от коллектора, прячась в тенях и протискиваясь вплотную к целующимся компаниям, вывалившимся из ночного клуба рядом. Баргер шагал вперед, ссутулив плечи и засунув руки в карманы. Лишь у самой сетки высотой в три метра Наташа настигла его, не дав дернуть на себя ручку “калитки” и пройти на другую сторону улицы через этот проулок.
— Какого…
— Приветик, — капюшон Наташи скрывал ее лицо, но Баргер мог узнать ее по голосу. — Давай поболтаем?
— Ты кто еще такая?! — Натаниэль оттолкнул Наташу и попятился по забору в бок, чтобы вернуться на свет, к машине которую видел издалека.
— Я? — Романова театрально задумалась и в темноте хищно улыбнулась, обнажая ряд белых зубов. — Ну, как тебе сказать… Я - правосудие, Баргер.
— Откуда ты знаешь, кто я?! — Он часто дышал, все еще семеня руками по сетчатому забору. Но едва только почувствовал пальцами ледяную стену кирпичного здания, сразу же оттолкнулся от него и побежал… Побежал к дороге, где, как уговорено, должен был ждать Баки.

+1

9

Джеймс смотрит на Наташу, не скрывающую ни грамма своей ненависти, которую она испытывает к Натаниэлю Баргеру несмотря на то, что не встречала его прежде. Он ее прекрасно понимает. Понимает, так как испытывает примерно то же самое. Гидра разрушила все, что они строили. Привела Щ.И.Т. к полному развалу. Продолжает строить козни и по сей день, замышляя определенно нечто недоброе. Он скрипит зубами, когда мужчина проходит мимо, не заметив и не обратив внимания на них.
Поразительная беспечность. И это в их-то мире? В мире, в котором каждый может оказаться предателем? В мире шпионов, убийц и интриг?
Натаниэль Баргер чрезмерно расслабился. Пресытился жизнью, в которой ему не грозит разоблачение и смертельная опасность. Что ж. Встретив Наташу, а после и его, он будет крайне неприятно удивлен.
Барнс улыбается Нат, взяв ее за руку на одну секунду, чтобы отпустить и проводить ее взглядом. Она исчезает в заведении, а он убирает свой телефон в карман и ждет, когда улица рядом с ним опустеет. Не хочется, чтобы какой-нибудь сознательный и наблюдательный гражданин, заметив что-то странное, сообщил в полицию о нарушении… спокойствия и порядка.
Дождавшись удачного момента, он подходит к автомобилю и легко стучит в окно водительского сидения.
Водитель опускает стекло, вопросительным взглядом уставившись на него. Баки подмечает, что это крепкий мужчина, среднего роста, но явно способный постоять за себя. Не только водитель, но и телохранитель? Возможно.
— Что тебе нужно?
— Чувак, у тебя есть закурить? — спрашивает Баки. — Сигареты кончились. Выручай!
— Нет, провалив…
Барнс наносит ему быстрый удар бионической рукой. Этого хватает, чтобы вырубить его. Он открывает дверь, заталкивает его на задние сидения, а сам занимает место за рулем. Все это занимает полминуты. Никто не успевает ничего заметить. Кому какое дело, что творится здесь. Тем более, уже вечер, и большинство людей вокруг — это молодежь, прибывшая к ночному клубу, которая вечно увлечена только друг другом.
От убийства водителя его останавливает одно — тот мог ничего не знать о деятельности своего хозяина, но и отпускать его нельзя, так как он видел его лицо. Когда они окажутся в более безлюдном месте, его придется проверить. Если его невиновность будет подтверждена, то они его, несомненно, отпустят. В противном случае… Баки не будет грызть совесть.
Он принимается ждать. Время от времени он поглядывает в сторону бара, но там ничего не происходит.
До драки, по крайней мере, в самом заведении пока не дошло. Это его успокаивает. Всегда хорошо, когда все идет четко по плану.
Джеймс смотрит назад, внезапно заслышав тихий стон водителя. И в этот же самый момент из дверей заведения выходит Баргер, кивает ему, приняв его за своего человека, и направляется в сторону подворотни. Все, как и планировала Наташа, которая незаметно следует за своей целью.
— Отлично, — бормочет он, заводя двигатель и тронувшись с места, чтобы подъехать к указанному месту.
Место оказывается прекрасным — темно, всего-то один фонарь. Баки спокойно выходит, открывает заднюю дверь и с помощью стяжки крепко связывает руки водителя.
— Кто вы… Что за хре… — бормочет тот, медленно приходя в себя.
В ответ Барнс бьет его по лицу еще раз.
Из подворотни, тем временем, раздаются чьи-то шаги. Он разворачивается в ту сторону, видит, как к нему навстречу бежит Баргер с побледневшим лицом, и тут же вытаскивает пистолет из-за спины, целясь и заставив его остановиться как вкопанного.
— Грубое знакомство выходит, но в нашем случае изящные манеры ни к чему, — говорит Баки, криво улыбнувшись.
— Постойте… Вы… Вам нужны деньги. Я заплачу, — медленно произносит Баргер, маскируя свой испуг под спокойствие. — Скажите, сколько вам нужно, и я…
— Не успел с нами познакомиться, а уже хочешь от нас избавиться? — Джеймс смотрит ему за спину, ища взглядом Нат, и мрачным тоном продолжает: — Если дернешься, я выстрелю.

+2

10

Наташа лишь на несколько секунд позже перешла на бег, чтобы в конечном итоге догнать Баргера. Она не сомневалась в Баки и в том, что он сможет убедить двуличную дрянь сесть в собственную машину и поехать туда, куда они захотят. Но… куда? У Наташи было место в доках, где ее ангар, забитый до верху оружием, стоял практически пож круглосуточной охраной русской мафии. Но туда она ехать не хотела. Пустырь? До него ещё добраться нужно, и не найдется ли желающих притормозить тачку в дороге? Плевать на Баргера, если бы они хорошенько потыкали ему стволом под ребра, он не сказал бы полиции в случае остановки, что его похитили. А вот бездыханный водитель…
Его присутствие в кабине было очевидным, хотя бы потому, что Джеймс не мог выбросить его посреди улицы. Впрочем, это никак не мешало.
Наташа догоняет гидровца, уже взятого на прицел Барнсом и медлит, не спеша доставать свой глок. Странное ощущение накрывает ее с головой и писклявый голосок с ненавистью твердит: ну давай, давай, дернись, напади и он превратит твою бошку в решето! Но Баргер - трусливая крыса, принявшая их за грабителей, отдавших его тачку у водителя, а теперь требующих от него денег. Что же, неплохой вариант.
— Лезь в машину, Баргер. — Тихо говорит Наташа, простым движением вытаскивая небольшой складной шокер-дубинку из кармана и прижимая его ровно в середину спины гидровца. Теперь он наверняка думает, что это пистолет. — Сначала ты с нами прокатишься, побеседуем.
Черная Вдова пошла на него, заставляя шагать прямиком на Баки, а затем и садиться в машину. Баргер ощутимо сопротивлялся, но Наташа просто не оставила ему выбора, едва они только дошли до черного автомобиля, как сразу же втолкнула его на заднее сидение, а затем обратилась к Баки.
— Я поеду с ним, — Без имён, чтобы у гидровца не было возможности воспользоваться имеющимися у него отрывочными сведениями о Мстителях, о ней, о Зимнем Солдате с бионической рукой, которого он только что видел собственными глазами.
Но Нэйт даже оказавшись в машине, зажатым между своим водителем и Черной Вдовой, не унимается, продолжая трястись как тряпка на ветру и талдычать одно и тоже, безумно этим раздражая сидящую рядом Наташу. Она сжимает кулак, но борется с собой. Его нельзя бить, не сейчас.
— Послушайте, вы же нормальные ребята, я вижу… — он нервно усмехается и лезет в карман, чтобы достать бумажник, но Наташа сразу же бьет его под дых, выбивая вместе с дыханием кашель и желание при ней прятать руки под куртку. — Кха! Да я заплачу, у меня есть деньги!
— Можно я его вырублю, а? — Обратилась Вдова к Баки, когда тот оказался в зоне досягаемости для ее слов. — Честное слово - надоел уже.
С этими словами Наташа взмахнула своей складной дубинкой, которая тут же вытянулась и загорелась голубым светом. Звук потрескивающего электричества не обещал Баргеру ничего хорошего и он, в надежде спастись, постарался прижаться поближе к мужику рядом с ним. Тот без сознания, со стянутыми стяжкой руками мирно видел третий сон.
Вдова угрожающе прищурилась.

+1

11

Баргер напоминает крысу, которую загнали в угол. Но для любой крысы подобное сравнение наверняка будет оскорблением — эти животные, попав в безвыходную ситуация, начинают драться не на жизнь, а на смерть, стремясь то ли выжить любой ценой, то ли забрать с собой на тот свет как можно больше врагов. А этот тип… хочет откупиться, решить дело миром. Ха. Это даже забавно звучит, если вспомнить то, кем он является.
— Мы похожи на тех, кому нужны деньги? — не выдерживает Баки, посмотрев в зеркало заднего вида на лицо мужчины.
Затем смотрит прямо на дорогу, не желая попасть в вечернюю пробку. Нью-Йорк этим славится. Каждый раз по окончании дня толпы людей стремятся вернуться в свои дома, отдохнуть и устраивают ад для всех, в том числе и для самих себя.
А еще необходимо решить, куда ехать. На пустырь? На его взгляд лучший выбор. Там можно без стеснения устроить допрос с пристрастием, а после избавиться от обоих ненужных свидетелей разом, замести все свои следы и уехать. Бросить машину где-нибудь, сжечь ее, уничтожив все отпечатки, и дело с концом. План звучит просто, но от этого менее сложным в выполнении не становится. Облегчает задачу одно — они уже знают, что и как нужно делать.
Не должно возникнуть никаких проблем. Самое главное сейчас — доехать до пустыря, не привлекая к себе лишнего внимания.
Баки надеется, что все патрульные устали. Ему не составит особенного труда оторваться от них, если случится погоня, но этого бы хотелось избежать.
— Так, так… Если вам не нужны деньги, то что нужно? — Баргер, тем временем, вновь дает о себе знать. — Я все достану. Давайте договоримся. Мы же взрослые люди, верно?
Баки смотрит на Нат.
— Если хочешь, выруби его.
— Да кто вы такие? Вы знаете, кто я? У вас будут проблемы, если со мной что-то случится! — переходит на крик Баргер.
— О, пошли угрозы, — хмуро процеживает Барнс.
— Я работаю на серьезных людей…
— Мы знаем, на кого ты работаешь, — усмехается он. — Если бы не знали, то ты бы не оказался в этой ситуации.
Больше он не произносит ни слова, глядя прямо перед собой, поворачивая на нужных улицах, удаляясь прочь от Куинса, и все дальше — к окраинам города. Раны его не беспокоят сильно, но не дают о себе забыть. Из-за этого Джеймс старается расслабиться и не дергаться резко. Ему еще могут пригодиться силы.
Наконец, он останавливается.
— Приехали.
С этими словами он поворачивается, посмотрев на Нат, а затем на обоих пленников. Ночь для последних будет долгой. Ухмыляется, открывая дверь и выбираясь из автомобиля, а затем осматривается вокруг.
Пустырь расположен рядом железнодорожными путями. Вдали стоят заброшенные здания. Если он верно помнит, то их собирались снести еще в начале этого года, но, похоже, дело застопорилось, как это обычно бывает.
— Никого, как я и надеялся, — с удовлетворением бормочет Барнс и поворачивается, кивая Наташе. — Можем начинать.

+1

12

Наташа усмехается, глядя на Баки в зеркало заднего вида. Его взгляд такой, что сразу можно догадаться - если Баргер не заткнется, то ничего хорошего ему это не сулит. Но Ната не упускает возможности язвительно вставить свои три копейки в этот разговор:
— Кажется, похожи. Надо будет прошвырнуться по магазинам, как думаешь? — Смеется, но только глазами, а внешне на лицо надевает непроницаемую маску жестокой отрешенности. Так было всегда, когда Вдова становилась Вдовой, и переставала быть Наташей Романовой. Баки должен хорошо знать, что сейчас ей лучше не дерзить, а Нэйт, вот, не знал.
Она переключается на созерцание дороги впереди, пока Натаниэль ерзает на сиденье пытаясь достучаться до того, кто по крайней мере держится обеими руками за руль. Наташе просто необходимо сейчас сосредоточиться, иначе она одним ударом сломает бедняге парочку ребер и уж тогда-то точно они привлекут внимание случайных прохожих. Нью-Йорк сейчас был в “час-пик”, когда основная масса работяг торопилась домой с работы, а другая их половина - в ресторанчики, бары, старбаксы и магазины за свежей выпечкой или уже упакованным ужином.
Когда слова Баргера долетели до сознания Черной Вдовы, она была где-то далеко. Размышляла о том, что когда все закончится, она забежит в булочную и старбакс за кофе, принесет купленные три стаканчика в центральный парк, где уже будут ее ждать два главных человека в ее жизни. Два Джеймса.
Но пока что их автомобиль катит по дорогам америки к пустырю за промышленным районом Куинса, где замшелые небольшие здания служат лишь прибежищем для наркоманов и бездомных. Но и их было бы достаточно, чтобы показать против двоих, кто пытает каких-то ребят, вытащив их из дорогой машины, скрученных в бараний рог.
Правда, сказать честно, Наташу это совсем не волновало.
Она доверяла Барнсу. Доверила бы свою жизнь, не только тайны, какие они могли бы хранить и уже хранят.
Машина останавливается. Наташа, так и не проронив ни слова, хватает Баргера за отворот куртки и в несколько сильнейших рывков буквально выволакивает из машины. Видимо в момент их борьбы в себя приходит водитель, и Наташа, усмехнувшись, произносит:
— Доброе утро, спящая красавица! Ты не вовремя, — Натаниэль в это время пытается вырубить Черную (вот идиот…) Вдову неловкой попыткой ударить сзади по шее, что Наташу только злит. Она подсекает его под коленями ударом ноги и Баргер падает на колени, поскуливая. Едва сдерживая раздражение, Романова обращается к Баки: — Усыпишь нашу красавицу? На то, как ты это делаешь, я бы смотрела и смотрела…
Сейчас Вдова не лукавит. Еще в учебке - Красной Комнате - Наташа следила за умением Зимнего Солдата пользоваться руками. Будь то нож, кулаки или его бионическая рука - не важно; он дрался так, как никто из ее знакомых. Всему тому, что она знала и каких результатов добилась до того, как сбежала в Америку от КГБ, научил ее именно он.
— А мы с тобой поговорим, — сказала Наташа и поволокла гидровца за капот машины.
Вообще, она слабо себе представляла как именно его здесь пытать так, чтобы он не сдох. И ведь хотелось же сделать это как можно быстрее. Но цель не позволяла - выведать сведения, найти того, к кому приведет эта ниточка.
— Присоединяйся, Джеймс, я оставлю тебе несколько лакомых кусочков. — Сказала Черная Вдова и изо всех сил ударила Баргера своей дубинкой-шокером по плечу. С характерным хрустом треснула плечевая кость, сместилась и несчастный завыл от боли.
— Сука!
Но Наташе это было даже приятно услышать. Она ударила его снова, на этот раз по ребрам, и электрический разряд заставил Баргера биться в конвульсиях.
— Ты готов к диалогу, или продолжить массаж?
Но в ответ он лишь в очередной раз дернулся и потерял сознание.
— Слабак. — Бросила Вдова и открыла багажник, под которым сидел агент гидры. — Я немного перестаралась, — с некоторым сожалением в голосе произнесла Наташа, доставая бутылку воды из багажного отсека машины.
Она поставила бутылку на закрытый багажник и отошла на пару шагов, рассматривая Баргера с такого близкого расстояния и потирая ушибленный недавно хребет. Ударил не сильно, но Наташа ощущала ноющую боль некоторое время после него, как, впрочем, и сейчас.
— Даю слово, теперь только вопросы. Ну… Если он будет хорошим мальчиком, конечно.

+1

13

Джеймс кисло улыбается, когда слышит, что водитель вновь приходит в себя. Он подходит к машине с другой стороны, пока Наташа тащит Баргера в сторону, как кошка свежепойманную дичь, и открывает дверь, чтобы в третий раз утихомирить второго пленника, который непонимающе смотрит на него, а затем дергается, пытаясь высвободиться. Безрезультатно. Стяжка намертво стискивает его руки, а без них у него шансов катастрофически мало даже с учетом того, что Барнс едва-едва отошел после короткой стычки с гризли.
Ему не составляет труда схватить за ворот мужчину и со всего размаху приложить его головой об спинку водительского кресла. А сразу после добавить пару ударов левой. И одного вообще-то было бы достаточно, но ему так хочется.
— Зря проснулся, — проговаривает Баки, изучая его лицо.
Оно оставляет желать лучше. После первых двух ударов на нем постепенно начинают расплываться кровоподтеки. Еще немного, и они станут сочно лилово-красного цвета. Удовлетворенно хмыкнув, Джеймс швыряет его обратно, и тот падает, частично сползая на пол машины.
Затем закрывает дверь и направляется к Баргеру и Наташе, глубоко и довольно вдыхая в себя свежий воздух. Здесь он не настолько чистый, как на Аляске, но намного лучше, чем в самом городе, насквозь пропитанном выхлопами многочисленных автомобилей и всевозможных человеческих отходов.
Как будто они здесь не пытать человека собрались. Хотя человека ли — это еще посмотреть нужно, стоит ли агентов Гидры считать за людей.
— Прекрасный вечер, — довольно произносит Баки, разминая свои пальцы, и замечает, как Натаниэль изумленно смотрит на его руку.
В целях конспирации он всегда включает маскировку, выбираясь в город, и его рука никогда не привлекает к нему внимание. Следует поблагодарить Тони при случае. После того, как тот поработал над ней, она стала намного лучше и эффективнее. Но здесь он выключает эту функцию, решив, что стоит дать пленнику знать, с кем он имеет дело.
— Ты… — выдыхает Баргер.
Джеймс усмехается, скрестив руки перед собой и уставившись на него. Его узнали. Неужели. И года не прошло. Хотя в полумраке, когда тебя хватают, тычут пистолетом в лицо, избивают и всячески ругают, унижая, как-то не до того, чтобы опознавать своих врагов. Но это оправдание подошло бы для любого, но никак не для агента Гидры.
— Что вам нужно?
Голос Натаниэля становится холодным, теряет свою нервозность. В его глазах появляется понимание происходящего. И за этой трансформацией весьма любопытно наблюдать. Следом за осознанием приходит бессильная злость, а после — старания просчитать свои действия наперед.
Баки словно читает его мысли.
— Ты расскажешь нам все, что ты знаешь, — Барнс дергает уголком губ. — О коллегах, о работе на Гидру, о планах и целях.
Баргер несколько секунд смотрит на него, переводя взгляд с него на Нат и обратно, а после начинает громко хохотать.
— Вы чокнутые, — с трудом выдавливает мужчина из себя. — С чего вы решили, что я вам расскажу хоть что-то? Избивать меня будете? Убьете? Так мое место займет другой, и вы ничего не добьетесь. Вы это и сами знаете.
Джеймс кидает на него злой взгляд. В его словах есть смысл — Гидру не победить, убивая ее солдат. Они — бесконечный ресурс. Убьешь одного — придут двое, а вместо двух — уже четверо. Но в одном Баргер ошибается. А именно в том, что он им ничего не скажет.
— Все поначалу так говорят. Делают вид, что не боятся боли и смерти, пока не сталкиваются с этим лично, — мрачно говорит, посмотрев на Нат. — Ты прав. Гидра без труда найдет тебе замену. Но ты уверен, что выдержишь, когда мы начнем ножом сдирать тебе ногти или ломать каждую кость в твоем теле?
Они на пустыре. Они могут на это потратить всю ночь, если придется. Они это знают, и Баргер тоже должен знать. А еще он должен понимать, что они — не герои, и на их благородство и милосердие не следует надеяться.

+1

14

- Хороший вечер, - сказала она, глядя куда-то вдаль.
бы не этот гидровский скот, то он был бы еще лучше. Но грех жаловаться, ведь он  может быть ступенькой на пуи к разоблачению плнов Гидры, а значит, к отсечению одной из ее токсичных голов. Может быть - хотя, конечно, особенно н это рассчитывать не приходится. Уж кто-кто, а Наташа и Джеймс знают, какова Гидра. И здесь Баргер прав - убить его и на смену придут другие. Их снова придется выслеживать и отлавливать. Гораздо лучше, чтобы Нэйт упростил им задачу, рассказав все без лишнего шума.
Когда он приходит в себя, Наташа уже стоит над его головой с добытой из багажника бутылкой воды. Едва Баргер открывает глаза, как Вдова выплескивает ему в лицо воду.
- Узнаешь его? - Вдова кивает в сторону Баки, чья маскировка бионического протеза исчезла с руки, по взгляду Баргера Наташа поняла, что он узнает. И то, что он слышал об обладателе бионической руки его пугает. Что ж, и правильно.
В любой другой ситуации Наташу впечатлила бы смелость Баргера, но он, несмотря на то, что был агентом службы безопасности Белого Дома, оказалось, был слабаком. Поэтому она не сомневалась, что эта его смелость - маска. Бить его, пытать, и даже убить, она сможет при необходимости. И хваленая удаль тут же куда-то денется, уступая место мольбам о пощаде.
Нат переводит взгляд на Джеймса.
- Будем, - говорит Черная Вдова к вопросу о пытках и допросах, - будм пытать и поверь, тебе это не понравится. У него, - она кивает на Баки и улыбается, - с такими как ты личные счеты. Так что я бы даже на паузы в пытках не рассчитывала. Но раз ты настаиваешь…
Тресь-тресь! - Романова угрожающе перекидывает электрошокер из одной руки в другую и характерный звук электрического тока заставляет натаниэля вздрогнуть. Вдова даже не сомневается, что ощущения после последнего удара, которыц заставил его отключиться от мира на несколько мгновений, все еще свежи в его памяти.
- Итак, начнем с простого. Когда тебя завербовали и кто?
Баргер оскалился, как акула.
- Не помню.
- Не правильный ответ, Нэйт. Подумай еще раз. - С этими словами Наташа ткнула его в живот шокером и тело мужчины затрясло от электрического тока проходящего через его тело. Когда Нат отняла кончик шокера, Баргер шипел сквозь зубы.
- Не помню! - Заорал он, - давно!
- Сколько вас в правительстве США?
Баргер промолчал. Наташа вздохнула, сделав вид, что ей в тягость его пытать и повторила процедуру. Баргер вновь задергался и попытался вгрызться пальцами в землю, но она была настолько твердой, что у него получилось оставить несколько бороздочек и на этом, увы, все. Может быть он пытался ослабить силу электрического тока, и может быть у него даже получилось.
- Много!
- Имена. Быстрее! - Скомандовала Вдова и по ее лицу стало понято, что услышанное ей не понравилось.
Все-таки Вдова надеялась, что Гидра не настолько распространила свои щупальца, но судя по количеству досье и словам Баргера, этот ублюдок не врал.
- Да пошла ты, - ответил Натаниэль и плюнул под ноги Баки и Наташе. - Думаешь все то, что вы со мной сделаете здесь, хуже чем то, что меня ждет если я выдам вам списки глав Гидры? Тем более, что я - всего-лишь мелкая сошка.
- Меня не интересует список, мне нужен тот, на кого ты работаешь! - Удар ногой по ребрам Гарбера, он всхлипнул и схватился за бочину. - Ну?
- В этом море есть рыбы намного больше вас! - Рыкнул он, - плавайте тихо, а-то сожрут!
Романова взглянула на Джеймса. В ее глазах было что-то между жаждой продолжения пыток и желанием скорее убить его, засунуть в машину и поджечь, обставив все, как заказное убийство. Может быть, это все? Все, что они смогут вытащить из этого подонка?

+1

15

Джеймс недовольно морщится, слыша ответ Натаниэля. Не тот ответ, на который он надеялся. Но, с другой стороны, он не надеялся и на то, что верный агент Гидры с готовностью начнет сдавать своих. Для этого потребуется приложить много сил и потратить всю ночь. Потому он терпеливо смотрит на мужчину, словно не понимает, что тот несет.
Он прав — в океане полно рыбешек крупнее и опаснее, но в основном тем, что за ними стоит реальная власть и армия, готовая по первому приказу свернуть горы. Но они способны тягаться и с этим. И потом — кто сказал, что они будут справляться со всем сами? Есть Мстители. Есть ООН. Есть те, кому небезразлично то, что творит Гидра. Они не одни.
Они лишь пытаются узнать, кто за всем этим стоит и сколько кротов сидит в правительстве.
Баки мрачнеет, понимая, что даже тогда, когда они переловят и сдадут в лапы закона всех, полной уверенности в том, что они победили не будет. Это неприятно осознавать. И с этим ничего не поделать. От этого в нем просыпается глухая злость. Ему не нравится то, что Баргер говорит, как ведет себя. Не нравится то, что в его словах есть зерно истины. Не нравится, что он тянет время и считает, что сумеет выйти сухим из воды.
— Раз ты так сильно за нас переживаешь, то может скажешь нам имя этой рыбы, которой следует опасаться? — с усмешкой задает вопрос Барнс.
Не дожидаясь ответа, он поворачивается и идет к машине. Открыв дверь, он несколько секунд роется в бардачке и вытаскивает оттуда нож, который уже видел ранее, когда обыскал машину после того, как отнял ее у водителя.
Баки не мучитель. Он не получает удовольствия от причинения боли другим людям, но при этом четко осознает, что раз это необходимо, то значит это необходимо. Его научили добиваться нужной информации любыми способами, дали для этого все знания. Наверное, пришло время воспользоваться этим.
Ему и одного ножа будет достаточно. Если знать, куда бить, в какие точки загонять лезвие, то никаких других инструментов не потребуется.
Подойдя к Баргеру близко, Барнс внимательно смотрит в его глаза.
— У тебя есть шанс выжить. Ты — мелочь. От твоей смерти мы ничего не выиграем, — он говорит и ведет себя так, что в его слова любой неохотно поверит. — Но у всего есть пределы. Продолжишь раздражать ее или меня, насмехаясь или угрожая, то рассвета ты не увидишь.
Мужчина перед ним молчит и тяжело смотрит в ответ.
А Баки, тем временем, продолжает.
— Знаешь, сколько всего можно сделать с помощью одного ножа? — он показывает оружие в своей руке. — Медленно, очень медленно загонять острие под каждый ноготь или в каждую уязвимую точку на твоем теле. Вырезать тебе глаза, уши, язык. Снять с тебя скальп, в конце концов.
Натаниэль кривит губы, но ничего не говорит.
— Если мне придется все это с тобой сделать, ты будешь желать смерти, а о Гидре даже не подумаешь, — пожимает плечами Джеймс, отходя на пару шагов. — Так что ответь себе на вопрос — служба стоит таких жертв?
Себя же он спрашивает, сумеет ли он пойти на все вышеперечисленное. Пока он только пугает. Говорит то, что звучит одновременно и реально, и устрашающе. Но если дойдет до дела… то да, скорее всего, он сделает все необходимое.
— Начинай говорить. Отвечай на все вопросы.

+1

16

— Да брось, — вмешивается Наташа в монолог Баки, потому что вся эта ситуация с неразговорчивым пленником, который кроме всего прочего еще не сказал ничего важного именно для них, начинает ее раздражать. Броски пустыми угрозами, от которых у Черной Вдовы уже трещит карман, не делают ситуацию лучше ни на грамм. Может быть Баргер предполагал, что сейчас своими словами остановит своих похитителей, но все оказалось с точностью наоборот. — Такими темпами ты не жилец. Это вы, — она специально ставит акцент на этом “вы” подразумевая под ним Гидру, — породили этих монстров.
Некоторое замешательство, в которое погружается Баки после того, как заканчивает угрожать Натаниэлю ножом, не скрывается от Наташи. Она - шпионка, а значит спец по части лжи и любая нотка неуверенности превращает ложь в явную фикцию, как только произносящий ее сомневается. Но она понимает. Тем более, что сама она не так давно убеждала Джеймса в том, что на самом деле он хороший человек. А хорошие люди не пытаются снимать кожу с живого человека и в принципе такими вещами не увлекаются. Так что Наташа, еще с секунду размышляя, вновь выходит вперед.
Она наклоняется вперед, так, чтобы ее лицо, на котором вновь та самая непроницаемая маска жестокой убийцы, Черной Вдовы, выходца из Красной Комнаты, замерло аккурат перед лицом Баргера и он прочитал в ее глазах эту холодную решимость, с которой она произносит следующее:
— Я буду ломать тебе кости: ноги, руки, ребра… Начну с ног. Каждую, Баргер. Буду убивать тебя медленно, пока ты не расскажешь нам все, как на исповеди. — Баргер лишь хищно улыбнулся, но Вдова успела уловить в его взгляде испуг.
Что ж, это только к лучшему. Значит, он верит в то, что в скором времени ему придется очень несладко и потому Романова не собирается рушить его иллюзии.
Одного удара кулаком хватает, чтобы большая берцовая кость дала трещину. Это очень больно, Наташа могла бы поклясться, что дело не только в трещине, и от силы ее удара косточка разлетелась в щепки, с болью вонзившиеся в мясо. Сама же нога Баргера приняла неестественное положение, а штанина намокла от крови. Открытый перелом. Так просто.
Наташе не нравилось пытать людей. Она почувствовала, как неприятная кислота подступила к ее горлу и ее с трудом удалось сглотнуть, пока сегодняшний завтрак не вышел у нее наружу.
Натаниэль, как и полагается с такой лютой болью, завыл не своим голосом:
— Господи-Боже! Стой! Стой! Стой! — Он попытался схватить ногу за больное место, но сделал себе еще больнее и откинул голову назад, ударившись затылком о багажник автомобиля.
Наташа была ему благодарна за это, ведь это значит, что пыток больше не будет. По крайней мере в ближайшие несколько минут. Если повезет, то даже часов. И в благодарность за это она дала Баргеру несколько минут, необходимых ему для того, чтобы перевести дух и хотя бы свыкнуться с сильнейшей болью в сломанной ноге, прежде чем он начнет откровенничать с ними.
— Нас и правда много, я не врал, — начал он свою исповедь, видимо опасаясь, что Вдова уступит место второму мучителю, тому, что угрожал ножом и он начнет пытать его дальше, ковыряя открытые раны лезвием, в то время как Наташа непременно сдержит слово, продолжая ломать ему руки и ногу. Последнюю, оставшуюся целой.
— Не беси меня, Баргер! — Прорычала Наташа, занося кулак над его здоровой ногой, но он жестом попытался остановить ее, продолжая свое нытье:
— Нет-нет, стой-стой! Подожди! — Кажется, он всхлипнул, или Наташе показалось, но до него, наконец, дошла вся суть сложившейся ситуации. И безысходность, с которой он влетел в самый центр этого дерьма. — Я… Мне дали задание завербовать одного человека. Конкретного, понимаешь?
— Кого? Министра обороны?
Баргер разочарованно всхлипнул и кивнул.
— Дьявол… Мне конец…
— Сосредоточься, Нэйт! Дьявол, он далеко, а мы - близко, и поверь… мы гораздо хуже. — Вдова смотрела на него тяжелым взглядом, ожидая продолжения исповеди и не желая к нему прикасаться. Она почти брезгливо сжала руки в кулаки и старалась не смотреть в сторону Джеймса. Ей было стыдно перед ним, но сейчас было совсем не до самокопания.
— Да, да. Нужно было получит контроль над армией США, понимаешь? Оборонной правительственной сетью. — Он прикрыл глаза. — Другие… Другие должны были внедриться в правительство. Такие как я - мы не знаем друг о друге, не знаем имен, лиц. Это разрушило бы все, поймай нас кто-то вроде вас.

+1

17

Во взгляде Джеймса нет ничего — ни сострадания, ни гнева, ни отвращения. Несмотря на то, что мужчина перед ними уже выл от боли, и несмотря на то, что Нат продолжает причинять ему боль. Несмотря на то, что он минуту назад задавался вопросом о том, сумеет ли он сделать все необходимое. Ответ он получил только что.
Он с равнодушием наблюдает за страданиями агента Гидры, понимая, что это еще цветочки. Баргер начинает говорить, и Баки тихо усмехается — немного же потребовалось для того, чтобы заставить его развязать свой язык. Но этого все равно недостаточно.
У него складывается впечатление, будто они недостаточно старается, а Баргер недостаточно их боится.
Такое впечатление, словно в нем все еще живет надежда на то, что он выживет, вернется домой, начнет лечиться у хорошего врача, полежит в постели пару дней, а затем откроет бутылку дорогого коньяка и забудет про все это, как про страшный сон. Хотя… Это ведь он, Джеймс Барнс, только что дал ему повод для этой надежды, сказав, что они не будут его убивать.
Если Баргер в это поверил, то он еще больший идиот, чем Баки считает. Нельзя ни в коем случае доверять врагу. Нельзя ждать от него милосердия и сочувствия. Нельзя верить в его благородство, когда живешь в таком мире.
Джеймс кривится, едва не начав все это выговаривать агенту Гидры, уча его жизни. Хах. Наверное, сказывается долгая жизнь, многолетний опыт.
А этот… Он вздыхает, посмотрев на Наташу, а затем на Натаниэля. Ему неприятно то, что происходит. Неприятно именно то, что ей приходится это делать.
Отчасти именно по этой причине он желал бы отойти от дел. Увезти Нат куда-нибудь далеко, где им не придется пачкать руки в крови. Это все звучит как красивая сказка. Сказка, ради воплощения которой в реальность придется серьезно постараться.
И даже забавно, что этот агент Гидры… может стать ключом к этому. Ведь если они получат имена и информацию, то смогут получить еще больше знаний, а уже их использовать в обмен на чистое досье и выход из подполья.
Оно того должно стоить.
Баки, подумав об этом, подходит к Баргеру, а затем стальной рукой сжимает его надплечье. Большим пальцем нащупывает нужную точку и нажимает на нее, постепенно усиливая давление. Агент Гидры глухо стонет, а затем безрезультатно пытается вывернуться. Его лицо искажается.
— Говори, — коротко приказывает Барнс.
На мгновение он чувствует себя не самим собой. Словно в этот момент он становится вновь тем самым убийцей с промытыми мозгами, которому нет дела ни до кого и ни до чего. Он не получает наслаждение от причинения боли, но тот факт, что жертва вот-вот сдастся…
— Это все или ты еще что-то знаешь?
Баргер, вероятно, уже все рассказал. Мелкие сошки вроде него знают мало. Тут Баки ему верит. Но лучше убедиться.
Больше он ничего не говорит, считая, что одного их с Нат вида достаточно для того, чтобы понимать — дело плохо.
И ведь еще в машине находится водитель. С ним тоже придется поговорить. А затем убрать обоих быстро и тихо. Они уже и без того достаточно времени потратили на все это, а впереди у них слишком много работы, как выяснилось. Слишком.

+1

18

Баргер кашлял и кривился от боли, что означало одно - он говорил чистую правду, какой бы неприглядной для Наташи и Баки она сейчас не выглядела. Да, с его стороны было бы настоящей пулей, летящей прямо в висок врать в глаза людям которым нечего терять. Они уже итак все потеряли.
Наташа бросает беглый взгляд в сторону Джеймса, которым пытается показать, что верит этому человеку просто потому, что ещё немного и он попросту отключится от болевого шока. В таком состоянии никто не смог бы врать, даже суперсолдат с сывороткой, модифицирующей его врождённые способности. В конце концов, ресурс у каждого человека есть, и он вопреки общему мнению не слишком большой. Хотя на самом деле Наташа уверена, что Баки и без нее это прекрасно понимает.
— Отвечай ему, Баргер. — Процедила Вдова сквозь зубы, начиная терять терпение. Ей было очень сложно справиться с раздражением, которое вызывал у нее этот персонаж. Его наглость, напускная смелость и хамоватое поведение, с которым он общался с ними с самого начала, доводили до ужасного раздражения.
В ответ Натаниэль опустил голову. Он напряжённо о чем-то думал, вероятно, пытаясь понять, что следует и не следует сейчас говорить. Откровенно говоря, степень его правдивости уже никак не повлияла бы на его судьбу. Наташа уже итак приняла решение убить его в конце разговора. Отпускать Баргера было нельзя. Никто не должен знать, что они с Джеймсом идут по следу Гидры, иначе отмщение может коснуться и тех, кто совершенно этого не заслуживает. К примеру сына.
— Давай, Баргер, самому не надоело?
Баргер как-то неопределенно качнул головой, собираясь, наконец, с мыслями. Наташа его понимала - она как-то тоже попадала в ситуации, когда необходимость собирать мысли в кучу сталкивалась в борьбе с невыносимой болью и шоком. Но не сочувствовала ему, скорее наоборот, наслаждалась превосходством хотя бы над кем-то, кто относится к Гидре.
— Послушайте, я толком ничего не знаю. Лучше вам обратиться во “Второй Шанс” и…
— “Второй Шанс”? — перебила его Наташа и задумчиво посмотрела на Баки. Ей это название не говорила толком ни о чем. Если оно имело значение в узких кругах причастных к мстителям или ЩИТу, то Вдова явно пропустила значимую информацию мимо ушей. — Что это такое?
— Чертов приют для всякой шушары в Нью-Йорке. Серьезно, я знаю только, что туда попадают разные люди, а выходят с совершенно новыми личностями. Возможно, он как-то связан с Гидрой, но я не могу сказать точно. — Баргер склонил голову и устало вздохнул. — А теперь идите к чертовой матери, черти… Я рассказал слишком много.
— Этого недостаточно! — Не унималась шпионка, и еще раз заехала ему по сломанной конечности, чтобы тот взвизгнул, вторя хрусту кости и тут же отключился, теряя собственное сознание от ошпаривающей боли.
Наташа, с трудом подавляя вспышку гнева, отошла от Баргера на несколько шагов и провела рукой по волосам. После этого Черная Вдова обернулась к Баки и, пока Баргер не пришел в себя, обратилась к нему.
— Ну и? Что думаешь? — Затем решила уточнить: — Обо всем этом.

+1

19

Барнс изучающе смотрит на Баргера, безвольной тушей валяющегося на земле, и пожимает плечами в ответ на вопрос Нат. Ему кажется, что допрос не был и вполовину таким же жестким, как раньше. Но с другой стороны у них не было толком времени, чтобы подготовиться, подобрать подходящее место, собрать необходимые инструменты…
У него не возникает сомнений в том, что те методы были бы намного эффективнее, чем то, что они только что устроили Натаниэлю Баргеру. Однако, следует признать, тот слишком мало знает, чтобы тратить на него столько усилий.
— Говорит правду, — отвечает задумчиво, прикрыв глаза и вздохнув, чувствуя легкое жжение от медвежьих царапин. — Он слишком мало знает, но того, что он сказал, достаточно для того, чтобы попробовать разворошить осиное гнездо.
Это может быть чревато. Но на губах у него расползается довольная улыбка при этой мысли. Сложностей он совсем не боится, а придушить хотя бы немного агентов Гидры и порушить планы данной организации всегда готов.
Он отступает на пару шагов от Баргера по направлению к машине и останавливается, указав движением подбородка в ее сторону.
— Там еще водитель. Не думаю, что он что-то знает. Если он тоже агент и телохранитель вот этого, то вряд ли далеко ушел от своего хозяина.
Баки ничего не говорит, но знает, что Наташа все прекрасно поймет. От них обоих необходимо избавиться. Нельзя ни одного из них оставлять в живых. Они видели их лица, они могут донести своему начальству, они могут серьезно их подставить. Одно их слово — и вся полиция Нью-Йорка начнет полномасштабную охоту на Черную Вдову и Зимнего Солдата. Их и так разыскивают, но если в дело включится Гидра, то все станет куда опаснее. И шансов выжить у них будет мало.
Шанс.
Он разворачивается, посмотрев на Баргера и вспомнив его слова о некоем приюте под названием “Второй шанс”.
Что-то знакомое. Но вспомнить практически невозможно. Он морщит лоб, словно пытаясь выудить из памяти нить, за которую можно будет потянуть и вытащить на поверхность воспоминания, но это дело безнадежное. Это словосочетание довольно распространенное, встречается чуть ли не везде. А в Нью-Йорке может быть несколько таких мест, не говоря уже о приютах. Если он и видел его где-то и когда-то, то вряд ли обратил внимание.
Наташа тоже не встречала ничего такого. Это было видно по ее реакции, когда Натаниэль об этом упомянул.
В любом случае, этим им придется заняться. Всем, что они только что узнали, придется. Они не могут ничего упустить. От этого теперь зависит судьба мира и страны, а еще их собственная. Возможно, у них получится вылезти из этого болота, в котором они оказались, но гадать об этом еще слишком рано.
Джеймс смотрит на Наташу, не замечая того, что улыбается уголком губ.
— Мы узнали кое-что. Этого должно нам хватить. Нам приходилось работать и с куда меньшим объемом информации, — он опускает взгляд, а затем поднимает его обратно. — И, похоже, у нас теперь точно есть, чем заняться в ближайшие несколько недель.
Гидру выслеживать непросто. Они умеют прятаться, а что еще хуже — они умеют занимать такие посты, с которых стащить их будет невозможно. Баки не исключает того, что им придется позже обратиться за помощью, но до этого далеко.
— Давай избавимся от них и их машины, — поджимает губы, посмотрев на Баргера, который достал уже не только Нат, но и его, и хитро улыбается: — И предлагаю сходить в какое-нибудь приличное кафе. Скрасим этот вечер и подпорченное настроение.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [08.10.2016] Проблема с миром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно