Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [06.10.2016] The Faculty


[06.10.2016] The Faculty

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

Вся фантастика основывается на доле правды.
https://i.imgur.com/sEjnrbG.gif

6 октября, Лондон, Haverstock School

Стефан Стрэндж, Валерия фон Дум, Джеральд Дрю


Мистер Стрэндж,
обращаюсь к вам с малодушной, но важной просьбой. Я - Блейк Уизелл, преподаватель физики средних классов в Лондоне. До недавнего времени работал в школе Хейверсток, в боро Камден. Однако последние события в школе вынудили меня покинуть моих учеников. Поверьте - я был против!
Полгода назад директор, Джеймс Хедли, запустил процесс реформации школы из-за ее плохого рейтинга - шутка ли, Хейверсток вошла в двадцатку худших школ не только Лондона, но и всей Британии. Бюджет постоянно урезали, ученики отлынивали от учебы, преподаватели бежали... Но месяц назад все изменилось. Я ушел в отпуск из Хейверстока, а вернулся в Брингтон или даже Латимер! Ученики из апатичных хулиганов превратились в прилежных отличников. Учителя замотивировались и почти сутки проводили на работе. Хейверсток изменился в лучшую сторону... но мне не дает покоя, что эти изменения произошли так быстро и, чего таить, поразительно резко. Некоторых из учеников я знаю лично - они не могли ни физически, ни психологически так сильно измениться всего за месяц, это просто невозможно!
Я читал о вашей деятельности в 80-е в Лондоне, о вас положительно отзывался куратор моей научной работы в Елиссейском университете. Я не очень верю в магию, но мне просто не к кому обратиться: никто не желает слушать того, кто видит в стремительно изменившейся к лучшему школе что-то плохое. Там что-то затевается, мистер Стрэндж, и я надеюсь, что письмо дойдет до вас. Ведь у меня, кроме вас, не осталось надежды.
С уважением, Блейк Уизелл.

+2

2

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Viverra Coffee, Женева, 9.30am

«Лучшие пирожные с заварным кремом» были довольно неплохи, а вот кофе в «Виверру» оказалось весьма отвратным. Стефан с напускным смирением пил его, цедя глотки и щедро заедая пирожными, практически не ощущая их вкус – магия снова изменила его, и он буквально цеплялся за последние крупицы вкусовых ощущений, балуя языковые рецепторы как мог.
В условиях времени, убывающего неопределенными темпами, таких моментов было немного. Приходилось совмещать с полезным… не столько себе, сколько миру.
Он не стал рисковать гостеприимством Виктора и навещать Валерию в их замке – даже после их разговора оставались острые углы, о которые оба могли значительным образом пораниться. Делать это на глазах у Валерии, и так пострадавшей от их эго – что Виктора, что Стефана – было пренебрежением самой девочки, а этого Стрэндж не хотел вовсе. Как-никак, он заботился о ней, она выросла у него на глазах, пусть это и было в другом мире, которого уже никто и не помнит. Ну, почти никто.
Стефан отправил ей письмо – обычное письмо в не менее обычном конверте с рукописной подписью «Для Валерии».

«Здравствуй, Валерия,
Надеюсь, ты в добром здравии. Твой отец говорил, что ты поправляешься, и я весьма рад этому. Хотел бы принести тебе искренние извинения за произошедшее, а еще – поблагодарить за то, что ты для меня сделала. Если ты не против, обе вещи желаю сделать лично. Буду ждать тебя по адресу, который прикладываю к письму, в 10 утра. Если не придешь, я все пойму.
И я рад, что ты здесь, Валерия. Надеюсь, у нас получится подружиться… снова.
С наилучшими пожеланиями, Шериф Стефан Стрэндж»

В последние дни он писал множество писем, но еще больше – читал. Так и сейчас, в ожидании лучшего, что мог создать Дум, он перечитывал письмо, которое отчасти и привело его туда, где он был. У него были весьма смутные идеи, как можно разрешить создавшуюся проблему, а еще – есть ли проблема в целом. Блейк Уизелл мог видеть беду там, где ее не было, ведь и правда – кто станет проверять школу, что превратилась из худшей в лучшую?
Стефан не понаслышке знал, какова была цена за столь стремительные положительные изменения. Возможно, сейчас школа Хейверсток выдавала великолепные результаты, но когда закончится идиллическое время, что станет? Какая беда выберется на поверхность? Это будет демон, инопланетянин, сокрытый оккультный паразит или что-то, с чем никто из земных героев не сможет справиться?
Даже если он не сможет – не успеет – разобраться, он должен изучить ее, чтобы передать после все нужное и важное тому, кто будет после. Было все труднее смириться с мыслью, что «после» может и не быть. Что «после» останется только сплошная череда незавершенных дел, которые никто не станет завершать, несмотря на все подготовительные работы.
Стефан отложил письмо на стол, взял чашку с кофе и сделал еще глоток, рассматривая стеклянные витрины и беспечно прогуливающихся людей.
Октябрь в Женеве был невероятно теплым.

Отредактировано Doctor Strange (17.12.2021 21:23)

+3

3

Подъем пораньше. Быстрый душ. Стакан воды. Зарядка. Контрастный душ.
И только после этого завтрак. Здоровый и полноценный.
После того, как Вэл на полную катушку ощутила, сколько жизненных сил выпивает из тела магия - она гораздо серьезнее отнеслась к тому, что отец говорил про необходимость держать свое тело в постоянном тонусе: “Чем сильнее твое тело, тем крепче оно будет против последствий практики мистических искусств”
Октябрь был все еще теплым, так что немного попозже можно спокойно потренироваться на улице с броней, уже собственной.
Валерия поела и убрала со стола, когда снизу раздалось нечто милое, но требовательное:
- Мяу!
- Еще? Шериф, ты скоро не пролезешь в дверь! Будешь вместе со мной бегать по беговой дорожке! - сказала Валерия, умиляясь и накладывая уже поевшему коту еще немного корма. Флеркены были явно прожорливее, чем обычные кошки, но ей казалось сомнительным утверждение Шерифа о “бездонных” желудках. Выглядело куда более вероятным, что система пищеварения стояла все же несколько особняком от странного “пространственного кармана” - растущий организм кота, конечно, не отказывался от добавок, но нельзя было сказать, что он сметал все, что видел на своем пути.
- Мурррк! - довольно отозвался Шериф, и в этом мурлыканье так и слышалось отчетливое: “Хорошего флеркена должно быть много”.
Убрав всю посуду от завтрака в посудомойку, Вэл обнаружила на столе конверт.
Нет, его наличие здесь ее совсем не удивило - она ведь сама была начинающим волшебником.
Удивила наглость, с которой кто-то посмел вот так вот телепортировать некий объект прямо в замок к самому Доктору Думу. Поступок либо очень глупый, либо до крайности смелый.
Она сделала пасс рукой, произнеся простенькое заклинание определения магии. Ничего серьезного не чувствовалось, только легкий “флер” телепортации. А если там было что-то могущественнее, то она бы все равно вряд ли смогла это определить.
Почерк она, конечно же, узнала сразу. Стрэндж, судя по их последней встрече, был явно не в себе, но вряд ли наложил бы на этот конверт и его содержимое что-то угрожающее ее жизни. Во-первых, агрессии в ее адрес он не проявлял, во-вторых безумие далеко не всегда делало человека тупым. Даже если Доктор Стрэндж захотел бы ей навредить - вряд ли он стал бы делать это так явно.
Более того, по некоторым признакам Валерия имела основания полагать, что отец мог с ним видеться. Она, конечно, никогда не спрашивала Виктора, куда он уходил - ей даже в голову такое не приходило. Она была ребенком, и это ей полагалось отчитываться куда и когда она ходит. Спрашивать же о таком главу семьи - просто невоспитанно. У взрослых свои дела, и детям не стоит совать в них носы.
А если и стоит, то по крайней мере так, чтобы взрослые этих любопытных носов не заметили.
Валерия прочла содержимое письма.
Искреннее начало. Короткий, лаконичный текст.
Деловой этикет и апелляция к старым связям, о которых у пишущего не осталось воспоминаний.
… Ему что-то нужно.
Сначала Валерия хотела смять письмо и выкинуть в мусорку, но допив заваренный чай и погладив Шерифа, который тоже закончил завтракать, она все же передумала.
В конце концов, можно понаблюдать за Стрэнджем и попробовать понять, что же такое у него с головой. Или поставить его в положение еще большего морального долга, что тоже может быть полезно.
Конечно же, на этот раз о своем полете на встречу со Стрэнджем Вэл отца предупредила.
“Я сделала выводы и буду осторожна. Я смогу рассчитать свои силы, пап”
Наверное, все-таки есть плюсы в том, чтобы создать ребенка, в котором ты можешь быть абсолютно уверен.

***
С учетом того, что броня на максимальных скоростях могла меньше чем за час долететь из Европы до Америки, то перелет из одной части Швейцарии до Женевы вообще напоминал скорее прыжок, нежели полет.
Рассчитав оптимальное место для приземления, чтобы как можно меньше людей обратили внимание на броню, Валерия оказалась в небольшом безлюдном переулке.
Броня скрылась, оставив девочку в одежде в стиле кэжуал - белые кроссовки, светлые джинсы, белый утепленный свитшот и легкая куртка.
Единственное, чем она могла бы привлечь к себе внимание - своим возрастом. Четверг - день учебный, и подросткам в 10 утра полагалось быть в школе.
Главное в таких ситуациях уверенно идти к своей цели. Не стесняться, не пытаться скрыться, не озираться по сторонам.
В конце концов бывает и так, что совершеннолетние люди выглядят совсем детьми.
Найти Шерифа Стрэнджа в указанном кафе, довольно симпатичном, но каком-то… не особо презентабельном, было несложно.
Валерия подошла к столику. Ни хостесс, ни официанта. Выставка картин, торговля какой-то бижутерией... Никаких лишних ушей.
Совершенно не то, к чему она привыкла в плане обслуживания.
Пирожные, впрочем, пахли вкусно и выглядели весьма симпатично.
- Доброе утро, Шериф. Вы как всегда внезапны, - сказала девочка, сев напротив Стрэнджа, - Как Ваше плечо? Нормально зажило?
Справедливо решив, что “извинения и благодарность за сделанное” вполне включают в себя кормление ребенка вкусностями, Валерия, не спрашивая разрешения, утащила с тарелки, стоявшей посередине стола, небольшое пирожное с внушительной шапкой из крема насыщенно-зеленого цвета.
- Кстати, Доктор Стрэндж, а Вы знали, что если извинения начинаются не с рафа с сиропом баблгам - то они не могут считаться искренними? - немного горделиво хмыкнула Вэл, но с оттенком зарождающегося миролюбия.
В конце концов, иногда можно позволить себе побыть наглой избалованной принцессой. Особенно с практически "крестным", который знает, что тебе на самом деле не 15 лет, а всего лишь 8. Особенно в те моменты, когда папа-король этого не видит.

+3

4

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Что, плечо? Какое плечо?
Стефан почти скосил взгляд на то плечо, о котором шла речь. Сколько с тех пор прошло дней? Ему казалось, что целая вечность, а за ним – еще вечность ранений, травм и всего того, что преследовало волшебника в его злоключениях.
- Терпимо, спасибо за беспокойство, Валерия, - так благодарят подчеркнуто вежливо, но Стрэндж говорил мягко – ровно в той тональности, что не скатывалась в панибратское и было далеко от холодности. – Вижу, твое самочувствие значительно улучшилось, я очень этому рад.
После рейдерского захвата несчастного пирожного, заказанного именно для маленькой гостьи, Стефан и сам пододвинул тарелку ближе к ней. Пусть она и дочь Дума, и гениальна не по годам, но ей, за этими слишком по-взрослому умными глазами скрывалась маленькая девочка, которой тоже бывало и страшно, и одиноко, и хотелось обнять маму.
Интересно, с Виктором они обнимаются, или даже с дочерью, которая превзошла все его чаяния, он держится на социальной дистанции?
- Кофеин и обилие сахара, - Стефан усмехнулся, приподняв чашку с кофе. – Все забываю, что ты еще пока в том возрасте, когда такое количество сахара расходуется на благое дело, а не становится причиной инсулиновой комы. Monsieur! Nous voulons faire l'ordre.
Подошедший официант лоснился от ухоженности и расцвета сил. С умилением молодого отца посмотрев на Валерию, он произнес:
- Que veut la jeune princesse et son père?
Рука Стрэнджа неосознанно вздрогнула – ему все еще тяжело было вспоминать и получать намеки от мироздания, что он теперь не совсем одинокий одиночка на пути одинокого одиночества.
Но объяснять официанту, что он не отец, а друг, было неуместно – его могли заподозрить в том, что оскорбит любого добропорядочного гражданина до глубины души. Потому он сдержанно улыбнулся и повторил «заказ» Валерии, но по-французски.
- Et ajoutez quelques meilleurs gâteaux.
Когда официант удалился, Стефан коснулся письма, которое снова и снова прокручивал в своей голове.
- Ты помнишь школу Мира Битв? – спросил он спокойно, но не глядя на Валерию. Конечно она помнила, ведь именно она ею руководила. Маленькая девочка была достойной для измерения верности Богу-Думу, а также для «устранения» тех, кто был не очень достоин и верен. – Наверное, это единственное учебное заведение, с которым ты ознакомилась в своей жизни. Не считая, правда, той каши, что тебе вложил в голову Санкторум, пытаясь оставить нас во временной петле.
Стефан поднял взгляд и грустно улыбнулся.
- Там жизнь выглядела куда… спокойнее, несмотря на все, что мы делали. Как ты осваиваешься в новом для тебя мире?

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:32)

+3

5

Операция по захвату военнопленного в ходе боевых действий по геноциду популяции кондитерских изделий была проведена максимально успешно. Противник не успел ничего заподозрить, так что вражеского диверсанта постигла печальная участь любого, на кого падал гневный взор кого-то из фон Думов - казнь. В данном случае посредством употребления в пищу.
Однако хитрый противник вызвал подкрепление. Требовалось собрать все внутренние резервы на борьбу.
- Я сильно похудела после того заклинания, - усмехнулась Вэл, - Надо вернуться к прежнему размеру одежды, не покупать же новую просто так. Издевательство над природой. Культура потребления, - щегольнула девочка новыми выученными в этом мире словами.
Она попыталась использовать тактику Герри - прятаться за детской непосредственностью. Признаться, это могло многих спугнуть, многим пудрило мозги.
Хотя совершенно не приходилось думать, что Стрэндж не просечет такую маскировку. Просто сейчас хотелось вести разговор немного иначе, не скатываясь в допросы и претензии. Перевести диалог в это русло всегда успеется.
Чтобы еще немного развеять серьезность беседы, Вэл решила задать вопрос, который реально возник в ее голове пару дней назад. Голове, которой все-таки было всего 8 лет. Она просто физически не могла себя заставить задать отцу этот вопрос - было страшно даже представить, какое выражение лица будет у Дума, если он услышит нечто подобное. От своего ребенка.
- Кстати, папа говорил мне, что тело надо содержать в прекрасной физической форме, чтобы легче переживать последствия заклинаний. В этом я убедилась на практике. Но если заклинаниям требуется много энергии, а излишек магия берет из человеческого тела - не лучше ли раскормить мага настолько, чтобы он безболезненно для себя преобразовывал в магическую энергию свой жир?
Пока Вэл слушала ответ, где-то на краю ее сознания мелькали другие мысли.
Стрэндж с трудом вспомнил про то ранение. Которое, вообще-то, чуть его не убило. Ради которого Вэл пожертвовала изрядным количеством своей энергии, с риском для жизни.
И ладно бы Стрэндж был бессовестным упырем вроде того же Барона Синистера - можно было бы списать на то, что он получил от человека, что хотел, и выкинул его на помойку.
Но Стрэндж не был таким. Он был хитрым старым козлом, если уж выражаться лексиконом низших социальных слоев. Но не был инфернальным ублюдком и законченным эгоистом.
Он действительно уже успел… просто забыть.
И от этого становилось совсем не по себе. До какой степени надо сойти с ума или до чего довести свою жизнь, чтобы так легко забывать подобное?
- Осваиваюсь? Нормально. Мы  с Герри навещали Тони в больнице, - Вэл сама не знала, зачем это сказала, - Наверное, мы сможем с ним подружиться. Честно говоря, наверное, этот мир… перспективнее, чем Мир Битв. Даже отец это понимает, хотя никогда не скажет вслух. Наверное, - Вэл отвела задумчивый взгляд куда-то в сторону. 
Может быть, стоило бы сказать что-то в духе: “я надеюсь, этот разговор останется между нами”, но смысла в этом не было. Они давно знали друг друга, и даже не помнящий этого Стрэндж судя по всему чувствовал это интуитивно. И оба были достаточно умны, чтобы понимать, какие вещи лучше оставить между собеседниками. А еще лучше - забыть их спустя пять минут после того, как они были услышаны.
Милый официант принес ее кофе. Отличный кофе. Почти не чувствуется кофейный вкус, зато много сливок и сладкого сиропа. Почти как молочный коктейль, только теплый и напитывающий энергией.
Насладившись прекрасным вкусом, Вэл посмотрела уже более серьезно. Без агрессии, но было понятно, что подвох в вопросе она почувствовала.
- Merci, - сказала девочка официанту с легким акцентом. Затем перевела взгляд на Стрэнджа, - А почему Вы спрашиваете про школу? И... Хм, раз Вы говорите про ту Школу, значит, Вы что-то вспомнили?
Или он вспомнил все?

Отредактировано Valeria von Doom (02.11.2021 20:06)

+3

6

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

- И решила за один раз вернуть все потерянное? – Стефан покачал головой, но все же не сдержал мягкой улыбки и внимательного взгляда.
Он мог бы спросить ее, что подразумевалось под этими напыщенными словосочетаниями конкретно ею, но не стал. Валерия так старательно ела пирожные, словно всем своим сердцем и умной головой понимала – по возвращении к отцу ее ждет что-то суровое. Диета, например.
Последующий вопрос лишь подтвердил его предчувствие – о чем-то таком, видимо, догадывалась и сама Валерия. Но все же…
В первые мгновения Стрэндж всерьез хотел рассмеяться. Вопрос того стоил, а еще – одухотворенное выражение лица Валерии, которая наверняка не менее серьезно обдумывала этот вопрос. В чем-то он был логичен, но в целом… становилось понятно, почему был задан ему, а не Виктору. Дум на такие вопросы не то, что не ответ – заставит тренироваться ее без сна и отдыха.
- Несмотря на то, что маг может черпать силу внутри себя, - все же с улыбкой начал ответ на вопрос, - само тело – посредственный источник. Преобразование жировой прослойки в энергию практически не даст нужного ресурса. Это почти как… пытаться воском растопить костер. Лучше стремиться к комфортному состоянию тела. А вот когда ты достигнешь своего «потолка» в манипуляции энергией… Тогда стоит подумать о смене методики.
Последнее звучало очень абстрактно и уклончиво, ведь не всем и каждому стоило рассказывать о настоящих изменениях, что происходят с телом при достижении уровня владения магией как у него. Земные волшебники потому и оставались земными, что манипулировали, по большей части, энергией Земли, обращаясь к божествам и духам этой планеты. А Стефан уже слишком давно расширил свои полномочия.
Слишком поздно это менять.
Валерия, как и Герри, рассказала о посещении Тони в больнице. Стефан почти улыбнулся единодушию детей в вопросе подобных признаний. Если у Джеральда он поинтересовался, то не думал, что Валерия решит навестить Старка, но вот ведь, решилась! Еще и вместе с напарником по несчастьям в Санкторуме. Если это не залог будущей крепкой дружбы, то… чего-то хорошего. О негативных вариантах думать не хотелось.
- И как Тони отреагировал на то, что вы знакомы? – обтекаемо поинтересовался тем, что они или удачно объяснили, извернувшись, или все-таки, как принято говорить у молодежи, «были приняты с поличным». – Должно быть, он удивился, что вы довольно неплохо… ладите.
Раз сама Валерия заговорила про дружбу, то, вероятно, ей Герри пришелся по душе. Вообще сложно придумать, кому парнишка мог не понравиться.
«Мордо. Вот кому уж точно никто не понравится».
- Еще и котами обзавелись. Кстати, как там Шериф?
Прозвучавшее почти сравнение этого мира с Миром Битв Стрэндж воспринял сдержанно, сделав очередной мелкий глоток кофе. Это не те слова, что можно сказать бывшему богу-создателю того мира, который они сейчас затрагивали, но как те, что были ближе других к нему, они понимали – тот мир был жесток, суров и полон отчаяния. А этот…
- У Виктора хорошо получилось, но не хватило всего одного, - он улыбнулся, - надежды. Может, в следующий раз…
Стефан никогда не исключал, что это повторится. Где одно, там другое. Война шла за войной, столкновение за столкновением. Некоторые вещи повторялись, сбывались, но в разных вариациях. Никогда не стоило отмахиваться от возможности, что мультивселенная не начнет схлопываться снова. Может, и не начнет… а, может, они гораздо ближе к этому, чем им всем казалось.
Официант принес заказ, в котором сахара хватило бы, чтобы убить маленькую армию инсулинозависимых, кивнул и был таков. Стефан задумчиво посмотрел на Валерию, задавшую вполне себе рациональный вопрос.
- Отчасти, - склонил голову набок. – Должно быть, ты не знаешь, но… Некоторое время назад я был заключен в Камне Времени – одном из Камней бесконечности. Это, скажем так, не слишком положительно сказалось на моей памяти и чувстве времени. Постепенно я восстанавливаю связи, но это довольно сложно при нынешних обстоятельствах, когда времени так... мало.
Стрэндж договорил как-то быстрее, чем планировал, ведь почти сболтнул лишнего. Времени было мало у него, а у окружающих – вся их жизнь. Что было по-настоящему важно, так это письмо, лежащее на столе.
- Я бы хотел, чтобы ты взглянула, - он пододвинул письмо к Валерии. – Что скажешь?

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+3

7

"Странный" Доктор как-то странно на нее смотрел. Точнее не странно, но с какой-то такой мягкой и задумчиво-заботливой улыбкой. Что бы это могло значить?
Хм, предположение было.
- Нет, не думайте так плохо о папе! Он меня прекрасно кормит, - засмеялась Вэл, одерживая разгромную победу над очередной мини-тарталеткой, - Но пока есть возможность поесть обалденных вкусняшек, которые не надо готовить - надо ею пользоваться. Кстати, спасибо за то, что показали это место. Очень вкусные пироженки.
Ответ на свой вопрос Вэл услышала. Да, что-то такое она и предполагала, а выражение лица Стрэнджа, пока он об этом рассуждал, только убедило ее, что не спрашивать о таком отца было абсолютно правильным решением.
- Да, понимаю. Я об этом уже прочитала. При достижении этого “потолка” волшебники начинают изгаляться кто во что горазд - контракты с древними сущностями, поглощение этих сущностей, артефакты и магия других вселенных… Вот папа и, видимо, в скором времени и Тони по его примеру дополняют свои магические знания технологиями.
Это был формат полурассуждения-полувопроса, как если бы студент общался с умным и знающим профессором, специалистом в узкой области.
Вопрос насчет Старка внимания Валерии особенно не привлек. В конце концов, она сама завела этот разговор.
- Честно говоря, я думала, что он удивится сильнее, - лаконично ответила она, не вдаваясь в подробности. Просто потому, что не сочла это важным, - А Шериф… О, прекрасно. Смотрите, какой он няшка! - Валерия воодушевленно достала телефон, и, как и пару дней назад, стала листать фотографии, демонстрируя теперь уже Стрэнджу всю невероятную красоту и очарование своего нового питомца, - Кстати, а как поживает Ваш черный котенок? Как Вы его назвали?
Шериф валяется в кровати. Шериф углядел рядом с замком какое-то мелкое животное и готов пуститься на охоту. Видео, где Шериф мурлыкает, пока рука Вэл чешет его за ушком. Одним словом, фотографий было очень много, и Вэл даже увлеклась, пока их демонстрировала.
Однако же на словах про “следующий раз” Вэл чуть не поперхнулась кофе. Она широко распахнула глаза, посмотрев на Стрэнджа. Ее переживания насчет Мира Битв все сильнее стихали. Все больше ее разум застилали эмоции и открытия, которые дарил этот простой и понятный мир. Который воспринимался уже почти как дом.
Осталось только вытащить маму и брата.
И тут… “В следующий раз”.
Восприми Вэл такую простую откровенность чуть сдержаннее, она бы уловила фатализм в голосе Стрэнджа. Однако, поскольку в этот момент ее мозг работал чуть менее рационально, она пришла не совсем к тому выводу, который подразумевался. Неверно истолковала спокойствие, с которым была сказана эта фраза. Часто такой принцип мышления, основанного на определенных логических цепочках с изрядной долей импровизации и домыслов, называли “женской логикой”:
- Подождите… То есть этот раз был уже… не первый? Раз Вы так спокойно об этом говорите.
Камень Времени.
Валерия мало слышала про Камни Бесконечности. Мельком пару раз зацепилась взглядом в магических книгах, усвоив лишь то, что это нечто крайне могущественное.
Крайне. Но было ли что-то удивительное в том, что тот, кто много лет был Верховным Чародеем, имел дело с такими артефактами?
- Мало времени? - практически интуитивно переспросила Валерия, уже начав пробегать глазами по тексту письма. Вопрос был скорее из разряда “поддержать разговор”, чем что-то, что ее реально обеспокоило.
Вероятно, немного позже она снова вспомнит про этот вопрос, и пожалеет о своей беспечности. Но это будет потом.
Вэл дочитала письмо и на пару минут задумалась, допивая кофе. И закусывая очередным сладким врагом талии.
Поразмыслив над прочитанным, собрав мысли в кучу, девочка ответила:
- Так не бывает. Я Вам как бывший директор ручаюсь. Я бы предположила гипноз или промывку мозгов. И раз это письмо у Вас и именно Вы его со мной обсуждаете, то, вероятно, Вы предполагаете, что здесь замешана магия. И ее источник по всей видимости довольно могущественен, раз Вы не можете просто прийти в эту школу и разнести то, что накладывает этот гипноз к чертовой матери, а пришли просить помощи и консультации у подростка.
Вэл говорила это, и чем больше она рассуждала, тем больше кусочков пазла вставали на свои места. Этот вопрос про то, что, наверное, она и не училась в обычных школах… Валерия подняла глаза на Доктора Стрэнджа:
- Вы хотите, чтобы я отправилась туда в качестве ученика.
Это не было вопросом. Это была констатация.

+3

8

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Фотографий кота у Валерии оказывается неожиданно много. Стефан даже немного пожалел, что задал вопрос, но смиренно и внимательно рассмотрел все, что ему было продемонстрировано. Ведь это так важно для юных умов – делиться чем-то с тем, кому и правда интересно.
Ему интересно, но не в таких же количествах!
- Я подарил его… одной хорошей… подруге, - уклончиво ответил, сдержанно улыбнувшись. – Ей нравится все… экзотическое.
Тема котов оказалась вроде как исчерпанной, но что-то подсказывало – Валерия вполне может к ней вернуться. Поэтому разговор об апокалипсисах и новых мирах показалась достойной и своевременной сменой декораций.
И теперь уже Стефан отвечал серьезно, почти скучающе. Разве что взгляд отводил, чтобы не было понятно, по крайней мере, сразу – эти слова даются ему нелегко.
- Концы света имеют свойство случаться. А герои имеют обычай их отменять. Лишь единицы помнят те апокалипсисы, что случились… или были предотвращены. Не стоит этим забивать себе голову, Валерия.
Звучало как «тебе еще многое предстоит узнать, не нужно задумываться о наивысшей точке всякого исхода в самом начале пути».
И все же для Валерии это было не столько «начало», сколько новый трамплин. В отличие от многих детей – обычных детей, что немаловажно – ей досталась непростая судьба, даже сказать, тяжелейшая из всех возможных. Быть ребенком бога-создателя, нести бремя ответственности и достоинства, исполнять приказы отца и решать чужие судьбы… и все еще оставаться ребенком, где-то там, под слоем взрослой проницательности.
Отчасти поэтому он и позвал ее, ведь знал – кто, как не бывший директор той самой школы из Мира Битв, поймет его сомнения. Как знал, что Валерия сделает верные выводы, придет к тому же знаменателю, что и он. И будет понимать, что у всей этой ситуации есть ограничения, которые она и озвучила.
Почти все.
- Не совсем так, Валерия. Я могу прийти туда, но все же я – взрослый, и я не могу увидеть всей картины. Я уже сталкивался с подобным, но тогда все было очевидно – демон заманивал детей в свое измерение, чтобы создать портал в наш мир и вторгнуться в это измерение, но здесь… Это может быть приготовлением. А, может, вербовкой. Или… чем-то еще, о чем я не подумал.
Стефан выглядел еще более уставшим, чем раньше. Но всего на мгновение – словно собрал себя, взял в руки, запретил раскисать и демонстрировать Валерии ту часть себя, которая была утомлена и практически исчерпала силы.
- Монстры на то и монстры – они умело заметают следы, иначе и не были бы монстрами, - Стрэндж посмотрел на девушку, улыбнувшись. – И пусть я не Верховный волшебник, люди все еще обращаются ко мне за помощью. А я обращаюсь за помощью к тебе, Валерия. Потому что верю, что ты, как бывший директор, быстрее всех определишь, в чем проблема успеха этой школы.
А еще ему нужна пара лишних рук, что способны дать магический отпор.
- Кстати, Джеральд будет рад тебя видеть, - мягкая улыбка. – Он присмотрит за тобой, если…
«Со мной что-то случится».
- … тебя попытаются отчислить за дерзость учителям.
Намек на временную петлю в карманной реальности Санкторума было так себе решением, но Стефан попросту не удержался.

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+3

9

Подарил одной даме? Эх, Шериф так и не уяснил одну простую вещь - не люди выбирают кошек. Кошки выбирают людей. Если тот котенок выбрал именно Стрэнджа - он может временно пожить у кого-то еще. Но Стрэндж от него не скроется.
Остается лишь надеяться, что выбрал он не его.
Гораздо больше Вэл заинтересовало несколько иное. Подруге, значит? Такое часто говорят о возлюбленных.
Невежливо, конечно, такое спрашивать… Но… Ведь так интересно! И человек все-таки не чужой, она имеет право быть обеспокоена его личной жизнью! И тем, какая женщина станет когда-нибудь его женой. Так что если спросить аккуратно, замаскировав под расслабленный диалог в духе “ааа, я все понял”, то пока родители не видят - можно и поинтересоваться. Впрочем, почему “замаскировав”? Все так и было.
- Подруги? В смысле, у вашей девушки? М, понимаю, в этом мире в нынешнее время среднестатистические люди в развитых странах часто съезжаются в одну квартиру, не заключая брак. У нее же белые волосы, да? - как можно невиннее поинтересовалась Вэл, припомнив шуточки Алистера и Антона в Санкторуме и неверно сопоставив два и два.
Разговор о концах света с одной стороны был интересен. Поучителен. Познавателен. Значит, ее мир такой не первый и не последний.
С другой стороны в глазах Валерии возникла совершенно нескрываемая тоска, и все тяжелые размышления были видны на ее лице со стороны.
Интересно, много ли Вселенных погибало и рождалось заново в таких апокалипсисах? Сколько детей не родилось, точнее просто исчезло, которые получались у родителей, которые никогда не встретились бы в этом “основном” мире?
Валерия обдумывала каждое слово Стрэнджа и в ответ подняла глаза на старого… друга и в каком-то смысле “дядюшку”, спросив не по-детски серьезно:
- И причиной скольких таких апокалипсисов был... папа? - вопрос дался ей с трудом, но был скорее риторическим. Она не очень хотела знать на него ответ. В отличии от следующего вопроса, - Интересно, а что скажет “местная” Сьюзан Шторм, если меня встретит? И… другая… хм... Валерия...
Даже скорее “когда”.
Хорошо, что Стрэндж перевел разговор на школу. Вэл мгновенно переключилась на характерный деловой тон. Темная пелена с ее лица сошла на нет, как будто ее и не было. Что может быть лучше, чем сконцентрироваться на работе, на деле, чтобы развеять грусть и печаль?
- Расскажите про того демона. Мог ли вернуться тот же самый экземпляр? Судя по словам Тианон, с ней Вы уже встречались, значит, и другие прежние враги теоретически могут вернуться, разве нет? Может быть, это тот же демон, но изменивший методы?
Валерия постучала пальцами по столу, активировав свой могучий мозг на работу, а не на раскисание и уныние.
- Вообще, сколько у нас времени? Может быть, изучить книги в Санкторуме и попробовать выяснить, для какой сущности будут характерны такие методы? Работа с детьми? Ориентированность на приведение к успеху некоей социальной группы?
А вот предположение про отчисление Валерию немного развеселило, вызвав у нее улыбку. Ооо, Стрэндж, кажется, помнил не все. Или думал о ней хуже, чем все было на самом деле.
Как же так, Шериф, как вы могли такое подумать?
- МЕНЯ? Отчислят? За дерзость? - Валерия хмыкнула, вздернув носик, - Доктор Стрэндж, никогда не говорите такого при папе. Он обидится на Вас за то, что Вы сочли, что он слишком плохо воспитал свою дочь. А когда папа обижается… Ну сами знаете. Я умею вести себя в обществе. И знаю, как стоит вести себя в школе, чтобы не было проблем. По крайней мере, с учителями. Но я все равно буду рада видеть Герри.
Вдвоем ведь гораздо надежнее отправляться на встречу опасностям! А рядом со Стрэнджем, судя по всему, везде опасно.

+3

10

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Благие Вишанти, да как же сложно это объяснить.
Стефан почти был готов прикрыть лицо случайно телепортированным с ближайшего газетного прилавка журналом, чтобы не отвечать на вопрос о «подруге». Это все было для него несколько неловко, потому как он сам не разобрался во всем происходящем.
А происходящее все больше напоминало фарс, и меньше всего ему хотелось обидеть Ороро, которой не раз пришлось пройти через тернии сложных отношений с не менее сложными мужчинами. Нужен ли ей еще один? О себе Стефан во всем этом вновь думал в последнюю очередь, ведь его участь уже немного предрешена – совсем скоро у Мефисто закончится терпение, и он явится за своим клейменным призом.
Стрэндж потер запястье дрогнувшей руки.
- Да, - очень сухо ответил, тем не менее, вежливо улыбнувшись. – Белые.
Совпадения в мелочах делали всю ситуацию еще хуже, чем она могла выглядеть, и Стефан крайне не хотел дальше развивать эту тему. Все же эта тема была более личной, чем он считал раньше. А еще она была… сложной, запутанной и, разумеется, странной. Особенно как тема для разговора с Валерией, которая в некоторых вещах все еще была ребенком.
И это была не та нота, с которой следовало продолжать диалог. О концах света с той, чей мир обрушился отчасти по его вине – тоже. Но Валерия закономерно ухватилась за это, продолжая задавать вопросы, что обычно задавали взрослые… и очень поздно. Проницательность досталась ей, похоже, от матери.
- Ровно тоже, что сказала бы и твоя мама, - с грустью ответил Стефан, поправляя чашку, поставленную на тарелку. – А Валерия… как ты сама на кого-то, кто был бы столь похожим.
Он старался отвечать обтекаемо, не касаясь острых углов, чтобы не обидеть и не оскорбить ее. Это было довольно трудно, когда все как бы намекало, что Виктор не то, чтобы добавил сильно много от себя, создавая свою версию идеальной семьи. У него был пример перед глазами, и он не постеснялся его примерить на себя.
А Валерии – той Валерии, что плоть от плоти его, приходилось жить с тем, что сотворил ее отец.
Надо сказать, держалась она достойно.
И понимала, что некоторые темы слишком тяжелы и непросты. Возможно, в будущем они снова поговорят обо всем этом. Возможно, Стефан придумает, как помочь ее матери и брату, что все еще были где-то там, в уголке относительной безопасности.
Но сейчас беды пришли на порог и, чтобы было, кому спасать и куда вызволять, требовалось сосредоточиться на более близких проблемах.
Перед ответом Стрэндж немного помолчал, собираясь с мыслями, духом и всем тем, что требовалось для этого самого ответа. Все было не так просто… впрочем, когда было иначе.
- Маловероятно, но всегда остается такая возможность. Сущности подобной силы могут вернуться, если сложатся факторы. Тианон… уже вряд ли вернется, но я не исключаю такой вероятности. А тот демон был из другой реальности, похожей на Темное измерение, зеркального двойника нашей реальности. Сначала он подчинил себе разумы всех живых существ, а после поглотил их. Когда ему стало мало, он потянулся к другим реальностям. Из-за того, что мир снов довольно… тонкая материя, демон смог прикоснуться к сознаниям спящих. Дети оказались уязвимее всего, из-за чего они и стали его жертвами.
Стефан задумался – все же Валерия сделала верное предположение о том, что это мог быть кто-то из старых врагов. Они не дремлют, а после вторжения Тианон наверняка поняли, что Верховный не совсем тот, который прежде щелкал их по носам.
- Не думаю, что это он. Демоны чаще всего предпочитают грубую силу, действовать напролом. Этот был хитрее, но даже его сил хватало на захват разума, а не контроль. Подобными экспериментами мог бы грешить Мефисто, но… у меня есть все основания полагать, что ему сейчас есть, чем заняться.
Инспектировать грехи двух миллионов мутантов и одного конкретного Стефана Стрэнджа, чтобы запытать его до безумия и чего-то, что может быть хуже смерти.
- Санкторум теперь полностью под контролем Тони, а из-за нападения Тианон я попросил Святая Святых усилить защиту и не пускать посторонних, - Стефан виновато улыбнулся. – К сожалению, мы с тобой тоже входим в этот список. Тревожить Тони пока что не хотелось бы – не думаю, что имеем дело с чем-то настолько кровожадным или всемогущим. Пока больше похоже на… подобие коллективного разума.
«Что-то вроде муравьев».
Но это было предположение, основанное на письме. А кроме письма оставался еще собственный опыт, который исчислялся тысячами ситуаций, в которых было замешано немыслимое количество сущностей, рас и всех прочих, кто хотел вторгнуться в эту реальность, на эту планету или в живущих здесь людей.
- Нужно понаблюдать не извне, а изнутри. Это вряд ли новое вторжение скруллов, хоть и есть схожие паттерны, но слишком уж… заметно. Скруллы действовали более осмотрительно. До определенного момента.
Он снова потер запястье. Затем отодвинул рукав рубашки и посмотрел на часы.
- Предполагалось, что уже через полчаса мы будем на месте, - он мягко улыбнулся. – О, не волнуйся, я никогда не скажу ничего подобного при твоем отце. Он воспитал прекрасную дочь, с которой мало какой взрослый сравнится. Но все же Виктору не стоит знать обо всем, что происходит вне его брони и замка. Поэтому можешь дерзить, если вздумается или придется – в этой школе мы не задержимся.
Договаривая последние слова, он достал из кармана черный тонкий портмоне и отсчитал деньги за кофе, капуччино и пирожные. Затем остановился, поднял взгляд на девушку.
- Хочешь что-то еще заказать? На дорожку. Джеральд тоже любит сладости.

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+3

11

Покраснел! Он покраснел!
Валерия могла поклясться, что хладнокровный, всегда собранный, до глубины души фаталистичный Шериф Стефан Стрэндж покраснел.
Возможно, хотел даже убежать куда-нибудь подальше, провалиться под землю.
Значит, точно девушка. Ну или как минимум та, кого он бы хотел видеть своей девушкой. Интересно, а она красивая? А она тоже волшебница?
В голове копошились тысячи вопросов, но Вэл была искренне рада, что человек, который в Мире Битв казался ей лишенным романтики старым сухарем, все-таки не такой. Он тоже человек с человеческими чувствами.
Поэтому, как воспитанная девочка, как настоящая принцесса, Вэл решила не продолжать расспросы, как бы ни хотелось это сделать. Стрэндж явно дал понять, что эта тема ему неприятна и не очень уместна сейчас. И судя по его последней реакции - отношения с этой женщиной были несколько… сложнее, чем показалось на первый взгляд по резкому покраснению Шерифа от пяток до макушки.
Ответ же про семью… Он расстроил Валерию.
Мама - допустим… Но… Местная Сью же не стала спать с Доктором Думом, правда? Она же встречалась и сражалась с ним много раз, видела всю его мощь, суровость, мужественность и решительность, но все равно не влюбилась, хотя было столько возможностей. А по некоторым сведениям из интернета - хорошо если не ненавидела и его, и все, что с ним связано.
А Валерия Ричардс… Когда Вэл об этом подумала, то так сильно сжала стеклянный коктейльный бокал с кофе, что он чуть не лопнул в руках - она остановила себя в последний момент. И не удержалась от дополнительного вопроса. Она, наверное, лопнула бы, если его не задала.
Очень невесело и даже немного не по-детски зловеще усмехнувшись, но с оттенком какой-то потерянности и тоски, она спросила Стрэнджа, посмотрев ему прямо в глаза, чтобы у него не было искушений врать.
- Как я? В самом деле? Она бы тоже первым делом подумала, что оптимальный вариант - это убить того, кто на тебя так похож, потому что он сможет использовать внешнее сходство в своих целях? Она бы тоже сгорала от… ревности?
Вэл сама от себя не ожидала, с какой злобой произнесла последнюю фразу. Внезапно оказалось, что признаться самой себе в этом чувстве было неожиданно легко - словно камень упал с плеч. С другой стороны, на них тут же лег другой - не хотелось, чтобы кто-то, даже такой близкий человек как Стрэндж знал о ее… слабостях. Но теперь знал.
Слабости непозволительны для Думов. Для кого угодно, но не для нее.
И все же... Даже Стрэндж видел то же самое. Даже он видел то, что видел тот бородатый мужик, Рид Ричардс. Даже он все еще видел в ней просто клон. Видел внешнюю оболочку, внешнее сходство.
Пока что, кажется, только Тони различал ее с “оригиналом”. Неожиданно осторожность и неловкость Тони в разговоре с ней стали даже… приятны. Раз он был осторожен, значит он видел в ней другую личность. Он видел в ней младшенького Дума, а не Валерию Ричардс.
Надо было переключиться, что Валерия и сделала сосредоточившись на впитывании информации.
Блин! Никакого временного люфта. Ну кто так делает - экспромтом, нахрапом? Кто так подходит к решению вопросов? Без планирования, без сопоставления фактов, без расследования?
Впрочем, понятно кто. Шериф Стефан Стрэндж. Возможно, именно за эти качества отец его в свое время так возвысил. И убил тоже за них же.
- А есть какие-то сущности из других измерений, которые похожи… На коллективный разум? Может быть, инфернальная пчела со своим ульем? Можете кого-то вспомнить? Может быть, этим студентам подсаживают в мозг какие-то магические “личинки”? Но зачем? Тогда эта сущность должна иметь какие-то виды на эту вселенную, потому что делать такое в рамках одной лишь школы не очень продуктивно.  Вообще, стоит подумать, почему именно школа? Это может и не иметь значения, но почему, скажем, не корпорация?
Вопросы по большей части были риторическими, больше похожими на рассуждения вслух.
Впрочем, еще над одним аспектом Валерия все же подумала:
- И какая у нас легенда? Вы что-то придумали, или будем изобретать на ходу? Лучше продумать заранее что-то, не вызывающее подозрений. Вы - дядюшка, на которого братья бросили своих детей, и который решил пристроить их в хорошую школу?
Валерия поразмыслила над последним замечанием Стрэнджа и сказала:
- Да, то что будет Герри - это отлично. Давайте возьмем ему пончики. С кремом! И с джемом! Ему наверняка понравятся, да и ему надо подкрепиться перед делом, с паучьим-то аппетитом, - напоминание о новом приятеле заставило девочку улыбнуться. Да, вдвоем лезть в школу, которая могла быть вся целиком одержима некоей Хтонью, казалось куда безопаснее, чем в одиночку.

+3

12

Совместно с Валерией.

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Плохо быть тем, кто понимал чужие эмоции. Прожив часть сознательной жизни в глухом куполе из цинизма и прагматичности, Стефан через тернии познавал все градации чужих душ, чувств и эмоций. И сейчас, глядя на то, как изменилось выражение лица, как потемнел взгляд Валерии, Стрэндж как никогда остро ощутил, как же сильно он ее задел и как больно ей от этого было.
Может, не именно из-за его слов, а из-за… всего. Ведь она умная девочка – умнее многих взрослых, и могла сделать соответствующие выводы, что вертелись у многих на уме и языке. Это преследовало ее, а он, обдумывая проблемы мистического, паранормального и оккультного характеров, упустил из виду, что кому-то нужна поддержка совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки.
А он вместо руки дал пощечину.
- От ревности? – спокойно, пусть и с неприятным осадком ощущения собственной ошибки повторил он, все же остановившись на моменте – том самом, который мог не только внести разлад в их начавшие теплеть отношения, а… во все. – К кому? Валерия, ты выросла на моих глазах. Ты мне куда роднее и ближе дочери Ричардсов.
Это прозвучало куда теплее, чем он планировал, потому Стефан кашлянул в кулак, как запрятывая это все глубже. От него ждут не эмоций, а дельных советов и слов поддержки… всегда, даже когда это последнее и меньшее, что он может дать.
- Я не знаю, чтобы подумала Сью или Валерия, но я знаю, что ты – лучше, чем думаешь и говоришь. Ты – дочь своего отца, и все же ты – лучшее, что он сделал. Как для себя, так и для мира. Считай я иначе, разве бы я обратился к тебе? Тем более, за помощью. Особенно после того, что уже случилось… по моей вине.

Это было неожиданно приятно услышать. Пожалуй, Стрэндж зря постарался скрыть эмоции и теплоту в голосе. Хотя Валерия достаточно хорошо его знала, чтобы это почувствовать.
Она невесело усмехнулась, но, похоже, слова Стрэнджа все-таки оказали нужный эффект поддержки, потому что та самая глубочайшая черная тоска исчезла из глаз девочки, оставив лишь тень грусти.
- Вы похожи на папу больше, чем думаете.  Дело не всегда только лишь в... вас. Но мне безусловно приятно было это услышать, правда, - сказала она, - Вы, пожалуй, один из очень немногих, кого я могу назвать «другом семьи».

Получить очередное подтверждение, что он – эгоцентрик, было так себе, но зато Валерия перестала выглядеть чернее тучи. Ради этого он был готов даже не возмущаться насчет собственного эго. Оно все равно большое и лезает в любой диалог куда быстрее него самого.
- Видимо, поэтому мы еще не убили друг друга, - с грустной улыбкой пошутил Стрэндж. – По крайней мере, в этом мире счетчик убийств обнулен, в чем Виктору очень повезло.
«И я не злопамятный. В общем и целом».
- Я рад и очень ценю это, Валерия, - добавил он, помедлив. – И сделаю все, что будет в моих силах, чтобы помочь тебе и твоей семье. К сожалению, пока что у меня нет ни времени, ни возможности сделать что-то для твоей мамы и брата, но я помню об этом. А ты помни о том, что значишь куда больше, чем может казаться. Людям порой не хватает смелости сказать очень простые, но очень важные вещи.

Он или не понял в чем дело, или не хотел. И Вэл не знала, что хуже.
Однако, она уже начала говорить. Сказал А, говори и Б.
Последние слова Стефана она услышала. Но сделала вид, что проигнорировала, потому что то, что давно вертелось на языке надо было с кем-то обсудить. С кем-то, кто знал и ее, и, главное, отца.
- Я... я просто не могу понять зачем. Наверное. У папы ведь был целый новый мир. Он мог сделать все по-своему. Свою идеальную семью. Я понимаю, что все могло вот так совпасть, но...

Разговор был таким же тяжелым, как и груз, лежащий на плечах Валерии. Смел ли он сказать ей правду, о которой все думали, но молчали? Что Виктор хотел то, чем владел Рид, но по-своему? Пожалуй, не ему об этом говорить. Это не его ноша и не его тайна, не его выбор.
Но именно ему держать ответ.
- Я не оправдываю Виктора, - сразу заметил он, вздохнув, - но, когда столкнулись две реальности, у нас было мало времени. Всего за мгновение ему требовалось создать целый мир… и он смог. Не идеальный, и все же. У него было не так много счастливых моментов и воспоминаний, и его представления о любви существенно отличаются от… общепринятых. Ты и сама знаешь.
Стефан качнул головой.
- Он схватился за призрак воспоминаний, но создал то, что стало откровением… думаю, даже для него. При всех своих благодетелях и сильных сторонах, Виктор все еще человек, со своими слабостями. Надеюсь, когда-нибудь вы сможете поговорить с ним так же откровенно, как сейчас со мной. И когда-нибудь он объяснит свои поступки и решения. А ты его когда-нибудь простишь.

- Счастливых воспоминаний? Но ведь эта Сьюзан и ее дети - его враги? И всегда ими были. Самыми главными и непримиримыми, вслед за этим... Ридом. Или... я чего-то не знаю? - Валерия чуть заметно сощурила глаза.
Если там была какая-то история неудачной любви со Сьюзан - это можно было понять. Но... зачем копировать детей другого мужчины? Тут должно было быть что-то сильнее ревности и зависти. Некий оттенок... тоски?
- И... Прощать-то папу не за что, потому что винить не в чем. Не мне, по крайней мере. В любом случае, я обязана ему жизнью. Папа - это папа, и я все равно его люблю, - вздохнула Валерия, - Я просто не хочу быть второй «Валерией Ричардс».

На подобное заявление Стефан удивленно приподнял брови и замолчал на пару долгих мгновений. Не от выбора между едким сарказмом и жестокой истиной, а от совершенно банального «вот это новости».
Валерия была свято уверена, что ее отец исключительно враждует с Ричардсами во всем составе, и Виктор, похоже, не стал развеивать это убеждение. Может, у них не было возможности об этом поговорить. Может, разговоры по душам не были приоритетной темой в семье Думов.
- Ты и не будешь, ведь ты – Валерия фон Дум, - напомнил он, все-таки обретя назад способность говорить. – И я… не знаю, как об этом сказать тебе, Валерия…
«Потому что говорить об этом должен твой отец».
- … ни Сьюзан, ни Рид, ни их дети не враги Виктору в абсолютном значении. Их и правда многое связывает, и многое из этого – не дружба, но… у них были разногласия, и они действовали исходя из своих интересов и особенностей характеров…
Все это звучало как оправдание сразу всех. Стефан замолчал, потрогал чашку с остывшим кофе.
- Твой отец – крестный Валерии Ричардс, - чуть тише произнес, уже смирившись, что это вполне вероятно перевернет некоторые представления девочки об отце. – Беременность Сьюзан протекала с осложнениями, и Виктор помог Валерии появиться на свет.
«Как ты понимаешь, такую помощь не оказывают непримиримому врагу».
Но этого можно было и не говорить.

Валерия выдала примерно такую реакцию, какую можно было ожидать.
Она похлопала своими длинными светлыми ресницами, приоткрыла рот от удивления, но совладала с собой и быстро его закрыла, ограничившись коротким:
- А... Гм... Понятно... Да, это многое... объясняет.
Да это объясняло вообще почти все! Тут Валерия перехитрила сама себя. Это для нее Рид Ричардс и все, что с ним связано, был абсолютным врагом. Не факт, что для отца все было также. По крайней мере, не на все сто процентов.

«Вот и поговорили».
Стефан помолчал еще немного, затем допил кофе и кашлянул в кулак.
- Кхм, пожалуй, мы немного опаздываем… ах да, легенда, - сказал, даже не взглянув на часы снова. – Я решил, что лучше не связывать нас между собой – так вы с Джеральдом будете в большей безопасности.
«Условно говоря».
- Я выступлю в качестве учителя биологии, вы с Джеральдом – как ученики по обмену с Бруклинским колледжем. Выяснилось, что к ним как раз перевели несколько учеников накануне, и я организовал два дополнительных места. Ваши документы уже приняты и одобрены директором, а начнете вы знакомство со школой со встречи с директором и классным куратором.
Стефан добавил к предыдущим денежным купюрам еще несколько, подумав, что сейчас-то, на фоне вскрывшихся тайн думского двора Валерия вполне способна купить пончики с кремом, джемом и чем-нибудь еще не только для Герри.
И винить ее в этом он не мог.
Сам ушел в запой, когда все… навалилось. И совершенно этим не гордился.
- Monsieur! – вновь позвал официанта и коротко передал ему заказ. – Merci.
Пока они ждали заказ, Стефан решил поведать немного и о том, о чем Валерия больше рассуждала, нежели всерьез задавала вопросы. После тяжелых разговоров о родственниках, друзьях и врагах нет ничего лучше, чем поговорить о потенциально смертельной угрозе всей планете.
- Что касается сущностей из других измерений… - Стефан задумчиво потер висок. – Эффект не похож на пожирателей душ, самых частых существ – они присасываются к выбранной жертве и медленно ее истощают. Инфернальных пчел я вывел благовониями еще в семидесятых – их матка погибла по естественным причинам, пусть я пытался найти им подходящее место для обитания. Магические личинки? Вполне возможно, но все паразиты подобного рода привычны истощать и убивать, а не улучшать носителя. Это… редкость.
Звучало почти как исследовательский интерес, помноженный на искренне любопытство – Стефан, за свою относительно долгую жизнь, сталкивался со многими трудностями и сущностями, и удивить его было ох как непросто. Но порой мирозданию удавалось, и такие моменты он ценил особенно.
- Votre boisson, monsieur.
Наконец принесли заказанные и пончики, и еще несколько пирожных для Валерии. Стефан вновь поблагодарил учтивого официанта, взял коробки и поднялся со стула.
- Итак, Валерия, - Стрэндж бегло прочертил по воздуху несколько магических рун, которые вмиг открыли портал, - ты уже проходила с отцом порталы? Пожалуй, многие маги брезгуют этой магией, потому как не могут освоить основной принцип - переноса частиц. Одно неверное движение и в итоге можно лишиться чего-нибудь в процессе телепортации...
Портал вел к небольшой гостинице Holiday Inn Express London, в которой Стефан разместил Джеральда незадолго до встречи с Валерией. Он учел проблемы юноши с транспортировкой – при всех паучьих наследственных способностях, перемещаться между двумя материками он не мог физически. А раз вчера у них случилось приключение, то Стрэндж снял ему номер и дал возможность как следует выспаться.
- День добрый, мисс, - вежливо поприветствовав администратора, Стефан огляделся. – Не могли бы вы позвонить в седьмой номер и сообщить, что его ожидают?
Администратор сначала улыбнулась, а потом с недоумением посмотрела на Стрэнджа, на коробки в его руках, на Валерию.
- Простите, но… кто?
- Друзья, - Стефан улыбнулся и, не став уточнять, направился в сторону диванов. – О, Валерия, держи. Ведь ты заказывала для него, будет уместно, если ты и поприветствуешь. Мы с ним расстались не так давно.

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+3

13

“Расколоть” мистера Стрэнджа Герри не удалось, как бы он ни старался. Вопросы о том, почему он оказался в отеле посреди Лондона, а не, например, в Башне, остались без ответа, и все попытки провалились с треском.
Поняв, что он ничего все равно не узнает, а маг очевидно разошелся и собрался готовить следующую головокружительную миссию или экскурсию, Герри счел за лучшее поспать, предварительно успев принять душ.
И проснулся он уже с достаточно четким пониманием того, что ему предстоит нечто в духе приключений от мистера Стрэнджа. Санкторум, затем Шестое измерение с Пожирателями Душ… А дальше что будет? Это интересовало его не меньше того, как он будет объясняться с мамой и отчимом, ставя их в известность, что он ненароком угодил еще сразу в ДВА дела.
Герри делает глубокий вдох и медленный выдох, надеясь, что Пятница не забыла передать его сообщение о том, что дома ночевать он не будет. Правда, несмотря на его попытку никого не испугать, разговор об этом явно будет серьезный.
Ожидание и попытки представить собственное будущее, когда он вернется домой, делают свое дело. И Герри, в конце концов, приводит в порядок не только себя, но и номер, который, в общем-то, и не требовалось убирать. И так все было чисто. Но так он, по крайней мере, сумел занять себя чем-нибудь.
Он облегченно радуется, когда в номере звонит телефон, и администратор с приятным голосом уведомляет его о прибытии друзей, что в свою очередь заставляет его вздернуть недоуменно бровь.
Во-первых, почему во множественном количестве, а во-вторых почему мистер Стрэндж не вернулся обратно при помощи того же портала.
Но все вопросы потом.
Герри быстро надевает коммуникатор на свою руку. Если уж влипать, то в полной боевой готовности. Вчера выдалось то еще приключение, и надеяться на то, что сегодня будет иначе, рассчитывать странно. Да и этого не особенно хочется — что в первый раз, что во второй получилось крайне увлекательно. И еще дико опасно. Хорошо, что мистер Стрэндж был рядом. Без него резко перестало бы быть весело.
Он открывает дверь и от удивления широко раскрывает глаза так, что те становятся круглыми.
— Вэл?! — он переводит изумленный взгляд на мистера Стрэнджа, стоявшего рядом, и отходит на шаг, пропуская их в номер. — Рад тебя видеть!
Так, ну что ж… В компании подруги отправляться на некую миссию, о которой вчера загадочно молчал волшебник, будет гораздо приятнее. Герри даже напрочь забывает о собственных переживаниях касательно того, как воспримут его “приключенческий загул” дома. Ну, открутят уши… Он это переживет потом, когда настанет время.
— Доброе утро, мистер Стрэндж, — с улыбкой приветствует мужчину, наклонив голову вбок. — Вы хоть успели отдохнуть после вчерашнего или того краткого сна на неудобном диване вам хватило? Надеюсь, что вы отдыхали, а не брали пример с Тони.
Герри при этом смеется и усмиряет свое желание расспросить их обоих обо всем и сразу, но решает, что лучше будет подождать, и терпеливо переводит взгляд с Валерии на мистера Стрэнджа и обратно. Пришли-то они явно не только для того, чтобы принести коробки, от которых просто восхитительно пахнет.
Будет, определенно, что-то магическое.

+4

14

Нет, что бы там ни думал Стрэндж, “запить” или “заесть” стресс Валерии не особенно хотелось. Пирожные она скорее взяла на автомате - Стрэндж ведь уже за них заплатил.
Знание даровало успокоение. Когда ты примерно понимаешь, почему кто-то что-то сделал - простить и забыть обиду, сгладить недопонимание гораздо проще.
Крестница. Все ясно. Значит, она была права. Создать копию чужой дочери - это, пожалуй, то от чего действительно веет тоской.
Но надо сконцентрироваться на другой задаче.
- А если это, чтобы это ни было, и не ставит целью высосать носителя до конца? Если это не паразит, а… хм... симбиот? Подобные сущности встречались в Вашей практике?
“Одно неверное движение и в итоге можно лишиться чего-нибудь в процессе телепортации…”
Что ж, это было очень обнадеживающе. Сразу настраивало на нужный лад, придавало нацеленности на победу!
Она хотела уже, было, ответить, что порталы достаточно сложны и требуют более мощной магии. А быстро перемещаться Вэл все равно могла с помощью доспеха. Было много других базовых вещей, которые требовалось выучить сначала, прежде чем лезть в такую серьезную и опасную сферу. Вэл также хотела хмыкнуть и добавить, что она рассчитывает на то, что Стрэндж за пять тысяч лет в достаточной степени овладел искусством телепортации, чтобы не разметать их жалкие останки по всей Галактике.
Однако все эти вопросы отпали, и Вэл спросила нечто совсем иное, чуть округлив глаза:
- Вы вот прямо так телепортируетесь посреди улицы, даже не отойдя за угол? Ну, пойдемте, конечно, но больше так, пожалуйста, не делайте. Швейцария не такая большая страна, и сразу попасть под камеры и на ютуб - не лучшая идея для дочки, кгхм, "тирана, сбежавшего из своей страны", - процитировала Вэл какую-то статью, попавшуюся ей на глаза в интернете, - Не то чтобы я стремилась соблюдать какое-то серьезное инкогнито, но и светиться перед всем миром вот так сразу я не хочу.
Тем не менее, она спокойно прошла в портал вслед за Стрэнджем. Все-таки хотя бы в магии на него можно положиться. Ведь даже отец признавал, что Стрэндж "удовлетворительно справлялся с работой Верховного Чародея". А из уст отца это был, пожалуй, лучший комплимент из возможных.
Пока в гостинице они ждали ответа и возможности пройти в номер к Герри, Вэл спросила:
- Знаете, а папа ведь вряд ли христианин. Он явно живет не в соответствии с догматами этой религии, не говоря уж о том, что он сам был воплощением представлением о всесильном и всемогущем Боге. Почему он тогда “крестный”?
Радостно было встретить Герри, хотя они виделись буквально совсем недавно.
Вэл помахала ему рукой, протянув коробку с пончиками.
- Привет, Герри. И я рада встрече. Мы тут купили тебе безумно вкусный и совершенно не полезный завтрак. Но с твоим паучьим организмом, я думаю, в самый раз!
Герри явно был удивлен. Весьма удивлен. Вэл перевела взгляд на Стрэнджа:
- Так-так-так, Вы не спали и еще и ничего не рассказали Герри? Вы что, хотите полежать рядом с Тони на соседних койках по причине недосыпа и истощения? - она скрестила руки на груди и, надув губки, посмотрела на волшебника с капризной заботой избалованной принцессы во взгляде.

+3

15

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Неоднозначность вопросов Валерии порой заставляла напоминать самому себе, что она выросла в мире, где грань между черным и белым была четко разделена. Настолько четко, что она сама проводила отбор среди лояльных и нелояльных Богу-Думу. Неудивительно, что у нее возникало множество вопросов о расхождении представлений в Мире Битв и нынешней реальности.
- Необязательно придерживаться определенных религиозных догматов или некоего вероисповедания, чтобы быть связанным с кем-то узами, которые не объяснить единством крови или иными семейными узами, - обтекаемо ответил он, пока они шли к номеру Герри. – «Крестный» — это не религиозное обязательство, а лишь обозначение… особой связи. Ты ведь можешь звать меня «дядя», хоть мы никак кровно не связаны.
Будь обстоятельства иными, он мог бы даже погладить Валерию по голове, но не стал. Во-первых, дверь перед ними уже открывалась. Во-вторых, лишний раз лучше не трогать дочь Дума, а то еще Виктор включит чрезмерно ревнивого отца, и с этой его стороной Стефан встречаться не был готов.
А вот Герри, выспавшийся и довольно неплохо отдохнувший после вчерашних злоключений, казался довольно бодрым и даже обрадованным появлению Валерии. Девушка, в свою очередь, тоже улыбнулась, увидев того, кого, пожалуй, могла звать «другом».
Они оба были одинокими детьми, которым кто-то был нужен. Может, их на пороге Санкторума свела сама судьба. Может, Стефан снова видел совпадения и необходимость приложить руку там, где этого не требовалось. Но почему бы не подружить двух замечательных детей не менее замечательных родителей? Вскоре они вырастут, мир станет еще опаснее. А так они будут знать, к чему готовиться, чего ожидать и как помочь взрослым, которые со времени могут слишком увлекаться собственными амбициями.
- Доброе утро, Джеральд, - с улыбкой поприветствовал юношу, пусть они расстались не так давно.
Он даже хотел уклончиво ответить, что подремал между телепортациями, но тут в дело вступила Валерия. В итоге на него смотрели двое весьма заботливых подростка, которых совершенно точно не утешит его ответ «все в порядке, ведь я спал два часа неделю назад». Из-за такого оба могут позвать своих замечательных родителей и все его расписание накроется больничной койкой.
Не то, чтобы это его остановит.
- Не волнуйтесь так, - снова уверенная улыбка, не выдававшая усталости. – Скоро у меня будет время отдохнуть. А пока у нас отдыхает Тони, кто-то должен выполнять его обязанности. Понимаю, что для вас это сомнительное объяснение, но, к сожалению, иного у меня нет. Ваши родители связаны с миром магии куда сильнее, чем им хотелось бы, это оставляет отпечаток и на вас. Если я успею научить вас справляться с такими проблемами, то вы сможете научить своих родителей, и мир выстоит…
«Без меня».
Он промолчал с грустной улыбкой.
«Нельзя им показывать, нельзя».
- А теперь, - взмахнув руками, словно фокусник, Стефан выхватил из воздуха две синие папки, перевязанные льняной нитью с гербовой печатью школы, - ваши письма в Хогвартс. Джеральд, прости, что не ввел в курс дела сразу – хотел дать тебе возможность отдохнуть. Если коротко – в местной школе весьма быстро стало так хорошо, что это не может быть первоклассной работой преподавателей или социальных служб. Валерия подтвердила мои опасения – вполне возможно, что здесь замешано нечто, что может стать чем-то опасным в долгосрочной перспективе. Боюсь, что наблюдать и ждать у меня нет времени, потому и нужна ваша помощь – вы внедритесь в ученический состав, а я – в преподавательский.
В папках были копии документов, которые были предоставлены директору школы – табели успеваемости, характеристики, эссе на разные темы, личное дело и многое другое. Стефан подождал, пока дети переварят и увиденное, и сказанное.
- Среди бумаг – амулеты, которые свяжут нас при необходимости. Одно нажатие включит особый канал общения, похожий на телепатический. Долгое нажатие будет означать, что кто-то в беде.
Амулеты были разной формы и вида. У Валерии это был круглый прозрачно-розовый камешек на золотистой цепочке, которая, при рассмотрении, была покрыта тщательными рунами. Джеральду предназначался черный оникс в серебристой оправе с такими же рунами и на шнурке.
Свой амулет Стефан не показал по одной простой причине – детям не нужно было его спасать. Если с ним что-то случится… скажем так, это будут его проблемы.
Он снова взглянул на наручные часы.
- Занятия начнутся через полчаса, - с каким-то облегчением произнес Стрэндж, снова улыбнувшись. – Итак, у нас есть время на чай. Еще вопросы остались?

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+2

16

- Дядя? А почему не тот же “крестный”? - с искренним любопытством ребенка спросила Валерия, весело и как-то даже... мягко и тепло поглядев на Стрэнджа,- Ведь дядя может жить и далеко от семьи своего родственника, а, как я читала, крестный - это тот, кто учит и наставляет ребенка. Чем Вы, кстати, сейчас и занимаетесь.
"И кто возьмет на себя обязанности родителей в случае, если с ними что-то случится” - подумала Вэл, но говорить это вслух не стала. Сначала надо послушать, что Стрэндж ответит на предыдущий вопрос-замечание. Он действительно относится к ней также тепло, как казалось, и просто старается этого не показывать? Или лукавит для достижения своих целей с ее и Герри помощью?
Хотелось верить, что они и правда друг другу почти родня.
Герри, кажется, первое время был поглощен содержимым коробки. Видимо, Валерия не прогадала с выбором, и набор вражеских пончиков потерпит сокрушительное поражение перед мощью Младшего Человека-Паука. В этой войне может быть только один победитель и истинный завоеватель. А Герри в этой битве - настоящий варлорд.
- ...Ваши родители связаны с миром магии куда сильнее, чем им хотелось бы, это оставляет отпечаток и на вас. Если я успею научить вас справляться с такими проблемами, то вы сможете научить своих родителей, и мир выстоит…
Эта фраза заставила Валерию усомниться в психическом здоровье новообретенного “крестного”. У него была какая-то подозрительно тоскливая улыбка. Такая очень задумчивая. Он старался ее скрыть, но все же… Она за все это время почти потеряла бдительность, почти забыла, что со Стрэнджем в Санкторуме что-то было не так. Нельзя об этом забывать. Надо следить внимательнее.
Шериф снова что-то скрывает.
Но пока…
- Эээ… Вы шутите, я надеюсь? Ладно, Тони - новичок, и ему мы с Герри поможем. Но... Я… Научу… МОЕГО… родителя… справляться… с проблемами… В части магии… - Валерия специально произнесла это медленно. Делая промежутки между словами. Ожидая какой-то реакции на лице Стрэнджа на каждое слово, - Мне казалось, Вы должны понимать, крестный, что мой отец не совсем дилетант в магических науках.
Потом Валерия подумала, и, хмыкнув, добавила, притворно обнадеживая:
- Ну а если мир не выстоит, то папа соберет его заново.
“У него уже есть опыт” - так и просилось в конец предыдущей фразы. Но это было то, что не надо было говорить вслух, чтобы Доктор Стрэндж это услышал. Они совсем недавно, меньше получаса назад говорили об этом в кафе.
Когда Стефан выдал им конверты, Вэл внимательно ознакомилась со всей документацией. Она отнеслась к этому делу очень серьезно - села на диван и перебрала все бумаги, просмотрев каждую и вчитываясь в самые важные. Угу, отличница с идеальным поведением - да, близко к ее амплуа. Фальшивое имя “Кэтрин Грант” - удобно, легко запомнить. Стиль эссе был ей близок - Стрэндж или хорошо все сфабриковал, или подобрал писанину похожей по темпераменту девочки. Какие-то социальные темы, проекты…
Лучше бы изучить это подольше, но в целом Вэл примерно представляла, как себя надо вести.
Амулет она внимательно рассмотрела, оценила руны на цепочке. Красивый камень. Ей пойдет нежно-розовый, а она еще в том возрасте, когда этикет допускает ношение недрагоценных камней. Надо будет проверить его работу перед выходом. А потом изучить руны и заклинания с амулетов дома, если Стрэндж не заберет их назад. Но не прямо сейчас. Сейчас надо дочитать все бумаги и подумать над вопросами.
Один сорвался с языка практически сразу:
- А что такое “Хогвартс”? - спросила девочка, переводя взгляд со Стрэнджа на Герри и обратно. Ей не показалось, что Герри не понял ее дядюшку. Значит, это было что-то известное для этого мира. Что осталось неизведанным для нее в Мире Битв.

+4

17

У Герри на язык так и просится фраза о том, что мистер Стрэндж и Тони действительно родственники, и конкретно в нелюбви и неуважении ко сну они очень друг на друга похожи. Такое впечатление создалось у него еще вчера, а теперь волшебник чуть ли не с удовольствием подтвердил это открытым текстом.
Его отвлекают слова о том, что он в будущем будет обучать Тони тому, как справляться с магическими угрозами, и он скептически поджимает губы, сомневаясь в этом. Отчим, как выразилась Вэл только что, может и новичок, но вот он, Герри, совершенно ничего не смыслит в магии и ею не владеет.
— Я совсем не представляю, чему я-то могу научить Тони, — недоверчивым тоном протягивает он, но пожимает плечами, не исключая подобной вероятности.
В его руках оказывается пухлая папка с документами, а мистер Стрэндж начинает вводить его в курс дела. Это заставляет Герри начать всецело размышлять о предстоящей миссии. При мысли о школе у него скулы сводит, но это явно не самая простая из них, и в ней творится что-то очень нехорошее. И им придется туда внедриться.
Вот она, миссия, в которой можно на полном серьезе представлять себя шпионом.
Взяв в руки амулет, Герри пристально его рассматривает, а затем просто надевает на шею и прячет под рубашку. Затем документы… Их он изучает, не так внимательно, как Валерия, но в итоге начинает понимать, каким он должен выглядеть. И нужно будет запомнить, что в этой школе он теперь — Алекс Миллер, а не Джеральд Дрю.
— Я не вижу школьной формы… Хотя бы ее нет, и на том спасибо, — говорит он, начав вновь перебирать все бумаги, пытаясь понять, не упустил ли он ничего. — В моей прошлой школе была отвратительная форма. Жутко неудобная, но обязательная. Надеюсь, когда Тони решит вопросы с моими документами, то отправит в школу без определенных правил на одежду.
Эссе, личные дела, табели успеваемости… Еще бы припомнить все школьные предметы, чтобы соответствовать таким высоким оценкам. Проблем не должно возникнуть, так как он хорошо учился, несмотря на все свое неприятие.
Тем временем, мистер Стрэндж уведомляет их о том, что остается еще полчаса. Только полчаса?! А, ну да… Сейчас уже утро, и занятия в скором времени должны начаться, а значит и прохлаждаться здесь, поглощая вкусности, не придется долго.
Пока он размышляет о том, какой же вопрос ему задать, так как их становится резко много, что он теряется, его опережает Вэл. Ее слова заставляют его удивленно на нее посмотреть, но затем вспомнить, что она из другого мира.
— Ну, есть тут серия книг о мальчике-волшебнике, который учится в школе под названием “Хогвартс”. Он избранный, спасает мир от темного колдуна вместе со своими друзьями, влетает в неприятности и все такое прочее, — Герри улыбается, а затем хмурится. — Правда, мне концовка не понравилась, так как главный герой погиб, но… Может, в этой реальности все иначе. Я не раз замечаю значительные различия между тем миром, в котором я рос, и этим. Тут даже фильмы по этим книгам сняли, если я не ошибаюсь.
Затем он смотрит на мистера Стрэнджа, ожидая, что и он добавит слово об этом, хотя если вспомнить его вчерашние слова о том, что у него нет времени на развлечения вроде фильмов или книг, то на это можно не рассчитывать.
Потому Герри решает задать вопрос по существу.
— А что значит “в этом Хогвартсе стало слишком хорошо”? Так хорошо, что это очень подозрительно и ненормально?

+3

18

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

Стефан покосился на Валерию и в его взгляде отразился весь спектр возможных сомнений. Уместно ли его называть «крестным»? Нет-нет, он не был против, и был бы весьма рад такой чести, ведь ему даже нравится обучать Валерию чему-то новому, особенно в этом мире, который ей приходится постигать куда быстрее, чем хотелось бы, скажем, ее отцу. И все же… Почти все, кто связан с ним, так или иначе могут пострадать. В этом и крылась основная причина его вынужденного одиночества – сталкиваясь с могущественными силами, с истинным злом лицом к лицу, он оказывался лягушкой на препарировании. Зло видело все его слабости и использовало их, и если за свою жизнь он редко опасался или переживал, то жизни других были для него куда большей ценностью.
Кто знает, когда зло решит истребить все, что он любит, кто ему важен, за кого он готов умереть… или совершить невероятное и немыслимое зло ради их спасения.
Стефан не хотел знать ответ.
- «Крестных родителей» выбирают родители ребенка, - уклончиво ответил он, стараясь не вкладывать весь спектр смутных эмоций в эти слова. – Твой отец вряд ли одобрит мою кандидатуру на эту роль. Но я могу учить и наставлять тебя и без званий, Валерия. Даже если Виктор не разрешит.
Короткая улыбка как бы дополняла, что Виктор может быть против его наставлений, но это сопротивление мало на что влияло. Как говорится, сложно остановить того, кто не пользуется дверями, а ходит через порталы, и способен сломать любые защитные чары.
Ладно, почти любые. Все же не стоит заранее играть на чувстве паранойи потенциальных союзников и старых недодрузей через их детей.
После небольшого выступления про «дети учат родителей» дети закономерно удивились. Наверняка удивились бы и Виктор с Тони, впрочем, и сам Стефан мог бы впечатлиться заявлением, что неофит магии и юноша, магией не обладающий, могут поделиться некой мудростью с куда более опытными профессионалами своего дела.
- Я знаю, Валерия, ведь я учил его магии, - спокойно произнес Стрэндж, скрестив руки на груди. – Не с нуля, но шлифовал и помогал там, где у него были… затруднения. И я понимаю, Джеральд, что ты сомневаешься в своих способностях, видимо, считая себя недостаточно квалифицированным в магических вопросах. Однако…
Тут Стефан поднял указательный палец вверх.
- Вы уже должны были понять, что магия – это не только заклинания, пасы руками и опасность. Это – мириады существ, живущих и действующих по иным принципам, отличных от привычных нам. Валерия, ты продемонстрировала невероятно быструю обучаемость, и даже искаженная магия поддается тебе быстрее, чем опытным магам. Джеральд, ты проявил высокую адаптацию и поразительные навыки переговорщика с опаснейшими из существ, что я только знаю. Не поверишь, как часто меня спасало умение понять и поговорить с другим существом. У Тони, к сожалению, с этим проблемы. У Виктора – тоже. Они привыкли к старому миру и старым порядкам, что, как я подозреваю, начало меняться. А еще к тому, что любая опасность должна быть устранена. У них обоих разные понятия о степени крайности, до которой можно дойти при разрешении критических ситуаций… но у вас есть все задатки для того, чтобы помочь увидеть ситуацию с другой стороны. А там, где они не справятся, помочь.
Снова скрестив руки на груди, Стефан внимательно посмотрел на детей. Валерия, разумеется, видела альтернативы, однако не учитывала один маленький нюанс. Совсем малюсенький.
- Когда мир был на грани, - негромко заговорил Стрэндж, и слова давались нелегко, - у нас было и время, чтобы обдумать, и возможности. В этот раз все иначе. Если мир не выстоит… собирать новый будет некому.
Не та тема, о которой стоит говорить с детьми. Не то время, ведь у них осталось совсем немного времени перед их первым школьным днем. Все должно было пройти куда проще и легче, но какие дети, такие и разговоры.
Хорошо, что Герри немного разрядил обстановку, рассказав о Гарри Поттере. Правда, в его реальности концовка существенно отличалась от той, что была в их. Потому Стефан приподнял бровь.
- Погиб? Занятно, - коротко прокомментировал, покачнувшись, так как застоялся на одном месте. – Да, в этой реальности все иначе. Порой смерть можно и обмануть.
Хитрая улыбка добавила, что это может быть и не спойлер. А, может, он самый. Кто знает, кто знает.
Сам-то он столько раз обманывал смерть, что уже со счета сбился.
Может, в этот раз и не получится.
- Скажем так, - обдумав немного, Стефан вздохнул, - изменения столь разительные, что… это как если бы у тебя проявилась магия и ты бы стал сразу знал под сотню заклинаний. Подобные резкие изменения почти всегда несут в себе опасность, ведь нарушают естественный ход вещей. Я не помню ни единого случая, когда это носило бы исключительно позитивный характер. Мы уже обсудили с Валерией и пришли к выводу, что это может быть затишьем перед бурей. Я же предполагаю, что Хейверсток – гнездо. Для чего или кого – к сожалению, нужно определиться на месте. Это может быть попытка вторжения, а может быть попытка создания благоприятной почвы для выращивания послушных рабов… или захвата всей планеты. Или это бегство существ-беженцев из других миров…
Стефан устало потер левую часть лица.
- Что-то их стало очень много, - бросил взгляд на часы. – Если не хотите опоздать, вам стоит переодеться. Форма в шкафу.
Он указал на тот самый шкаф, что стоял напротив кровати Джеральда.

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+3

19

Стрэндж смотрел с сомнением. Это было... очень обидно.
Он не хочет? Он не рад? Да как… Да как он вообще смеет? Дочь Дума решила… А он..! А ОН!!!
Валерия обиженно поджала губы:
- То есть Валерия Ричардс может называть моего отца “крестным”, хотя его тоже не выбирали, ведь иначе Рид Ричардс не смотрел бы на нас с мамой с такой ревностью в Мире Битв. Папа просто помог с рождением ребенка. А я Вас, значит, так называть не могу?
Самой Валерии под гнетом эмоций это было неочевидно, но любой человек, хоть немного разбирающийся в людях, мог понять, что из каждого ее слова, из поджатых губ буквально сквозило типичное детское “Хочу крестного, и все тут!” и “Есть у Мэри, значит, и у меня должно быть!”. Будь Валерия воспитана чуть хуже - ее легко было бы представить вообще упавшей на пол в истерике и бьющей кулачками по полу. К счастью, такого она бы себе точно никогда не позволила.
Обида жгла изнутри, снова проявились те самые нотки распаляющегося внутреннего гнева, которые точно нельзя было просто так унаследовать и взрастить в себе в семье Ричардсов.
- И вообще, папа не согласится - значит, согласится мама!
Вот это уже звучало как бред. Понимала это и сама Валерия. Несмотря на все сложности, которые точно всплывут, если… точнее, когда ее родители снова встретятся - мама никогда не сможет переспорить Дума, который уже принял какое-то решение. Никак. Совсем. Этого вообще никто и никогда не сможет сделать.
Виктору фон Думу можно было отрезать ноги, руки, язык, ослепить, оглушить и полностью парализовать его - и все равно ни на секунду не приходилось сомневаться, что даже в таком состоянии он найдет способ выразить оппоненту, что тот - ни на что не способное ничтожество и прах пред ногами Дума. Валерия это понимала, но… Говорить об этом Стрэнджу было совсем необязательно. Да он и так это понимал.
Лучше выразить обиду и давить на совесть эмоциональными манипуляциями - Стрэндж не папа, с ним это может сработать лучше.
А вот то, что Стрэндж учил отца магии… Это было… Интересно.
Валерия мигом отвлеклась от своей обиды и удивленно вскинула брови. То есть… Папа все-таки иногда… Изредка… Все же… Все же умеет признавать ошибки, слабости? Умеет обращаться за помощью? Она даже боялась представить, как ее могущественный отец должен был наступить на свою гордыню, чтобы просто признаться самому себе в том, что есть что-то из мистических искусств, с изучением чего ему нужна помощь.
Значит… Значит, не все так плохо в перспективах для их семьи и для какой-то коммуникации между родителями. Нет, все еще, конечно, очень плохо, но уже не "космически плохо".
Дослушав лекцию Стрэнджа “как вы можете помочь папам бороться со злом”, Вэл все же спросила:
- Ну, в Ваших словах есть логика. Моего отца Вы знаете, конечно. Тони тоже показался мне человеком очень решительным и упрямым. И с учетом этого - как Вы представляете нашу помощь в “ агрессивных переговорах”? Мы с Герри висим на шеях пары Железных Человеков во время вылезания какой-нибудь Тианон и со слезами на глазах ноем: “Папа, пожалуйста, не надо насилия”? Не знаю как Тони, но мой папа после первого же такого концерта может запереть меня дома.
На самом деле, конечно, это было продолжение капризов из-за испортившегося настроения. Вэл понимала, что в словах бывшего Верховного Чародея есть логика. Конечно, если кто на такое и способен, то именно она может сообразить, как донести до отца нужную мысль, чтобы он хотя бы выслушал и подумал. Да и новая избранная отцом линия поведения этому способствовала. С Тони вообще все было немного проще… Ну просто потому что это был Тони Старк, а не Доктор Дум.
Вэл рассмотрела форму. Красивая. Пиджак с нашивкой с гербом школы, юбка до колен. Она действительно ведь никогда не училась в школе. И даже там, где она была директором, форма была не особенно нужна. Тем более такая, с некоторыми отсылками к традициям и старине.
Она хотела уже было начать переодеваться, но спохватилась вовремя, вспомнив про Герри. Стрэндж был человеком слишком близким и как чужак не особенно воспринимался, особенно если не надо было раздеваться совсем. Поглядев на Герри, она засмущалась, схватила форму и убежала переодеваться в душевую, крикнув уже оттуда:
- Скажи, когда переоденешься!
Такой неприязни к форме как Герри она не испытывала. Она понимала, что форма - логичный и нужный инструмент. Да, он убивал самовыражение, зато позволял уравнивать всех учеников заведения - что бедных, что богатых. А так же у тех, кому это было нужно, появлялся дополнительный стимул проявлять креативность. Выделяться даже там, где все одинаковы, творить - нацепить значков на лацканы, вшить подкладку другого цвета, подшить юбку чуть выше, чем она положена по школьному уставу, надеть неформальные ботинки вместо классических…
Когда Герри закончил переодеваться, Вэл вышла со свежей мыслью в голове.
- Хм… Доктор Стрэндж… А нам не стоит… Гм… Периодически разделяться? Как мне кажется, что бы это ни было, оно стремится привести школу к определенному порядку. Значит раздражать и провоцировать его может как раз хаос. Но если мы будем действовать строго хаотично - мы упустим часть работы “кротом”. Может быть, нам с Герри разделить обязанности - кто-то будет “плохим” школьником и будет опаздывать, плохо себя вести на уроках... А кто-то - “хорошим”?

+3

20

Герри внимательно слушает речь мистера Стрэнджа о том, как они с Вэл могут помочь родителям справляться в подобных магических ситуациях. И он с удивлением смотрит на него, когда тот говорит, что у Тони проблемы в переговорах с сущностями. Ну-у… если уж говорить честно, то он сам не может сказать, что он в этом хорош. Ему ведь довелось пока только один раз устраивать переговоры, и на его счастье Рамона пошла на контакт.
Он не выдерживает и хихикает, когда Вэл представляет, как они будут висеть на шеях отцов, умоляя их решить вопрос дипломатическим путем.
— Тони, мне кажется, просто откажется брать меня на такие задания после такого фокуса, — он продолжает посмеиваться. — Если он вообще согласится взять меня куда-то, где можно и нужно будет с кем-нибудь договориться… Но я при возможности буду пробовать. Вдруг реально сработает. Или не сработает, но тогда я хоть посмотрю, как Тони колдует.
Неспешно собирает документы обратно в папку, а сам при этом наматывает на ус все, что говорит мистер Стрэндж. Его слова о том, что если мир развалится, то новый собирать будет некому, его настораживают и вызывают в нем беспокойство, однако, он ничего не говорит. Но хорошо запоминает это.
Он только вздыхает, слыша об иной судьбе местного Гарри Поттера. Сколько же всего в этом новом для него мире?! И все ведь надо изучить.
Его и без того немаленький список всего, что нужно почитать-посмотреть-поиграть, с каждым днем только и делает, что расширяется и удлиняется. Скоро на его планомерное сокращение будет требоваться просто уйма времени.
Об этом он перестает размышлять, как только мистер Стрэндж рассказывает ему о том, что происходит в школе. Звучит уже очень странно и пугающе. Нужно будет обязательно разобраться. Герри напрочь забывает о том, что будет дома, когда он вернется, хотя ему бы следовало помнить об этом.
— Ясно, там дело плохо. Будем разбираться.
Он прищуривается и разворачивается лицом к шкафу, в котором, как было только что сказано, находится школьная форма.
Спасите!
Ну вот за что?!
С обреченным взглядом он вытаскивает свою и критическим взглядом разглядывает ее. Хм. Вроде выглядит не так уж и плохо… И на ощупь нормально чувствуется — не так, как та, ненавистная из прошлой школы.
Валерия уходит в душевую переодеваться, а Герри со вздохом начинает облачаться в форму. Надо, значит надо. Чего не сделаешь для дела… Нет, все равно такая одежда ему не по душе. Не то, что он бы носил с удовольствием каждый день. Точно нужно просить Тони о подборе нормальной школы без таких правил.
— Я все, — громко говорит он, извещая Вэл о том, что она может выходить.
Герри поправляет рукав так, чтобы под ним коммуникатор не был заметен, и тут ему приходит в голову мысль о том, что надо предупредить маму. Обязательно надо. Он поднимает взгляд на мистера Стрэнджа, пытаясь при этом представить, сколько времени они проведут в школе. Если больше одного дня, то у него будут определенно проблемы.
— У меня другой вопрос — сколько времени навскидку может занять наша шпионская деятельность? — и тут же добавляет: — Мама мне голову открутит. Ну-у, или посадит под замок. В лучшем случае. Хоть Тони можно пока не бояться, так как он в больнице, но кажется, что после и с ним будет серьезный разговор.
Он улыбается, хотя в этом всем смешного мало.

+3

21

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

- Ты услышала совершенно не то, что я тебе говорил. Называть меня так тебе никто не запрещает, - тоном «и вот я ставлю точку в этом вопросе» ответил Стефан, покосившись на Валерию. – Ты ведь называешь меня «Шерифом», хотя я всего лишь скромный доктор. Я отметил, что твой отец может быть против.
Этих слов можно было и не говорить, оставив вопрос девочки висящим в воздухе Дамокловым мечом, который рано или поздно мог что-нибудь как разрубить, так и знатно попортить. Пожалуй, стоило его оставить на Виктора, который бы и расставил все точки над необходимыми буквами.
Хотя не ему разбираться в тонкостях возможностей Дума. Вопросы, которые задавала ему Валерия, подсказывали, что она то ли опасается, то ли по каким-то своим причинам не задает ему вопросы, обычные для детей ее возраста. Может, не хочет подвести и разочаровать, не оправдать невероятно тяжелые для ребенка требования?
Стефан вздохнул, слушая ответы детей относительно своих родителей. Что ему сказать? Что беспокоиться за своих детей – логично, но ограничивать их свободу ради их безопасности – глупо? Тяга оберегать присуща нормальным людям, у которых нет массы врагов, которые не живут в постоянном стрессе и мыслях о том, что будет завтра… или что его может не быть.
- Не мне вам рассказывать, кто ваши родители, - негромко произнес Стрэндж, постукивая пальцем по локтю. – Они могут запирать вас до старости, но всегда найдется тот их враг, кто сможет обойти все преграды и дотянется до вас. К сожалению, вы лишены нормального детства, но и вы – не обычные дети. Донесите мысль, что вы уже сражаетесь на их войне, поставьте перед фактом, что вы уже несете ответственность за свои поступки и силы, и они прислушаются к вам.
«А если не услышат, то они серьезно пожалеют об этом».
Стефану даже не придется что-то делать – жизнь сама покажет, кто прав, а кому надо прислушиваться к юным дарованиям. Можно сколько угодно говорить, что «они же дети», что все эти ужасающие опасности не для них и не про них, но… доколе? Их нельзя держать взаперти – это бесполезно. У родителей нет времени их воспитывать и уделять столько времени, сколько обычно нормальные родители уделяют детям. Как нет возможно постоянно защищать и наставлять, и детям приходится постоянно искать себе как приключения, так и наставников.
И тут он вдруг понял, что вот же, Валерия и Джеральд нашли себе одного такого наставника, в его лице. Который и наставляет, и обучает, и втягивает в неприятности первее врагов их родителей. А он и не против.
Пока родители не прознали, но что-то подсказывало, что и при таком раскладе ему удастся их убедить в верности своих взглядов.
Нет, серьезно, что за решение такое – запереть и уповать, что «зато так безопаснее»?
Пока он размышлял, дети убежали переодеваться. Довольно забавно было наблюдать, как Валерия смутилась, а Джеральд, похоже, толком и не понял, что произошло. Стефан невольно улыбнулся – ничего не меняется. Девочки взрослеют раньше мальчиков, а мальчики не видят очевидного. Пожалуй, стоит дать Джеральду пару уроков… мужской внимательности. Как-нибудь потом.
Или Тони подарить методичку по пикапу, чтобы подарил Герри. Так будет правильнее. А то заменять фигуру отца для обоих детей – это уже перебор. Пусть старшие мальчики поработают над своим капиталом дружбы и уважения со стороны детей.
Когда же дети были готовы и выглядели как самые настоящие послушные ученики лучшей школы на планете, Стефан снова посмотрел на часы. Время поджимало, но удачно, что от этой гостиницы идти всего около пяти минут.
- Разумно, - обдумав вопрос Валерии, Стрэндж потер ноющее запястье руки. – Вы оба не похожи на хулиганов, потому я даже не знаю, кому какую роль назначить. Может, выберете сами? С помощью, например…
Он протянул эту самую руку в сторону Герри и вуаля – вытащил из-за его уха монету. На первый взгляд, монета была совершенно обычной, но очень и очень старой, с неровным краями и чьим-то вырезанным профилем… который мало походил на гуманоидный. В руках знающего магическую энергию человека монета гудела каким-то скрытым ровным магическим «напряжением», будто чего-то ждала.
- Ай-яй, Джеральд, чего только в твоих ушах не найдешь, - произнес с улыбкой, протянув монету Валерии, а сам посмотрел на юношу. – Она беспокоится, но голова останется при тебе. Можешь отправить ей сообщение, что я взял тебя с собой в поездку. Если вдруг у нее, Тони или Виктора, - тут он посмотрел на Валерию, - возникнут вопросы – вы всегда можете…
«Принять ответственность за свои выборы, как и они – смириться с мыслью, что вы уже взрослые, пусть вам и не так много лет».
- … ткнуть в меня пальцем, - он устало улыбнулся, развел руками и пожал плечами, выражая всем своим видом «что поделать, ну вот такой вот я». – Не думаю, что найдется время на претензии, учитывая, что сейчас мы с вами делаем их работу. И, кстати, уже немного опаздываем!
Стефан поднял руку и щелкнул пальцами – на нем мигом образовался костюм-тройка серого цвета, правда, жилетка выгодно оттенялась вычурными серебристыми узорами на графитовом фоне. Наручные часы стали карманными, а в белоснежную рубашку был заправлен вполне себе бледно-серый галстук. Теперь он выглядел не так растрепано, а собранно и уверенно в себе. Почти как профессор университета, никак не учитель или даже бездомный маг, вечно спасающий эту реальности от очередного апокалипсиса.
- Джеральд, держи осанку. Валерия, не забудь свои эссе, - короткие наставления, последний осмотр комнаты. – Ничего не забывайте, мы сюда не вернемся. Идемте.
Он довольно быстрым шагом направился на выход и не то, чтобы сильно задержался у стойки регистратора – ему хватило всего две минуты, чтобы выписать Джеральда. Еще десять секунд – на заклинание забывчивости. Не стоило оставлять после себя следы, если имеешь дело с чем-то потенциально опасным.
Двор школы Хейверсток выглядел почти как любая школа в Америке, с единственным отличием – ученики были в форме и, казалось бы, особо друг с другом не контактировали. По свежеобновленным дорожкам в школу не спеша, но и не слишком медленно шли группами, однако каких-либо переговоров или иных взаимодействий Стефан не заметил.
На крыльце школы стояло двое взрослых – директор и кто-то из преподавателей. Они зорко смотрели за всеми учениками, словно пересчитывая… или отслеживая что-то нетипичное.
Стрэндж замедлил шаг.
- Тут мы разделимся, - остановившись так, чтобы взрослые «гарпии» его не увидели, Стефан коснулся руками плеч детей, внимательно на них посмотрел. – Очень прошу вас быть осторожными. Старайтесь не терять друг друга из поля зрения. Полагаю, на третьем уроке мы встретимся, если верить моему расписанию. После второго будет ланч, так что у нас будет возможность и позавтракать, и поговорить. Удачи.
В один жест развернув их обоих, Стефан мягко подтолкнул вперед.
Если бы они обернулись, то позади никого не оказалось.

Зато впереди их ждал поток учеников, который выстраивался в очередь перед директриссой и преподавательницей языка. Женщины критически осматривали детей – форму, прическу, портфель, говорили пару приветственных слов, всех и каждого называя по именам. Не то помнили всех, не то тут было что-то еще. Никаких планшетов или листов бумаги со списком учеников у них не было.
- Где твоя сестра, Конни? – вдруг спросила директрисса у ученицы, что шла немного впереди. Ее полноватая фигура и овальное лицо создавало ощущение добрейшей души женщины, да только вот отчего-то ее лицо было серым, губы поджаты, а сидевший на ней костюм с юбкой создавал ощущение, будто она умышленно надела одежду на размер меньше.
- Корделия… заболела, - остановленная девочка с каштановыми волосами опустила взгляд в пол. – Ей… не очень хорошо, миссис.
- Жаль слышать, - без капли сочувствия сухо отметила «миссис». – Ступай, опоздаешь на урок.
Затем ее взгляд – холодный, оценивающий, лишенный всяких эмоций – перешел на новых учеников.
- Рада видеть вас в Хайверстоке, - на ее лице появилась улыбка, что ничуть не смягчила общую холодность. - Форма на вас сидит отлично. Как вас зовут?

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+2

22

Валерия совсем невесело усмехнулась.
Возможно, проблемы у Герри с родителями были именно такие, как описал Стрэндж - возможно, его мама и отчим слишком волновались, не хотели, чтобы он влипал в истории.
Отношения Валерии с Виктором были совсем иными. Это был сложный комплекс взаимных чувств, нечто такое, что всегда балансировало на узком перешееке между двумя бездонными пропастями. В недавнем прошлом со стороны Валерии это были пропасти обожания, с которым любая маленькая девочка смотрела бы на могущественного отца, и, без шуток, настоящего страха перед тем, что она не оправдает справедливо высоких ожиданий. Со стороны Виктора, как ей казалось, это был перешеек между невероятной гордостью за свое лучшее творение... и привычной для него тирании, жертвами которой в той или иной степени были все живые существа из его окружения, даже самые близкие. Он поручал ей в совсем детском возрасте такие задания, с которыми не справились бы многие взрослые. Сейчас же на все на это сверху накладывался некий поиск нового пути у ее семьи, поэтому ситуация становилась еще сложнее. Если раньше Валерия никогда бы не посмела даже подумать о том, чтобы поставить под сомнение авторитет отца, или иронизировать над какими-то моментами в его поведении, то сейчас, когда папа казался уже не таким всемогущим и… гораздо более человечным и родным, нехорошие мысли то и дело возникали в ее голове. Но ей это даже нравилось - наконец-то ее отец стал ей отцом, а не бесконечно далеким царствующим Богом. Оставалось лишь гадать, что было в голову у Дума на этот счет, но Валерия предполагала, что и Виктор находился на распутье между тем, чтобы вместе с принятием ответственности за свалившееся на голову дитя из “прошлой жизни”  по-старинке перебарщивать с контролем, и тем, чтобы в новой реальности, где он пытался примерить маску хорошего парня, махнуть рукой и пустить ребенка ударяться во все тяжкие.
Но дело было совсем не в этом.
- А вот сейчас уже Вы услышали совсем не то, что я сказала, - усмехнулась Вэл, - Помогать отцу? Я уверена, что он не просто разрешит, а даже потребует, если это действительно будет необходимо. Но советовать что-то, учить чему-то взрослых, которые об этом не спрашивают - да за это любому ребенку голову открутят, не только нам с Герри.
Форма им с Герри шла. Валерия восхищенно покрутилась перед зеркалом. Это было так забавно - все одинаковые. И в школе будут еще сотни таких же одинаковых детей. И форма-то красивая - пиджак, юбка, блузка, колготки, туфли… Немного, конечно, напоминало о дурацком белом комбинезоне, который она носила в Мире Битв, но это ведь было совсем иное!
- Если вдруг у нее, Тони или Виктора возникнут вопросы – вы всегда можете ткнуть в меня пальцем. Не думаю, что найдется время на претензии, учитывая, что сейчас мы с вами делаем их работу. И, кстати, уже немного опаздываем!
“Пока они делают Вашу, ведь почему-то же Вы перестали быть Верховным Чародеем, хотя даже папа признавал, что вы успешно справлялись с этой ролью. А если уж даже Виктор фон Дум одобрил Вашу кандидатуру, то соответствовать требованиям Вишанти - дело вообще плевое” - подумала Вэл, но вслух ничего не сказала.
- Ну нет, жаловаться я не буду. Потом опять спасать Вас, кричать “Нет, папа, Тони, пожалуйста, не убивайте Доктора, он просто обучал нас сражаться с магической пакостью”... - перевела все в шутку Валерия, засмеявшись, и взяла протянутую монету, - Но Вы уж, пожалуйста, на этот раз как-нибудь поаккуратнее, без оторванных рук. Я ведь за Вас переживаю, Вы не чужой мне человек, даже если не хотите это признавать, - это было сказано уже совершенно серьезно, - А что делает эта монета? Я чувствую в ней магию.
Настала пора выходить. Она аккуратно собрала все бумаги в сумку, какие-то мелочи, канцелярию…
- Ничего не забывайте, мы сюда не вернемся. Идемте, - командовал Доктор Стрэндж.
- Так, стоп. Что значит “не вернемся”? - спросила Вэл, округлив глаза и уперев руки в боки, - А наши вещи? Где мы их понесем? У меня только джинсы стоят почти 150 долларов, чтобы их вот так раскидывать по миру. Не то чтобы я не могла купить себе новые, но это уже просто бездумное расточительство, - девочка смахнула светлую прядку волос за спину. В сочетании с формой ее густые светлые волосы смотрелись очень красиво, и она выглядела настоящей милашкой, словно сошедшей с экранов какого-нибудь подросткового сериала про частную школу.

Двор школы внушал какое-то гнетущее впечатление. Конечно, все это предприятие мало походило на ту школу, которой руководила Валерия в Мире Битв, но все же… От некоторых ассоциаций было тяжело отделаться.
“Больше никаких убийств”. Выстрел.
Валерия поежилась, и, чтобы оторваться от гнетущих мыслей, стала смотреть по сторонам. Да, пожалуй, все здесь было немного странным. Дети мало общались друг с другом. Даже в гнетущей и чудовищной школе Мира Битв такого не было. Даже там дети инстинктивно сбивались в стаи, чувствуя опасность, которая реально могла таиться повсюду. У всех стен той школы были уши. Ее уши. В таких обстоятельствах людям как никогда нужно ощущать хоть какую-то поддержку, твердую почву под ногами.
Так рассредотачиваться наоборот было не совсем типично.
Директор этой школы Валерии совсем не понравилась.
Холодная, суровая. Жестокая.
Валерия не могла не видеть в этой женщине какое-то отражение себя. Как в кривом, очень кривом зеркале, и все же… Как, как она вообще могла быть такой? А ведь тогда Вэл находила это очень забавным и веселым - говорить с учениками с позиции власти, требовать, заставлять трепетать от ужаса перед ее именем.
Впрочем, нет. Не именем. Фамилией. Не будь она дочерью самого Бога - кто стал бы бояться пятилетнюю пигалицу с завышенным самомнением?
Хм. А ведь это была мысль.
Почему все дети так боялись эту мадам? Надо будет попробовать это выяснить.
- Доброе утро, Миссис Флетчер, - Валерия посмотрела директрисе в глаза с открытой улыбкой, всем своим видом изображая святейшую невинность и радостную готовность отличницы скорее взяться за учебу, - Очень рада знакомству с Вами! Ваша школа просто замечательная! А форма такая красивая, гораздо лучше, чем была у нас! Я Кэтрин Грант.

Отредактировано Valeria von Doom (23.11.2021 00:41)

+3

23

Герри слегка потирает глаз. Из головы не идут слова, только что произнесенные мистером Стрэнджем о том, что следует говорить родителям касательно его участия в их борьбе за правое дело. В их войне.
Ему не находится, что на это ответить. Он неожиданно обнаруживает, что согласен с каждым словом. А вопрос о том, что ему, рано или поздно, доведется столкнуться с врагами матери или же отчима, уже поднимался ранее. И, как сказал Т’Чалла, он не просто подросток и не просто супергерой, он — сын Джессики Дрю, и это непросто. Это самое слово “непросто” наверняка означало то, что ему однажды придется вступить в сражение вне зависимости от чужого или своего желания, пусть Т’Чалла и не произнес этого вслух.
Он далеко не глупый, чтобы четко не осознавать все это. Да, мистер Стрэндж прав — он вполне готов, но согласятся ли с этим мама и Тони?
Он уже много раз обещал отчиму, что будет вести себя спокойно и аккуратно, но вечно все летело не туда. Пожалуй, разговор о том, что он может за себя постоять и нести ответственность за себя, необходим. Но никто не гарантирует того, что это, наоборот, не усилит беспокойство за него и его сохранность.
Особенно если вспомнить об его личном враге. С учетом этого с его стороны крайне безрассудно влезать в неприятности, но с другой — опыт ему нужен, чтобы лучше бороться в будущем, когда наступит для этого время.
Герри, обдумывая все это, ничего не говорит, лишь слушает Вэл. Ее отец при той мимолетной встрече показался ему суровым, но тогда он это списал за волнение из-за того, что его дочь пострадала. А Валерия уже не раз описывала его так, что у него складывается впечатление, что с ним действительно лучше никаких дел не иметь.
Хм. Это любопытно.
Но пока он отвлекается на то, что мистер Стрэндж вытаскивает у него из-за уха странную монету, а затем вслушивается в его речь. Хлопает глазами, но решает не задавать лишних вопросов, а слегка задирает рукав — так, чтобы коммуникатор включить.
— Пятница, передай маме, чтобы она не волновалась, пожалуйста. Я… с мистером Стрэнджем и Валерией, и со мной все хорошо, — он прикусывает нижнюю губу, анализируя свое скомканное сообщение. — И еще проследи за тем, чтобы Джорджия вовремя поела.
— Разумеется, — раздается из гаджета ровный и приятный женский голос искусственного интеллекта.
— Я надеюсь, что этого хватит, — бормочет Герри, подхватывая все документы и свои вещи, слыша слова Вэл. — Да, мистер Стрэндж — мы не можем бросить свою одежду. Я только недавно обновлял гардероб, а я очень не люблю это дело. Это всегда занимает какое-то ненормальное количество времени!
                                             
Герри сумрачно осматривает двор школы. Да-а… тут даже “паучьего чутья” не требуется, чтобы понять, что здесь что-то не так. Влиться в такое окружение будет сложно, но он уже понял, как следует себя вести, а потому принимает максимально умиротворенное выражение лица и шагает вперед, изучая обстановку.
Ему даже кажется чересчур то, что учеников проверяют прямо перед школой. Вот в такой школе он бы с удовольствием нарушал общественный порядок. Просто для того, чтобы немного отвлечься от напряженной атмосферы и вспомнить, что так-то он свободный человек.
Директриса ему не нравится.
Совсем.
Герри смотрит на нее, стараясь сохранять невозмутимость, а сам пытается понять, почему перед ней все остальные робеют. Не из-за холодного же отношения к ученикам. Это вызывает проблемы в общении с учителем, но не настолько же.
— Доброе утро, — отвечает он улыбкой на улыбку сразу после Вэл. — А меня зовут Алекс Миллер. Очень рад возможности учиться у вас. Ваша школа действительно производит впечатление.

+2

24

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

- Это монета Хшхссторота, - несмотря на сложность имени, Стефан проговорил – точнее, прошипел – его без заминки. – Она помогает выбирать. Если ты не знаешь, какой вариант тебе нужен, то подскажет. А если знаешь, то сделает так, что он будет верным. И не бойся потерять – она возвращается к последнему владельцу. Разберешься в процессе.
Одна из тех мелочей, что всегда будет полезна, какой бы ситуация ни была.
С вещичками, конечно, он не предусмотрел. Потому пришлось спешно наколдовать рюкзаки, в которые все вещи и поместились.
- Все, все, разворчались, как ваши старики, - проворчал Стрэндж, протянув детям рюкзаки. – Они вместительнее, чем кажутся. И очень настоящие, пользуйтесь на здоровье.
Проблема хранения была решена, а вот проблема достаточной маскировки… Стефан наблюдал за тем, как директрисса расспрашивала детей, посмотрел снова на наручные часы. Если верить расчетам, у него было около десяти минут до первого урока и в процессе этого урока – около сорока минут на осмотр школы. Стоило быть осторожным и не демонстрировать свой астральный облик, ведь он все еще толком не знал, могут ли эти существа (если это были существа) видеть что-то магическое.
Для учителей был отдельный вход. Туда Стефан и направился, попутно поправляя галстук и проверяя небольшой портфель. Там было все самое необходимое – пара листов волшебной бумаги, не менее волшебный мел и совершенно обычная перьевая ручка. А еще – папка с личным портфолио Винсента Стивенсона, профессора биологии и анатомии со степенью магистра и послужным списком, достойным даже самого Эйнштейна. Стефану даже привирать не пришлось – тем более, собеседование за него уже было пройдено. Потому знакомство с директриссой можно было и немного отложить, все-таки у него урок.

Миссис Флетчер пристально разглядывала их. Сначала Валерию, затем Джеральда. Было в этом взгляде что-то неприятное, будто их… ничто иное, как сканировали.
- Кэтрин, - она наконец соизволила подчеркнуто вежливо улыбнуться. – Алекс. Рада, что вы присоединитесь к нашим ученикам. Я уже ознакомилась с вашими личными делами. Поразительно, как быстро вы смогли приехать.
Было в этом что-то от подозрения, но женщина рядом тут же добавила:
- Это и хорошо, не так ли, миссис Флетчер? Приятно видеть детей, устремленных к знаниям.
- Разумеется, мисс Миллиган, - бесцветно ответствовала директрисса, указала детям на дверь. – Добро пожаловать. У вас есть расписание? Мисс Миллиган поможет вам найти ваши классы.
Мисс Миллиган была высокой сухощавой женщиной средних лет, с аккуратной прической, не менее аккуратным маникюром и тщательно подобранной одеждой. В ней было куда больше эмоций, чем в директриссе, как и жестов, и казалось, что вот она-то искренне рада таким ученикам.
- Идемте за мной, - жестом пригласив детей, мисс Миллиган повела их по коридору. – Не теряйтесь, здесь такая толкучка бывает…
Но толкучки не было. Никто не толпился, не толкался, все шли словно по четко заданному маршруту, избегающему столкновений. Некоторые из учеников открывали шкафчики, ложили туда учебники, вешали портфели и верхнюю одежду, если она была. Кто-то доставал учебники. Кто-то просто стоял, глядя на часы. Во всем этом была тревожная синхронность, вызывающая ощущение, близкое к «зловещей долине».
И все же некоторые дети выбивались из общей картины схематичной выученности общего движения. Их было немного, всего единицы, и выглядели они как-то... печально затравленно.
Мисс Миллиган, похоже, проблем не замечала.
- На первом этаже располагаются все необходимые вам классы, - щебетала педагог, указывая на разные двери. – Здесь – кабинет биологии, там – кабинет естествознания, а здесь – математики, языка и литературы. Если вдруг потеряетесь, можете идти в конец того коридора – там кабинет нашего завуча, мистера Ортокса. Он всегда на месте и готов помочь любому тянущемуся к знанию цветочку. У вас есть расписание занятий?

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:31)

+2

25

- Ой… Спасибо, - Валерия взяла монетку, повертела ее в руках вглядываясь в рельефы, - К последнему владельцу… То есть...Вы хотите ее мне подарить?
Не то чтобы это было странно, в конце концов они и правда были достаточно хорошо знакомы. Почти на уровне того, чтобы Валерия могла называть Стрэнджа крестным. Но все-таки…
- Это ведь, наверное, ценный предмет? Он Вам точно не понадобится? И кстати… Потом потренируете меня выговаривать “Хшхссторот”. Хм… А вроде бы уже получилось.
Искушение попробовать было достаточно велико, но стоит ли полагаться в важной миссии на удачу?
- Ну что, Герри, решим монеткой или разделим обязанности сами?

Да, школа внутри выглядела просто жутко. Как сцена из какого-то фильма ужасов с кошмарной синхронностью, роботизацией мышления.
Принципиально хотелось подойти и толкнуть кого-нибудь, побегать по коридорам.
Покомандовать.
Покапризничать и пообещать жаловаться папе, который разнесет всю эту школу ядерной бомбой, чтобы происходящее хоть немного походило не на мистический триллер, а на ситком для подростков.
Вэл огляделась по сторонам, выцепляя взглядом и запоминая тех подростков, которые выбивались из “стада”.
Худощавая девочка с русыми волосами, которые отдавали какой-то мышиной серостью, нервно прижимала к груди сумку и печально смотрела в спину высокому блондину спортивного телосложения. Он-то вел себя так же как все остальные… “зомби” в этой школе.
Темноволосый парень в больших круглых очках смотрел на группу из троих ребят, которые почти автоматически, синхронно раскладывали свои вещи по шкафчикам. Он казался слишком хмурым, подозрительным. И довольно дерзко смотрел на учителей. Растрепанные волосы, значки с рок-группами на лацканах пиджака и многое другое… Все в его виде говорило о том, что это если не школьный хулиган, то как минимум некий генератор головной боли для учителей в чем-то еще.
Высокая и статная блондинка могла бы посоперничать с Вэл в умении оглядывать всех вокруг царственным и холодным взглядом королевы. Она казалась типичной представительницей тех блондинок, которые знают все об итальянской моде, но никогда не найдут Италию на карте. Однако в данный момент она тоже выбивалась из “послушного стада” - шла по коридору покачивая бедрами, несла в руках вместительную сумку за несколько сотен долларов вместо школьного портфеля или рюкзака. Каблуки на ее туфельках были сильно выше дозволенных школьными правилами.
Мальчик помладше чем Вэл и Герри выглядел как настоящий “чудик” и гик. Не выпускал из рук свой смартфон, одновременно что-то записывал в блокнот, постоянно роняя то одно, то другое, диковато озирался по сторонам и вообще выглядел потерянным и необщительным. Его волосы неопределенного цвета, казалось, вообще не были лично знакомы с такой простой вещью, как расческа, а с шампунем встречались крайне редко.
Темнокожий парень, высокий и бедно одетый, очень походил на выходца из семьи мигрантов. Он был рослым, мускулистым, наверняка был очень хорош во многих видах спорта. В американском колледже он наверняка мог бы претендовать на спортивную стипендию. По его лицу сложно было прочесть его реакции или отношение к происходящему, но он точно не был расположен действовать по какому-то заданному в этой школе алгоритму.
Были и еще подобные ученики, но поскольку приходилось все время двигаться за Мисс Миллиган, чтобы не вызывать подозрений слишком уж нарочитым разглядыванием, Вэл не успела акцентировать внимание на остальных.
- Большое спасибо за вводную экскурсию, мисс Миллиган! У меня есть с собой расписание, - Вэл с вежливой улыбкой достала из сумки карточку и продемонстрировала, - Кстати, здесь очень уютно!
Когда Мисс Миллиган наконец-то оставила их одних, и прежде, чем возникла необходимость двигаться на урок, Вэл решила спросить кое-что у Герри. Аккуратно, под прикрытием, ведь Санкторум научил ее тому, что даже у автомата с газировкой бывают уши:
- Ну что, заметил что-нибудь интересное, Алекс? Кстати, ты знаешь, полгода назад тут ведь был другой директор. Всего-то надо было поставить главной женщину - и вот какой замечательный результат! - хихикнула Вэл, очень выразительно посмотрев на Герри, мол, давай подыгрывай.
Этот диалог станет дополнительной проверкой - насколько их слушает это место, насколько они вызывают подозрения… Директор Флетчер точно была насторожена, но если она виновница всего этого - насколько развита ее “шпионская сеть”?

+2

26

— Кидай монетку, — весело улыбается Герри, поправляя на плече новообретенный рюкзак. — Кстати, если я выйду хулиганом, то у меня есть даже идея, что можно такого сделать.
                             
Чем дальше в лес, тем понятнее становится, почему мистера Стрэнджа привлек этот случай. Герри осматривается вокруг себя, подмечая то, что может оказаться интересным для дела — тех учеников, похожих на послушных и безмозглых кукол, и тех, что крайне отчетливо выбиваются на фоне остальных.
Пока они с Вэл покорно следуют за мисс Миллиган, которая у него вызывает лишь подозрение. Жизни в ней больше, чем в том безжизненном роботе по имени миссис Флетчер, но то, что она в упор не замечает странности вокруг или же делает вид, что не замечает, лояльности к ней совершенно не прибавляет.
Герри вытаскивает из папки свой лист с расписанием и приподнимает его, показывая ей и довольно улыбаясь.
— У меня есть расписание, мисс Миллиган. Спасибо вам за ваше беспокойство и за проведенную экскурсию.
Он выдыхает, отправляя листок обратно в документ и провожая при этом взглядом удаляющуюся женщину. На язык так и просится фраза о том, что у них здесь все чудесатее и чудесатее, но они под прикрытием, и так делать нельзя.
Обидно.
А еще он испытывает некоторую досаду от того, что ему таки пришлось вернуться в школу, да еще и раньше времени. Ну, да, это не та школа, к которой он привык, и здесь он не для учебы, а по секретному и опасному заданию, но… Стоит ему только взглянуть на все это, как у него сразу же начинают сводить челюсти. До чего же в школах все неприятно, а в этой еще и завелось что-то непонятное.
Герри хихикает в ответ на вопрос Валерии.
— Верно. В нашей не повредил бы такой же переворот, — он пожимает плечами. — Наш директор, кажется, занимается всем, кроме школы.
Он многозначительно смотрит по сторонам, вновь выхватывая из толпы учеников, на которых необходимо обратить внимание. И поговорить. И расспросить обо всем и сразу.
Герри интересно, что будет, если он активирует броню и начнет ползать по школе в режиме маскировки. Кто его увидит? И если увидит то, что поработило всех здесь, то насколько оно будет опасно?
Все это крайне любопытно. На эти вопросы хочется поскорее получить ответы, но до тех пор нужно действовать согласно плану — а именно пойти на урок и по пути что-то натворить так, чтобы все за голову схватились. Ну, или вторую часть плана можно отложить на потом.
А после второго урока они встретятся с мистером Стрэнджем. Будет интересно понаблюдать за тем, как тот будет вести урок. Вроде в этом не должно быть ничего сложного — нужно просто говорить заумную чепуху, которую все равно никто не будет слушать. Хотя… тут такие ученики, что в этом поневоле засомневаешься.
— Так, что у нас первым уроком? Куда делось расписание, когда оно нужно? — он делает вид, что роется в папке, которую держит в руке. — Кстати, надо будет потом познакомиться с местными учениками и завести новых друзей.
Герри беспечно болтает, сам при этом украдкой рассматривая всех и каждого, кто находится рядом, а затем смотрит в расписание.
— Идем, Кэтрин, — он старается скрыть свое разочарование данным фактом и изобразить что-то вроде предвкушения. — Первый урок вот-вот начнется.

+2

27

[icon]https://i.imgur.com/kWiYIUM.jpg[/icon]

В учительской на него обратили внимание всего двое – учитель физкультуры и учительница литературы. Первый – мистер Джон Флоберс, крепкий высокий атлет с явными проблемами с самооценкой, мигом попытался устроить конфликт на ровном месте.
- Чай – это объятия в чашке, - аргументировал свою позицию в извечной войне «кофе или чай», пускай не так давно лично выпил достаточную дозу свежезаваренного черного наркотика.
Флоберс презрительно хмыкнул.
- Крепкий кофе – напиток настоящего мужчины. А чай это такое баб… - под взглядом учительницы литературы, мисс Лайлы Эванс, физкультурник очень нехотя исправился, - женское.
- Кофе содержит быстрый кофеин, - помешивая ложкой свою порцию чая, Стефан невозмутимо улыбался, - тогда как чай – куда более сильнодействующий, но расщепляющийся организмом дольше. Как человек основательный, я предпочитаю что-то долгое и вдумчивое, а не легкомысленное и поверхностное.
Флоберс, разумеется, не понял, что его назвали «глупым идиотом», а у Стефана не было времени и желания объяснять. Допив чай, который ему навязали, он поблагодарил мисс Эванс и, прихватив портфель, отправился в класс биологии.
- Мистер Стивенсон!
Повернувшись, Стефан с легким удивлением приподнял брови.
- Да, мисс Эванс? Чем могу помочь?
Утонченная светловолосая женщина кокетливо поправила прядь на светлом лице. Теперь были понятны многозначительные взгляды Флоберса… остальные же преподаватели были словно в каком-то трансе – от них, кроме дежурных приветствий и безразличных взглядов, Стефан ничего не добился.
- Простите, что задерживаю, но не хотите ли вы после занятий сходить с коллегами в паб? Обычно мы собирались, а теперь… - что-то было грустное в этом «теперь», но она тут же собралась с духом, - надеюсь, вы поддержите нашу традицию!
Стефан вспомнил пустые лица остальных учителей, красное лицо Флоберса. Похоже, эту «традицию» теперь «поддерживают» исключительно двое, и Эванс не то, чтобы была приятна подобная компания.
- Разумеется, - с улыбкой посмотрел на наручные часы. – А сейчас извините, мисс Эванс, но я спешу на урок. До встречи.
Ни в какой паб он не собирался – у него хватало других забот. Но если он с ребятами успеет всего за день распутать клубок здешних проблем, то мисс Эванс не лишится своей традиции, и ее компания учителей снова будет собираться в любимом пабе.
Всего мелочь, но как же она меняет жизнь…

Урок проходил в классе, что были немногим младше Джеральда, но старше – Валерии. Все такие пустые лица, но крайне сосредоточенные взгляды, следившие за каждым перемещением, движением и даже вздохом. При входе в класс Стефан почувствовал себя лягушкой, которую готовили к препарированию.
- Здравствуйте, - поприветствовал он бдительных детей, - меня зовут Винсент Стивенсон. Я – ваш новый учитель биологии.
- Здравствуйте, - прошелестел стройный ряд голосов. Ни единой заминки, ни единого возмущения, шутки или насмешки. Все дети совершенно серьезно смотрели на него, ожидая чего-то… эдакого.
Или изложения материала.
Стефан достал из портфеля план занятий, ткнул пальцем в тему.
- Итак… откройте седьмой параграф. Тема сегодняшнего урока – головной мозг. Кто сможет ответить на первый вопрос: почему мозг мужчины тяжелее женского?
Провокационный вопрос, опасный к задаванию в такой стране, как Великобритания. В любой школе его мигом бы окрестили сексистом, написали донос и отправили к директору.
Однако... вместо возмущений дети начали поднимать руки. Не все – несколько человек. Стефан указал на юношу, кивнул ему.
- Слушаю вас.
Мальчик поднялся.
- Отличие в весе мозга связано с тем, что вес мужчин больше, чем вес женщины, а вес мозга составляет два процента от всей массы тела. При этом двадцать пять процентов энергии потребляется именно мозгом.
Стефан приподнял брови.
- Вы уже изучали эту тему?
- Нет, - ответили ему хором.
Если не изучали, то откуда юнец знал ответ на этот вопрос? Еще и добавил про энергию, а ведь это – тема следующего урока. До этого дети проходили спинной мозг, но никак не головной. Можно списать на то, что юноша попросту гений или прочитал эту тему еще до урока, но…
Задумчивое молчание Стрэнджа затягивалось.
- Отличный ответ, - наконец произнес он, кивнув. – Присаживайтесь. А теперь давайте перейдем к основным отделам…
Стефан чувствовал себя не преподавателем, а студентом, что сдавал определенную тему сразу восемнадцати учителям. Дети не поправляли его, но очень емко и точно отвечали на вопросы, даже самые каверзные, оперируя вещами, выходящими за рамки учебной программы.
- Средний мозг отвечает за скрытое зрение, - ткнув указкой на огромный плакат, Стефан пристально осмотрел учеников. – Это когда человек видит предмет, но не обращает на него внимания. Кто скажет, что за скопления выделяют в среднем мозге?
Лес рук. В прямом смысле.
- Слушаю, мисс.
- Бугры четверохолмия.

Пока основная часть Стефана Стрэнджа занималась повторением давно заученного в медицинском университете, остальная часть осторожно просачивалась сквозь стены, двери и окна, пытаясь понять, как тут все устроено.
Школа выглядела слегка обновленной – выкрашенные стены, аккуратные картины, исправные шкафчики и мебель. В каждом классе дети выглядели как роботы, а учителя не отставали. На уроке мисс Эванс с восторгом в глазах рассказывала о сути «Джейн Эйр», а дети невзрачно и равнодушно слушали. На физкультуре Флоберс от души орал и подгонял детей, а те выполняли все его приказы, даже самые глупые и жестокие.
- Давай, слабак! – орал физкультурник на хлипкого мальчика. – Лезь до потолка! Ну, что, побежишь к мамочке?!
Послушность и слаженность давали сбой на физкультуре, но Флоберс, похоже, не замечал, что никто из детей не пытался даже что-то возразить. Они тщетно пытались выполнять его приказы, несмотря на то, что некоторые не были способны на это физически.
Стефан с болью отвел взгляд от мальчика, под чьими ладонями от упорства проступила кровь.
Обратная сторона есть во всем.
Но в этой школе… Он не мог уловить ничего, что было бы очевидным изъяном. Кроме, разумеется, общего странного поведения. Не ощущалось каких-то магических нитей, не было эмпатического присутствия. Когда же второй урок подходил к концу, он наконец почувствовал… что-то. Было похоже на легкую телепатическую волну, прокатившуюся по школе.
Есть.
Короткий понятный приказ, полный какой-то неестественной… заботы. Стефан потянулся к источнику этой волны, но как только достиг поворота, прозвенел звонок.
Он бросил взгляд на дверь – «мистер Ортокс, заместитель по воспитательной работе», и направился в обратную сторону.

В кафетерии общая послушность и слаженность сохранялась… в общем и целом. Те, кто не были подвержены «общности», выглядели выбивающимися из общей картины фриками, которые никак не могли уяснить, как же им надо себя вести. Мисс Эванс нервничала больше обычного, мистер Флоберс рассказывал равнодушным коллегам шутку, которую считал очень смешной, а дети…
Стефан сел со своим подносом за свободный стол, помешал чай в чашке, поковырял «питательную кашу с фрикадельками». Выглядело аппетитно, но привычка ничего не есть и не пить во враждебных измерениях, мирах и помещениях была сильнее него.
Хотя это могла быть и правда всего лишь каша со всего лишь фрикадельками… но вдруг именно через еду происходило заражение и вовлечение в общую послушность?
А еще эта телепатическая волна и мистер Ортокс. Кто он вообще? Стефан не видел его среди учителей.
Стефан незаметно заменил воду в чашке и пил вполне себе обычный улун вместо того чая, что подали с ланчем. Поднял голову, высматривая своих учеников. Может, их разведка прошла лучше, чем у него.

Отредактировано Doctor Strange (05.12.2021 20:30)

+2

28

- Кидать? - с сомнением переспросила Вэл, - Ну ладно. Знаешь,  я привыкла полагаться на логику, холодный расчет и стратегическое планирование, а не на волю случая… Ну, надо пробовать и что-то новое!
Думала Вэл об этом несколько менее оптимистично, чем это в итоге прозвучало.
- Орё… Эммм, вот эта сторона - и хулиганом буду я. А вот эта сторона - ты.
С этими словами Вэл подкинула монетку и ловко ее поймала.
Девочка несколько секунд безмолвно смотрела на этот издевающийся артефакт взглядом “Ты серьезно?”... Мда, она-то ожидала, что судьба будет логична и решит, что Герри куда лучше удастся роль хулигана.
- Ну что ж. Сын Тони Старка будет пай-мальчиком, а для меня… Что ж , самое время уютной и идеальной школе ощутить гнев Дума.
Валерия кинула последний недовольный взгляд на монетку, мол, “мы с тобой еще посчитаемся”, и спрятала ее в кармашек.

Девочка сверилась с расписанием.
- Первый урок у нас литература, с мисс Эванс, - сказала Вэл Герри, - Пошли, Алекс?
Наверное поэтому монетка выбрала ее. С этим предметом у нее и правда были проблемы - она совершенно не имела никакого представления о литературе этого мира. Нет, конечно какие-то книги из разных миров попали в Мир Битв, но вряд ли это была хотя бы десятая доля. И на примере того же Гарри Поттера было видно, что сюжеты, финалы, посылы могли сильно различаться. И кто знает, из каких миров были те книги, что в итоге пополнили литературный фонд Мира Битв.
Провалиться на этом уроке Валерии будет очень легко.
Кажется, мисс Эванс чувствовала себя немного неловко в почти полном классе “зомби”. Надо будет к ней приглядеться - почему она не подвержена этому влиянию, в отличие от всех остальных учителей?
Забавно, но в их классе оказалось аж целых двое ребят из тех, кого Вэл заприметила в коридоре.
В частности, девочка-блондинка, которая как раз сидела одна на задней парте.
Валерия поискала глазами другое место, коротко показала Герри глазами, мол, стоит разделиться.
И подошла к сидящей подальше блондинке.
- Привет. Можно сесть с тобой?
Собеседница смерила Вэл неприязненным взглядом. Так конкуренты смотрят на конкурентов. В конце концов, Валерии не нужны были туфли на каблуках, чтобы ровно держать спину и окидывать царственным взглядом всех вокруг. А ее волосы и без всякого лака лежали ровными локонами. Спасибо маминым генам.
- Ну садись, - блондинка недовольно убрала свою сумку с соседнего стула, кинув ее на пол.
- Как тебя зовут?
Соседка смерила Вэл тяжелым взглядом, так и говорившим, мол: “а это обязательно?”
- Нэнси.
- А я - Кэтрин. Классные туфли. А разве в школу такие можно надевать?
- Девочки! Не болтайте! - шикнула на них мисс Эванс, и тут же замолчала. Кажется, она сама была удивлена произнесенной реплике, которая была сказана чисто инстинктивно, по старой привычке.
Приятно удивлена. И немного испугана.
Она быстро сменила недовольный тон на теплую улыбку и добавила:
- Ребята, я рада приветствовать наших новых учеников, Кэтрин Грант и Алекса Миллера. Они приехали в наш класс учиться по обмену. Представляете, какая честь для нашей школы? Ребята, выходите, покажитесь!
Мисс Эванс вызвала Вэл и Герри к доске. Валерия улыбнулась и помахала классу ручкой, пока мисс Эванс что-то еще увлеченно щебетала.
- Привет, Алекс. Привет, Кэтрин, - почти монотонно и синхронно произнес весь класс. Даже Нэнси, хотя в отличие от однокашников она увлеченно рассматривала свой маникюр, словно ища там несовершенства.
- Садитесь, ребята, - благодушно отпустила их с Герри мисс Эванс, - Ну что ж, класс, я просила Вас прочесть к сегодняшнему дню один из самых значимых романов в английской литературе, роман прославивший литературу Великобритании на весь мир! “Гордость и предубеждение”! Начнем с простого. Кто может мне сказать, в чем заключается главный посыл, главный смысл романа?
Руки почти всех детей взмыли в воздух.
Валерии стало немного не по себе. Разумеется, она не читала этот роман.
Мисс Эванс с какой-то ужасной тоской в глазах смотрела на “лес рук”. При этом сохраняя на лице вежливую улыбку. Это было еще более жутко.
Человек понимал, что что-то вокруг него не так, но ничего не мог с этим сделать.
- Ребята, ребята, вы это знаете, я уверена! Может быть, наши гости читали этот роман в Америке? Кэтрин, как тебе кажется, в романе затронут вопрос женской эмансипации?
Ненависть. Внутри просто кипела ненависть.
Валерия ненавидела произносить такое. Нет ни наук, ни искусств, что неподвластны дочери своего отца.
И она с трудом выдавила из себя наивную улыбку дурочки:
- Простите мисс Эванс, я же американка. Мы, американцы, не знаем сюжета книг, если их не экранизировали.
Ни одной улыбки. Ни одного комментария. Не улыбнулась даже мисс Эванс, которая, казалось, даже побледнела. Нет даже недовольных националистическим юмором взглядов.
Сидящая рядом Нэнси только немного вытаращила на Валерию глаза, кажется, уже отвыкнув от таких дерзких и наглых ответов.
Мисс Эванс нервно хихикнула.
- Ох... Отличная шутка, Кэтрин. Что ж... Нэнси, ты сможешь просветить нашу гостью?
- Посыл романа в том, что наши предрассудки, в частности, гордость и предубеждение главных героев романа, зачастую мешают нам в любви, дружбе и вообще в жизни. Только преодолевая наши предубеждения мы можем обрести счастье, - лениво отчеканила Нэнси, смерив победным взглядом Валерию.
- Очень сокращенно, но верно, Нэнси, молодец, - кивнула мисс Эванс, - А теперь давайте я расскажу чуть подробнее. Нэнси у нас любит лаконичность. Кстати, Кэтрин, "Гордость и предубеждение" экранизировали и не раз! Обязательно посмотри.

+2

29

Школа, в которой раньше учился Герри в иной реальности, являлась святилищем подлинного хаоса — стаи отбитых на всю голову спортсменов, сборища рафинированных популярных девчонок, компании типичных ботаников, хулиганов и всех прочих, одиночки, к которым он сам принадлежал… В ней постоянно царил шум. Всеобщий говор порой не затихал даже после начала занятий — учителя не всегда справлялись с молодняком, который не желал поглощать знания и забивать ими свои головы. Он никогда не горел желанием возвращаться туда, но здесь и сейчас, глядя на зомбированный класс, хранящий идеальную тишину, ему начинает казаться, что в его прежней школе может и не было все так плохо, как он представляет.
Герри проходит к парте в дальнем углу и без всякого спросу занимает место рядом с темноволосым парнем, который недовольно на него смотрит.
— Без обид, все места заняты, — пожимает он плечами, мимолетом оценив значки на лацканах соседа.
Некоторые из этих рок-групп ему знакомы. Вероятно, это поможет ему завести разговор, но проблема состоит в том, что он не является ярым фанатом музыкальных коллективов. Он любит слушать музыку, но самую разнообразную, не имеет любимцев и не следит за их жизнью, а это значит, что втереться в доверие благодаря этому не удастся.
— Алекс, — он улыбается одними губами, протянув руку. — А тебя как зовут?
Все, что Герри получает в ответ, это сумрачный и настороженный взгляд. Опуская руку, он улавливает на лице парня замешательство.
— Ник, — тот, наконец, с вызовом произносит свое имя, но тихо — так, чтобы учительница, обратившая все свое внимание на Валерию и девушку, к которой та подсела, его не услышала.
— Рад знакомству, — доброжелательно улыбается Герри, откинувшись на спинку стула, и тут же издает тяжелый вздох, услыхав свое имя.
Мисс Эванс решает, что необходимо вызвать их доске и представить их всему классу. Этого еще не хватало… Дурацкая традиция! Но все равно Герри подчиняется, помня о том, что он должен вести себя паинькой и не вызывать никаких проблем. Он успешно пропускает мимо ушей все, что говорит учительница, а сам более внимательно изучает учеников.
Все они сидят на партах и даже не двигаются лишний раз, держат спину ровно, а руки перед собой. Книги, тетради и ручки аккуратно расставлены. И тишина. Никаких шуток. Никаких смешков. Сплошное равнодушие.
Мисс Эванс, наконец, их отпускает, и Герри возвращается на свое место, ловя на себе изучающий взгляд Ника. Его так и подмывает задать ему все вопросы напрямую, но останавливает то, что новый знакомый вряд ли сможет ответить хоть на один из них. Он крутит в руках ручку, слушая вопрос учительницы и надеясь, что его не заставят отвечать.
Он в прошлой школе прочел “Гордость и предубеждение” по диагонали и понял только то, что все персонажи в этой книжке надумали себе что-то, от чего и появились все их проблемы. Такой ответ мисс Эванс точно не устроит.
Тем временем вокруг поднимается лес рук. Каждый хочет ответить. Это ненормально… Так не бывает ни в одной школе. И это явно понимает не только Вэл и сам Герри, но и Ник, который недовольно прищуривается, и учительница, старающаяся сохранить лицо.
— Что тут происходит? — тихим шепотом задает он вопрос, слегка подавшись к Нику, чтобы его мог услышать только он.
Герри известно, что Ник не даст никакого ответа, но, может быть, удастся вытянуть из него что-то полезное… Главное, суметь его разговорить и постараться сделать это так, чтобы никто их не услышал. Все зомбированные ученики вокруг — это идеальные шпионы, покорные и готовые выполнить любой приказ, так что лучше не рисковать.
Ник не отвечает, покачав головой, и он решает от него отстать. И так понятно, что парень в такой обстановке будет с огромным трудом кому-то доверять.
В любом случае, на уроке все равно не получится побеседовать. Мисс Эванс пускается в рассказ о произведении. Герри подпирает голову рукой, делая вид, будто он слушает ее крайне внимательно, хотя сам больше следит за классом.

+2

30

Вэл видела краем глаза, что Герри попытался разговорить того парня в очках, но не стал напирать слишком активно.
Что ж. Правильно. Ему ведь досталась роль пай-мальчика. Настало время делать свою часть работы.
Мисс Эванс вызвала одного из учеников для подробного рассказа.
Идеальные воспоминания о произведении. Без запинки, словно зачитывание статьи из Википедии, однако ученик был готов ответить и на все “каверзные” вопросы. Несколько минут он что-то рассказывал, а Валерия… целенаправленно не слушала. Смотрела то в окно, то на одноклассников.
Попыталась сфокусироваться на ощущениях в магии вокруг. Пока что все было тихо. Даже как-то слишком.
Наконец, мисс Эванс закончила свою речь.
- Ну что ж, хоть я не сомневаюсь, что большинство из вас прочли это великое произведение, мы с Томми постарались кратко напомнить вам его основное структурное содержание. Спасибо, Томми, садись. Итак, дети, как вы предполагаете, к какому жанру относится этот роман?
Все ученики мгновенно вскинули руки, но Вэл была раньше всех.
- Хм… Ну, Кэтрин? Как тебе показалось?
- Я думаю, это романтизм, - без тени сомнения ответила Валерия. Не слишком бредово звучит, как, скажем, "Антиутопия", в принципе не особо внимательный ребенок мог бы спутать.
Мисс Эванс поморгала пару секунд. Кажется, она стала отвыкать от явных промашек.
- А… почему ты так считаешь?
- Ну, это же роман. Значит, жанром должен быть романтизм, - сказала Вэл, тоже глупо поморгав и стараясь не засмеяться.
Перебор. Выглядело очень карикатурно, но она очень старалась играть свою роль. Валерия была гением, начинающим магом, ученым. Не актрисой.
- Ох, Кэтрин, ну нет же… - начала было мисс Эванс и хотела продолжить, но Вэл ее перебила, плюнув на все приличия.
Еще один возможный триггер для расследования.
- Да я пошутила, мисс Эванс. Это романтизм потому, что большая часть произведения посвящены каким-то глупым страданиям героини.
- Ну, ты не совсем верно понимаешь суть этого жанра. Билл, можешь нам пояснить, в чем различие между реализмом и романтизмом?
Еще один ученик начал отчеканивать ответ без запинки.
Сидящая рядом Нэнси хмыкнула и не удержалась от комментария, метнув на Валерию уничижительный взгляд:
- Ну ты и… американка.
Отлично, на то и был расчет.
- Слушай, а почему тут все… Ну… Как зомби? По-моему, это нормально, иногда не делать домашние задания и прогуливать уроки. Невозможно же выучить все, - зашептала Валерия, пока мисс Эванс отвлеклась на Билли и его ответ, - А здесь даже никто не двигается, ногу на ногу не закинет.
Нэнси взглянула на собеседницу. Она как-то зло усмехнулась, но в этой злобе было что-то иное. Это злоба загнанного животного, которое скалит зубы, потому что больше ничего не остается. Загнанный зверь всегда кусается больнее.
Она явно хотела сказать что-то еще, и даже уже открыла рот, но… Кинула взгляд на остальной класс, поджала губы. А потом неожиданно гораздо теплее улыбнулась и добавила:
- Мы просто… англичане. У нас в крови выдержка, дисциплина и ответственность. Это честь - учиться в английской школе.
До конца урока оставалось всего десять минут.
Надо будет отловить Нэнси на перемене.
Она точно знала немного больше, чем говорила. Это было видно по ее недобро прищуренным глазам.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [06.10.2016] The Faculty


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно