Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [16-17.08.2016] We are back again


[16-17.08.2016] We are back again

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Ад пуст, все бесы здесь!
(с)

https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/595/599226.jpg

Около полудня, остров Дженоша

Caliban and Wolf Cub


Смерть – не конец.
На просторах нашей вселенной существуют столь могущественные силы, что способны обернуть вспять саму смерть. Феникс, вернувшись на Землю, принесла с собой чудесное воскрешение не только лишившихся жизни обитателей острова Дженоши, но и многих других мутантов, погибших при различных обстоятельствах, в разное время и в разных уголках планеты.

Отредактировано Caliban (19.12.2021 19:16)

+4

2

Дженоша неплохое местечко. На самом деле сложно оценить место, в котором ты оказался неожиданно и притом не так давно, но хотя бы радует то, что он может спокойно выйти на улицу и его не убьет разгневанная толпа с факелами и вилами, уже неплохо.
Ник даже не знал, как реагировать на новую жизнь, он просто не знал, что ему делать и всё обдумывал. В любом случае Николас решил не сразу уходить отсюда, его не выгнали и на том спасибо.
Притом все еще оставаясь верным Людям Икс, Волчонок по привычке думал, кого тут спасти, кому помочь, но помощь не требовалась и это...даже хорошо.
Можно спокойно расслабиться, но тело в напряжении.
Было жаль, что знакомых запахов не было.
Это грустно, потому что тяжело быть одному, одиночество знакомо многим мутантам, поэтому они все собираются вместе, чтобы не сойти с ума, чтобы выжить.
Николас не исключение, просто он смог взять нечто большее, чем просто выживание. Это хорошо, иначе и быть не может. Он мутант, но не животное, которому важно только выжить.
Николас помнил, как учился подавлять свои животные инстинкты, которыми наградила мутация. Жажда крови, жажда вцепиться в теплую плоть жертвы, будь то животное, или даже человек. Желание разорвать её когтями, чтобы суметь вырвать побольше мяса, побольше крови, хотя он и сам не понимал, нафига ему кровь. Он не летучая мышь-вампир и не вампир из какого-нибудь фэнтези, ему кровь вообще ничего не дает, да и вроде не было никаких историй о том, что оборотни пили кровь, но почему-то инстинкты требовали пустить кровь.
Столько лет прошло, а Николас так и не смог понять толком, это выше его понимания и потом вовсе он махнул на это всё рукой, нечего голову забивать тем, что понять тяжело.
Интересно, а люди тоже предпочитают не забивать себе голову лишний раз и просто из стадного инстинкта ненавидят мутантов? Брр, ну, еще хуже.

Пройдя всё дальше и дальше по улицам, неожиданно Нику что-то показалось, он принюхался и уловил знакомый запах. Но он такой давний, некто из его детства, еще до попадания в школу Ксавье, но после смерти родителей, когда у него не было никого буквально.
Такой слабый, едва различимый, но есть нечто, что он прям помнит хорошо. Это нечто не связано с чем-то плохим, уж плохое Николас помнит с лихвой и всегда держится подальше, только к Лобо он подходил достаточно близко, но это не в счёт, они похожи и такие разные одновременно.
Но здесь всё иначе.

Побежав к запаху, через какое-то время Николас нагнал его источник. Высокий мутант, очень. Увидев его лицо, он вспомнил одного такого. Калибан. Безволосый, со странной кожей, но не злой. На вид страшный, но внутри не чудовище. Николас помнил его таким, мельком, конечно, столько событий было, что он и не думал о знакомых из прошлого, но запах...запах не лжет.
- Калибан? Это...это ты? - Он сам усомнился в себе, Николас поймал себя на этой мысли и внутреннее усмехнулся. Сам был сначала уверен, но в итоге вслух засомневался.
Может ему просто хотелось верить, что тут есть некто знакомый, давний, но знакомый. Хотя бы один знакомый запах, знакомое лицо.
Он мог и обознаться, но попытаться стоило, лучше попробовать, чем не пробовать и пожалеть об этом.

+1

3

Ад уже стал для Калибана новым домом.
За те годы, что он провел во владениях самого Дьявола, он обрел смирение, с которым никогда раньше не был знаком. Время там протекает по-другому, поэтому, исходя из осознания самого Калибана, в аду он провел куда больше времени, нежели среди морлоков, Людей Икс или Всадников Апокалипсиса. Даже вместе взятых. Смерть оказалась для мутанта новой жизнью, как бы парадоксально это не звучало. Новой жизнью, наполненной страданиями и болью, ужасами и извечным страхом. Но, в то же время, жизнью ради искупления.
Калибан рассчитался за все, что делал до смерти. За плохие поступки и хорошие; за то, что совершал сам и за то, что не предотвращал; за грехи каждого мутанта совершенный против своих собратьев и человека. И вот, вернувшись в мир живых, полностью искупленный, Калибан словно бы тонул в собственной слепой ярости. Это был не его мир. Его снова лишили всего, совершенно не поинтересовавшись его собственным мнением.
Спустя несколько минут полной растерянности, Калибан наконец-то обрел реальность. Силы начали возвращаться, он начал ощущать всех тех мутантов, что его окружали. Сотни. Нет, тысячи мутантов. Миллионы. Такие же растерянные, смущенные, напуганные и беспомощные. Они опасны, прежде всего, тем, что не сознают происшедшее. Сколькие их них побывали в аду, а скольких адские муки сломали?
Миллионы мутантов, окружавшие Калибана, оставляли свою метку в его сознании. Миллионы различных комбинаций эмоций, миллионы страхов, болей, историй и жизней. И все они в одной бедной голове Калибана. Он уже забыл, как пользоваться своими силами, поэтому жадно поглощал все на уровне инстинктов. Сейчас он ощущал их на гораздо большем расстоянии, чем двадцать пять миль. Он помнил, что раньше умел уменьшать радиус действия своих сил, но теперь не знал, как это сделать. Он был слаб, гораздо слабее, чем в момент своей смерти, будто лишился чего-то, что давало ему силы. Пока еще Калибан не осознал, что вернулся к своему первоначальному облику, без совершенствования от Апокалипсиса. И тогда же он обрадуется такому превращению, но пока смутное осознание того, что что-то не так, накладывалось на коктейль чужих эмоций и жизней.
– Оставьте Калибана в покое! – Вскричал он в отчаянии, обращаясь сразу ко всем мутантам, но не нашел отклика. Они были также растеряны, как и он, даже не обратив своего внимания на крик отчаяния совсем рядом. Поэтому Калибан бросился бежать так быстро, как мог, туда, где было меньше всего мутантов.
Калибан не знал, сколько времени он пробежал. Несколько раз он сталкивался с другими мутантами, падал, но поднимался и продолжал бежать. Один раз при падении врезался в каменную глыбу, выступавшую из земли, и рассек себе лоб. Но кровь бежала недолго, и теперь верхняя часть лица была испачкана запекшейся кровью, так чуждо выглядевшей на бледном и грязном лице альбиноса.
Со временем сигналы в сознании начали утихать. То ли оттого, что ему удалось убежать от них, то ли власть над собственными силами начала к нему возвращаться. Но в голове наконец-то воцарилась полная тишина, а уже в следующий момент на Калибана накатила такая дикая усталость, что он бессильно рухнул на мягкую и влажную траву. А через секунду забылся столь долгожданным сном.
Сколько он проспал, оставалось загадкой, но проснулся Калибан уже с большим осознанием реальности. Только теперь он обрел собственные силы в полной мере. Он попытался снова ощутить мутантов вокруг. Их стало намного меньше, но все еще оставались сотни тысяч. Только теперь большинство из них владели собой, строили планы, обдумывали ситуацию, в которой оказались. Калибан выбросил их из головы с удивительной и непривычной легкостью, попытавшись сконцентрироваться на собственных мыслях.
Он лежал на траве в какой-то глуши, даже не понимая, где находится. Совершенно голый. Но вокруг не было даже ничего похожего на город. Он снова стал физически слаб, каким был рожден. Но пропорции тела остались таковыми, каким его сделал Апокалипсис. Только сила ушла, мускулы сменились нездоровой худобой, а серость тела снова сменилась пятнистой бледностью. Калибан поднялся на ноги, нарвал широких листьев какого-то диковинного кустарника и прикрыл ними причинные места. В таком виде он и направился на запад, где и находился ближайший к нему мутант.
Калибан шел медленно, сконцентрировавшись на одном единственном мутанте. Это был мужчина, вполне взявший себя в руки после всего случившегося. Пожалуй, лучший вариант для Калибана. Однако в радиус действия его сил внезапно ворвался другой мутант. Молодой парень бежал сзади, и не оставалось никаких сомнений, что преследует он именно Калибана. Бежал слишком быстро, так что даже мысли о том, чтобы попытаться скрыться, не было. Поэтому альбинос резко повернулся в ту сторону, откуда должен был появиться гость, и стал ждать, пока тот покажется.
Это был мутант, чем-то похожий на Волчицу, с которой Калибан был знаком по работе в Силе Икс. Это был мужчина, возрастом не более двадцати лет. И он знал Калибана, в чем не оставалось никаких сомнений.
– Откуда ты знаешь Калибана? – Подозрительно спросил альбинос, отступив при этом на шаг, чтобы сохранять между ними безопасное расстояние. Впрочем, смысла в этом не было никакого, если этот мутант обладает хотя бы частью тех сил, какими обладала Волчица.
Калибан осторожно попытался влезть в голову незнакомцу, определяя его страхи. Нагнать на врага страху: вот единственный способ самозащиты, который ему оставался. Но найти слабость этого парня оказалось проще простого. Как бы странно это не звучало, но больше всего этот мутант боялся навредить. Калибан не чувствовал враждебности в незнакомце, но на всякий случай начал воздействовать на его страх, внушая, что он снова может сорваться и убить не виновного.
– Калибан хочет знать, где он находится. – Строго проговорил альбинос, надеясь выудить из этой ситуации хотя бы что-то полезное для себя. – Как отсюда добраться до Манхэттена? И что вообще здесь произошло?

+1

4

Николас немного обиделся, что его Калибан не узнал сразу, но всё в порядке, тут нет ничего удивительного, они столько времени не общались, так что оно и понятно, что тот не узнал его, даже отступил, словно Ник мог на него напасть, этого не было в мыслях у него. Но он почувствовал нечто другое, шальную мысль, что он может кого-то убить, кого-то не виновного, нет, нет, он не сорвётся, инстинкты поют свою песнь, кровь стучит в висках, а дыхание стало прерывистым, не может быть.
Но почему так внезапно? Всё было в порядке, но стоило заговорить с Калибаном, так вновь заиграла жажда крови, вновь заиграла жажда охоты, желание затравить и убить жертву.
Грр, нет, он берёт себя в руки, берёт свои инстинкты под контроль, держит в узде, он это может, ведь если победил один раз, победишь и во второй, а тут опасения ещё и усилились, но не могло это произойти само по себе. Возможно Калибан повлиял на него.
- Я. Тебе. Не. Враг, - твёрдо произнёс Николас, глядя на мутанта прямо. Ну, видок у знакомого такой себе, а листики явно не дизайнерское решение. Но это не мешает ему вести себя прямо.
Он не хотел отступать, не хотел и конфликта также, потому что не видел в этом никакого смысла, но ему не понравился тот факт, что Калибан мог на него как-то воздействовать.
- Калибан, меня зовут Николас, возможно ты не помнишь меня, но я тебя помню. Я был тогда ещё ребёнком, с вами был, пока меня не загнали в угол ненавистники мутантов, но Циклоп и Чембер меня спасли и потом отвезли в институт Ксавье, - сказал юноша, успокоившись. Возможно он не вспомнит его, ну и ладно, главное, что Калибан тоже жив и тут.
Николаса посетила мысль помочь знакомому с одеждой, но что придумать не знал. Хотя, если тот очнулся недавно, может попросить о помощи? Это всяко лучше, чем воровать.
- Калибан, ты на Дженоше. Добраться наверное можно на корабле, может тут и другой транспорт есть, но я о нём не знаю. Я очнулся здесь вчера и сам всего не знаю, - да, он не знает ещё ничего об этом месте толком, чтобы сообщать что-то полезное. Волчонок больше радовался тому факту, что тут есть хотя бы один знакомый запах и это хорошо, да.
Николас не знал, что можно сказать о произошедшем, да и молчать не мог, не видел смысла, ведь ему итак могут всё рассказать, но он хотя бы немного информации даст.
- А происходит всякое. Возрождаются тут те, кто умер. Я умер в битве, я помню ту рану, помню много крови, но вчера очнулся. Ни крови, ни смертельной раны. Ты тоже умирал, Калибан? Как давно лично ты здесь? И может, решим вопрос с твоей одеждой? - Поинтересовался Волчонок. - Не думаю, что ты новый костюм сделал похожим на тебя самого.
Вряд ли Морлоку будет полезно в Нью-Йорке без вменяемого прикида, да и кто такого на корабль то возьмёт. Ещё, поди, примут на сумасшедшего.
- А вообще я рад тебя видеть. Хотя бы одно знакомое лицо, знакомый запах, - можно было не говорить, но юноша не удержался. Ему сложно было скрывать свои эмоции, а подавить и вовсе казалось невозможным, только сдерживаться мог, но ведь он итак сдержан в беседе с ним, всё в порядке ведь.

+1

5

– Калибан тебя не знает! – Коротко подытожил альбинос.
Он уже собирался уходить, ибо молодой мутант по имени Николас ничуть не заботил Калибана. Достаточно было того, что Калибан теперь мог лучше идентифицировать эмоции своего старого-нового знакомого, убедиться в отсутствии угрозы. Но помощи в нем бывшему морлоку ожидать не приходилось.
И все же Калибан задержался, сам не до конца сознавая почему. Возможно, в некоторой степени ему самому было интересно вспомнить этого мутанта с довольно специфической внешностью, из-за которой забыть его было бы не так просто. Даже мимолетное знакомство должно было оставить след в памяти Калибана, которой он некогда так гордился. Быть может пережитые события заставили его избавиться от ненужных воспоминаний в пользу тех, что несли какую-то ценность. Впрочем, не лучше бы было запомнить этого ребенка-оборотня, чем те поступки, что Калибан творил, пусть и не в полной мере контролируя свой разум.
Но Николаса он вспомнить не мог.  Даже не мог вспомнить, о каком нападении ненавистников мутантов он говорил, ибо было таковых слишком много, чтобы все их удержать в памяти. Ни упоминание Циклопа, ни Чембера ничуть не помогали ситуации.
Он не был среди морлоков, в этом Калибан был уверен. Значит, они встретились на поверхности и…
Мутант-оборотень Николас снова заговорил, и Калибан утратил мысль, которая почти пролила немного больше света на их первое знакомство. Дженоша… это остров. И выбраться отсюда будет сложнее, чем надеялся Калибан.
– Да, Калибан тоже умирал. – Скорее инстинктивно ответил он на вопрос Николаса, чтобы заполнить паузу. Делиться подробностями с первым встречным он был не намерен.
Значит, мутанты воскресают. Калибан это и сам знал, ощущал их присутствие даже тогда, когда глушил в себе свой «встроенный радар». Да что там, если он и сам воскрес. Узнать хотя бы какие-то причины происходящего от Николаса вряд ли получится если уж он сразу не рассказал о том, что ему известно. Поэтому сконцентрироваться стоит на других проблемах и решать их постепенно.
Калибан попытался снова определить положение мужчины-мутанта, к которому он направлялся до того, как его догнал Николас. Теперь он находился гораздо дальше, а в непосредственной близости от них было еще несколько «новичков»: две женщины, которые, по всей видимости, сражались между собой; еще один мужчина, перемещающийся настолько быстро, что Калибан едва мог уследить за ним; молодой парень, в страхе бегущий от кого-то… или от чего-то. Было еще несколько, но альбинос остановился именно на нем. Двигался он как раз в их сторону. У Калибана появилась идея. Не обращаясь конкретно к Николасу, он повернулся в ту сторону, откуда стоило ожидать второго гостя.
– Николас прав: сперва Калибану нужно обзавестись одеждой. Это меньшая из его проблем. – Он чувствовал приближение другого мутанта и уже начал пробуждать в нем страх. Возможно на таком расстоянии это и не сработало бы, но парень и без того был до ужаса напуган. – Затем Калибан обдумает, как ему покинуть эту Дженошу, где бы это ни было…
Мутант не выбежал, а вывалился из кустов, охваченный невообразимым ужасом. Калибан приложил все силы, совершенно выбросив из головы все остальное, в том числе и Николаса, которого до этого момента пытался хотя бы немного контролировать. Он внушал парню, который в действительности оказался почти ребенком, страх, что одежда на нем горит ярким пламенем. Вероятно, Калибан несколько поспешил, потому что молодой мутант, оказавшись перед ними, уже успел снять с себя футболку и один кроссовок. Оставались на нем только джинсы и другой кроссовок, который тут же улетел куда-то в кусты позади парня. Калибан просто стоял и ждал, а парень извивался на земле, пытаясь снять с себя остатки одежды и, что есть силы, взывая о помощи.

Отредактировано Caliban (22.12.2021 22:07)

+1

6

Николас и не ждал, что Калибан его вот так просто вспомнит. Не ждал, что будет счастливое воссоединение старых знакомых, слишком это бредово звучит, даже для него. Слишком.
Однако Николас всё равно мог порадоваться, что хоть кого-то из знакомых он отыскал, что можно будет помочь, или опереться просто на сам факт знакомства. Какой-то серьёзной помощи он не ждал, юноша то самостоятельный, да и на самом острове нашлись добрые души, которые ему помогли в первые секунды.
- Я знаю, что ты не знаешь. Мне было примерно лет семь, когда я был с вами и то не слишком долго. Просто я помню тебя, ты не был зол по отношению ко мне и не делал мне больно. Одиннадцать лет прошло, так что всё в порядке, - сказал Николас. Возможно это тоже поможет пролить свет на ситуацию, но маловероятно.
Николас хотел помочь Калибану, но не знал как.
И он тоже умирал, эти слова заставили парня споткнуться на месте. Умирал. Калибан тоже один из воскрешенных. Сколькмх наших убило. Сколько наших погибло.
Сердце болело за тех, кто умер, но Николас понимал, что это неизбежно, все умирают, он тоже умирал и они все обманули смерть, вернее, это сделали за них.
Может им даже дали шанс, шанс на новую жизнь, шанс на новые свершения, шанс искупить вину, если такова есть, или просто принести добро в этот мир, если есть такая возможность.
Калибан не выглядел беспомощным даже в таком виде. Всё также воплощал собой самостоятельность и определённую долю независимости.
- Я тебе помогу, чем смогу, если ты хочешь покинуть Дженошу, тебе вряд ли будут мешать. Может стоит найти того, кто поможет с этим, хотя бы подскажет, какой корабль доставит в Нью-Йорк. Вряд ли вслепую вот так можно узнать что-то, ещё перепутаешь корабль, - ещё не хватало, чтобы Калибан по ошибке отправился в другой штат, а то и в другую страну, а в Антарктиду и вовсе не очень хорошо будет угодить. Вряд ли Калибан ищет толстые шерстяные брюки, свитер и прочие элементы одежды для существования в таких условиях.
Николас наблюдал за ним, смотрел, что тот делает. Он явно сосредоточен на чём-то. Юноша нахмурился. Он больше не чувствовал нечто чужеродное, навязанное, он не чувствовал, как растут его страхи. Значит, Калибан либо не принимает его за угрозу, либо занят кем-то другим. Да, Калибан его старый знакомый из детства, но он не позволит тому убивать и калечить кого-то. Это неправильно, здесь нет врагов, пока.
Юноша был твёрдо намерен вмешаться, если что-то случится.
К ним выбежал какой-то мутант.
Он принялся раздеваться и кричать, извиваться. Он страдает.

«Черт. Я даже и не понял, что он делает. Видимо и ему он внушил что-то, усилил страхи. Бедный парень.»

Николас не на шутку встревожился. Нет, он понимал необходимость, но одежду то получил уже Калибан, зачем дальше перебарщивать.
Волчонок мигом настиг Калибана и встал перед ним. Хотя это выглядело смешно, у них приличная разница в росте. Николас ему примерно по грудь. Так что не вышло бы всё равно закрыть собой обзор, но хоть шире него, тоже неплохо.
- Калибан, прошу, хватит. Он тебе ничего плохого не сделал, ты так убьёшь его, - он хотя бы попытается остановить его. Попытается не дать случится непоправимому. Им был дан второй шанс не для нового зла.

+2

7

Каждое разумное существо, будь то мутант или человек, неоднократно в своей жизни оказывался в ситуации, когда перед ним становился выбор: поступить во благо себе или ближнему. И когда выбор действительно стоит строго в двух направлениях, в подавляющем большинстве он предрешен, какие бы терзания не пытался изобразить выбирающий. Потому что такова природа всех живых существ – мы думаем о ближних только тогда, когда это не противоречит нашему собственному благу, а когда наступает момент выбора, мы всегда предпочтем себя кому бы то ни было, будь то друг, родственник или любимый. На эгоизме воздвигнут этот мир, и он же поддерживает его в том виде, каким мы его знаем.
Калибан много думал об этом после своей смерти, благо времени у него было предостаточно. Обдумывал свой последний поступок при жизни и пришел к выводу, что это было не более чем импульсивное действие, а не сознательный выбор. Возможно, в тот момент альбинос забыл о том, что лишился многих способностей, дарованных ему Апокалипсисом, а может, совершил тот прыжок из мыслей, что так будет лучше именно для него. В любом случае, своими интересами он бы никогда не уступил интересам команды, Хоуп или Джеймса.
В общем-то, в данный момент на Дженоше происходило ровно то же самое, только в куда меньших масштабах и вопрос решался куда более банальный. Будь у Калибана шанс помочь этим мутантам, он бы не преминул это сделать, однако силы его только возвращались, а проблема отсутствия одежды стояла насущная.
Его не слишком-то интересовали слова Николаса, который, казалось, погрузился в воспоминания детства, но затем он заговорил о том месте, где они оказались, и это уже было важно для Калибана. Он все еще воздействовал страхом на того беднягу-мутанта, что пробегал рядом, но при этом пытался и не упустить слов Ника.
– Везде, где Калибана удерживали против его воли, говорили ровно так, как сейчас говорит Николас. – Возразил альбинос его словам о том, что в любой момент может покинуть остров. По своей давней привычке он готовился к самому негативному сценарию. По крайней мере, он не будет удивлен другим исходам.
Слова ему давались сложно, ибо силы вернулись к нему не в полной мере. Сконцентрировавшись на том, другом мутанте, он продолжал говорить со своим давним знакомым, который все еще не вызывал особого доверия Калибана, произнося каждое слово с напряженными паузами.
– Те, кто воскресил мутантов, сделал это не без причины. И пока есть шанс, Калибан намерен сбежать, прежде чем его заставят сделать то, ради чего его вернули из мира мертвых.
Произнеся эти слова, они показались еще более убедительными Калибану. Действительно, кто-то воскресил едва ли не всех, когда-либо погибших мутантов, собрав их на одном единственном острове. Такую силу концентрируют в одном месте не просто так. И это наверняка понимают и другие мутанты, и Калибану просто нужно найти того из них, кто не просто хочет, но и может покинуть остров быстрее, чем на корабле или самолете. Вот если бы он не был так слаб, чтобы пропустить первые часы после воскрешения, наверняка его уже не было бы на острове. Но имеется то, что имеется и исходить нужно, как всегда, из худшего.
Теперь их уже было трое: Калибан, Николас и третий мутант, извивающийся в траве. Альбинос успел сделать только шаг навстречу одежде, которая ему была нужна, но тут же наткнулся на Ника, преградившего ему путь. Ситуацию эту можно было бы назвать забавной, учитывая габариты обоих. Но когда Калибан попытался оттолкнуть препятствие между ним и тем, что ему было нужно, Николас едва сдвинулся на несколько футов, напомнив альбиносу, что он уже не обладает своими силами. Даже теми, которыми обладал до встречи с Маском, не говоря уже о временах Апокалипсиса. Потому что все физические силы Калибана едва ли нанесли бы Николасу какой-либо вред.
Пользуясь смятением Волчонка, Калибан схватил лежащего мутанта за ногу и рывком стянул штаны, после чего отскочил в сторону и, не сводя взгляда с Николаса, начал натягивать их на ноги.
– Калибан не может убивать страхами. – Он пытался то ли успокоить Ника, то ли выиграть какое-то время. Помня силы Волчицы, он понимал, что эту битву, если она будет, именно он проиграет безапелляционно. – Калибан сейчас уйдет и ему станет лучше.
Но до тех пор Калибан не намерен был отпускать незнакомого мутанта. Он не знал ничего о его силах, но эмоции подсказывали, что парень на взводе и вполне может быть опасным. Особенно для того, кто только что мучил его.

+2

8

Николас принялся быстро моргать, осознавая слова Калибана. Везде, где его удерживали против воли. Ого, вот это опыт. Николасу было даже как-то неловко успокаивать товарища, который наверняка может ударится в панику из-за того, что оказался хрен знает где, но в любом случае он верил в то, что их не будут тут удерживать против их воли, Дженоша же типа остров мутантов, чтобы они себя свободно чувствовали и так далее, нелогично будет не выпускать желающих покинуть сие государство, ведь эти самые не желающие могут учинить какой-нибудь бедлам просто из желания выбраться отсюда, да и в целом будет агрессия к тем, кто удерживает их здесь против воли.
Нет, бред, Магнето не стал бы страдать такой фигней, у него итак хватает подданных же, итак хватает граждан, которые живут себе спокойно и занимаются своими делами и нет смысла кого-то удерживать.
Он даже не среагировал на попытки его отодвинуть, физически Николас был сильнее, это факт, но он не собирался бравировать этим и тем более пользоваться, он просто хотел, чтобы Калибан не убил того беднягу и всё. В остальном тут увы, как получится.
- А ты в курсе, что, ну, человек или мутант может схлопотать сердечный приступ от страха, или еще что-то эдакое произойдет? - Поинтересовался Николас. Нет, он отнюдь не гуру медицины и вообще к ней имел такое-сякое отношение, но он прилежно учился и хотя бы базовое образование заимел и еще всякие статьи в интернете читал и как-то прочел, что человек вполне может умереть от страха, сердце остановится и всё. Фейк не фейк, он не знал и проверить не мог, да и не до этого было, учитывая столько разных событий. Но зато этого хватает, чтобы немного затормозить Калибана.
- Ты не подумай, что я буду мораль читать, это отнюдь не так, у тебя ситуация прям не очень, на распашку, можно сказать, откровенная, - тупой каламбур с намеком на отсутствие у Калибана какой-либо одежды, даже улыбка была неестественно широкой, воплощением неловкости.
- Я просто опасаюсь, что ты его ненароком убьешь, парень похоже капец в истерике и без тебя наверное бился в ней, раз бежал так быстро, поэтому я и переживаю, - не, ну правда ведь, че-то он прям слишком паниковал, раз бежал. Была вероятность, что Калибан аж с расстояния может вот такие штуки делать, но что-то не похоже, что его знакомый может и спокойно бежать и использовать свои силы, вон вблизи на том парне чтобы использовать их, он кое-как отвечал Николасу и явно не был сосредоточен на разговоре толком, а тут определенное расстояние.
- А по поводу твоего предыдущего опыта, я не думаю, что здесь удерживают против воли. У Магнето итак хватает граждан. А мутантов бесполезно удерживать против их воли, даже без сил можно учинить переполох, а с силами и подавно, - пожал он плечами.
И тут ему пришла в голову мысль.
- Короче! Я помогу тебе выбраться отсюда, раз ты этого хочешь! В любом случае хотя бы вдвоем будет проще ориентироваться в малознакомом месте, если ты тут никогда не был также, как и я, - ему все равно нечем заняться, а если Калибан не собирается устраивать тут резню, то нет ничего страшного в том, чтобы его вывести отсюда, а если вдруг соберется, Волчонок ему помешает, всё просто, как дважды два - четыре.

+2

9

Признаться честно, Калибана даже удивила реакция Николаса, который вместо того, чтобы броситься на альбиноса со своими острыми когтями, продолжал свои попытки разрешить конфликт мирно. Разумеется, толчок от альбиноса не причинил его противнику, а может быть и союзнику, никакого вреда, но сам факт проявленной агрессии в его понимании должен был вызывать ответную агрессию. Именно к такому привык Калибан, и это для него было правильным.
Но Ник вопреки природе продолжал стоять неподвижно, то ли пытаясь осознать, что же произошло, то ли подбирая слова для очередной попытки вразумить своего старого знакомого. Сам же альбинос в это время начал ослаблять свое влияние на бедолагу-незнакомца, чтобы быть готовым, если придется отражать нападение.
За это время Калибан уже успел натянуть свои трофейные джинсы на ноги. Они были старые и потрепанные, светло-синего цвета, с огромными дырами на коленях, которые, однако, на его ногах находились на середине бедра. А сами джинсы едва опускались чуть ниже колена из-за высокого роста, больше напоминая старомодные бриджи. Проделывал Калибан все это не отводя взгляда от Николаса и второго мутанта ни на мгновение. А Ник, тем временем, продолжал свои моральные тирады, пытаясь вернуть альбиносу здравый рассудок. Как ему самому это наверняка казалось.
Вряд ли уговоры Ника так подействовали на Калибана, однако он все-таки «отпустил» незнакомого мутанта, который теперь в растерянности лежал под одним из ближайших деревьев, куда дополз из последних сил. Скорее альбинос здраво оценил, что большая опасность может исходить именно от того, кто пытается выступить на нейтральной стороне, то есть от этого мутанта-оборотня. Калибан помнил Волчицу, знал, на что она способна, а потому не обманывался на счет Николаса. Судя по всему, они имели примерно одинаковый набор способностей, который явно превосходил его собственные.
– Калибан больше не посылает страхи на этого мутанта. – Примирительно произнес альбинос, указав своим длинным пальцем туда, где находился незнакомец. Затем, осознав, что даже без влияния Калибана мутант не способен взять себя в руки, начал медленно поглощать весь тот букет разнообразных эмоций, которые испытывал незнакомец, начиная от остатков страха, паники и заканчивая облегчением и избавлением. Калибан знал, что теперь он будет чувствовать внутреннее опустошение, но из него выбраться самостоятельно будет гораздо проще. Слабое извинение от того, кто только что заставил тебя поверить в то, что ты сгораешь заживо, но на большее у Калибана не было ни сил, ни времени.
Он медленно отвернулся от Николаса, который уже заканчивал свою малополезную речь тем, что предложил Калибану помощь, и будто бы сам же ее и принял. Но услышав знакомое имя, он снова повернулся.
– Магнето? – переспросил он, хотя необходимость в этом не было совершенно. – Если здесь замешан Эрик Леншерр, тогда лучше всего покинуть этот остров еще быстрее. Ты слишком наивен, Николас, возможно именно поэтому ты прожил так мало, прежде чем умереть. Воспользуйся лучше своим вторым шансом.
На самом деле Калибану не так часто удавалось сталкиваться с Эриком Леншерром, и ничего лично против Магнето он не имел. Однако на этом острове происходит слишком много необычного, чтобы поверить в какое бы то ни было совпадение. Как он понял со слов Николаса, этот остров был чем-то вроде резиденции Магнето, о чем у Калибана были какие-то смутные воспоминания, которыми он, однако, не мог совладать. И когда происходит такое незаурядное событие как воскрешение сразу нескольких миллионов погибших в разное время мутантов, это явно не делается просто так. Тем более, что они все сконцентрированы в одном месте, и место это оказывается во власти мутанта, цели которого всегда слишком радикальны. Нет, Калибан в этом участвовать не собирался, только не снова.
– Как Николас может помочь Калибану покинуть остров? – Альбинос все-таки решил испытать судьбу и довериться этому парню. – Это нужно сделать как можно быстрее, пока не началось то, что скоро здесь начнется.

Отредактировано Caliban (29.12.2021 17:40)

+2

10

Николас кивнул, когда услышал, что Калибан перестал запугивать того мутанта. Он был удовлетворен, что всё прошло вполне мирно.
Жаль было только того парня, который приходил в себя сейчас, пытался точнее, он словно был не тут. Николас его понимал, это не очень приятно столкнуться со своими страхами, но с ними необходимо столкнуться, если хочешь жить дальше, если хочется идти дальше.
Глисон не знал, правда, как это прям надежно делать, потому что как бы ты не пытался бороться со страхами, один черт все равно происходит нечто такое, что потом начинаешь паниковать и можешь совершить ошибку.
Но это ладно, в любом случае всё идет хорошо и этому стоит порадоваться.
- Я умер из-за наивности, это верно, но все же я не считаю, что нужно сразу записывать всех во враги, осторожность осторожностью, но если скатиться до паранойи - будет еще хуже, - спокойно ответил Николас. Калибан вот в точку попал насчет наивности.
Если бы они не были так легко обмануты Пирсом, который под видом Циклопа заставил их напасть на их бывших учителей, то он бы не погиб там, во время той драки. Он мог бы также участвовать в операциях, как и остальные друзья.
Николас верил, что его друзья по прежнему Люди Икс, может в других командах, но по духу они Люди Икс.
Второй шанс.
Николас поэтому и остался на Дженоше, пытался понять, чем ему заниматься и что ему делать. Вот так просто и не поймешь этого.
Юноша подошел к мутанту, который свернулся калачиком, стонал и всхлипывал, бормоча, что это не правда, что всё не правда.
- Тшшш, всё хорошо, твои страхи позади. Прошу, успокойся, дыши глубоко. Сделай вдох и выдох, - принялся уговаривать его Волчонок. Тот не смотрел даже на него, но сделал глубокий вдох и выдох, потом еще и еще.
Уже и дыхание было не таким нервным, но в глазах все еще был ужас.
Посмотрев на себя, он обнаружил, что ничего с ним не произошло и это вывело его из себя. Он злобно скрипнул зубами, в глазах была ярость, самая настоящая.
- Так меня обманули! Я не горю! Это жалкий обман! Ненавижу вас, чертовы клоуны-телепаты! - Прохрипел с ненавистью незнакомый мутант, глядя то на Николаса, то на Калибана. Он не знал, кто из них двоих это сделал, но оба заплатят.
По пальцам пробежали язычки пламени.
Волчонок вовремя заметил и отпрыгнул назад от него подальше.
Пламя ударилось в землю, погаснув, руки окутывали пламя, на которое мутант старался не смотреть. Он боялся сгореть от своих сил, он боялся огня, потому что случайно убил им дорогого человека и теперь огонь его проклятье и дар одновременно. Орудие и бич наказания.
- Постой! Не горячись! Давай поговорим, мы всё можем обсудить, честно. Случилось недоразумение и надо просто всё это решить, - Николас надеялся воззвать к голосу разума, они же мутанты, а не вонючие дикари, они должны хотя бы друг с другом пытаться договориться.
- Нет! Я убью вас обоих и избавлюсь от страха! - Бешено заорал пирокинетик и метнул огненный шар сначала в Калибана, потом в Николаса, последний ловким прыжком в сторону уклонился от пламени.

+1

11

Способности Калибана позволяли ему в некотором роде предсказывать действия других мутантов. Это не было в прямом смысле слова видение будущего, просто зная, что чувствует стоящий рядом мутант, его следующие действия очень редко способны стать для тебя сюрпризом. Ибо никто и никогда не попытается причинить кому-то зло, предварительно не воспламенив в себе огонек ненависти и злости; никто не попытается помочь, не проникнувшись жалостью и сочувствием. Даже безразличие само по себе является глубинным чувством, которое заставляет пройти мимо умирающего, даже не попытавшись оказать помощь.
Эта способность была заложена в мутанте с самого детства, но ведь была еще одна способность, уже приобретенная спустя годы жизни в Аллеях. Ведь в некотором роде каждый морлок обладал способностью предчувствовать угрозу для собственной жизни. Приобретенная способность, которая зиждилась на восприятие факта этой угрозы как состоявшегося. Морлок, покинувший Аллеи, подразумевал, что угроза его жизни подстерегает с любой стороны, а значит всегда нужно быть готовым. И тогда никто не сможет застать тебя врасплох. Вероятно, именно этим объяснялся тот факт, что все беды и геноциды общества морлоков происходили внутри Аллей, где мутанты не были готовы и не ждали угрозы.
Калибан усвоил эти базовые принципы очень хорошо, поэтому, как только оставил в покое незнакомого мутанта и вернулся к разговору с Николасом, он ни на мгновение не терял бдительности. Ощущая весь тот калейдоскоп сменяющихся эмоций мутанта, которые альбинос поглотил в большей степени, что сыграло против них самих. Дело было в том, что поглотив вызванные им же страх, панику, тревогу и другие чувства, заставлявшие незнакомца вредить самому себе, Калибан подпитал другие эмоции, побуждавшие вредить другим.
При этом действия Николаса, призванные успокоить пострадавшего мутанта, только усугубляли его состояние. Пламя ярости разгоралось все ближе, и как только Калибан начал чувствовать высшую степень опасности, исходившую от незнакомого мутанта, он начал пятиться назад, пытаясь скрыться среди широких стволов деревьев. Он уже видел, как по пальцам мутанта начали перебегать языки пламени, что не оставляло сомнений в природе его сил.
— Нет! Я убью вас обоих и избавлюсь от страха! – закричал незнакомый мутант, и тут же в сторону Калибана устремился огненный шар диаметром больше его собственной головы.
Альбинос успел заметить, как такой же шар полетел и в сторону Николаса, но так и не увидел, чем все закончилось для Волчонка. Сам же он, несколько восстановив свои физические возможности, поглотив эмоции пиромана, бросился в сторону от траектории полета огненного шара. Все происходило настолько стремительно, что Калибан, только лежа на влажной земле, осознал: вероятно, именно эти несколько шагов назад стали для него спасительными. Затем огненный шар с громким шипением и треском разбился о два рядом растущих ствола деревьев, оставив на светлой коре обугленные черные отпечатки, из которых объемными клубами валил дым. В тот же момент самого альбиноса, прижимавшего лицо к влажной траве, обдало жаром, а затем осыпало раскаленными древесными углями, которые оставляли красные отпечатки на бледном черепе мутанта.
Первые секунды Калибану казалось, что опасность миновала. Несколько ожогов – это не самое плохое, что могло произойти, однако уже в следующее мгновение знакомый треск древесины раздался совсем рядом, и жар с новой силой окатил его тело. Он попытался подняться, не видя, но чувствуя, что мутант приближается, метая все новые и новые шары огня, пролетавшие совсем рядом с ним. Но сил хватало только на то, чтобы ползком добраться до ближайшего ствола и спрятаться за ним. И тут же, давая понять, что ему это не удалось, в ствол врезался очередной шар огня, от которого, казалось, содрогнулась земля под Калибаном.
Альбинос попытался сконцентрироваться, чтобы снова овладеть разумом этого мутанта. Но он мог только развивать уже имеющиеся страхи, которые теперь уже не терзали его противника, ибо он сам же и освободил его от них. Осознав всю бессмысленность этой попытки, Калибан начал медленно, прилагая к этому все свои силы, поглощать ту ярость, что так быстро вскипела в мутанте. Это был его единственный шанс на спасение, если не считать Николаса, который, вероятно, все еще находился где-то там, позади. И судя по тому, как медленно приближался к Калибану его враг, оставалась надежда, что Волчонок не сбежал, оставив альбиноса на верную смерть.
Оставалось только ждать.

+1

12

Николас ругал себя самыми последними словами, когда он увернулся от огненного шара. Черт, просто черт, зачем он вообще полез, он не смог ничего хорошего сделать, но ему было жаль того парня, он трясся и чуть ли не плакал. Да, Калибан с ним это сделал, но ведь Калибан только нейтрализовал его. Вот черт, теперь надо исправлять ошибку, потому что судя по всему, противник забыл о нём и сконцентрировался на его знакомом.
Калибану явно везло меньше, запах обгорелой плоти ударил в ноздри и нос зачесался неприятно. Не любил он такой запах, а еще этот запах мог пробудить инстинкты, да только самой крови хорошо не было, иначе трудно себя было бы контролировать.
Его преимуществом было то, что незнакомый мутант явно его не замечал, хотя Волчонку едва не досталось от огненного шара, но он ловко от них уворачивался, да еще помогало то, что летели они хаотично, словно тот мутант не прицеливался даже, а просто кидал их куда глаза глядят, лишь бы убить свою цель.
Калибану явно будет худо, поэтому остается только вмешаться.
Оказавшись спиной к нему, Николас подпрыгнул вверх и ударил ногой сверху-вниз по голове парня, вырубив его. Опасаясь, что мутант мог случайно убить его, Ник подошел к нему и пощупал пульс, живой.
Без сознания и это хорошо, пусть так и остается.
Только и оставлять в таком виде вот так не хотелось, поэтому парень взял мутанта на руки и отнес его в укромный уголок среди множества деревьев и бережно положил туда, сняв с того куртку и сделав импровизированную подушку, под которую голову и положил.
После Николас устремился к Калибану, найдя того в ужасном состоянии.
- Прости меня. Я понимаю, звучит глупо, но я не хотел. Давай я тебе помогу, - оборотень осторожно взял напарника на руки, но к себе не прижимал, опасаясь, что шерсть еще прилипнет к ожогам, вдруг удалять потом это всё будет чертовки больно, а становиться причиной новых страданий для напарника он не желал.
- Давай поищем, кто может оказать помощь. Если ты хочешь убраться, я могу отвести тебя в порт, я там очнулся и должны там ходить корабли, может будет нужный, но давай сначала разберемся с твоими ожогами. Может попадется мутант с исцеляющими способностями, или хотя бы в больнице помогут, - Николас перебирал варианты, уходя постепенно с того места, где они были с ними, не хватало привлечь к себе внимание рядом с лежащим без сознания телом.
Николас пожалел, что не взял куртку нападавшего, чтобы прикрыть Калибана, но потом подумал, что и ткань куртки может прилипнуть к ним и поэтому отсек мысль вернуться за ней.
- Я обязательно что-нибудь придумаю, а пока я стану твоими ногами, - прошептал виновато Николас. Может Калибан и может ходить, вроде бодро пытался уклониться от фаерболов, но Волчонку он казался сейчас в таком состоянии, что о самостоятельном передвижении не может идти и речи.

+2

13

Боль пришла уже после, когда шок от этого короткого сражения остался позади. Накатила она резко, одним ударом по каждой клеточки кожи, словно забуриваясь все глубже и глубже в кожу. Калибан так и сидел, прислонившись спиной к толстому стволу дерева, который с одной стороны уже изрядно обуглился и истончал, словно в любой момент мог накрениться и завалиться наземь. Но мутант уже физически не мог обратить на это своего внимания. Огненные удары от обезумевшего противника прекратились также внезапно, как и начались, и где-то на подсознательном уровне почувствовав себя в безопасности, он полностью отдался своей боли.
Хуже боли был только запах. Несколько раз Калибану доводилось находиться рядом с человеком, получившим столь страшные ожоги всего тела. И он всегда чувствовал этот отвратительный запах поджаренной плоти, в одно мгновение проникающий и распространяющийся всюду. Запах, который очень трудно было с чем-то спутать, если ты однажды его ощутил. Теперь же, к собственному своему удивлению, альбинос отметил, что ароматы собственной поджаренной плоти очень сильно отличается от того, когда ощущаешь его со стороны. Он был в разы сильнее и, казалось, исходил не только с поверхности обгоревшей кожи, но и изнутри организма. Словно огонь, который на самом-то деле задел Калибана довольно слабо, успел проникнуть внутрь, окутав каждый орган своими языками.
Тишина, воцарившаяся позади Калибана, где только что разворачивалась битва, казалась странной и неуместной. Словно ничего и не происходило, а все эти ожоги и повреждения были просто иллюзией. В какой-то момент стало даже интересно, что же там произошло, но альбинос не рискнул даже шевельнуться.
Он продолжал невидящим взглядом смотреть вперед перед собой, где ему открывался редкий лесистый участок острова. Картина могла бы показаться прекрасной в своей естественности и непоколебимом спокойствии, если бы не отдельные огненные отпечатки на стволах деревьев, когда атаки того мутанта углублялись на пять десятков футов вглубь.
Веки медленно начали опускаться и на Калибана накатила такая слабость, какой он, казалось, не испытывал никогда в своей жизни. Но из полузабытья его внезапно выдернул голос Николаса, который раздавался словно бы издалека, хотя лицо парня замаячило перед раненым мутантам, словно вынырнув из пелены.
Слова смешивались в какой-то сплошной поток, так что Калибану с трудом удалось разобрать извинения парня. Но не успел альбинос даже предпринять попытку ответа, как Ник резким движением поднял его на руки, словно и не почувствовав тяжести. Тогда тело его пронзила новая вспышка боли, особенно концентрируясь в тех местах, к которым прикасался Волчонок. Калибан только прерывисто вздохнул, не сдержав при этом короткий болезненный стон. Как жалел он сейчас, что его собственный ген Икс не предусматривал хотя бы минимальные способности к регенерации.
Двигались они очень медленно, Николас словно боялся причинить дополнительную боль своему знакомому. А Калибан даже не пытался использовать свои силы, как не пытался смотреть по сторонам на мелькавшие лесистые просторы острова. Слова Волчонка тоже достигали его слуха только частично, а оттого напрочь лишались смысловой нагрузки. Да и не хотел альбинос сейчас думать о чем бы то ни было. Будто опасался, что даже малейшая попытка ухватиться за любую мысль принесет с собой очередную вспышку боли.
А потом он на какое-то время отключился и настала блаженное спокойствие. Боль не отступила, но стала постоянной, равномерной, а потому не привела мутанта в чувство своей очередной вспышкой. Веки закрылись, а дыхание его стало ровным. Если бы не усиленные органы чувство Волчонка, он даже мог бы подумать, что его товарищ вернулся в те далекие места, с которых вернулся менее суток назад.
В связи с этим недавним фактом, потенциальная возможность умереть была для Калибана высшей иронией. Он сумел прожить почти восемьдесят лет сохраняя предельную осторожность, не подвергая себя опасности без особых на то причин. Более того, даже совершая опасные поступки, по крайней мере те, что совершал по собственной воле, предварительно убеждался, что иного выхода просто не было. Бывали случаи, когда в приступах безумной ярости Калибан лишался всех остальных инстинктов и подвергал себя опасности, но бывало это слишком редко в масштабах его прожитых лет. Так сразу вспоминались разве что стычки с Кридом, когда Калибаном полностью овладевала эта самая безумная ярость. В остальных случаях он находился либо под влиянием Апокалипсиса, Синистера или еще кого бы то ни было. И вот теперь…
Калибан, забыв об осторожности, об утрате своих сил, дарованных ему Апокалипсисом, он поддался мимолетному чувству жалости к Джеймсу Праудстару. Бросился под пули и лишился жизни. А вернувшись в мир живых, тут же поддался глупой ярости, совершив необдуманный поступок, который снова может привести к его смерти.
В себя альбинос пришел спустя несколько минут, хотя самому ему казалось, что времени прошло гораздо больше. Вернулась боль, а потом до слуха Калибана начал доноситься знакомый голос Николаса, который словно бы и не останавливался ни на минуту. Мутанты продолжали двигаться в направлении, которое избрал Волчонок, но куда он нес его, Калибан не знал. Да и сейчас это волновало его меньше всего. А когда боль немного отступила, он попытался проникнуть в голову Николаса, чтобы хотя бы узнать о его намерениях. Трудно было бы поверить, что этот парень мог быть угрозой для Калибана, но сомнения не отступали даже в такой критический момент. Но силы его сработали несколько иначе, и он снова начал ощущать присутствие других мутантов поблизости, при этом, будто бы не замечая присутствия самого Волчонка.
– Там… – Прохрипел Калибан, с трудом подняв руку и указав пальцем в юго-западном направлении, где виднелся довольно крутой спуск в балку, берега которого густо заросли колючими кустарниками с большими красными ягодами. – Там группа мутантов… Много… Калибан чувствует их, может быть… – Он вздрогнул всем телом, что вызывало новую вспышку жгучей боли. – Может среди них есть кто-то, кто поможет.

+2

14

Николас всерьёз воспринял слова старого знакомого, хотя наверняка это бред, но всё равно необходимо проверить. Тот может чувствовать, значит, стоит к этому прислушаться. Николас не даст Калибану умереть, нет, не сейчас, не сегодня, у них появилась надежда на лучшую жизнь, на благополучие, которого раньше не было по понятным причинам. Но всё равно к нему стремиться надо, надо изо всех сил стремиться к тому, чтобы всё было хорошо, чтобы они могли и дальше жить своей жизнью и заниматься тем, чем могут.
Николас держал тело друга крепко, будет ему больно, но лучше так, чем случайно уронить.
Спуск оказался крутым. Николас изо всех сил старался идти осторожно. Обходил он и колючие кустарники, уж больно был риск, что одна из колючек может застрять в обгоревшей коже Калибана (на самом деле нет, но Николас всё равно боялся).
И вот, он шёл дальше и сам учуял кое-кого.
Не только одного, многих. Он шёл к ним.
Идти было недолго, после спуска дорога уже была обычной, хорошей. Поэтому Николас бежал, бежал как никогда раньше. Он должен отыскать помощь.
- Прошу! Помогите! Есть ли кто с лечащими способностями?! - Николас кричал, не мог говорить спокойно, ему хотелось окликнуть группу мутантов, которая о чём-то переговаривалась друг с другом. Он только через несколько секунд до них добежал.
Они все обернулись и посмотрели на него, потом увидели мутанта у них на руках. Они поняли, почему какой-то парень орёт как потерпевший.
- Что это с ним? Калибан обычно не имеет привычки сжигать себя заживо, - сказала молодая девушка со светлыми волосами, которая подошла к ним. Остальные тоже хотели помочь. Подошёл парень, который коснулся головы Калибана.
- Я притупил боль на время, ему наверняка больно очень, - объяснил свои действия парень, прежде чем Николас успел сказать хоть что-то. Волчонок кивнул. Он переживал, Калибан пострадал по его вине, пусть он и спас его, но ведь попытка Николаса утешить того мутанта привело к такому.
Он смотрел на мужчину, смотрел на того, кто был знаком ему с детства. Суровый, но с добрым сердцем. Калибан не святой, но и не злодей. Он не заслужил такой участи.
Девушка тем временем приложила руки к Калибану и принялась его лечить. Она просто ускорила во много раз естественную регенерацию тела, которая есть не только у обычных людей. Вкладывала и свои силы, чтобы убрать ожоги. Процесс занял полчаса, но зато Калибану ничто теперь не должно угрожать.
Николас всё ещё держал его, не отпускал. Лишь один раз перевернул на живот, чтобы блондинка прошлась и по спине на всякий случай.
- Спасибо вам, спасибо большое, - тепло поблагодарил Николас, улыбнувшись. Девушка и парень, что притупил тому боль просияли, хотя девушка ещё выглядела уставшей, испарина на лбу даже выступила. Она хотела помочь и поэтому старалась и вкладывала свои силы по полной.
- А люди бы разбежались в ужасе, потому что мутант, мутант, - прокомментировал другой парень, он даже "мутант мутант" произносил с фальцетом, словно передразнивая кого-то.
- Ну, мы же не люди, так что можно я отложу вопли и побег от ужаса до подходящего момента? - Поинтересовался Волчонок, улыбаясь.
- Можно, так и быть, - шутку парень оценил.
Николас был рад, что жизни Калибана ничего не угрожает, пусть очнётся сначала, потом они поговорят. Поговорить они успеют всегда.

+2

15

Последующие события разворачивались словно на старой изъеденной временем кинопленке. Моментами он приходил в сознание, слышал голоса, причем не только Николаса, но и другие мутантов. Он точно знал, что это были мутанты, потому что его собственные силы, видимо от постоянной боли, словно перестали ему подчиняться. Он то ощущал сотни и даже тысячи окружавших его собратьев на десятки миль во все стороны, то полностью уверялся в своем одиночестве, хотя продолжал ощущать руки Николаса, который по-прежнему держал его. И все эти моменты накладывались один на другой, создавая полнейшую вакханалию в разуме альбиноса.
Несколько раз он открывал глаза и видел старого доброго приятеля Целителя, у которого всегда оказывались морлоки после болезненных стычек на поверхности. Тот мутант не просто лечил своих товарищей, но поглощал их боль, полностью перенимая на себя все их страдания. Он никогда не участвовал в стычках, но никто из морлоков не мог бы сказать, что он отсиживался в Аллеях, когда остальные добывали провизию.
Целитель прикладывал ладонь к его груди, и тогда боль притуплялась, медленно уходила. От ладони исходило такое тепло, словно она вливала в него новые силы сплошным потоком. Однако сейчас лицо старика не менялось от страдания, он будто не поглощал боль, а просто уничтожал ее.
Затем лицо его начало меркнуть, смазываться и Калибан, по всей видимости, снова на какое-то время лишился чувств, а когда снова очнулся, то на него смотрела незнакомая светловолосая девушка, а не Целитель. Зато за его спиной стояли другие двое знакомых морлоков – Аннали и Самсон. Они погибли, но разве мир совсем недавно не вывернули наизнанку, вернув к жизни всех погибших когда-либо мутантов. Не только тех, что подверглись геноциду на Дженоше, но всех. Ведь Калибан погиб гораздо позже. А может быть воскресли только те, кто погибал после уничтожения населения Дженоши? Это вполне могло быть так, но тогда ни Аннали, ни Самсон, ни Целитель здесь не могут находится.
Он попытался сказать хоть что-то, поприветствовать старых товарищей, но вместо этого снова лишился чувств.
Когда Калибан снова очнулся, это было совершенно другое состояние. Боль ушла полностью, он больше не лежал на руках Николаса, а вместо этого сидел на влажной почве, облокотившись голой спиной о ствол дерева. Рядом никого не было, зато позади он расслышал незнакомые голоса, среди которых точно узнавался только голос Волчонка.
Приподнявшись на ноги, он выглянул из-за дерева на своих спасителей. Они сидели кружком и что-то обсуждали. Калибан не рассчитывал особо увидеть умерших друзей-морлоков, которые мерещились ему в бреду, но все-равно испытал горечь от того, что не обнаружил их в компании мутантов. Но ведь он слышал, что женский голос назвал его по имени. Найдя взглядом светловолосую девушку, которая и исцелила его, Калибан сделал вывод, что только она кажется ему мало-мальски знакомой. Остальные же были совершенно посторонними мутантами.
Пока компания не заметила того, что Калибан вернулся в сознание, он прислушался к их словам. Они что-то обсуждали, называли какие-то имена, которые ни о чем ему не говорили. Затем светловолосая девушка заметила, как альбинос выглядывает из-за дерева и тут же подскочила на ноги, бросившись к нему. А спустя мгновение и вся компания последовала ее примеру, оказавшись перед Калибаном.
– Калибан, ты как? – первой задала этот вопрос девушка, затем голоса остальных мутантов отдались эхом. – Я не была уверена в своих силах после того, как… ну, все это произошло.
– Все в порядке, Калибан благодарен тебе. – Слегка кивнул альбинос, словно намекая ей на то, что она все еще не представилась.
– Ты меня, наверное, не помнишь, – тут же принялась объяснять светловолосая. – Да это и не удивительно, я очень изменилась после нашей последней встречи. Я Лайла. Присоединилась к морлокам незадолго до того, как ты ушел вместе с Людьми Икс. Давно это было.
Калибан попытался вспомнить эту девушку, но ничего не получилось. Как давно это было и как она могла измениться, если присоединилась к морлокам еще совсем ребенком. Это было больше десяти лет назад. Того же Николаса ему до сих пор вспомнить не удалось, а ведь внешность парня была гораздо колоритнее, чем Лайлы.
– Калибан многих морлоков забыл с тех пор, как покинул Аллеи. – Грустно проговорил альбинос, бросив мельком взгляд на Николаса, стоящего рядом. – В любом случае, Калибан благодарен за помощь, но теперь нам нужно идти дальше.
– Кстати, об этом. – Не унималась Лайла. – Ты же можешь находить мутантов, чувствовать их на расстоянии, да? Мы ищем друга, мы… вместе погибли и он, наверное, должен быть где-то поблизости. Вышибала, ты его можешь помнить. Он мог бы всех нас разом телепортировать с этого острова в любой уголок Земли. Нужно только найти его.
Будь это возможно, это могло бы решить много проблем, в том числе и главную проблему Калибана. Только Лайла, казалось, не совсем понимала, как работают его силы. Он не мог им помочь, не мог найти этого Вышибалу. Только не на острове, где в данный момент находилось несколько сот тысяч воскресших мутантов.
– Нет, Калибан не сможет найти вашего друга. – Ответил альбинос, отворачиваясь от Лайлы. – Калибан может чувствовать ген Икс, но не его обладателя. На острове слишком много мутантов. – Затем, повернувшись к Николасу продолжил. – Ты, кажется, говорил, что знаешь, как покинуть Дженошу? Через порт или другими путями. Веди, мы итак слишком много времени потеряли.

+1

16

Николас уже понял, что Калибан умудрился забыть некоторых своих знакомых и вроде плохо, с другой стороны немного стало легче, значит Калибан забыл не только его персонально, это хотя бы не бьет по самооценке так сильно, а то будет не очень хорошо, что мол помнит всех, кроме него.
В любом случае Волчонок лезть в это не будет, потому что он не мозгоправ и не спец даже по компьютерной памяти, не говоря уже о мутантской, так что лучше в это дело ему вообще не лезть, пусть сам вспомнит, если это возможно, а не вспомнит, тоже не страшно, Николас попытается создать новые для него своим присутствием, даже если оно не планируется долгим.
- Спасибо большое, что помогли, - Николас тоже от себя решил поблагодарить их, пусть не он страдал от ран и не его лечили, но ведь он переживал за своего знакомого детства сильно, очень сильно и чувствовал себя гораздо легче, когда жизнь Калибана оказалась вне опасности.
Они ответили ему, что мол всё хорошо, рады были помочь.
В его разговор с блондинкой он не вмешивался, им явно есть что вспомнить. Да и самой девушке тоже помощь потребовалась, но тут увы, Калибан оказался бессилен, оно и понятно, на Дженоше много мутантов и поэтому вряд ли тот сможет выследить нужного. Но в это он тоже не лез, потому что парень вообще не знал, как работают его силы и поэтому счел благоразумным промолчать.
- Да, я думаю, через порт будет возможно, надеюсь. О других путях я пока не знаю, но раз тут есть порт, должны быть и корабли, - сделал такой логичный вывод Николас и попрощавшись с группой мутантов, которые помогли им, они отправились в путь.

Правда сначала Николас заплутал и завел их вообще не туда, в сам город уже, где по улицам ходили и переговаривались между собой мутанты, машины ездили туда-сюда, ровно как и общественный транспорт.
- Черт, не туда свернул, сейчас соображу, подожди, - Николас пытался вспомнить, как добраться до того порта, все же он не обследовал всю Дженошу и не запомнил прям все-все улочки, которые следует запомнить.
Но все же спустя какое-то время он разобрался и направился в сторону порта, как раз идя по тому пути, по которому он шел с другими мутантами в замок Магнето.
И вот они уже дошли до порта.
Тут мутанты тоже переговаривались между собой, ящики всякие таскали, техника работала и кажется тут была парочка кораблей, но об их назначении Волчонку лично не было известно, как и пункт назначения.
Придется думать, что делать дальше, потому что дальше уже парень не придумал чего-то такого.

+1

17

Добрать до города, который, судя по всему, являлся чем-то наподобие столицы всей Дженоши, оказалось гораздо проще, чем передвигаться по переплетениям его узких загруженных улочек. Казалось, все те миллионы мутантов, вернувшихся к жизни уже более суток назад, все разом бросились за его стены, ища ни то укрытия, ни то объяснений происшедшему. Все это выглядело дико для Калибана, который и к ритмам обычных городов был непривыкшим, не говоря уже о такой суете. Он предпочитал скрываться, будь то Аллеи, база Людей Икс или любая другая, покидая свое убежище только при существенной необходимости. И даже тот факт, что окружали его сородичи-мутанты, не позволял ему расслабиться.
Альбинос по большей степени передвигался беззвучно, предоставив вести обрывочный диалог своему спутнику. И только когда Николас обращался к нему с каким-нибудь нелепым вопросом, от безысходности Калибану приходилось включаться в обсуждение. Часто эти обсуждения касались каких-то пустяков, вплоть до погоды и рельефа местности, и только когда они приблудились в лабиринте улочек города, который, как успел узнать, а затем и вспомнить Калибан, называл Хаммер-Бэй, Николас заговорил о деле.
И пока Волчонок оборачивался из стороны в сторону, снуя в бесконечном потоке мутантов и пытаясь отыскать верный путь, Калибан продолжил свои размышления о своих перспективах даже в случае, если им удастся достигнуть городского порта.
Главная проблема была в том, что при себе у Калибана не было ровным счетом ничего, что могло бы помочь ему оказаться на корабле. Собственно, ему никогда раньше и не приходилось подниматься на борт морских суден, поэтому он не имел ни малейшего представления о том, сколько может стоить путешествие до берегов Америки и сколько времени это займет. Впрочем, время мало его волновало, он готов был пуститься и в месячное плаванье, только чтобы покинуть этот остров и вернуться в Нью-Йорк.
Именно поэтому он предпочитал не вмешиваться и не мешать Николасу, который в данной ситуации был единственным его шансом добраться до порта. Возможно, рано или поздно он бы и сам отыскал берег, но лучше сделать это раньше. Чувство, что здесь что-то грядет ни на мгновение не покидало мыслей мутанта.
И вот Волчонок облегченно воскликнул, давая понять, что обнаружил утраченный след. Калибан ограничился лишь легким одобрением, отдаленно напоминающим похвалу, и зашагал вслед за своим товарищем.
Теперь, когда новые-старые знакомые исцелили его, Калибан чувствовал себя даже лучше, чем до стычки с огненным мутантом. Он все еще не знал, что Николас с ним сделал, помнил только смутный образ, лежащий в высокой траве, но был ли он мертв или нет, в том состоянии альбинос не мог определить. Волчонок же об этом не заговаривал, не затрагивал тему и он.
Однако чувствовал себя он действительно лучше.
Может стоило бы остаться с той группой мутантов? Эта мысль несколько раз приходила в голову Калибана, но он ее тут же отбрасывал. Они хотят найти друга, что представляется практически невозможным. Уверенности в правильности своего решения добавляло и то, что Николас сразу же согласился с ним и отправился следом.
И вот они уже оказались в порту, о чем им сказали доносившиеся свежие запахи океана, еще задолго до того, как показались сами его безграничные просторы. Калибан заметно оживился. Помимо того, что он заметно устал от этого путешествия, радовался он также и самому виду этого многолюдного места, являвшегося материальным доказательством того, что покинуть этот остров более чем реально. Даже с учетом всех трудностей, которые были впереди.
Калибан кивнул в сторону ближайшего причала, ведущего к средним размерам, насколько он мог прикинуть, судна. Около металлического самодельного турникета, перебирая толстые бумаги в каком-то журнале, сидел широкоплечий чернокожий мужчина, которого окружила небольшая толпа мутантов. Сам же этот мужчина не был мутантом, на что Калибан сразу обратил внимание.
Остановившись позади толпы, альбинос прислушался к словам чернокожего мужчины на ломанном, но все-таки узнаваемом английском.
– Я вам уже все сказал. – Говорил он спокойно, хоть легкие нотки раздраженности уже проскакивали в его голосе. Будь он мутантом, Калибан мог бы сказать больше. Зато он чувствовал весь букет чувств окруживших его мутантов, которые были обозлены, раздражены и даже отчаянны. – Если у вас нет денег на билет, вы не зайдете на палубу.
Тут же голоса мутантов сплелись в единый бессвязный поток, который понять не представлялось возможным. Сперва Калибан безуспешно пытался выхватить из хора голосов что-то, напоминавшее цену этого самого билета, но затем отказался от этой затеи. Что бы это ему дало, если денег у него все-равно нет.
Калибан посмотрел на Ника, затем на другие очереди около остальных суден, попадавших в зону видимости. Снова на Ника. Он взял его за руку и отвел в сторону, где было меньше всего народу.
– Попасть на корабль законным путем не получится. – Констатировал альбинос, словно Волчонок только что об этом у него спросил. – Поэтому придется пробираться туда ночью. Калибану нужно подумать над планом.
Затем, осознав свою ошибку, добавил:
– Николас ведь собирается вместе с Калибаном покинуть Дженошу, или останется на острове?

Отредактировано Caliban (20.01.2022 15:16)

+1

18

Николас осознал, что явно попасть на корабль будет не так просто, да и вообще что-то выяснить будет сложно, народу много, видимо не один Калибан принял решение покинуть Дженошу. В любом случае Николаса это не сильно касается, ему еще рано покидать Дженошу, он так и не нашел ответы на свои вопросы и вообще ничего так и не понял о себе, поэтому ему надо остаться здесь.
Он не случайно здесь воскрес, это довольно странно, потому что Николас умирал не на Дженоше, это он помнил точно, потому что они явно не сюда отправлялись вместе с командой и старыми учителями.
Так почему Дженоша? Почему не какое-либо другое место в Нью-Йорке или где-нибудь еще, а именно в месте, где погибло множество мутантов? Где произошла страшная резня, которую не забудет ни один мутант, хоть мельком следящий за этими новостями.
Ему этого не понять, он старался понять, но не получалось. Он не просто так тут воскрес, вот и хотелось узнать почему, да и понять тут легче, чем ему заниматься дальше. Он то оторван был от реальности и не знает, что тут сейчас происходит хотя бы в общих чертах.
В любом случае явно просто так попасть на корабль не выйдет, нужно заплатить и с одной стороны вообще это вызывает возмущение, многие только воскресли и явно без цента в кармане, но все же тех людей их проблемы не касаются, это вообще по хорошему правительство должно решать, но тут свои наверняка заморочки и в них Глисон вникать не желал.
- Это я уже понял, учитывая, что деньги под кожей ты явно хранить не умеешь, иначе не говорил бы о законе, - Николас нахмурился, оно и понятно, Калибан вообще небось и воскрес голым, а не просто где-то посеял одежду.
Однако это становится проблемой и наверняка не один он будут решать всё незаконными методами.
- Нет, я пока не хочу покидать Дженошу. У меня слишком много вопросов, я не умирал здесь и не могу понять, почему очнулся именно тут, а не на месте гибели или хотя бы просто в Нью-Йорке где-нибудь. Я изначально и не хотел покидать Дженошу, - сказал он честно своему старому знакомому. - Я просто решил помочь тебе, потому что так захотел, а еще ты был первым знакомым запахом, который я здесь обнаружил, а мне хотелось пойти к хоть кому-то из знакомых, - признался Волчонок.
- Ты пока придумай план, а я кое-что разузнаю, не будешь же ты вслепую корабль нужный искать, а то еще в Аргентину уплывешь случайно или на Аляску, - не удержался от хихиканья Волчонок и отправился к одной из очередей, которая была меньше и она уже рассосалась, недовольная ответами моряков.
Один из моряков спросил у него грубо, что ему нужно и сказал, что нет денег нет места.
- Да я знаю, у моей приятельнице деньги есть, но она отправила меня разузнать, во сколько корабли ходят на Манхэттэн в Нью-Йорк и сколько их, - принялся интересоваться Николас. Моряк все еще скептически смерил его взглядом, но Николас так честно на него смотрел, что тот если не поверил, то все равно не видел смысла утаивать инфу, не секрет же.
- Туда едут всего два корабля, один едет в девять вечера, другой в два ночи. Есть еще грузовой, готовые взять нескольких пассажиров, но и цена там поболее, но если договориться, можно и отработать трудом, но это уже твоей девке разговаривать надо с капитаном лично, - сказал тот и описал те два корабля.
Николас поблагодарил его и ушел. Он подошел к Калибану и увел его уже в другую сторону, чтобы не быть в поле зрения работников порта.
- Есть два корабля, один едет в девять вечера, другой в два ночи. Есть еще грузовой, готовый взять нескольких, но он говорит, что может дороже быть, а то и отрабатывать придется, но там с капитаном разговаривать надо, - Николас также на словах описал те два корабля, которых описал моряк.

+1

19

Действовать днем, при свете солнца, не представлялось возможным. Даже с учетом того, что Калибан хотел покинуть этот остров как можно быстрее, не намереваясь здесь оставаться дольше необходимого, действовать прямо сейчас слишком рискованно. Слишком много людей, слишком явной будет их попытка пробраться на корабль. А что сделают с безбилетниками владельцы кораблей, или даже мутанты, у которых нет денег на билет, но они не решаются на столь отчаянный шанс, остается только гадать. Но проверять это не стоило. Только не в нынешнем положении Калибана.
Другое дело действовать после заката, когда ночная тьма выступит его, Калибана, союзником. Для него самого нет особой разницы между днем и ночью, в отличии от остальных. Кроме того, заметно облегчало дело то, что Николас не собирался покидать Дженошу вместе с ним. Ибо альбинос не имел ни малейшего представления, как они вдвоем могли незаметно пробраться на корабль. Сделать это самому куда проще.
План, придуманный Калибаном, был до безумия прост. Николас должен был создать видимость нападения на человека, продающего билеты на причале. Калибан в это время обеспечит прикрытие, разбив уличный фонарь. Это происшествие должно было выманить других охранников, которые, вероятно, скрываются в тени или на палубе. Вполне возможно, что дальновидный капитаны, предвидя потенциальное нападение, наняли несколько отчаянных мутантов за бесплатный билет. В таком случае Волчонку придется туго, но Калибан к тому времени надеялся уже пробраться внутрь.
Дождавшись возвращения Ника с разведки, альбинос описал ему свой план.
Оставалось только ждать. Они расположились в тени ближайшего к нужному им кораблю здания, ни на мгновение, не сводя взгляда с билетера. Один раз около самого мостика завязалась драка, но нападение было не на работника корабля, а на другого мутанта, поэтому никаких мер не принималось. Однако, Калибан заметил двоих мутантов, которые напряглись и подобрались поближе. Их эмоции выражали полную готовность вступить в битву, ждали они только повод, и не оставалось никаких сомнений, что они работают, пусть и временно, на владельцев корабля.
– Вон те двое нападут на Николаса, когда начнется шумиха. – Калибан указал пальцем на двух крепких мутантов ровно в тот момент, когда они снова пытались раствориться в толпе. Это были высокие мускулистые мутанты, чьи силы оставались загадкой для альбиноса. Однако то, что они предпочитали физическую силу использованию своих мутантских способностей могло говорить о многом. Хотя бы о том, что Николаса не попытаются сжечь заживо как несколько часов назад Калибана.
День подходил к концу и поток мутантов становился все меньше и меньше. Несколько кораблей, под завязку набитых пассажирами, отчалили от берега. Они превратились в едва заметную точку у горизонта. Калибан подумал, что эти грузовые корабли на самом деле не перевозят никакого груза. Точнее все эти мутанты и были их грузом. Легкий заработок. Но как-то подозрительно быстро владельцы судов наладили свой новый бизнес, построенный на безысходности своих клиентов. В общем-то, как и любой другой.
– Знаешь Николас, Калибан ведь тоже не умирал на Дженоше. – Тихо проговорил альбинос, когда до начала их операции оставалось менее получаса. – Это произошло на Аляске, пустили пулю в грудь. А похоронили Калибана в Аризоне, на индейском кладбище.
Мутант на мгновение замолчал, словно это было все, что он хотел сказать. Взгляд его был устремлен куда-то вдаль, мимо корабля на линию горизонта, за которым уже полностью скрылся солнечный диск, оставив после себя только полосу лилового свечения.
Калибан понимал, что уговори он Николаса отправиться вместе с ним, наверняка этой ночью им не удастся пробраться на корабль. Только если им очень сильно повезет. И все-таки, альбинос думал, что был обязан хотя бы попытаться это сделать. После всего того, что этот юноша сделал для него.
– К чему это все… – продолжил мутант. – То, что произошло на Дженоше не имеет никакого скрытого смысла. Кто-то в очередной раз решил поиграться с жизнью и смертью, в результате чего миллионы мутантов вернулись к жизни независимо от их желаний. А для чего это все было, остается загадкой, на которую ответ мы получим довольно скоро. Поэтому не нужно думать, что история Николаса чем-то отличается от миллионов других, или что во всем этом есть какой-то смысл. Он может и есть, но не для Калибана и Николаса, которые, как и прежде, являются игрушками в чьих-то руках.
Снова пауза, которую, однако, Калибан не стал больше нарушать. Он не видел необходимости произносить то, к чему вел этот его монолог. Неважно, прислушается ли Волчонок к его совету или поступит по-своему, Калибан должен был это сказать для собственного успокоения. На Дженоше грядет что-то нехорошее, альбинос в этом практически не сомневался, и оставаться здесь было опасно. А Николас пытался найти во всем этом скрытый подтекст, касающийся его лично, что было ошибкой. Типичной для молодых мутантов, но все-таки ошибкой.
Сумерки сгущались, лиловая полоска над горизонтом сузилась до едва заметной нити. Но движение в порту все не исчезало. Билетеры оставались на своих местах, каждый около собственного уличного фонаря. Калибан крепче сжал в руке заранее приготовленный снаряды-камни, которыми намеревался разбить фонарь, благо за годы жизни в Аллеях он овладел этим навыком сполна. Главное, чтобы умения не притупились после всего пережитого им, в том числе и на Дженоше.
– Ну что, пора. – Произнес Калибан, поднимаясь со своего места на скамейке. – По моему сигналу начинаем.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [16-17.08.2016] We are back again


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно