Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [21-22.09.16] Dollhouse


[21-22.09.16] Dollhouse

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Dolls cannot choose; they can only be chosen; they cannot "do"; they can only be done by.
https://cf.ltkcdn.net/antiques/images/orig/263607-1600x1030-how-identify-antique-dolls-their-values.jpg

Канализации Нью-Йорка и порт, ночь-утро 21-22 сентября

Caliban, Dark Wolverine


Когда пропадает человек (или мутант) - что может быть лучше нюха Росомахи для того, чтобы найти пропавшего? Однако за неимением Логана под рукой, морлокам пришлось обратиться к его старшему ребенку.

+2

2

Калибан всегда удивлялся тому, как похожи могли быть люди и мутанты в одних компонентах, и при этом так разительно отличаться в других. Кто бы что не говорил, и как не пытался бы убедить в этом окружающих, но в подавляющем большинстве своем люди и мутанты отличаются сугубо внешностью, тогда как их действия, в основном, продиктованы теми же принципами и побуждениями. Чаще всего низменными и лишь изредка благородными.
Вы могли бы закономерно спросить, откуда Калибан, проживший многие годы в Аллеях словно крыса в подземелье, отказываясь показываться на солнечный свет даже в те редкие моменты, когда морлоки были вынуждены покидать свой дом. А когда покинул свой укромный угол, большую часть времени провел в закрытых мутантских обществах или же под влиянием могущественных мутантов, что мог знать он о людях, чтобы думать о таких вот сравнениях? На самом деле знает Калибан не так много, как может показаться со стороны, но разве он ошибается конкретно в этом? Это скорее схожесть не только людей и мутантов, а всех живых созданий. Крысы привыкли нападать, когда им страшно и убегать, когда им грозит опасность. Голод побуждает их на самые отчаянные поступки. И они всегда если не агрессивно, то с большой опаской относятся к другим видам. Бросьте голодной одичавшей крысе кусок мяса и она, доев его, не отблагодарит, но бросится на вас, чтобы вгрызться в вашу глотку. А потом проверните тот же эксперимент с изголодавшимся морлоком, и, если он не наброситься на вас, значит он умен настолько, чтобы осознавать свою слабость перед вами.
Но ведь все не так мрачно, как иногда кажется Калибану. Иногда внезапное благородство заставляет людей и мутантов совершать совершенно дикие и несвойственные для своего вида поступки, вроде помощи более слабым. Впрочем, даже такие, казалось бы, благие дела, чаще всего продиктованы эгоистическими и низменными побуждениями. Мы помогаем слабому не потому, что они в том нуждаются, но чтобы почувствовать свое превосходство над ними. Лишний раз указать им на их слабость и продемонстрировать свою силу. Иногда к этому добавляется корыстливые мотивы, когда более сильному может в будущем что-то понадобиться от более слабого. И на выходе мы не имеем в таких поступках ничего благородного, возвращаясь к низменному.
– Почему Пиявка не может пойти с вами? – Его недовольный голос позади Калибана и Дакена звучал уже не раздраженно, но яростно. – Пиявка знает Аллеи лучше других морлоков, а вы отправляетесь в самую дикую их часть.
Дакен безмолвно двигался впереди, словно не слышал слов морлока. Он прекрасно понимал, почему они не могли взять с собой Пиявку даже в качестве проводника, и так как морлок упорно не желал понимать очевидного, Дакен удостоил Калибана честью просветить несмышлёного мутанта.
Калибан остановился и серьезно взглянул на Пиявку.
– Неужели Пиявка не понимает таких очевидных вещей? – С раздражением бросил мутант-альбинос так, что его собеседник замер на месте. – Пиявка обратился к Дакену и Калибану, потому что только их силы могут обнаружить пропавшего мутанта. А без этих сил они превратятся в бесполезного Пиявку и все пойдет к черту.
– Пиявка может идти позади или впереди, чтобы его силы не нейтрализовали силы Калибана и Дакена. – Не унимался Пиявка, хотя голос его теперь сал не таким уверенным. – Вам же все-равно нужен проводник по Аллеям.
– Ни один морлок не знает Аллей лучше Калибана. – Холодно произнес альбинос, решительно развернувшись и отправившись вслед за Дакеном, который ждал его впереди. Шагов Пиявки позади не раздалось, и Калибан выдохнул с облегчением.
Зачем они вообще согласились на это дело? Зачем Калибан на это согласился? Оказавшись в Аллеях, он прекрасно осознал все свое безразличие к морлокам, и даже Пиявке, к которому когда-то был привязан узами если не дружбы, то взаимной симпатии определенно. Теперь же это был посторонний мутант, который хоть и проявил свое радушие старому знакомому, все же не сумел растопить лед, охвативший душу альбиноса.
Откровенно говоря, во многом из-за этого Калибан в конце концов принял предложение Ороро Монро. Он вовсе не рассчитывал обрести дом на Кракоа или обзавестись семьей и друзьями. В саму вероятность подобного он давно уже разуверился. Однако на Кракоа все же было то, что могло помочь мутанту-альбиносу.
Он догнал Дакена, и они вместе отправились по темному каменному тоннелю, эхом оставляя свои шаги за спиной.
– Зачем согласился на это? – С неподдельным интересом спросил альбинос своего временного напарника. – Калибан имеет долг перед Каллисто. Да и перед Пиявкой тоже. Но ты ведь мог вернуться вместе с Ороро на Кракоа, вместо того, чтобы бродить с Калибаном по этим гниющим тоннелям. Калибану чувствует эмоции других мутантов, но твои распознать не так-то просто.

+3

3

Калибан задал очень хороший вопрос. Очень интересный.
Зачем Дакен согласился помочь?
Всегда было сложно дать ответ на подобные вопросы. Почти всегда. Почти во всем, за что бы он ни брался. Зачем он согласился некогда вступить в Темных Мстителей? Позлить отца тем, что он будет носить его костюм? Да, безусловно. Позлить Осборна и запутать его в сетях собственных интриг - без сомнений. Но зачем это надо было самому Дакену? Только для того, чтобы стоять в стороне и наблюдать за тем, как жалкие людишки копошатся в муравейнике? Да, что-то было в этой теории.
А зачем его понесло захватывать власть в Мадрипуре? А в Лос-Анжелесе?
Он всегда куда-то шел, к чему-то стремился, но сам не знал, зачем. Он ставил себе недостижимые, невероятно амбициозные цели. Достигал их. И потом сжигал собственный трон.
Наверное, смысл был не в самой цели, а в дороге к ней.
Росомахи обречены на очень долгую жизнь. Так пусть она не будет унылой, пусть она кипит эмоциями и будет перенасыщена красками.
Зачем он согласился помочь морлокам? Наверное, в каком-то смысле по этой же причине. Смысл не в том, чтобы им помочь. Смысл в том, чтобы взяться за это дело и делать его. Помогать, а не помочь.
- Потому что мне скучно и нечем заняться, - пожал плечами Дакен, отвечая Калибану на его вопрос.
Да, вот так просто.
Его давно не могли разжалобить ни слезы женщин, ни искренняя тоска в глазах мужчин. С какой бы вселенской печалью не смотрели эти два мутанта ему в глаза, как бы жалобно не умоляли о помощи - он не стал бы помогать, если бы не хотел.
Может быть, еще немного… Совсем чуть-чуть… Он хотел заработать себе пару очков у Ороро Монро. На будущее. Мало ли. Мало ли - он решит захватить власть на Кракоа? Или преподавать в ее школе? Вряд ли, конечно, это скучно и слишком много ответственности, что в одном, что в другом. Но кто знает, какой будет жизнь лет через двадцать. Может, придется это сделать?
А в конце концов... Дакен нажил себе очень много врагов среди мутантов, почему бы не завести хоть немного друзей?
Дакен остановился и посмотрел на Калибана, ухмыльнувшись:
- Может быть, ты ждал некоего более… благородного ответа? Увы. Кстати, это главная причина. Есть второстепенная. Мало кто может сравниться со мной в поисках кого-либо, так что… Вторая причина - это гордыня.
На практике Дакен остановился не просто так. Он принюхался. Отвратительный запах канализации забивал все вокруг, но он все равно ее чувствовал. Тончайший запах маленького ребенка, которому не следовало жить в таком месте, окруженный вонью старых гнилых тряпок. Немного запаха мужчины-мутанта, кожа которого постоянно выделяла отвратительную слизь. Чуть больше запаха женщины, которую можно было бы назвать симпатичной, если на лице не было наростов, напоминающих грибы или древесную кору. Кажется, она могла слабо влиять на рост растений и грибов.
Слизь, растения, грибы. Ребенок. Запах заканчивался здесь, и прекращал смешиваться с потоками типичных для канализации субстанций.
- Эти тоннели - они ведут дальше к порту? - спросил Дакен Калибана. Впрочем, вопрос был риторическим. Так, поддержать разговор. Он прекрасно чувствовал по прекрасному аромату гнилой рыбы, что был прав, - Девочка вышла здесь наверх. Но не только она пользуется этим выходом. Я чувствую здесь и запахи других морлоков. Кажется, кто-то любит подворовывать. Не забудь потом сделать детишкам атата.
С этими словами Дакен уцепился за лестницу и начал лезть наверх, к люку который вел на поверхность.
На дворе была ночь, но еще до того, как он откинул люк - он почувствовал этот запах. Тут было что-то вроде… Неофициального рынка. Выгружали продовольственные товары. Если договориться с поставщиками - простой человек может успеть выкупить немного контрабандных вкусностей по бросовым ценам.
А маленькие и юркие мутанты могут рассчитывать на то, что им удастся стащить что-нибудь к общему столу. Те, кто выглядят почеловечнее - возможно, даже смогут поторговать.
Даже ночью в порту орали проклятые чайки, от чего начинала раскалываться голова уже на первой минуте нахождения в этом умиротворяющем месте.
- Я чувствую ее запах. И не только. Она покрутилась вон там, в тени… А потом ушла с… - Дакен принюхался, полностью покинув люк, - С мужчиной. Лет сорока. Тут до сих пор остался запах его одеколона. Дерьмовый ширпотреб, но простой сотрудник порта такой себе купить не сможет.
Дакен осмотрелся. Обычный ночной порт. Где-то вдалеке были голоса рабочих - судя по их пьяным голосам, культурный отдых был в самом разгаре. Множество контейнеров. Десятки, сотни, тысячи чертовых контейнеров.
Он легко вычислял запах девочки и мужчины, с которым она ушла. Уже сложно было почувствовать, но не казалось, что девочка была напугана. Но что-то во всем этом Дакену решительно не нравилось. Что-то в запахах было не так. Что-то сбивало с толку его нос ищейки, потому что он не мог определить этот запах. Это нервировало, когти были готовы вырваться в любую секунду. Чувство опасности заставляло адреналин в крови практически кипеть.
Как же это прекрасно. Что-то новое. Что-то интересное.
Зловещая улыбка на лице Темного Росомахи выражала невообразимое удовольствие от происходящего. Охота началась.

+3

4

Дакен двигался по катакомбам довольно быстро, и если бы не постоянные паузы, во время которых он проверял на запах свой маршрут, едва ли Калибан бы поспевал за ним. Ни широкий шаг альбиноса, ни его способность лучше видеть в полной тьме, даже совершенное знание планировки этих Аллей, не уравнивали их возможности. Могло показать, что Дакен вовсе забыл о своем спутнике, если бы не диалог, который они продолжали вести не столько из обоюдного интереса, сколько ради заполнения этой гнетущей тишины хотя бы чем-то.
Калибан продолжал свои безуспешные попытки распознать эмоции своего напарника, но что-то мешало ему это сделать. Проступали только самые базовые ощущения, которые, однако, не могли дать особых ответов. Дакен был весел, что не слишком укладывалось в нынешнюю ситуацию, когда они отправились на поиски пропавшей девочки, которой, быть может, уже и в живых-то нет. Еще в свою бытность морлоком Калибан помнил много случаев, когда они находили тела своих собратьев, в том числе и детей, так и не узнав причин убийства и, следовательно, оставляя их неотмщенными. Такова реальность, когда ты живешь под землей, полностью отрекаясь от внешнего мира. Не только люди, но и мутанты поверхности начинают воспринимать тебя как угрозу, как что-то чуждое, а значит и опасное.
Они двигались дальше, но напарник оставался для Калибана закрытой книгой. Он чувствовал девочку, тогда как альбинос своими собственными силами мог ощущать только самого Дакена. Какое-то время он еще ощущал Пиявку и ее друзей, оставшихся далеко позади, но теперь они отошли достаточно далеко, и остался только один очевидный постоянный след. Изредка Калибану удавалось поймать сигнал с поверхности земли: какой-то мутант проходил по манхэттенской улице прямо над ними, но удалялись они также быстро, как и появлялись. И если силы Калибана позволяли ему ощущать то, что происходило прямо сейчас, то Дакен чувствовал и то, что происходило раньше. И стоит признаться, способность эта гораздо более полезная в их ситуации. Поэтому Калибан решил смериться с ролью "второго пилота" и всячески помогать напарнику в пределах своих возможностей.
– Аллеи эти охватывают весь Манхэттен и даже дальше. Бродвей, Уолл-Стрит, собор Святого Петра, Центральный парк и Мэддисон-Сквер. Отсюда можно попасть в любой уголок этого города, нужно только знать дорогу. – Калибан, словно экскурсовод перед публикой школьников, пытался возвысить это место, ибо Дакен будто бы не понимал всего масштаба Аллей. – Они связывают все главные здания Манхэттена. Все самое важное для этого города, ибо с помощью этих катакомб планировалось в случае войны спасти все самое ценное. Поэтому Дакену нужно знать, что когда морлоки подворовывают в порту, они выбирают далеко не самый легкий путь, потому что без особых проблем могут попасть в любое здание на Уолл-Стрит, например.
Калибан не мог понять, почему слова Дакена так задели его, что он тут же попытался встать на защиту морлоков. Видимо, память брала свое и не так-то просто стереть из своего разума большой кусок своей прошлой жизни, когда он сам относил себя к обществу морлоков. Более того, он часто выступал голосом разума, остерегая ту же Каллисто или, что было гораздо чаще, Маска, от более серьезных преступлений. Ибо тогда они не только выкрыли себя перед всем городом, но подвергли опасности даже тех мутантов, которые живут на поверхности. Нет, они всегда пытались быть осторожными, и Калибану прельстило то, что они продолжают придерживаться его заветов даже после того, как он их покинул.
И вот они оказались на поверхности, и Калибана охватило уже привычное чувство тревоги. Так происходило всегда, когда морлок покидал безопасные Аллеи и оказывался в мире, полном опасностей и угроз. Дакен, по всей видимости, твердо держал свой след, потому что описывал события с удивительной точностью и подробностями. Так, словно он находился рядом в сам момент похищения. И, видимо, это было все-таки похищение, потому что морлок, особенно ребенок, никогда не пойдет по своей воле с посторонним мужчиной. Если только…
– Ты мог бы по запаху определить был ли этот мужчина мутантом? – Спросил Калибан без особых прелюдий. – Девочки здесь уже нет, иначе Калибан бы почувствовал ее. Вокруг минимум на десять миль Калибан чувствует только шестерых мутантов: Дакена, двух женщин, совсем маленького ребенка, и двух мужчин. Один из мужчин вполне может быть тем самым, который и увел девочку. Один находится в квартире милях в трех к юго-востоку от порта, а другой бродит по улицам милях в восьми к западу. Калибан чувствует, что оба они ощущают сильную тревогу и страх.
Разумеется, Калибан мог чувствовать мутантов и на гораздо большее расстояние, но сейчас это было бесполезно. На расстоянии десяти миль их было только шесть, и каждого он мог проверить, но дальше начинались целые группы и толпы мутантов. Морлоки под землей, неопознанные Калибаном группы на поверхности. Их уже были сотни, и они сливались в голове альбиноса в мутное непознаваемое пятно.
Еще его смутило ощущение, вызванное одной из двух женщин. Он знал ее очень хорошо, но предпочитал избежать этой встречи.

+3

5

Как много говорят о людях их запахи. Эмоции влияют на выделяемые телом химические соединения, так что любой ищейка может так много узнать о человеке, просто принюхавшись к нему. Узнать гораздо больше, чем зачастую эти люди сами о себе знают, больше чем они думают о своих ощущениях. В прошлом эти знания частенько давали Дакену несравнимое преимущество в его интригах и боях, но сейчас они с Калибаном, на счастье последнего, были временными союзниками для выполнения предельно простой цели - найти пропавшего ребенка морлоков.
Укол обиды, легкое раздражение, инстинктивное желание защиты - все это было в запахе Калибана. Мелькнуло лишь на секунду, но не укрылось от Дакена.
Что хотел сказать всей этой последовавшей тирадой Калибан? Кажется, это была попытка защитить детишек от нападок несправедливого дядюшки Дакена, который был ими недоволен. Так естественно для маленького сообщества оберегать своих. Несмотря на то, что, как понял Дакен, Калибана давно здесь не было.
- Эй, расслабься! - Темный Росомаха примирительно поднял руки, - Мне вообще по барабану, где и что Вы крадете, и по каким сомнительным местам шляются ваши детишки. Я лишь указал на очевидную брешь в вопросах безопасности. Делай с этой информацией что хочешь.
Когда они выбрались на поверхность от Калибана стал явственно чувствоваться страх. Даже больше - нечто отдаленно напоминающее паническую атаку в зачаточном состоянии. Еще бы - прожить столько времени под землей и вдруг вылезти на поверхность.
Дакен принюхался снова, тихо, почти неслышно подобравшись к тому месту, где все еще слегка чувствовался запах одеколона. Чем больше он принюхивался - тем больше сомнений вызывал у него этот запах.
Вроде бы не было ничего необычного, ничего, что могло бы привлечь внимание. Но было что-то неуловимо-странное, что-то, что Дакен сам не мог истолковать. Это не вызывало у него тревоги, но легкое раздражение происходящим - да. Дакен много, очень много повидал за почти семьдесят лет своей жизни. Сюрпризы и новшества в его жизни случались не так уж часто.
Что-то здесь было не так, но не получалось осознать что. Наверное, Человек-Паук назвал бы это Паучьим Чутьем. Росомашье Чутье не кричало от ужаса внутри Дакена, но ощущался какой-то легкий укол напряженности, и то - на уровне самого глубокого подсознания.
Еще страннее было то, что совсем уж незнакомыми эти ощущения не казались.
Дакен сверился с часами.
- Нет, уже не могу. Что там сказали ее родители? Они видели дочь последний раз ранним утром двадцатого числа, когда она уходила. Через полчаса наступит двадцать второе. При любом раскладе прошло больше суток, а посторонние запахи в порту очень сильные. Они почти все “забили”.
Почти.
Дакен задумался о том, что если бы мужчина был мутантом с какими-то очевидными мутациями - управление огнем, водой…Что-то, что оставляло бы заметные следы или запахи - он бы это уже обнаружил.
Может быть, они начали не с того? Почему вообще он так уцепился за странный запах мужчины? Они ведь искали девочку.
- Я осмотрюсь. Сказал бы тебе не бояться потерять меня из виду, но раз ты чувствуешь мутантов…, - усмехнулся Дакен. - … разберешься сам.
Быстро и скрытно, почти не издавая звуков, Дакен обошел окрестности. Позаворачивал за контейнеры, осмотрел погрузчики, доки. Даже не столько осматривал, сколько обнюхивал, как ищейка, старясь почувствовать каждую мелочь, даже давным давно затерявшиеся тончайшие оттенки запахов.
Мельком он понаблюдал и за выпивающей компанией работников порта.
Хм. Интересно.
Расследование приводило к очень забавным выводам.
Кажется, родители не все знали о своей маленькой пай-девочке. Которая оказалась совсем не такой уж послушной лапочкой.
Прошло больше десяти минут, прежде чем Дакен вернулся к Калибану. Выследить того по запаху не составляло никакого труда.
Интересно, как изменится его лицо, когда он узнает, что не все маленькие морлоки так уж сильно уверены в том, что жизнь в катакомбах - единственный верный путь для членов этого сообщества?
- Она часто здесь бывала, - сказал Дакен, выплывая из темноты. Для многих в прошлом такие появления Дакена заканчивались плачевно. Было бы забавно напугать Калибана, но вряд ли получится, с учетом его способностей, - Гораздо чаще, чем требуется для того, чтобы стащить мешок испанских мандаринов. Но знаешь, что самое пикантное в этой истории? Здесь в порту живут семьи нелегалов, - Дакен выпустил когти и указал ими на несколько контейнеров, как раз находящихся неподалеку от места “пьянки”, -  Прячутся от полиции, подрабатывают за гроши. Конечно, без мигрантских нелегальных детишек в таких условиях не обходится. Угадаешь с трех попыток, с кем общалась наша пропавшая малышка? Можем разбудить ее друзей и устроить им допрос с пристрастием, а можем просто пойти по запаху любителя Dior Homme. Дети могут что-то знать. Но могут и не знать ничего. Тогда мы просто потеряем время. Ребенок ваш, так что решай сам.

+3

6

Калибан осмотрелся по сторонам, выудив из ночной тьмы те немногие узнаваемые детали портовой архитектуры, которые он вспоминал с тех незапамятных времен, когда полноценно мог называть себя одним из морлоков. Сколько раз ему самому предстояло подниматься здесь на поверхность, но еще чаще он отправлял сюда небольшие группы мутантов-морлоков, которые всегда возвращались с провизией. Чаще всего в этих группах были подростки, но иногда и совсем дети. Вроде той, кого они сейчас ищут…
Казалось, что здесь все по-прежнему. По крайней мере, насколько мог рассмотреть Калибан в ночной темноте, а уж кто, как не он был привыкшим к этому времени суток. Именно ночь всегда была часом морлоков, когда они поднимались на поверхность. А в Аллеях ночь и вовсе царила всегда.
Когда его временный напарник предложил разделиться и осмотреться, альбинос ничего не возразил. На самом деле идея была вполне здравая, учитывая, что каждый из них использует разные методы для поиска пропавших, и друг другу они скорее мешали, нежели помогали.
– Да, ее родители. – Коротко произнес Калибан, когда Дакен уже удалился.
Пиявка успела поведать Калибану историю этой девочки, которую им предстояло найти. Как проявились ее способности: слишком рано, гораздо раньше, чем у многих других. Как ее родители, тоже мутанты, подверглись гонениям со стороны людей. А потом их спасла Каллисто, и привела в Аллеи, которые стали их новым, безопасным домом. Так что если девочка и сбегала из Аллей чаще положенного, то уж точно не потому, что желала другой жизни, ибо ту другую жизнь, жизнь среди людей, она уже прекрасно знала.
Впрочем, стоило ли об этом рассказывать Дакену? Для него это просто еще одно приключение и заинтересованность в находке девочки заключена не в том, чтобы помочь ей, но в том, чтобы одержать очередную победу.
«Ну, он хотя бы понимает, чего хочет», – подумал Калибан и свернул в другом направлении. Теперь, избавившись от напарника, он мог полностью сконцентрироваться на тех мутантах, которые находились в непосредственной близости. Одна из женщин быстро удалялась, а потом и вовсе исчезла. Другая же, та, которую Калибан, как ему самому казалось, узнавал, наоборот двигалась в сторону порта. Прямо ему навстречу, если быть точнее. Ребенок также оставался на своем месте и альбинос предположил, что это тоже может быть один из морлоков. Мужчина, скрывающийся в квартире, никуда не делся, а вот тот, что бесцельно, как могло показаться, бродил по улицам, внезапно исчез. Калибана это заинтересовало, но проверить он никак не мог – слишком уж далеко это произошло.
Он прошел несколько грузовых контейнеров, двигаясь навстречу женщине, которой, предположительно, могла оказаться Каллисто. И эта мысль в какой-то момент начала вытеснять из головы Калибана все остальные, будто он искал именно ее, а не девочку. Если они вот так встретятся, как она отреагирует? Они не виделись слишком много лет, чтобы опустить и забыть этот факт. И слишком уж много жизненных поворотов совершал Калибан, чтобы сохранить за собой хотя бы толику прежнего доверия этой женщины. Пиявка тепло встретил Калибана, но Каллисто – это не Джимми.
Она все приближалась и через несколько мгновений появилась под куполом одинокого уличного фонаря. Шла уверенно, будто ничего ей не могло угрожать. Никто из морлоков, кроме Каллисто так не ходит по поверхности. Калибан наблюдал за ней их тени одного из контейнеров, оставаясь незамеченным. Все это продолжалось всего пару секунд, но альбинос за это время успел пожалеть, что решился появиться в Аллеях. Вот так просто, после стольких лет.
Голос Дакена вырвал Калибана из размышлений, словно обвиняя того в бездействии.
– Когда Калибан жил в Аллеях, эти контейнеры использовали для пищевых отходов, которыми и питались морлоки. Теперь их используют для таких же отбросов, только среди людей. – Альбинос глубоко и наигранно вздохнул, будто пытался навязчиво показать, насколько печалит его этот факт, хотя на самом деле радовался внутри. Неудачи людей он всегда воспринимал на счет побед мутантов. – Эти люди всегда видят угрозу в мутантах, но главную угрозу их выживанию несут они сами.
Он еще раз взглянул туда, где несколько мгновений назад прошла Каллисто. Под фонарем было так пустынно, что Калибан даже задумался, а не привиделась ли она ему. Пожалуй, в том, о чем он говорил, и была основная идея общества морлоков. Рано или поздно люди приведут себе подобных к полному краху своего общества, и тогда мутанты-отбросы выйдут из подземелий и заберут этот мир себе. Идея эта все еще показалась ему прекрасной, но вслух он произнес другое.
– Спасибо, но Калибан предпочитает не доверяться людям, если есть хотя бы один альтернативный путь. Ты сможешь пойти по следу этого любителя Диор, или как ты там его назвал? Тогда веди.

Отредактировано Caliban (26.12.2021 22:28)

+4

7

Радость чужому горю. Как это мило. Упиваться страданиями других бывает… интересно. Сложно сказать, приятно ли было это ощущение. Скорее горько-сладко, но вызывает привыкание. Как терпкое вино, как и все в жизни Дакена. Страдания других сами по себе не вызывали приязни, но вот страдания побежденных, особенно кровных врагов, которые лежали поверженными у ног японца-полукровки, безродной собаки… У ног той безродной собаки, что стала вершителем судьбы обреченного. Вот это чувство уже было гораздо слаще.
Нет, страдания простых людей, жалких мигрантов из Азии и Африки не вызывали таких чувств. Они были теми же безродными собаками. Просто у них не было хребта, чтобы перегрызть горло ублюдку, что посмел кинуть в них камнем.
- А ты тот еще циник, приятель, - ухмыльнулся Дакен, - Мы либо поладим, либо станем смертельными врагами.
Что-то мелькнуло среди бесконечных “ароматов” порта. Женщина. Сильная. Уверенная в себе. С мерзким, почти чувствующимся на языке запахом канализаций, которые морлоки пафосно называли “аллеями”.
Напряженность и растерянность исходили от Калибана. Его запах был схож с запахом незадачливого Дон Жуана, который обещал любовнице встретиться в назначенный день на скамейке у Эйфелевой Башни в Париже и не явился на свидание. А потом лет через двадцать встретил обманутую пассию.
- Ждешь красотулю на свидание? Я согласен на компанию сразу двоих, но стоит предупреждать о таком заранее. Я очень ревнив и уже настроился получить все твое внимание,  - в голосе Дакена не было угрозы и возмущения. Но вот его глаза недобро сощурились, - Да и вдруг я решу, что наша незнакомка связана с похищением? Тогда придется допросить ее с пристрастием.
Сникт.
Дакен сказал все это достаточно тихо, чтобы не привлекать внимание пьянствующих поодаль бездомных и спящих в контейнерах мигрантов. Но достаточно громко, чтобы в тишине спящего ночного порта его голос был слышен в пределах пары рядов контейнеров.
Он словно бы невзначай осмотрел свои когти на правой руке, как критичная модница, которая так и не решила - стоит ли подпилить еще немного или уже все идеально ровно.
Запах не приближался. И, кажется, даже отдалялся.
- Мудрое решение, - отметил Дакен уже гораздо тише, все также недобро ухмыляясь, - Пошли.
И они отправились дальше. Шли медленно, Дакену приходилось постоянно сверяться. Он не терял направление, запах был четкий. След не петлял. Они прошли километра три и запах мужчины в этих окрестностях становился чаще, ярче. Он часто здесь ходил. Особенно в районе пришвартованных лодок. Неприятное место - тут порт уже практически переходил в район складов, и именно тут ошивались самые криминальные элементы. Что такому человеку было делать здесь?
У обложенного камнями остова полусгнившей железной бочки спали вповалку несколько бомжей. Даже здесь пахло этим отвратительным вылизанным ароматом.
Что же с ним было не так. Дакен замер в темноте, не подходя ближе, но принюхиваясь к догорающим углям и куче спящих людей.
Запах мужчины был… Ярким. Он ходил здесь. Он должен быть ярче. Индивидуальней. Человечней. Но он был… Другим. Слишком стабильным для человека. Есть какой-то личный, индивидуальный запах, но никаких… эмоций… Но было что-то еще. Что-то… Что-то, что Дакен уже чувствовал. Но где?
Где-то, где были раскаленные камни. Где плавился металл и горели пафосные и дорогие тряпки, надетые на… На него! И на других… На Темных Мстителей. Точно.
Чародейка. Как ее там звали? Моргана? Она призывала по своей воле множество демонов и другой неведомой колдовской хренотени из других миров.
Вот что это за мерзкий привкус, за мерзкий запах. Запах магии. Запах потусторонних сущностей. Наверное, если бы Дакен встречался с ними чаще - он стал бы различать их также хорошо, как и запахи всего, что населяло землю. Но это была сфера, совершенно ему чуждая. Поэтому все потустороннее пока что сливалось для него в единый поток тошнотворной вони.
Он даже не заметил, сколько времени так просидел, замерев в одной позе, пригнувшись к земле и принюхиваясь к лагерю спящих бездомных, от которых несло мочой, дерьмом и дешевым пойлом. Выглядело со стороны очень… по-извращенски. Ну и пусть. Пусть Калибан думает что угодно, наплевать.
У них есть проблемы посерьезнее.
- Ну, что, дружочек, ты ведь уже почувствовал, что я думаю? Нас может ждать куда более веселая заварушка, чем мы могли себе представить, - глаза Дакена сверкнули в темноте сладким предвкушением сражения с чем-то неизведанным. Снова шанс испытать свои способности. Тогда он убил очень много тварей, призванных Морганой, но они еле-еле выжили.
Может быть, им удастся решить вопрос мирно, но… Но те гротескные чудовища, которых призывала чародейка с вываливающейся из платья грудью, не производили впечатление договороспособных товарищей.
Интересно, а таких можно убивать по законам Кракоа ради спасения ребенка-мутанта, или Ксавье отругает его как школьника и поставит в угол?
Запах киднеппера становился сильнее. Осталось немного, может быть, еще один-два километра. Судя по всему, придется искать какой-то склад или лодку.

+2

8

Калибан слушал Дакена вполуха, тогда как внимание его вернулось к удалявшейся во мраке порта женщине. Он уже не видел ее, но своими силами мог ощущать ее незримое присутствие до самых Аллей, а может и еще дальше.
Хотел ли он этой встречи, о которой говорил его спутник? Едва ли альбинос мог сам себе ответить на этот вопрос. Уж точно не в том смысле, что подразумевался. Многие годы назад Каллисто стала для него сестрой, в сложный момент вернув к жизни отчаявшегося подростка, подарив ему дом и семью. С тех пор утекло немало времени и их пути слишком уж разошлись, чтобы можно было вот так просто прийти, словно и не было этого расставания. Тогда, на острове Дженоша, когда едва вернувшийся к жизни Калибан, растерянный и утративший часть свои сил, чуть не был сожжен заживо из-за своей глупости, идея вернуться в Аллеи казалась здравой и единственно верной. Теперь же он мог только порадоваться, что встретил там только Пиявку и успел уйти до того, как вернется Каллисто.
– Боюсь, что если она появится здесь, Калибан лишится жизни. – Грустно произнес альбинос, обращаясь не то к Дакену, не то отвечая на свой же молчаливый вопрос. – Но она никак не связана с похищением, она одна из морлоков.
Калибан чувствовал, что напарник его не готов так просто отпустить эту тему и, возможно, в какой-то момент вернется к разговору о Каллисто, но сейчас альбинос мог только порадоваться, что времени у них было не так-то много. Поэтому он только кивнул в ответ на предложение двигаться дальше и последовал за Дакеном, который определенно держал след мужчины-похитителя.
Очередной отрезок своего пути они преодолели молча. Акихиро был сконцентрирован на следе похитителя, тогда как Калибан, воспользовавшись возможностью, осматривал такую знакомую, и одновременно с тем чужую ему местность. Когда-то он бывал здесь довольно часто, но с тех пор утекло слишком много времени. Эти кварталы, в сущности, не изменившись внешне, все же навевали мысли о произошедших здесь за все эти годы событиях.
Фонари, горевшие через один, а местами и еще реже, то и дело выхватывали из сумрака случайных прохожих, скрывавшихся за углами зданий и в темных арках. Калибан чувствовал на себе их взгляд, хотя это и не были мутанты. Это не были силы, вызванные Икс-геном; это была врожденная способность всех живых существ ощущать присутствие себе подобных. Но альбинос большее внимание уделял не бродягам, а рисункам, которые время от времени покрывали кирпичные стены зданий.
Когда-то у морлоков был целый язык, по которому можно было понять, что происходило здесь и какое время назад; где может подстерегать опасность, а где скрываются друзья; где можно найти временное укрытия, а где находится ближайший вход в Аллеи. И многое-многое другое, но теперь Калибан если и отыскивал такие записи, они выглядели столь древними, что могли быть нарисованы еще в те времена, когда он сам был частью морлоков. Именно из-за таких деталей он чувствовал себя чужим в этих местах. Чем пользуются морлоки теперь? Их тоже не обошел стороной прогресс, или же наоборот, сообщество лишилось системы. Вряд ли Каллисто бы это допустила, но ведь и она не всегда управляла морлоками…
Они шли очень медленно. Дакен был увлечен своим поиском, а Калибан не решался вмешиваться, чтобы не сбить своего проводника. Наконец-то они добрались до самых неприятных районов портовой части Манхэттена, которого морлоки предпочитали избегать.
«По своей воле девочка сюда вряд ли пошла бы», – подумал Калибан, но вслух свои мысли озвучивать не стал. Хотя бы потому, что теперь уже не мог говорить с полной уверенностью об образе жизни морлоков.
Наконец-то дуэт преследователей остановился около очередной промежуточной цели. Ибо перед ними оказались несколько бездомных, мирно спящих около кострища в жестяной бочке. Привычное зрелище для этих районов Манхэттена. Дакен остановился, присел около них и начал вдыхать зловонные запахи здешних обитателей. Калибан тоже принюхался – пахло отвратительно, но обоняние альбиноса давно уже привыкло к подобным ароматам.
Они не двигались несколько минут: Дакен все еще вылавливал запахи, воссоздавая события прошлого, а Калибан боялся помешать своему спутнику любым движением. И вот процесс этот подошел к концу, Дакен поднялся и повернулся к своему напарнику.
«Кажется, Дакен не совсем правильно понимает силы Калибана», – подытожил альбинос, после того, как его спутник предположил, что ему известно то, о чем он думает.
– Калибан не может знать, о чем думают другие мутанты. – Начал он объясняться перед союзником. – Только ощущать эмоции, по которым не всегда можно сделать какие-либо выводы. Тем более, когда эмоций очень много, как в сознании Дакена. – Калибан сделал небольшую паузу, словно все же пытался проникнуть в разум собеседника. Это заняло всего несколько секунд, но кое-что ему удалось. – В Дакене пробудилась ярость, и от этого Дакену радостно. Калибан думает, что нам не избежать сражения. Но в округе нет других мутантов… здесь нет пропавшей девочки.

+3

9

– Но она никак не связана с похищением, она одна из морлоков.
Это было сказано так уверенно, без малейших сомнений в голосе. От этого настолько веяло какой-то слепой патриотичной верностью своей ароматной канализационной родине, что Дакен почти умилился этой невинности и простоте.
Спорить в таких случаях бесполезно. Бесполезно объяснять, доказывать, приводить примеры. Бесполезно напоминать, что по статистике жертвами домашнего насилия люди становятся гораздо чаще, чем жертвами разбойного нападения. Бесполезно пытаться донести мысль, что наиболее частыми похитителями ребенка являются близкие родственники. Это базовая особенность психики, защитный механизм. Любых мыслящих существ - что людей, что мутантов.
У таких как Калибан на все найдется контраргумент - “это у людей, а мы не люди”, “ты не знаешь морлоков”... Даже столкнись они лицом к лицу с доказательством всех статистических теорий о преступлениях - они будут до последнего не видеть очевидного в упор.
Впрочем, справедливости ради надо отдать должное - по запахам пока что действительно не было ни малейшего намека на то, что женщина могла быть как-то связана с пропажей девочки.
Калибан терпеливо выжидал, пока Дакен принюхивался к спящим бездомным. Он доверился ему и его навыкам. Многие сочли бы это катастрофической ошибкой - доверять такому человеку как Дакен. И были бы правы.
Сидя на корточках, Дакен снизу вверх посмотрел на Калибана, слегка заинтересованно склонив голову. Маска Росомахи сейчас скрывала половину его лица.
- Я примерно так и представлял твои способности. Знать эмоции - это почти знать о том, о чем человек думает, если хорошо проанализировать ситуацию. Скажи, Калибан, а как ты чувствуешь спокойный эмоциональный фон мутанта? Если мутант спит? Или без сознания? Или если его сознанием что-то… овладело и контролирует его? Ты можешь попробовать поискать ее… Более прицельно? Как если бы сигнал был слабым или изменилась его частота? Попробуй ее поискать, а я немного поговорю нашими милыми друзьями без определенного места жительства, - на последних словах Дакен как-то нехорошо улыбнулся.
Невинный вопрос, казалось бы, связанный с расследованием.
Даже маска не скрывала того, насколько выразительно Дакен посмотрел на Калибана. Он явно намекал на то, что с девочкой все может быть не так просто. Или не так радостно. Нос почти никогда не обманывал Росомах. Если Калибан совсем не ощутит девочку на совсем недалеком расстоянии - либо ее сокрыли магией, либо… либо она уже мертва.
Впрочем, об этом Калибану пока говорить не стоит.
Как и о том, что детали работы его способностей Дакен выяснял и для себя. На будущее. На всякий случай.
Эмоции были слабым местом у детей Логана. У Дакена особенно. Мутант, способный контролировать и чувствовать эмоции - это куда более грозный соперник для него или Лоры, чем хоть сотня Викторов Кридов. Или очень ценный союзник.

+2

10

Если Калибан что и понял о мутантах, так это то, что большинство из них понятия не имеют о своих потенциальных способностях. Когда-то Апокалипсис сказал, что не наградил своего всадника ни единой способностью, которая изначально бы не была заложено в него геном Икс. Он лишь развил их, открыл потенциал, который даже после вмешательства Апокалипсиса, даже не приблизился к своему максимуму. Именно тогда мутант-альбинос в полной мере научился владеть некоторыми своими силами, что раньше казалось ему практически невозможным. Вроде увеличения физической силы путем поглощения эмоций других мутантов, пусть в этом направлении Калибан не прилагал особых усилий. Зато заметно улучшил свои способности манипулировать страхами, хотя до встречи с Апокалипсисом мог лишь считывать их как факт.
Но то, о чем сейчас говорил Дакен, было несколько другим. Калибан, несомненно, мог по эмоциям других мутантов определять их намерения или дальнейшие планы, но делать это получалось сугубо на примитивном уровне. Мутант, которого обуяла ярость, определенно несет опасность. Тот, кто испытывает радость от встречи, не несет угрозы. И так далее и тому подобное. В отношении морлоков он продвинулся гораздо дальше, но это потому что он знал многих из них слишком хорошо. Он знал их образ мышления, образ жизни, а потому сделать более конкретные выводы было гораздо проще. Когда же дело доходило до незнакомых мутантов, вроде того же Дакена, хотя прошлое знакомство с его близкими родственниками и слегка упрощало дело, способности Калибана все же откатывались к своему базовому примитивному уровню.
– Когда мутант состоянии эмоционального спокойствия, это проще всего. Калибан тогда может точно определить даже точное его местоположение. Калибан просто… – На несколько секунд он замолчал, словно пытался подобрать правильные слова. Собственно, именно этим альбинос и был занят. Ему было непривычно так много говорить, но против своих привычек с Дакеном он разоткровенничался. – Просто ощущает его ген Икс. Тоже самое со спящими и бессознательными. Их эмоции чисты и определенны. А когда мутант бодрствует, в его голове творится суматоха и Калибану очень сложно разобраться в ней.
Он чуть было не сказал, что именно поэтому ему сложно определить, о чем же сейчас думает Дакен, но вовремя сдержался. Это, как показалось Калибану, могло быть воспринято не совсем верно, а в таких случаях всегда лучше перестраховаться.
На самом же деле, Дакен сейчас действительно испытывал целую вереницу эмоций, начиная от яростного предчувствия грядущей и, как уже начиналось казаться и самому Калибану, неизбежной битвы, заканчивая страхом. Были еще и эмоциональная приподнятость, которая неизбежна в случаях, когда организм предчувствует мощный выброс адреналина; и глубокая заинтересованность в чем-то, но именно страх вызывал у Калибана особый интерес. Потому что он был столь глубинным, что едва ли ему удастся им манипулировать даже при желании. Он лучше справлялся страхами поверхностными, определенными. Когда мутант боится змеи, его заставляешь поверить в нападении этой самой змеи. Но когда человек боится неизвестности, чего-то, что не до конца понимает, с этим куда сложнее. Вот и Дакен сейчас испытывал глубинный страх, который испытывает маленький ребенок, оказавшись лицом к лицу с чем-то новым, чего еще не удалось познать. Очевидно было то, что напарник его уверен, что в этом деле замешано что-то, к чему они оба могут оказаться не готовы. И потому страх присутствует, хотя и сам он едва ли признался бы даже самому себе в этом.
Только придя к такому выводу, он в действительности понял, что от него хотел Дакен. Он думает, что «что-то» скрывает девочку от сил Калибана, но это было маловероятно. Ведь даже когда мутанта кто-то контролирует телепатически, альбинос может его чувствовать. Разве что телепатически контролируют самого Калибана, но это…
– Да, Калибан может попробовать, но трудно обнаружить то, что не до конца понимаешь. – Согласился альбинос, скорее от безысходности, ибо не особо верил в успех. Дакен же, удовлетворившись ответом, направился в сторону спящих бродяг, выполнять свою часть плана.
В действительности Калибан ни на мгновение не глушил свои способности, надеясь уловить хотя бы какой-то след пропавшей девочки. Всю их дорогу он осматривался по сторонам, используя свой ген Икс едва ли не на полную мощность. Конечно, мутантов на Манхэттене было немало, и Калибан чувствовал их в той или иной мере, в зависимости от расстояния. Но проверить каждого мутанта в радиусе двадцати пяти миль не представлялось возможным.
Теперь же Калибан пытался направить свои силы не на большие расстояния, но сконцентрировать их на милю вокруг. Кроме Дакена он не ощущал ничьего присутствия, да и сам напарник заметно мешал силам альбиноса. А потом донеслись и его слова, когда он обратился к бездомным и Калибан еще больше сбился.
Вторую попытку он решил предпринять скорее из скуки, покуда Дакен занимался своим допросом. На этот раз он отошел чуть дальше, чтобы не слышать их диалога. Закрыл глаза и прислушался к своему внутреннему «локатору», снова вспомнив слова Апокалипсиса о практически безграничных возможностях каждого мутанта. Он направлял свой внутренний взор в каждую сторону света, прислушиваясь, покуда не услышал слабый отклик в юго-западном направлении. Чувство паники накатило на мутанта и тут же исчезло, словно и не было ничего. Но даже этого мгновение было достаточно, чтобы определить хотя бы приблизительное местоположение сигнала, хотя твердой уверенности в своей правоте альбинос не чувствовал.
Калибан тут же направился туда, где Дакен уже должен был заканчивать свой допрос бездомных. Снова оказавшись в компании, альбинос заговорил быстро, словно боялся упустить какую-то деталь.
– Кажется, Калибан что-то нашел. Это там, – он указал рукой в нужном им направлении, – ярдов восемьсот, не больше. Это было словно вспышка, и она тут же исчезла, но возможно именно там находится девочка. Но ее словно… словно что-то заслоняет от сил Калибана. И на мгновение эта защита исчезла. Как раз тогда, когда Калибан прилагал особо много усилий. А может… может быть это силы Калибана пробили защиту. В любом случае нам нужно поторопиться…

+3

11

Калибан слишком много пытался объяснить. В глубине своей темной и прогнившей души Дакену даже было немного жаль его - он выдал даже больше информации о своих способностях, чем Дакен рассчитывал. Странный малый. Он даже не представлял, насколько сильный мутантский дар ему достался. В руках умелых тактиков и стратегов он мог быть в сто раз ценнее, чем регенерирующие тела Дакена, Логана или Лоры. Это был бриллиант, валяющийся в грязи. Причем в буквальном смысле, с учетом того, из какого места они вылезли всего полчаса назад.
К сожалению, Калибан был, похоже, слишком закомплексован или недостаточно уверен в себе, чтобы это осознать и оценить по достоинству. А может быть, он просто был слишком наивен. Или замкнут. Надо будет сводить его в бар и споить до бессознательности. В пьяном виде из людей вылезает настолько многого подсознательного, что будет легко сделать выводы о его поднаготной.
Калибан  отошел и концентрировался на том, что хорошо умел делать. А Дакен занялся своим делом.
Четверо бездомных, рядом с каждым лежит по хорошему ножу. Удивительно неплохие ножи для таких нищих. У одного был пистолет - Дакен чувствовал от его вещей слабый запах металла и пороха, а также запах оружейной смазки. Бывший военный? Он подергивался во сне, и периодически его рука тянулась к пистолету. Хорошая мускулатура, хотя он и запустил себя. Ветеран Ирака или еще какого-то конфликта? Вполне может быть, возраст подходящий.
Несколько бутылок поддельного алкоголя, подтухшая недоеденная курица.
Выпившие вооруженные бомжи. Любому человеку и многим мутантам следовало бы держаться от подобной компании подальше.
Но не Дакену.
Разве смогут причинить ему вред эти люди, если Дакен захочет, чтобы они его любили?

***
У курицы был мерзкий, отвратительный привкус тухлятины. Хотелось немедленно выплюнуть это дерьмо, но в своей жизни Дакен ел вещи и похуже. Спасибо генам папаши - он мог переварить и куда менее свежую еду. Алкоголь оказался даже приличным, хотя ему все еще было далеко до настоящего Johnnie Walker’а. Но привкус спирта хотя бы перебивал курицу.
Всего пять минут, пара упоминаний боевых столкновений в Ираке - и Билл уже принимал его как родного брата. Его приятели ни слова не понимали в их разговоре, но тоже были полностью под действием феромонов, смотрели на Дакена с обожанием.
Энтони выжрал почти целую бутылку, так что упал на свое тряпье и захрапел, не выдержав и минуты в сидячем положении, Алексей и Боб кое-как держались, даже пытались вяло поддерживать разговор. Но в основном поддакивали Биллу.
- А так что тебя привело сюда? Ну мать у тебя японка, говоришь, а отец-то у тебя настоящий американец, стало быть? Неужели не приютил?
Билл хорошо выпил, Билл был очарован, так что даже не обращал внимания на странный костюм собеседника, фрагменты которого слегка выглядывали из под старого длинного пальто, которое Дакен нашел в соседней помойке. Маску Дакен, разумеется, снял.
- Он канадец. И я сам бы ни ногой не ступил в квартиру старого пердуна, - оскалил зубы Дакен, выпив из горла еще приличную порцию поддельного виски, - Он бросил меня еще до моего рождения.
- И что? Никого больше нет из родни? Не к кому пойти?
- Есть. Сестра. Но зачем ей такой брат? Она еще девчонка, пусть ходит на тусовки, потрахается с кем-нибудь поприличнее, а не нянчится с человеком, у которого давно шифер протек, и который ночью может пырнуть ее в живот, потому что ему привиделись духи прошлого, - усмехнулся Дакен. Как легко дается ложь, как правдиво она звучит, когда очень мало чем отличается от правды. Даже без феромонов он звучал бы убедительно. Он почти сам верил в то, что говорил, и в историю, которую можно было сложить из его слов.
- Да, чувак, жиза. Я от жены поэтому ушел, - у и без того нетрезвого Билла стекла по щеке слеза, которую он, кажется, и не заметил, - Вернулся, а все… Все другое… И я другой. Ну ты… Ты знаешь, как это бывает. Я не мог спать, боялся, что проснусь и вместо жены увижу врага… И я сам стал агрессивнее. Срывался на детей. Пару раз даже отлупил сына до синяков. А я ведь… Знаешь… Ненавижу, когда бьют детей. Клялся себе, что руку никогда не подниму, мне-то от моих предков ой как влетало. Ходил на терапию, но… Сам знаешь. Это не для всех. Не всем можно помочь. На улицах спокойнее. Никого не удивит, что ты спишь с пистолетом под рукой. И вот это мне это помогает. Когда я знаю, какого врага могу увидеть, проснувшись - я не вижу тех самых врагов.
- Знаю. Со мной работал один… профессор. Один из лучших мозгоправов. Он и моему старику мозги прочищал. Воспоминания начисто уходили. Надолго. Ему помогло. Мне нет. Все вернулось. И призраки прошлого, и враги. И кошмары, - играть в психотерапевта Дакену надоедало, но тема семьи поднялась довольно удачно. Надо немного приврать, благо в таком состоянии не приходилось грамотно подбирать слова - эти люди доверяли ему как младенцы, - Знаешь, боюсь спать ночами. Поэтому работаю.
- Ооо, так ты не из бездомных? А выглядишь как говно, - хмыкнул Билл.
- Почти такой образ жизни и веду, но сейчас это прикрытие. Я ищу пропавшего человека. Ребенка. А бездомного мало кто заподозрит в слежке.
Так, а вот это интересно. Билл неожиданно помрачнел, а его задремавший на плече собрата по нищебродству русский приятель даже открыл глаза. Они переглянулись все втроем.
- А кого ищешь?
Дакен  сощурил глаза. Он сравнил напряжение мужчин. Он буквально чувствовал какую-то смесь страха и сочувствия в их эмоциях и праведного гнева бывшего солдата, которым пылал Билл. Девочка-мутант была не первой?
- Кто-то еще пропал, да? - и спросил, и утверждал Дакен с притворной озабоченностью. Ему удачно удалось изобразить поникший голос.
- Двое, - сказал Билл побелев от злости. Бутылка могла скоро лопнуть - так сильно он ее сжал, - Девочка у бабки из Судана, у мигрантов там вот… на севере. И еще у китайцев мальчик. Но подальше, они магазинчик держат уже в более цивилизованной части города. Совсем мелкий, очень жалко. А кто у тебя?
- Девчонка. Тоже из… Бездомных. Последний раз ее видели с мужчиной, но вот… примет особых не было. Ухоженный такой, вроде приличный человек. Говорят, одеколон хороший. Но как-то… Никому на глаза не попался. Ну знаешь, так бывает.
Не бывает, но обратят ли на это внимание пьяные бомжи?
Дакен закинул эту удочку просто так. Ни на что особо не надеясь. Но… К его немалому удивлению, мужчины снова переглянулись.
- Билл, может, eto suka, тот козел был? - спросил русский на отвратительном английском, вставляя ругательства на родном языке, - Который меня про лодку спрашивал?
Билл нахмурился:
- Да нет, вряд ли…
- Ну тот весь холеный был, очки, белая рубашка…
- А чего хотел-то? Мужики, не засосывайте языки в жопы, я же не легавый. Дети пропадают, - почти рыкнул на них Дакен. Надо немного надавить на жалость - феромонами. Пусть им станет очень-очень грустно. Пусть им будет больно. У кого-то из них ведь точно есть дети, - Кто приходил, что хотел?
- Да ходил тут один pidor, - не сдержался Алексей, - Мне кажется, видел его работающим на каком-то складе дальше к yugu. Но тут ходил вокруг, vynyukhival у кого лодки есть. Спросил вообще какую-то безумную… как вы это называете… khren’, короче. Есть ли у кого из нас лодка для выхода прям в море. Совсем в море. Или выход на kontrabandistov, на бандитов.  С лодкой. Мы его все спрашивали зачем ему, raskololsya только после того, как по морде дали. Он там… этих… морских… Ну с жабрами которые… хотел ловить. Зачем-то. Тайно, - не выдержал Алексей, вывалив все, что знал.
Как же ему повезло, что Дакен знал русский. В общих чертах.
- Мы с ним после этого разговоров больше не вели, отвесили поджопник и выпроводили. Явно шизик. Атланта ему надо поймать! - сказал с чувством Билл, сплюнув на землю, - А что, думаешь, он и детей мог похитить?
- Не знаю пока, - ответил Дакен, залпом допив все содержимое бутылки и выкинув пустую тару в воду залива, - Но выясню.

***
Дакен вернулся назад, когда Калибан уже закончил свои вычисления.
Он посмотрел на него с довольно мрачной усмешкой и, натягивая маску обратно на лицо, но ничего не сказал, молча двинувшись в ту сторону, в которую показывал Калибан.
Прошло совсем немного времени, и они вышли к небольшому складу, рядом с которым Дакен наконец-то остановился и стал принюхиваться. Он огляделся, обошел здание по периметру, вскочил вверх на нагромождение контейнеров. Осмотрел все вокруг с более высокой позиции.
Калибана Дакен из вида не терял, но ничего не сообщал о своих действиях.
Три выхода - главный, для машин, рядом дверь поменьше для людей. Сзади был аварийный выход. Девочкой и мужчиной в равной степени пахло из них из всех. И не только ими. Значит, можно предположить, что внутри склада некое условно единое пространство, принадлежащее одному владельцу. Это хорошо.
Охранник был снаружи всего один - это был тучный мужчина в летах, усатый и лысый. От него на удивление почти не исходило запахов - его эмоциональный фон был ровным. Не было страха темноты, не было и сосредоточенности. Как будто разум мужчины вообще был расслаблен. Тем не менее, он смотрел на, судя по всему, камеры, редко отвлекался. Если что-то привлекало его внимание - он доходил до нужной точки периметра склада, взяв с собой оружие, светя фонариком. Действовал… слишком ответственно для своей комплекции и внешнего вида. Не слишком умно, но ответственно.
Камеры в будке охранника были, но работали только внешние - Дакену удалось подкрасться так, чтобы успеть кинуть взгляд то, что было в будке.
- Калибан, ты веришь в детские сказки? Про Санта-Клауса там, или про Белоснежку с карликами-извращенцами? Если нет - рекомендую быстро передумать и быть готовым пересчитать зубы Зубной Фее. Я чувствую здесь запах других измерений. Я сталкивался с ним однажды. Ваш ребенок не единственный, кого привели сюда. Есть и другие детишки. Людей в основном, но… не только. Их там больше десятка. Не знаю, в какую дрянь вляпался ваш ребенок, но если что-то пойдет не так - хватай девку и беги. Ну или просто беги, если не найдем ее живой. Меня ждать не надо, я переживу это. Что бы там ни было, оно точно не забудет встречу со мной, если вздумает поучить хорошим манерам такого плохого мальчика как я, - несколько зловеще усмехнулся Дакен, - Но лучше попробовать зайти тихо.
Сникт.

+3

12

То, в каком спокойном русле прошел разговор Дакена и бездомных, даже немного удивило Калибана. Он-то ожидал, что грубая сила пойдет в ход если не сразу, то уж определенно без нее не обойдется. И вот он возвращается, натягивает маску как ни в чем не бывало, и безмолвно направляется в указанном альбиносом направлении. А трое бездомных, двое из которых явно были встревожены их разговором, хотя и явно не испытывали никакой неприязни к незнакомцу, который только что нарушил их сон. И все-таки, они явно были встревожены, что могло значить лишь то, что Дакен сумел выпытать у них что-то полезное. А вот почему он не спешил делиться этим со своим напарником, вызвало у Калибана подозрения.
Он поспешил вслед за Дакеном, но ничего не сказал. Вместо этого попытался влезть к нему в голову, осведомившись, как изменились его эмоциональное состояние после разговора с бездомными.
На сей раз сделать это оказалось еще проще, ибо эмоции остались прежними, только стали более ярко выраженными. Это могла быть реакция как информацию, полученную от бездомных, так и на слова Калибана, который сумел обнаружить следы пропавшей девушки. По крайней мере, так ему самому казалось.
Оставшийся путь они прошли в зловещей тишине, которая зачастую является предвестником не слишком хорошего исхода. Калибану хотелось отбросить эти мысли, но он тут же напомнил себе, что стоит быть готовым ко всему. Может быть им и вовсе не удастся спасти эту девочку.
«Как ее зовет?» – Мысленно сам у себя спросил альбинос, но с ужасом осознал, что не может вспомнить ее имени. А ведь Пиявка совершенно точно называл ее по имени. И родители ее тоже. Еще одно напоминание, что он больше не является морлоком, что бы там ни говорила Каллисто. Когда он был морлоком, когда Аллея была его настоящим домом, он знал все те несколько тысяч мутантов, скрывающихся под Манхэттеном. Знал каждого в лицо, знал все их имена и истории. Теперь же это были чужие для него мутанты, разве что за исключением нескольких, кто остались еще с тех давних времен.
Интересно, посещают ли подобные мысли Пиявку или Каллисто? Они ведь тоже когда-то надолго покидали Аллеи. Впрочем, если Калибан правильно понял Джимми, то он и сейчас оказался в тоннелях случайно.
Пожалуй, принять приглашение Ороро Монро было лучшим вариантом для Калибана.
Пока он был погружен в свои мысли, напарники достигли вероятно конечной цели своего приключения. За это время Калибан еще несколько раз пытался отследить девочку, но все его попытки оказывались безуспешными. Он даже начал сомневаться, действительно ли тогда почувствовал ее присутствие, или же это было просто самовнушением. Только уверенная поступь Дакена, принюхивавшегося к следу, сохраняли в альбиносе уверенность.
Наконец-то они остановились. Дакен обошел территорию, по всей видимости готовя пути отступления. Калибан оставался на месте, снова включив свой «внутренний радар» и пытаясь почувствовать присутствие девочки в складе перед ним.
Полная тишина.
А тем временем вернулся Дакен и описал Калибану то положение, в котором они оказались. «Детские сказки, другие измерения», все это не было пустым словом для альбиноса. Однако же он, если и сталкивался с другими измерениями, то в основном все это было дело рук мутантов, который обладали соответствующими силами. Тогда он мог чувствовать присутствие врага или товарища, путешествующего между измерениями, ибо они обладали геном Икс. Теперь же он был слеп, силы его не имели никакой ценности для их задания. Если участие гостей из других измерений вызвано не силами мутантов, тогда Калибан оказался в очень незавидном положении.
Он уставился на охранника, но даже его примитивные эмоции не мог считать. Да, с людьми у него всегда были проблемы.
– Да, другие измерения. – Тихо пробормотал Калибан, не обратив внимания на усмешку Дакена, стоящего чуть позади. – Калибану довелось знать мутантов, которые перемещались между измерениями, но здесь, кажется, мутантов нет. В любом случае, если там внутри есть и другие мутанты, Калибан должен попытаться спасти их всех. Всех мутантов…
Осознание своих слов пришло настолько быстро, что он попытался тут же исправиться.
– Всех детей. Калибан хотел сказать, спасти всех детей.
Но действительно ли он хотел это сказать? Рискнет ли он жизнью ради людей, пусть это будут даже дети, окажись он внутри? Ради этой девочки – определенно, потому что она была морлоком, а значит членом его семьи. Семьи, которая осталась в прошлом, но дела это не меняло. Он даже готов был рискнуть ради других детей-мутантов, но их нужно было еще опознать. Стоит также рассматривать возможность, что дети там находятся без сознания, а значит их придется выносить на руках. Скольких Калибан сможет поднять, если Дакен будет занят сражением? Троих или четверых, но не больше. Снова придется делать выбор.
– Да, лучше всего будет зайти тихо. – Согласился альбинос. – Если придется их выносить на руках, тогда без силы Дакена не обойтись. Но если… – Калибан сглотнул слюну. Ему не хотелось об этом говорить, но они должны были предусмотреть все варианты. – Калибан не боец, он не сможет сражаться. По крайней мере, если рядом не будет мутанта, чьими эмоциями можно питаться, да и тогда толку будет мало. Если начнется битва, Дакен должен будет обезвредить то, что скрывает их от сил Калибана, чтобы это ни было, ибо в противном случае Калибан их не обнаружит без Дакена.

+3

13

“Спасти всех детей”.
Шуметь сейчас не стоило, поэтому Дакен негромко, почти неслышно, но истерически рассмеялся на эту реплику, а его глаза сверкнули безумным весельем. Калибан еще сказал это таким тоном… Виноватым. Как будто, желать спасти своих в первую очередь - это что-то постыдное. Как будто Дакен может и будет его осуждать.
Ну конечно, кто еще лучше него подходил на роль спасителя детишек? Кто еще был большим альтруистом? Может быть, Меченый? Или краснозадая кровиночка Венома? Вот это хорошие кандидаты! Куда до них Темному Росомахе!
Узнай отец, где сейчас находился Дакен и чем был занят… Почти по доброй воле, почти без личной выгоды… В Америке за неделю закончились бы все запасы пива в стране, а Логан перебрался бы уничтожать столь любимую им ослиную мочу в Канаду.
Отсмеявшись вдоволь, Дакен игриво посмотрел на Калибана, пока что убрав когти.
- Лайфхак, дорогуща. Спасай тех, кого сможешь спасти, Калибан. Если ты хочешь поступить правильно, героически, не эгоистично - лучше гарантированно вытащить парочку детишек, чем рисковать своей тощей бледной задницей и сдохнуть на месте вместе со всеми маленькими бедняжками. И помрешь как идиот, и никому ничем не поможешь
С этими словами он мягко, как хищное животное на охоте, пустился вперед по направлению к будке.
Пока Дакен осматривал территорию, он вычислил расположение камер, направление съемок. Судя по тому, что охранник не отвлекался ни в какие моменты, кроме тех, когда Дакен намеренно привлекал его внимание какими-то громкими звуками и шумами - расчеты Дакена были верны.
Охранник не отходил слишком далеко от склада, вел себя вполне логично и ответственно для представителя своей профессии. Он точно не был придурком из фильмов ужасов, который светит в темноту фонариком с криком: “Кто там?” и медленно подходит ближе. Однако гением тактики тоже не являлся. Допускал ошибки, которые свойственны непрофессионалам.
Реагировал охранник только на звуки и шумы, которые были в относительной близости от склада. Был готов стрелять.
Судя по его абсолютному спокойствию, отсутствию страха и выбросов адреналина, этот человек точно находился под некоей формой контроля над разумом.
Что ж… С учетом всех полученных разведданных, вычислить слепую для камер зону и выманить его туда не составит большого труда.
Найти еще какую-нибудь гражданскую одежду, потемнее и с капюшоном. Бутылку. Проникнуть внутрь через главный вход, мельком засветившись на одной из камер, но не показывая лица. “Нервно” оглядываться по сторонам. "Отпить" из бутылки. Пойти к какому-нибудь грузовику. Подальше. Например, вот к этому.
Как удачно, что между этим грузовиком и его соседом как раз образовалась слепая зона.
Что увидит охранник? Обычного бездомного, который захотел чем-нибудь поживиться. Исходя из рассказа Алексея было ясно, что они могли частенько ошиваться вокруг складов.Выпустив один из когтей - на видеозаписи этого все равно не будет заметно - Дакен прорезал техническую ткань, которая скрывала содержимое небольшого грузовика, и залез внутрь.
Пока охранник дойдет, есть минутка оглядеться.
Странным было то, что запахов людей от грузовиков было мало. Ими давно не пользовались, хотя внутри и было много товара.
По рассчетам Дакена охранник должен был идти сюда чуть более минуты. Он шел аккуратно, готовый стрелять при необходимости, не бежал сломя голову.
Оставалось секунд сорок.
Множество коробок… Силуэты животных… Дакен видел в темноте чуть лучше обычного человека - дар мутанта. Дар Росомахи. Но еще лучше он чувствовал запахи. Дешевый китайский пластик, полиуретан, красители… Местами получше, местами дешевые. Но почти нет опасных для здоровья химикатов.
Игрушки? И много. Поставщик или доставка интернет-магазина?
Скорее второе, машина, по крайней мере эта, была забита слишком разными по форме и размеру коробками.
Двадцать секунд.
Он уже слышал шаги и чувствовал запах этого человека, все такой же безжизненный и холодный.
Дакен выпрыгнул из вагона, перекатившись под днищем машины на другую сторону грузовика.
Десять секунд.
- Эй, ты! Это частная территория. Проваливай, и проблем не будет!
Интересно. Сказано очень холодно, собранно. Но охранник словно растягивал слова, словно пробовал их на вкус и тщательно подбирал. И все же говорил при этом решительно и без колебаний.
Однако снова - никаких изменений в запахе. Этот человек был спокоен, как Эмма Фрост в алмазной форме.
Охранники точно так не говорят. И угрожают иначе, предельно конкретно. “Я вызову полицию, если не уберешься” или “Я тебе мозги вышибу”. А этот… Даже не велел положить все украденное на место. Что бы сейчас не обратилось к нарушителю спокойствия - оно точно не было охранником. Или не совсем охранником.
Дакен не ответил. Охранник подошел ближе, заглянув через разрезанный материал внутрь и подстветив себе обзор фонариком.
Слегка шаркнуть, и тут же неслышно отойти на пару шагов.
Отлично, купился.
“Охранник” пошел в направлении звука, и едва он завернул за грузовик, оказавшись в слепой для камер зоне, как получил удар прямо в нос. Не смертельный, но очень сильный. Такой, который вполне способен отправить в глубокий нокаут мужчину такой комплекции и обеспечить ему перелом носа. Возможно, небольшое сотрясение мозга в комплекте.
Однако, к удивлению Дакена, ему не удалось уложить мужчину с первого удара. Нос был сломан, шла кровь, но тот все еще продолжал удивленно смотреть на Дакена, словно пытаясь сообразить на ходу, что же делать в таком случае. Решение охранник принял на удивление быстро для человека, получившего такой удар - вскинул пистолет, попытавшись нацелить его на соперника.
Слишком медленно. Перехват, хруст костей. Сломанное запястье срастется. Пусть скажет спасибо, что его не насадили на когти.
Еще удар.
Отлично, вырублен.
Отобрав у мужчины пистолет, проверив его карманы на предмет ключей и забрав их, Дакен на всякий случай проверил пульс, принюхался. Жив, не умирает. Эмоциональный фон был все также стабилен. А еще на мужчину не подействовали феромоны. Впрочем, это не так страшно. Там, где не справляются они - справится нокаут.
Дакен нашел по запаху Калибана и махнул ему рукой, показывая, что путь свободен.
Дакен повел Калибана к аварийному выходу, тихо открыл дверь ключом и вошел внутрь склада первым. Это место не освещалось. Прекрасно. Разумеется, до этого Темный Росомаха заглянул в будку охранника, отключил все системы видеонаблюдения и стер записи последнего часа. После их визита в это место наверняка прибудет полиция. Не стоит оставлять им лишнего и ненужного компромата на мутантов.
- Иди за мной. Как можно тише, - скомандовал Росомаха Калибану, - Если не уверен, лучше не подходи вообще.
Дакен выглянул из-за поворота, который образовывали заставленные полки. В редких просветах между коробками основное просторное и почти ничем не загроможденное помещение виднелось плохо - словно все коробки с товаром кое-как сместили сюда, расчищая центр склада - поэтому увидеть что-то толком не удалось. Пришлось подойти максимально близко. Зато звуки скандала доносились неплохо, благодаря акустике.
- Что значит, ты так и не нашел? - подвывал капризный женский голосок, - Я хочу! Слышишь, я хочу! Хочу свою гидрочку!
- Энн, никто не хочет связываться с атлантами. Боятся. Не все даже знают, где их вообще можно ловить.
- Господи, это что, так сложно? Ничего не готово! Коллекция должна быть готова через месяц, а у нас не готово ничего, Кайл, ничего! Моя прекрасная суккуб продолжает смотреть на меня! Она смотрит, Кайл! У нее все еще живые глаза, а не стеклянные! Упырица еще не собрана, потому что ты так и не поймал упыря, чтобы закончить работу над ней! А ведь база для нее уже есть, идеальная база! Шелковые волосы, прекрасные пустые глаза! Одежда сшита, приехал заказ с обувью и аксессуарами! Надо только довести до ума, а ты все еще не нашел упыря! - голос женщины переходил в капризный визг.
- Это не так легко, Энн, их еще надо найти. А упыри легко убивают. Я посылал многих.
- У тебя вечно находятся оправдания твоей некомпетентности! А что дриада? Ты обещал, Кайл! Ты сказал, что дриада будет прекрасна! Но я вижу перед собой просто обычную дешевую куклу! Еще и из какой-то помойки!
- Энн, ее кожа на моих глазах становилась древесной корой! Я видел, как она играла с другими детьми, когда подбирал материал на африканца из прошлой коллекции. Потому и приметил ее. Но теперь, когда она стала куклой… Я не знаю, как заставить ее стать дриадой снова.
- Почему я слышу только "бла-бла-бла"?! И снова одни оправдания вместо решения проблем! Достань мне гидру! Ничего не желаю знать! Я плачу тебе за то, чтобы ты работал!
Дакен много чего видел в своей жизни.
Он потворствовал капризам самых отъявленных извращенцев. Доставлял жертв маньякам и психопатам. Выпускал преступников. Спал с преступниками.
Он видел столько безгранично чудовищных сцен в реальной жизни, что с ними могло сравниться не столь уж много триллеров.
Дакена сложно было удивить. Сложно было развести его на эмоции. Он видел так много пороков и жертвой столь многих из них являлся сам, что никакие темнейшие уголки человеческой души не могли поразить его.
Но то, что он видел сейчас в этой комнате почти лишило его дара речи на пару секунд, заставив почти неслышное “охренеть” сорваться с его губ.
Шокирован он не был. Но такого точно не ожидал.
Комната была заставлена коробками. Все они были чуть больше метра в высоту, шириной сантиметров по пятьдесят. Все были украшены яркими панелями - розовыми, с узорами, с завитушками.
Сделаны коробки были из плотного материала - чувствовался запах дерева. Передняя панель коробок была собрана как двустворчатая дверка, закрывающаяся с помощью огромной широкой ленты.
Сбоку на коробке была надпись крупным шрифтом, очень похожая на стилизованный под старину логотип “Живые куклы”. На стеклянных панелях была и другая надпись - “Вокруг света”.
В коробках были сделаны дырки для притока воздуха, как в вольерах для перевозки животных. 
Внутри коробок стояли дети. Всем им было от 7 до 12 лет, и у каждого из них был пустой, безжизненный взгляд. Их было порядка двадцати человек. От всех пахло по-разному, но Дакен видел некое определенное сходство между ними.
Все дети были яркими представителями разных национальностей. Более того - они даже воплощали некие традиционные идеалы красоты своего народа. Мальчик в национальном китайском костюме являл собой буквально идеал представителя народа Хань. Девочка в костюме японки - аккуратные черты настоящего японца. Маленький коренной американец словно явился прямиком из доколумбовых времен. Русская - светловолосая, яркие славянские черты. Темнокожий мальчик обладал кожей чернее ночи и был одет в национальные одежды жителей Судана.
Вся одежда на детях была пошита из дорогих, натуральных тканей, а на задней стенке висело по дополнительному национальному наряду. Качество было почти на уровне исторической реконструкции. На задних стенках помимо еще одного комплекта одежды были закреплены аксессуары - веер у японки, лук и стрелы с характерными орнаментами у индейца… Дети были накрашены в соответствии с распространенными у соответствующих народов макияжем или татуировками.
Дети определенно были живы, но как загипнотизированные смотрели в одну точку и не реагировали на внешние раздражители. И вообще не двигались.
Но это не были единственные дети в этой комнате. И не единственные коробки.
В отдалении, собранные в ряд, стояли пустые коробки с другой надписью на стеклянных дверках. “Монстры и Чудовища”.
С другого конца ангара, из одного из подсобных помещений Дакен чувствовал еще запахи.
Запах обычного ребенка, девочки.
Запах… Сложный запах. Вроде было в нем что-то от человека, но также чувствовался и смешанный с ним отвратительный запах серы и пепла. Запах котлов с кипящим маслом. Запах чего-то настолько потустороннего и ужасного, что даже у Дакена он вызывал инстинктивное желание держаться подальше.
Еще трое взрослых мужчин. Таких же безжизненных и спокойных.
И знакомый запах. Запах канализаций и вонючих морлоков. Ну, что ж. По крайней мере, девочка была жива.

+3

14

Когда мы предстаем перед выбором меньшего зла, уйти от этого выбора просто невозможно. И тогда, будь это человек или мутант, приходится выбор этот совершать и он, возможно, будет преследовать тебе еще многие годы, а может и до самой смерти. В таких случаях полезно лишний раз произнести в голос, словно какую-то мантру, о своих благих намерениях. И тогда, выбирая пусть и меньшее, но все-таки зло, ты сможешь сказать самому себе «я хотел сделать по-другому, но у меня не было выбора». Да, это никогда не избавляет от мучений совести, но хотя бы помогает облегчить их.
Разумеется, Калибан не рассчитывал спасти всех. Если даже Дакен не уверен в том, что сможет справиться со всеми, кто встретится им на пути, то от Калибана в этой ситуации будет мало что зависеть. Его дело за малым: забежать, схватить, убежать. Все остальное придется предоставить напарнику.
Однако, слова, произнесенный Дакеном вслух заставили Калибана вновь вспомнить о своей темной стороне, которую он до этого успешно скрывал внутри. Она вырывалась наружу тогда, когда он служил Апокалипсису, но было ли это именно влияние извне? Или же Калибан просто выпускал свою сущность на свободу? Когда хотел убить Виктора Крида. Когда выискивал мародеров, устроивших резню в Аллеях. Когда проходил мимо человека, нуждающегося в помощи, балансирующего на грани жизни и смерти. Пожалуй, именно тогда он был самим собой, а отнюдь не коротая мирное существование в тоннелях глубоко под землей. И теперь, обладай он своими былыми силами, он бы пошел на рожон чего бы это ему не стоило, схватил девочку-морлока и вернулся в Аллеи. Возможно попытался бы спасти других мутантов, но человеческих детей наверняка оставил бы здесь, не став рисковать ради них своей жизнью. По одной простой причине: ни один человек не стал бы рисковать свой жизнью ради этой девочки-морлока.
– Если Калибан окажется в такой ситуации, то не будет рисковать своей тощей бледной задницей. – Серьезно ответил альбинос, в очередной раз удивившись тем обстоятельствам, при которых он умер.
Дальше, когда Дакен начал действовать, Калибану не оставалось больше ничего, кроме как наблюдать со стороны. Благо, зрение альбиноса, обретенное во время многолетней жизни в Аллеях, позволяло ему со своей позиции отчетливо видеть действия напарника. Помочь он не мог ничем, поэтому просто смотрел, время от времени пытаясь в очередной раз своим «внутренним радаром» обнаружить девочку. Он не рассчитывал, что охранник, которого Дакен вырубил в два удара, является причиной того, что скрывало мутантов от его способностей. Это скорее было для того, чтобы занять себя хоть чем-то, создать иллюзию собственной полезности, когда твой напарник делал за тебя всю работу.
Однако, вокруг них царила полная тишина. А потом Дакен, на несколько мгновений исчезнув с поля зрения Калибана в сторону будки охранника, снова вернулся.
Безапелляционно повинуясь приказам Дакена на правах более сильного в данной ситуации, Калибан медленно зашагал следом. Он ничего не ответил, с трудом удержавшись от того, чтобы заметить, что, возможно, он получше Дакена умеет оставаться невидимым. В том числе и для камер наблюдения, не говоря уже о живых существах. Очередной опыт, полученный во время обитания в Аллеях и скрытного появления на поверхности.
Они вошли в здание с черного хода. Здесь также было темно, что, в общем-то, никак не мешало Калибану. Да и Дакену, судя по всему, тоже. Они прошли по короткому коридору с облезлыми стенами и оказались в просторном помещении. Дорогу им перекрыли длинные ряды деревянных коробок, в которых, сквозь отверстия для дыхания, отчетливо узнавались фигуры детей. Возможно, среди них и была девочка-морлок, но Калибан не решался осмотреть их все, да и едва ли он смог бы ее узнать. Он никогда не видел ее, а описания родителей было недостаточно, учитывая, что с ними сделали похитители.
Калибан был настолько увлечен рассматриванием этих коробок, что не сразу заметил диалог, а точнее ссору двух людей, находящимися по ту сторону детских клеток. Он начал прислушиваться, пытаться вдуматься и понять слова, произносимые совсем близко, но не находил в них особого смысла. Калибан был, мягко говоря, не слишком сведущ в событиях, которые происходили на поверхности, даже в те годы, когда не обитал в Аллеях. Зачастую он просто выполнял задания, делал то, что делал, или что его заставляли делать, но никогда не интересовался событиями, происходящими вокруг. Поэтому то, о чем говорили мужчина и женщина, не говорило Калибану ровным счетом ни о чем.
При этом, совсем другие чувства услышанный диалог оказывал на Дакена. Калибан все еще безуспешно пытался обнаружить девочку, но в сферу воздействия его сил также попадал и напарник, эмоциональный фон которого начал меняться. Все эмоции мутанта многократно усилились, даже страх совсем близко подобрался до поверхности, становился практически ощутимым. И даже заразительным. Хотя альбинос и не до конца понимал происходящее, кроме того, что ему полчаса назад поведал сам Дакен, страх начал охватывать и его самого.
До этого момента он пытался не поглощать эмоции напарника, боясь сбить того со следа или просто нарваться на неприятности. Он ведь не до конца понимал силы этого мутанта, который помимо всего прочего, казался Калибану очень опасным. Не только для врагов, но и для друзей. Впрочем, тоже самое можно было сказать и про него самого, что он неоднократно подтверждал своими действиями. Поэтому не Калибану было судить об этом.
Однако, страх продолжал распространяться внутри, поэтому мутант-альбинос невольно начал поглощать эмоции Дакена, пытаясь хотя бы немного увеличить свою физическую силу. Осторожно, самую малость, чтобы не истощить единственного союзника в этом деле.
У него было много вопросов, которые задать сейчас не представлялось возможности. Они могли выдать себя, ведя диалог, но на один вопрос Калибан все-таки решился:
– Чувствуешь ее? – коротко, едва слышным голосом произнес Калибан, так близко наклонившись к уху Дакена, что едва не коснулся к нему.

+2

15

Эмоции.
Калибан даже не представлял, какой Ящик Пандоры он открывал, начав питаться эмоциями Дакена. Эмоции были тем, что формировало личность сына Росомахи. Его импульсивность граничила с методичностью, его настроение и отношение, его планы и интриги - все это всегда было обусловлено эмоциями, желанием новых эмоций и ощущений.
Дакен был гедонистом и, наверное, в каком-то смысле адреналиновым наркоманом. И именно эмоции и чувства помогали ему как сдерживать эти порывы, так и с их помощью превращать себя в разрушительное орудие самой Смерти.
Чаще всего его эмоции толкали его на страшные для сознания обычного человека вещи. Иногда было наоборот. Иногда одно следовало за другим, и он расчленял посетителей целого аукциона лишь для того, чтобы достойно захоронить останки отца рядом с телом своей настоящей матери.
В любом случае, истиной была лишь одна вещь. Манипулировать столь хрупкой системой, как относительная эмоциональная стабильность Дакена, значило играть в “башню”, вытаскивая кирпичики из-под фундамента стеклянного замка. Осколки могли могли больно поранить множество миль вокруг.
Калибан забирал переизбытки эмоций, которые пьянили Дакена и заставляли продумать план. Сейчас, в самом начале, он хотел втереться в доверие к лидерам Кракоа. Он хотел сделать все потише.
Но Калибан забирал излишки, которые были так важны. Излишки слабых искорок сочувствия. Удивления. Ярости. Радости от предстоящего хаоса. И многого другого, что составляло комплекс, который удерживал Дакена от очень неприятных мыслей.
Чем спокойнее становился эмоциональный фон Дакена, тем больше вместо эмоций в нем разгорались искренние, неподдельные чувства. И ярче всех горело одно. То, что было в тысячу раз более страстным, чем секс и в десять тысяч раз сильнее самой чистой и искренней любви.
Ненависть.
Чистейшая, как наивная девственница, ничем не запятнанная ненависть.
Дети, в плену у древней сущности, которая забрала их из семей. Лишила дома и родителей. Использовала их как скот в своих интересах.
Как Ромулус. Как этот сукин сын! Которому Дакен так и не выпотрошил все кишки, потому что отец помог этому ублюдку бежать от возмездия с помощью Плаща.
Какой могла бы быть жизнь Дакена, если бы не Ромулус? Может быть, он не стал бы таким ублюдком, который хотел разрушить все, чего касался. Может быть, все сложилось бы иначе. А может быть, и нет. Но Ромулус отнял у него эту развилку. Отнял возможность сделать выбор по какой дорожке пойти. Он вырастил такое чудовище, которое в итоге не смог сдерживать.
Как и эта… ТВАРЬ.
Дакен чувствовал его, самый сильный запах чего-то неправильного… Запах потустороннего исходил от женщины. Это было несколько неожиданно - из всех присутствующих она казалась самой бодрой, самой походящей на человека. Хотя говорила очень странные вещи.
Ее что-то захватило? Что ж, придется выбить из нее потустороннюю тварь. Со всем дерьмом, если потребуется.
- Да, чувствую. Она жива, - ответил Дакен Калибану.
Сникт.
- Вон та дверь, - кивнул он в нужную сторону, - Там трое человек, но я отвлеку их. Проберись туда тихо и делай, что собирался. Сейчас тут станет очень жарко!
С этими словами, уже не особенно скрываясь, Дакен вышел из-за рядом коробок. Он выходил из темноты с когтями наперевес, выкинув из головы все мысли о Калибане и даже о похищенной девочке.
- Привет, зайки, - обратился он сразу и к женщине и к ее подручному, - Я тут шел мимо, и мне вдруг стало очень одиноко. Вы не составите мне компанию на ночь? Никаких обязательств, просто развлечение на один раз.
Женщина резко обернулась на силуэт, который выходил из темноты. Желто-красный костюм, обтягивающий тугие мышцы. Маска, скрывающая лицо. Черные когти, на которые она тоже кинула взгляд.
Если в ней оставались хотя бы частички человеческих воспоминаний, то она не могла не узнать этот образ.
- Кто ты такой? И зачем сюда пришел? Как ты прошел мимо Дейва? - чем больше она говорила, тем больше истерики и скандальных требовательных ноток недовольства слышалось в ее голосе, - Покинь мою выставку! Это моя личная, частная коллекция! Эти куклы не продаются и не изготавливаются на заказ!
Она никак не подала виду, что на чем-то концентрируется, не нажимала никаких кнопок, не кричала слишком громко.
И все же дверь в другом конце ангара открылась, и из нее вышли трое мигрантов из стран восточной Европы. Их одежда была немного вымазана краской и строительной пылью. От них также не пахло какими-либо сильными эмоциями, но их взгляды были весьма решительными. Они точно будут защищать эту женщину.
Выставка? Коллекция? Гребаная магия, крыша этой бабы поехала капитально. Она говорила размеренно, спокойно. Кажется, она даже не понимала, что делает что-то… неправильное.
Придется объяснить.
- С Дейвом мы уже... поиграли, - мелодично и сладко промурлыкал Дакен, выставив перед собой скрещенные руки с выпущенными когтями, после чего резко развел их в стороны, - Но его одного для меня маловато. Я, видишь ли, такой затейник.

+2

16

В каждой командной миссии, будь то команда из двух или двадцати участников, роли делились исходя из сил и возможностей каждого ее отдельного члена. Ударная часть команды отвечала за силу, а остальные действовали скрыто, оставаясь в тени. Когда-то Калибан относился ко второй половину, еще в те времена, когда мог без оговорок назвать себя морлоком. Даже их четверка основателей сообщества в равных частях делилась на ударников, которыми выступали Каллисто и Сандер, и на подпольщиков в лице самого Калибана и Маска. Нет, разумеется, иногда приходилось оказываться на передовой, как когда-то в здании Оскорп, где Калибан во главе группы морлоков столкнулся с самим Зеленым Гоблином, но это были исключения из общего правила.
Однако после встречи с Апокалипсисом все изменилось. Получив в свое распоряжение многократно увеличенную физическую силу, Калибан перешел в стан ударников и оставался им вплоть до своей смерти. Это занимало такой существенный отрезок его жизни, что вернуться туда, с чего все начиналось было не так-то просто. Особенно, когда сделать это нужно было здесь и сейчас.
Теперь альбиносу предстояло вспоминать, как должно действовать во второй волне. Действовать подпольно, скрытно, из тени.
План Дакена оказался максимально простым: он намеревался вступить с похитителями детей в открытое сражение, давая тем самым своему напарнику время на поиски и спасение девочки-морлока. Спасение остальных детей в этом плане не особо фигурировало, что, впрочем, стало понятно еще во время их диалога на улице. Возможно, если Росомахе удастся перерезать всех и каждого в этом здании, они, уходя, вызовут полицию, которая обнаружит пропавших детишек. Только вот это уже не будет заботой их дуэта.
Но оставались ведь и другие дети-мутанты, который нужно было как-то определить среди всех остальных. Возможно, их следовало бы забрать именно им, а не передавать в руки копам. Калибан вспомнил слова Дакена, что тот почуял не только детей людей, но силы альбиноса по-прежнему не могли помочь делу.
Дакен сказал, что в комнате помимо девочки еще трое. Получится ли их отвлечь силой? Они могут выполнять во всем этом собственные роли, как тот охранник на улице. И если команды им поступают не от этой женщины, тогда никакая схватка их отвлечь не сможет, а Калибану справиться с ними будет не под силу. Будь у него хотя бы какое-то оружие… об этом нужно подумать, если они выберутся отсюда живыми. Теперь, когда он лишился части своих сил, нужно искать другой вариант. Согласившись на приглашение Ороро Монро, он лишил себя возможности скрытной жизни.
Он хотел возразить, предложить найти другой вариант, но каждое следующее слово Росомахи звучало все громче, и оставаться в тени уже не было необходимости. Дакен поднялся и медленно зашагал к ссорившейся парочке, произнося при этом какую-то ахинею.
– Отлично. – Только и успел произнести Калибан, когда дверь, на которую указывал Дакен, открылась, и из нее появились трое мужчин. – Что ж, сработало.
Быстро перебираясь вдоль стены, Калибан направился туда, где должна была находиться девочка. Он пытался не высовываться, чтобы не обратить на себя внимание остальных, которые уже вступили в схватку с разъяренным Дакеном.
Шаг за шагом, и альбинос проскользнул в открытую дверь, оказавшись в комнате, которая являлась чем-то вроде мастерской. Она была гораздо меньше по размерам той, где сейчас слышались звуки бойни, и царил в ней полнейший беспорядок. Стройматериалы и инструменты были разбросаны на полу и многочисленных металлических столах, а в самом центре находился недоделанный кукольный домик в человеческий размер. Видимо, мужчины, которые отправились на подмогу, занимались именно им, потому что вокруг валялись кисти и перевернутые банки с ядовито-розовой флуоресцентной краской.
И комната казалась полностью пустой.
Калибан уже отчаялся найти здесь девочку, когда услышал незнакомый детский голосок, раздавшийся из дальнего конца комнаты.
– Ты кто? – Это говорил мальчик, голос испуганный, но слышались в нем какие-то металлические нотки. Будто он хотел показаться гораздо более испуганным, чем был на самом деле.
Альбинос тут же бросился туда, где раздался голос. Обойдя столы и кукольный домик по широкой дуге, ибо от одного его вида по телу пробегали мурашки, когда знаешь его ужасное предназначение, Калибан увидел троих детей. Одна девочка стояла уже наряженная, мертвым взглядом уставившись на стену, а другая, в таком же состоянии, сидела на кресле перед широким зеркалом. На стойке между ними были разложены различные косметические приспособления, назначения которых Калибан не знал. Обе они были странно одеты и нагримированы.
– Ты мутант. – Снова голос мальчика и тут Калибан разглядел его отчетливее. Он сидел на полу в самом углу, а вокруг него краской были начертаны какие-то символы. Кожа его была розовой, совсем не человеческой, а на голове виднелись два небольшие рожки. – Как девочка. Ты, наверное, за ней пришел.
Задержав взгляд на нем лишь на несколько секунд, Калибан ничего не стал отвечать. Что-то в этом мальчике наводило на него еще больший ужас, чем все остальное в этом здании. Он подбежал к девочкам, повернул к себе ту, которая стояла в стороне. Она была бледна ни то от грима, ни то от тех сил, которые лишили ее собственной воли. А из-под шапки длинных кудрявых светлых волос на него смотрели безжизненные стеклянные глаза. И тут Калибан заметил что-то шевелящееся у правого века девочки. Это "что-то" напоминало насекомое, почти полностью скрывшееся в ее глазу. Осторожно подцепив пальцами видимую часть тельца, Калибан аккуратно потянул.
– Подожди! – Мальчик закричал так внезапно, что Калибан невольно дернул на себя и выдернул извивающееся в его руке насекомое, тут же отбросив его в сторону. – Я могу помочь.
Калибан взглянул на мальчика, а затем снова вернулся к девочке. Теперь она смотрела на него осознанным взглядом, полным страха и ужаса. В глазах ее появились слезы и глубокими бороздами в гриме покатились по щеке. Затем она закричала так пронзительно, что наверняка крик ее услышали все в здании.
– Да тише! – Зашипел на нее альбинос. – Калибан пришел помочь.
– Выпусти меня отсюда, Калибан, я помогу тебе. – Не унимался мальчик. Теперь голос его звучал с какой-то насмешкой, но все еще изображая страх.
Бросив первую девочку, которая продолжала кричать, Калибан подбежал ко второй. Проделав с ней тоже самое, он в тот же миг почувствовал ее мутантское происхождение. Это была та, которую они искали. А уже через секунду кожа ее покрылась древесной корой, она оттолкнула Калибана в сторону с такой силой, что он отлетел едва ли не до рогатого мальчика.
Видимо, именно эти насекомые в глазах девочки скрывали ее от его сил, потому что теперь он чувствовал ее происхождение, ее эмоции и страх.
– Выпусти меня и я помогу с ней справиться. – Теперь мальчик шептал чуть ли не на ухо Калибану и альбинос тут же отполз в сторону. Девочка чувствовала такой дикий страх, что Калибан не сразу сумел перехватить и поглотить все ее эмоции. А мальчик все это время изливал на Калибана обещания и умолял спасти его, или хотя бы стереть символы на полу. Но затем девочка-морлок успокоилась, кожа ее снова стала обычной, и только тогда мутант поднялся и подошел к ней.
– Калибана прислали твои родители, чтобы он помог. – Успокаивающим голосом произнес альбинос. – Нам нужно выбираться отсюда. – Девочка кивнула и протянула ему руку. Вместе они зашагали в сторону выхода. Проходя мимо плачущей девочки, Калибан только шепнул ей. – Спрячься где-нибудь. Помощь скоро придет.
– Ты не можешь бросить нас здесь! – Взревел взрослым голосом мальчик, поднявшись на ноги. – Не можешь! Они же нас убьют! Или, что еще хуже, сделают с нами то же, что и с остальными.
Калибан остановился. Обернулся к мальчику. Какое-то мгновение его одолевали сомнения, однако они быстро улетучились.
– Это не забота Калибана. – Проговорил он спокойно, и они побежали к двери под аккомпанемент проклятий мальчика и кричащей девочки.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [21-22.09.16] Dollhouse


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно