Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [06.10.2016] The Faculty


[06.10.2016] The Faculty

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Кажется, у Валерии получается разговорить свою соседку по парте намного лучше, чем у него. Ник все так же молчит, изредка посматривая в его сторону. Герри замечает это, но старательно делает вид, будто поглощен уроком и ответами других учеников на вопросы, задаваемые мисс Эванс.
Отчасти так оно и есть. Ему крайне любопытно наблюдать за всем происходящим. Зомбированные ученики выглядят так, словно им вырубили все эмоции, желания, индивидуальность. Безучастие в их лицах откровенно нагоняет жути. Создается впечатление, будто он находится в фильме ужасов… Но, надо признать, все приключения вместе с мистером Стрэнджем похожи на ужастики. И тем они увлекательны и интересны.
Герри откидывается на спинку стула, не думая даже поднимать руку. У мисс Эванс есть, на кого обращать внимание, а у него роль пай-мальчика — нужно сидеть тихо, не отсвечивать, не привлекать к себе внимания…
Так он сможет наблюдать за всем со стороны и заодно прийти на помощь Валерии, если вдруг возникнет необходимость в этом. Все же она фактически находится на передовой, если можно так выразиться.
Он ловит еще один косой взгляд Ника и пожимает плечами, как бы спрашивая: “в чем дело?”. Тот словно хочет о чем-то ему сказать, но если всмотреться, то его подозрительность и недоверие уже говорят о многом, но ни о чем новом.
И Герри начинает казаться, что если Ник и может ему о чем-то сболтнуть, то это его ничуть не удивит. Наверняка, об этом и он, и Вэл, и мистер Стрэндж уже давно знают. Но выслушать чье-то еще мнение не помешает.
Еще один ученик начинает говорить сразу после Валерии. Он направляет на него свой взгляд, хмыкнув при этом. Даже у Пятницы получилось бы рассказать ту же самую информацию куда более живо и интересно — так, что это захочется слушать, а тут… Чуть ли не зевать тянет. И это полный кошмар.
Чем нужно было обработать мозги толпы учеников, чтобы они начали вести себя вот так?
Герри поджимает губы, сдерживая свое возмущение. Стоит задуматься о такой несправедливости, так сразу начинает хотеться добраться до того, кто все это учинил, и заставить все вернуть, как было до этого.
Он качает ногой от скуки, когда Ник, наконец, слегка наклоняется в его сторону и начинает тихо-тихо шептать. Ему приходится напрячь весь свой слух на то, чтобы не упустить ни единого слова.
— Будь осторожнее, — произносит парень еле-еле слышно. — Ничего не говори о том, что тут что-то не в порядке.
Затем он принимает привычную позу и двигает губами так, чтобы можно было разобрать слово “ясно”. Герри едва кивает головой, вновь уставившись куда-то в сторону доски. Да, как он и предполагал, ничего нового Ник не сказал, но зато его слова заставляют задуматься. Он хоть его предупредил, а значит можно рассчитывать на то, что один приятель, с большой натяжкой, у него уже есть.
Еще одно можно почерпнуть из сказанного — ему чуть ли не прямо сказали о шпионах вокруг. Иначе к чему бы вся эта секретность. Ну, хотя бы тут проблем у него и Вэл не возникнет — Санкторум преподал им такой урок, что его никогда уже забыть не получится. Держать язык за зубами — это уже святое правило.
И, наконец, звенит звонок. Герри облегченно вздыхает, вставая со своего места и подбирая свой рюкзак. Впереди у них еще один урок, и это заставляет его недовольно поморщиться. Поскорее бы встретиться с мистером Стрэнджем. Узнать у него хоть что-то новое. Вдруг он нашел свежую информацию или даже источник данной беды, и они смогут приступить к ее разрешению.

+2

32

Наконец-то прозвенел звонок.
Можно было бы ожидать привычной возни и желания выбежать из класса побыстрее вместе со звонком, однако… Этого вполне ожидаемо не произошло.
Только со звонком (ни секундой ранее!) дети стали благочинно и благопристойно, как на светском рауте, собирать вещи, аккуратно и равномерно укладывая их в рюкзак.
Нэнси определенно старалась условно этому следовать - аккуратизмом она не страдала, но не торопилась.
Вэл просто одним махом смела письменные принадлежности в подаренный Стрэнджем рюкзак.
Ученики выходили из класса также степенно, не толкаясь. Сначала выходили ребята с самых ближних ко входной двери парт, потом с дальних.
Вэл, Герри и Нэнси ожидаемо оказались в конце.
Нэнси определенно хотела выйти побыстрее, но сдерживалась. Надо было пойти за ней и попробовать вытрясти из нее ответы. Пусть даже каленым железом.
- Алекс, как тебе урок? По-моему также скучно, как и в Америке, - Вэл даже демонстративно зевнула, - Пойду прогуляюсь, встретимся перед следующим уроком. Что у нас там… Математика, кажется.
Вэл уже собиралась сесть на хвост Нэнси, и размышляла - лучше попробовать говорить с ней уважительно и дружелюбно, попробовать поискать в ней школьную наставницу, или же... разжечь конфликт, провоцируя на необдуманные действия.
Но, видимо, сама судьба была на стороне Валерии.
Когда Нэнси выходила из класса, прямо в нее “вошел” тот самый мальчик помладше, которого заприметила на прошлой перемене Валерия. Он смотрел в свой смартфон и одновременно пил из бутылки апельсиновый сок, видимо принесенный с собой из дома.
Столкновение двух детей, идущих не в стройных шеренгах и занятых своими мыслями.
Вылетевшая из руки бутылка…
…И вся юбка и часть белой школьной блузки Нэнси оказались в мерзком липком соке.
- Ах… ты… - прошипела Нэнси, но сдержалась.
Чудаковатый мальчик, покраснел, смутился.
- Прости, я…
- Фу, боже мой, какое безобразие! Отвратительно! Финниган, сколько раз я тебе повторяла, что для принятия пищи существуют специально отведенные место и время! - раздался грозный голос мисси Флетчер, поджавшей губы. Грозовой тучей она наступала сзади, а дети послушно и как по команде расступались перед ней, как солдаты перед командиром.
- Простите, я… - потупил взгляд ребенок.
- Еще один такой случай и нам предстоит серьезный разговор, молодой человек. Это последнее китайское предупреждение, - миссис Флетчер отчеканила это с такими железными нотками в голосе, что Валерия даже умилилась. До металла в голосе как у отца миссис Флетчер не дотягивала даже близко, но все же была хороша в деле запугивания. Казалось, что в коридоре даже немного похолодало, - Нэнси, делай со своей формой что хочешь, но к концу перемены этого безобразия на ней быть не должно. Это и с твоей стороны не первый случай влипания в сомнительные истории. Почему-то как только в этой школе случается что-то странное - ты всегда оказываешься где-то рядом. Мне это не нравится
С этими словами миссис Флетчер развернулась на каблуках и унеслась вдаль по коридору, грозно сверкая глазами на остальных учеников.
- Чего-то странного этой школе очень не хватает, старая грымза, - прошипела Нэнси себе под нос и быстро зашагала прочь.
Валерия осторожно пошла за ней. Она не выпускала Нэнси из виду, однако старалась не выдавать факта слежки. Озиралась по сторонам, словно оглядывая школу.
Нэнси зашла в туалет на втором этаже. Что интересно - не сразу. Она заглянула и подождала, пока там никого не будет. И, кажется, точно рассчитала время. Судя по всему даже в туалет дети ходили как по расписанию.
Через пару минут, прогулявшись туда и сюда по коридору, осмотрев новую школу, внутрь зашла и Валерия.
Нэнси, видимо, не рассчитывала, что кто-то сейчас ворвется в ее посекундно рассчитанное временное логово. Она резко отдернула руку от юбки, которую осматривала. Но Валерия все же заметила затухающее золотое свечение. Знакомое. Небольшой загоревшийся рунический круг на руке.
Блузка Нэнси была идеально чистой и сухой. На юбке осталось маленькое, почти незаметное пятнышко.
- Ох… У тебя… Все в поря… А что… Что у тебя с рукой? Как ты это сделала, Нэнси? Это же апельсиновый сок! - Валерия, даже не особо стараясь усердно играть, театрально взмахнула руками, а потом прикрыла рот, изображая удивление.
Нэнси… Очень рассердилась. Вся эта ситуация еще на выходе из класса явно вывела ее из себя. Нэнси подошла ближе и немигающим взглядом посмотрела Валерии в глаза.
- Слушай сюда, американская мечта. Если ты забыла в Америке не все свои мозги, то звони своим богатым предкам, которые отправили тебя сюда, и клянчи, хнычь, умоляй, чтобы они забрали тебя отсюда первым же рейсом. Иначе очень быстро ты станешь такой же, как и все здесь. Потому что ты… проблемная. И тупая.
С этими словами Нэнси метнула на Валерию уничижительный взгляд, и вышла из туалета, хлопнув дверью.
Валерия оперлась на раковину и обдумала увиденное. Что ж, одно было очевидно. Нэнси точно владела какой-то магией, и вне зависимости от своего потенциала профаном в этом деле не была.

+2

33

Сцена во время перемены обращает внимание Герри еще на одного мальчика. На того самого, который врезался в соседку Вэл по парте. Он молча изучает происходящее, сохраняя полное спокойствие. От его взгляда не укрывается побелевшее лицо этого самого Финнигана и отразившийся в его глазах испуг после слов миссис Флетчер о возможном серьезном разговоре.
В этом, кажется, нет ничего странного. Все дети боятся таких бесед, во время которых можно получить знатную взбучку.
Но все же, когда миссис Флетчер уходит, а коридор приходит в движение и ученики продолжают идти туда, куда шли, Герри прямо идет к Финнигану, который стоит у стены и не двигается.
— Привет, ты в порядке? — участливо спрашивает он у мальчика, но тут же замечает, что тот на грани паники.
Пальцы сжаты в белеющий кулак, глаза прикрыты, губы плотно прижаты. Видно, что он действительно напуган. Через несколько секунд он дергается, словно услышав слова Герри, и непонимающе на него смотрит.
— Тебе нужна помощь?
— Не-нет, — Финниган мотает головой, отступая на пару шагов, спотыкаясь о свои же ноги. — Все нормально. Спасибо.
Герри решает его не преследовать. Вместо этого он оборачивается и идет в ту же сторону, куда пошла Валерия. Он слегка упустил ее из виду, но догадывается, куда она пошла — вслед за той девочкой, а та могла помчаться только в туалет. Где еще попытаться отмыть пятна от апельсинового сока, если не там.
Но рядом оказывается Ник, и он останавливается рядом с ним, подумав, что можно задать ему невинный вопрос и еще раз попробовать его разговорить.
— Ты случайно не видел, куда пошла Кэтрин?
— Нет, — отвечает парень. — Расслабься, твоя подружка не потеряется. Заблудиться здесь стало сложно.
Герри озирается, чтобы рассмотреть, есть ли кто поблизости, а затем вновь внимательно смотрит на Ника.
— Есть, что добавить к тому, что ты сказал на уроке?
— Нет.
Ник все же напрягается, расслабленность в нем исчезает, хотя его поза не особенно меняется. Настороженность словно моментально заковывает его тело.
— Ну, ты сам все видел, — тихо говорит. — Понял, как себя вести. Так к чему вопросы.
— Мне интересно, — пожимает плечами Герри, а затем прищуривается, бросив взгляд на его значки. — Это Hollywood Undead?
— Ага, — лицо у Ника разглаживается. — Ты слушаешь?
— Бывает порой.
— Ты не похож на того, кто такое слушает, — хмыкает новый знакомый. — Нам пора на математику. Опаздывать нехорошо.
Герри кажется, что Ник делает странный упор на слове “нехорошо”, и делает вывод, что опоздания тоже входят в список запрещенного в этой школе. Так, в общем-то, везде, но здесь это звучит так, как будто за это полагается расстрел на месте без суда и действия.
Он больше не произносит ни слова, больше озираясь по сторонам и ища Валерию. Нельзя было ее упускать из виду.
Ник останавливается, и Герри, следующий за ним, смотрит на ровные ряды учеников, выстроившихся перед дверью. Поразительно. Они все как настоящие зомби. Он оглядывается в поисках Вэл и облегченно выдыхает, когда, наконец, видит ее. Ничего страшного не приключилось, и это не может не радовать.
Теперь остается продержаться один урок, и можно бежать на отчет к мистеру Стрэнджу.

+2

34

Валерия вернулась в класс.
Значит, эта девочка умела использовать магию. Что ж, в самом этом факте ничего особенно удивительного не было - отец Валерии имел дело с оккультными науками с очень малых лет, а большой силы от Нэнси не ощущалось. Не факт, что между тем, что Нэнси владела магией и тем, что происходило в школе была связь, но она точно что-то знала.
Валерия вернулась к классам на первом этаже, кивнув Герри, мол, все нормально. И даже встала вместе со всеми, чтобы послушно ждать своей очереди на вход в класс.
- Ну, Алекс, как тебе перемена? Познакомился еще с кем-нибудь? - спросила Вэл Герри, при этом не спуская глаз с Нэнси.
На этом уроке все было куда "увлекательнее", чем на первом, ведь учитель здесь мало чем отличался от своих учеников - немолодой мужчина с внушительной бородой и не менее внушительной лысиной рассказывал что-то из раздела тригонометрических функций. Он рассказывал это так же заунывно и безэмоционально, как большинство детей ему отвечали. Казалось, что даже спрашивал он по какой-то системе. Не по алфавиту, или по порядку сидения, но используя какой-то внутренний… Рандомайзер. Ни одного ученика он не спросил дважды.
Конечно, такие сложные разделы математики Валерия не изучала детально, но просматривала в общих чертах. А все следствия итак были интуитивно понятны!
- Ловко ты убрала пятно с юбки. Научишь? - шепотом спросила девочка у соседки.
Нэнси немного закатила глаза:
- Понятия не имею о чем ты, и вообще - замолчи! Мистер Тетчер - это не мисс Эванс.
Валерия устала от этого карнавала. В конце концов, да кто вообще была такая эта Нэнси, чтобы так с ней разговаривать?! С ней, с дочерью Доктора Дума, принцессой, гением, волшебницей, крестницей самого Доктора Стрэнджа?!
- Полагаю, что ни Щиты Серафима, ни снаряды Балтакка ты создавать не умеешь, иначе вряд ли продолжала бы сидеть в этой дыре тихо как мышь, - Валерия сказала это чуть более громким шепотом, чем было положено.
Мистер Тетчер обернулся.
- Мисс Грант, мисс О’Каллахан! Соблюдайте тишину в классе.
Нэнси была несколько удивлена. Конечно, она постаралась скрыть это за маской уязвленного сарказма, но ее брови в первую секунду все же дрогнули и поползли вверх.
- Слова-то умные ты знаешь. Что, внимательно смотришь за всеми появлениями Доктора Стрэнджа в новостях? С какого раза запомнила как произносить? - очень тихо, и предварительно удостоверившись, что Тетчер спрашивает кого-то еще, шепнула Нэнси.
- Не с первого, зато года в два, - парировала Вэл, - А что, у вас в Англии после возвращения магии все волшебники с ума посходили?
Вот теперь Нэнси смотрела на нее уже совершенно серьезно, сощурив глаза и изучая собеседницу.
Мистер Тетчер тоже не обделил Валерию вниманием:
- Мисс Грант, Вы не могли бы дорешать это уравнение вместо меня?
- Да, конечно, мистер Тетчер, - с искренней улыбкой кобры перед броском на свою добычу пролепетала Валерия, выходя к доске.
Она окинула взглядом сложное тригонометрическое уравнение. Ничего сложного. Синусы, косинусы, тангенсы… Магия была сложна. Магию нужно было чувствовать, ощущать всем сердцем. Разрабатывать в себе это чутье как музыкальный слух.
А в математике не было ничего сложного - здесь правила логика.
Дописав маркером последние числа на доске Валерия с искренней невинностью в глазах посмотрела на мистера Тетчера.
- Спасибо, мисс Грант. Садитесь. Пожалуйста, больше не отвлекайтесь.
Валерия села на свое место, скрестив руки на груди и откинувшись на спинку стула.
Нэнси смотрела на нее со всей подозрительностью мира.
- Ты… Ты вообще кто такая?!
Вместо ответа, Валерия нацарапала в своей тетради: “Когда все ЭТО началось в школе?”, и чуть-чуть, словно невзначай толкнула ее к Нэнси. Та прочла. Пару минут она сомневалась и размышляла, недоверчиво поглядывала на соседку по парте. Но потом также в своей тетради нацарапала ответ: “Около месяца назад, когда директор Хедли запустил процесс реформации”.
Прекрасно, теперь им было чем заняться до конца урока.

+2

35

— Довольно скучная, — отвечает Герри, внимательно посмотрев на Вэл. — Думаю, у тебя она была намного веселее.
Так он дает понять ей, что ничего толком не узнал. И ни с кем не познакомился. Но за эти свои слова он незамедлительно получает подозрительный взгляд Ника, который стоит рядом, и непонимающе пожимает плечами.
А тот смотрит то на него, то на Валерию, очевидно делая некоторые выводы, а затем отворачивается и задумчиво хмурится. Герри искоса наблюдает за ним и понимает, что во время урока с ним необходимо еще раз попробовать поговорить. Если даже не для того, чтобы узнать что-то полезное, то для того, чтобы проверить, не догадался ли он с какой целью Герри пытается разнюхивать тут все, и убедить его в том, что они стараются во благо.
Когда начинается урок, то он занимает то же самое место рядом с Ником в дальнем углу кабинета, и на этот раз новый знакомый не возражает.
Этот учитель, мистер Тэтчер, оказывается таким же “зомбированным”, как и большинство учеников в классе. Герри думает, что ему не хватает только механического голоса. Тогда он мог бы соперничать с любым роботом.
— Мистер Миллер, — донесся голос преподавателя. — Ваша очередь.
Герри реагирует несколько заторможенно. Секунду он вникает в то, что это обращаются к нему, а не к кому-то другому. Ник пихает его локтем, и он, наконец, поднимается со своего места и идет к доске. Ему сначала кажется, что сейчас у него будут проблемы, но после расслабляется, понимая, что у него есть идеальная отмазка — он же первый день в этой школе!
Но, к его счастью, прибегать к данному методу избежания проблем ему не приходится. Уравнение не оказывается таким сложным, каким оно кажется на взгляд, так как тема ему знакома. Где-то год или полтора назад он ее уже проходил в бывшей школе. И, бодро решая задачу, Герри с едва заметным облегчением выдыхает, благодаря то, что в другом измерении школьная программа была на порядок сложнее, чем в этой, из-за того, что там уже 2031-й год — все давным-давно успело шагнуть вперед, в том числе и программы образования.
— Замечательно, мистер Миллер. Садитесь на свое место, — безэмоционально комментирует мистер Тэтчер. — Мисс Хоук. Вы следующая.
А Герри не без легкого удовлетворения на лице возвращается на свое место. Как же хорошо не получать нагоняи от учителей!
Теперь можно брать быка за рога.
Ник все это время молчит и ничего не говорит, а потому Герри, дождавшись, когда учитель окажется на безопасном расстоянии от них, решает предпринять новую попытку.
— Так что тут происходит?
Молчание.
— Я могу помочь, — теперь он ловит пристальный взгляд Ника, который после перескакивает на Вэл, сидящую в отдалении, — но только если ты расскажешь, что знаешь.
Герри говорит очень тихим шепотом, а это не так удобно. И ему не нравится, что другие ученики могут их подслушать, а именно этого, кажется, Ник опасается больше всего.
Молчание длится несколько мгновений. Наконец, новый приятель вытаскивает свой телефон, открывает на нем некое приложение и осторожно, под столом, передает его ему в руки. И, когда учитель вновь отвлекается на нового ученика, вызванного к доске, Герри смотрит на смартфон.
На нем открыта самая обычная заметка, но стоит ему только в нее вчитаться, как глаза у него чуть ли не на лоб начинают лезть.

«Фред начал вести себя странно. Не отвечает на смс-ки, забил на группу. Бекки тоже стала ненормальной… Дреды свои убрала. И некоторые другие ребята в классе какие-то не такие…»
             
«Они ни на что не реагируют. Ну, то есть, они отвечают на вопросы, если их им задать, но при этом у них ноль… жизни. Эмоций нет. Глаза как будто пустые. Дикки тоже заметил все это и не выдержал — врезал Стивену со всей дури, а тот просто встал и пошел. Словно ничего не было. Хотя Дикки сильный и крупный, он выбил ему зубы, а тому хоть бы хны»
           
«После этого и Дикки изменился. За ним на уроке пришла Флетчер, забрала его с собой для разговора. Он вернулся пустым. Мне уже не по себе..»
             
«Ввели новую школьную форму. Те, кто не хотел ее носить, тоже изменились. После того, как их вызвала к себе Флетчер. Ясно. Верно поступил, надев эту чертову форму. Нельзя выделываться, иначе мне конец»
               
«Чуть не поймали.. Видел только что, как в кабинет директрисы зашла Эшли. Она была нормальной, а вышла уже… другой. Когда Флетчер закрывала дверь, то чуть не заметила меня. Едва успел скрыться»
               
«Отец отказывается перевести меня в другую школу и не слушает меня»
             
«Это пришельцы. Ни один вирус или гипноз на это не способен. Я прочитал все статьи в интернете. Если я прав, инопланетяне готовят вторжение. Как я сразу не понял?! Надо вести себя аккуратнее»
               
«Они все такие послушные»
                 
«Точно напоминают роботов. Работают, как слаженный механизм»
             
«На форуме никто не верит, мол я травкой обдолбался. Я чист. Я знаю, что все это правда. Надо как-то раструбить об этом, но так, чтобы никто не понял, что это я»
                     
«Они ВСЕ стали такими. ВСЕ. Кажется, и мой черед скоро. Я пытался поговорить с кем-нибудь, но никто не хочет. Нэнси — высокомерная дура, вряд ли до нее хоть что-то дошло. Оливия — вообще не знаю, что у нее на уме, но говорит, что это все правительство. А этот Финниган нервничает по любому поводу. Если/когда его поймают, то он выложит все»
     
«Они наверняка следят за каждым шагом»

Герри задумчиво поднимает голову, дочитав все до конца, а затем отдает телефон обратно. Ник убирает гаджет осторожно, чтобы мистер Тэтчер ничего не заметил.
Остаток урока они оба проводят в молчании.
Кажется, он слегка ошибся, решив, что Ник ничего полезного не знает. Вероятно, что этого недостаточно будет для того, чтобы выяснить всю правду сразу, но, по крайней мере, он узнал то, как примерно все происходило.
Урок заканчивается. Ник сразу пытается сказать что-то или спросить о чем-то, но не решается. А Герри кивает ему головой, как бы говоря, что они позже обязательно поболтают, но сейчас лучше не привлекать лишнего внимания.
А еще ему нужно к мистеру Стрэнджу как можно скорее.
К сожалению скорее не получается. Ученики все молча шагают вперед, как будто солдаты в армии. Ровно. Неспешно. Он не особенно старается под них подстроиться — он то ускоряет шаг, то идет медленнее, чтобы ни в кого не врезаться.
В кафетерии Герри занимает очередь и высматривает мистера Стрэнджа. У него настроение быстро ползет вверх, стоит ему увидеть знакомое лицо, и он ищет взглядом Валерию. Наконец-то! Хоть немного можно выдохнуть.
Только сначала нужно набрать себе еды. Во-первых для того, чтобы не привлекать к себе внимания. Во-вторых для того, чтобы заесть все свои волнения. Увы, при этом нельзя набирать много съестного, как раз таки по первой причине. Обидно!
Герри вздыхает, дойдя, наконец, до столика, занятого мистером Стрэнджем, и садится с ним рядом. Он бросает взгляд сначала на него, а затем на Вэл, и демонстративно округляет глаза.
— Ну и жесть тут творится, — произносит он, нервно оглядываясь. — Беру свои слова назад — моя бывшая школа на самом деле отличная.

+2

36

Небольшой морок, повешенный над столом сразу после того, как за него присели нужные дети, отводил всем глаза. Стефан мог бы заморочиться просвещением своих юных спутников относительно маскировки и «придерживаться плана», но легкие уловки значительно сокращали время. Им нужно было поговорить, обменяться информацией и мнениями, а еще – нужно было успокоить детей. Пусть и Джеральд, и Валерия держались молодцами, но некоторую напряженность в них Стрэндж заметил невооруженным взглядом.
- А ведь ты здесь всего два урока, - мягко заметил Стефан, отставив кружку с чаем. – Впрочем, для меня это тоже было… познавательно. Ученики чрезмерно просвещены. На втором я рассказывал материал четвертого курса университета, а они ухом не повели. Причем меня дважды поправили, когда я умышленно говорил устаревшие данные. Ощущение, что неокрепшие мозги этих детей работают на безумных скоростях.
Стефан неровно выдохнул – происходящее оказалось каким-то непривычно забирающимся под кожу, а еще – неуловимым. Да, все было очевидно – что-то с этой школой не так, но что именно? Дети вели себя странно – не все, но. Учителя вели себя странно – не все, но. Почему не все? Почему некоторые остались? Процент допущения? Почему изменились все остальные? Кто является рассадником происходящего «зомбирования»? Почему дети знают куда больше школьной программы? Почему они отвечают так механически? Почему взрослые не забили тревогу относительно странного поведения детей?
Вопросов было так много, что волшебник с напряженной обеспокоенностью потер лоб. Не как при своей загадочной мигрени, а как при обычном «и что делать».
- Не волнуйтесь, я скрыл наши разговоры от их слуха, - добавил, чтобы дети не опасались делиться новостями. – Вам на заметку – из преподавателей неподвластны здешней массовой чехарде два учителя. Мисс Эванс, вы были на ее уроке, и мистер Флоберс, учитель физкультуры. Как я понял, для Эванс происходящее – непривычно, но она или боится, или не знает, как подступиться к поиску проблемы. Флоберса… похоже, устраивает толпа послушных исполнительных детей. Они изо всех сил стараются выполнять его… приказы.
Он постучал пальцем по чашке, вспоминая того мальчика на канате, и его стертые до крови ладони.
- Если происходящее и смогло подкрутить уровень IQ детей, то физические способности остались такими, какими были.
Вроде бы хотелось добавить что-то еще, но он предпочел отпить чай и осмотреться. Дети ели не так слаженно, как сидели, ходили и говорили, но более-менее общая картина сохранялась. Видимо, у некоторых уже проснулся аппетит, а у некоторых – нет, из-за чего было заметно, что кто-то ест с охотой, кто-то нет, а кто-то… Стефан с некоторой хмуростью посмотрел на девочку, которая тыкала вилкой во фрикадельки, но ела только пюре. Причем ее движения были похожи на то, как если бы она подносила фрикадельку ко рту и ела, но в последний момент ее словно что-то останавливало.
«Интересно».
Вероятно, девочка была вегетерианкой, но… разве это могло остановить? Или все-таки были какие-то граница?
Так понимаю, местные порядки произвели на вас феерическое впечатление? – переведя взгляд на детей, Стефан выглядел менее хмурым, но все еще был задумчив. – Узнали что-нибудь?

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (16.12.2021 23:38)

+2

37

Валерия только для вида положила себе что-то на тарелку, даже не особенно вглядываясь в то, что именно это было, и села за один столик с Герри и Стрэнджем. В самом деле - она сегодня уже позавтракала, потом пила со своим упрямым крестным кофе с пирожными… В нее больше физически не влезет.
Вид столовой ее угнетал еще больше. Боже мой, даже сейчас, даже в этой идеальной роботизированной системе чипированных детей было негде яблоку упасть, такая толкучка… Как дети тут выживали, пока этот ужас не наступил? Представить страшно.
Это конечно не столовая дома, с мягкими стульями и и столом из ценных пород дерева, просторная и светлая комната. Кстати, надо будет заказать немного цветов, а то там как-то пустовато.
- Да, Доктор Стрэндж, по мисс Эванс это было заметно. Очень приятная девушка, - коротко, но явно благоволя ей охарактеризовала ее Валерия, - Я поговорила с одной девочкой… В общем, вот что мне удалось узнать. Немного, гораздо меньше ожидаемого, но это дополняет картину. Все началось около месяца назад с началом реформации школы. Но об этом ваш друг писал в письме. Прежний директор запустил этот процесс. Ничего подозрительного в нем не было - радикально поменяли состав учителей. Кстати, в процессе сместили и самого директора, а его судьбой никто не интересовался. Меняли программы. Поменяли составы классов - умных с умными, поглупее и проблемных - к таким же. Скажем так, сделали “сильные классы” и коррекционные.
Рассказывая все это, Валерия усиленно тыкала вилкой во фрикадельку просто в качестве медитативного занятия - есть ее она не собиралась, а вот причинение увечий несчастному кулинарному изделию было чем-то вроде антистресс-игрушки.
Параллельно в голове возникала масса мыслей, цепочек, но они пока что-то совершенно не складывались ни во что цельное, просто не хотели. Ответ очевидно лежал где-то совсем на поверхности, но как так можно работать - без книг, без библиотеки, без возможности научно соотнести подобные повадки людей с описанными магами прошлых эпох случаями.
Наверное, это одна из причин,  почему ее отец не был избран Верховным Чародеем в свое время. А она унаследовала эту черту от него - слишком системное мышление, холодная логика вместо экспромта и риска… А это, по-видимому, нужное качество для Верховного Чародея - толика безрассудства. Нужная, скажем, для того, чтобы отойти в сторону и отдать силу Всемогущего Бога тому, кто по мнению большинства является преступником и тираном.
- Но это не все. Если Вам интересно - дети такие не только в школе. За пределами тоже, но родители как-то мало уделяют этому внимания, что тоже довольно подозрительно. С точки зрения технологий я бы сказала, что это очень похоже… на… На некий хороший загруженный алгоритм, программу, в соответствии с которой дети себя ведут. Иногда, если алгоритма на что-то не хватает - даются прямые команды через консоль. Скажем, целый класс может встать и пойти на запланированную пробежку. По итогу… Очевидно, что это точно связано с магией. Даты совпадают с датой возвращения волшебства на землю… и…
- Здесь очень тихо. Почему за вашим столом так тихо, мистер Стивенсон? - от внезапно раздавшегося за спиной голоса Валерия чуть не подпрыгнула, - Я вижу, что Вы что-то говорите, но вас… не слышно.
За ней стояла та самая девочка с мышиными серыми волосами. Она прижимала к руке учебник по математике и очень внимательно смотрела на них троих. Или даже сквозь них. Она еще несколько секунд потупила, после чего словно пришла в себя, смутилась и, заикаясь, добавила:
- П-простите мою неучтивость, я… я лучше пойду в класс.
Она заторопилась на выход из столовой, словно боялась саму себя и того, что она увидела. Девочка нервно оглядывалась по сторонам, будто ожидала какой-то подставы, но потом выдохнула уже на выходе из столовой и пошла к своему классу гораздо спокойнее.
Валерия хотела что-нибудь сказать, как-то охарактеризовать увиденное, поразмыслить, но вместо скромной девчонки из другого класса в столовую с видом грациозной лани вошла Нэнси. Которая очень уверенно пошла к их столику. Большой агрессии в ее взгляде не читалось, зато самоуверенности и абсолютно неуместной решимости - хоть отбавляй.
- Кэтрин, прошу прощения, что отвлекаю… можно тебя на пару слов? - ласково пропела она, вежливо улыбнувшись Стрэнджу и приветственно кивнув.
Валерия потерла переносицу. Ну конечно. Этого следовало ожидать. Валерии пришлось раскрыть кое-какие карты Нэнси, и теперь она так просто не отстанет.
- Профессор Стивенсон, - девочка демонстративно назвала своего старого друга ложным именем, - Это Нэнси. Все, что я рассказала - я узнала от нее. А еще она владеет магией.
Выражение лица Нэнси, которую вот так вот сразу сдали с потрохами в этот момент было просто бесценно. Ах да, Валерия же не сказала ей на уроке, что она пришла в эту школу не одна, а только в качестве подмоги.

+2

38

Герри утвердительно кивает головой — он тоже заметил то, насколько дети в этой школе умные. Это не могло не броситься в глаза, ведь в этом все неправильно. В каждой школе есть отличники, способные оттарабанить ответ на любой вопрос, но таковых, по обыкновению, должно быть мало.
Он откусывает от сэндвича большой кусок, внимательно при этом слушая мистера Стрэнджа. Как же хорошо хоть немного расслабиться и перестать держаться ровно, выражать одно удовольствие от пребывания в этой школе, скрывать ошеломленность местными порядками и пытаться при всем этом разузнать, что именно произошло.
Его брови задумчиво ползут вверх, когда он слышит, что если уровень интеллекта у учеников и повысился, то физические характеристики не изменились и остались прежними. Для него это довольно важная информация. Теперь он знает, что если вдруг вся эта толпа зомбированных пойдет в наступление, то можно не опасаться причинения с их стороны серьезного вреда, а это значительно облегчает задачу. И ему следует в такой ситуации быть аккуратнее с ними, чтобы уже самому не навредить им.
Пока Валерия рассказывает то, что узнала она, Герри доедает сэндвич, с любопытством слушая ее рассказ. К фрикаделькам он не прикасается, собираясь рассказать все то, что узнал от Ника. А точнее все то, что тот написал в своей заметке.
Но внезапно к их столику подходит девушка, которую он уже видел чуть ранее. С некоторым удивлением он смотрит то на нее, то на Вэл, то на мистера Стрэнджа — того, что кто-то обратит внимание на то, что рядом с ними царит полная тишина, он как-то не ожидал.
Наконец, девочка неловко извиняется и уходит восвояси, а Герри задумчиво хмыкает, посмотрев ей вслед — все здесь странные, а те, кто еще остался нормальным, уже постепенно сходят с ума. Ничего удивительного.
— Ну, в общем, да — все началось где-то тогда, когда директор сменился. Ник, парень, с которым я пообщался, рассказал мне все, что знает — и он считает, что за всем стоят инопланетяне, — он пожимает плечами, вполне допуская вероятность подобного, ведь во Вселенной кого только не существует. — Я прочитал его заметки, и м-м… Нелегко ему пришлось. И, что самое интересное — все ученики менялись после посещения кабинета директрисы Флетчер. Он сам наблюдал за тем, как одна девочка заходила к ней нормальной, а выходила уже, как он это назвал, “пустой”. И его друг после драки стал таким после того, как Флетчер забрала его с собой для беседы.
Герри вздыхает, скрестив свои пальцы и уставившись на них.
— Я ставлю на то, что это…
Тут к их столику подходит еще одна девушка. Взглянув на нее, он сразу узнает ее. Нэнси. С ней рядом сидела Вэл, а еще это про нее, кажется, нелестно отозвался Ник в своей заметке. Но, судя по всему, его приятель ошибся, дав такую оценку.
Но, глядя на Нэнси, он понимает причину такого к ней отношения. Она сама виновата в этом. Ему даже не нужно представлять то, какой она была раньше — до того, как здесь начались изменения. В его бывшей школе были такие девушки, и с ними он старался не пересекаться.
Валерия представляет Нэнси мистеру Стрэнджу. Герри удивленно разворачивается, чтобы лучше всмотреться в девушку. Владеет магией? Вот это новости! Такого поворота событий он совершенно точно не ожидал.
А не связана ли Нэнси с тем, что здесь происходит? Вот это отличный вопрос. Нужно будет напрямик ее спросить об этом, а пока…
Герри наблюдает за обескураженностью Нэнси. От выражения на ее лице его тянет улыбнуться, но он себе позволяет только незаметно ухмыльнуться.
Вместо того, чтобы вставить две копейки, он решает уделить внимание апельсиновому соку в пакетике, а заодно слегка, совсем чуть-чуть, использовать свои феромоны на Нэнси, чтобы успокоить ее и настроить на более дружелюбный лад. На всякий случай.

Отредактировано All-New Spider-Man (17.12.2021 07:01)

+2

39

Стефан не прикасался к еде, медитативно потягивая чай, который, казалось, не кончался. От абсолютной нирваны отделяли лишь две вещи – постоянные внимательные взгляды опытного слушателя, направленные на детей, и общая тишина, которой в столовых школьных заведений быть не должно.
От отсутствия человеческих коммуникаций между людьми, тем более, детьми и подростками было не по себе.
Информация от Валерии подчеркивала уже известные места, заполняя белые пятна дополнительными штрихами. Картина выглядела так, словно кто-то заложил в местной школе бомбу замедленно действия и что-то – к примеру, исчезновение магии – замедлило, если не отложило взрыв до определенного момента. А теперь, когда все вернулось на круги своя, пусть и в измененном виде, приходилось наверстывать упущенное.
Не было ли то письмо приглашением на запуск магической ядерной бомбы?
Стефан старался не думать о плохом, но плохое само рисовалось в его голове. В худшем из вариантов им стоило отловить кого-то из учителей и устроить магическое препарирование. Это было не слишком этично, но зато можно было понять, что же это – внушение, гипноз, зомбирование, вуду, магия крови, марионеточный синдром, подмена личности, поглощение личности, новая разновидность пожирателей душ, потусторонний репликант, внутренний паразит, энергетический слизень, инопланетный вторженец… Вариантов – масса, и им предстояло в короткие сроки найти ответ с хирургической точностью.
Наручные часы тикали, встроенная секундная стрелка следила за ходом времени. Он чувствовал, как утекали драгоценные секунды, как прожигало сквозь кожу и кости до самой души адское клеймо.
«Думай о настоящем».
Он был мыслями в Аду, до которого предстояло сделать столь многое, но Ад был уже здесь. Для этих детей, ставших заложниками мистического нечта, решившего за их счет осуществить свои планы.
Ты не сильно отличаешься. Поговори с ним. У тебя удается находить общий язык с такими же паразитами, как ты.
Стефан покосился в сторону – этот голос… он уже слышал его. В Санкторуме и потом, еще несколько раз. Он вроде бы советовал, а вроде бы ненавидел, а вроде бы… отвлекал. И волшебник не мог понять, что за чертовщина происходит, откуда эти слуховые галлюцинации?
Здесь очень тихо.
Стрэндж перевел взгляд на девочку, которая спасла его подозрительно-параноидальный взгляд в сторону. Обычная скромная «серая мышка», прилежная и тихая, привыкшая ассимилироваться, не бороться, но нести свет внутри себя.
Я вижу, что Вы что-то говорите, но вас… не слышно.
Она видит тебя насквозь, до паршивых потрохов.
Если у нее есть дар к магии, то она могла увидеть сквозь морок – он был достаточно простым, скрывающим от глаз простых смертных. Но неофиты, здесь?.. Валерия говорила о девочке, у которой выудила информацию. Она тоже маг или дело в другом?
- У новых студентов сложности с адаптацией, - спокойно ответил он девочке, мысленно поставив отметку – «понаблюдать». – Обучаю их особой технике, помогающей справиться с тревогой в первые дни. Вам тоже стоит попробовать, мисс?..
Девочка проморгалась и растерялась.
П-простите мою неучтивость, я… я лучше пойду в класс.
Помолчав после ухода странной девочки, заговорил Джеральд. Стефан и его выслушивал молча, потягивая чай, пытаясь уложить новые кусочки пазла в общую картину. Кабинет Флетчер, директрисы, что сменила предыдущего месяц назад.
Месяц назад… когда ветвь Игдрассиля вонзилась в пол Санкторума, расцветая новым древом. О, Вишанти, а ведь и правда, как он не заметил? Прошел целый месяц с тех пор, как он заключил сделку, как дал обещание спасти магию Девяти Миров ради спасения магии Земли… По ощущениям, прошли годы, если не десятилетия с тех пор.
«Сосредоточься».
Стефан потер пальцами лоб и уже готовил ответ на эти отчеты магической шпионской разведки от юных натуралистов, но тут снова вмешались – снова девочка и снова с явными задатками магического дара. На ее улыбку Стрэндж изогнул бровь, отставив чай в сторону.
- Нэнси, - повторил он, проведя пальцем по воздуху – волосы Нэнси заискрились, а сама девочка вздрогнула, но, скорее, от неожиданности, чем от испуга. – Хм, хорошая наследственность.
- Что вы… - начала было она возмущенно, но вдруг с озарением посмотрела на Стефана, - кровоисследовательный расклад? Как вы… кто вы?
- Присаживайся, - мягко прервав ее, указал на место за столом. – Полагаю, мы найдем общий язык, и я вовсе не о твоем идеальном королевском акценте.
Стефан все-таки взял вилку, насадил на нее фрикадельку и поднял в воздухе. Прошептав пару странных слов, еще немного приподнял вилку и словно кого-то – что-то – поманил из воздуха. Фрикаделька медленно исчезла, словно ее кто-то – или что-то! – съел, после чего их накрыло непроницаемым куполом.
- Не волнуйтесь, - с мрачной умиротворенностью произнес он, положив вилку с откусанными зубцами на поднос, снова взял чашку с чаем, - одной фрикадельки хватит на пару минут разговора, который теперь точно никто не прервет. Итак… Нэнси, верно?
- Да, но…
Девочка почти открыла рот, чтобы задать вопросы, но Стефан нахмурился и шикнул на нее.
- Мы выслушаем тебя позже. Сиди и слушай.
Суровый тон лениво маскировал искры веселья в его взгляде, с которым он наблюдал за градацией эмоций на лице юной ведьмы, явно упивавшейся своим происхождением и превосходством. Не то, чтобы он любил ставить таких на место… ай, да что там, очень даже любил. Кому, как не ему, мальчику с фермы в Небраске, было знать, как подобные Нэнси кичатся собой.
Но он попросил ее помолчать вовсе не поэтому. А потому, что ему надоели постоянные вторженцы в разговор.
- Итак, - протяжно вздохнув, он поставил чашку на стол и размял пальцы обеих рук, - спасибо за вашу наблюдательность, вы помогли мне сложить картину… почти. Похоже, все сводится к миссис Флетчер и тому, что она что-то делает с теми, кто… выбивается из некоего общего плана. Мы не знаем, в чем заключается этот план, как не знаем, когда он будет приведен в исполнение. Есть часть не задействованных в плане людей, и пока двое из них – с магическим даром. Подозреваю, что те, кто адаптировался к изменениям и не представлял угрозы, вошли в «один процент допущения». Чтобы школа не выглядела абсолютно идеальной, а была идеальной… скажем, на девяноста девять процентов.
Это было похоже на правду. И все это было похоже на то, что его собственный план начинал складываться, а сам он – понимать лучше происходящее. Может, никого препарировать и не придется, разве только…
- Есть два варианта, - наконец произнес он, задумчиво обведя троицу детей, - контролируемый и рискованный. Первый – мы должны понять, с чем имеем дело, а для этого нужно провести осмотр кого-то из преподавателей. Я видел кабинет мистера Ортокса, завуча по воспитательной работе. Судя по разговорам, он тоже подвержен общему «настроению», а потому мы сможем в его кабинете устроить магический осмотр. Когда мы найдем причину странного поведения, то попробуем… отключить его от этой сети или напротив, отправим сигнал, который разрушит выстроенные связи. Но мне нужно время.
Перед вторым вариантом он взял паузу, чтобы обдумать. В первом варианте весь риск ложился на него, а потому над ним не думалось как-то долго. Зато второй… был, мягко выражаясь, отправкой детей в пасть льва.
- Второй вариант, - наконец заговорил он, посмотрев на детей, - это попасть напрямую к Флетчер. Нэнси, не подскажешь, что нужно сделать, чтобы попасть к директору? Думаю, если новички сделают то, что ты им, разумеется, строго не советуешь делать, то я, как законопослушный преподаватель, следующий правилам, могу их привести к директору, держа за уши?
Намек на улыбку был скрыт очередным глотком чая.

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (22.12.2021 19:24)

+2

40

Валерия слушала и анализировала. Мысли вились в голове как жужжащая стайка мух.
Планы Стрэнджа… Да, оба неплохие. Хорошие планы.
Чего-то не хватало. Они что-то упускали.
Понятно, почему Стрэндж легко предложил первый вариант, как и было понятно, почему сомневался насчет второго - не хотел подвергать их с Герри риску. Однако почему он тогда фактически подталкивал их с Нэнси именно к второму варианту?
Опять это раздвоение личности, опять непоследовательные действия?
- Ох, ну неужели наконец-то, аж спустя месяц после возвращения магии, кто-то из чародеев вспомнил про Англию. Моя бабушка бы разобралась с этим, она говорит, что наш род идет от самой Морганы! - не могла перестать хвастаться обиженная снисходительностью Стрэнджа Нэнси, - Но после возвращения магии бабушка… Кажется, старческий маразм взял свое. Но я могу помочь, если нужна помощь по магической части! У нас дома есть всякие амулеты и кое-что из реактивов для зелий!
Нэнси закусила губу, договорив. Она определенно начинала чувствовать себя неловко. Как ученик, который был отличником в одной из худших школ страны, а потом его перевели в лучшую частную школу столицы. И там он едва-едва, с огромным трудом вытягивал программу хотя бы на тройки, тогда как привык быть лучшим.
- А зачем нам выбирать один из этих вариантов, если можно совместить? - спросила Валерия, отклонившись на спинку стула и скрестив руки на груди, - Кажется, если возникают проблемы с поведением - то в первую очередь вести таких учеников как раз надо к завучу по воспитательной работе, разве нет? - Валерия как-то нехорошо улыбнулась, посмотрев на Нэнси, - А если мы окажемся неправы, то Флетчер сама рискует прибежать, если ей что-то не понравится. Но если мы сделаем что-то совсем непривычное, что будет радикально выбиваться из привычного уклада - она может потерять бдительность и выдать себя.
Валерия подумала еще немного. Все-таки что-то было не так, хотя, возможно, это уже разыгралась паранойя. Новый директор оказывается злодеем - не слишком ли все просто? Какая-то слишком… Ненадежная маскировка для такого места. Если бы Валерия играла подобную роль - она выбрала бы роль серого кардинала, а не короля.
Хотя нет, ложь, наглая ложь. Конечно, она бы предпочла роль правителя. Но только потому, что она дочь своего отца, а корона прекрасно будет смотреться на ее белокурых волосах. Но логично в подобных условиях было бы двигать шахматные фигуры, находясь в тени.
- В общем, - решительно сказала девушка, - Лучше ведите нас сразу к Ортоксу. Ну что ж, Нэнси. Дай-ка я угадаю, что же мы такого можем сделать… Чтобы профессор Стивенсон мог сразу потащить нас к Ортоксу… - Валерия усмехнулась, посмотрев на собеседницу, - Мне кажется, оставшемуся на твоей юбке маленькому пятну очень грустно и одиноко.
Нэнси смерила Валерию взглядом, но вздохнула и кивнула.
- Да, пожалуй ты права. Ненавижу эту юбку. Раньше я подшивала школьные юбки покороче, но с новыми порядками это слишком рискованно. А я хочу свои короткие юбки назад.
Нэнси встала и вышла из-за за магического заслона.
Вслед за ней пошла и Валерия, прихватив с собой стакан с успевшим остыть чаем. Хорошо, что она не стала добавлять в него сахара.
- Прическу не портим, с ногтями поаккуратнее, - шепнула Нэнси.
- Договорились, - одними губами шепнула Вэл, улыбнувшись.
Они чуть отошли от стола, за которым остались Стрэндж и Герри, и на полпути к выходу Вэл догнала Нэнси и схватила ее за лацкан пиджака, дернув на себя.
- Ты кого тут назвала тупой? Ты знаешь, кто мой отец? - со всем возможным вызовом в голосе прошипела Валерия, очень стараясь играть роль хоть сколько-нибудь пристойно и не рассмеяться прямо на середине этого пафосного монолога. Это звучало так глупо и по-детски.
Ученики, лениво доедавшие свои обеды, явно очень хотели перевести взгляды на ссорящихся вредных и пафосных блондинок, так похожих на черлидерш, сошедших с экранов телевизора из подростковых сериалов про школу. Причем из сериалов двухтысячных. Но что-то мешало. Дети переводили и отводили взгляды, как роботы.   
- И кто же? Какой-нибудь поляк, который лет пятнадцать вымаливал себе грин-карту, чтобы ему позволили остаться в Америке? - уж что-что, а издевки получались у Нэнси просто прекрасно. Кажется, она прямо интуитивно что-то чувствовала в своих собеседниках, и била в цель.
- Он не поляк, он латверец! И ему не нужна вшивая американская грин-карта! - а вот этот ответ у Валерии получился ну очень натурально. Спасибо Нэнси за прекрасный повод, - Это Америке бы стоило умолять, чтобы он туда переехал.
- Латверец? Ну на-а-адо же, бежал от кровавого режима? А вы всей семьей дрожжите по ночам под кроватью, опасаясь, что за вами явится лично Доктор Дум с расстрельной бригадой, или только твой хваленый папаша?
Было очень сложно сдержать рвущийся наружу хохот. Нэнси была хороша. Нэнси интуитивно била точно в цель. И тем смешнее было то, что она совершенно не знала, с кем сейчас говорит. А Вэл с трудом могла удержаться от того, чтобы не начать представлять себе выражение лица собеседницы, если она это когда-нибудь узнает.
- Ах ты злобная c…, - нет, выдавить из себя такое невежливое оскорбление Валерия не смогла. Воспитание не позволяло.
А вот запланировано вылить чай в лицо своей "оппонентке" - очень даже получилось.
- Да как ты…! Да я тебя…!
Девочки сцепились. Ученики все также поворачивали головы в их стороны и тут же механически отворачивали назад. В принципе,  интересного тут и правда было преступно мало - такие школы, какой до “Реформации” был Хэйверсток, знавали драки и посущественнее, с разбитыми в кровь лицами, вызовами скорой и полиции. Эта драка напоминала скорее возню котят, которые больше шипели друг на друга и пихались лапами, на которых даже не выпускали когти.
Но в новой версии Хэйверстока это точно был невиданный всплеск безумного насилия.
Какое... позорище для принцессы. Хорошо, что отец этого не видит.
Но на что не пойдешь ради спасения десятков учащихся.

+2

41

Еще один сэндвич. Герри с любопытством слушает разговор, не забывая при этом подкрепляться. Неизвестно, что произойдет дальше, но запас энергии и сил ему определенно точно пригодится. Все это крайне интересно.
Он скептически хмыкает. Эта школа какая угодно, но не идеальная. По крайней мере, для людей. Здесь все не так. Удивителен тот факт, что никто из посторонних людей, не имеющих отношения к этой школе, не обратил внимания на это. Герри, конечно, слышал про знаменитые английские сдержанность, холодность и воспитанность, но не до такой же степени это должно быть запущено, что к этому относятся как к чему-то само собой разумеющемуся.
Когда мистер Стрэндж выкладывает план, то у него чуть ли глаза не загораются. Наконец-то! Можно действовать.
Герри с любопытством смотрит на Валерию и Нэнси, встающих из-за стола и уходящих с твердым намерением “хулиганить”.
— А каков шанс того, что если мистера Ортокса, как вы выразились, отключить от общей сети, то все это заметят? — задает он вопрос, посмотрев на мистера Стрэнджа. — Они действуют как единое целое. Не координируются, не общаются, а просто… слаженно работают. У них, как будто, один мозг на всех, да еще и нечеловеческий. Они ведь все могут понять, что что-то идет не так и не в том направлении.
Ему кажется важным высказать все свои догадки и подозрения. Мистер Стрэндж, как волшебник с огромным опытом, ко всякому будет готов. И он тоже должен. В первую очередь спасать подростков, чтобы после им не пришлось обращаться за помощью к врачам.
Позади раздаются громкие голоса. И он разворачивается на стуле, чтобы посмотреть на представление. Как он и ожидал, никто на такое не обращает никакого внимания. Все смотрят, но ничего не делают.
Как и писал Ник в своей заметке — им на все плевать. От этой мысли становится несколько жутко. С этим хочется покончить как можно скорее.
Герри замечает Ника, одиноко сидящего за своим столиком у дальней стены. Вот он с заметным интересом наблюдал за “дракой” двух девушек, но никаких действий не предпринимал. Хотя что-то подсказывает ему, что Ник ничего не сделал бы даже не будь вокруг всего этого жуткого и идеального порядка. Такие, как он, предпочитают держаться в стороне и наслаждаться хаосом, который творится перед их глазами.
А “схватка”, тем временем, продолжается.
Если честно, такие потасовки ему никогда не нравились. В таких мероприятиях он сам никогда не участвовал, хотя ему раза два пришлось отстаивать свое право на спокойное существование в бывшей школе, но на этом все заканчивалось. Но тут было постановочное шоу, и единственное, о чем следовало беспокоиться, так это Флетчер.
Один на один Герри с ней встречаться не особенно горел желанием. Если они останутся наедине, то… Надо срочно надевать костюм. Если верить Тони, а он верил Тони, то броня защитит его от любой опасности.
Нужно будет попросить еще и о том, чтобы наложить на нее защиту от магии, если такое возможно, а то у него становится все больше приключений, связанных с ней.
— Кстати, после нужно возвращаться на уроки? — спрашивает он мистера Стрэнджа, пока тот еще не ушел, с тайной надеждой на то, что тот ответит отрицательно.

+2

42

Своей речью обиженной звезды, которую не оценили, Нэнси вызвала у Стефана еще больше скепсиса. Он всегда смотрел сквозь пальцы на заявления о «я самый лучший», ведь знал по факту, что лучше него в этом мире есть очень мало людей. Не по части характера, а по части знаний и способности в весьма нестабильной и изменчивой магической сфере. А потому попытки перещеголять его в этом поле неофитки, что считала, будто пара побрякушек и травок может дать фору пусть бывшему, но Верховному Волшебнику, выглядели… жалко.
- Понятно.
Не изменившись в лице, Стефан перевел взгляд на Валерию. Ведь та задала вполне резонный вопрос о совмещении обоих вариантов, и это был вполне себе неплохой вариант, если так посмотреть. Правда, при таком раскладе риску подвергались все, но если все сделать правильно, то и риск будет оправдан, и они получат достаточно информации, чтобы придумать план действий.
- Хорошо, - после паузы, Стрэндж кивнул. – Действуйте, леди, но будьте осторожны.
Пока девочки готовились к постановке, полной трагичной банальности, Стефан задумчиво допивал свой чай и слушал вопрос от Джеральда. Занятно, что юноша из раза в раз демонстрировал поразительную проницательность, но всякий раз умалял свои заслуги. Интересно, это скромность, низкая самооценка или отсутствие рядом кого-то, кто хвалил бы за успехи?
- Хороший вопрос, Джеральд, - отметил волшебник, переведя взгляд на Валерию и Нэнси. – Перед тем, как «отключать» Ортокса, мы изучим природу их связи. До того я сделаю его астральный слепок, который на некоторое время заменит Ортокса, пока я буду проводить исследования. Но элемент риска исключать нельзя, ведь, как ты подметил, эти создания – нечеловеческой природы. Мы должны попробовать. Вариантов у нас не так много – или пытаться что-то сделать, или уйти. Не думаю, что после увиденного ты выберешь второй вариант.
Ведь Герри был не из тех, кто уходит, когда понимает – вокруг творится что-то неладное. У него была такая возможность, но Стрэндж уже подтолкнул его к выбору иного варианта… и чуть не дал себе за это оплеуху. Нельзя ведь подталкивать к выбору, он ведь всегда был за свободу воли, что изменилось?..
А когда «неладное» в виде двух дерущихся – пусть и понарошку, но все-таки – девушек стало серьезнее крикливого переругивания, Стефан все же поднялся.
- Давай решать вопросы по мере поступления, - с улыбкой ответил, возвращая чашку на поднос с едой, к которой и не притронулся. – Сейчас я попрошу тебя как можно незаметнее проследить за нами и, так сказать, постоять на стреме у кабинета Ортокса. Если кто спросит, скажешь, что ты помог мне привести этих драчуний и дождаться после разбора полетов. А сейчас извини, мне пора крутить уши непослушным детям.
Сфера, укрывавшая их разговоры, мягко лопнула и истлела, облетая энергетическими искрами, которые были заметны лишь магам. Стрэндж изобразил суровое лицо, что было довольно просто, и быстрым шагом подошел к девочкам.
- Что за цирк вы здесь устроили, юные леди? – выхватив ухо Нэнси, Стефан мягко, но твердо оттянул девушку от Валерии. Ее уху досталось более нежное обращение, но твердость руки никто не отменял. – Это возмутительное поведение, недостойное Хайверстока. Похоже, ваши родители совершенно не занимаются вашим воспитанием. Идемте-ка, отведу вас к тому, кто все исправит.
Он говорил достаточно громко, искоса наблюдая за остальными учениками. Те внезапно перестали дергаться и нервно пытаться посмотреть в их сторону, даже сказать, словно бы успокоились.
«Хм, занятно».
- Ай-яй, больно! – прошипела Нэнси, но Стефан сделал вид, что не услышал.
- Алекс, - обратился Стрэндж к Герри, - не откроешь дверь? У меня, увы, руки заняты.
По коридору он вел девушек, все еще держа за уши – Валерию больше придерживая, а вот Нэнси доставались настоящие ощущения, и потому она по полной старалась выкрутиться.
- Вы обещали, что…
- Я ничего не обещал потомку Морганы, - скептично проговорил Стефан, глядя перед собой. – В следующий раз будь осторожнее с такими заявлениями, юная леди, ведь на моем месте может быть кто-то, кому Моргана не просто пыталась сердце вырвать.
Нэнси округлила глаза и попыталась спросить что-то еще, но Стрэндж шикнул на нее – они были почти у кабинета Ортокса, а потому лишние разговоры могли быть опасны. Ведь даже у стен есть уши.
Отпустив ухо Валерии, постучал в дверь.
- Войдите, - низкий, густой бас, которым говорят тучные или серьезные люди.
Раз пригласили, не стоило задерживаться. Стефан открыл дверь, куда ввел сначала Нэнси, наконец отпустив ее ухо, за которое она схватилась и возмущенно посмотрела на Стрэнджа, а затем – Валерию, но ее держал за плечо.
Высокий, широкоплечий, крепкий мужчина за столом выглядел кем-то, кто не мыслил себя без спорта, даже профессионального. На лице, которое можно было назвать «не обезображенное интеллектом» не было эмоций, но глаза горели каким-то живым интересом.
- Слушаю, профессор Стивенсон.
Стефан приподнял брови, но не стал уточнять – видимо, Ортокс изучил его личное дело, потому и назвал «профессор», ведь даже в липовом деле была ученая степень.
- Эти юные леди подрались в столовой, - сурово глянув на одну, затем на другую девушку, Стефан изобразил негодование. – Мало того, что на глазах учителей, так еще на глазах у всех школы! Я посчитал своим долгом привести их сюда и…
Когда Ортокс встал, у Стефана появилось нехорошее ощущение. Такое обычно бывает у детей, над которыми нависают агрессивные взрослые, но здесь было что-то еще.
- Приятно видеть, - начал говорить Ортокс, обходя стол, - у новых учителей преданность основным принципам обновленного Хайверстока. Но печально видеть, как ученики эти принципы нарушают.
Стефан неосознанно положил руку на плечи Нэнси и Валерии, отодвинул их назад. Что-то было не так. У него не было ни паучьего чутья, ни дара предвидения, ни особого сонара, но выработанная с годами и опытом интуиция порой работала с филигранной точностью, сигнализируя об опасности. Можно было назвать это тревожным расстройством, и, если так, сейчас оно трезвонило изо всех сил.
Ортокс шел медленно, но чувствовалось, что каждый шаг давался ему почему-то тяжело. Будто он сопротивлялся движению, но что-то заставляло его двигаться.
- Доктор Стрэндж, - остановившись в паре шагов, Ортокс пристально посмотрел на Стефана, - мы ждали тебя.
- Стрэндж?! – пискнула Нэнси, но тут же благоразумно замолчала, видимо, многое осознав.
А вот этого не ожидал уже он. Потому и смотрел на Ортокса не благостно возмущенным взором профессора Стивенсона, а вполне подозрительно опасливым взглядом Доктора Стрэнджа, которому не очень нравилось, что сейчас может произойти.
Прекрасно. Эти существа его еще и знают. Впрочем, не первый и не последний случай, когда пришельцы иных миров знали его, а он их нет.
Но девочек он собой заслонил. Так, на всякий случай.
Что там говорил голос? Попытаться поговорить?
- Вы знаете меня, - констатировал он очевидное, - но я что-то не узнаю вас в гриме. С кем я говорю?
Ортокс странно икнул, его мимика неестественно исказила лицо, но затем снова стало улыбающимся и открытым. Стефана это не впечатлило, но разбудило в нем сожаление о страданиях, которые мог испытывать настоящий мистер Ортокс… если что-то от него там осталось.
Если это было вообще его тело.
- Мы прибыли издалека, - наконец заговорил Ортокс, сложив руки в «замок» на животе. – Мы жили в тех, кто был также одарен магией, как вы, Доктор. Но нам пришлось… уйти, чтобы выжить. Теперь мы… прячемся здесь, делая… неполноценных лучше.
Ну да, ну да, а чего он еще ждал? Но абстрактные фразы объясняли кое-что. Только вот…
- Это ничего не объясняет. Вы управляете этими людьми. Заставляете их быть теми, кем они не являются. Этим вы нарушаете баланс жизни и магии, который характерен для этого мира и измерения. Нельзя приходить в чужой дом и устанавливать свои правила. Даже если у вас есть на то причины… но я что-то их не вижу. Если вам нужно было убежище, вы могли прийти к Верховному Волшебнику или любому герою, который мог бы вам помочь. В нашем мире принято помогать тем, кто нуждается в помощи.
Говорил Стефан спокойным размеренным тоном, все еще пребывая в защитной стойке. Он не знал, как отреагирует Ортокс, если он попробует вывести девочек или как-то скажет им «бегите», как не знал, позвал ли Ортокс подмогу, которая могла навредить Герри. Надо было решить сразу множество задач, и Стефан очень хотел остановить время… но его смутила фраза, что они «жили в тех, кто с магией». Значило ли это, что маги для них – деликатес?
Ортокс как-то недобро посмотрел на Стефана.
- Мы пытались, но он не слышит. Нам жаль, что это не ты… ты умеешь слушать. Мы слышали о тебе… разное, но чаще – хорошее. Но мы и без тебя справились. Разве мы сделали плохо? Все счастливы. О нас говорят только хорошее. Мы всех сделаем счастливыми. Неполноценным это нужно.
Чем больше Ортокс говорил, тем сильнее менялся его голос, а рот и вовсе перестал шевелиться – казалось, что эти слова звучат в голове, но телепатического вторжения не случилось. Словно был открыт какой-то особый магический канал, по которому Ортокс общался с ним, и эти отголоски слышали все, кто был наделен магическим даром.
- Так нельзя, - спокойно, но жестко ответил Стрэндж, нахмурившись. – Насильственно заставлять быть счастливыми всех – вторжение в частную жизнь каждого. Те правила, к которым вы привыкли в своем мире, здесь не действуют. Я помогу вам, если вы согласитесь отпустить всех, кто находится под вашим контролем.
Он мог ограничиться «в этой школе», но кто знает, как далеко эти «некто» зашли?
Ортокс помолчал.
- Мы хотим… договориться. Но… не все мы. Сначала мы договоримся, а затем обсудим с теми, кто не согласен.
- Хорошо, - Стефан наконец вздохнул. – Девочки, выйдите, пожалуйста. Проведем воспитательную беседу с вами позже.

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

+3

43

Вообще, когда Стрэндж говорил про “оттащить за уши” - Валерия даже подумать не могла, что он собирался это сделать буквально. Очень хотелось запульнуть в обнаглевшего волшебника из репульсора, но ради театральности момента Вэл сдержала этот гневный порыв. Тем более, он явно старался не делать ей больно.
Зато следующая фраза получилась не театральной, а вполне себе естественной:
- Да…  Да как Вы смеете! Отпустите меня сейчас же! Даже мой отец никогда такого не делал!
Стоп, что? Пыталась вырвать сердце? Интересно, Стрэндж ее бросил, эту Моргану? "Вырвать сердце" - это звучит как-то очень лично. Кажется, у отца были какие-то сочинения Морганы в библиотеке, она же довольно древняя колдунья! Ого...
Когда они уже зашли к Ортоксу… Ни его манера разговора, ни русло этого самого разговора Валерии совсем не понравились с самого начала. Кем бы ни было это существо - оно явно не понимало, с кем говорило. И куда вообще занесла его судьба. Пусть сказал бы спасибо, что по его душу пришел первым Стрэндж, а не менее щепетильные с потусторонними сущностями маги. А мог ведь заглянуть на огонек и Дум, он живет гораздо ближе. До Швейцарии тут рукой подать - всего-то нужно перелететь Ла-Манш и Альпы. Да Ортоксу вообще повезло, что до Стрэнджа его активность никто не заметил.
Но конец монолога Ортокса… Нет, это уже решительно было за гранью добра и зла. Маленький Дум - это все еще Дум. Со стороны Ортокса было очень опрометчиво говорить такие вещи рядом с маленькой принцессой.
Белая как полотно Нэнси  попятилась  из кабинета как вымуштрованный годами службы  в королевском дворце гвардеец Думштадта - поняв Стрэнджа буквально с полуслова.
Но не Валерия. Наглости распускающего руки на монарших детей Стрэнджа на сегодня было уже немного через край для  этого дня, так тут еще и прижатый к стенке хтонический мужик решил повыкрутасничать?
Договорить требование выйти Стрэндж даже не успел - Валерия всего за пару секунд успела прокрутить в голове весь этот огромный объем информации и обработать его.
- Что, простите?! - с трудом, но все-таки благопристойно сдерживая возмущенный гнев, кипящий внутри, переспросила Ортокса Вэл. Внутри все кричало, что по-хорошему хтонического монстра следовало  бы распылить  на месте за  такую дерзость - не все его составляющие, видите ли, согласны. А чьи это проблемы?!
И все же… Все же воспитание брало верх над генами повелителя Вселенной. В конце концов, мама всегда говорила, что надо сохранять вежливость. И быть милосердными. Даже Бог-Император слушал, когда Сью Шторм взывала к милосердию. Разве не стоит хоть в чем-то стараться походить на мать? Разве не это делает ее Валерией, а не вторым Виктором?
- Мистер Ортокс, - уже  спокойнее и с вежливой улыбкой добавила Валерия, - Кем бы вы ни были, Вы явно являетесь существом из другой Вселенной. Вы не понимаете людей и их реакции.  Вы считаете  людей несовершенными и думаете, что делаете их лучше, поэтому к Вам не может быть претензий. Но люди очень горделивы и эгоистичны. Любое вторжение, любую попытку улучшить что-то в их расе люди воспринимают враждебно. Вы же слышали об отношении к мутантам, к Халкам? А ведь это всего лишь измененные, улучшенные люди. Люди уже считают себя совершенными, понимаете? И  влияние извне будет воспринято как порча. И это создает Вам проблему, которая серьезнее, чем Вам кажется,  потому что большинство магов Земли - люди.
Девочка перевела дух, мельком подумав: а зачем, зачем вообще она в это влезла? Перебить отца на важных переговорах она бы не посмела. Но… Сказал “А” - говори и “Б”.
- Если Вы действительно хотите договориться, а не подвергнуть себя опасности… Восприниматься гостями, а не паразитами в этой Вселенной, то начните с того, что люди воспримут как жест доброй воли - выполните просьбу Доктора Стрэнджа. Отпустите всех, кто находится под вашим контролем, а с теми из Вас, кто будет не согласен - пообещайте разобраться сами и заставьте их соблюдать все договоренности по праву большинства голосов, а не обсуждайте. У людей  действует правило “паршивая овца портит все стадо”. Вы сказали, что вам жаль, что Стрэндж больше не Верховный Чародей? А что это поменяло? Он все еще один из сильнейших магов мира. Считайте, что он из владельца казино сделался директором PR-службы. Только одно не изменилось - казино всегда в выигрыше и всегда вытрясет из должников все до последнего франка.
Валерия снова перевела дух, и хотела добавить еще что-то, но Ортокс двинутся чуть вперед к ней. Буквально на шаг. Вэл хотела инстинктивно отшатнуться, но… Хоть черты Ортокса и были сильно искажены, она не видела и не чувствовала никаких сигналов опасности. Не было какого-то характерного магического возмущения.
Ортокс наклонился на ней и посмотрел в глаза.
Вэл не отвела взгляд и не отступила, лишь скрестила руки на груди, чем в этот момент стала еще больше походить на грозного отца. Где это видано, чтобы ребенок, который мог в далеком детстве позволить себе сидеть на коленях и клянчить сладости у самого жестокого и самого могущественного из Богов Мультивселенной, испуганно отвел взгляд от какого-то жалкого скопления разумных хтонических бактерий? Или чем там еще был этот Ортокс?
- Смелость на грани с дерзостью - не лучшее качество для выживания популяции, - сказал Ортокс куда-то в пустоту. Казалось, что хоть он и смотрел на Валерию, но говорил это Стрэнджу, - Если речь идет не о  производителях, но их численность надо строго контролировать. Однако смелость в сочетании с разумностью - качества вожака. А вожаки редки и необходимы. Вожаки ведут популяцию и говорят от ее имени, будь это одна особь или собрание нескольких. Твои слова не менее разумны, чем дерзки, дитя. Мы обдумаем их и обсудим среди большинства согласных. Возможно, мы примем именно такое решение, но мы не будем говорить с тобой. Покинь это помещение. В тебе есть задатки, но ты юна и потому некомпетентна принимать решения. Мы будем говорить только с вожаком.
Ортокс перевел взгляд на Стрэнджа, показав, что разговор с девочкой окончен.
Вот теперь настал тот момент, когда действительно не стоило испытывать терпение взрослых.
- До свидания, Мистер Ортокс, - вежливо и без каких-либо комментариев попрощалась девочка и развернулась к выходу.
Мертвенно бледную Нэнси, даже пришлось слегка подтолкнуть в спину, потому что она казалась несколько потерянной - так и замерла спиной облокотившись на дверь и положив руку на дверную ручку.
- Ты… Вы… Вы кто такие вообще? Вы ученики Д-доктора Стрэнджа?! - спросила она сразу у Вэл и стоявшего на выходе Герри, когда они покинули помещение.
Но Валерия не слушала ее. Вокруг было подозрительно тихо. Потому что дети практически замерли на месте. Нет, не в одной позе, как были, а приняв какое-то удобное положение, совершая какие-то минимальные действия - дети разминали суставы, покачивались из стороны в сторону, водили головой туда-сюда. Но по сути ничего не делали, напоминая толпу NPC в ролевой игре с хорошей графикой. Значило ли это, что Ортокс и правда прислушался, просто еще раздумывает? Хотелось бы в это верить.

+2

44

Происходящее очень сильно не нравится Герри, но мистер Стрэндж прав — он никогда не выберет второй вариант, не уйдет и не оставит тех, кому необходима помощь, в беде. Это не в его стиле. Он просто не может так поступить. И дело даже не в том, что так он подведет свое желание быть супергероем, как все его кумиры, а в том, что так он подведет многих и предаст самого себя. Нет. Герри внимательно смотрит в спину мистера Стрэнджа, который пошел “разнимать” внезапную потасовку Валерии и Нэнси.
Он не двигается с места, а спокойно ест, дожидаясь, когда можно будет последовать вслед за ними. Как можно более незаметно проследить… Интересно, докладывают ли о каждом шаге новичков ученики тому, кто за все это в ответе? Но даже если и так, то что такого в желании удостовериться, что с подругой все в порядке?
Как только мистер Стрэндж выводит девушек из столовой, Герри встает и спокойным шагом идет к дверям. На него никто не обращает внимания. Никто, кроме Ника и еще тех нескольких учеников, сохранивших свою свободу воли. И никто не произносит ни малейшего слова — абсолютная тишина, разбавляемая звоном столовых приборов.
Идти следом за троицей не составляет ни малейшего труда. Главное, сохранять спокойную мину и не ускорять шаг. Тогда не будет никаких проблем.
А когда все скрываются за дверью того самого Ортокса, прислоняется к противоположной стене и терпеливо ждет. Почти у самой двери.
Герри даже испытывает легкое искушение подслушать разговор, доносящийся до него небольшими кусочками, но старается себя сдерживать. В нет никаких сомнений в том, что мистер Стрэндж со всем справится, а если что, то он будет рядом и поможет.
Рядом с ним неслышно оказывается Ник.
Герри вздрагивает и с легкой настороженностью смотрит на него. Едва знакомый парень переводит взгляд то с него, то на дверь, а он в ответ на это просто пожимает плечами.
— Тебе лучше уйти, — тихо проговаривает Ник, наклонив голову. — Если они там, то…
Он не договаривает, а Герри только недовольно хмурится — допускать подобные мысли ему совершенно не хочется. Ни на мгновение.
— Нет, — он качает головой. — В этот раз все иначе.
Герри задумчиво смотрит на дверь, за которой повышаются голоса, но все равно ничего не разобрать. Для этого нужно стоять совсем с ней рядом, а он не хочет привлекать к себе внимания — вокруг и так полно зомбированных учеников.
И тут он замечает то, как они начинают странно себя вести. Со всех сторон нависает и подступается идеальная тишина. Еще более идеальная, чем в столовой. Еще более неестественная, чем на уроках. Ник замирает, непонимающе оглядываясь.
Плохо это или хорошо?
Герри нащупывает пальцем свой коммуникатор под рукавом и кнопку в укромном месте. Еще рано, но он готов.
— Ник, иди и не привлекай к себе внимания, — с нажимом произносит он, слыша чьи-то шаги за дверью, как если бы к ней кто-то подошел, собираясь выходить.
Парень окидывает его хмурым взглядом, а затем идет дальше по коридору. Герри же продолжает прислушиваться к происходящему, готовый в любую минуту ворваться в кабинет и напасть. Легко и быстро… К счастью, это не требуется, так как дверь распахивается, и из нее вылетает Нэнси, а следом за ней и Вэл.
Он закусывает губу, собираясь спросить у Валерии, что происходит, как Нэнси задает свой вопрос. Ах да. Точно. Она же ничего не знает, и еще в кафе продемонстрировала свое желание узнать, в чем же все дело.
На его лице расплывается беззаботная улыбка.
— Я? Нет, — не без легкой шутливости отвечает он, а затем уже с взволнованностью смотрит на Вэл. — Что происходит?
Явно что-то плохое. По крайней мере, это выглядит так, как будто все очень и очень паршиво. Герри обдумывает варианты того, что нужно будет сделать, если вдруг вся эта толпа пойдет в атаку. Нельзя их бить в полную силу, но нельзя и дать им себя одолеть и схватить. Вот же трудная задача.

+2

45

Когда Валерия заговорила, у Стефана все внутри похолодело.
Неприятно так, с оттенком «что-то будет», при котором мало что можно сделать. Он мог вмешаться, попросить ее замолчать, но ситуация не предполагала понимания такого жеста – ни со стороны Ортокса, кем бы он ни был, ни со стороны дочери Дума. Оскорбится еще в лучших чувствах, если еще не обиделась смертельно за непочтительно обращение с королевскими ушами.
И все же слова, которые говорила Валерия, были… отчасти правильными. Она с таким рвением отчитывала инопланетное существо с иным пониманием мира, иной логикой и опытом существования, словно не находилась в сердце урагана, не подвергала себя и других опасности подобным рвением. Пожалуй, стоит ей об этом сказать… попозже, когда они будут в более безопасной обстановке, не предполагающей общения с потенциально смертельно буйными существами.
Ему было приятно, что Валерия назвала его одним из сильнейших магов мира, пусть он и был сейчас на уровне Верховного Волшебника, но без соответствующей божественной поддержки Вишанти, но… казино? Серьезно, она сравнивает Землю с казино?
Стрэндж покосился на девочку, которая, похоже, считала себя очень смелой в этот момент. Может, представляла себя в плаще и с мечом наголо, выступившей против опасного дракона-химеры, которого мало было победить – надо было морально задоминировать. Что, впрочем, вписывать в линию поведения семейства фон Дум, но несколько не подходило для общения с инопланетными захватчиками. Сверхъестественная дипломатия заключалась не в том, чтобы потолще намекнуть, что «или будьте паиньками, или смерть», а продемонстрировать ряд привилегий при дружественном разрешении инцидента. Что будет за нарушение дружелюбия – это уже разговор на потом. Сначала надо освободить заложников, а после вести переговоры с террористами.
И если бы что-то пошло не так…
«Не думай, все пока идет хорошо».
Ключевое, разумеется, пока.
Ортокс наклонился к Валерии, и Стефан сделал шаг в сторону, пряча за спиной руку. Недосплетенное заклинание покусывало магическим напряжением, грозясь переломать кости в пальцах в труху, если он будет думать еще хоть пару мгновений, и потому в ладони завихрился маленький смерч. Если Ортокс нападет, смерч мигом отбросит его, дав путь к отступлению. Но вместо нападения тот – или, точнее сказать, паразит в нем? – проявил недюжинную выдержку для кого-то, кто привык брать свое.
Это можно было считать маленькой победой для Валерии. Возможно, она так и будет считать.
Стефан с тревогой проводил ее взглядом, понимая очень важную и жестокую вещь – ее запомнили.
Запомниться высшим существам, всемогущим богам, инопланетным расам, агрессорам, исследователям, захватчикам и всем тем, кто имел хоть какой-то вес что во Вселенной, что в магическом мире, было частью «карьеры» волшебника, стремящегося к большему. Для Стрэнджа, как Верховного Волшебника, что даже в отставке никак не мог перестать заниматься делами мистическими, это было в порядке вещей.
Для Валерии, лишь недавно осознанно вставшей на путь магии… Скажем так, Стефан настойчиво посоветует Виктору еще более основательно подойти к ее подготовке. Отцовский характер создаст ей немало проблем.
Оставалось надеяться, что у нее все получится. Что ошибки отца будут учтены, как и свои собственные.
А еще – что Джеральд тоже проявит чудеса проницательности и не станет влезать в дебри «Гидры», которая пережевывала Джессику из раза в раз, оставляя на ней и ее семье следы и шрамы. Почему-то подумалось, что сейчас Джеральд больше напоминает Паркера в его юные годы, когда геройство только еще начиналось… Пока он был еще больше дружелюбным соседом, а не супергероем с большой буквы и не менее большими проблемами.
«Отлично, теперь я чувствую себя старым».
Размышляя, Стефан все же прислушивался к тому, что говорил Ортокс. Обороты речи говорили многое о восприятии этих существ окружающего мира и его устройства, что было им привычно и понятно.
Молча проведя взглядом Валерию и обмирающую Нэнси, волшебник снова посмотрел на оппонента и приподнял брови.
- Девочка говорила о казино, - вдруг подал голос Ортокс, и звучал он очень задумчиво. – Мы многое знаем про явление казино, но что она подразумевала? Мы не вкладываем собственные средства, чтобы получить необоснованную прибыль – мы активизируем скрытый потенциал, создавая лучшую версию существа. Структурируем общественное поведение для повышения процента выживаемости популяции. Заменяем анархизм на умеренный порядок. Мы оптимизируем систему, которая представляет собой хаос в чистом виде, но прикрывается свободой воли и выбора. Разве это плохо?
Стефан вздохнул.
«Началось».
- Это образ речи. Она имела в виду, что если вы хотите остаться на Земле, в этом мире, то вам стоит придерживаться правил, установленных до вашего прихода. Как понимаю, вы привыкли сами устанавливать правила, создавая мир вокруг себя. Но здесь все иначе. Здесь уже все создано. Вам придется адаптироваться, чтобы уживаться со всеми теми, кто здесь проживает.
- А их много?
- Больше, чем вам думается.
На лице Ортокса появилось что-то, похожее на серьезную озабоченность.
- Адаптация – черта низших созданий, не способных к доминированию. Мы способны, мы доминируем. Эта школа – первый этап, на котором мы протестировали возможности человеческих хостов. Раз большинство магов Земли – люди, то нам будет просто их оптимизировать. Зачем нам договариваться, если мы можем… продолжить?
Это было не столько угрозой, сколько размышлением. Опасным и, конечно, устрашающим. Любой другой мог бы начать демонстрировать какую-то силу, чтобы инопланетные паразиты не смели и думать про захват Земли, но Стефан видел подобное много раз.
Это был торг. Сейчас они торговались. Паразиты ждали выгодное предложение, и все, что надо было сделать Стрэнджу – указать на слабые места их, казалось бы, идеального плана.
- Адаптация – черта существ, способных к эволюционному способу развития, - поправил он. – Если вы не сможете адаптироваться, ваш вид вымрет. То, что вам кажется простым на первом этапе, не учитывает всех рисков на втором и последующем. Попытка захватить район обернется вниманием к вам не только местных контролирующих органов, но и супергероев, среди которых достаточно умных и способных представителей. Они придумают, как не только лишить вас контроля, но и жизни. Вы можете остановиться на достигнутом, ведь иного пути вы не знаете, или все же задуматься над альтернативами. А они есть, и я могу их вам показать. Если вы отпустите тех, кого поработили.
- Чем нас больше, тем мы сильнее. Мы не можем этого сделать, пока не принято единогласное решение. Слишком много… вопросов и сомнений, Доктор Стрэндж. Ты говоришь об однобоком развитии нашего плана. Все может пойти по другому сценарию.
- Но это вы согласились на переговоры, - отметил Стефан, - значит, вы не уверены в однозначном успехе вашего плана. А что, если захват провалится? Что, если вас уничтожат? Что вам важнее? Каковы ваши приоритеты – выживание или контроль?
Ортокс почти хотел ответить – открыл рот, но не произнес ни звука. Было похоже на то, что его словно бы временно отключили от общей сети… или вся эта сеть «зависла», обдумывая его слова.
Для любой расы, вида и существа всегда важнее выживание. Ведь именно оно дает шанс на возрождение, обновление, эволюцию и, в конце концов, достижение других приоритетов. Если же вместо выживания в приоритет ставилось что-то еще… История была с ними жестока.
Стефан не хотел быть жестоким с этими инопланетными паразитами, несмотря ни на что. Все живое в этом мире заслуживало право на жизнь. Но если что-то начинало гнить, надо было ампутировать прежде, чем сгниет все. Если он не разрешит эту проблему, она может стать… непредсказуемой.
- Ортокс, - заглянув в расслабленное лицо мужчины, Стефан нахмурился. – Вы… еще здесь?
Вдруг что-то внутри него булькнуло – взгляд Ортокса стал осмысленным. Стефан подавил желание сделать шаг назад, все также внимательно наблюдая, как паразит контролирует тело «хоста».
- Мы… провели голосование, - голос звучал устало, - не всех… удалось убедить, но большинство. Сорок восемь против. Их приоритет – контроль. Они не хотят адаптироваться, пусть вы и говорите, что это для выживания вида. Источники это подтверждают, но они… не слышат аргументов. Начатое вдохновило их, убедило в возможностях, что предоставляет этот мир.
- А еще подпитало недальновидность, которая может привести к полному истреблению вашего вида и неисчислимым потерям среди жителей Земли, - Стрэндж продолжительно вздохнул. – Других опций уговорить их нет?
- Нет, - звучало весомо. – Они… отделились. Теперь мы… нас двое. Мы готовы прислушаться к твоему предложению, Доктор Стрэндж, ведь выживание нашего вида – превыше всего. После обучения механизму адаптации мы сможем найти новый дом, где не придется подчиняться примитивным правилам хаоса этого мира. Но пока – нам нужно обучиться.
- Это хорошо, - хоть хорошего в этом Стефан видел мало, он все же постарался договорить как можно спокойнее, - но все же у нас осталась проблема – ваше «второе я». Я не смогу помочь, пока не выполнены мои условия и не решены все проблемы.
- Мы можем… попытаться защитить, - звучало так неуверенно, что волшебник пришел к мысли – у них это впервые.
- Вы никогда раньше не разделялись?
- Мы всегда… были одним целым. Сейчас мы… словно что-то… отрезали, - Ортокс сделал странное движение возле груди, из-за чего Стефан поморщился и потер руки – свои травмированные руки, которые у него тоже «отрезали» после той операции.
Такое себе – осознавать параллели с монстрами, что совсем недавно почти что упивались планом по захвату и «оптимизации» планеты.
За дверью – не той, что вела в коридор, а что вела в другой кабинет – раздалось движение. Очень громкое и нехорошее. Стефан покосился в сторону той двери, затем посмотрел на Ортокса. Тот все еще выглядел растерянным, но понемногу приходил в себя.
- Кто там, Ортокс?
Мужчина посмотрел на указанную дверь и вдруг замер. Тревожный знак.

В коридорах школы воцарилась тишина. Ужасная, давящая на уши, претендующая на звание самой зловещей тишины в учебном заведении Лондона в этом году. Если бы такие награждения проводились, конечно.
Ник, встрепенувшись и не на шутку перепугавшись, попытался дойти до библиотеки. Для него это был не просто «склад с книгами», но и настоящее убежище, когда дело касалось… да чего угодно. Здесь он пережидал, пока троица хулиганов из старших классов, выбивавших деньги, уйдет на свои тренировки, здесь задерживался после уроков, чтоб не возвращаться в дом, где будет очередной мамин хахаль, здесь же находил самые увлекательные книги по фантастике… Но что-то встреча с фантастическими тварями в реальности его не впечатлила. Может, это были какие-то неправильные твари?
Но до библиотеки он дойти не успел.
Та самая троица хулиганов… и еще пара учеников, которые всегда были тихонями.
- Стой, - как-то механически проговорил самый большой, - мы хотим с тобой… поговорить.
Ник много и часто читал про «волосы встали дыбом», но только сейчас понял, как ощущается это выражение на практике. Он не хотел стать очередным экспериментом Флетчер и обзавестись стеклянным взглядом, полным отсутствия всякой индивидуальности.
- Неа, спасибо, без меня.
И хотел уйти, но вот уйти ему никто не дал – сзади него появились две девчонки и схватили за руки.
- АЙ, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ?! ПОМОГИТЕ!..
В тишине коридоров этот крик о помощи слышался очень хорошо.

Возможно, и Стефан смог бы услышать крик о помощи, но только вот в этот самый момент дверь, за которой были странные звуки, вылетела как пробка.
Треск, хруст, и из пыли появилась сама мисс директор. Правда, у нее из спины торчало несколько новых конечностей, а сама она выглядела как часть… тела огромного богомола. Или чего-то, что очень пыталось быть на него похожим.
- Благие Вишанти… - выдохнул Стрэндж, отступив к двери из кабинета. – Эм, миссис Флетчер, давайте обсудим все как цивилизованные люди?
Он сам не был уверен, что его слышат. Но вот видят – о да, определенно.
Вместо ответа существо издало почти ультразвуковой писк и бросилось в сторону Стефана. Как хорошо, что он подготовил заклинание смерча – оно и было выпущено прямо существу в лицо… морду лица. Волшебный смерч отшвырнул Флетчер к противоположной стене.
- Могли бы предупредить! – с долей возмущения крикнул Стефан, вновь сплетая заклинание.
Если на него напали, значит ли это, что нападут и на детей? Похоже, противники процесса адаптации были готовы приступать к своему плану по порабощению немедленно. А это значило, что надо как можно быстрее разобраться с Флетчер и защитить детей. Вероятно, он справится здесь и без их помощи – становилось все опаснее, и кто знает, на что были способны зомбированные ученики. Травмировать их не хотелось.
Флетчер быстро очухалась и прежде, чем Стефан открыл дверь из кабинета, схватила его за ноги отросшими конечностями, что были похожи на тоненькие ниточки, и рванула к себе. Мужчина от души приложился животом о пол, а подбородком – о вовремя подставленную ладонь.
Заклинание лент Цитторака осыпалось искрами. Еще мгновение и будут новые, но это мгновение!
Но затем хватка… почему-то ослабела. Его перестали тащить в неизвестность – вполне вероятно, что к погибели, но странных звуков стало больше.
Кое-как развернувшись и усевшись на полу, Стефан попытался подняться на ноги. Его немного шатало, но картинка собиралась воедино. Перед существом стоял Ортокс, из спины которого торчали такие же конечности, похожие на нити, и на крайне высоких нотах… орал на Флетчер? Слышно было на грани слуха, и Стрэндж не был уверен, что это тот ультразвук, что определяется приборами. Видимо, опять то, что принял за телепатическую волну.
А пока Ортокс не то вступился, не то отвлекал Флетчер, у Стефана была возможность… или помочь детям, или решить вопрос сразу с двумя представителями расы паразитов. Если он разберется с ними, то и дети могут оказаться вне опасности, а если отправится сразу, то успеет ли? А если задержится тут и не получится, то дети могут оказаться под ударом.
Если у него не получится…
«Получится. Я не могу позволить себе ошибиться».

p.s.

Что выбрал Стрэндж - сюрприз! Будет в следующем посте. с:
Вы можете как помочь Стрэнджу, так и отправиться на помощь Нику. Оставшиеся несогласные будут очень сопротивляться и пытаться скрутить, захватить и все такое. Всех "незомбированных" они будут пытаться привести в спортзал и, собственно, "инициировать".

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Отредактировано Doctor Strange (26.01.2022 01:10)

+2

46

Чего-то такого следовало ожидать.
Мнения тех… паразитов, которые захватили эту школу, разделились. Или произошло еще что-то, но в любом случае - часть детей осталась стоять настоящими истуканами, не двигаясь, не действуя. Однако вот другая их часть…
По всей школе начали раздаваться звуки того, что кого-то хватали, кто-то пытался куда-то бежать.
Даже в коридоре, в котором сейчас стояли Вэл, Нэнси и Герри несколько детей ожили, и стали двигаться к ним. Однако, не так резво и быстро, как в других частях школы. Они двигались осторожно, словно выверяя, на что еще способны их противники, а также волшебник, что находился за закрытой дверью.
Звук разлетающейся в щепки двери в кабинете Ортокса и последовавшей возни заставил Вэл сцепить зубы. Из памяти еще не успела исчезнуть картинка с Тианон, которая почти оторвала руку Шерифу. Этот ощущающийся почти на языке металлический привкус крови. Страх за близкого человека и гнев на обидчика, которого не хватило, но было в избытке сейчас. Опять лечить? Опять смотреть, как он подыхает?
Да черта с два! Если старый дурак опять решит поумирать - Валерия самолично посадит его под замок, чтобы случайно не убился, пока не вылечит травму своей старческой головы, которую явно успел получить где-то между своим воскрешением после печального окончания своей карьеры в Мире Битв и появлением Валерии уже в этом мире.
В мгновение ока броня покрыла ее тело, а сама девочка взлетела на полметра над землей, не побоявшись развернуться к двери.
Хорошо, очень здорово иметь мозг гения. Она успела оценить и просчитать то, что прямо рядом с дверью с той стороны возни не было слышно, так что девочка просто вышибла ее выстрелом репульсора - достаточной мощи, чтобы дверь упала, но недостаточной, чтобы она влетела в стоящих за ней людей и… существ.
- Не смей! - рявкнула девочка на директора, которая тянула свои лапы к ее крестному, - Ортокс, решайте сейчас! Помогите нам - и докажете, что готовы сотрудничать!
Однако, Ортокс никак не отреагировал, как и подконтрольные ему дети. Он продолжал орать на Флертчер, почти беззвучно, и, если бы не пелена гнева, что застилала глаза дочери своего отца по славной семейной традиции, возможно, она сделала бы нужные выводы, и у нее появилось бы больше идей, что можно сделать.
Но гнев застилал разум, поэтому Вэл даже выстрелила из репульсора во Флетчер. Ей стоило больших трудов напоминать себе, что это не демон, это человек, просто одержимый. Нельзя ему вредить. Она обещала Баки. Сейчас этого не одобрит и отец. Она очень старалась попасть только в вылезшую со спины конечность, и мощи в выстрел вложила немного… Но все же попасть не смогла.
- Да блин… Кто вы вообще такие? - взвизгнула Нэнси, оглядев доспех, но потом округлила глаза и вовремя выкрикнула предупреждение, - Сзади!
Вэл обернулась. К ней уже подходили зомбированные ученики, которые, судя по всему, хотели схватить ее за ноги. Схватить - не бить.
Выставленное заклинание щита осветило фиолетовым светом коридор. Это не был привычный и известный Щит Серафима, а нечто из того, что она почерпнула из арсенала отца. И уже успела отработать после восстановления магии, перепрограммировать.
Дополнительные конечности, появившиеся из спины нападающего, безуспешно поскреблись о  магическую защиту.
Тварь, управляющая школьником, отступила всего на шаг, чтобы броситься в следующую атаку, ниже щита, но этой передышки было достаточно для слабого, совершенно не смертельного выстрела репульсора. Однако достаточно болезненного - примерно такими же залпами ее поливала броня отца во время первой тренировки. Синяки останутся внушительные, но не более того.
Это было уже несколько неожиданно для этого странного… симбиотического организма. Возможно, на какое-то мгновение проснулась от боли личность самого школьника, который до ужаса испугался стреляющего доспеха. По крайней мере этот школьный спортсмен-здоровяк отпрыгнул и даже отошел еще на пару шагов, но все еще не желал сдаваться. Он, или даже скорее то что им управляло, явно оценивало, как еще можно напасть, не подставляясь под удар.
Надо было делать что-то еще… Подумать…
Воспользовавшись секундной передышкой, Вэл оглянулась назад в кабинет Ортокса, чтобы оценить состояние Стрэнджа.

+3

47

Одно движение — и микроскопические наниты моментально покрывают тело Герри, облачая его в прочный металлический костюм.
Он наклоняет голову вбок, оценивая тех “учеников”, приближающихся к ним, а затем высоко подпрыгивает, оказываясь на потолке. И уже оттуда выстреливает очередями синтетической паутины, ловко оплетая зомбированных ребят одного за другим. Неспешно, методично. Так, чтобы путы невозможно было разорвать.
Опутанных в плотные коконы он оставляется падать и лежать на полу, а сам переходит к другим целям, отчаянно надеясь на то, что костюм справится с выработкой новых запасов паутины и что ему хватит ресурса на ее пополнение.
— Я чувствую себя вредным паучком, — довольно произносит он, захватив паутиной сразу двоих, спешащих на помощь тому, кто мешал Валерии помочь мистеру Стрэнджу. — Я на потолке. И никто-никто меня не достанет.
Герри почти мурлычет от удовольствия и от того, что паутина справляется со своей задачей — крепко держит, не позволяет ученикам вырываться, заставляет их лежать беспомощно. А еще львиную долю повышенного настроения он ловит от того, что находится там, откуда может делать свою работу быстро, чисто и без драки.
Он быстро перемещается, оказываясь прямо над тем зомбированным спортсменом, который прикидывал, как бы напасть на Вэл, и захватывает его в плен.
— Помоги мистеру Стрэнджу, — кричит он подруге, быстро заворачивая ученика в тонкие и липкие белесые нити. — А я пойду остальных учеников спасать. Эти не вырвутся.
С этими словами он тащит этот кокон к остальным и бросает его в общей куче. Дешево и сердито. И действенно. А после по потолку быстро направляется в ту сторону, откуда доносятся вопли Ника и других, попавших в беду.
Спрыгивать на пол он не рискует. Слишком много зомбированных. Они, конечно, стоят и ничего не делают, но от этого они не становятся менее безопасными. И он до сих пор не знает, что произошло в кабинете, кто это такие, но… Из того, что он наблюдает, достаточно легко прийти к выводу, что это какие-то странные организмы. Если это инопланетяне, то… Да-а, Ник точно “порадуется”.
— ПУСТИТЕ МЕНЯ! ПУСТИТЕ!!!
Догнать группу зомбированных, которые тащат Ника, не составляет труда. Парень вырывается, прилагая для этого все свои силы, но они держат его крепко. Герри закусывает нижнюю губу, размышляя над тем, как бы его освободить, а их опутать так, чтобы никто не пострадал, но долго висеть и думать тоже нельзя.
Потому он тихо и без каких-либо предупреждений прыгает на пол, а затем хватает за шкирку одного из мальчишек и отбрасывает его прочь. Если его расчеты верны, то тому ничего не будет — максимум получит ушибы и ссадины, но ничего не сломает.
Ученики выпускают из своей хватки Ника, который тут же падает на пол и быстро начинает отползать к стене. А Герри, не собираясь долго стоять на одном месте, начинает быстро перемещаться и перепрыгивать через них, успевая при этом разбрасывать их по сторонам.
— Ник! Беги… Э-э, куда-нибудь. Если сможешь выбраться из школы, то выбирайся. Или спрячься куда-нибудь, — он пинает вцепившегося в него парня и ойкает. — Ох, извини-и-и… Надеюсь, без переломов обойдется!
— Алекс?!!! Ты Человек-Паук?! — Ник отходит от ступора и вскакивает на ноги, пятится назад, наблюдая за сражением. — Сзади!
Герри быстро прыгает в сторону, не желая подставляться под атаку, но тут Ник стаскивает с себя рюкзак и со всей силы бьет им по голове одного из зомбированных.
— Вот тебе! На! Получай! — вопит тот. — Гребанные пришельцы! И вот тебе еще раз! И еще. Нравится?!
Воспользовавшись секундной заминкой, Герри вновь стреляет паутиной по каждому, замедляя их движения, а затем запрыгивает на потолок, откуда можно без лишней спешки опутать всех. Ник пока вроде справляется… Хотя ему бы лучше уходить отсюда, пока не подоспела подмога.
На то, чтобы надежно всех зафиксировать и оставить их, приклеенными к полу и стенам, уходит время, но все же он справляется.
Герри спрыгивает, проверяя свои веб-шутеры. Ну-у… Запасы сильно истощились. Нужно немного подождать, пока костюм восполнит хоть какую-то часть. Он тяжело вздыхает, решая, что впредь нужно быть поэкономнее. Ну, если что-то пойдет не так, то у него есть биоэлектричество. Оно у него недостаточно сильное, чтобы причинить серьезный вред людям, но временный паралич вызвать может, а значит тоже подойдет.
— Я же сказал тебе бежать, — говорит он, обратив внимание на тяжело дышащего Ника. — Ты в порядке?
— Да, они куда-то тащили меня… — парень мрачно смотрит на бессильно дергающихся в паутине зомбированных учеников. — Они тащат и других.
— Точно, нужно помочь другим, — Герри качает головой, прислушавшись к крикам в тихих коридорах. — А ты…
— Нет, я не пойду прятаться, ясно? — возмущается Ник, с вызовом смотря на него. — Я в этом кошмаре варюсь уже кучу времени, и я уже тупо рад, что хоть как-то могу действовать. Я могу помочь.
Герри с недовольством смотрит на него, качая головой. Нет, он его легко может понять. Он бы и сам не смог сидеть спокойно, когда вокруг творится. Но Ник обычный человек. Он может пострадать, и что тогда?
Тогда это будет его вина, так как это его выбор. Логично. Он не может и не имеет права запрещать кому-то что-то делать.
— Ну хорошо, — Герри тяжело вздыхает и возвращается обратно на потолок. — Не отставай. Если опять схватят, зови меня. А теперь идем — там, кажется, еще кого-то тащили.
Этим кем-то оказывается тот мальчик, который на перемене врезался в Нэнси. Они с Ником нагоняют их уже на лестнице. Ник выкрикивает что-то, привлекая к себе их внимание, но троица не торопится отпускать свою жертву. А та даже не сопротивляется, очевидно потеряв всякую надежду на то, что у него получится освободиться.
Герри прилипает к потолку над группой и приподнимает руки, генерируя биоэлектричество и намереваясь использовать данную свою способность для того, чтобы быстро вывести всех из строя.
— Либо вы отпустите его, либо вам мало не покажется, — угрожающе произносит он, отчаянно надеясь на то, что вид ядовито-зеленых разрядов напугает их.
Это действует. Они отпускают парня, и тот панически бежит в сторону Ника вверх по лестнице. А зомбированные теперь не сводят внимания с Герри, на что тот лишь направляет накопленный заряд тока прямо в них, надеясь на то, что это не слишком навредит самим ученикам. Те мгновенно падают, скатившись на пару ступенек, и не двигаются.
— Ты их убил? — лепечет освобожденный мальчик. — Ты…
— Да что ты несешь, Финниган, а? — не выдерживает Ник. — Кстати, ты другой Человек-Паук, да?
— Ага, — отвечает ему Герри, не без тревоги осматривая лежащих учеников. — Нет, они живы. Просто парализованы. Когда все закончится, с ними все будет в порядке. Кажется, на то, что засело внутри них, биоэлектричество подействовало не самым лучшим образом.
— Так это же хорошо, — радостно восклицает Ник.
Герри пожимает плечами. Изначально он чего-то такого и опасался — того, что ему придется применить силу, и это навредит невиновным. Но есть надежда, что урон был нанесен не настолько серьезный, как он думает.
— Ладно, идем, — говорит он, начиная спускаться по лестнице вниз. — Нужно спасти остальных.

+2

48

В такие моменты время словно замедляется. Не из-за магии - из-за мыслей, скорость которых становится непостижимой. Стрессовая ситуация, где нужно решать десятки нюансов за раз, нести ответственность за свои действия и, что главное, чужие жизни... это словно вновь возвратило его в операционную, где на столе был пациент с невероятно сложной внутричерепной аневризмой.
Вместо операционной - кабинет завуча, на столе - инфицированный инопланетным паразитом, вместо скальпеля... канцелярский нож?
Еще мгновение, и он бы бросился в сторону двери. Спасти детей, пока два паразита выясняют отношения, было лучшим исходом – быстрым, чистым, почти без риска. И Джеральд, и Валерия сделали все, что могли, и больше рисковать им не требовалось. Обычная проверка зашла слишком далеко, и из обычного «что-то не так» переросла в тихое тайное вторжение. Кто бы мог подумать, верно?
Но прежде, чем Стрэндж добрался до двери, она взорвалась. Волшебник едва успел прикрыть лицо руками – щепки постучали по коже, осыпали стружкой и пылью его изрядно попорченный костюм.
- Валерия, нет! – Стефан наконец смог встать ровно, вытянул руку в сторону девочки. О, минус дверь, прекрасно, тут явно потребуется перепланировка. – Осторожнее, ты не навредишь… тем, кто внутри, а вот носителям – очень даже.
Наверняка Валерия сама это понимала. Но у нее, как и у многих детей, было желание защитить кого-то, кто важен. Стефану стало совестно – не из-за того, что подверг себя опасности, а из-за того, что снова заставил, пусть и невольно, почувствовать что-то такое Валерию… снова. Для нее с событий в Санкторуме прошло не так много времени, чтобы забыть. Он же, из-за скачков во времени, успел почти позабыть опасность для себя, но не бледное лицо потерявшей сознание девочки, что всеми силами пыталась его спасти. Хотя была вовсе не обязана.
Голова гудела, а события происходили все еще как-то медленно. Но он не мог просчитать, что делать дальше. Плохо, очень плохо. Что же ему делать?
Стефан схватил со стола канцелярский нож ярко-красного цвета, подошел к двум паразитам. Точнее, к Флетчер и Ортоксу, что продолжал что-то вроде сдерживать свою оппонентку.
- Ортокс, - мрачно позвал, не демонстрируя нож, - немедленно отпустите заложников.
- Я… - прекратив «звуковое давление», Ортокс уже руками удерживал Флетчер, которая, похоже, пыталась бороться силами носителями, - не могу. Если я… мы… нам нужно место. Большой водоем.
Они еще и водные, прекрасно.
- В кабинете директора есть аквариум, - проговорил Стефан, перехватив одну руку Флетчер. – Отправьте всех туда. Переверните ее.
Ортокс нехотя помог перевернуть Флетчер, которая начала сопротивляться активнее.
Теперь стал виден паразит. Он словно сразу существовал в двух состояниях – физическом и неосязаемом. Наверное, поэтому он легко внедрялся в носителя, и даже если проявлялся, то не рвал кожу, а попросту «вылезал» на поверхность. Сейчас паразит был похож на тонкую вытянутую по позвоночнику медузу, которая во все стороны вытаращила свои щупальца. Некоторые из них впивались куда-то под кожу.
Стефан поднял канцелярский нож, чтобы Ортокс видел. С характерным звуком выдвинул лезвие.
Удивительно, но его рука не дрожала.
- Знаете, я очень терпелив, - направив острие лезвия на полупрозрачную нить-крепление к коже, - но даже я устаю повторять одно и тоже. Я могу быть доктором, а могу быть чистильщиком. Вы же знаете значение этого слова?
Разрез – тонкий, хирургически точный – открепил нить от тела. Из разреза потекла светло-бирюзовая жидкость.
- Последний раз, Ортокс, - Стефан положил руку на самого паразита, торчащего из спины Флетчер. – Не затягивайте с проверкой моего милосердия.
Другие нити медленно, но верно стали отделяться от тела. Сам паразит очень тихо, будто на грани, верещал что-то, пытаясь вцепиться в руку Стефана и поползти выше. Но то ли ему не хватало сил, то ли он побаивался человека с канцелярским ножом и не рисковал.
Стоя перед Ортоксом – в одной руке вертящийся паразит, в другой нож – Стефан зловеще приподнял бровь.
Ортокс как-то странно и неестественно вздрогнул.
А затем вздрогнул уже и Стрэндж, ведь от Ортокса разошлась «телепатическая волна» такой силы, что чувствительному к потокам энергии это было ощутимо. Похоже, операция на столе произвела необходимое впечатление.
Ученики по всей школе – те, что были за «адаптацию и сотрудничество», медленно развернулись и направились в сторону кабинета директора. Было в этом что-то ироничное, ведь, если вспомнить слова Герри, именно в этом кабинете они «получали» паразита. А теперь там с ним расстанутся.
Стефан молча протянул паразита Ортоксу.
- И вы идите.
А сама Флетчер вздрогнула, зашевелилась.
- Что… где я?
Стрэндж помог женщине слезть со стола, придержал ее. Она держалась за голову, а ее бледность как бы намекала, что паразит значительно истощил ее силы.
- Кто вы? – устало и тихо спросила женщина, а затем увидела Ортокса, который спешно пошел к выходу. – Ортокс… что… кабинет…
- Это все подождет, - положив канцелярский нож в карман брюк, Стефан усадил женщину на пол. – Отдохните, за вами придут.
А ему сейчас надо помочь Валерии и Джеральду. Потому что пусть даже вся эта возня и заняла мало времени, он не знал, кто теперь из носителей будет, так сказать, альфа-особью.
Валерия держала оборону против тех, кто еще пытался что-то сделать. Быстро бросив взгляд по сторонам коридора – Герри не было видно, значит, он где-то в школе, Стефан стряхнул с руки бюрозоватую жидкость и направил пальцы в сторону юнца:
- Заклинаю алыми лентами Цитторака!
Привычное заклинание сработало как надо, и плотные ленты сплели противника Валерии в беспомощную мумию.
Стефан сглотнул, утер пот со лба – приходилось сильнее концентрироваться, чтобы заклинания выходили ровно так, как должны. И все внутренности горели… будто их уже поджигали адским пламенем. Так вот какова теперь его цена за магию?
- Хороший щит, - вместо всего сказал он, выдавив улыбку. – Вижу, что со своими изменениями, но они хорошо дополняют уже известное. Постарайся делать упор не на визуальную часть, а невидимую. Щит не обязан вписываться в ту окружность, что ты рисуешь. Это может… помочь в усыплении бдительности противника и выиграть больше времени.
Вот именно, время! Чем дольше он болтал, тем в большей опасности мог быть Джеральд!
- Часть паразитов нейтрализована, - быстро пояснил произошедшее в кабинете, посмотрев на руку в крови инородного существа. – Заложники будут отпущены, так что возле кабинета директора нас ждет толпа потерянных и напуганных людей разного возраста. Но оставшиеся… они хотят перейти к агрессивному захвату. Я нейтрализовал особь лидера, но, похоже, они быстро нашли замену. Нам надо найти Джеральда и остальных, кто…
- О, Моргана, - раздалось со стороны и кто-то потрогал его руку – ту часть, что была вымазана в жидкости паразита. Нэнси не то потеряла страх, не то связь с реальностью, но словно бы подкралась из своего убежища и решила использовать момент на полную. – Это… их кровь? Вы кого-то убили из них?!
Стефан отдернул руку. Сурово посмотрел на девочку, но затем все же выдохнул и качнул головой.
- Нет, потомок Морганы. Я же Доктор, я не убиваю. Просто… показал, что мое терпение не безгранично. Оба в порядке.
- Оба? – глаза Нэнси снова округлились.
- Носитель и паразит, - пояснил, поморщившись. – Валерия, уведи, пожалуйста, Нэнси в безопасное место. Я поищу Эванс – надо, чтобы кто-то знакомый успокоил всех освобожденных. А затем подготовлю операционную – похоже, нас ждет масса операций по извлечению инородных тел.

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

+2

49

За кого Стрэндж ее принимает? Конечно, она понимает, что вряд ли навредит паразитам, только носителям. Ну что ж, к вопросу выбора между большим и меньшим злом Валерия относилась философски и скептически. Для иного взгляда, полного наивной надежды, у нее был слишком плохой пример в виде хладнокровного и бескомпромиссного родителя. Посему Валерия искренне полагала, что метаясь в поисках оптимального третьего пути, которого может и не существовать в природе, можно упустить время для выбора даже меньшего зла, а в итоге так и не найти ту самую “добрую” дорожку героя. Ну пусть школьнику получат пару синяков, может быть даже ожогов - ничего страшного с учениками от этого не будет, кроме уязвленной гордости на пару недель. Подростки и от банальных прыщей комплексуют сильнее.
Главное, чтобы никто не пострадал действительно серьезно. А именно этим может грозить промедление.
То, что Стрэндж похвалил ее щит было приятно - в конце концов, Валерия потратила на него много времени еще в том измерении, где была с матерью и братом, когда только пробовала свои силы в магии. Приятно, когда плод твоих трудов оценили по достоинству, даже если это просто идеальное копирование чьего-то изобретения.
Другой был вопрос - что делать дальше. Слишком быстрая скорость развития событий, необходимость целиться так, чтобы не сильно пострадал соперник отвлекала от мыслей, что бы такого можно сделать, чтобы нейтрализовать паразитов массово. Это ужасно раздражало. Хотелось хотя бы несколько минут спокойно посидеть и подумать. Валерия не привыкла действовать так, как того от них с Герри хотел Стрэндж - брать врага нахрапом, выбегать, образно выражаясь, против неуничтожимого танка голым и со шпагой наголо, рассчитывая лишь на крохотный шанс смутить несчастного танкиста этим зрелищем. Теоретически - это, конечно, возможно. На практике же слишком ненадежно. Нет, Валерия привыкла все просчитывать до мелочей, подготавливаться к заданиям обстоятельно, выяснять и вычислять, сверяться с базами…
От этих мыслей ее отвлекла Нэнси, которая недовольно посмотрела на Стрэнджа, откинув длинные светлые волосы набок.
- Меня?! В безопасное место? Между прочим, я могу помочь! Я не очень могущественная, но не бесполезная колдунья!
Хорошо, что сквозь маску доспеха не было видно, каким многозначительным взглядом Валерия посмотрела на эту выскочку. Впрочем, желание девчонки можно было понять - ей явно очень хотелось себя проявить. Особенно в колдовской части перед бывший магом-вседержителем. Типичные проблемы подростка.
И что бы там ни говорил Стрэндж, Валерия вполне себе полагала, что инициатива наказуема. Был же у нее целый собственный Фонд, который полностью состоял из подчиненных ей детей? Почему бы и не создать его заново в этом мире? Целиком и полностью новый, из подобранных ей самой детей. Не клон Фонда Ричардсов.
- Хорошо, небесполезная колдунья. Давай найдем, гм, Алекса. Стрэндж - старый хитрый маг, он справится. А вот нам лучше без поддержки товарищей не оставаться. Я буду впереди. Прикрывай сзади.
Нэнси хмыкнула, получив подобный командирский наказ, но спорить не стала.
Они довольно быстро продвигались по коридорам школы по следу Герри. Благо, найти его было достаточно просто - по следу из спеленутых мумий, которые в прошлом были теми самыми школьниками, что были одержимы агрессивными паразитами.
Пока что в коридорах было подозрительно спокойно. Вероятно потому, что Герри уже обезвредил всех, до кого добрался. Обе девочки были поражены эффективностью и скоростью исполнения.
- У тебя хороший щит, очень сильный. Мне до такого еще далеко. И у тебя доспех, он похож на доспех Железного Человека. И зовут тебя явно не Кэтрин, - констатировала Нэнси, разглядывая очередную “мумию” в паутине, - А Алекса - не Алекс. Вы кто? Детсадовская группа Мстителей?
- Вроде того, - не стала снабжать лишней информацией собеседницу Валерия. Над ответом на такой вопрос следовало бы по-хорошему обстоятельно подумать, а мысли как назло в голову не лезли.
Именно в этот момент им навстречу вышли еще несколько школьников-зомби. Все они были разного возраста и пола, но в глазах у всех горел одинаковый неприязненный блеск.
- Вот они! - крикнул один из недружественных ребят.
Всей оравой новоприбывшие кинулись на них с Нэнси. Этот момент заставил Валерию пожалеть о своем решении принять помощь неожиданной одноклассницы - в одиночку она могла бы просто перелететь через эту ораву под потолком. Сейчас она бы тоже могла так сделать, но пришлось бы бросить Нэнси.
Шестеро помельче кинулись на Валерию, видимо, предположив, что из-за доспеха она будет более трудной целью, которую надо не просто повалить, а еще и отвлекать. На Нэнси кинулись всего двое, но оба были мальчиками спортивного телосложения.
Из всего, что произошло далее в течение ближайших нескольких секунд, Валерия сделала два вывода. Во-первых, надо было продумать в доспехе какую-нибудь систему “гуманного” оружия. Чтобы безопасно вырубить противника, не особо ему навредив. Наподобие дротиков со снотворным или паутины Герри. Во-вторых - не стоит недооценивать не только врагов, но и союзников.
Нэнси со своими обидчиками разобралась довольно быстро, хотя и не сразу - да и в процессе попыток вырваться из хватки здоровых парней ей поставили хороший такой фингал под глазом. Однако, именно в этот момент она достала из сумки какой-то небольшой цветастый пакетик, похожий на саше, и рассыпала его содержимое прямо в воздух, заодно подув вперед, чтобы максимальное количество сиренево-розовой пыли покрыло ее неприятелей.
Оба спортсмена начали истошно чихать, но параллельно с этим устало оседали на пол со все менее осмысленными взглядами.
Валерию же все бесило. Бесило то, что приходилось взлетать. Бесило то, что приходилось покрывать школьников синяками, что ее доспех безуспешно пытались просто снять с нее сзади, когда она отвлекалась на других врагов.
И ни одного подходящего заклинания в арсенале!
“Магия не будет ответом на все вопросы. Не будет решением всех проблем”
Так ей сказал отец. Надо было слушать внимательнее.И впредь стоит всегда держать это в уме. За последние пару недель Валерия часто сталкивалась с магией. Привыкла полагаться не то небольшое количество заклинаний, которое знала. Но ведь как-то она справлялась со всеми заданиями в Мире Битв до этого? Не будучи волшебником, не всегда имея при себе информацию.
Чтобы победить врага не обязательно быть сильнее физически и магически. Иногда достаточно… просто хорошего плана…
Точно.
Сделав рывок вверх, Валерия перепрыгнула своих врагов, метнувшись в один из открытых кабинетов. Теперь главное - все рассчитать. Розовое облако дымки еще висело в воздухе рядом с Нэнси, так что соперники Валерии не стали меня цель.
И когда все шестеро вбежали в класс, пробежали почти к окну, решив, как и замышляла Вэл, что она хочет улететь из школы, бросив Нэнси, девочка остановилась, позволив им подойти ближе, после чего молниеносно перелетела через головы одержимых школьников к самым дверям класса одним прыжком, выскользнув в коридор и закрыв двери.
Экзоскелет в костюме кое-как мог удержать не самых крупных детей, которые пытались ломиться назад в коридор.
- Надо заблокировать дверь! - крикнула Вэл Нэнси.
Слава богу, что в старой английской школе были двойные двери. Новая союзница буквально через несколько секунд подскочила с выдернутым у одного из нападавших на нее мальчиков поясом, связав дверные ручки друг с другом. Долго эта конструкция не выдержит, но крепость здесь не была целью - просто надо было выиграть немного времени.
Позволив себе отдышаться буквально пару секунд, девочки продолжили бежать вслед за Герри.
- Чем ты их осыпала? - на бегу спросила Вэл.
- Волшебный порошок для глюков, - ответила Нэнси, - Бабушка заставила носить с собой вместо перцового баллона.

+2

50

Герри, уже спрыгнув на пол, быстро продвигается вперед, ориентируясь в школьных коридорах по встроенному в костюм сканеру. Все так тихо и спокойно. Он заглядывает во все кабинеты по пути, надеясь, что те, кого успели схватить, там, но там либо остальные зомбированные ученики, не трогающие их, либо пусто.
Ему все это сильно не нравится. Сильно.
Главное успеть и помочь им. Наверное, освободить их будет тяжеловато, но у него есть еще синтетическая паутина, чтобы обезвредить противников, и еще биоэлектричество. К этому прибегать не хотелось бы после того, что он увидел, как оно действует на них. Он и сам не ожидал такого эффекта.
Если бы можно было обойтись одной паутиной, то он именно так и сделал бы. Синтетическая паутина крепка и безвредна. Потребуются усилия, чтобы освободить ее пленников, но, в целом, им не будет плохо. А биоэлектричество…
Из-за его возраста оно должно быть слабым и не оказывать такого влияния, а значит все дело, возможно, в инопланетянах или паразитах, или что еще там сидит в этих несчастных ребятах.
М-м. Он надеется на то, что его костюм успеет произвести еще паутины до того, как настанет пора действовать.
— Нам конец! Нам конец! Нам конец! — доносится за спиной.
— Заткнись, Финниган! — шикает на худощавого мальчика Ник, пробираясь вслед за Герри. — Мы почти на месте.
С каждой минутой Герри все сильнее и сильнее волнуется. Он без понятия, куда могли утащить жертв, но найти их и освободить он обязан. Ник позади указывает на большую дверь в конце очередного коридора, говоря, что там находится спортзал. И оттуда доносятся голоса. Он внимательно прислушивается, а затем срывается на бег, не дожидаясь того, когда двое мальчишек позади него побегут за ним.
На самом деле будет даже хорошо, если они отстанут. Проще разбираться с врагами, не оглядываясь и не проверяя постоянно их благополучие и безопасность.
Герри влетает в двери спортзала и замирает на месте. Его взгляду открывается самая странная картина — толпа школьников сдерживают нескольких других и пытаются провести какие-то манипуляции… Собираются подсадить и к ним паразитов. Он хмурится, а сразу после быстро уворачивается от удара кулаком, ставит подножку и откидывает рослого парня прочь от себя.
Плохо. Школьники ни в чем не виноваты. Они не должны страдать слишком сильно, но после этого у них максимум останутся ссадины и синяки.
Эта мысль его ничуть не успокаивает. Как и то, что в дверях появляются Ник и Финниган. Проклятье. И вот как теперь со всем этим разбираться?..
К счастью, все получается не так уж и плохо. Одного оттолкнуть, второго заставить упасть и стрельнуть в него паутиной, надежно сковывая руки. Нужно просто не тратить слишком много и не превращать побежденных в мумии фараонов. Жаль, что эта мысль не пришла к нему в голову чуть раньше.
Герри вновь оказывается на потолке, а затем перепрыгивает на стены. Быстро спрыгивает для того, чтобы оттащить от кричащей девушки двух парней, крепко держащих ее.
— Беги, — кричит он ей, расчищая ей путь и не позволяя зомбированным ученикам помешать ей.
В какой-то момент он перестает сдерживать себя. Это происходит тогда, когда на него накидываются сразу четверо зомбированных спортсменов, и он понимает, что еще немного, и они просто навалятся на него всем скопом. Он с силой отбрасывает их от себя, заставляя их полететь в других учеников и повалить тех, как какие-то кегли, и только после этого ужасается тому, что наделал. К его счастью, они быстро встают на ноги, но это не значит, что они не могли что-то себе сломать. В заметках Ника отмечается, что паразиты умеют игнорировать боль.
Необходимо как можно скорее прекратить все это. Остановить.
Но, можно сказать, сейчас он своей цели добивается — те, кого они схватили, умудряются бежать, и Ник с Финниганом тащат их к двери, отбиваясь от тех, кто решает преследовать их.
Герри стреляет по всем ученикам паутиной, связывая их всех друг с другом. Метит по ногам, чтобы им было сложнее передвигаться, и по рукам, чтобы они не могли себя освободить. А тех, кого не получается, ему приходится бить слабыми разрядами биоэлектричества, на этот раз контролируя их силу.
— Алекс! — до него доносится крик Ника. — Всех вроде вытащили!
Больше повторять ему не нужно. Этих слов достаточно для того, чтобы перестать беспокоиться обо всех. Герри оказывается на стене, начиная методично обстреливать зомбированных учеников паутиной, старательно экономя ее остатки, и мешать тем, кто пытается бежать в сторону двери. Нет уж! Все останутся тут.
Это занимает, конечно время, но все, наконец, лежат на полу, беспомощно дергаясь в попытках разорвать путы.
— Я начинаю ненавидеть эту школу, — бормочет Герри, прохаживаясь между ними и проверяя то, не может ли кто-то из них вырваться.
Там, где это нужно, он укрепляет дополнительными выстрелами из веб-шутеров, а после всего этого он устало вздыхает. Причем он ловит себя на мысли, что он устал не от того, что пришлось заниматься активной физической работой. Ему пришлось избивать тех, кто ни в чем не повинен, а не тех, кто за все это был в ответе.
Неприятно. Мерзко. Отвратительно.

+2

51

Было ли ему тревожно? Конечно.
Самостоятельность что Джеральда, что Валерии вызывала в нем нечто, похожее на гордость, но вместе с тем – тревогу. Сейчас-то он рядом и, в целом, может как помочь, так и исправить какие-то их ошибки, совершенные по неопытности, незнанию или банальной наивной юности. Но что будет, если его рядом не окажется, а они решат сунуться в какое-нибудь приключение? Не то, чтобы он был в сомнениях относительно их ответственности… но вот за головы переживал.
Может, он их и учит сражаться со злодеями, но вместе с тем учит и тому, как легко влететь в передряги. А вот как бывает непросто из них выбраться, по его мнению, нет, совсем не учит.
Стефан устало потер щеку. Надо будет с ними поговорить об этом.
Из кабинета вышел Ортокс. Выглядел он не очень.
- Мне остаться? – повернул голову к магу, поинтересовался мужчина все тем же безжизненным голосом. – Чтобы… общаться с нами.
- Я найду способ, - с нажимом ответил Стрэндж, уже с легким негодованием покосившись на Ортокса. – Боитесь, что я не сдержу слова?
С одной стороны, ему была понятна недоверчивость существ – они были из того типа, который все решает силой, доминированием, захватом. Договоры для них – новое и тревожное явление, не имеющее под собой никакой практической выгоды.
Ведь самым оптимальным и логичным способом для Стефана является уничтожение паразитов. Наверное, так они думают.
Ортокс не отвечал. Стефан вздохнул.
- У нас не так много времени и вариантов. Догадываюсь, что нет причин доверять мне, но и у меня нет причин доверять вам. В сложившихся условиях мне важно спасти людей, а вам – выжить. Ни вам, ни мне от нашего уговора нет выгоды в краткосрочной перспективе, но долгосрочной – есть. Вы получите новые знания, я – спасу людей. Все в выигрыше.
- Вы – нет, - Ортокс повернул голову к нему. – Вы ничего не получаете. Зачем помогать, если ничего не получаешь? В этом нет логики. Мы не понимаем, потому и не можем… доверять.
Стефан встретился взглядом с Ортоксом. Сложно объяснять инопланетному потустороннему захватчику человеческую логику, которая сильно связана с эмпатией и многими другими эволюционными процессами, характерными только для Земли. Но он уже как-то объяснял, потому можно было повторить свои же слова.
- Люди не всегда руководствуются логикой в своих действиях. Даже сказать, крайне редко. Мы все меньше полагаемся на инстинкты, помогающие нам выжить, уходя от банального желания передать генетический материал потомкам. Нами руководят мораль и эмоции, а не логика. Не все то, что логично, остается в рамках человечности. Люди способны к тому, к чему мало способны другие – альтруизму и состраданию. Это и отличает нас от многих других.
И все же, и все же… Это все красивые слова, но раз уж заговорили о логике, то следовало оперировать именно этим аргументом. Добавить в общую картину немного фундаментализма.
- Я могу убить вас и это будет логичным. Думаю, меня поймут все в этой школе, даже мои спутники. Но я вижу в вас живых существ, разумных и способных к развитию. Вы сами говорите, что спасались от полного уничтожения. И вы были в симбиозе с другим видом. Выходит, убив вас, я уничтожу еще один вид во Вселенной. Плохой или хороший – решать не мне, а эволюции. Вселенная ничего не порождает просто так, в ней есть свой баланс. Такие виды, как вы, тоже нужны. Но только вы можете выбрать для себя путь. Можете продолжить паразитировать на других, или прийти к принципу сосуществования, не подавляя индивидуализм.
- Сосуществование? – лицо Ортокса странно исказилось, словно паразиту внутри претила одна мысль о разделении управления с носителем. – Это…
- Это механизм выживания, - спокойно пояснил Стефан. – Вы ведь сами говорили, что тот вид был уничтожен. Разве, по логике, из этого не следует, что выбранный вами путь существования конечен?
- А вы? – Ортокс снова смотрел внимательно. – Вы говорите логично, но поступаете… нелогично. Никакой личной выгоды. Это не альтруизм, это что-то… хуже.
«Что может быть хуже альтруизма?»
Стефан почти хмыкнул, но сдержался.
- И как вы хотели захватить нас, если не понимаете таких очевидных вещей? – с иронией поинтересовался, зная, что ни для кого, кроме людей, это не очевидно. Но пусть паразиты помучаются в своем аквариуме над этим вопросом. – Я буду спать спокойнее, зная, что помог и людям, и сохранил еще один вид от уничтожения. Как видите, мне надо совсем немного…
«Время!»
Он посмотрел на наручные часы. Стиснул зубы. А ведь это он еще не отправился на поиски Валерии и Джеральда. Но по школе не расходятся зловещие магические волны, значит, они невредимы. Амулеты должны защитить их от смертельной опасности, и пока они будут ломаться, он должен успеть.
Но и до того надо успеть столь многое…
- Отлично поболтали, но мы лишь на середине пути, - хлопнув ладонью по плечу Ортокса, Стефан указал в сторону другого коридора. – Надо организовать место для извлечения других ваших собратьев. Лазарет в том направлении?
- Он… упразднен, - помедлив, заторможенно сказал Ортокс. – Мы обладаем достаточным уровнем медицинских знаний, чтобы оказывать первую помощь.
Стефан со скепсисом вздохнул. Ага, как же. Это почти как искать свои симптомы в медицинских справочниках, собирая целый букет смертельных заболеваний в свою кубышку паранойи, заболев обычной простудой. Эти существа слишком самоуверенные.
- Тогда… в каком помещении есть тонкие лезвия, реактивы для дезинфицирующих средств и стерильные перчатки с емкостями? Кабинет биологии?
- Класс химии, - Ортокс указал на дверь. – Там проводятся и уроки по биологии. Я бы мог доставить вам всех учеников…
- Нет, - Стефан не хотел давать ни Ортоксу, ни любому другому паразиту повод задержаться в человеческом теле, пусть даже обоснованный, - я сам справлюсь. Отправляйтесь к кабинету директора – там понадобится ваша помощь. Точнее, мистера Ортокса. Но сначала – отведите, пожалуйста, госпожу директора в класс химии и помогите подготовить… инструменты. Мне понадобится не менее сорока наборов. И емкость. Полагаю, вас не стоит смешивать.
Ортокс кивнул и вернулся в «свой» кабинет – или то, что от него осталось. Стрэндж вновь посмотрел на наручные часы с неверным циферблатом, на котором стрелки бежали в обратном направлении.
«Быстрее, надо быстрее!»
У кабинета директора и правда было столпотворение, если таковым можно назвать организованную очередь на вход и совершенно рассеянную – на выход. Стефан прошел в кабинет быстрым шагом, окидывая некоторых детей взглядом – все еще пустые, ничего не выражающие взгляды. Словно они выполняли какую-то заложенную в их головы программу, сами не отдавая себе отчет в том, что делают.
Возле кабинета уже стояла Эванс, которая то обнимала выходящих девочек, то гладила по голове мальчиков. Некоторые из детей плакали, стоя или сидя у стены, но очень тихо, словно сами не знали, почему плачут – от страха, радости, облегчения или сразу всего.
У Лайлы был не менее потерянный взгляд, нежели у других детей, но этому была причина – она попала в эпицентр бури и слишком долго отказывалась верить в происходящее. В то, что все «на самом деле», а не выдумка или ее обострившаяся паранойя. Может, Стефан неверно истолковал ее поведение и вид, но что-то подсказывало – она была из тех, кто всегда хочет, чтобы было «как лучше». Кто не верит, что плохое может происходить совсем рядом, и потому до последнего не видит ни знамений, ни очевидного.
Блуждающий взгляд Эванс наткнулся на него – в нем почти сразу забрезжила надежда.
- Винсент! – мягко отстранившись от девочки, которую приобнимала, Лайла почти бросилась навстречу Стрэнджу. – Я… ты…
И тут она расплакалась, так и не дойдя до него. Стефан приобнял ее, позволяя уткнуться в грудь и вволю нарыдаться. Женщины любят такое – чтобы пришел защитник, рыцарь в сияющих доспехах, обнял и защитил от всех невзгод, решил все их проблемы. Как бы там ни было, почти все девочки этого мира взращены на похожих сказках и историях, а некоторые верят в них слишком сильно.
«Пусть поплачет – это хорошая эмоциональная разрядка».
Стефан неосознанно провел рукой по ее волосам, сам же внимательно рассматривал учеников. Здесь были не все, но некоторых, что он встретил по пути сюда, привести не представлялось возможным – похоже, они встретились с Джеральдом, ведь находились или в паутине, или без сознания. Надо было придумать, как их переместить в одно место… Пожалуй, придется вновь прибегнуть к помощи детей. Джеральд был достаточно силен, чтобы поднять сверстника, а Валерия и Нэнси – даже в мыслях Стрэндж пренебрежительно звал ее «потомком Морганы», словно она пока еще не заслужила называться по имени – вполне могут за пару минут разучить простейшее заклинание левитации объектов. Это в значительной мере облегчит и ускорит решение здешней проблемы.
Еще бы привлечь к помощи Эванс и Флоберса…
- Лайла, - приобняв за плечи, мягко отстранил, - я понимаю, что тебе сейчас нелегко. Но это – еще не конец.
На этих словах глаза женщины округлились.
- То есть… как – не конец? Винсент, не пугай меня… пожалуйста, я… не понимаю, что…
- И не надо, - спокойно прервал, посмотрев на выходящих из кабинета учеников. – Сейчас ты – единственное знакомое лицо для них. Они тоже через многое прошли и многое пережили. Постарайся успокоить их. Но пусть не уходят домой – мне надо будет с ними поговорить. Объяснить произошедшее.
- А… полиция? – тихо произнесла Эванс, оторопело глядя на Стрэнджа. – Винсент, разве… мы не должны позвонить в полицию?
- Полиция ничем не поможет, зато может сделать хуже, - он посмотрел в ее глаза – там стояли слезы. Надо было как-то ее успокоить, но время поджимало… как?
А затем он вспомнил, как она грустно приглашала его выпить в пабе. «Чтобы было, как раньше».
- Ты ведь хочешь, чтобы все было, как раньше? – спросил он, не дав ей толком подумать. Лайла удивленно смотрела на него, но теперь во взгляде появилось что-то вроде надежды.
- Да, но… разве… это возможно?
- Не совсем. Но я постараюсь. Сделаю все, что в моих силах.
Эванс что-то хотела ответить, но вдруг покосилась куда-то за плечо Стефана. В ее взгляде появилось что-то вроде страха и небрежное «а вот и он».
Такой взгляд у нее был и в учительской, когда его донимал Флоберс.
- Это что же ты сделаешь, доходяга? – сразу же раздался раздраженный голос, на который Стрэндж медленно повернул голову. – Закадришь тут каждую юбку?
«Только этого мне не хватало».
Пришлось развернуться, прикрыв собой Эванс – кто знает, что на уме у этого учителя физкультуры.
- Джон, - голос Стефана был спокоен, как и он сам, - ты не видишь, что происходит? Нам надо…
Флоберс хмыкнул, показательно сжимая кулаки.
- Мне надо начистить твою самодовольную рожу, Винсент. Чтобы ты знал свое место. Сразу было надо это сделать.
- То есть, - Стефан указал на очередь из детей и тех, что уже вышли из кабинета директора, - это – подходящее место, время и ничего странного в ситуации нет, чтобы завязать драку?
- А что, - Флоберс даже не осмотрелся, - хочешь выйти на задний двор, трус?
- Джон, хватит! – Эванс не выдержала, выглянув из-за плеча. – Как можно быть таким твердолобым! Разве не видишь, что с детьми?! Они… они… им нужна наша помощь, а ты ведешь себя хуже школьного хулигана!
- А ты ведешь себя, как шлюха! – со злобой выплюнул Флоберс, и от этого обвинения Эванс даже пошатнулась. – То со мной заигрываешь, глазки строишь, то с этим хлыщом носишься. Я-то думал, у нас все серьезно, а ты… типичная баба. Ну ничего, я размажу твоего хахаля и займусь тобой. Хватит с меня этих игр в порядочность, надоело. Покажу тебе, что такое – изводить настоящего мужика!
Стефану захотелось сразу две вещи – рассмеяться и приложить ладонь к лицу. Вот ведь угораздило попасть в бразильский сериал, где все не так однозначно. Он не знал всей предыстории отношений между Флоберсом и Эванс, но подозревал, что кое-кто куда сильнее нафантазировал себе, не соотнеся влажные мечты с реальностью. И этот кто-то вовсе не литературу преподавал.
- Послушай, Джон, - выставив перед собой ладони, Стефан попытался договориться, - я не… претендую на Лайлу.
- Что?! – пискнула Эванс из-за спины, стиснув руку на его предплечье так сильно, что он замолчал, покосившись. – Ты… отдашь меня ему?!
«Да что с ними не так».
- Что? Нет, - недоуменно ответил, не понимая, откуда такие мысли могли возникнуть в ее голове. – Я просто пытаюсь…
И в этот самый момент прилетел удар справа. Ровно в тот момент, когда он был отвлечен.
Удар у Флоберса оказался сильным, но Стефана не отбросило к стене или что-то такое – все же Джон был и оставался обычным человеком, пусть и с довольно гнилым нутром.
Эванс вскрикнула, как и те дети, что отошли от рыданий и наблюдали за происходящим, затаив дыхание. Те же, что еще стояли в очереди на «освобождение» от паразитов, бросали безразличные взгляды.
- Ха, видал? – Флоберс хохотнул. – Спасибо, сладкая, что заговорила ему зубы. Так я его быстрее разделаю.
Лайла так растерялась от этого, что снова начала плакать.
- Что? Я не…
Стефан потер ударенную щеку – будет синяк, если не кровоподтек, затем вытянул руку в сторону Эванс.
- Лайла, отойди, пожалуйста.
Но теперь не сводил взгляда с Джона. Вот, значит, как. Нет, разумеется, вины Лайлы в этом ударе не было – это Флоберс воспользовался моментом, чтобы ударить исподтишка, и все вновь представил так, как ему хотелось. Но разбираться в сложности его психологии не было ни желания, ни сил, ни тем более времени.
- Ладно, - наконец расслабившись, Стефан развел руками. – Хочешь драки? Нападай.
- Я уже напал, идиот, - прорычал Флоберс, на что Стрэндж приподнял бровь.
- Да? Прости, не почувствовал.
Флоберс вскричал – видимо, считал это что-то вроде «боевого клича», и попытался повторить свой удар. Стефан выставил перед его кулаком ладонь – кулак проехался по ладони, которая в нужный момент как бы приобняла кулак и потянула на себя. От неожиданности он не успел ничего – ни затормозить, ни подумать, и потому направленная сила ускорилась, а сам Флоберс со всей силы въехал кулаком по стене.
Редкие охи – дети явно были под впечатлением. Эванс зажала себе обеими руками рот. Стефан потер ладонь – костяшки чужой ладони все-таки немного повредили. Разучился он махаться руками.
- Ах ты!.. – едва оправившись, Флоберс предпринял очередную попытку напасть, но теперь уже левой рукой. Кулак был направлен в солнечное сплетение, а сам удар – как обычно, в момент, пока Стефан не смотрел.
Только вот так думал Джон, а на деле Стрэндж ждал этого. Кто один раз ударяет в спину, тот не откажет себе от повторения. Потому волшебник резко отошел в сторону, приподнял ногу и со всей силы подтолкнул тело Флоберса в зад.
Тот и правда влетел в стену, но теперь уже – лицом.
Удобно «драться» в пределах коридора, ведь тогда стены оказываются хорошими союзниками.
- Он… - Эванс, по щекам которой текли слезы, подошла поближе, но не рисковала присесть рядом с Флоберсом, - он…
Стефан подошел, присел, пощупал пульс на шее.
- Без сознания, - спокойно констатировал, поднялся. – Не знаю, сколько пролежит, но пробуждение его ждет адское.
- Винсент, а ты… как ты…
- Нет времени, - нахмурившись, Стрэндж отмахнулся – и так потратил много времени на это странное «выяснение отношений». – Лайла, оставайся здесь, пожалуйста. Только ты можешь помочь детям, понимаешь? Слышишь меня?
- Д-да… - оторвав взгляд от Флоберса, она посмотрела на волшебника. – А ты… что будешь делать ты?
Стефан потер запястье – кажется, слегка его потянул. Невовремя, конечно.
- Помогать тем, кто этого не хочет.

В классе химии уже все было готово. Ортокс, судя по бледному виду и нетвердой походке, уже лишился паразита, но не задавал никаких вопросов – то ли ему передалась память паразита, то ли он сам понимал, что не до вопросов. Вместе с миссис Флетчер они подготовили полсотни стерильных инструментов, притащили какой-то бак для воды. Там даже кто-то плавал.
- Ваш? – Стефан заглянул в емкость, наблюдая, как полупрозрачное существо нарезало круги по воде.
Ортокс сглотнул, нетвердо кивнув.
«Хм, странно. Неужели он думает, что собратья его пощадят?»
- Я… не все помню, но кое-что…
- Я тоже. Не все, но… - упавшим голосом сказала Флетчер, посмотрев на Стефана. – Мистер… вы… как вы узнали?
- Поблагодарите Блейка Уизелла, - не отвлекаясь от рассматривания, ответил. – Он забил тревогу и написал мне. А ведь я думал, что здесь всего-навсего какое-то проклятие.
- Проклятие?!
- Спокойнее, миссис Флетчер, - Стефан взял пару резиновых перчаток. – Вы не могли бы разыскать Алекса и Кэтрин? Мне нужна их помощь. А им – ваша. И вы не могли бы помочь дойти вон тому юноше? Пусть будет первым.

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

+2

52

Герри бросать было нельзя, поэтому Валерия даже взлетела. И полетела побыстрее, впрочем, не теряя из вида Нэнси. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из паразитов напал сзади.
Однако, всю дорогу до спортзала они больше не встретили сопротивления - только окутанные паутиной мумии школьников. Живые, впрочем. Хотя некоторые визуально казались побитыми чем-то тяжелым. Чем-то вроде рюкзака.
След из мумий вывел девочек прямо к спортзалу. Там уже стояла толпа перепуганных школьников, а также парочка “знакомых” из не-одержимых детей. Ник и Финниган, стоящие у самого входа, прислонив уши к дверям, как-то резко встрепенулись. Ник даже вскинул рюкзак, готовый пойти в атаку, но… Но оба замерли, вытаращившись на ее броню, а потом синхронно посмотрели друг на друга.
- Ну, если Алекс - Человек-Паук, то… То ничего удивительного, они пришли вместе… Ты… Ты типа Железная Девочка, да? - робко предположил смышленый Финниган.
- Не совсем, - коротко ответила Валерия, продираясь сквозь ряды школьников к двери в спортзал.
- А кто? - хотел было получить ответ на вопрос Финн, но Валерия была не в настроении вдаваться в подробности.
Открывать дверь было немного нервно - судя по масштабу этого места наверняка тут было что-то вроде лагеря, одной из баз “враждебных” паразитов. Что они могли сделать с Герри было страшно представить - не придется ли сейчас сражаться с ним самим, ставшим одержимым паразитами?
Но нет, сражаться с ним явно не придется. В этом плане словно гора свалилась с плеч. Впрочем, это все еще не означало, что жизнь достаточно подготовила Валерию к тому, что она увидела, когда открыла дверь.
Говорят, что дети не отвечают за грехи родителей. Но также говорят и что “от осинки не родятся апельсинки”. Бичом ее семьи была гордыня. Были ли тому виной в действительности гены или обычное воспитание… Или же магия Виктора, которой он вложил в дочь частичку своей души… Это навсегда или загадкой, или тайной того, кто некогда был Богом-Императором всей Мультивселенной.
Но вот то, что Валерия не могла не ощутить, как что-то внутри болезненно сжалось от чувствительного укола тщеславия, отрицать было бессмысленно. Нет, она была искренне рада, что Герри был цел, что ему не понадобилась помощь, что теперь предстояло меньше работы. Она ведь руководила целым Фондом, она знала, что у каждого своя роль, а ее оружием всегда была даже не магия, а интеллект. Не мускулы…
И все же… Она едва-едва справлялась с несколькими одержимыми школьниками, тогда как Герри в одиночку скатал в кокон целый спортзал, набитый учениками с промытыми мозгами. И еще и никому не навредив.
И Стрэндж бы так смог. И, тем более, отец.
А она не смогла.
Папа прав. Надо больше тренироваться. Только по-настоящему сильное тело способно выдержать большие объемы магии, необходимые для того, чтобы справляться с любыми врагами. Да еще и не причиняя вреда этим врагам.
Нужно больше учиться. Больше заниматься. Больше тренироваться. Может, пора бы уже учиться стрелять и драться?
Валерия усилием воли заставила себя встрепенуться и подняла глаза на сидящего на потолке Герри. Все-таки Пауки были забавными и как-то интуитивно располагали к себе. Ну как может вызывать отторжение парень, сидящий на потолке вниз головой? Он сразу получает плюс сто очков к обаянию.
- Ге… Алекс! Ну ты даешь! Целый спортзал в одиночку! Обалдеть! - с уважением сказал “доспех”, входя внутрь спортзала и оглядывая комнату через специальные прорези для глаз в лицевой панели. На самом деле несмотря на визуальную узость этих прорезей, картинку они выдавали даже большую, чем мог бы увидеть обычный человек - хотя программному обеспечению было еще далеко до Старковского и отцовского, но Валерии хотелось самой настроить свой доспех. Поэтому его она настраивала постепенно, а свободного времени пока что было немного.
Впрочем, некоторые аналитические данные доспех уже был способен собрать.
- Ты в порядке, тебя не зацепило? Нам бы надо вернуться с Стрэнджу. Надеюсь, паразиты его там не поколотили и не съели, -  вздохнула девочка, - Кстати... Все-таки твоя паутина - это вещь! Она надолго задержит этих… бедолаг с промытыми мозгами?

+2

53

Герри тут же спрыгивает на пол, завидев Валерию. Напряжение сразу спадает, позволяя ему немного расслабиться. С ней все в порядке, и с мистером Стрэнджем, судя по всему, тоже все хорошо. Они почти справились со своей задачей — остановили подавляющее количество одержимых, никого не убили…
Ну, может, он немного их побил и ошпарил биоэлектричеством. Последнее его сильнее всего беспокоит. Синяки пройдут, а какими будут последствия от тока? У него надежда на то, что мистер Стрэндж сумеет устранить побочные эффекты, если они будут. По крайней мере, все ученики и учителя живы.
Еще одна строчка в списке того, к чему необходимо будет привыкнуть, если он желает стать супергероем. Строчка о том, что иногда придется идти на жертвы, чтобы спасти жизни. Сегодня было еще ничего, а вот завтра он может столкнуться с гораздо более худшим сценарием. Прямо как в Осаке, когда ему пришлось невольно выучить урок о том, что не всегда будет получаться спасти абсолютно ВСЕ жизни.
Как говорил мистер Т’Чалла, а до него Тони и мистер Роджерс с супергеройством никогда не бывает просто. Теорию он выучил и запомнил. Теперь пошла практика.
Это вообще не успокаивает, и только появление Вэл отвлекло его от мрачных мыслей.
— Кэтрин! — восклицает Герри. — Не представляешь, как я рад тебя видеть. Все это — какой-то кошмар.
Следом за Вэл в дверях показываются Ник и тот парень с очками — Финниган. За их плечами с любопытством выглядывают ученики, которых он смог вытащить цепких лап зомбированных. Их появление дает ему понять, что все было сделано правильно. Они в шаге от того, чтобы навести в этой школе порядок, а затем покинуть ее и вспоминать об этом приключении в будущем с улыбками победителей. Это… круто, надо признать.
— Я в порядке. Броня все же прочная. А как ты? Они не доставили тебе проблем?
Герри смотрит на плотно укутанных паутиной людей. Их глаза открыты, смотрят прямо перед собой, и от этого становится даже жутко.
— Паутина… Да, ее хватит надолго. Они не смогут самостоятельно вырваться из нее. Беспокоиться скорее придется о том, как их освобождать после того, как они станут вновь нормальными. Нож потребуется. Ну или магия, — он издает смешок и пожимает плечами. — Хорошо, что паутины хватило. На пару выстрелов только и осталось.
Он издает тяжелый вздох.
— Пойдем к нашему чародею. Уверен, что с ним все в порядке, но все же…
Мысль не удается закончить, так как не хочется вслух вспоминать о том, что произошло в Санкторуме под самый конец. Мистер Стрэндж задал жару, но, в конечном итоге, ему самому потребовалась серьезная помощь, да такая, о которой до сих пор забыть не получается.
Его взгляд падает на учеников, которые смотрят на него и Валерию круглыми глазами, но ничего не говорят. Да уж. Не каждый день в твоей школе случается такое.
— Так, ребята, валим отсюда, — он хлопает разок в ладоши, привлекая к себе всеобщее внимание. — Пора со всем этим заканчивать.
Не на что тут смотреть. Он и сам стремится убраться отсюда как можно дальше. И не только от спортзала, но и от этой школы. А ведь еще ничего не закончено. Нужно привести всех в чувство, вернуть им власть над своими жизнями, проследить за тем, чтобы они вернулись к нормальной жизни… Хотя последнее уже должно ложиться на плечи психологов.
— А где мистер Стрэндж сейчас находится? — спрашивает Герри у Вэл, пропуская ее вперед. — Все в том же кабинете Ортокса?

+2

54

Первый из существ расставался с захваченным телом нехотя, через силу. Стефан старательно выискивал нужный угол для разреза, чтобы одним махом отсечь связующее звено между паразитом и носителем, но надо отдать должное – твари умели закрепиться поглубже.
- Это невозможно, - наконец отпрянув, Стрэндж раздраженно отложил скальпель в сторону – на нем были следы того, что у этих существ было за кровь. – Слишком долго.
А времени у него было не то, чтобы много.
Ортокс, вздрогнувший от замечания волшебника, только вздохнул. Он придерживал ученика за плечи и не позволял шевелиться, пока Стефан пытался отсечь паразита, проступившего по хребту мальчика. Носитель не сопротивлялся, а вот эти медузообразные…
- Чем я могу помочь вам, мистер? – в попытке быть более полезным, чем «держите вот так и не позволяйте двигаться», спросил мужчина, но это было лишним.
И Стефан понимал, что его растущее внутреннее раздражение исходило вовсе не от нехватки времени, а от беспокойства. Миссис Флетчер только вышла, и его руки почти тут же затряслись, ведь он хотел пойти с ней и убедиться, что с Джеральдом и Валерией все в порядке. А еще – самому услышать от них впечатления о происходящем. Ему все больше нравилось общаться с этими детьми, подмечая, как они по-разному смотрели на мир, но как во многом были схожи.
А еще он боялся операций. Не до тряски в руках и нервного холодного пота, но как человек, знающий, что его самый ценный инструмент – руки – может подвести в самый ответственный момент, разумно опасался, что не сможет успеть извлечь всех паразитов. Можно было попытаться магией, но, если немагический способ показал высокую результативность, зачем тратить силы? Он же всего один, и ему одному…
Стоп.
Так, так, вот именно – зачем тратить силы одного?
- Продолжайте держать, - задумчиво ответил Стефан, рассеянно рассматривая помещение лаборатории. Железные столы и стулья, шкафы с мензурками и препаратами, несколько колб с законсервированными земноводными. – Мне нужно… пространство.
Один он и так не смог бы ничего сделать, потому и позвал детей. А если… Стефан задумчиво посмотрел на свои ладони, на белесые шрамы от операций, на мозоли и бороздки от недавних ранений. Вспомнил ту нечеловеческую боль, которую вынес в кузнях Нидавелира, когда дварфы вбивали в каждую его кость и мышцу магию из артефактов, собранных со всех концов этой и иных Вселенных. И эта сила бурлила в нем, просилась наружу, как в старые добрые времена, когда он только стал Верховным Волшебником… в первый раз.
Может, будь он моложе, будь он незнаком с такой силой, она бы его опьяняла изо всех сил. Но к этому времени магия стала его вторым дыханием, его тенью, его всем тем, что остается между строк и за кадром. И все же… тогда эта сила происходила из благословения Вишанти, а сейчас была исключительно его собственностью и заслугой нескольких непростых, даже сказать, аморальных решений. Высокая цена за такую силу, и он сполна заплатит ее. Но для начала – использует во благо.
Взяв мел у доски, которая тоже тут была, Стефан нашел более-менее удобное место на полу и принялся чертить круг. План был невероятно прост – взять одно заклинание, совместить его с другим, усилив третьим и собственными жизненными силами. Так он сможет успеть сделать все запланированное за короткий срок, заодно убедившись, что и Валерия, и Джеральд в порядке, а все пострадавшие от паразитов найдены и прооперированы.
Любой круг призыва, при достаточном знании, можно было сделать почти чем угодно. В своей сути такие круги были ничем иным, как точкой концентрации магии, которая могла и портал открыть, и дать достаточный источник энергии на что-то другое. Маги редко – почти никогда – использовали круг во втором значении, но именно сейчас он подходил задуманному.
Когда все руны были на своих местах, Стефан, под недоуменным взглядом Ортокса, сел в центр круга, приняв позу лотоса, расслабленно положил руки на колени и закрыл глаза.
Теперь нужно было сделать все правильно.
Едва его плечи расслабились, как на них тут же надавило магической силой. Круг накапливал силу, почти вытягивая ее из окружающих стихий, из подземных лей-линий, из доступных и восполняемых источников. Для остальных это было похоже на магический ветер, подувший в строго заданном направлении, а вот для Стефана это был ледяной водопад, под которым ему требовалось выстоять во чтобы то ни стало.
- Заклинаю силой, текущей во мне, взываю к силам стихий ветра и огня, - нараспев протянул, вплетая в заклинание силу озвученных стихий, - во имя Вишанти, Отражения Иккона, станьте явью!
И сила резко разошлась в стороны, но Стефан ухватил за эти нити, попытавшиеся воплотиться в иллюзиях. Это заклинание не раз спасало его, создавая подвижные бесплотные копии, но сейчас… ему нужно было что-то большее.
- Силами земли и воды, - с трудом проговаривая, сохраняя необходимый мелодичный ритм, - седыми сонмами Хоггота, заклинаю – воплотитесь!
И он отпустил заклинание, позволив ему «дотечь» по всем тем направлениям, по которым оно хотело разойтись. Но теперь, получив иную конечную цель, каждая из таких «нитей» стала его копией. Сначала иллюзорной, но чем дальше, тем плотнее и вещественнее они становились.
Пока вся лаборатория не заполнилась его точными копиями. Материальными копиями.
Стефан остался сидеть в кругу, с закрытыми глазами. Магическая энергия протекала сквозь него и расходилась по остаточному следу «нитей», подпитывая эти копии, позволяя им двигаться, говорить и все то, что необходимо было от этих копий. Установка была задана – каждый знал, что нужно делать.
Копии оглянулись, переглянулись.
- Надо разделиться, - подал очевидную идею один, и другие кивнули.
- Да, основное, - заговорил другой, - операции. Не более 10 минут на каждую.
- Разобьемся на санитаров и хирургов, - кивнул третий. – Свободные будут ассистировать.
- Защита тоже нужна, - четвертый кивнул на сидящего в круге. – На выход из этого транса нужно время. Пара копий его даст.
- Дети давно вне поля зрения, - напомнил пятый. – Надо выслать группу на их поиски. Мы не доверяем местным.
- Без обид, Ортокс, - улыбнулся шестой ошалелому Ортоксу, который не дрожал только волосами, - но вы сами видели, что могла Флетчер с паразитом.
- Кстати, держите его, - сказал седьмой, взяв скальпель. – Операция не окончена.

Пока около сорока копий занималась оборудованием двадцати рабочих мест в лаборатории, еще сорок разошлись по школе в поисках следующих пациентов. Маркерами была и паутина, и шоковое состояние, но никого серьезно пострадавших не было. Хотя синяки и царапины не то, чтобы можно было считать хоть какими-то стоящими внимания ранениями, учитывая общую картину.
Могло быть хуже.
А еще - всегда может стать хуже.
Четверо отделилось от группы «санитаров» - у них была своя задача, а именно – найти Джеральда и Валерию. Их нигде не было видно, но были заметны очаги сражений – где-то висела паутина, где-то лежали ученики без сознания, где-то была опалена стена.
- Следы ведут в ту сторону, - указал первый, - что там?
- Спортивный зал, - второй кивнул на указатель. – Побросаем мяч?
- У меня запястье сводит после того матча в восьмом классе, - ответил третий, а четвертый взялся за двери.
В спортивном зале и правда оказались дети. Не только Валерия с Джеральдом, но и все те, кого не смогла затронуть местная «паратизация».
И не сказать, что ученики посмотрели на него спокойно. Все-таки в зал зашел не один человек, а четверо.
- Эм… - с сомнением протянул Ник. – Мистер… Стивенсон, почему вас четыре?
- Вообще-то, - первый поднял палец вверх, - нас – восемьдесят шесть. Я верно посчитал, коллеги?
- Верно, - ответил второй, подходя ближе. – С вами все в порядке? Пострадавших нет?
- Это Отражения Иккона, Валерия, - пояснил третий, зная, что у дочери Дума совершенно точно возникнут вопросы, - усиленные стихиями.
- Полезно, когда надо сделать слишком много дел, - дополнил четвертый без тени улыбки на лице. – Или уроки, правда?
Ученики переглянулись между собой, кто-то усмехнулся, кто-то покачал головой.
Вероятно, кто-то хотел что-то спросить у четверых одинаковых мужчин, выглядящих ровно как профессор Стивенсон, только вот кое-что случилось.
И случилось так быстро, резко и пыльно, что…
БАБАХ!
На них сыпануло пылью и бетонной крошкой.
- Назад! – вскрикнул первый, пока второй и третий заслоняли детей. – Все на выход, живо!
Зал заволокло туманом, сквозь который четвертый, щурясь изо всех сил, откашливаясь, пытался рассмотреть, что стало причиной взрыва.
Или это был не взрыв?
Из белесого дыма показались толстые, размером в два пальца, полупрозрачные щупальца – почти как у медузы, но менее ловкие. Затем появились очертания тела, от которого шли эти щупальца, и тело это принадлежало…
- Мисс Миллиган?!.. – сквозь кашель раздался девичий голос. – Что… что с ней?
Четвертый стиснул губы, чтобы не сказать лишнего. Похоже, перед ним предстало то, что бывает при полном слиянии.
Тело несчастной мисс Миллиган болталось, поддерживаемое порядка шестнадцати длинных щупалец, не имевших ни привычных осьминожных присосок, зато с шипами. За ее ногами струилось что-то, похожее на хвост краба, как если бы он был полупрозрачным и удлиненным. Над головой хоста была целая россыпь глаз, держащихся на тоненьких антеннах – походило на глаза улитки.
В целом, существо в своей истинной форме было каким-то безумным сплетением нескольких привычных земных организмов… но, в тоже время, весь его вид создавал абсолютное ощущение неземного происхождения, из-за чего внутри поднималась волна понятного, но иррационального страха перед этим существом. А то, что оно произрастало из человеческого тела, и вовсе приводило в ужас.
И это существо облапывало своими щупальцами пространство, вращая глазами в разные стороны, будто выискивая жертву.
Четвертый мрачно оглянулся на других. Надо было выиграть время.
Потому он поднял с пола кусочек бетона.
- Эй, ты! – крикнул, швырнув в россыпь глаз камень, махнул рукой. – Нужна цель для опытов? Вот он я!
Существо всем своим телом развернулось в его направлении. Но это было еще терпимо. Хуже стало, когда тело мисс Миллиган зашевелилось – ее голова приподнялась, взгляд сфокусировался на четвертом, а на лице появилась мерзкая улыбка человека, который упивается творением злых дел.
- О-о, мистер Стивен-со-он, - скрежещущим голосом протянула Миллиган, пока щупальца потянулись к четвертому, - кака-ая встреча! Хоро-о-оший экземпляр!
Четвертый не стал ждать – рванул с места так, будто собирался побить рекорд на стометровке.
Третий, отряхнувшись от пыли, поднял другой камень и пульнул почти туда же, куда и четвертый.
- Эй! – он помахал руками. – Совсем ослепла, а? Надо выбирать помоложе!
- Что? – существо в недоумении зашевелило щупальцами активнее. – Ты!.. Как ты…
Второй и первый переглянулись. Первый кивнул. Второй поднялся, приобнял девочек.
- Идемте, - бросив взгляд на Валерию с Джеральдом, - я отведу вас в безопасное место.
- Вы тоже можете пойти, - спокойно сказал первый, подбирая с пола камень. – Копии способны задержать его, пока я провожу двадцать операций одновременно. Но проводить операции и сражаться с ним я не могу. Их должно хватить на… минут десять.
Первый подбросил камень в руке.
- Это будет больно, - произнес тихо, не то предвещая себе, не то увещевая детей. – Но кто, если не мы, верно?

+2

55

Ответить Герри девочка не успела - началось какое-то безумие. Четверо вбежавших Стрэнджей, вылезшее отвратительное, мерзкое, кошмарное существо, крики сверстников…
Уведет. В безопасное место. Как же.
Количество копий не удивило Валерию. Название заклинания она, правда, запомнила - будет интересно почитать потом. Может быть, даже изучить, кто знает? Пока что выглядело эффективно. И эффектно.
Но какое в школе может быть безопасное место, когда прямо вот здесь стоит вот это? И копии Стрэнджа без оригинала…  А справятся ли?
Нет, уходить так просто Валерия не собиралась. Тысячи мыслей, одна за другой проносились в ее голове буквально в считанные доли секунды. Она была дочерью самого умного человека на Земле, и она была практически равна ему. Неужели она не сможет придумать выход?
“Магия не будет ответом на все вопросы, не станет решением всех проблем”.
Но сейчас Стрэндж - это чистая магия, только лишь магия. Можно ли решить эту проблему только ею?
Наверное, Стрэндж раньше так справлялся. Но не зря же он взял с собой их - Валерию и Джеральда. Значит, где-то его магия дала сбой, где-то подвела. Значит, он все-таки во что-то вляпался и уже не справлялся сам с такими масштабными проблемами. Может, слишком привык к статусу Верховного Чародея и без него чувствовал себя не в своей тарелке?
“Исцелить раны магией, помочь больному” - так думает Доктор Стрэндж. Таков его подход.
Но это не подход Доктора Дума. Отец просто не потерпел бы, если бы его мир пытались захватить у него на глазах. Не потерпит и его дочь.
Что там с этим существом?
Надо было успокоиться и проанализировать. Оно где-то живет, в какой-то среде. Даже если его родной мир отличается от земного - в нем должны быть свои законы, своя условная “природа”. Значит, на него точно можно повлиять каким-то образом.
Соображать, соображать… Соображать надо быстро.
Щупальца с длинными иглами, глаза на антеннах… Все какое-то полупрозрачное, утонченное, очень вытянутое и удлиненное… Все так похоже… На… На антенны?
Тут Валерия вспомнила, как визжало существо в кабинете директора. Ничего фактически не было слышно, но крик буквально ощущался кожей… Волосы были готовы встать дыбом, но… Но если существо издает звук, а звука не слышно - значит, это звук вне доступного человеческому уху диапазона. А что… А что если… Если один из основных законов природы в мире этого существа - это звук?
Но не похоже было, чтобы доступные человеческому уху частоты как-то влияли на него.
Значит, надо пробовать те частоты, которые слуху недоступны.
Оставался лишь один вопрос - ультразвук или инфразвук?
Инфразвуком слишком низких можно навредить своим… С ультразвуком все несколько проще. Однако, где же взять источник?
Это Англия, возможно, что в кабинете естествознания и был какой-нибудь экземпляр свистка Гальтона. Но нестись сейчас туда, когда друзьям и незнакомым школьникам грозит опасность…
Но разве она не Дум, чтобы не найти выхода в такой ситуации?
- Никакого безопасного места! - неожиданно резко ответила Валерия, пока в ее руках собирался комок пульсирующей магической энергии, в которую она перенаправляла часть заряда доспехов - хорошо быть дочерью изобретателя таких технологий, - Теперь это и мой мир, и я не позволю этой твари его получить!
Вэл выпрыгнула вперед и выпустила заряд магической энергии прямо в существо.
Расставив ноги на ширине плеч, она медленно сжимала руки в кулаки - жест, который помогал совладать с со слишком мощной магией еще не до конца оттренированного заклинания. Так медленно, что сводило костяшки пальцев. А потом, резко вытянув руки вперед, выпустила весь заряд в существо прежде, чем оно успело размахнуться щупальцем и попробовать ударить.
Логика была проста. Нужно было добиться некоего природного источника инфра- и ультразвуков. Ветер и дождь… Это было недостаточно концентрировано. Достать из ниоткуда животных... Это было сложнее. А вот электрический разряд, некая сублимация молнии…
Благодаря усилению молнии энергией брони, та вышла хорошей. Но Валерии пришлось направить все свои усилия на концентрацию… На то, чтобы заклинание вышло не сильным, не убийственным, а просто… Очень громким. Чтобы разряды электричества били во все стороны, постоянно перекатывались друг через друга, искрили и издавали эти звуки… Но основной луч не должен был убить того несчастного человека, в которого вселилось существо. Молния была широченной, разряженной, всполохи достигали стен и потолка спортзала, но центральный луч был тонким и не особенно мощным.
Получилось! Валерию качнуло из стороны в сторону, но она кое-как устояла на ногах.
В те считанные секунды, пока разряд летел по направлению к цели, она видела это. Бинго. Она попала в цель - с каждым потрескиванием, которое еле-еле слышалось, которое казалось фоновым шумом, все иглы на щупальцах, все тонкие стебельки и отростки создания нервно подергивались, как мышцы человека от воздействия электрического тока.
Это явно не было смертельно, но попадание молнии существу не понравилось. Очень не понравилось. Его до сих пор потряхивало, как от периодических конвульсий. Но, кажется, это его лишь раззадорило.
- Звук, - сказала слабым голосом Валерия Стрэнджам, - Нужен ультразвук.

Отредактировано Valeria von Doom (12.05.2022 01:41)

+2

56

Появление аж четверых мистеров Стрэнджей поневоле заставляет Герри подойти к ним ближе и начать внимательно их рассматривать, переводить взгляд с одного на другого, словно играя в игру “найди 10 различий”. Бесполезная и бессмысленная затея, так как отличий просто нет. Сканер костюма, который он задействовал через секунду, не нашел отличий. Невероятно. Точнее невероятно не то, что различий нет, а то, на что способна магия.
— Научите и меня тоже так делать. В будущем, когда родители, наконец, запишут меня в школу, будет полезно, а то приключаться вам придется без меня… Скучно же будет! — с этими словами он смеется.
Но долго повеселиться не удается. Следующие секунды и минуты он наблюдает явление… мисс Миллиган? Так ее кажется назвал один из учеников. Герри, широко раскрыв глаза, взирает на… нечто. Мисс Миллиган называть ЭТО у него при всем желании не получается. Он поджимает губы, качая головой — ну вот и главный босс, которого нужно обязательно победить, ведь ничего хорошего в том, что он будет существовать и жить вот так, нет.
У него явно нехорошие планы.
И еще мисс Миллиган… Удастся ли им спасти ее от этого паразита?
Клоны мистера Стрэнджа пытаются атаковать ее или отвлечь, чтобы они смогли убежать и запереть дверь спортзала. Ну да, ну да. Он вот уже бежит, сверкая пятками! Надо будет после укоризненно посмотреть на чародея и напомнить ему, что, быть может, он и послабее своей мамы или оригинального Человека-Паука, но все равно способен устроить врагам веселую жизнь. Может это существо и обладает большой мощью, но он может ей противостоять.
По крайней мере, не попробует — не узнает, а ошибок бояться — вообще лучше тогда не супергеройствовать.
Он вместо того, чтобы последовать указаниям мистера Стрэнджа, решает использовать остатки своей паутины и предпринимает попытку с ее помощью приковать существо к одному месту. Проблемно будет сражаться с ней, если она будет скакать из стороны в сторону, как босс в Dark Souls.
Валерия в это время атакует существо молниями. И тому это очень не нравится. Ну, прямо сильно не нравится.
И Герри внезапно вспоминает, как биоэлектричество подействовало на паразитов в школьниках, которых он останавливал. Как же он мог забыть? Вот же!..
Так, значит… Он отступает на шаг, чтобы приготовиться и сгенерировать достаточно мощный заряд, надеясь, что у него все получится. Ядовито-зеленые разряды вырываются из его ладоней и бьют по существу, заставляя того взреветь от боли и ярости, но этого недостаточно. Заряд выходит не таким сильным, как он рассчитывал. Вполовину слабее, чем он хотел. Вероятно, сыграло роль то, что он уже использовал сегодня данную способность. И это если не забывать о том, что в силу молодости заряды его очень слабы по сравнению с тем, на что способны мамины.
Тут его внимание привлекают слова Валерии. Ультразвук? Герри поворачивается к ней, уставившись на нее, а затем вновь обращает свое внимание на существо.
А об этом он как не подумал?!!!
Эти паразиты — они ведь могут быть такими же, как те симбиоты… Он много о них узнал после разговоров с Тони, спрашивал у Пятницы и получал всю нужную информацию, в том числе и о том, как действует его броня и от кого она способна защитить. И с кем он может бороться с помощью всех функций, которые в ней есть.
Но получится ли?
— Сгенерировать ультразвук, — четко произносит он, активируя данную функцию. — Пятница, помоги мне проконтролировать процесс, чтобы все было правильно.
— Конечно, — раздается ровный и приятный женский голос. — Напоминаю, что в данный момент находиться рядом с тобой гражданским опасно для их здоровья.
Герри оборачивается и смотрит на учеников, замерших у дверей.
— Уходите как можно дальше! Быстрее!
Ник, словно нехотя, отрывает взгляд от мисс Миллиган или того, что она сейчас представляет, и кивает, а затем выгоняет всех остальных из спортзала. Герри слышит, как он кричит, чтобы они все бежали на улицу.
Одновременно с этим из звуковых модулей, установленных на костюме, начинает исходить ультразвук, постепенно наращивая мощность.
— Вэл, надеюсь, у тебя в броне есть защита от ультразвука, — произносит Герри, а затем смотрит на четверых мистеров Стрэнджей и добавляет: — И надеюсь, что вас защитит магия.
С одной стороны они же клоны, но с другой ему неизвестно, как действует принцип создания клонов. Вдруг все, что чувствуют они, чувствует и настоящий мистер Стрэндж? Так это или не так проверять ему совсем не хочется, а для вопросов совершенно неподходящее время.
Он отходит от существа, чтобы оно не сумело до него дотянуться и попробовать прервать усиливающийся сигнал, напав на него, хотя ему не кажется, что паразит сейчас может действовать. Но кто знает, что оно может сделать. Загнанные в угол или находящиеся в крайне неприятном положении, близком к уничтожению, имеют обыкновение находить в себе второе дыхание и сопротивляться с новыми силами.

Отредактировано All-New Spider-Man (12.05.2022 14:21)

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [06.10.2016] The Faculty


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно