Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [01.10.2016] Семейные узы


[01.10.2016] Семейные узы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/447/685840.jpg

Верхние уровни Некрополиса, поздний вечер

Black Panther, Kymera, Shuri (NPS), Ramonda (NPS)


Хотя Кимера уже повстречалась с матерью, у неё были и другие родственники в этом мире. И «знакомство» с ними тоже обещало быть весёлым. Хотя бы потому, что это та ещё семейка…

+2

2

Т’Чалла слегка потёр переносицу. День сегодня начался уже непросто, а заканчиваться ещё не планировал. Его даже посетила мысль, не перенести ли столь важную и в перспективе сложную встречу на завтра, но Пантера отмёл её, как малодушную.
Кимера по праву была его дочерью и дочерью Ороро, его родной кровью. Но что не менее важно, она была членом правящей династии. Членом королевской семьи. Наследницей рода… и, потенциально, трона. Что, как всегда в жизни, создавало свои перспективы, но и свои сложности.
Конечно, наследница, тем более, отмеченная богиней, не могла не быть фактором укрепления государства и правящей династии. Но, с другой стороны, как-то же нужно будет её представить, объяснить, откуда она вообще взялась, и стране, и миру, если она хочет когда-нибудь занять своё полноправное место среди вершителей судеб голубого шарика.
Но сначала нужно было объяснить это семье. Семье, которую она знала, но которая не знала её. И с учётом взрывоопасного характера сестры и острого языка дочери, Пантера предполагал, что будет… непросто.
Отчасти поэтому встречу (без объяснения причин) он назначил в Некрополисе, в одном из залов верхнего уровня. Это была его территория, раз. Шури придёт сюда без лишних глаз и ушей, это два. И если к чему сестра и питала благоговение, то это к предкам и богине, что должно было бы умерить её пыл, это три.
Массивный каменный стол, грубо вытесанные «кресла»… обычно живые приходили сюда поговорить с мёртвыми. Сегодня, надеялся Т’Чалла, они обойдутся лишь разговорами живых. Не хватало ещё парочки призраков давно усопших предков, со своим особо ценным мнением, к которому все живые обязаны моментально проникнуться пиететом, козырнуть и побежать исполнять в точности.
— Волнуешься? — спросил он дочь, которая вместе с ним ждала дорогих гостей. То, что испытывал сам Т’Чалла, сложно было назвать волнением, но и спокойным он себя не ощущал.
— Нет, — Кимера вытянула ноги, безучастно разглядывая носки своих ботинок. — Я чувствую напряжение. Словно меня ждет бой, хотя это всего лишь еще одна семейная встреча.
Нотки язвительности все же сумели проскочить и Кимера вздохнула, потерев переносицу. Сначала мать, теперь тетя и бабушка. Теоретически скоро все должно было бы вернуться на круги своя, вот только это не ее мир и ей совсем уже не двенадцать лет.
— Судя по твоему виду, ты тоже не ждешь, что все пройдет гладко.
— Кто-кто, а ты-то должна знать, что я всегда готовлюсь к худшему, — философски пожал плечами Пантера.
Здесь, конечно, возникал вопрос, а что именно считать «худшим». За Рамонду он в целом был спокоен, а вот Шури могла отреагировать… по-разному, надо признать. Впрочем, признание семьёй было только первым шагом. А вот о том, что последует за ним, тоже следовало поговорить сейчас.
— Кимера, — он погладил её по белоснежным волосам. — Я уверен, что Шури и Рамонда примут тебя, — «да куда они денутся, в конце концов», подумал он. — Но не менее важный вопрос, чего ты хочешь дальше. Скажи мне, — мягко продолжил он, проницательно глядя на дочь, — чего хочешь ты. Не я, не Баст и не духи предков. А ты. Хочешь ли ты продлить детство, побыть подростком, вдали от любопытных глаз и вездесущих камер? Или принять титул принцессы, предстать перед своими будущими подданными, явиться миру и каждый день быть под чужим пристальным вниманием? Это не просто, дочь. И я не стану тебя к этому принуждать, — он ласково провёл пальцем по её щеке. На этот вопрос могла ответить только она. Хотя бы потому, что он сам не знал, чего хотел для дочери больше.

+1

3

— Правда? Ты позволил бы мне побыть ребенком, скрытым от мира и вездесущих камер? — Кимера приподняла бровь, выждала небольшую паузу и рассмеялась, покачав головой.
Это ему было дозволено в юности путешествовать под чужим именем и учиться в университетах. Ему, а не его дочери, на которую он транслировал свою гипертрофированную опеку, в чем все равно бы не признался никогда.
— Хорошая попытка насолить Окойе. Прости, пап, но я не поверю, что ты просто возьмешь и отпустишь меня на все четыре стороны делать то, что хочу я. Я всю жизнь росла под пристальным вниманием, даже последние три года оно было ого-го каким, правда наблюдатели сменились. Я уже не ребенок, пап. Мне не двенадцать и даже не пятнадцать, что просто в голове не укладывается. Думаю, нам всем будет проще, если мне не придется больше прятаться.
— Никто и не говорил «без опеки», — слегка шутливо проворчал Т’Чалла.
Тем не менее, предложить это он считал своим долгом, а что до того, насколько это не понравится ему… Ему много что не нравилось и не нравится до сих пор в этой жизни. Но потерять Кимеру ещё раз он уж точно не готов.
— Что ж, — он с любовью посмотрел на повзрослевшую дочь, — тогда после этого разговора мы решим, как тебя представить народу Ваканды и остальному миру. Вместе, — он слегка сжал её предплечье в знак одобрения и поддержки.
Чудный миг единения прервался звуками тихих шагов и слабыми отсветами факелов за поворотом одного из ведущих в зал коридоров. Шури, разумеется, не хуже их обоих видела в темноте, но Рамонда была лишена подобного дара. Хотя, возможно, даже королеве Ваканды не хотелось оставаться в темноте в Мёртвом городе. Т’Чалла шагнул чуть вбок, закрывая собой Кимеру от взгляда входивших. В конце концов, он тоже любил создавать драматические моменты. Особенно если они хорошо потом служат продавливанию своей позиции.
В какой-то мере Кимера разделяла создание драматических моментов вместе с отцом. Она бы еще села так, чтобы уж совсем походить на Ороро, но все разбивалось об обоняние Шури. Разыграть Рамонду не составило бы труда, но дар, данный Шури как Черной Пантере, руинил весь прекрасный замысел.
— Брат мой, — приветствовала его Шури, входя первой, с факелом в руке. — Надеюсь, это дело в полной мере столь важно, сколь и секретно, для чего нам и пришлось идти сюда на ночь глядя.
Королева Ваканды вновь предпочла вибраниумный костюм иным одеяниям, разумеется, не используя маску.
— Шури, — Рамонда, как всегда, полная достоинства и элегантности, вошла вслед за ней. — Разумеется, у Т’Чаллы были веские причины для подобной секретности. Позволь же ему рассказать о них.
Свои слова королева-мать сопроводила едва заметной, но всё же извиняющейся улыбкой своему пасынку.
— И кто это там? — Шури чуть прищурилась и втянула носом воздух. — Этот запах…
«Я тебя тоже чую, тетя», — мрачно подумала Кимера, втягивая носом воздух и находя этот запах едва заметно отличающимся от того, который помнила она. Ее запах не нес на себе отпечатка рассудительности и некоторой мудрости, привнесенный силами Джалии. Судя по началу разговора, «сложно» было слишком мягким описанием того, что сейчас будет.

+1

4

— Довольно, — Т’Чалла поднял руку. — Вы здесь, чтобы узнать о том открытии, что я сделал в последние дни. Узнать… и принять родную кровь, — он шагнул в сторону и указал на Кимеру. — Это Кимера, дочь Т’Чаллы. Моя дочь, — с ударением добавил он, — и полноправная принцесса Ваканды.
Смотрел он при этом не на неё, а на визитёров. В конце концов, от их реакции сейчас зависели не только взаимоотношения в одной семье, но и, во многом, будущее Ваканды, а значит, и всего мира.
Кимера не нашла ничего лучше, чем помахать рукой. Детская выходка, но кланяться она не собиралась, в конце концов это не официальная встреча, чтобы соблюдать формальности и светский этикет. Вполне искренне улыбнувшись — в конце концов для нее они точно были семьей и она по ним скучала — Кимера поднялась со своего каменного кресла и только тогда слегка наклонила голову в уже более уважительном приветствии. Если эта королева-Шури взбеленится, ей все равно, но вот огорчать Рамонду, изображая из себя американского подростка, как-то совсем не хотелось. Получить по заднице за такое можно было весьма не фигурально.
— Сколько ДНК тестов ты успел сделать, пока я была в отключке, baba? — Кимера шутливо пихнула отца локтем в бок и, мгновенно посерьезнев, уже обратилась к женщинам: — Я рада наконец-то встретиться с вами. Тетя. Бабушка. Вам будет странно это слышать, но я скучала по вам.
Повисла небольшая пауза. Гости переваривали услышанную новость, Т’Чалла внимательно наблюдал за ними. Итоговую реакцию Шури предсказать было непросто, но вот ход её мыслей прослеживался довольно уверенно. Девушка была однозначно почти что копией Ороро. Т’Чалла признал её своей дочерью, что означало тотальную проверку всего и вся. Но вот откуда новоявленная племянница взялась и где была все эти годы?
— Более, чем достаточно, — улыбнулся Король Мёртвых на шутку дочери о тестах ДНК. Точное количество никому знать было необязательно. Одна его репутация человека дотошного и проверяющего каждую мелочь была ручательством.
— Здравствуй, Кимера, — Рамонда первой нарушила молчание, одарив новоявленную внучку лёгкой улыбкой. Тем не менее, взгляд королевы-матери оставался оценивающим. — Жаль, что мы не можем ответить тебе тем же — до сего момента мы о тебе ничего не знали.
— Именно, — Шури кивнула племяннице, словно ещё размышляя над линией поведения. Т’Чалле пока оставалось непонятным, поняла ли Шури столь прозрачный намёк, который Кимера бросила, а Рамонда, судя по чуть удивлённому наклону головы, легко прочитала.
— Где же ты прятал своё дитя все это время… а главное, зачем?
— Я её не прятал, — мягко ответил Т’Чалла, положив руку дочери на плечо. — Я тоже не знал о её существовании… — пальцы чуть сильнее сжали плечо Кимеры. — Потому что она не из нашего времени. Она пришла из будущего.

+1

5

— Из альтернативного будущего, — поправила отца Кимера. — Мой родной мир несколько отличается, хотя глобальные события повторяют друг друга или пересекаются. Услуги прорицательницы не оказываю, так что заранее говорю — не спрашивайте.
Она просто не могла остановиться. После обретения отца здесь, после устроенной им встречи с матерью, быть среди своих просто расслабляло. Стиралась граница между двумя мирами, пусть и приходилось объясняться перед Шури и Рамондой. Но это были они. Женщины, с которыми она выросла. Учитывая все обстоятельства, у нее не получилось бы сохранить дистанцию и нейтралитет, как несколько лет назад в Школе, когда она только решила остаться и влезть в историю своего лучшего друга. Друга, которого у нее здесь могло уже и не быть. Но семья была. Ни ей, ни им уже не отвертеться от всего этого и не сделать вид, что ничего не было.
— Вы не знаете меня, но я знаю вас. Вы были со мной большую часть моей жизни. Для вас это наверняка звучит дико.
— Не настолько, чтобы не поверить, — мягко отозвалась Рамонда и Кимера улыбнулась ей в ответ.
С бабушкой всегда было легко, хотя она иногда и напоминала, кто тут был королевой-матерью долгие годы вовсе не за красивые глаза. Правое ухо Кимеры это точно хорошо помнило. Но одно было понятно наверняка: Рамонда примет ее, потому что ее принял Т'Чалла. Отвернуться от сына, которого она безмерно любила, королева-мать была просто не в состоянии. Другое дело Шури. Тетю Кимера знала явно несколько иной и это было то самое расхождение в двух реальностях, когда, казалось бы, незначительное событие изменило жизнь в одной конкретной стране, не приведя к глобальным сдвигам в остальном мире. Как минимум, в ее реальности Шури не была королевой и не была такой... злой?
Кимера вопросительно глянула на отца, ожидая какого-то кивка в ответ, что все в норме вещей. Потому что молчаливое сопение Шури начинало тревожить.
Т’Чалла оценивал ситуацию. С одной стороны, Рамонда вполне была рада новоявленной внучке — особенно с учётом, что оба отпрыска пока не баловали её надеждами на продолжение рода. С другой — Шури пока заняла непонятную позицию, словно не желая признавать новоявленную племянницу, но и не имея возможности отказать в этом. Хотя, возможно, подозрительную после недавних событий королеву просто настораживала некоторая фамильярность внезапной родственницы. Пауза начала затягиваться, а все взгляды скрестились на королеве Ваканды.
— Эта история звучит странно, но не страннее многих других, уже случившихся на наших глазах, — словно подтверждая его догадки, Шури начала достаточно нейтрально, будто всё ещё балансируя меж двух огней. Рамонда негромко кашлянула. — Я готова поверить, что твоё дитя пришло к нам сквозь пространство и время, — словно нехотя признала сестра, — И, разумеется, наш дом — её дом. Но правильно ли я поняла? — если бы взглядом можно было сверлить, Т’Чалла уже почувствовал бы дырку у себя между глаз. — Она остаётся с нами? Как же её время? Как же «священный таймлайн»? — выделила она голосом. — Не ты ли ещё давным-давно объяснял мне, почему время менять нельзя?

+1

6

Вопросы, надо признать, имели смысл. Т’Чалла понимал, о чём говорит сестра. Когда-то давно, ещё подростками, они поспорили о том, можно ли изменить прошлое. Он так упорно доказывал сестре, что нельзя, что она аж заплакала и убежала. И только после этого юный принц сообразил, что его маленькая сестра завела этот разговор не из любви к науке, а желая спасти отца. Другой вопрос, что с годами он и сам узнал, что у пространства и времени есть свои причудливые изгибы, слепые зоны и лазейки в правилах.
— Она не вернётся назад, — он печально покачал головой и про себя добавил «в будущее». — Эта дорога для неё закрыта.
Т’Чалла утешающе погладил дочь по спине. Ему не хотелось опять ворошить тяжесть её прошлого.
«Я в порядке», — шепотом отозвалась Кимера. Иногда гиперопека отца приобретала причудливые виражи утешения там, где оно не сильно и требовалось. Ну или нужно было проще ее воспитывать, не взваливая на хрупкие девичьи плечи груз ответственности, закаляя стойкость.
— Шури, — осторожно обратилась она к тете, чувствуя, как балансирует на острой грани клинка. — Боюсь, что отец прав. Прошло несколько лет с моего прихода сюда. Просто взять и вернуть меня, сделав вид, что ничего не было, не получится. Эта реальность знает меня. А Баст лишь поставила точку.
Имя Богини Шури точно не ожидала услышать в таком ключе. Недовольство стало практически осязаемым, а карие глаза тети опасно сверкнули в полумраке зала.
— Как ты смеешь…
— Она мой друг, — резко отбрила ее Кимера.
— Т’Чалла! — одновременно воскликнули обе женщины. И если Шури звучала возмущенно, то Рамонда звучала несколько умоляюще, прося остановить назревающий кошмар.
Дом, милый дом. В какой-то мере Т’Чалла был удовлетворён. Наконец-то конфликт вышел наружу, а увёртки дипломатии сменились спором. Открытые противоречия всегда проще решать, нежели вскрывать тайные уголки души собеседника. Тем не менее, мириться со спором в семействе он не собирался.
— Тише! — в противовес разгорающимся страстям, Король Мёртвых сказал это тихо, но все услышали. — Вы в священном Городе Мёртвых, так и ведите себя достойно. Вы обе королевской крови, родной крови, моей крови! — продолжил Т’Чалла, отбросив мягкость. — И я не потерплю подобных склок, особенно здесь, в священных залах предков! Кимера, постарайся хотя бы на людях выражать Богине чуть больше почтения, — на самом деле, дочь таки нащупала болевую точку Шури и мастерски вывела её на эмоции, но это он отметит потом, наедине. — Если тебя и поймут родные, то подданным ни к чему знать о подобных фамильярностях, пусть даже они и исходят принцессы.
Раздражение неприятно полоснуло изнутри и Кимера еле сдержалась, чтобы не спросить, как же ей следовало обращаться к Богине, если имя вдруг оказалось неуважительным. Или, может, в таком случае ей и к родным обращаться на «Ваше Величество» и прочее «уважительное» ля-ля? А, может, им спросить саму Баст, что она думает по этому поводу?! С огромным трудом ей удалось задавить эмоции на корню, сохранив невозмутимое выражение, даже во взгляде не мелькнуло намека на раскаты грома у поселившейся внутри бури.
— Шури, — он посмотрел на сестру. За её плечом Рамонда разочарованно покачала головой. Сейчас нужно было аккуратно подбирать слова – иначе Кимера может получить опасного врага. — Ты – королева Ваканды, и никто сейчас не посягает ни на твой трон, ни на авторитет, как бы тебе не казалось. Ты подрываешь их сама, твои импульсивность, гнев и подозрительность подводят тебя, раз за разом. Совладай с ними, и ты станешь великой королевой.
Но в глубине души Т’Чалла понимал — Шури не выдержала испытание властью. Вожделенный трон, о котором она мечтала чуть ли не с детства, не принёс ей счастья — напротив, окончательно лишил покоя, заставляя в каждом видеть угрозу своему правлению. А уж после скандала со шпионом ГИДРЫ, когда Т’Чалла был вынужден перетряхнуть лояльные ей структуры, сестра и вовсе утратила равновесие духа. Вот и сейчас она тут же увидела в Кимере угрозу себе… и вряд ли его слова изменят это.

+1

7

Это точно была не ее тетя. Технически, конечно, ничего не изменилось, кроме реальности. Но вот эта вспыльчивая и заносчивая женщина, являющаяся королевой Ваканды, не имела ничего общего с отзывчивой и по-своему мудрой Шури ее мира. Эта Шури не достойна была быть королевой. Кимера слегка нахмурилась, сделав крошечный шаг назад и отведя взгляд. Она устыдилась случайной мысли, сопровождающейся неожиданно сильным желанием бросить вызов. Не потому что Кимера хотела утереть ей нос или занять ее место, сколько хотелось выбить эту позорную дурь. Ради Ваканды. Ради семьи. О, Богиня, эта Шури могла привести их всех к краху. Ее отец был тем еще параноиком, но паранойя Шури была иного рода.
— Ты, как всегда, говоришь мудрые слова, брат, — кажется, на этот раз Шури совладала с гневом. По крайней мере, сделала вид. — Что ж, я думаю, мы с племянницей ещё поговорим, — добавила она, выдавив из себя улыбку. — Но как я понимаю, ты хочешь представить её народу и миру. Им ты тоже скажешь, что она подружка Богини из будущего?
Услышав немного угрожающее «мы с племянницей еще поговорим», Кимера вскинула голову, смело встретив взгляд тети. Если Т’Чалла и пытался развести двух кошек, то он явно потерпел фиаско.
— Шури, я никоим образом не хотела задеть тебя наличием связи между мной и Богиней, — голос Кимеры звучал нейтрально и сдержанно, что, если верить ее сходству с отцом, не означало ничего хорошего. — И если народу Ваканды еще положено, — она специально не использовала просящее «можно», — знать правду, то остальному миру знать все не обязательно.
— На том и решим, — хлопнул Т’Чалла ладонями.
Разумеется, сложившаяся ситуация его не устраивала, а когти обе девочки, как он прекрасно понимал, спрятали только на время. Но, с другой стороны, весьма вероятно, что по-другому эта встреча и не могла пройти. Слишком велики были амбиции Шури, слишком по этим амбициям била Кимера, не столько специально, сколько самим фактом своего существования.
— Подданные Ваканды будут знать, что моя потерянная дочь с благословения Богини вернулась к нам. Думаю, этого более чем достаточно для вакандцев, — добавил он, без улыбки глядя на сестру.
Формально, он не врал. Т’Чалла будущего дочь потерял, и уже несколько лет прошло с того момента, зато Т’Чалла настоящего — обрёл. Да и без благословения Баст не обошлось, так что всё это было чистой правдой.
— Разумеется, — Шури кивнула, пряча эмоции под маску равнодушного спокойствия. Получалось у неё это так себе.

+1

8

Т’Чалла понимал, что загнал сестру в угол, и в какой-то мере ему было жаль. Он всё же желал, чтобы эта встреча стала семейным воссоединением, а не новым витком охлаждения отношений. А главное, королева сама загоняла себя в ловушку одиночества, не видя и не слыша никого, кто пытался бы ей помочь оттуда выбраться.
— Я полагаю, королева-мать поможет организовать всё, согласно традициям, — кажется, Шури нашла элегантный, как ей, наверное, казалось, выход. — Меня же ждут государственные дела. Ты же сам знаешь, брат, они не заканчиваются и всегда не терпят отлагательств.
— Разумеется, — эхом ответил Т’Чалла, с очень тихой ноткой печали в голосе.
Шури на миг замерла, будто желая что-то ещё сказать, но потом перевела взгляд на Кимеру.
— Племянница, — кивком головы она попрощалась с ней и направилась к выходу.
Но уйти королева не успела. В темноте прохода светилась пара хищных глаз и несколько полос, вибраниумный отсвет которых спутать с чем-то другим для вакандца было просто невозможно. Шури замерла, напряженно глядя на огромного зверя.
— Укатан, — позвала своего питомца Кимера. Царь пантер сделал свой величественный шаг в зал, заставив Шури отступить. Он всегда производил впечатление. И Шури, какой бы королевой она ни была, прекрасно понимала, что перед ней не просто животное.
— Кто это? — тихо спросила Рамонда, провожая взглядом зверя, очертания которого для нее размывались в полумраке и отсвете полос.
— Он мой друг и защитник, — Кимера присела, подставляя лоб под приветственное бодание кота, которое ее ощутимо покачнуло. — Его не нужно бояться.
Шури лишь неопределенно качнула головой, задумавшись о чем-то своем и глядя на воистину огромного кота, этого посланника самой Богини, ластившегося к племяннице, с неожиданным благоговением. Что-что, а волю Богини она уважала и почитала любые ее проявления.
— Доброй вам ночи, — тряхнув головой, королева все же покинула их. Ей явно было о чем подумать и думы эти были приятными далеко не все.
— Кажется, его тоже придется как-то представлять народу. Что, Ука? Будешь опять наращивать щеки, пока Доры тебя будут подкармливать вкусняхами?
Кот, что ожидаемо, не ответил, но по довольной морде все было понятно.
Т’Чалла улыбнулся. Было что-то неуловимо тёплое в том, как его дочь играла со своим защитником, а тот мгновенно превращался из гордого хранителя в шкодливого котёнка. 
Но эта теплота не могла скрасить печаль, тронувшую его сердце. Трещина между ним и сестрой с каждым разом становилась всё больше, и хотя он прилагал усилия по примирению, Шури, кажется, то ли их не замечала, то ли просто игнорировала, забиваясь в ракушку одиночества. Это не могло не отражаться на её правлении, и в последние месяцы его всё чаще посещали плохие предчувствия. Зацикливаясь в своих эмоциях и накручивая сама себя, Шури всё больше впадала в смесь гордыни, агрессии и паранойи, порой идя против интересов самой Ваканды. Когда-то маленькая девочка, игравшая с ним, его младшая сестрёнка стремительно превращалась в угрозу будущему нации. Т’Чалла не хотел думать о том, что может настать день, когда ему придётся остановить её силой… но весь опыт его жизни подсказывал, что он должен быть к этому готов.
— Я догадываюсь, что печалит тебя, сын мой, — пока он был погружён в свои мысли, невидящим взглядом смотря на играющуюся дочь, Рамонда незаметно подошла к ним. — И понимаю, что эти тяжкие думы возникли не на пустом месте. Я также понимаю, что в случае… нужды ты поступишь так, как велит тебе долг. И я буду рядом с тобой, если потребуется.
— Спасибо, mama, — слегка улыбнулся Т’Чалла. Рамонда мягко кивнула и повернулась к Кимере.

Отредактировано Black Panther (24.11.2021 17:20)

+1

9

Что-то происходило в семье и Кимере это не нравилось. Может быть, она и игралась с Укатаном, но это не означало, что она не слушала. Скорее, наоборот, зверь выступал отличным прикрытием. И если она правильно толковала слова Рамонды, то Шури действительно была проблемой, причем еще до появления племянницы. Настолько, что отец мог пойти против своей сестры в открытую, а это могло обернуться гражданской войной в Ваканде. Конечно, Т’Чалла имел огромный авторитет и влияние в стране, в конце концов он был Чемпионом Баст и Королем Мертвых, но Шури — королева. Раскол зрел не только внутри их семьи, но и на уровне государственных структур. Ей стоило поговорить с отцом об этом позже, наедине.
— Выходит, ты — моя внучка, и, думаю, я не прогадаю, если скажу, что матерью твоей была Ороро, — начала она, затем перевела взгляд на Укатана — А это, стало быть, посланник самой Богини. Можно погладить? — с лукавой улыбкой внезапно спросила она.
— Верно, — кивнула Кимера на точное предположение бабушки о ее матери. — Это вполне очевидно, — фыркнув, она указала на белоснежную шевелюру, доставшуюся ей от матери и отрощенную за годы заточения в лаборатории. — А это… — она обхватила голову кота руками, смешно стиснув его щеки, и повернула ее в сторону Рамонды, — Укатан. Посланник Богини, Хранитель, Царь пантер и прочие десятки наименований. Но при всем его жжжжуууутко грозном виде, он вовсе не против, чтобы его погладили.
Подтолкнув Укатана по направлению к Рамонде, Кимера с хитрой улыбкой наблюдала, как женщина протянула руку, а зверь тут же ткнулся в нее носом и, высунув язык, коснулся им запястья. Рамонда охнула. Понять ее было несложно — язык зверя был шершавый, словно наждачка. Кимера поднялась, встав рядом с отцом и осторожно коснулась его предплечья, одним лишь взглядом говоря о своей поддержке в сложившейся недавно ситуации с Шури. Что бы не случилось дальше — она будет с ним.
— Что он делает? — королева-мать несколько недоуменно смотрела на Укатана, который деловито ее обнюхивал и пофыркивал. Кимера хихикнула, прекрасно понимая, что именно происходит.
— Он знает тебя и рад видеть. Но прямо сейчас он пытается найти, где ты спрятала в этот раз лакомство для него. В моем будущем ты нередко носила с собой угощение для него, но всегда прятала в вакуумные упаковки, чтобы он не смог найти по запаху сразу. Ука, — глаза Кимеры полыхнули в полумраке зеленоватым светом, — не приставай так нагло.
— Я учту, что мне нужно будет иметь с собой теперь угощение и для тебя, — Рамонда погладила кота по широкому лбу, но взгляд королевы-матери был устремлен на сына, словно она о чем-то спрашивала его, и лишь через томительные пару секунд вернулся к Кимере. — Ты мутант, не так ли?
Вопрос бабушки не звучал обвинительно и она не выглядела недовольной, так что новоиспеченная принцесса ограничилась осторожным кивком.

+1

10

— Этого следовало ожидать, — Рамонда улыбнулась и Кимера едва слышно облегченно выдохнула. — Дочь одной богини и избранница другой. Сын мой, ты, должно быть, очень горд.
— Странный вопрос, — приподнял бровь Т’Чалла. — Конечно, я ею горжусь, но не из-за Икс-гена, наследственности или «избранности». Она — моя дочь, и этим всё сказано.
Он ведь нянчил её на руках. Помогал делать первые шаги. Показывал, как заточить первый нож. Учил её всему… ну хорошо, почти всему, что знает и умеет сам. Разве после этого у него была хоть тень возможности не гордиться?
Но говорить он этого не стал. Хватит сегодня с Рамонды шокирующих новостей и одной новоявленной родственницы со знанием будущего, пусть и альтернативного. То, что сделала с ним Баст, он пока решил хранить в секрете.
— Ты поможешь нам? — на время он всё же отбросил свои думы и печали, и вернулся к насущным проблемам. — Признаюсь, я всегда не любил церемонии, но ты лучше меня знаешь, что здесь действительно нужно сделать всё по правилам.
— Разумеется, — степенно кивнула Рамонда. Если она и заметила его душевные метания, то не подала виду. — Я думаю, мы успеем подготовить церемонию за два дня. По правде сказать, народ Ваканды соскучился по хорошим новостям, — добавила она. — Сначала умолкли духи предков, потом вернулся ненавистный многим Феникс… Пойми меня правильно, люди по-прежнему видят в тебе опору и защитника нации, но им нужен символ, надежда на что-то новое, — мягко закончила свою мысль королева-мать. Она снова посмотрела на новоявленную внучку. — Может быть, это именно то, что им нужно.

+1

11

Вопросы роились в голове Кимеры, словно в улей ткнули палкой. Она сердилась, что не понимала, о чем идет речь. Во всяком случае, не по каждому озвученному Рамондой пункту. Феникс был извечной проблемой для мира, с которой так настойчиво играли мутанты. Даже в ее мире космическая сила никак не хотела оставить Землю в покое. Благо, что носителям удавалось хоть как-то с ним договариваться и тем самым избегать глобальных разрушений. Молчание Богини, а с ней и притихших предков, тоже не было чем-то неожиданным, хотя по какому поводу оно случилось здесь еще предстояло выяснить. Но вот призрачный намек Рамонды заставил Кимеру напрячься.
— Я не понимаю, о чем ты говоришь, бабушка, — Кимера слегка прищурилась, вглядываясь в лицо королевы-матери.
Ей очень хотелось ошибаться. Они не посмеют положить ее на алтарь величия Ваканды. Не посмеют же? Они не повесят на нее всю страну, будущее в этой реальности, сделав из нее символ этого самого будущего. Не она должна нести перемены, она даже не принадлежит нормально этому миру! Адреналин прыснул в кровь и сердце быстро забилось, отдаваясь в ушах гулким стуком. Шури не простит это. Тетя этого мира не потерпит такого оскорбления, да во имя Богини, на ее месте Кимера бы тоже не потерпела бы, чтобы народу Ваканды дали «символ». Символом всегда были король или королева. Черные Пантеры.
— Зря мы все это сделали, baba. Ты прекрасно знаешь, в какой огонь польется масло.
Лучше бы она сгинула в лаборатории, потерянной для матери «в будущем» и не обретенной отцом по чистой случайности. Ради Ваканды. Кимера отвернулась, прекрасно зная, что отец мог прочитать эту мысль в ее глазах.

+1

12

Как бы дочь не старалась, скрыть всплеск эмоций ей не удалось. И не удастся ещё долго, Т’Чалла всё же мог назвать себя экспертом в этом вопросе. Он слышал учащённое сердцебиение, чуял изменившийся запах… да в конце концов, просто-напросто видел её насквозь.
Поведение Кимеры не было странным. Как бы дочь не говорила ему, что она остаётся в Ваканде, что она вернётся в семью, но от ответственности за целый народ она будет отбрыкиваться всеми силами.
— Никто не собирается завтра сажать тебя на трон, — спокойно заметил Король Мёртвых. — Хотя бы по причине того, что ты явно не готова.
Слишком молода, слишком горяча, слишком свободолюбива. Материнские черты тоже были в ней выражены весьма ярко.
Наверное, будь на ее месте Шури, то наверняка бы обиделась за указание на неготовность быть королевой. Не самая приятная мысль, посетившая ее голову, но виноватой от такого сравнения Кимера себя не почувствовала. Тетя сама дала ей повод их сравнивать, пусть и происходило это как-то машинально. Кимера прекрасно понимала, что она не готова к трону — последние несколько лет были отличным указанием на некоторые проблемы с принимаемыми ею решениями. Ей банально не хватало опыта, ответственность она пережить могла. В конце концов эта ответственность была с ней всю жизнь. Так что Кимера просто удовлетворенно кивнула на слова отца, вычеркивая вариант правления из списка ближайших проблем.
— Я говорю о том, что людям нужно видеть завтрашний день. Видеть, что наша кровная линия продолжается, видеть, что всегда есть, кому подхватить пошатнувшееся знамя. Которое, как мы знаем, всегда может пошатнуться внезапно, — с тихим вздохом закончила Рамонда.
Т’Чалла понимал, о чём она. Когда-то Дум чуть не обезглавил Ваканду, вероломно напав на него и едва не убив. Тогда знамя подхватила Шури. Никто не знает, что в полном угроз и опасностей мире может случиться завтра. Даже Т’Чалла «Всевидящий», как его как-то назвала Ниханда. Но он сделает всё возможное и невозможное, не только чтобы подготовить её… но и изменить этот мир. К лучшему.
— И пусть это видят не только наши люди и наши друзья, но и наши враги, — уже суровее закончила королева-мать.

+1

13

— У демонстрации силы есть и обратная сторона, — тихо отозвалась Кимера.
Нет лучшего способа добраться до Т’Чаллы, чем ударить по ней. На что он готов пойти, чтобы защитить ее? Она — будущее этой Ваканды? Она мишень для того, чтобы его изящно подорвать. Кимера глубоко вдохнула. Это был тот самый момент, когда она признавала себя уязвимостью отца, его больной точкой. Как бы ей не была противна эта мысль, но она была правдой.
— Видимо, чтобы свободно передвигаться по миру потом, мне придется принять твои условия.
И следом за этим она признавала правоту отца в его действиях. Если она хочет минимизировать проблемы, которые может создать для Т’Чаллы самим фактом своего существования, то ей придется слушать его, принимать его решения и учиться. Как можно лучше и быстрее, чтобы снять с него хотя бы часть беспокойства за нее. Конечно, если это вообще было возможно с ним.
— Соберись, Кимера, — он говорил тихо и спокойно… даже немного холодно. Иногда, чтобы быть хорошим отцом, нужно придушить в себе нежность и желание обнять. Потому что иначе твой ребёнок однажды останется в этом мире без тебя, не подготовленный к твоему отсутствию… вполне возможно, с врагами, оставшимися по наследству. Как однажды остался он сам. — Ты дочь Т’Чаллы, сына Т’Чаки. В тебе течёт кровь Башенги, кровь Чёрных Пантер. Хватит собирать пролитую воду, выпрямись и начерти другое будущее, своё будущее.
Но вот напоминание о том, кто она, больно резануло внутри. Она прекрасно знала, какая на ней ответственность. С самого детства Кимера знала свою роль в стране и мире, вкусила обязательства наследницы так хорошо, что ночью можно было разбудить и она ответит, что она должна и не должна. «Хочу» существовало крайне редко. Глаза Кимеры сверкнули в полумраке, но она быстро взяла себя в руки, задавливая эмоции и не позволяя им ни отражаться на ее лице, ни тем более руководить ею.
— Я знаю, кто я, пап. Ты учил меня этому очень хорошо. Бессменный король Т’Чалла, — Кимера качнула головой, — может быть ты и надеялся сделать мою ношу легче, но никогда не давал забыть, что она у меня есть. Я не считаю зазорным сомневаться в себе. У меня есть на то множество причин. И, честно говоря, я себе не слишком доверяю после… ты знаешь, о чем я. Я не готова чертить сейчас свое будущее сама, пап. Мне слишком многому еще стоит у тебя поучиться.

+1

14

Он изучающе посмотрел на дочь. Кимера была… не такой, как он помнил по отрывистым клочкообразным воспоминаниям будущего себя. Разумеется, прошло время, и большую часть этого времени его дочь провела в последнем месте, которое только можно пожелать для ребёнка.
— Я верю в тебя, — он наклонился к дочери и положил ей руку на плечо и заглянул в глаза. — Но я буду рядом. Сколько тебе это нужно. Обещаю.
Он должен ей помочь. Должен подготовить. И он дал слово. Значит, до тех пор, кто бы или что бы не было его противником… он не может позволить себе проиграть. Он не позволит ей повторить его судьбу, оставшейся во враждебном мире сироты.
— Я откланяюсь, за вашим позволением, и оставлю вас наедине, — чуть улыбнувшись уголками губ, произнесла королева-мать. — Займусь подготовкой к церемонии. И Т’Чалла? — Рамонда обернулась уже в дверях, внимательно посмотрев на него.
— Да?
— Если моя внучка покинет Ваканду и отправится во внешний мир… — королева-мать нахмурилась, явственно выражая своё отношение к остальному человечеству. — Ей нужна защита. Лучшее, что может предложить твоя оружейная. Я настаиваю.
— Разумеется… — слегка кивнул Т’Чалла. Он, конечно, и так собирался это сделать, правда, тут было одно «но». — Не слишком ли болезненно отнесутся… некоторые, — он сделал небольшую паузу, — к появлению девушки в костюме Пантеры? В конце концов, такой костюм носят только Чёрные Пантеры, короли и королевы…
Эта мысль гложила его с тех самых пор, как он узнал о дочери… и понял, что сидеть спокойно на своём месте она точно не будет.
— Меня куда больше волнует безопасность моей внучки, — отрезала Рамонда. — Кроме того, у нас и так уже две Чёрных Пантеры, если ты об этом. Насколько я правильно поняла ситуацию, все недовольные могут прийти в храм Баст и высказать своё недовольство нарушением традиций напрямую Богине.
Кратко. Логично. Лучше и не скажешь. Который раз за все эти годы Т’Чалла отдал должное приёмной матери. Он положил руку на плечо Кимеры, словно пытаясь передать ей часть своей уверенности.
— Пойдём спать, завтра с утра у нас будет много работы, — мягко улыбнувшись, сказал он. Кроме того, в глубине души у него зарождалось, с одной стороны, новое, с другой — как будто уже смутно знакомое чувство. Предвкушение разделить свои замыслы, подпустить кого-то столь близко к своей драгоценной лаборатории, куда заглядывали-то считанные люди.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [01.10.2016] Семейные узы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно