Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [25.09.2016] От каждого — по возможностям


[25.09.2016] От каждого — по возможностям

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Кракоа,
25 сентября 2016 года, вторая половина дня.

Caliban, Professor X, позже Dark Wolverine


На Кракоа каждый мутант может рассчитывать, что получит все, необходимое для жизни: еду, кров, одежду и безопасность. Но взамен ожидается что, когда их народу понадобятся их таланты, они откликнутся.
Не так давно, расследуя исчезновения мутантов, пропала Домино. Немногим ранее на остров вместе с другими морлоками прибыл Калибан, способный чуять других мутантов за километры от себя. Может, он сможет справиться там, где Церебро не дает точного ответа?

+3

2

Дом не там, где вы родились,
дом там, где прекратились ваши попытки к бегству.


Он переместился на Кракоа так быстро, что даже понять ничего не успел. В один момент Дакен заводит его в школу мутантов; затем они видят перед собой какое-то подобие магического портала, что не очень-то удивляет одного, зато заставляет другого сильнее напрячься. И только Калибан успевает подумать, что слишком много всего магического приходится на один единственный день, как его новоиспеченный партнер подталкивает его в спину, и они оба шагаю вперед, в следующее мгновение, оказавшись в совершенно другом месте. Всего секунда понадобилась Калибану, чтобы понять, что именно это и есть тот самый остров Кракоа, ибо со всех сторон на его разум навалились сотни тысяч незнакомых мутантов, из которых лишь изредка появлялся кто-то, кого альбинос мог хотя бы теоретически знать.
Вокруг он не видел ничего кроме кромешных зарослей джунглей, но своими силами ощущал присутствие очень многих мутантов. Их было настолько много, что Калибан не мог определить их точное количество, однако это было именно то чувство, которое он испытал, воскреснув на Дженоше чуть больше месяца назад. Только вот эмоции здесь были совершенно другого рода: здесь царило утопическое счастье, которое своей приторностью не могло не вызывать подозрений. По крайней мере, Калибан всю свою жизнь не верил подобным местам, а идти против многолетней привычки всегда очень сложно.
Дакена, казалось, это изрядно позабавило, но Калибан тут же «отключил» свои силы, попросту не выдерживая всего этого потока эмоций. Затем все развивалось слишком быстро, чтобы поспевать за событиями. Дакен распрощался и покинул Калибана, затем кто-то заговорил в его мыслях, проводив новоиспеченного обитателя Кракоа до его нового дома.
Он оказался перед каким-то подобием землянки, окруженной другими такими же землянками. Дома вполне соответствующие окружающей его природе, однако, при виде этих жилищ Калибан еще сильнее занервничал. А голос в голове все никак не унимался, продолжая зачитывать новому гражданину Кракоа его права, обязанности, правила этого места.
Он ожидал, что здесь его встретит Ороро Монро, которая его и пригласила, и лично проведет экскурсию по Кракоа, или же хотя бы кто-то из ее подопечных учеников. Но в реальности все оказалось куда прозаичнее, и пока он направлялся к своему новому дому, ему не встретился ни один мутант. Это могло бы и не вызывать никаких подозрений, если бы силы Калибана не заставляли его ощущать их присутствие. Дакен бросил его практически сразу после их появления на Кракоа, причем альбинос даже не успел заметить, куда тот делся. И вот теперь голос в голове говорит ему, что вот эта землянка перед ним и есть его новый дом.
«Не нравится все это Калибану» – мысленно подытожил альбинос, и снова шагнул вперед, на этот раз без посторонней помощи.
Как же разительно это место отличалось от Аллей морлоков, решил для себя Калибан первой мыслью. Но затем, немного продолжив свои размышления, понял, что отличий не так уж и много, а в сущности места эти очень даже очень сильно похожи.
Ведь по сути своей это просто место, где мутанты пытаются скрыться от своих врагов. Просто Каллисто, Калибан, Маск и Сандер в свое время обладали значительно меньшими возможностями, нежели те, кто правят сейчас Кракоа. Но ведь они тогда выбрали для морлоков максимально изолированное и труднодоступное место в Манхэттене, и здесь, по сути, ситуация аналогичная, но в гораздо более глобальных масштабах. Так что Кракоа – это и есть Аллеи морлоков, но для всех мутантов и в масштабах планеты Земля. Вот и все.
В землянке Калибана ждал тот необходимый для жизни минимум – еда, одежда, скромная меблировка. Всего две комнатушки, которые изнутри казались куда более цивилизованными, нежели снаружи. Прямо настоящий собственный дом на поверхности, чего у Калибана не было с момента первой встречи с Каллисто.
***
Видимо смерть действительно утомляет, потому что Калибан очень устал. Он все еще был в одних только джинсах, которые украл у другого мутанта на Дженоши более месяца назад. И нет, не от приключения с Дакеном он устал, но от всего, что происходило после того, как Калибан поймал грудью пулю вместо Варпата. И Селена, и ад, и воскрешение, по сравнению с которыми его путь с Дженоши в Нью-Йорк, и дальнейшее приключение с Дакеном, кажутся сущим пустяком. Но он действительно устал, и едва ли было место на этой планете более подходящее для отдыха мутанта.
Калибан решил, что отдохнет всего несколько дней. Может быть неделю, прежде чем преступить к тому, ради чего он действительно здесь оказался. Он намеревался отыскать Чарльза Ксавьера, чего бы это ему не стоило. И вовсе не для того, чтобы причинить зло ему или острову, через это Калибан прошел более чем достаточное количество раз. Нет, он просто хотел попросить Профессора об одолжении, которое только он может оказать Калибану. Только силы Профессора достаточно велики, чтобы избавить Калибана от прошлого, а ради этого он готов был на все.
***
Прошло уже три дня. Калибан за это время встретился лишь с несколькими другими мутантами, занимавшими соседние землянки, но ни с кем из них не завязал близких отношений. В одной женщине-мутанте он опознал давнюю обитательницу Аллей, но она предпочла никак не проявлять их давнее знакомство, а Калибан не очень-то и настаивал.
Большую часть времени он проводил в своей землянке, покидая ее по большей степени после заката, чтобы исследовать окружающие его джунгли. Калибан и сам не смог бы ответить, зачем он это делает, но он будто бы готовился к какому-то нападению, продумывая пути побега. Теперь, когда он не обладает теми силами, которыми обладал до своей смерти, ему чаще прежнего предстоит продумывать именно такие планы. Впрочем, если Чарльз Ксавьер согласится сделать то, о чем его попросит Калибан, с приключениями мутанта-альбиноса будет покончено.
Калибан решил, что даст себе еще несколько дней отдыха, а затем попытается отыскать Ксавьера. Свои силы он не использовал с тех самых пор, как перешагнул порог нового дома. Даже не пытался считать эмоции других мутантов. Копил ли Калибан силы, или же просто был убежден в отсутствии угрозы с их стороны, он и сам бы не смог ответить.
Сегодняшний день обещал ничем особенным не отличаться от предыдущих трех, которые он провел на Кракоа…

+4

3

Домино не вышла на связь.
Скупая строчка отчета высветилась на дисплее шлема-Церебро. Пара слов, которые могли стать началом катастрофы.
Домино всегда была себе на уме. И ни Чарльз, ни ее связные не ждали от нее особой пунктуальности. Спустя пару часов, сообщение повторилось. То, что на первый раз можно было объяснить безалаберностью, на второй уже настораживало. Чарльз попытался достичь ее разума, но не нашел его. Ни там, где она должна была находиться — там, где Церебро регистрировал ее при последней проверке, — ни в любой другой точке Земли. Спустя час кропотливого перебора всех мутантов по кругу, в тщетной надежде, что он просто проглядел ее, Чарльз был вынужден признать: Домино исчезла, не оставив ни следа. Как и еще почти десяток мутантов из зловещего списка-заказа, опубликованного в Даркнете несколько недель назад, когда те были разобщены, дезориентированы новой трагедией Дженоши.
Для чего кому-то понадобились мутанты, притом те, из списка? Не по классам, не по способностям — по именам? Хотели ли их завербовать, изучить, продать, препарировать, казнить, сводя личные счеты? Где похитители прятали их, как экранировали психическое излучение? Домино должна была принести ответ на все эти вопросы. Но ей... не повезло.
Жива ли она еще? Статус в автоматически формируемом досье уже сменился на «неизвестен». У них не было ни Домино, ни свидетельств смерти: трупа, записи, чего угодно. Чарльз был почти готов послать по ее следам спасательную команду, способную справиться с любыми похитителями или хотя бы успеть послать сигнал перед исчезновением. И, руководи он по-прежнему только Школой, так бы и поступил. Но Домино пропала на территории США — страны, ставшей чужой, — и вести там расследование мутанты Кракоа права не имели. А, значит, не должны были попасться, что делало выбор в пользу универсально могущественной команды с громкими именами не то, чтобы невозможным, но при наличии иных вариантов неоправданно рискованным. Нужен был кто-то другой. Тихий, незаметный. Способный найти Домино и вернуться. Не обязательно с ней. Когда Чарльз узнает, с кем они столкнулись, можно будет составить хоть какое-то подобие плана.
Еще несколько часов ушли на выбор подходящих кандидатов. Не зная ничего о враге кроме того, что тот охотился на мутантов и неплохо разбирался в информационных технологиях, Чарльз мало что мог сделать. Разве что послать того, кто сможет найти Домино — а, с божьей помощью, и других пропавших, — привлекая как можно меньше внимания.
И, кажется, нашел идеальную кандидатуру.
Калибан. Мутант, способный ощущать себе подобных на куда более тонком и естественном уровне, чем Чарльз с Церебро. Возможно, если он окажется там, где они потеряли Домино, то сможет что-то почуять. И, как и все Морлоки, он умеет не попадаться на глаза.
К тому же, в списки Калибан не попал. Их враги, кем бы они ни были, наверняка готовились к встрече со своими намеченными жертвами, а не любым из миллиона мутантов. Возможно, это спасет его там, где Домино оступилась.
Конечно, были и сомнения. Калибан менял стороны чуть ли не чаще, чем змея — шкуру. Морлок, иксмен, один из Силы Икс, Всадник Апокалипсиса — кем он только не был за свою долгую жизнь. Но теперь мутанты стали едины. Не осталось больше старых сторон. Да и переходить в этой миссии было некуда. Не к тем же чудовищам, что непонятно зачем похищают их сородичей?
Три дня назад системы Кракоа зарегистрировали Калибана, прошедшего сквозь Врата. С тех пор остров он не покидал. И вообще мало где появлялся. Наверное, Калибану нужно было больше времени, чтобы освоиться. Вот только не было его, этого времени.
За общей тревожностью чужих мыслей, недоверчивостью, смятением, ожиданием чего-то Чарльз уловил свое имя. На повторе, словно навязчивая мысль, репетиция важного разговора, для которого все никак не хватало решимости. Неожиданно. Но дела это не меняло.
«Калибан, — позвал Чарльз, — мне нужна ваша помощь. Нам нужна ваша помощь».
Они встречались в прошлом, в той жизни, но едва говорили друг с другом. Так что это можно назвать началом знакомства. Не лучшим.
«Вам будет комфортнее говорить лично?» — в вопрос, как в конверт, Чарльз вложил приглашение. У подножия Великого Дерева — воплощения Кракоа. Его самого абсолютно устраивало быть бестелесным голосом, полупрозрачной проекцией собственного лица на чужой разум. Но многие, особенно с непривычки, находили такое общение неприятным. И раз уж Чарльз просил...
Впрочем, на встрече он не настаивал. Только на помощи.

+3

4

Чем дольше Калибан находился на Кракоа, тем больше его одолевали сомнения относительно правильности того выбора, который он сделал. Чувство тревоги не покидало мутанта, навязчивой идеей прорастая все глубже и глубже в разум. И эта самая тревога, где-то граничащая с паранойей, заставляла подмечать каждую подозрительную деталь, которую только можно было отыскать в округе. И ночные прогулки по джунглям являлись следствием этой паранойи, словно бы он искал что-то, что могло бы подтвердить его подозрения. Или же опровергнуть их раз и навсегда.
Но ничего не случалось. Мутант-альбинос просто ходил по округе, изредка встречая других граждан этой совсем недавно созданной страны, обмениваясь лишь учтивыми приветствиями, но никогда не заводя разговор.
Калибан все думал над словами Профессора Икс, сказанными в том самом мысленном обращении ко всему миру. Оно не выглядело жестом доброй воли, не выглядело дипломатическим, или как там это называется в высших кругах. Совсем наоборот, оно больше напоминало угрозу, предостережение для людей, которые готовы рискнуть воспротивиться воле мутантов.
Однако больше всего Калибана беспокоило постоянное чувство, будто за ним кто-то следит. Это было навязчивой идеей, которая ни на мгновение не отступала, словно кто-то, какой-то мутант бродил за ним по пятам. Альбинос раз за разом оборачивался, готовясь встретить старого врага или друга, но каждый раз перед ним открывались густые джунгли.
За те три дня, что он находился на Кракоа, Калибан полностью отключил свои способности, пытаясь дать отдых изнеможенному организму. Все те события, что произошли за прошлый месяц: Дженоша, путь к Нью-Йорку, миссия с Дакеном, все это вымотало и без того ослабленного мутанта. Однако, даже не используя свои способности в полной мере, он ощущал присутствие другого мутанта. Обычно это происходило тогда, когда этот другой мутант находится совсем близко, возможно даже касается Калибана. Тогда он ощущал их ген Икс даже без использований своих сил, будто это было какой-то пассивный его навык. Однако, когда бы мутант не оборачивался в поисках своего собрата, не обнаруживал никого, но и ощущение слежки, чьего-то присутствия не исчезало.
Когда к нему обратился Профессор Икс, это одновременно принесло облегчение Калибану и еще сильнее его насторожило. Сомнений в том, что его хотят использовать пусть и на благо мутантской нации не оставалось. При этом, исчезла необходимости искать предлога встретится с Чарльзом Ксавьером, у которого ему придется просить помощи. Да, это определенно пойдет на пользу Калибану, только вот остается загадкой, что именно от него хочет Профессор и по силам ли ему это?
Он не представился, не сделал никаких намеков на свою личность, но сознание Калибана словно само по себе приняло факт того, что он говорит именно с Ксавьером.
– Да, Калибану лучше встретиться лично, чем говорить… вот так. – Он хотел добавить, что это слишком странно, словно кто-то мог бы подслушать их диалог. Слишком много телепатов развелось среди мутантов. Впрочем, эта мысль была глупой, ведь Профессор определенно среди них самый сильный и не допустил бы такого вмешательства.
Просто ему легче будет говорить, если увидит Профессора перед собой, в этом было все дело. Ради такого он готов был пройти хоть пол острова, но на деле все оказалось куда проще. Чарльз Ксавьер назвал место встречи и указал Калибану направление, в которому нужно было идти, и спустя менее чем через час и три с половиной мили пути, он оказался на месте.
Всю эту дорогу Калибан думал не столько о грядущем разговоре с лидером всех мутантов на Кракоа, сколько о своем преследователе. Чувство не пропадало даже тогда, когда он углубился в джунгли и сопровождало его на протяжении всего пути. Теперь, когда альбинос узнал, что самому Профессору Икс что-то было от него нужно, логично было бы предположить, что это именно он вел наблюдение за потенциальным кандидатом для этой миссии. Может быть это он сидел в голове Калибана и оценивал его действия, мысли и так далее. Только вот это не слишком складывалось в его голове. На собственном опыте он знал, что при телепатической связи он не может ощущать вмешательство в свой разум и чувствовать мутанта, который на него воздействует. Так было и с Джин Грей, и с Профессором, и со многими другими. Кроме того, их разделяло приличное расстояние и было бы странно, если бы он ощущал присутствие Ксавьера, при этом не обращая внимания на собственных соседей. И в-третьих, Профессор не мог наблюдать за Калибаном круглые сутки, а чувство преследования не ослабевало ни на мгновение. Следовательно, дело было в другом.
Добравшись до места встречи, Калибан увидел перед собой огромных размеров дерево с высеченным на его стволе лицом. Взгляд этого, казалось, безжизненного лица будто бы пронизывал мутанта до костей и тут же его охватило пугающее понимание. Это сам остров за ним следит! Он попытался снова прибегнуть к своим силам и ощутил присутствие Профессора, который в задумчивости стоял у подножия дерева. И чувствительность к персоне Ксавьера не избавила его от чувства присутствия среди них третьего.
– Это остров. – Сам не замечая того, Калибан заговорил, обращаясь скорее к лицу, высеченному на могучем стволе, нежели к мутанту, стоящему у его подножия. – Он наблюдает, потому что ноги Калибана ступают по его поверхности, а руки касаются стволов отростков.
Он словно не замечал присутствия Профессора, так упившись своим открытием. Так он и стоял, не произнося ни слова приветствия, словно ожидая какого-то ответа от дерева.

+1

5

Лицо, казавшееся то ли вырезанным, то ли выросшим причудливым образом на стволе гигантского дерева, открыло глаза, залитые желтым светом, как тыквенные фонари. Оно заговорило, но ничего, кроме смутно угадывающихся в громогласном треске и шелесте вопросительных интонаций, разобрать было решительно невозможно.
Стоявший до того в стороне Чарльз подошел ближе, занимая место между Калибаном и Великим Древом — место посредника, которым он не являлся. Но Дугласа, которому принадлежали право и дар говорить от имени Кракоа, не было поблизости.
— Это Кракоа, — кивнул Чарльз. Может, он и позвал Калибана по иным причинам, но они подождут. Люди боятся того, чего не понимают — и мутанты в этом отношении ничем не отличались. Своего нового дома и, потенциально, защитника они бояться были не должны. — Остров, который ходит, как человек. Он один из нас... в определенном смысле. Впрочем, его мышление слишком отличается от нашего, чтобы мы могли понимать речь друг друга.
Образы, неясные ощущения — вот чем обменивался Чарльз с островом, когда пытался начать знакомство с ним с чистого листа, но еще не нашел того, кто мог понимать язык Кракоа. Отчасти это напоминало ему о временах, проведенных в компании Старджаммеров, но даже разум Кр’риии не так отличался от привычного человеческого, ведь тот принадлежал к царству животных, а не растений. Впрочем, сводить Кракоа к растениям тоже неверно. Это — целый биом.
Уникальное существо, тем больше вызывающее восхищение, чем больше Чарльз о нем узнавал.
— Он не враждебен.
«Дружелюбен», надо было сказать «дружелюбен». Калибана не было среди тех, кто сталкивался с Кракоа в не лучшие годы. Это у подавляющего большинства Людей Икс Кракоа по старой памяти до сих пор вызывал отторжение, а любая попытка убедить, что он изменился, понял их, — скепсис. У Калибана же не могло сложиться подобного предубеждения. Не с чего. Тогда почему же он так напряжен, даже напуган? Неужели среди мутантов уже сейчас ходят какие-то зловещие слухи об их новом доме? Разумеется, у них были причины. Обещания, данные Чарльзом своему народу, звучали пугающе громко, слишком хорошо, чтобы ничего не стоить. Во времена, когда на Дженоше еще держали мутантов в рабстве, их заманивали куда меньшим. У всего есть цена... и тут, на Кракоа, она тоже будет.
Или все куда проще, и не стоит додумывать сверх того, что сам Калибан сказал? «Он наблюдает». И никто из кракоанцев теперь не будет один. Даже когда захочет.
Прежде, чем переходить к делу, Чарльз все же хотел успокоить его:
— Впрочем, на эмпатическом уровне Кракоа способен общаться. Прислушайтесь. Попробуйте сказать, что вы — друг.
Чарльз положил ладонь на покрытый потрескавшейся корой бок дерева-Кракоа, сопровождая жест новым набором образов: Калибан, общение, вопрос. Самое близкое к: «Ты не против?» — что он смог сформулировать.
Ничего этого не было в планах. Но и вреда от того, что еще один житель чуть лучше узнает их новый дом, не будет. Напротив.

+1

6

Теперь все стало понятно. Короткого объяснения от Чарльза Ксавьера хватило для того, чтобы Калибан укорил себя за свою несообразительность. Правда всегда выглядит очевидной, когда о ней узнаешь, однако прийти к ней самостоятельно гораздо сложнее. Все эти три дня это был остров, с ним альбинос соприкасался ежечасно и силы, даже в неактивном своем состоянии, не могли игнорировать этот факт. Он чувствовал Кракоа, а Кракоа чувствовал и следил за своими обитателями.
Но когда безжизненное лицо на стволе дерева открыло свои глаза, альбинос рефлекторно отступил на несколько шагов назад. Желтые глаза, наполненные какой-то загадочной силой, уставились на Калибана, который готов был броситься со всех ног, лишь бы не терпеть на себе этот взгляд. Да только куда он убежит? Если это и есть сам остров.
Калибан и без слов Профессора знал, что остров не настроен к нему враждебно. Скорее безразлично. Способности альбиноса позволяли ему чувствовать эмоции обладателей гена Икс, и Кракоа не был исключением, однако в этом случае все было не совсем обычно. Мутант-остров не испытывал практически ничего, кроме каких-то естественных базовых чувств. И именно основываясь на этом Калибан сделал вывод о безразличии к происходящему на его поверхности. Так ли это было на самом деле? Альбинос не смог бы утверждать об этом наверняка.
– Нет, не враждебен. – Эхом откликнулся Калибан. Голос его по-прежнему казался пустым, словно слова эти вырывались помимо его воли, тогда как мысли метались где-то далеко. – Пока не враждебен.
Это действительно было так: мысли мутанта были заняты совсем другим. Он думал о том, как изменится его жизни на Кракоа с учетом открывшихся особенностей острова. Калибан мог поглощать эмоции, тем самым увеличивая свою физическую силу, и теоретически, наличие в непосредственной близости столь сильного мутанта могли бы обеспечить альбиносу неистощимый источник внутренних сил. Другое дело, что эмоций у этого мутанта, по крайней мере в том виде, в котором их ощущал Калибан, было не так много. Ему хотелось испробовать, хватит ли его собственных сил на то, чтобы поглотить эмоции Кракоа, но он боялся последствий, к которым это могло привести. В памяти еще были свежи воспоминания о Дакене, который словно обезумел после того, как Калибан лишил его некоторых эмоций. Но с Кракоа это может иметь гораздо более разрушительные последствия.
Нет, Калибан не смог бы на такое решиться. На этом острове хватало и других мутантов, которые могли бы "подпитать" его силу, поэтому идти на такой отчаянный шаг было, по меньшей мере, неоправданно. По крайней мере, если ситуация не вгоняет в это отчаянье.
Чем дольше Калибан находился на этом острове, тем сильнее его охватывали сомнения. Это место пытались сделать чем-то вроде утопии для всех мутантов без исключения, но подобные идеи имели слишком много рисков. Они хотели отгородиться от людей, от внешнего мира. Но правда была в том, что, по большому счету, мутантам никогда и не нужны были люди, им нужна была война. Не всем, разумеется, но многим. И если их лишить внешнего общего врага, они начнут воевать против своего же народа. А если Калибан правильно понял идею Профессора Икс, то убежище на острове он обещал всем мутантам без исключения.
У него было много вопросов к Чарльзу Ксавьеру, но кто такой был Калибан, чтобы требовать объяснений от самого Профессора Икс? Он отвел взгляд от ствола дерева и направил его в сторону того, кто являлся правителем всего острова. Ксавьер стоял рядом, прикасаясь ладонью к стволу дерева, словно общался с ним на языке, которого Калибану не дано понимать. И это также навело его на размышления: а может ли Профессор Икс управлять Кракоа? Если да, то это делает его на острове не просто правителем, а фактически Богом.
– Если Кракоа владеет эмпатией, тогда Калибану нет нужды говорить. Он и так узнает, друг перед ним или враг.
Такие выводы мутант сделал по собственному опыту. Эмпатия была также и одной из его собственных способностей, он мог чувствовать эмоции других мутантов, и когда они пытались искусственно навязать ложные эмоции, он всегда это определял безошибочно. Поэтому пытаться обмануть эмпатов это заведомо проигрышное дело.
А что мог Кракоа узнать по эмоциям Калибана? Сейчас он чувствовал благоговейный страх, едва ли не сильнейший в своей жизни. Он мог манипулировать страхами других мутантов, но собственные были ему неподвластны. Не сочтет ли Кракоа его страх потенциально опасным? Сам Калибан с особой опаской относился к мутантам, которых охватывал страх, они всегда несли тайную угрозу, даже если находились по одну сторону баррикад с ним самим.
– Давайте перейдем к делу. – Калибан с большим трудом отвел взгляд от желтых глаз Кракоа. Теперь он смотрел в сторону леса на окраине поляны, где ветви деревьев колыхались в такт легкому ветерку. Деревья эти казались такими незначительными в своих размерах, по сравнению с главным древом острова, что Калибан даже задумался, сможет ли он когда-нибудь воспринимать по-прежнему. Но об этом он подумает потом, ибо сейчас он хотел поскорее закончить разговор и покинуть это место. – Вы сказали, что вам нужна помощь Калибана. В чем именно?

Отредактировано Caliban (26.01.2022 12:12)

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [25.09.2016] От каждого — по возможностям


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно