Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [08.10.2016] You came a long way


[08.10.2016] You came a long way

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Честность — лучшая политика. Если, конечно, у вас нет телепатии.
https://i.imgur.com/vcH1Du1.png

Центральный Парк Нью-Йорка, день

Professor X, Kymera


Ваканда не признает Кракоа — таков был официальный ответ новообразовавшемуся государству мутантов. Вот только буквально пару дней назад Ваканда представила миру наследницу королевского рода, потерянную до недавнего времени. Как иронично, что юная принцесса оказалась мутантом, подозрительно напоминающую внешне юную версию Шторм. Можно ли изменить отношения между странами, с учетом новых обстоятельств, покажет лишь время... или искусство убеждать.

Отредактировано Kymera (27.11.2021 13:02)

+6

2

— Сэр, вы должны это видеть.
По улице, обрамленной изваяниями огромных пантер, шла молодая девушка в черно-золотом. И племенные узоры, вышитые на ее одеждах, контрастировало с металлом и пластиком вокруг точно так же, как копья Дора Милаж, стоящих вдоль дороги, с вибраниумом, из которых были сделаны.
— Сегодня Ваканда назвала наследницу трона. Ей стала дочь бывших короля и королевы, ныне находящихся в разводе.
Голос ведущей перекрыл бой барабанов.
Когда Чарльз только узнал о свадьбе Ороро и Т’Чаллы, он был вне себя от радости. Пожалуй, на тот момент — да и до сих пор — это была лучшая новость за весь двадцать первый век, которую ему только довелось услышать. Конечно же, он приехал. Он должен был быть рядом в такой момент. Как наставник.
Тогда Ваканда была такой же, как сейчас. Причудливой смесью ритуалистики, дикости и современности, опережающей весь мир на пару веков. Только куда более гостеприимной. На свою свадьбу Т’Чалла созвал тысячи гостей со всего мира, и толпа пестрела самыми разными нарядами и цветами кожи, включая совсем не человеческие. Сейчас же, приглядевшись к толпе, Чарльз различал только вакандцев.
И Уату не явился для того, чтобы улыбнуться, как когда-то — молодоженам.
Прошлое. Это все прошлое. И надежды, с которыми Чарльз покидал Ваканду в тот светлый и памятный день, тоже в прошлом. Так много пожеланий и надежды были похоронены, когда супруги оказались по разные стороны баррикад, разведенные расколотым на части Фениксом. И если вначале все еще можно было исправить, то после нападения Нэмора на Ваканду пути назад не было. Один дурак, опьяненный взятой в долг силой, испортил все.
Теперь же дверь, казалось, закрытая навсегда, еще не распахнулась, но приоткрылась. Если не для запутанных отношений Т’Чаллы и Ороро, то для всех тех мутантов, которые выиграют оттого, что на трон Ваканды сядет одна из них. И это куда важнее персонального счастья двух индивидов, кем бы они ни были.
На экране за принцессой свитой следовали пантеры, и сама она чем-то напоминала их. Подтянутая, поджарая, как хищник, не променявшего охоту нахозяйскую кормежку. В костюме ее отца она смотрелась бы естественно. Но копна волос, ослепительно-белых в контрасте с темной кожей, превращал ее в копию матери. Когда же камеру навели на ее лицо крупным планом, стало понятно, что от матери она унаследовала не только волосы. Только глаза были темные — отцовские.
Со свадьбы Ороро и Т’Чаллы прошло всего шесть лет, а молодой Кимере было никак не меньше пятнадцати. История ее родителей началась задолго до свадбы, но Чарльз знал наверняка: их дочь не была плодом подросткового романа. А еще он знал и Кейбла. Вопрос был не в том, как и откуда она появилась. Скорее, из какого времени? Зачем? И почему осталась?
К чему это приведет?
И вмешательство в ткань времени гостьи из будущего волновало Чарльза меньше всего. Даже желание расспросить о том, получилось ли у них, не было ведущим.
Ваканда не признавала Кракоа. Единственное условие Т’Чаллы — выдать Нэмора и Эмму, ответственных за разрушение Золотого Города, — Чарльз выполнить не мог. Эмма с ее связями и компаниями была слишком нужна для продажи лекарств людям. Хотя бы в первые годы. Да и ее выдача разрушила бы все, что Чарльз пытался построить, провозглашая свой остров убежищем для мутантов. Независимо от того, кем они были прежде и что сделали. Нэмор же к Кракоа относился только по генам. Он плюнул на протянутую руку. Чарльз не обязан был защищать его, но и приказывать не мог.
Но теперь, с такой наследницей, не изменят ли Шури и Т’Чалла свое мнение?
Никто не произносил вслух «мутант». Оно стало неудобным задолго до того, как Чарльз обратился к миру. В Ваканде оно всегда значило «чужак», «полукровка». Впрочем, до печальных событий 2013 мало кто готов был ненавидеть своего соседа только за это. Но после борцов за чистоту человеческой расы прибавилось. Недавнее возвращение Феникса и последовавшие события лишь подлили масла в огонь. Как и речь самого Чарльза, прозвучавшая во всех головах Земли. Люди были напуганы, и боялись они мутантов. Примут ли они такую королеву?
Будет ли человечество готово допустить еще одну страну, возглавляемую носительницей гена Икс? Вакандцы не привыкли спрашивать разрешения. У них хватало силы для этого. Те, кто с негодованием отвергал кракоанцев, будут заискивающе улыбаться Кимере. Пока она, ее отец и ее тетя смотрят. Но за спиной? Как скоро случится первое покушение?
Фамильное сходство не гарантирует передачу гена Икс, как и неестественно белые для негроидной расы волосы. Но Чарльз видел лицо Кимеры прежде, в обрывках воспоминаний Ороро, изрезанных когтями Короля Теней. Тогда он не придал этому значения. Теперь, увидев Кимеру по TV, Чарльз видел как наяву, как ее глаза белеют от силы. Совсем как у матери. Но и память — не доказательство. А вот яркий огонек мутантской пси-энергии, горящий на противоположной стороне Земного шара, в вакандском Золотом Городе, когда Чарльз смотрел туда сквозь Церебро — вполне. Никто не произносил вслух «мутант», но даже те, кто не знал наверняка, подозревали это.
Объявление Кимеры наследной принцессой таило в себе огромные возможности. Но прежде, чем строить планы, Чарльзу нужно было встретиться с ней лично. Ороро здесь ему не помощница. Чарльз попытался осторожно обсудить с ней новости, но все, чего она хотела, — чтобы этот разговор скорее закончился.
Для встречи нужен подходящий момент. Безопасное место, равно удаленное от Ваканды и Кракоа. По просьбе Чарльза Сейдж достала расписание визитов принцессы в дружественные страны — ничего слишком подробного, чтобы быть секретным, но и на главной странице сайта правительства Ваканды его не публиковали. Всполошенный мир нуждался в успокоении. И, хотя в прошлый раз визиты дружелюбия прошли не слишком мирно, Кимера повторяла путь своих родителей — разве что начала не с Латверии. В день, когда она должна была оказаться вблизи от Врат, Чарльз коснулся ее разума — и вправду обнаружил ее там, где и ожидал. Уже сошедшую с трапа, еще не явившуюся на очередную презентацию себя самой. Достаточно не занятую, чтобы ответить.
«Здравствуй. Меня зовут Чарльз Ксавьер. И, я верю, нам есть что обсудить».
Последние лет десять его имени оказывалось достаточно, чтобы не пришлось пояснять, о чем пойдет речь. Особенно с тех пор, как Чарльз провозгласил Кракоа. Кимера тоже знала его имя — как Чарльз знал имя Франклина Рузвельта. И любопытство и удивление она испытала соответсвующие. Словно с ней заговорила историческая личность. Кто-то, о ком она только слышала. Голос Чарльза ей тоже был не знаком, хотя и вызвал смутный отклик, отброшенный как ложный.
Был ли Чарльз в ее будущем снова мертв? Он с трудом удержался от этого вопроса.
Похоже, ему все-таки лучше объясниться.
«Народы, к которым принадлежат твои отец и мать. Наши страны и их непростые отношения. И о тебе. Я приму отказ. Но если ты все-таки решишь прийти...»
«Жду тебя здесь», — так и не облеклось в слова. Их заменили образы Центрального Парка, дороги, по которой Кимера могла бы добраться до места встречи.
Дороги, по которой уже шел сам Чарльз, на удивление — для той славы, на которую он рассчитывал буквально десять секунд назад, — игнорируемый людьми вокруг. Возможно, потому, что ради прогулки с Кимерой он вернулся к своим более консервативным привычкам в одежде и ничем не выделялся из толпы — сколько в Нью-Йорке лысых мужчин в пиджаках? Возможно, потому что активно не хотел излишнего внимания.
Так или иначе, Чарльз надеялся, что Кимера воспользуется его приглашением. Хотя бы на этот раз. Он и так жертвовал парой часов утреннего сна и всем расписанием до обеда: на Кракоа только светало, когда он вошел в портал.

Отредактировано Professor X (12.12.2021 16:16)

+5

3

Совместно с Black Panther
Светские рауты и официальные дипломатические встречи быстро спустили ее с небес на землю. Радость от обретения семьи и возвращения на свое законное место, пусть и с некоторыми изменениями, сменилась собранностью и осторожностью. Кимера понимала, что сейчас за ней следил чуть ли не весь мир. Любое ее слово и действие могли растиражировать и извратить в угоду политическим интересам какой-либо страны. И вероятность, что это будет сделано против Ваканды, была слишком велика. Как оказалось, мутанты тоже наблюдали. Возможно, догадываясь о наличии икс-гена по ее сходству с матерью, возможно, зная наверняка — через прошлое Ороро или благодаря Церебро. Однако голос, раздавшийся в ее голове, стоило ей сойти по трапу отцовского джета, удивил ее и заставил напрячься.
Чарльз Ксавье. Она знала этот голос и, увы, лично у нее он вызывал не радостные ассоциации, заставляя добавлять к имени еще одно слово — Второй. Этакий персональный кошмар Людей Икс ее времени, враг, за которым она лично гонялась несколько лет. Младшенький «Икс» попил крови им всем, погрузив мир в хаос. У них была одна сила, одно лицо и один голос, которому хотелось мысленно прорычать что-то совершенно недружелюбное. Пришлось напомнить самой себе, что в этой реальности Чарльзом Ксавье все же был знаменитый Профессор, а не его сыночек-самозванец. Мутант из ее прошлого, духовный наставник и лидер оригинальных Людей Икс. Прошлое, которое она не застала, оживало на глазах вновь. Что он хочет с ней обсудить? Кимера постаралась передать свой безмолвный вопрос об уточнении темы разговора.
Родители. Народы. Страны. И только потом — она сама. Как истинная дочь своего отца, Кимера хорошо умела скрывать свои эмоции. Ей хватило новостной ленты и отчетов разведки Ваканды, чтобы за неделю осознать все происходящее в мире. Ее будущее уже мало имело значение, ведь здесь и сейчас было Кракоа — государство нации мутантов. Мечта о сосуществовании, за которую она когда-то успела посражаться в память о матери, канула в небытие. Пожалуй, им действительно было, что обсудить.
— Я получила приглашение от Чарльза Ксавье, — Кимера коснулась пальцем виска, делая вид, что поправляет волосы. Пояснять что-либо еще было уже не нужно, Т'Чалла мгновенно поймет, откуда прилетела сова с письмом.
Вообще то, что отец решил слетать туда-обратно на джете специально, чтобы отвезти дочь в Нью-Йорк, выглядело... забавно и неловко. Юная принцесса была неплохим пилотом, не говоря уже о присутствующих на борту Дорах и наличии высококлассного автопилота. С ней не требовалось нянчиться, да поди переспорь Короля Мертвых.
Ни один мускул не дрогнул на лице Черной Пантеры. Разве что это его и выдавало — слишком быстро улыбка, почти не покидавшая его в полете, сменилась маской равнодушия.
— И чего же хочет дедушка Чарльз? — обманчиво мягко спросил он. — Для нового учебного года, пожалуй, уже поздновато.
Они, разумеется, оба понимали, чего он хочет, но ядовитой иронией Т'Чалла, как обычно, просто выигрывал время для сложных мыслительных процессов, многоуровнево протекавших в его голове. Доры ненавязчиво подобрались, чувствуя перемены настроения.
— Обычная встреча, даже без чашечки кофе. Сказал, что дресс-код свободный, — парировала иронию Кимера. — Да брось, ты ведь понимаешь, что я для него не меньшая неожиданность, чем для тебя.
Она не стала высказывать уже готовый сорваться сарказм о том, что мутантов как-то очень предусмотрительно не оказалось в списке ее официальных встреч, в то время как Т'Чалла успел поразмышлять даже об организации светских посиделок с очень сомнительными личностями.
— Если ему есть, что сказать, мог бы поговорить и со мной, — отец уже добавил немного металла в голос. — А не втихаря завлекать дочь.
Он внимательно посмотрел на нее, через пару мгновений вздохнул и позволил эмоциям вновь проступить на лице.
— Я бы хотел пойти с тобой... но, полагаю, что ты начнешь меня уверять, какая ты самостоятельная, — он взглянул в небо. — И, пожалуй, это правда.
Кимера кривовато улыбнулась, не стараясь скрыть мгновение ликования от этого признания со стороны отца. Т'Чалла подошел к ней и погладил по голове, отчего юная принцесса на секунду зажмурилась. То ли от самой ласки, то ли чтобы не видеть выражение лиц наблюдающих за всем этих Дор.
— Не думаю, что Чарльз рискнет похитить тебя или нагло влезть в голову. Скорее, он применит свои любимые методы: красивые слова о красивом будущем, за которое — самая малость — кому-то надо поистекать кровью, ну в крайнем случае, отдать жизнь. Это же такая ерунда в сравнении с лучшим миром, — Т'Чалла горько усмехнулся чему-то своему. — То, что ему доверяет твоя мать, не означает, что ему можешь доверять ты. Особенно сейчас.
— О, у меня самые прекрасные отношения с доверием. Наследственное, — Кимера хмыкнула, сохраняя серьезный вид. — Думаю, он видит во мне... хм, надежду, наверное? — она пару раз нажала на бусины кимойо, активируя пси-щиты. — Тебе так будет спокойнее?
— Тебя успокоит ответ "да"? — Пантера едва улыбнулся краешками губ, ответив вопросом на вопрос. — Но Доры пойдут с тобой. Не для защиты от Чарльза, — предупреждающе успел добавить он. — Для статуса. И на всякий случай.
Отец поцеловал ее в лоб.
— Я люблю тебя. Удачи. Но помимо нее тебе еще кое-что пригодится, — он нажал на пару бусин своего кимойо.
Несколько секунд ничего не происходило, но затем из-за ангара вылетел спортивный автомобиль. Темно-синее купе на невероятной скорости пронеслось по взлетной полосе и плавно остановилось возле новой хозяйки.
— Корпус из сплава вибраниума, облегченный, но с уровнем брони президентских лимузинов. Крепче только танк, и то не всякий. Разгоняется до сотни за секунду, но, пожалуйста, не гоняй по городу. Мы с уважением относимся к местным законам... ну, почти, — добавил Т'Чалла с небольшой улыбкой. — Настроен на твой кимойо, можно включить автопилот, если не хочется вести самой. В конце концов, я задолжал тебе подарок.

***

— Отстаете, девочки.
Кимера самодовольно улыбнулась, ныряя на новой машине в поток на Пятой Авеню. Как и обещала отцу, она не гоняла по улицам, злостно нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения, но ей повезло оторваться от своего почетного кортежа в лице Айо и Анеки, вынудив своих телохранителей задержаться на 112-й западной улице. Она ведь не виновата, что на ее машину отвлекся таксист, из-за аварии которого началась пробка.
Сбросив скорость, Кимера нырнула в пустой парковочный карман и заглушила двигатель. Последний раз взглянув на свое отражение в зеркале заднего вида и найдя его удовлетворительным после унылого светского приема, принцесса выбралась из машины, невозмутимо дожидаясь, когда Доры смогут найти себе место для парковки поблизости и добраться до нее.
— Nkosazana yam!
— Нет, нет, нет. Айо, давай без этого хотя бы сейчас. Я уже и так опаздываю. Мое обещание отцу распространялось только на ваше сопровождение, а не на то, что я позволю вам тереться рядом во время встречи. Это будет приватный разговор и точка. Делайте, что хотите, но чтобы ни я, ни Чарльз Ксавье, вас не видели, — оценив хмурое выражение лица Доры Милаж, Кимера ответила самым строгим взглядом, на который только была способна. — Это приказ.
В некотором смысле ей было жаль их. Девушки честно выполняли свою работу, а вот Т'Чалла, а теперь еще и его дочь, вечно норовили им усложнить жизнь. Она бы купила им кофе, но находясь при исполнении, Доры, казалось, начинали питаться святым духом. Возможно, однажды она смирится с сугубо деловым подходом, но пока что юная принцесса не теряла надежду выбивать из Дор подобие улыбок не только в моменты появления Укатана или когда отец решал ее потискать. Да поможет ей Баст пережить все это...

***

Проверив пси-щиты и включенную регистрацию происходящего на кимойо, Кимера смело поцокала на каблуках по дорожкам Центрального Парка к месту, которое ей телепатически обозначил Профессор, которого она почувствовала его еще до того, как увидела. Один из самых знаменитых мутантов планеты, если не самый знаменитый, не был знаком ей по запаху, но перепутать его с другими людьми не представлялось возможным. Все мутанты пахли иначе, чем люди, но запах некоторых нес на себе отпечаток не только их деятельности, но и силы. Чарльз Ксавье нес на себе отпечаток морских брызг, неизвестной цветочной пыльцы и металла, что тесно соприкасался с кожей в жару. Кимера не могла решить, находит ли его запах предупреждающим, расслабляющим или угрожающим. Было в нем что-то, что неуловимо беспокоило ее, но что именно было триггером, оставалось загадкой.
Поправив ожерелье под одеждой, которое неожиданно стало впиваться в кожу (во всяком случае, ей так показалось), она последовала в этот отчаянный рывок к финишной прямой. Элегантно присев на противоположный конец лавочки, Кимера окинула Чарльза внимательным взглядом, мысленно стараясь найти отличия между ним и его сыном в будущем. Предполагая, что он тоже сравнивает ее с Ороро.
— Здравствуйте, Профессор. Прошу меня извинить за опоздание. Светские приемы утомительны, а сбежать с них бывает проблематично.
Как принцесса она могла себе позволить и не извиниться за такую мелочь. Ровно как могла полностью проигнорировать его приглашение на эту встречу, не вызвав никакого дипломатического скандала или даже капли осуждения. Но она решила это сделать, тем самым стараясь подчеркнуть, что все это — жест ее доброй воли. Она здесь, потому что на то было ее личное желание. Им ведь есть, что обсудить, не так ли?

+5

4

Прежде, чем увидел, Чарльз почувствовал Кимеру. Вернее, не ее — нечто темное, крадущееся. Не более, чем тень между ветвей, дорожка из колыхающихся стеблей посреди рыжей саванны. Не хищника, лишь свидетельства того, что тот проходил здесь. Если бы Чарльз не знал Т’Чаллу — и защиту, которую ему давали бог-пантера и технологии Ваканды, — так хорошо, если бы не следил вполглаза за разумами тех, кто проходил рядом, он бы ничего не заметил.
«Ты мне не доверяешь? Ну конечно», — в мыслях Чарльз обращался не к Кимере, а к ее отцу. Не так, чтобы тот услышал. Печально, что после всего, пройденного вместе, Т’Чалла допускал мысль, что Чарльз мог повлиять на разум его дочери не только словами. Печально, но закономерно. Еще до своей последней смерти Чарльз стал не так принципиален в вопросах телепатии. А теперь изменилось слишком многое.
Былая дружба значит очень мало, когда на кону судьбы народов. Тех, кто поверил им.
Вблизи, не в церемонимальных одеждах, Кимера напоминала свою мать еще сильнее. Особенно о тех временах, когда Ороро прониклась американской молодежной культурой. Разве что в выборе украшений дочь оказалась чуть более сдержано. Интересно, был ли это ее выбор? Ее нрав, вобравший и отцовские черты? Или настоял Т’Чалла? А, может, королевский стилист?
— Здравствуй. И не волнуйся. Я понимаю, что мое приглашение было внезапным. Приятно, наконец, лично встретить тебя. Ты так выросла.
В былые времена, впервые встретившись с любой мутанткой-подростком, Чарльз непременно сказал бы нечто вроде: «У меня есть школа для детей с талантами как у тебя». Школа все еще была, хоть и сменила не одного директора, пережила множество переездов и путешествие в Лимбо и обратно, стала Академией. Вот только Кимра не станет ее ученицей.
Никогда больше.
— Я видел тебя в воспоминаниях твоей матери. К сожалению, она была не в настроении для семейных историй, а я не стал настаивать.
Как и сейчас. Его, без сомнения, интриговала путешественница во времени, решившая остаться в мире до своего рождения вопреки всем возможным парадоксам. Глобально все, что делал сейчас Чарльз, исходило из знаний будущего, которого не случилось — и случиться не должно. Войн и геноцидов, повторявшихся вновь и вновь с их народом. Порочного круга, из которого они пытались сбежать на Кракоа. И если Кимера бежала от еще одного — одинадцатого — мрачного будущего, ему стоило знать причины, чтобы попытаться все исправить.
Но пусть она расскажет об этом, когда посчитает нужным. На детей нельзя давить, тем более при первой встрече, не заслужив еще их доверия.
— Насколько я могу судить, свои уроки ты уже выучила. К тому же, твой отец не одобрит, если ты продолжишь свое образование вне Ваканды.
«На Кракоа».
Говорить прямым текстом о конфликте — перешагнувшим уже границу холодной войны или только занесшим ногу? — ее отца с мутантами, которых он еще недавно горячо поддерживал, Чарльз тоже не собирался. Это только оттолкнуло бы Кимеру. У Т’Чаллы были причины. Чарльз мог сколько угодно с ними не соглашаться, но и смотрели они с абсолютно разных перспектив. Почти полярных.
В современном мире Чарльз не смог бы показать всем свою точку зрения, даже если бы захотел.
Прежде, чем они начнут разговор о чем-то серьезном, стоило позаботиться о комфорте гостьи. Ее движения казались настороженными и скованными, а спина — слишком прямой для скамейки в парке, даже в Центральном.
— Пока что прохожие нас не замечают. Но, если ты пожелаешь, я могу прекратить внушать им, что здесь не происходит ничего интересного.
«Или мы можем проверить, работают ли в Daily Bugle устойчивые к телепатии папарацци».
Без сомнения, не пройдет и десяти минут с того момента, как их заметят, до первой фотографии. На профессиональную фотокамеру или на смартфон ради лайков в соцсетях — не важно. Кракоа и наследница Ваканды стали двумя самыми громкими событиями этой осени.
— И, если тебе не нравится парк, мы можем пойти куда-нибудь еще.
Чарльз предоставлял выбор Кимере прежде всего для того, чтобы ни она, ни ее отец не сочли его предложение ловушкой. Но и помочь ей расслабиться он тоже хотел. Вполне искренне.
Она, в конце концов, еще совсем ребенок.

+5

5

Он говорил. Говорил размеренно, как и полагалось дипломату или профессору, проводящему лекцию для студентов. Тембр его голоса, мельчайшие интонации — все это располагало расслабиться и внимать услышанному. И именно это подхлестывало ее не терять бдительность, анализировать каждое слово, каждый вылетевший звук. Чарльз Ксавье был далеко не так открыт, как хотел казаться, как пытался убедить в этом — намеренно или уже в силу привычки? Можно только было гадать, какой багаж за плечами Профессора и как много в нем хранилось скелетов.
— Если Вы видели воспоминания моей матери, то знаете, кто я, далеко не из новостей.
Кимера слегка нахмурилась, обдумывая, сколь многое может быть известно сидящему рядом мутанту. Что он успел увидеть, если Ороро не пожелала обсуждать гостей из будущего? Которых, вероятно, вполне искренне считала ушедшими обратно в свой мир.
— Я наслышана о Вас, Профессор. Вас довольно часто упоминали в разговорах или когда просто рассказывали истории о прошлом. К тому же я люблю читать. В Школе были целые стенды, посвященные Вам, а про интернет так вообще молчу.
И лучше ей не рассказывать, как отчаянно она раскапывала информацию о прошлом своей матери, особенно последовав по ее стопам в команду Людей Икс. Это не сделало ее ближе к Ороро, да и не могло — на тот момент великая Шторм уже положила свою жизнь на алтарь всеобщего мутантского счастья вполне буквально, оставив маленькую дочь без ответов.
Принцесса выглядела довольно дружелюбно, хотя на деле она была сосредоточена и обдумывала все, что слышит и говорит. Внешность обманчива. Перед Чарльзом была не юная версия его ученицы, жаждущая отеческих наставлений и готовая верить в светлое героическое будущее. Она скрывала свои эмоции не хуже Т'Чаллы, а подскочившую в одно мгновение подозрительность из-за слов об уроках можно было заметить лишь по немного участившемуся пульсу, который Профессор вряд ли мог почувствовать.
В воспоминании мелькнула усмешка отца, когда он спрашивал, что от его дочери хочет известнейший телепат планеты. «Для нового учебного года уже поздновато». Почему Чарльз заговорил об уроках? Неужели он подслушивал? Сердце пропустило удар и Кимере пришлось глубоко вдохнуть, чтобы успокоиться, попутно делая вид, что она наслаждается воздухом в парке. Денек действительно был на редкость отличный для прогулки и даже окружающие их запахи не были назойливыми или резкими, чтобы раздражать ее чувствительный нос. 
— Мои Дабл-А, то есть Айо и Анека, не оценят, если Вы попытаетесь препятствовать им оберегать жизнь их принцессы, Профессор. Позвольте им выполнять их работу, а в остальном, — Кимера усмехнулась, — меня мало волнуют мысли случайных прохожих. Скорее наоборот, мне даже нравится это игнорирование. Так тихо вокруг не было со дня церемонии.
Быть принцессой — это быть знаменитостью. Быть новоявленной принцессой Ваканды, о которой до этого никто не знал — это быть сенсацией. Первые дни после церемонии мир гудел не хуже потревоженного улья. Ее лицо и имя на какое-то время почти вытеснили Кракоа с первых полос газет. Было теперь что-то ироничное в ее встрече с зачинщиком кракоанского государства. Как сильно бы дрогнул мир, сфотографируй кто-нибудь их сейчас вместе?
— Я бы хотела побыть тут еще какое-то время. Все последние дни слились в череду перелетов и светских встреч, что парк в сердце мегаполиса кажется синонимом свободы и свежести, — Кимера теребила язычок молнии на своей куртке, переживая воспоминания. — Я провела последние три года взаперти.
Она не собиралась ему жаловаться, хотя голос едва заметно дрогнул. У нее не было причин скрывать от Ксавье правду о том, что Оружие Икс, давний враг мутантов, все еще функционирует. Программа не была закрыта и вряд ли когда-нибудь будет. Ей повезло, что Т'Чалла проверил тот бункер в Исландии, что он его вообще сумел найти. И при этом не убил живое оружие, поставленное на его пути. Более того, она хотела, чтобы Чарльз узнал правду об экспериментах, в которые она угодила по своей глупой юности. Она была сильной в свои четырнадцать и ей повезло сохранить себя и позже быть спасенной, а сколько детей может находиться где-то под землей? Сломанных и обезображенных. Как бы она не относилась скептически к политике Кракоа, скрывать такое она от них не собиралась. Эта информация тоже ее добрый жест новому государству и напоминание, что сотрудничество — не самое плохое слово в реализации.
— Оружие Икс преподало мне много уроков, Профессор. И я выучила их очень хорошо. Так хорошо, что на всю жизнь хватит. Программа функционирует и даже не собиралась закрываться, что бы они не говорили. Вы должны знать, что ваши враги не дремлют, как казалось. Меня спасла счастливая случайность, а паранойе отца нужно отдать должное, что заставила его откопать тот бункер. Вы ведь знаете, что происходит с мутантами в программе Оружия, Профессор. Попробуйте теперь представить мое желание разворошить их гнезда.

+5

6

— Ороро стала жертвой Короля Теней, так что меня больше интересовала целостность её разума, чем связь образов, мелькавших в ее памяти, с реальностью. Сейчас с ней все в порядке.
Оправдываться Чарльз не собирался, но это была чистая правда. Правда, реакцию на которую он надеялся увидеть. Понять, насколько Кимера в курсе последних событий, есть ли ей дело до ее матери и... товарищей? В коротких видениях прошлого она казалась частью команды. Но была ли? Как мало Чарльз знал о ней. Слишком, если вспомнить, насколько важной могла стать эта встреча.
Но куда больше, чем Чарльз надеялся прочесть по ее непроницаемому лицу, Кимера рассказала сама. Открыто, без утайки, пусть и немного внезапно. Будто говорила о чем-то пусть важном, но далеко не ужасном.
Три года девочка провела взаперти, в жестоких условиях, ломавших и куда более взрослых, повидавших изнанку жизни мутантов. Выжила... и, на первый взгляд, сохранила разум, личность. Даже шутила без горечи, без скрытой боли в усмешке. От дочери ее родителей следовало ожидать именно такой стойкости духа и силы воли, но Кимера все равно восхищала. И беспокоила. То, что она выглядела здоровой, не значило, что она таковой и была.
Не могла она уцелеть психически.
Но проверить, взглянуть ближе у Чарльза не было ни малейшего шанса. Не сейчас, не в этих обстоятельствах, не при нынешнем уровне доверия.
Стало не так уж и важно, как много о происходящем в мире Кимере позволял узнать отец, что утаивал, дал ли выбор между двумя народами, частью которых она являлась. Даже вопрос, почему она осталась, потерял половину смысла. Была ли там, в лабораториях Оружия Икс, у нее возможность вернуться? Едва ли. Вот только оставалась одна деталь. Обретя свободу, Кимера только сильнее связала себя с этим... миром? Временем? Церемония сделала новоявленную принцессу частью здесь и сейчас, и тихо, без последствий ей уже не уйти. Она должна была это понимать. А Т’Чалла — тем более.
Так почему же они?..
Новость же о том, что программа, вопреки всем обещаниям, так и не была закрыта, не вызвала ни удивления, ни возмущения. Только горькое, но будничное: «Так и знал», — и короткую усмешку. Чарльз на своем опыте испытал, как правительство США исполняет свои обещания, а в рамках одного и того же департамента правая рука не знает о том, что делает левая. Момент, конечно, выбрали ужасно неудобный. Основание нации само по себе являлось гигантской проблемой. Но стоило ли ожидать, что враги мутантов любезно подождут, пока те закончат то, что сами начали, и только затем начнут действовать? Нет. Конечно же нет.
Чарльз устало потер переносицу и только подавив зарождающееся в душе раздражение заговорил вновь — в конце концов, не Кимера была источником и целью этого чувства.
Надо же оправдывать репутацию того, в чью честь в том другом будущем установили целые стенды? Вот только мучеником быть не в пример легче, чем живым святым.
— Мне жаль, что тебе пришлось пройти через это.
Он отвел взгляд в знак сочувствия — и, что уж там, признания вины, — чтобы уже через пару мгновений взглянуть ей в глаза. Следующий его вопрос был слишком важным и личным.
— Поэтому ты решила остаться? Чтобы уберечь других от Оружия Икс?
И отомстить. Если Чарльз понимал хоть что-то в менталитете вакандцев, «прощение» и «милосердие» не были для них добродетелями. Не удивительно для народа, веками оборонявшего свои границы от захватчиков и работорговцев.
Не удивительно, что Т’Чалла до сих пор жаждал крови Нэмора и Эммы.
Но от ситуации с Оружием Икс не выигрывали ни мутанты, ни Ваканда. Никто, чьи интересы для здесь собравшихся хоть что-то значили. И дело даже не в том, что по несчастливому стечению обстоятельств среди подопытных оказалась будущая принцесса.
Им стоило объединить силы, а, главное, знания. Но они не могли. Из-за упрямства, разногласий, официальных проблем.
А вот Чарльз в частном разговоре с Кимерой вполне мог поделиться с ней тем, что удалось узнать.
— Мы уже сталкивались с похищениями мутантов для экспериментов, но не нашли прямой связи с Оружием Икс, не считая интереса к его бывшим подопытным. По крайней мере, пока. У нас много врагов. И половина из них хотела бы разобрать нас на составляющие и собрать заново, но уже покорными.

+4

7

Кимера никак не отреагировала на упоминание Короля Теней. Кажется, что-то такое было в прошлом? В любом случае, не стоило удивляться, что жизнь Ороро в очередной раз подвергались опасности. Это состояние было типичным для Людей Икс, кому как не ей об этом знать. Какой реакции Чарльз от нее ждал? Переживаний? Так это прошлое, сейчас с Ороро все в порядке, зачем тратить нервы на пустое беспокойство о событиях давно минувших дней. Может, от нее ждали сочувствия по отношению к тому, что пережила ее мать? Так она сама выбрала этот путь, и прямо сейчас рядом с Кимерой сидел тот, кто направил Шторм на него.
Она действительно много читала. Изучала прошлое матери в поисках ответов на свои вопросы, постоянно возвращаясь к фигуре отца. Не своего. Отца всех Людей Икс — Чарльза Ксавье. Она вступила в команду ради того, чтобы понять. А принять эту идею так и не смогла. Вероятно, в этом и была разница между ней и Ороро, создавшая огромную пропасть, над которой то возводились, то разрушались мосты. Конечно, Кимера прекрасно знала, что в случае необходимости мать отдаст за нее жизнь — прекрасная разовая акция, высший акт любви к другому. Но иногда она задавалась вопросом: этот обмен произошел бы потому что она ее дочь или потому что она ребенок-мутант, нуждавшийся в герое-защитнике? Возможно, она однажды об этом спросит.
Кимера кивнула в ответ на прозвучавшее «мне жаль». Не нужны были никакие суперсилы, чтобы понять, что Профессор говорит правду. Ему действительно было жаль, но вот причины этого сожаления могли быть совершенно разными, начиная от сочувствия к мутанту в лаборатории и заканчивая упущенными за три года возможностями. Кимера чувствовала, нет, она знала, что Чарльз не был плохим челове... мутантом. Внутренний голос автоматически выдал поправку, напоминая о кракоанской нации. Профессор действительно стремился к хорошим и правильным вещам, но червячок недоверия продолжал грызть ее изнутри.
Она потеряла мать — за его идеи. Ее отец страдал — расхлебывая последствия этих идей. Она сама чуть не умерла — просто прикоснувшись к чужой мечте. Мечте, которая изменилась и теперь меняла мир вокруг, ломая хребет привычных устоев.
Кракоа восхищало.
Кракоа пахло бедой.
Однажды Люди Икс воевали со Мстителями и это разрушило брак ее родителей. Если однажды Кракоа будет воевать с Вакандой... Было очевидно, кто окажется между огнем и наковальней. Уже сейчас — пешкой на шахматной доске большой политики. Разве не поэтому она сейчас здесь?
— Нет, — спокойно отозвалась Кимера. — Точнее, не совсем. Я не стремлюсь уберечь других, я стремлюсь уничтожить программу Оружия Икс. Выкурить их из всех нор, достать из-под земли и стереть из самого существования, оставив от них лишь эхо болезненных воспоминаний и пепел от сгоревших трудов на крови. Не ищите во мне милосердия к врагам, Профессор. У вакандцев его нет.
В ее голосе не было гнева или даже легкого отголоска боли. Каждое слово было произнесено невозмутимо, словно принцесса озвучивала констатацию всем известного скучного факта. Твердо и прямо, что сразу было понятно: все сказанное — случится. Дочь Черной Пантеры не отступится, пока Оружие Икс не станет темным пятном в истории. Вакандцы умели копать очень, очень глубоко. Во всех смыслах.
— Не удивительно. Страх перед мутантами существовал всегда, но власть и жажда наживы для многих стали причинами активных действий. Военные программы и живое оружие, фармацевтическая промышленность, энергетика... список сфер, в которых можно использовать наработки, созданные на крови и страданиях носителей икс-гена, практически бесконечен. Даже будучи мировой сенсацией, я не обладаю нужными связями и властью, чтобы мне на блюдечке с голубой каемочкой преподнесли спонсоров и ученых, замешанных в секретных разработках. Не в интересах больших кошельков показывать грязную изнанку счетов. Благо, что этого и не требуется, у нас есть один любопытный источник. Что Вам известно о похищениях? К кому из прошлых проектов проявляли излишний интерес? 
Они создавали из нее климатическое оружие, как только открыли атмокинез. Возможно, если она узнает, какую «коллекцию» собирает Не-Оружие-Икс, то сможет понять, что ей искать. Чтобы понять врага — думай как враг. Хорошо, что моральные принципы не отказывали ей в этой возможности и хорошо, что русло разговора переключилось с ее семейной трагедии на какие-то четкие рабочие задачи. Контроль собственных эмоций у Кимеры был не бесконечен.

+4

8

Нельзя сказать, что Чарльзу нравились ее мотивы — подобное ожидаешь услышать от военного, отслужившего в горячих точках, или матерого убийцы, а не от семнадцатилетней девочки. Пятнадцатилетней, с поправкой на годы в лабораториях, полную изоляцию и скорей всего, долгие периоды седации, не слишком-то способствующих развитию личности. Кимера в самом деле была вакандкой, впитавший в себя их культуру и мораль. И явно не с молоком матери. Чем дольше Чарльз говорил с Кимерой, тем меньше видел перед собой молодую Ороро. Ее место занял Т’Чалла в юбке. И лет на двадцать младше себя настоящего.
Глобальные катастрофы последних лет, такие, как вторжение скруллов, показали: между вакандцами и мутантами неожиданно много сходств. Особенно когда нечто угрожает их жизни, дому и детям. Возможно, потому, что и те, и другие знали, как выживать, полагаясь только на себя и сородичей, и не ждали от внешнего мира помощи, доброты и чуда. Но различалось главное — основа мировоззрения. То, в какой момент для них началась изоляция. Были ли они изгоями или изгнавшими других, отгородившимися забором из тайн, технологий и традиций.
Если у Чарльза все получится, исчезнет и это различие. Что останется тогда? То самое милосердие? Желание помочь? Хотелось бы.
Нельзя сказать, что Чарльзу нравились ее мотивы, но цели его вполне устраивали. Общая охота могла сблизить если не их нации, то Кимеру с теми, кто будет ей помогать. Позднее Чарльз вернется к этой мысли. Подберет для миссии команду, которая придется ей по душе. Если события пойдут по наилучшему сценарию, этим сотрудничеством Кракоа убьет не двух, а трех зайцев.
Потому Чарльз так легко делился информацией с Кимерой. Ее частью, по крайней мере.
— Мы нашли в даркнете заказ на похищения, опубликованный после семнадцатого сентября, — он говорил размеренно, спокойно. Отрешенно — глядя на рыжеющие кроны деревьев вместо собеседницы. — Список довольно длинный, будет лучше, если я пришлю полную версию. Пока же скажу, что среди целей были Нина Турман и Курт Вагнер. Единственное, что связывает проект с Оружием Икс — дефективные клоны Лоры Кинни. Но я бы не спешил делать выводы на их основе. Маркировки в документах указывают на Алкимакс Генетикс, в чьей лаборатории и велись опыты, и на некую неизвестную пока организацию. Их эмблема — какой-то цветок, вроде лотоса или орхидеи. Это уже второй раз, когда мы встречаем этот символ за последний месяц.
Раньше о нем никто не слышал. Но то, что находили мутанты теперь, требовало годы подготовки. Один вопрос не давал Чарльзу покоя: его обращение просто подстегнуло эту организацию действовать или же они знали заранее? Обо всем? О Кракоа?
Что, если у них тоже был свой информатор из будущего?
Что, если у них получилось?
— Мы будем благодарны любой помощи и с радостью поделимся тем, что сможем узнать сами. Но... — Чарльз, наконец, обернулся к Кимере, а в его интонации вернулась былая участливость, — ...позволь мне перефразировать вопрос. Месть — это единственное, что держит тебя в этом времени? Ты ведь не собираешься возвращаться. Даже если Оружие Икс прекратит существовать.
Хоть Чарльз и не мог прочесть ее мысли, но теперь не просто подозревал, что Кимера решила остаться здесь — был в этом уверен. Потому что она слишком похожа на своего отца. А представить себе Т’Чаллу, согласившегося стать наследником престола лишь затем, чтобы спустя десяток лет завершить миссию и исчезнуть, Чарльз не мог.
Другой вопрос, хватит ли целой жизни, чтобы похоронить Оружие Икс и всех его наследников? Может, на это Кимера и рассчитывала — на невыполнимость своей миссии?

+2

9

Кимера жадно впитывала каждое слово. Неважно, что кимойо продолжал записывать ее встречу с Чарльзом и она могла в любой момент позже ее переслушать. Здесь и сейчас она почти лихорадочно распихивала новые данные по полочкам, проводя параллели, пытаясь сходу вспомнить детали из своего заключения в подземной лаборатории. Конечно, Оружие Икс стало ее заклятым врагом, но это не означало, что ей совершенно наплевать на компании, ничем от Оружия не отличающиеся в своих экспериментах.
— Алкимакс всегда вел теневую деятельность, имея связи с другими проектами, — Кимера задумчиво разглядывала мелкие камешки на парковой дорожке. — Цветок?.. Хм...
Во взгляде мелькнуло что-то похожее на узнавание, но принцесса не стала что-либо добавлять. По большому счету, ее будущее разительно отличалось от настоящего в этой временной линии, что все знания, которыми она обладала, казались бесполезными. В ее памяти было с добрый десяток компаний, на логотипе которых были лотосы или орхидеи, но которая из них могла бы сейчас заниматься подобной деятельностью? Все равно, что гадать на кофейной гуще. Выборка мутантов пока тоже казалась бессмыслицей. Домино, как и Лора Кинни, была проектом. Если взять этих двоих и саму Кимеру, то можно было выстроить вполне стройную теорию о том, как компании пытаются собрать утерянные успешные образцы своих проектов для чего-то более крупного. Но Курт Вагнер? Выглядело очень похоже на уловку-22. Ей предстояло хорошенько обдумать все и собрать больше информации, сделав запрос к разведке Ваканды. Если они откопали ее в Исландии, кто знает, какие еще скелеты они смогут достать из-под земли.
— Месть?
Кимера чуть склонила голову набок, бросив на Чарльза изучающий взгляд. Мстить она могла руководителю проекта и отдельно взятым ученым, что творили с ней все пережитые кошмары. Выследить их, захватить, пытать в отместку за случившееся и для добычи информации, казнить. Месть могла завести ее очень далеко. Желание уничтожить программу Оружия Икс под корень — это уже война. Расчетливая, не предусматривающая капитуляции противника. Одной уже хватило, когда якобы Оружие прикрыло свою лавочку, а на деле лишь залегло глубже.
— Нет. Мой конфликт с Оружием Икс не является причиной. Все несколько... сложнее.
Принцесса откинулась на лавочку, расслабленно прикрыв глаза. Обдумывая, что она может сказать телепату, а что должно остаться на уровне общедоступной информации. Прикрыться газетной вырезкой не выйдет, в отличие от большинства людей, Чарльз Ксавье в курсе, что она не из этого времени, а не просто скрытый от людских глаз ребенок Т'Чаллы и Ороро, который сейчас королевская семья достала тузом из рукава после объявления о суверенитете Кракоа.
— Я не та, кто должен объяснять сложности пространственно-временного континуума. Во имя великой Баст, я сама в них не сильна. Когда-то я осталась в этом времени, чтобы изменить историю своего лучшего друга. Сознательно вмешалась в ход событий. Кто знает, может быть, именно это является ключом ко всем дальнейшим отличиям? Как теория о взмахе крыла бабочки, — Кимера выдавила из себя грустную улыбку. — Так или иначе, я пробыла в этом мире слишком долго, чтобы вернуться в свое будущее, если моя временная линия вообще существует до сих пор. Ко всему прочему, я уважаю волю Богини, чье решение было вполне прямолинейным. Я должна остаться. Возможно, мне еще предстоит сыграть здесь свою роль.
Возможно, даже на Кракоа. Каким бы оно ни было.
А что будет, если ее родители сойдутся, как было в ее будущем? Что будет, если у Ороро будет ребенок... Еще одна Кимера? Может ли быть так, что какие-то точки у мироздания были ключевыми, как автоматическое сохранение на шкале времени, заранее известные повороты, за которыми следует заскриптованная кат-сцена... И она, Кимера, лишь элемент, благодаря которому родители подойдут к заготовленному скрипту в этом времени?..
— Скажите, Профессор... Какой была моя мать? В моем возрасте? Я догадываюсь, что вы сравниваете меня с ней.

Отредактировано Kymera (05.06.2022 01:22)

+2

10

Как осторожно и обтекаемо Кимера подбирала слова. «Друг», «воля Богини», «вмешалась в ход событий»... Ни имён, ни конкретики. И это о поступке, изменившем ее жизнь, стоившим ей всего. А ведь люди так любят говорить о себе, о своем героизме, если только воспоминания не вызывают боль и стыд — ничего похожего на лице Кимеры не отразилось. Была ли это семейная скрытность? Недоверие? Или что-то более глубинное?
Ситуация начала проясняться. Кимера сбежала в настоящее не от катаклизма или ужасной участи — по крайней мере, не своей. Но то, что угрожало ее другу, могло с равной вероятностью касаться только его или стереть с лица Земли целые народы, не настолько значимые для самой Кимеры. И даже если ее будущее больше невозможно, это не означает, что история не повторится в новых декорациях.
Но прежде, чем задавать свои вопросы, Чарльз собирался удовлетворить любопытство Кимеры. К тому же, вспоминать про Ороро было приятно — она оправдала его надежды намного больше, чем кто-либо еще из учеников.
— Когда Шторм только присоединилась к Людям Икс, она казалась мне буквально той, за кого себя выдавала. Богиней, далекой от человеческих страстей, чуждой обыденности. Всегда спокойная, сдержанная, уверенная в себе. И, при этом, бесконечно добрая, ценящая любую жизнь. Я видел ее и испуганной, и порабощенной, но еще не скоро понял, что и вне мгновений слабости Шторм живая девушка, со своими переживаниями, потребностями, мечтами. А еще она была той, кто брала на себя ответственность. Той, за кем шли другие. Годы сделали ее прежде всего человечнее, понятнее, мудрее... и, пожалуй, жестче, менее разборчивой в средствах. Ороро всегда отличалась рассудительностью, но в юности все мы по-своему категоричны. Она была категорически милосердна.
Значит, свою мать Кимера знала не лучше, чем Чарльз когда-то — своего сына. Не удивительно, что Ороро не оказала на нее никакого влияния. Печально и вместе с тем понятно, что, вернувшись в прошлое, Кимера выбрала хорошо ей знакомого отца, а не смутный образ матери.
— Внешне ты почти полная копия Ороро. Но когда ты говоришь, я слышу только Т’Чаллу.
Чарльз предпочел бы, чтобы было наоборот. Убедить в чем-то Ороро не в пример проще, чем Т’Чаллу.
Но, как бы приятно ни было вспоминать о прошлом, по-настоящему интересовало Чарльза будущее.
— Могу я узнать имя друга, ради которого ты принесла в жертву свою прежнюю жизнь? От чего ты его спасла?
Чарльз было умолк, предоставляя слово Кимере, но спохватился: ему показалось, что просьба поделиться своей историей звучит как-то неубедительно. Он не мог достичь мыслей Кимеры — без отчаянного усилия, по крайней мере, — но невольно думал о перекликающихся вещах. О десяти жизнях, таких разных, но всякий раз похожих.
— Знаешь, некоторые события случаются с удивительным упрямством, — Мойра однажды пыталась предотвратить создание Стражей, уничтожив Трасков. В итоге их место заняли другие. Но были и иные случаи. Те, в которых прошлое все-таки удалось исправить. Не все из них Чарльз мог вспомнить. — Так, прямо сейчас мы стоим на пороге начала событий, которые приведут к созданию Нимрода. Отслеживаем его, чтобы успеть вмешаться. Поэтому если ты знаешь о какой-то глобальной угрозе, возможно, я смогу тебе помочь.
Помочь. Конечно. Кимера едва доверяла Чарльзу правду, то и дело беря паузу, чтобы все как следует обдумать. С чего бы ей принимать его помощь?

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [08.10.2016] You came a long way


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно