Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [23.07.2016 - 27.07.2016] Affection


[23.07.2016 - 27.07.2016] Affection

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Oh, I'm looking for affection in all the wrong places...
https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/586/t866960.png

23.07.2016 - 26.07.2016, ночь, где-то над Нью-Йорком

Rogue, Magneto


Иногда мы находим помощь там, где это, казалось бы, совсем невозможно. Порой нас спасают те, кому мы не доверяем. Случайности неслучайны. Так одна встреча со старым другом полностью изменила реальность Шельмы, решившей поставить на кон все, что имела - собственную жизнь.

Отредактировано Rogue (29.12.2021 17:01)

+2

2

Неутихающая боль несколько ночей подряд не давала заснуть. Вот уже несколько дней девушка не выключала браслет, находясь в какой-то эйфории о собственных возможностей. Она могла быть нормальной, обычной, не бояться касаться Гамбита, играть с животными и просто наслаждаться так внезапно свалившейся реальной жизнью самого простого человека. Если бы не одно «но» - ее голова грозилась вот-вот взорваться, словно гребаный арбуз. Первую ночь Анна еще более-менее выдержала нормально, но ближе к третьей ей не помогали даже сильнодействующие обезболивающие. Уличив момент, когда Гамбит засыпал или выходил из дома, Мари тайком пробиралась на крышу дома, где могла выключить проклятое устройство и, поднявшись в небо, просто висеть, либо же летала по округе, пугая ночным прохожих своей ночнушкой в цветочек.
Сегодня же Мари не могла даже принять душ. Кровь из носа пошла внезапно, так что пришлось немного задержаться в ванной, чтобы Гамбит с его подозрительностью ничего не узнал. Взвалив на себя столь тяжелую ношу, южанка даже не задумывалась о том, как на это мог отреагировать возлюбленный, нет, наоборот, она старалась сделать все сама и как можно более незаметно. Чем меньше он будет знать о ее уязвимости – тем меньше переживать. А она сильная девочка, еще не такое выдерживала!
Как только послышалось мерное похрапывания с другой части кровати, Анна выпорхнула по намеченному маршруту наверх, скуля от боли, что пульсировала уже не только в висках, но и, казалось, была готова выдавить глаза наружу. Спотыкаясь босыми ногами о деревянные ступеньки, девушка даже не обратила внимания на собственный вид, в котором покинула дом. На ней сегодня была розовая шелковая пижама, состоящая из шортиков и майки. Но разве это имело значение, когда от боли выворачивало наизнанку? Едва успев подняться на крышу и закрыть за собой двери, согнувшись пополам, южанка упала на колени, хватая ртом воздух. Ее стошнило в пустое ведерко из-под мороженого, что они забыли тут позавчера, решив сделать генеральную уборку чуть позже.
- Чееерт… - Вытерев рукой рот, Шельма взяла подготовленную заранее бутылку с водой и открыв ее, вылила на голову - в первый раз это помогло немного унять спазмы. Затем она выключила прибор, готовясь к возвращению способностей, а также новой порции боли, что незамедлительно захлестнула ее спустя каких-то пару секунд. Схватившись за голову, свернулась калачиком и взмыла в небо. Перед глазами все мельтешило, она даже не могла разобрать куда летит, совершенно позабыв о безопасности окружающих, ведь попади такой снаряд в дом или вертолет, могли пострадать люди. В эти секунды девушка старалась просто хотя бы не потерять сознание. Зависнув где-то над центром города, Шельма наконец-то смогла хотя бы сориентироваться в пространстве. Холод начинал сковывать тело, и промокшая одежда совсем не спасала положение, но Мари не могла сейчас вернуться домой, чтобы переодеться или хотя бы захватить одеяло. Нет, она не могла даже шевелиться, чтобы не ощущать острие ножа в своих висках. Браслет сделал Старк, решивший помочь одному из Мстителей наконец-то обрести счастливую жизнь, но он не знал всех особенностей строения организма мутантов, видимо поэтому прибор причинял девушке столь невероятные неудобства. Обращаться к создателю Шельма не хотела и не потому, что ей было как-то неудобно или что-то в этом роде, нет, просто южанка понимала, что больше Тони ничего не сможет сделать в силу многих причин, а искать помощи где-то еще, сродни поискам иголки в стоге сена. Единственный человек на планете, кто знал генетику мутантов лучше любого ученого был Синистер, но идти за помощью к этому беспринципному моральному уроду Шельма ни за что не хотела, да даже если бы ее заставили, она скорее всего просто бы сломала браслет. Всяко лучше, чем связываться с таким психопатом. А больше просить помощи было не у кого. Хэнк взялся бы за это дело и растянул его еще на несколько месяцев, Брюс Беннер вообще не по этой части, так что…
Закусив губу, Мари зажмурилась, тщательно потирая виски. Чтобы хоть немного разогнать «застоявшуюся» силу и согреться, она начала крутиться по часовой стрелке то вверх ногами, но вниз и в какой-то момент поняла, что боль начала отступать. Медленно, плавно, словно раскаленный нож по маслу, острая боль уходила, оставляя за собой звенящую тишину и последствия адреналинового скачка в виде дикой усталости и слабости. Зависнув вверх ногами, Анна поджала под себя ноги и обхватив коленки, уткнулась в них лицом. Ей хотелось покоя.
Хоть это и была ночь, но такой крупный город никогда не спал. Внизу слышался вой сирен, сигналы автомобилей, играла музыка. Неподалеку играл на гитаре уличный музыкант, выбрав для своей деятельности довольно прибыльное место в виде фонтана в небольшом сквере. Несколько зрителей даже танцевали под его исполнение, но подъехавшие копы быстро разогнали любителей пошуметь. Неподалеку от Мари возвышалось офисное здание с неоновыми вывесками на крыше и первом этаже. В некоторых кабинетах окна были нараспашку, и даже на таком расстоянии слышался нескончаемый поток телефонных звонков. Вся какофония звуков и запахов от киосков с хот-догами внизу и небольшой китайского ресторанчика, что чуть прямо и левее от магазина продуктов, сливались в нескончаемый поток ненужной информации, от чего Шельма совсем обессилила. Чтобы хоть немного почувствовать покоя и тишины девушка стала подниматься все выше и выше, туда, за облака, где она обычно летала в рабочее время. От холода онемели пальцы на руках и ногах, но зато звуки поутихли и Шельма расслабленно вновь зависла в воздухе, но уже раскинув конечности, словно морская звезда. Сейчас ей было плевать на ледяной ветер, на ее безумную улыбку на губах, на внешний вид. Сейчас ничего не имело значения, потому что силы вырвались наружу и полностью наполнили ее, а ноющая боль, что еще мешалась в области затылка, потихоньку отступала.

+2

3

Как и любой современный мегаполис, Нью-Йорк никогда не спал. Здесь всегда было шумно и людно — двадцать четыре часа в сутки миллионы горожан спешили по делам, толкались, стояли в многокилометровых пробках. Захотелось в три часа ночи перекусить свежайшими пончиками в шоколадной глазури, подарить любимой женщине пышный букет цветов или хорошенько расслабиться, втирая белый порошок в десны? Без проблем, крошка, Нью-Йорк ждет тебя тогда, когда тебе удобно, чтобы удовлетворить даже самые экзотические твои потребности.
Как и любая нелегальная организация, "Сыны Ярости" прятались от обличающего солнечного света днем и выползали из своих нор ночью. Рассеивались по узким улочкам и сырым подворотням, словно болезнь, поражающая лишь самых слабых, и пожинали плоды презрения и жестокости, издавна разделивших общество на угнетаемых и угнетенных. Те, кому не повезло быть перемолотыми жерновами витиеватых правил и социальных норм, становились легкой добычей, охотно меняя смерть в зловонной луже рядом с мусорным баком на миску горячей похлебки и сон в тепле и, самое главное, безопасности. Вот только никто из этих "счастливчиков" так и не покинул логовища "Сынов", чтобы рассказать своим друзьям и близким о том, что не перевелись в этом городе люди добрые, готовые задарма накормить и приютить мутанта.
Как и любой борец с несправедливостью, коим Эрик начал считать себя, когда был еще всего лишь Максом, он стремился как можно чаще оказываться в нужное время и в нужном месте. Нацистские ученые и генералы, военные преступники, пирующие на чужом горе, или кучка мутантоненавистников, прикрывающихся благотворительностью, — для Эрика не было особой разницы. Независимо от того, кем он был в конкретный момент времени, — беглым заключенным концлагеря, агентом Моссада, независимым борцом за права мутантов или правителем собственного государства, — без оглядки на мнение мировых вершителей правосудия, на многомиллионные взятки и влиятельных друзей, он судил всех этих людей, признал виновными и приговорил к смерти.
А кроме того — он с превеликим удовольствием лично их казнил.
Он старался действовать осторожно — такие уж настали времена, когда великий и ужасный Магнето больше не мог позволить себе разметать половину города, чтобы добраться до единственного врага, — но в чужой крови все-таки перемазался. Пусть в фильмах небезызвестного Тарантино напор из-под отсеченной головы заметно преувеличили, а до потолка из вены все-таки добивало. Впрочем, на черной ткани крови было почти не видно. Пожалуй, во многом именно поэтому Эрик в принципе облачился в черное.
С высоты птичьего полета ночной Нью-Йорк напоминал исполинскую микросхему в суперсовременном компьютере какого-нибудь всемирно известного киберспортсмена. Автомобили сплошным сияющим потоком текли по залитым светом магистралям, а у подножия никогда не спящих высоток-офисов, перемигивающихся между собой светосигнальными фонарями, переливались всеми мыслимыми цветами витрины круглосуточных магазинов. Невероятное буйство красок в слепящем танце прожекторов, создающих вокруг себя таинственный ореол светового загрязнения, накрывшего город душным тяжелым куполом. Завораживающее зрелище. Чарующее и отвратительное одновременно.
Нью-Йорк, как известно — город героев. Город, где наблюдать за чашкой утреннего кофе скачущего по крышам Человека-Паука или бороздящего небеса Железного Человека было обычным делом, а страховые агентства давно включили в список услуг выплаты пострадавшим от сражений супергероев с суперзлодеями, инопланетных вторжений и разных сценариев конца света. Только здесь людей (и не-людей) со способностями было официально зарегистрировано несколько десятков тысяч. И все-таки встретить кого-то в ночном небе, да еще и на такой высоте, было довольно странно.
Тем более странно было встретить Анну-Марию в одной пижаме, неподвижно застывшую на одном месте — в холодной враждебной бездне между звездным небом и гудящим, как улей, городом.
Слегка изменив траекторию движения, Эрик приблизился к девушке со спины и завис от нее на почтительном расстоянии, напряженно всматриваясь в ее фигуру в попытках понять чуть больше. Что-то определенно было не так, и собственная вскормленная потом и кровью паранойя не позволяла Эрику вести себя излишне неосмотрительно. В какой-то момент Анна-Мария, конечно, должна была его заметить (скорость и специфику ее реакции он тоже мог бы проанализировать). Заметить и...
Предсказать ее реакцию Эрик, увы, не мог. Ему трудно было представить, что могло выгнать молодую уверенную в себе женщину из постели любимого мужчины ночью в холод в одной пижаме. По крайней мере, пока в небе над Нью-Йорком не летали драконы, единороги и охваченные огнем геликарриеры Щ.И.Т.а.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/564/807750.png[/icon]

Отредактировано Magneto (20.12.2021 09:37)

+2

4

Ощущая, как от холода онемели пальцы рук и ног, южанка открыла глаза. Вверху, там, далеко за возможностями человеческого понимая умирали и возрождались цивилизации, галактики, целые системы, некоторые из которых Анна знала лично. Среди миллиардов звезд, что светили своим ледяным светом, отражаясь в зеленых искорках глаз  земной героини были чужие миры, несущие боль и разрушение другим, и именно эта мысль почему-то засела в голове при воспоминаниях о сегодняшней ночи. Браслет был чужд ей, всей ее природе, сущности, что сдерживалась путем насилия. Сила, что была дарована девушке с рождения, удерживалась мощнейшим прибором, созданным гениальнейшим умом человечества. Возможно именно этот факт и стал фатальной ошибкой.  Что обычный человек может знать о сущности такой, как она? Нет, воспитание, восприятие, банальные нормы морали это одно, но генетику еще никто не отменял. Кто еще знал мутантов также хорошо, как Эссекс? Мойра? Сделав еще пару глубоких вдохов, прислушалась к собственным ощущениям. Боль утихла, но состояние звенящей пустоты, что словно въедливый червячок, не давало расслабиться полностью. Потирая виски, Шельма зажмурилась, концентрируясь на этой самой пустоте, стараясь понять, что же конкретно ее напрягало. Это невнятное послевкусие давило на южанку, давило на ее треклятую гордость  и самомнение, двояко доводило до какого-то нелепого самоистязания, с которым, как она думала, было уже покончено. Тяжело ощущать себя полноценной лишь подавляя свою суть, лишая себя сил, даже во имя любви.
Когда же от холода застучали зубы, девушка начала медленно снижаться, придерживая легкую майку дабы не потерять на просторах над городом. Несколько метров вниз и… Замерла. Что-то напрягало южанку, что-то говорило об опасности, а Шельма привыкла верить своей интуиции. Конечно, она не такой параноик, как Скотт и не такой тактик, как, скажем, Старк, но и у нее имелась парочка тузов в рукаве. Повернувшись вокруг себя, стараясь осмотреться как можно детальней, Мария не сразу заприметила знакомую фигуру. Скрестив руки на груди, девушка нахмурилась. Неизвестно сколько времени мужчина провел в немом созерцании, и это очень сильно раздражало. Вообще, подобное уважительное невмешательство Эрика всегда вызывало двоякое ощущение – с одной стороны южанка была ему благодарна, за тактичность, с другой – может не стоило просто смотреть? Можно же подать какие-то знаки, чтобы не стать нежеланным собеседником?
- Что ты здесь делаешь, Магнус? – Зависнув на месте, девушка старалась напустить на себя как можно более безразличное выражение лица, дабы не показывать в какой ситуации она оказалась. Эрик мог читать ее страхи, он знал ее очень хорошо, поэтому стоило приложить как можно больше усилий дабы не напрягать старого друга. Объясняться она не собиралась, как и рассказывать о Гамбите, опасаясь реакции со стороны мужчины. О, нет, она прекрасно понимала, что Магнус не станет делать какие-то невероятные глупости, это скорее по части креола, но, как говорится,  раз в год и палка стреляет. Да и в целом, оба взрослые люди и все что было в прошлом должно там и оставаться.

Отредактировано Rogue (29.12.2021 20:33)

+3

5

Что ж, первые осторожные выводы Эрик расценивал скорее как положительные: реакция Анны-Марии на его молчаливое присутствие вполне соответствовала ее характеру. Конечно, исключать инопланетное, телепатическое и еще Бог весть какое вмешательство пока не стоило — те же скруллы прекрасно имитировали не только внешний вид, но и личность жертвы, однако… Собственная интуиция настойчиво советовала Эрику расслабиться и перестать видеть во всех врагов. Даже в таких… неожиданных обстоятельствах.
Еще не успевший выветриться из крови адреналин доверию не способствовал. Интересно, под какими заголовками утром газеты осветят загадочную резню в одном из подвалов посреди Нью-Йорка? Обратят ли журналисты внимание на следствия и причины, на мутантов, которых в ловушку заманивали «Сыны», или их будет волновать исключительно количество изуродованных трупов и ровная, вычерченная кровью на грязно-серой стене надпись-предупреждение? Эрик, давно не верящий в человеческое правосудие, склонялся ко второму варианту. Он не оставил никаких следов — в его возрасте и с его опытом стыдно было бы позволить какой-нибудь камере поймать себя в объектив, — а значит, прочие подонки, солидарные с «Сынами Ярости», лишний раз задумаются о том, правильной ли дорогой они идут и не собьет ли их случайно бульдозер на перекрестке. Не будут ли они следующими.
А эта пижама Анне-Марии определенно шла. Впрочем, с ее-то фигурой и силуэтом она хорошо смотрелась бы даже в мешке из-под овощей с прорезями для головы и рук.
Были дела в городе, — уклончиво ответил Эрик, склоняя голову к плечу и лишний раз окидывая девушку внимательным взглядом с взъерошенной головы до босых пят. Учитывая крайне скромное количество одежды на Анне-Марии, браслет на ее запястье от его внимания не ускользнул. Она явно спала незадолго до того, как оказалась в прохладном нью-йоркском небе, избавившись предварительно от прочих аксессуаров — серьги, кулоны и иные дамские побрякушки на ней отсутствовали. Почему тогда не сняла браслет?
Все в порядке?
Он должен был спросить. Своего рода ритуал вежливости. На деле же и тон, и выражение лица ясно давали понять: на свой вопрос он ответил еще до того, как задал его. Ответил правильно.
И потому тактично добавил:
Я могу помочь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/564/807750.png[/icon]

Отредактировано Magneto (03.01.2022 14:43)

+2

6

Дела? Недоверчиво смерив взглядом старого друга, девушка сделала глубокий вдох. Затем шумно выдохнула. В конце-то концов не должен же он сидеть все время на Дженоше, верно? Может у него тут была очень важная встреча, например, с парикмахером? Думать о том, для чего конкретно оказался Магнето здесь и сейчас Анна просто не хотела. Усталость навалилась на девушку мощной волной, от чего она на несколько секунд прикрыла веки. Судя по настроению мужчина не собирался поднимать никаких личных тем,  да настроен был дружелюбно, по крайней мере по отношению к ней, так что южанка приблизилась достаточно близко, чтобы не привлекать особого внимания у возможных лишних зрителей.  Две фигуры над городом итак могли вызвать опасения у залетных героев, дежурящих в данном квадрате, а уж встреча иксмена с Магнето точно могла вызвать праздное любопытство.
По мере приближения Шельма все больше чувствовала себя неуютно, представая перед мужчиной в подобном виде. И пусть в прошлом он уже все видел, сейчас это ощущение неловкости и странного смущения заставляло южанку обхватить руками плечи, своеобразно закрываясь от взгляда Магнуса.
- У меня проблемы. – Она правда не хотела этого говорить, не хотела втягивать в круговорот проблем, граничащих с провалом в ее личной жизни. Мария никогда не была особо застенчивой, порой решая вопросы даже через чур прямолинейно, но сейчас вопрос отношений с Реми и ее потенциальный разговор о них с Эриком очень нервировал. Поэтому девушка  решила не вдаваться в особые подробности и сразу ограничиться сутью. – И я не знаю, сможешь ли ты мне помочь. – Стараясь подобрать правильные слова, чтобы не наговорить лишнего, продолжила, опустив голову.  – Прибор, который доставляет некоторые неудобства в его использовании.  Ничего такого, просто… Я не могу его долго носить, очень болит голова, вот и все.
Зная Магнуса, Анна могла предположить, что мог ответить на это мужчина. Он уже конечно же догадался о чем речь, как и о том, из чьей постели она улетела. Что ж, они взрослые люди и не обязаны оправдываться друг перед другом, верно? Но как объяснить ему то, что ей пришлось наступить на собственную гордость и использовать браслет, блокирующий ее дар? Прошлые бравады о блокираторах теперь казались детским лепетом, тем более перед тем, кто давно превознес мутантов в ранг высшей расы. Вынырнув из укрытия, южанка сверлила взглядом правителя Дженоши. Но не было во взгляде ни ненависти ни агрессии ни мольбы о помощи. Она просто рассказала сухие факты, и если Магнето захочет ей помочь, она не сможет отказаться. Ведь это последняя соломинка, за которую Шельма могла ухватиться, спасая свое счастье.
- Его сделал Старк, но у него, я уверена, недостаточно знаний о нашей генетике. И я правда не знаю, что мне делать с этим всем.

+2

7

Конечно, у нее проблемы. Он это знал, пожалуй, с того самого момента, как увидел ее, неподвижно висящей в небе. Потому что… Потому что. Интуиция подсказывала.
Потому что она мутант. Видишь мутанта в обстоятельствах, которые по той или иной причине кажутся тебе странными? Значит, у мутанта проблемы. Многие бы, наверное, не согласились с этой чрезмерно упрощенной закономерностью, но Эрику было не привыкать. С ним всю его жизнь упорно не соглашались.
А потом носили футболки с вышитым на груди дерзким «Магнето был прав».
Анна-Мария ежилась и мерзла. Неудивительно — в ее полупрозрачной пижамке чувствовать себя комфортно можно было только в компании обогревателя. Как вариант — в объятьях любимого человека. И вновь все возвращалось к тому, что теплую постель под боком у своего избранника она променяла на холодное небо ночного Нью-Йорка. Эрик понимал, что его должна волновать исключительно вторая половина утверждения, и все же, когда мысль вскользь задевала первую, где-то в груди мстительно трепетал огонечек мрачного торжества.
Прикрыть бы Анну-Марию от ветра, но из подходящей одежды у Эрика при себе имелся только забрызганный кровью плащ, и… этот акт рыцарства в небе над никогда не спящим городом все-таки показался Эрику неуместным.
Дождавшись, пока она подлетит достаточно близко, он мягко придержал ее за запястье и повертел, рассматривая браслет. «Прибор, доставляющий неудобства». Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что именно этот прибор делает. Да и неудобства, в целом, не были неожиданностью. Проблемы Анны-Марии с собственными способностями давно стали неотъемлемой частью ее жизни, но тот факт, что она по-прежнему пытается их решить, стал для него неожиданностью — приятной и неприятной одновременно. Приятной, потому что мутант — любой мутант — должен стремиться к совершенству. Должен становиться сильнее, лучше. Должен работать над своими слабостями. Должен, в конце концов, полностью контролировать способности, даже если научился обращать свой изъян в оружие.
Неприятной — потому что Эрик знал, зачем и для кого она это делала.
Отрадно, что Старку небезразличны беды мутантов, — криво усмехнулся он, бросив короткий взгляд в сторону затерявшегося где-то на городской панораме ангара, ставшего новым приютом Мстителей.
Ревность? Может быть. Чуть-чуть. Самую малость. В конце концов, Эрик прекрасно знал, что сердцеедская репутация Тони изрядно преувеличена, а альтруизм — обидно недооценен.
Что же до самого прибора…
Возможно, я действительно могу помочь, — задумчиво протянул Эрик. — Но… не сейчас и не здесь, — он слегка развел руки в стороны, словно приобнимая раскинувшийся под их ногами город. — Понадобится лаборатория.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/564/807750.png[/icon]

+2

8

Осторожное касание к запястью вызвало несколько противоречивые чувства. Для начала, Анна прекрасно понимала, что мужчина заинтересовался ее проблемой. Он не мог не заинтересоваться, ведь вопрос касался мутантов, чью жизнь Магнето возводил в Абсолют. Да, именно мутантов, не Шельмы, как женщины, а самой ее сущности, естества. Она пока не знала, что конкретно думал мужчина по поводу прибора и человека, сделавшего его, как и не понимала откуда пятна крови, что уже успели засохнуть на плаще мастера магнетизма. Нахмурившись, южанка постаралась сейчас не начинать разборки, ведь судя по внешнему виду Эрику помощь не требовалась, значит, кому-то другому крупно не повезло.  Кому-то другому… Кому? И что вообще он делал в городе?
- Не весь мир против нас. Пока еще. – Шепот куда-то в сторону. Может сейчас вообще не стоило понимать эту тему? Возможно. Но Анна всегда была остра на язычок и всегда несла ответственность за сказанное. – Ты сам… Ты в порядке? – Зеленые огоньки прожигали насквозь, ни намека на ехидство или же презрение. Она должна была это спросить, хоть ее это и не касалось.
Неловкость, что некогда царила между ними давно улетучилась, оставляя лишь теплые воспоминания о долгих разговорах, которых, порой, очень не хватало. Как и его дельных советов, хоть и резких, хоть и кардинальных, но проверенных опытом. Эрик мудрый, взрослый,  ответственный мужчина, чьи мысли невозможно предугадать. Он галантен, в меру обходителен, порой даже внезапно мягок и шутлив, но эта часть образа великого Магнето скрыта от посторонних глаз. А она ее видела, видела и знала, каким он мог быть и какой мог заставить стать ее. И эта мысль сейчас крутилась в голове южанки, разглядывающей старого друга с ног до головы. Если он и догадался о Гамбите, то не подал виду. Что ж, так даже лучше. Не было ни малейшего желания объяснять то, что давным-давно было известно вообще каждому, кто знал эту парочку лично.
- Спасибо. – Улыбнулась, поправив прядь волос. Однако от слов о лаборатории по спине пробежал холодок. Или же это пришло осознание того, что она одна, в совсем неприглядном виде, полуобнаженная висит сейчас над городом в компании одного из самых опасных мутантов на планете? Нет, это чушь.  Леншерр никогда не причинит ей вред, по крайней мере, не таким нелепым образом. Скорее даже наоборот, так что волноваться на этот счет не стоило. Скорее теперь ей было стыдно за свой вид и неловко.  – Что нужно делать? – Решив отвлечься от подобных мыслей, южанка нахмурилась, придавая себе более уверенный вид, что скорее всего, выглядело немного нелепо или по-детски  в глазах Магнуса. Да и что теперь? – И… Расскажешь, что с тобой случилось?

+2

9

Не весь, — холодно согласился Эрик, и еще одним его взглядом, брошенным в сторону ангара Мстителей, при желании можно было бы колоть лед в коктейли, так любимые некогда Тони Старком.
Или это был виски? Обычно, когда на душе неспокойно, люди — и мутанты — предпочитают виски.
Эрик знал это лучше многих.
Впрочем, добавленное чуть позже «пока еще» заставило его интуитивно напрячься. Анна-Мария не могла знать о Кракоа — никто не знал, кроме тех, кто принимал непосредственное участие в его, если можно так выразиться, вводе в эксплуатацию. Нельзя сказать, что подготовка держалась в строжайшей тайне, но в праздных будничных беседах о ней не болтали. Не болтали о ней и с теми, кто еще не успел зарекомендовать себя как мутант, который, случись вдруг открытое противостояние с человечеством, без колебаний встанет на нужную сторону, поднимет щит и обнажит меч.
Эрик хорошо относился к Анне-Марии — он, черт возьми, даже готов был когда-то на ней жениться, — но интересы мутантов традиционно ставил выше чьих-либо чувств и желаний, включая собственные. Любил ли он ее по сей день? Определенно да — крошечный, окруженный шрамами и рубцами кусочек его сердца навеки принадлежал ей. Доверял ли он ей достаточно, чтобы говорить о Кракоа?
Определенно нет. Даже сейчас она как бы ненароком прошлась по краю, так что каменная крошка из-под ее босых ног с тихим хрустом сорвалась вниз и исчезла в бездне его сомнений. Слишком много раз они спорили о методах, целях и средствах их достижения. Слишком много раз оказывались по разные стороны баррикад.
Пока еще не весь мир ополчился против мутантов. Но сохранит ли человечество статус-кво после того, как их поставят перед фактом рождения новой мутантской цивилизации? Когда они узнают, что мир изменился — изменился навсегда, и вовсе не так, как бы им хотелось.
Последующий вопрос Эрик оставил без ответа. По внимательному взгляду Анны-Марии, то и дело возвращавшемуся к кровавым пятнам на его плаще, было понятно: лаконичное «да, в порядке» ее любопытства не утолит, а пускаться в пространные размышления о преступлениях и наказаниях прямо сейчас… Не нужно, нелепо и неуместно. Тем более что они наверняка бы опять поссорились.
Если уж ссориться, то лучше там, где Анна-Мария не будет отчаянно ежиться от треплющего ее пижамку холодного ветра. Где в знак перемирия он сможет предложить ей теплое помещение, чашку горячего чая и чистую сухую одежду, пусть не подходящую по размеру.
В памяти ненароком всплыл игривый образ из далекого прошлого — из тех нескольких дней, что они провели вместе в Диких Землях. Дней, о которых Эрик никогда не жалел — и которые никогда бы не повторил. Дней, когда в перерывах между делами и актами пылкой самозабвенной любви он имел удовольствие любоваться Анной-Марией, на которой не было ничего, кроме его рубашки.
Без ответа поначалу остался и второй вопрос. Они, конечно, оба умели летать, но даже на сверхскоростном «Черном Дрозде» путь от Нью-Йорка до Дженоши занимал больше десяти часов, что уж говорить о путешествии своим ходом.
Создавать червоточины Эрик мог, но, откровенно говоря, не любил. И вовсе не потому, что они требовали от него каких-то особых усилий. Просто это было опасно. Любой прорыв реальности — что магический, что абсолютно физический и с трудом, но все-таки объяснимый банальной земной наукой, — мог повлечь за собой серьезные последствия, и от мастерства путешествующего это, к сожалению, не зависело. Использование же кротовой норы с целью просто сократить расстояние в нынешних обстоятельствах выглядело ничуть не лучше, чем забивание гвоздей последней моделью «Айфона».
А впрочем… будь у Эрика последняя модель «Айфона», кто запретил бы ему забивать ей гвозди?
Следуй за мной.
Нет, он, конечно, мог бы открыть червоточину и над головами у тысяч не спящих по разным причинам горожан, но что-то ему подсказывало: большая светящаяся дыра в небе над Нью-Йорком привлечет ненужное внимание. Кто-нибудь непременно сфотографирует, снимки разлетятся по интернету, и вновь зазвучат опостылевшие вопросы про коварного что-то затеявшего Магнето, который, конечно, больше не террорист, но все ведь прекрасно знают, что от него можно ждать.
В другое время Эрику было бы плевать на такие мелочи, но сейчас… Сейчас он не должен был допускать подобного.
Как и любой современный мегаполис, Нью-Йорк никогда не спал. Однако это вовсе не означало, что в нем, как и в любом современном мегаполисе, не было полузаброшенных улиц с побитыми или обесточенными фонарями, узких темных переулков — пристанищ бродячих собак, нелюдимых бездомных и мусорных баков, и мрачных плохо убранных промышленных зон, все население которых по ночам ограничивалось единственным сонным охранником. Там, куда не дотягивался свет неоновых вывесок и не забредали приличные ведущие ночной образ жизни среднестатистические американцы, в самом сердце города происходили самые разные вещи — от интригующих до откровенно жутких. «Сыны Ярости» знали это и раньше, когда заманивали в свои сети ничего не подозревающих страждущих, но сегодня… Сегодня их настигло возмездие. Неумолимое и молниеносное. Скрежещущее железом.
Эрик приземлился на заднем дворе какой-то кофейни, распугав стайку копошащихся в местном контейнере жирных лохматых крыс. Высокий забор вокруг минимизировал риск присутствия посторонних, а единственный фонарь над головой светил тускло и изредка моргал — идеальный маскирующий антураж.
Отступив на шаг — под сапогом противно хлюпнула лежалая банановая кожурка, — Эрик поднял руки перед собой и сосредоточился. Пальцы напряглись, словно впиваясь во влажный прохладный воздух с большим усилием. Повелевая электромагнитным спектром, Эрик был абсолютно бессилен, когда речь заходила о другой фундаментальной силе — гравитации. Открытие червоточины каждый раз было чем-то вроде философского спора с мирозданием за право считать это явление основанным на электромагнетизме. Закрыть глаза, прислушаться к своим чувствам, найти в пространстве частицы пыли с отрицательной плотностью массы, притянуть к себе, концентрируя в одной точке, и сыграть нехитрую мелодию на нужных энергетических струнах — и вот ночная тьма между ладонями искажается, истончается, закручивается водоворотом, и из рваных ран в теле измерения брызжет пронзительный бело-голубой свет. Эрик мягко оттолкнул от себя бурлящий комок энергий, и тот, словно радуясь долгожданной свободе, с низким гудящим звуком распахнулся в сияющее кольцо-портал. Достаточно большой, чтобы пройти мог не только создатель, но и кто-нибудь с габаритами Апокалипсиса.
Только теперь обернувшись на Анну-Марию, Эрик слегка поклонился ей. Как говорится, дамы вперед.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/564/807750.png[/icon]

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [23.07.2016 - 27.07.2016] Affection


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно