Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [03.08.2016] Desperate Attempt


[03.08.2016] Desperate Attempt

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Knowing me, knowing you
There is nothing we can do

https://i.imgur.com/zrR3HSM.png

03.08.2016, Нью-Йорк

Гамбит, Шельма


Насколько бывает крепка любовь? Насколько далеко она может затянуть? На какие безумные поступки она может подтолкнуть? Способна ли любовь переломить страх и преграды? И что лежит за этими преодолениями? Насколько далеко удастся пробежать дистанцию с препятствиями, если они невероятно опасны? Во всех книжках говорится о том, что любовь может преодолеть все, а в фильмах, пока не идут титры, шанс ещё есть. Возможно ли Лебо преодолеть то, что было тупиком? Возможно ли, что Шельма решиться дотронуться до того, кто готов пожертвовать собой, осознавая, что это причинит им боль? Насколько далека звезда их удачи? Способны ли двое влюбленных пойти на осознанный риск, отчаянно отбросив все свои сомнения?

Отредактировано Gambit (06.10.2021 22:09)

+3

2

Дорога домой оказалась мучительно томительной. Сначала их с Роджерсом доставили на базу, затем, каждый еще раз отчитался о произошедшем, рассказав для записи в цифровой архив удивительную историю приключениях с изменением генома. Дальше был подробный письменный отчет. Девушка умышленно скрыла пару фактов их с Кэпом непрофессионализма из-за чего они собственно и попали в руки врага. Скорее все Стив сделал точно также. Еще, Анна не хотела рассказывать о человеке, спасшем их в больнице, ведь это могло как-то отразиться на его карьере агента. Поэтому  только вскользь упомянула о неизвестном помощнике, «возмоооожно», работавшем под прикрытием на правительство.
Ближе к полудню их отпустили и, распрощавшись с другом, Шельма отправилась домой. Порядком подустав, решила поймать такси. Сев на заднее сидение, девушка смотрела в окно на пролетающие мимо картинки, плавно погружаясь в собственные мысли. Дома, люди, машины, все смешалось в бешеном темпе крупного миллионника. Вот и она, одна из них – маленьких муравьев, тихо ползет себе в норку, в надежде на светлое будущее. Сколько ее не было дома? Дня три? Что за это время родилось и успело помереть в голове у креола, Анна думать не хотела, хотя-бы сейчас, пока не приехала домой. Слишком бурный оказался их последний диалог, отдельные фразы которого все еще причиняли боль. Сжав губы, южанка шмыгнула носом. Он ведь просил предупреждать, просил хотя-бы оставлять весточку, но как? Как она это могла сделать, потеряв память на все это время? Вытащив телефон, девушка взглянула на список пропущенных – ни одного от креола. Черт. Черт! Сжав и разжав ладонь, провела ею по волосам, поправляя выбившуюся из копны прядь. На перчатке осталась парочка длинных белоснежных волосинок.
Даже если по всем анализам они со Стиви были здоровы, то оружие, что едва не убило их днями ранее… Оно могло дать мутацию в ее организме, которая пока не проявилась. Или же проявится потом, в будущем. Не у нее, так у ее детей или внуков. Вдруг это породит какую-нибудь убийственную мутацию и пострадает вся планета? Или вообще Вселенная? Так, стоп, каких детей? Она и о свадьбе не мечтала еще недавно, а тут какие-то патологические дети. Мысли, крутившиеся в голове южанки, были похожи на сумасшедший рой пчел, готовый вынести остатки здравого смысла куда-то за горизонт. Как рассказать Гамбиту о случившемся, как наладить ситуацию с Эриком? Как ей теперь жить, черт побери?!
Заехав по пути в небольшую кафешку и купив кофе с пончиками, Анна решила начать разговор издалека, понять в каком состоянии сейчас ее любимый и степень холода между ними. Поднявшись на последний этаж, дернула дверную ручку. Закрыто. Запасные ключи лежали в кармане, поэтому пришлось немного постараться изловчиться, дабы удержать и кофе и коробку с пончиками в одной руке, другой же добраться до смешного брелка в виде игральной карты с сердечком. Щелчок замка и из темноты коридора раздалось громогласное хоровое «мяу». Коты явно были чем-то недовольны, нервно подергивая хвостами и виляя у барышни под ногами. Признаться, пару раз Аня чуть не упала, пока добралась до кухни, но когда обнаружила блестящие от своей пустоты, вылизанные миски местного хвостатого ОПГ, поняла, из-за чего они так негодуют. Насыпав корма и поменяв воду, девушка направилась ко второму проблемному месту – туалету, где располагался лоток. Нет, не так. ЛОТОК! Царских размеров огромное поле для кошачьей радости больше походило на песочницу в детском саду, и превосходило по своим размерам человеческий фарфоровый трон раздумий. Черт, ну креол! Я все понимаю, но это… Сжав губы, Шельма быстро закончила с уборкой, попутно закидывая раскиданные по дому вещи в стирку.
Судя по состоянию квартиры и котам, хозяин уходил из дома в спешке и его не было дома минимум сутки. Он не оставил никаких записок или сообщений, видимо находясь все еще под впечатлением последней ссоры. Но куда мог податься? Приняв душ и переодевшись в домашний спортивный костюм синего цвета, Анна-Мари упала на диван, закинув ноги на стол. Немного полежав в полной тишине, сдабриваемой редкими мявканиями  на кухне, южанка не выдержала и написала сообщение. «Ты где?» Вполне могло так статься, что Гамбита тоже позвали на задание, а ее звонки будут весьма не к месту. «Я дома. Буду ждать тебя.» Кофе давно остыл, как и пончики. Где ты? Все ли с тобой хорошо?
Полежав так еще полчаса, бестия направилась на кухню, чтобы если и встречать мужчину для разговора, так хоть не с пустыми руками. Быстрые бутерброды на скорую руку, салат из остатков зелени, пара тостов. По всей видимости, надо было вместе с финансами еще и пару уроков кулинарии брать. Куда ей до каджунских изысков? Вы хоть раз пробовали, что готовит креол? Да, в первый раз кажется, словно он варит адское варево, но распробовав понимаешь, что вполне себе съедобно. В следующий раз за уши не оттянешь!

+3

3

Вместо тепла зелень стекла,
Вместо огня дым
Из сетки календаря выхвачен день
Красное солнце сгорает дотла,
День догорает с ним
На пылающий город падает тень

Считается, что игральные карты обладают магическими свойствами. Естественно, когда они оказывались в руках Белого Дьявола, то это можно было воспринимать буквально. Но в целом игральные карты были теми же Младшими Арканами системы Таро - гадательными картами, которые могли предсказывать будущее. Каждая карта символизировала то или иное событие, ситуацию, отношение к ней, человека и многое другое. А если разбираться в этом деле глубоко, то каждая карта обретала свое "название", свой облик, свой характер, свое значение.
Обычно Гамбит умел лихо управляться с этими картами, различать их и не терять себя. Помнить кто он, знать, чего он хочет и находить способ добиваться этого. Только последнее время он терялся среди этих "обличий", не понимая ни того, что ему нужно, ни того, как это добиться. Самым печальным и тяжелым в этом всем было осознание всего этого. Это осознание могло и не прийти - достаточно было просто плыть по течению бессмысленного бытия и искать ответ на дне стакана.
Реми ничего не хотелось последнее время. Он обижался, был недоволен, воротил носом и накручивал себя. Иными словами вел так, как не было свойственно ему в основном. Он пытался переключиться на что-то или кого-то, что было уже более похоже на него, но ничего не получалось. И нужно признать то, что осознание того, что он был сам на себя не похож и представлял из себя какое-то жалкое подобие себя самого ранило больше всего.
Лебо всегда находил себе занятие, место и компанию. Он мог бы выкрутиться из практически любой ситуации, сделав вид, что ничего не произошло. Но чем дальше все заходило, чем глубже он зарывался в чувства и отношения, тем более отступал от собственной свободы, легкости и простоты. И эти перемены, которые он считал не просто странными, а негативными, не давали ему покоя.
Анна Мария не выходила на связь несколько дней, а сам он не решался написать первым. Не потому что боялся, не потому что ему было страшно или стыдно, - нет. Он решил поступить как гордый и самомнительный придурок - доказать свою правоту и стоять на своем до конца. В результате Шельма пропала Бог знает куда. Он понимал, что рано или поздно кто-то из них сломается первым, рано или поздно это должно было произойти. И наверное ему стоило быть первым, переступив через собственную гордость и принципы, потому что в жизни было кое-что важнее этих двух категорий. И терять время на них было бы глупо. И он решил не просто пойти навстречу, набрав её, а вернуться домой.
Однако, внутри его встретили лишь трое котят, подаренных Мистик. Вся эта ситуация его неприятно удивила. Но почему Анна должна была соответствовать его ожиданиям? Она могла поступать так, как считала верным. Возможно, она тоже решила хлопнуть дверью и показать, что она права. Возможно, это и произошло - по крайней мере, так посчитал Гамбит.
Он провел в квартире сутки. И тут начиналось самое "интересное" - он просто начал сходить с ума. Наверное, это понял бы каждый у кого было свободное время и который не мог просто без того, кто дорог. Того, кого ждешь. Да, у тебя есть компьютер, телевизор, музыка, трое котов в придачу, но во всем этом не хватает главной женщины и виновницы всего этого обычного быта, без которой просто начинаешь лезть на стену и даже потолок.
Была ли это гордость или же произошло что-то? Эти мысли не покидали его головы долгое время, пока он ворочался на диване, в постели, на полу и зырил в окно. Не то, чтобы он считал и жалел, что это был явно выброшенный в мусорку день, но ему было обидно. Почему она не сказала что уходит? Почему она не предупредила, куда отправится? Если она была недалеко, то почему не возвращалась? А вообще, могла ли она этого не делать, раз он сам ушел? Могла, наверное. Но ему было обидно. Он не знал что думать. Он мог ей написать, мог позвонить, но стоило ли? Он не хотел обсуждать с ней по телефону их отношения, предпочитая прямой контакт. А возможно, она отлучилась по какому-то вызову на срочное дело? Тогда тем паче ей стоило предупредить его. Но если же нет... Он не знал, что думать. А что думала Анна, когда его не было?
Он понимал, что поступил не хорошо и по большому счету ему не было оправданий в этом отношении. Поэтому он не мог её винить в том, что её не было и что она не предупредила, куда она ушла.
Но оставаться в этом месте и тупо смотреть в стену Гамбит тоже не мог. Он понимал, что так точно рехнется и поедет головой. Поэтому он решил попытаться заглушить этот статический шум в собственной голове, отправившись в какой-нибудь бар, возможно, поиграть в карты. Только бы время убить и только бы оно летело быстрее.
Реми приходил домой только поздно ночью, возвращаясь в гулянок и игровых вечеров. По крайней мере, ему удалось даже немного заработать денег. И даже без воровства, как просил Росомаха! Ну почти. О шулерстве Логан не говорил ведь. Но следов Анны все ещё не было.
Уже сбиваясь со счета дней, Реми все ещё торчал в подпольных барах, где его если и знали, то не в лицо, где он опять решил обчистить кому-то карманы за игровым столом. Жужжащий звук входящего сообщения заставил его нервничать прямо во время игры. Ему было все равно, что он мог выдать свои карты. Вообще отвлекаться на звонки и текстовые сообщения было дурным тоном во время карточных игр, где на кону были деньги. Но Лебо считал, что был карточной акулой такого уровня, что мог себе это позволить сделать, более того, он очень надеялся, что ему пишет она или кто-то пишет о ней, а не что это очередной спам.
Быстро пробежавшись по сообщению глазами и уже собираясь прятать телефон в карман, Реми увидел второе сообщение. По тексту обычно тяжело понять настрой человека, но вроде бы по её словам можно было сказать, что она не была в обиде или что-то такое. Более того, подразумевалось то, что она его ждет. И не где-нибудь, а дома. У них дома.
Во рту пересохло., а по рукам пробежались мурашки. Само осознание того, что у них есть дом, где она его ждет, было настолько будоражащим ощущением, что передать это словами было бы трудно. Ему надо было сворачиваться и бегом собираться домой. Он настолько резко принял это решение, что был готов даже слететь с сегодняшней игры и проиграть выставленные им деньги на сегодня. К счастью, они ещё только были на флопе, поэтому он не успел повысить ставки. Сказал что пас, сдал свои карты и свалил.
Он думал об их последнем разговоре. Он хотел, чтобы что-то поменялось. Ему претила мысль того, что ему не доверяли. Он все равно видел в Эрике своего заклятого соперника, который угрожал их идиллии, которая из без него была тяжелой. И он надеялся, что если она желает проверять этот проклятый браслет, то она будет проверять его на нем, чем с кем-то ещё.
Надо было возможно купить что-то на ужин, но магазин был недалеко от их дома и поэтому Реми не стал задерживаться на то, чтобы зайти туда. Он мог ещё раз выйти и купить что-то к столу, если понадобится. В первую очередь хотелось увидеть её и убедиться, что она в порядке. Тем более, он не ответил ей ничего и не перезвонил, поэтому спешил поскорее домой.
Потянувшись рукой в карман куртки, и наковыряв между колодами карт, Реми вытащил связку ключей. Металлический ключик легко вошел в скважину и открыл замок после двух оборотов. Звякнув связкой ключей и закрыв за собой дверь, Лебо снял куртку и повесил её на вешалку в шкафу, ступая вперед в поисках Анны.
Сердце заколотилось чаще, а глаза цепкой хваткой "ухватили" Шельму, которая находилась на кухне. Он невольно улыбнулся ей, а внутри напряжение отошло на задний план.
- Я здесь. Как ты? - перебив легкий комок, подошедший к горлу, произнес Гамбит.
Не дожидаясь ответа, креол направился к Анне, аккуратным движением рук, заключая её в объятья.

Перемен требуют наши сердца,
Перемен требуют наши глаза,
В нашем смехе и в наших слезах,
И в пульсации вен
Перемен!
Мы ждем перемен

Отредактировано Gambit (09.10.2021 22:28)

+1

4

Тот, кто погас, будет ярче светить,
Чем кометы, пролетающие над планетой.
Из пустоты без твоей красоты
Не родится юности вольная птица.
Лети над землей,
Словно орёл, словно орёл.
Свети над землей,
Словно огонь, словно огонь.

Размышляя о том, что говорить Реми, Анна уже перебрала миллион вариантов от самого нелепого до глобальной катастрофы, но так и не смогла придумать, что и самое главное, как сказать мужчине. Возможно, ей придется извиняться за пощечину, а может за то, что перепутала креола с Роджерсом. Но в этом она уж точно не виновата! Память столь избирательна, что диву даешься, и когда Мари позорилась, то делала это эффектно.
Меряя шагами пол, словно кошка в запертой комнате, южанка поглядывала на телефон, но тот молчал. Может он действительно на задании, поэтому в спешке собирался? Или же случилось самое страшное и его опять увезли разгребать дела гильдии? О, нет-нет-нет. Сейчас он бы с ней так не поступил, только не Реми.
У входной двери послышался шорох и коты ломанулись в коридор, радостно мяукая вошедшему. Девушка как завороженная смотрела на входящего на кухню мужчину. Все переживания по поводу случившегося накатили с новой силой и выдавливая из себя едва заметную улыбку, южанка сжала кулачки, видя приближающегося креола. Но, видимо, мужчина остыл, что-то обдумал и сейчас уже не был таким эмоциональным идиотом, как три дня назад. Улыбнулся. Он ей улыбнулся.
- Я в поряд-ке. – Договаривала фразу уже в его объятиях, уткнувшись носом в рубашку. Его любимый парфюм известной марки и ее, смешанный с запахом сигарет. Вот он, здесь, рядом с ней, такой родной, нежный, заботливый, такой теплый и ее. Он только ее. От такой простой мысли что-то щелкнуло в голове Анны. Браслет работал уже несколько часов, так что навредить Гамбиту она не боялась. Протянув ладони к лицу креола, южанка изучала пальчиками его улыбку, едва заметную щетину, маленькие, но уже заметные первые морщинки у внешних краешков глаз и на лбу, ближе к переносице. Вот так все просто, им уже давно не по двадцать. Она тоже больше не та молодая бестия, что сводила с ума своей красотой мужчин. Сейчас перед Гамбитом была средних лет женщина, гордая, сильная, храбрая, но такая ранимая и хрупкая. Оба в простой домашней одежде, они оба такие… Обычные. Никого возраст не красит, а в их случае вообще повезет дожить до пенсии. Всегда, первым, что бросается при появлении каджуна – его взгляд. Это правда. Черная глубина ночи с красной радужкой, отражающей сущий ад, что порой творился в жизни стоящего рядом мужчины. И все же. Как он может с такой любовью смотреть этими самыми глазами только на нее? Как он может передавать ими всю ту боль и отчаяние, что разрывает его изнутри каждый раз после их ссор? Дьяволенок. Сжала губы. Даже после потери памяти я искала тебя. Я видела во всех только тебя.
- Прости, что так долго. Мы попали в переделку с Роджерсом, пришлось задержаться. – Осторожно начала свой рассказ южанка. – Нас отправили найти оружие, но мы оказались слишком беспечны и сами угодили в ловушку. – Аккуратно подбирая слова, она хотела объяснить свою пропажу максимально нейтрально, дабы не напугать любимого.  – Все хорошо, никто не пострадал, мы живы и все в полном порядке. – И опережая возможные дальнейшие вопросы, быстро продолжила: - Какое-то время у нас была амнезия, поэтому мы не могли никому ничего сказать, даже связаться с Иксами или Мстителями. Извини, что заставила волноваться. Опять. Опять… - Если бы Реми мог заглянуть сейчас в голову девушки, возможно он бы увидел, как такая простая и всем очевидная мысль рождалась сейчас в ее сознании.
Вот что можно сказать о девушке, положившей свою жизнь на алтарь спасения мира? Героиня? Спасительница? Профессионал? А потом? Что потом о ней скажут? Погибла смертью героя? Спасла тысячи? Да кому это к чету сейчас интересно?! Кому это нужно, когда счастье так близко? Вот оно, стоит коснуться пальчиком его губ. Ухожу. Я хожу! Глаза широко распахнулись, обжигая изумрудным огнем.
- Реми, прости меня пожалуйста за историю с браслетом. – Отстранившись, сделала пару шагов назад, давая пространство для психологического маневра. – Я была неправа, что не поделилась с тобой своими проблемами. Это было жестоко с моей стороны. Жестоко и глупо. С Эриком у нас никогда ничего не будет, поэтому постарайся понять и принять эту простую истину. Еще, хочу рассказать тебе кое-что, чтобы ты понял и принял мои извинения, поэтому не перебивай. – Собравшись с силами, Шел быстро продолжила: - Три дня назад мы едва не погибли с Роджерсом. Оружие, которое нужно было найти и вернуть сработало на нас, изменяя и разрушая нашу структуру тела. Нас спас агент, работавший под прикрытием. Но побочка от противоядия и степень поражения оказались слишком большие, поэтому, во время восстановления мы на три дня потеряли память. Видит Бог, я уже миллион раз пожалела, что отправилась туда. – Обхватив руками плечи, Анна облокотилась на столешницу кухонного гарнитура. – Все это сейчас говорю не для того, чтобы ты переживал, меня пожалел или что-то такое. Все мы работаем на грани. Просто… Просто я наконец-то поняла, что ты хотел мне сказать. Когда память вернулась, и я все вспомнила, то первое, что было в голове, первая мысль и единственное желание – чтобы ты никогда не попал в подобную ситуацию. Потому что я не представляю… Я больше не представляю своей жизни без тебя. Прости меня.
Больше не осталось слов, не было ничего, что она бы скрывала от стоящего напротив мужчины. Он хотел знать о ее жизни, хотел заглянуть за выстроенный годами огромный забор, коим Анна отгородилась от всех. Он сам этого захотел. Что ж, пора впустить его к себе, показать какая она на самом деле, какая слабая и напуганная девочка, все еще надеющаяся на счастье. Показать свои слабости – не это ли самый верный знак доверия?
Маска, треснувшая там, в Орлеане не так давно, наконец-то разломалась и упала, обнажая естество. Больше не имеет смысла куда-то бежать, в чем-то упрекать, не доверять. Больше нет ничего что могло бы ее остановить. Схватить руками свое счастье и никогда не отпускать, теперь она точно готова.

Тот, кто терял, будет снова любить -
За рассветом, близится вечное лето.
Ночь до зари, ты в душе береги свою птицу,
Не дай ей разбиться.
Лети над землей,
Словно орёл, словно орёл.
Свети над землей,
Словно огонь, словно огонь.

Отредактировано Rogue (09.10.2021 19:42)

+1

5

Электрический свет продолжает наш день,
И коробка от спичек пуста,
Но на кухне синим цветком горит газ
Сигареты в руках, чай на столе - эта схема проста,
И больше нет ничего, всё находится в нас

Прежде, чем им удалось о чем-то вести диалог, Анна заговорила первой. И не просто заговорила, а начала чуть ли не монолог, в который Реми тут же хотел что-то бы да вставить, да никак не получалось. Она подтвердила то, что была на задании с Кэпом. Отношения со Мстителями у Лебо были не самыми дружными - случившийся раскол между ними и мутантами не просто покоробил их союз, но и вовсе нарушил его. Нарушил настолько, что Гамбит, не желавший принимать во всем этом участие, был просто вынужден это сделать. Не ради каких-то принципов, идеалов или чьих-то амбиций, а ради детей Школы, которых в придачу назвали уродами и чудовищами.
Конечно, Капитан Америка был ярким представителем Мстителей, могучим героем, сражающимся наивно за идеалы добра и справедливости. Но порой эта справедливость омрачалась зернами зла, прекращала быть справедливостью и становилась жестокостью. Поэтому известие о том, что Шельма отправилась на операцию с Мстителями не особо радовала Гамбита. Он знал, что она была членом группы прежде и понимал, что ей было не так просто расставить точки над "i", поэтому не пытался давить на неё в этом плане. Он понимал, что это тяжелый вопрос, который лучше не стоило поднимать. Тем более, что были проблемы посерьезнее.
На её руке все ещё был браслет. Похоже, активированный. Они могли дотрагиваться друг до друга, обниматься, не опасаясь коснуться участков её кожи. Этот самый браслет и связанные с ним события стали поводом для прошлой ссоры. И это было куда важнее, чем операция с Кэпом. Ну почти. Это было относительно.
- Амнезия?
Она все помнила и кажется, что эта амнезия прошла. Он только и успел, что кивнуть ей в ответ, что она не предупредила его и просила прощения, так как заставила волноваться, но прежде, чем он снова хотел задать ей вопрос, она вновь продолжила. В этот раз начав про браслет - она начала просить прощения, хотя он уже был готов сам признать свою вину за срыв со своей стороны. Затем про Эрика, а ещё попросила не перебивать её. И Реми действительно не стал, даже прекратил попытки что-то сказать. Уголок его рта чуть поднялся вверх ненадолго, хотя то, что она говорила не совсем радовало его. Это были не шутки и не простая бытовая тема или тривиальный разговор. Она вновь вернулась к операции, на которой была. Сказала, что чуть не погибла. Непробиваемая, непроницаемая суперсильная Шельма, которая некогда надирала зад Мстителям и Иксам, чуть не погибла!
Гамбит опустил голову чуть вниз, но не сводил глаз с Анны. Она была очень живой, видимо она готовилась это все ему сказать, но получалось как-то экспромтом. Её было интересно слушать, наблюдать за её мимикой, её взглядом, слушать её голос, да и хотелось просто дослушать, что же она хотела ему сказать.
Так вот, пережив критическую ситуацию между жизнью и смертью, она столкнулась с каким-то оружием, которое разрушало её тело. Невольно опуская глаза вниз, он рассматривал её сверху вниз, а затем обратно. Их кто-то спас, но они потеряли память в результате исцеления. А заканчивался рассказ возвращением её памяти и мыслью, которая пришла к ней по итогу воспоминаний.
Несмотря на то, что на дворе был всего лишь август, по коже Гамбита пробежались мурашки. Он помнил о том времени, когда она спала беспробудным сном и когда он отчаянно пытался её разбудить, будто спящую красавицу. Только в отличие от сказки Шарля Перро принц не мог её поцеловать. Даже если это был принц воров. Это беспомощное состояние, в котором она пребывала, и то беспомощное состояние, в котором был он, пока не нашел и не выкрал дитя, было, пожалуй, самым худшим из состояний, в котором он был. Она говорила о том, что боялась представить и не желала, чтобы он оказался в той ситуации, в которой оказалась она. Но все это можно было довершить ещё несколькими словами с его стороны.
- Я не хочу, чтобы ты испытывала то, что испытывал я. Есть вещи, страшнее собственной смерти.
Он не хотел ворошить прошлое и вспоминать то, что пытался забыть. Но так или иначе это прошлое всегда настигало его и тех, кто ему дорог. Так было всегда. Попытки закрыться, спрятаться от него всегда были тщетны и играли всегда против него.
Он начал представлять, что это было за оружие и то, как оно действовало на неё. Как это все было, как она страдала и мучилась. Роджерс тоже, наверное, но сейчас речь была не о нем. Она шла об Анне Марии и скорее даже о них. И эта фантазия не особо нравилась ему.
- Не так представлял я себе этот parlez, - произнес креол после небольшой паузы, но улыбку снова не сдержал, - Знаешь, я первым хотел просить прощения, но сама понимаешь.
Женщин пропускали вперед и перебивать он действительно не хотел. Улыбка пропала с его лица, он не хотел показаться таким, что готов шутить. Он ощущал ком в горле, который мешал произнести всего несколько слов, но важных слов.
- Ты меня тоже прости. За то, что наговорил лишнего и... сорвался.
Ему стало немного легче, попустило. Он не привык просить прощения, признавать свою вину, это было редкостью. Игривый и легкий креол привык вылазить сухим из воды, не обмазываясь дегтем, когда вылазил из бочки. И если задуматься об этом, то за его долгий путь, он столько раз наталкивался на любовь, которая проходила мимо, ускользала сквозь пальцы. До тех пор, пока они не встретились. Он не мог даже толком объяснить, что конкретно зацепило его в ней. Анна была не простым человеком - её способности сделали её замкнутой, её среда - жестокой. Она не была той девушкой, которую можно было так просто обвести вокруг пальца. Она была не той, до которой было легко достучаться. Она была не той, которую легко можно сделать счастливой. Но он шел до конца. И сейчас был прямо перед ней. И он не таил на неё обиды. Это был пройденный этап. Они прошли через столько преград, что его пустые обиды и претензии были ничтожны и несерьезны. Были конечно моменты, когда она была невыносима, но даже в них она обладала таким шармом, что Гамбит не мог долго держать на неё обиду.
- Ты не заслуживала этого. Просто... Ощущать беспомощность и тщетность своих попыток - пугает.
Почему он это ощущал? Потому, что он был эгоистом. Он хотел подарить ей счастье. Но боялся того, что этого сможет добиться кто-то другой. Пусть это был Джозеф, Эрик... Последний вызывал тревожные ощущения у Гамбита. Магнето был не просто мутантом - это был лидер, который мог вести за собой людей. Он был могущественным, хитрым. Конечно, у Гамбита и были в голове варианты в голове, как могла произойти их встреча и чем бы это закончилось. Он даже рассматривал вариант того, что выпустил бы того, кого пытался затолкать поглубже. Но хватило бы ему сил? Он был лишь Принцем Воров Нового Орлеана. Какие у него были шансы против Лидера Братства Мутантов? Да и вообще, он ревновал Анну даже к страшиле Дэдпулу, которому вообще все было ни по чем. Были ли шансы у Реми? Мог ли он сделать то, что ему хотелось? Если верить словам Анны, то он этого добился только что. Оставалось лишь протянуть руку и взять. Но блистающий на её руке браслет не вызывал надежных ощущений, да и был ли он тем, кто мог быть с ней?  Petite и без того настрадалась за свою жизнь. Подвести её и стать причиной её гибели в каком-либо смысле Дик не хотел.
- Будешь чай? Или кофе? - он двинулся к коробкам, в которых были пакетики чая и рассыпчатый кофе.
Вытащив две чашки, он уже готовился приготовить то или иное, одновременно запуская в работу чайник, наполненный водой.
- Что с браслетом-то? Какие ощущения?
Он знал, что эта штука доставляла ей дискомфорт. Он не мог это ощутить сам, разве что догадываться. Браслет сдерживал её могучие способности, которыми она могла убить при желании и длительном контакте. Поэтому можно было догадаться, какие ощущения вызывала эта штука. Но пока у него была возможность, он развернулся и взял её за руку. Один этот жест стоил долгих лет и значил теперь очень многое для обоих.
- Знаешь, мне кажется, что если бы нас лишили вновь способностей, как тогда тем мечом... Нам обоим было бы проще. Никаких больше опасностей, никаких больше Иксов, Мстителей и мутантов. Никаких Гильдий, Кандры и прочих. Просто ты и я. И целый мир вокруг.

Перемен требуют наши сердца,
Перемен требуют наши глаза,
В нашем смехе и в наших слезах,
И в пульсации вен
Перемен!
Мы ждем перемен


* parlez (фр.) - разговор
** Petite (фр.) - малышка

Отредактировано Gambit (15.10.2021 19:19)

+1

6

На удивление Анны, Реми реагировал более чем адекватно. Мужчина спокойно выслушал весь ее монолог, смиренно ожидая окончания рассказа о случившемся, и если бы не живая мимика креола, то Шел вряд ли  бы вообще догадалась, что происходило у него внутри. Он переживал, но всеми силами старался не перекладывать эти чувства и на нее. Хотел попросить прощения первым? Так чего же не позвонил?! Почему не…?! На мгновение зеленые искорки укора обожгли обворожительного Короля воров, но южанка быстро погасила внезапную обиду, осознав безвыходность ситуации. Черт. Что ж, миссия дала им время, чтобы остыть. Ну, хоть какие-то плюсы в сложившейся ситуации.
- Пугает. – Шел знала, что это были не просто слова, креол на самом деле понимал, что она хотела ему сказать, он знал и сам не раз сталкивался с подобным. Поэтому полностью осознавал, значение таких простых и в то же самое время сложных вещей.
Кивнув на извинение, девушка с любовью наблюдала за передвижениями ЛеБо по кухне. Все вновь становилось таким обыденным, домашним, теплым и уютным, поэтому стараясь не светиться сильно от счастья, южанка оставила поле боя любимому, давая ему возможность поухаживать за собой. В конце концов, она знала, что ему, как истинному дамскому угоднику,  это доставляет удовольствие. А уж какое удовольствие это доставляет ей, непривыкшей к заботе, к поцелуям по утрам, таким простым вопросам про напитки или про то, где лежат какие-то их вещи, даже говорить не приходится. Их вещи. Не ее, не его, а их. В этом маленьком хрупком мире появились общие бытовые ситуации, совместные шутки, понятные только им двоим, даже некоторое деление территории в виде покупки разных шампуней для волос. Не это ли счастье, которого она так ждала?
- Мне чай, пожалуйста. – Сложила руки на груди. – Я купила пончиков, но если ты еще не ужинал, то можем заказать что-нибудь из ресторана… Браслетом? – Удивившись вопросу, девушка взглянула на аппарат. Тонкое железное кольцо с небольшим сенсорным экраном для выключения и зарядки, расположившее на ее тонком запястье, заиграло в свете ламп. Единственная возможность быть полноценной, шанс на счастье с Реми, ее удача и, как бы глупо не звучало, проклятье. Да, Тони постарался над ним, а Эрик доработал, но… Чувствовала ли она теперь свободу? Отпустила ли тот ужас, что вскрывается в момент отключения аппарата? Нет. Девушка все также боялась, что ночью может задеть сенсор и отключить прибор, она все также опасалась внезапных непредвиденных ситуаций с животными, да и в целом любой бытовой.
- Он теперь не доставляет тех неудобств, что были. Хотя, ощущение от «выключения» не очень приятное. Это схоже с… - Это можно было бы сравнить с чем-то вроде внезапно утраты возможности дышать под водой у рыб или же отсыхания крыльев у стрекоз в момент полета, если хотите. Вот ты полон сил, чувствуешь каждой клеточкой что живешь, а тут миг и опустошение. Американские горки какие-то. – Даже не знаю с чем. Это нужно попробовать, чтобы понять. – Теплая ладонь коснулась ее ладошки, согревая и таким способом огораживая от всех невзгод. – Ты же помнишь, чем все кончилось? – Хмыкнула. – Мы все равно вернулись к нашим обязанностям спасать мир. – По поводу Мстителей сегодня южанка уже решила для себя вопрос, как бы сильно это не мешало стратегическому распределению сил команды. – Насчет Мстителей… – Сжав ладонь креола, Анна-Мари печально улыбнулась, собираясь с силами для объяснения. – Знаешь, сегодня утром, когда писала отчет о случившемся, поймала себя на мысли, что я ведь не простой мутант, согласись. У меня огромные возможности, силы, да я, черт побери, летающий кирпич и всего одна ошибка едва не стоила мне жизни. И если мне в следующий раз так не повезет, то, что будет с тобой? Нет-нет, я не хочу сказать, что твоя жизнь зависит от моей или что-то такое, - занервничав, Шельма начала ходить по кухне. Это было ошибочным определением того, что хотела сказать, и вышло довольно криво, поломано, невнятно. Не так она хотела показать Гамбиту свое доверие и осознание сложившейся ситуации. Получилось так, словно она привязала его, насильно не дала выбора и сказала остепениться, ведь без нее он не сможет существовать. Нет, скорее всего, все было именно так, по крайней мере, с  ее стороны, но никто и никогда не облачал в слова эти мысли. И даже если она тогда и вытащила креола с порога смерти, даже если он сам не раз оказывался рядом в самые сложные для нее времена, никто никогда не вешал ярлык на их отношения, просто потому что их фактически не было. Много попыток, все неудачные, многие просто провальные и сему вина в первую очередь ее несносного характера, что пришло в голову многими годами позже требуемого.  Но все же! Даже если делать поправку на возраст, даже если откалибровать  ее взгляды на прошлую жизнь, если… Так много этих «если», которые пришлось прожить, пришлось осознать и принять. – Просто не хочу неизвестности. Она убивает сильнее правды. Поэтому, поэтому… Я решила уйти из Мстителей. – Как только слова покинули чудесный ротик южанки, для нее во всем мире воцарилась звенящая тишина, от которой побежали мурашки по спине. В любом случае Реми должен знать о ее решении, даже если будет «за» или «против». И к последнему девушка склонялась меньше всего, ведь всем известным «теплые» чувства между ее второй командой и обаятельным креолом. Видимо, это придало ей немного уверенности в своем решении.
Наверное, приди это решение чуточку раньше, ее жизнь сложилась бы иначе. Не было бы ни браслета, ни кучи проблем, появившихся с ним. Не было бы столько друзей и товарищей, способных отдать свою жизнь ради ее спасения. Не случилось бы столько ошибок на миссиях, как та самая, где она убила Ванду. Да, все изменили, но что если бы нет? Что если бы она не была участником Мстителей вообще никогда? Вот как закончились ее сражения с ними, так на этом вот все? До этих дней они были ее второй командой, не семьей, нет, но командой, в которую девушка вкладывала душу и силы, и командой, которая всегда найдет ей замену. Что ж, это была интересная глава в истории ее жизни, но пора переворачивать страницу.
- Что там с чаем? – Осторожно улыбнувшись, Анна подошла к чайнику и, убедившись, что тот закипел, шутливым жестом указала на них Гамбиту, мол, услышал ты-то все, а вот чая я до сих пор не вижу. В конце-то концов, теперь она старалась быть самой собой, не стесняясь быть смешной, веселой, плакать под грустные фильмы или же петь любимые песни, не боясь испугать местных жителей. Хотя  с последним была забавная ситуация, когда Анна, услышав любимую песню, начала громко подпевать и пританцовывать, а после окончания обернулась назад, поймав на себе ошарашенный взгляд кошаков, готовых, по всей видимости, либо креститься либо призывать Дока. Душевные травмы от южного акцента сожительницы их «папочки» животным пришлось залечивать вкусняшками.

Отредактировано Rogue (14.10.2021 20:57)

+1

7

Вечер начинался спокойно, у креола даже отлегло на сердце. Все эти дни было не так уж просто ждать подходящего момента, чтобы как-то наладить отношения. Ожидание убивало. А за этим ожиданием, как правило, всегда наступала очередная дичь, которая хоть и бодрила, но которая отягощала не только отношения, но и испытывали их чувства на прочность. И все-таки они были вместе. После стольких лет испытаний, рисков, тягостей и прочего бреда.
Шельма хотела чай - чаю быть. Гамбит моментально достал пакетики черного чая, вытащил две их чашки и стал дожидаться пока вода закипятиться в чайнике. Конечно, он не следовал всем японским традициям приготовления этого напитка, но самый минимум соблюсти проблемой не было.
Выяснить, что с этой штукой на её запястье, Реми так и не смог. Достаточно того, что ощущения неприятные есть. И этого было достаточно сполна. Это напрягало креола и он не мог придумать, как выйти из этой ситуации. Если бы не эти неприятные ощущения, он возможно бы не обращал внимания. Хоть Анна не могла передать словами эти ощущения, он мог догадываться, каково это было. Она не могла бы до конца расслабиться, это был бы постоянный дискомфорт, который она бы испытывала, пытаясь находиться рядом, только ради того, чтобы быть с ним в ракурсе возможности прикосновения. И этот фактор крайне беспокоил Гамбита. Стоило ли ей так рисковать ради него и страдать? Он был далеко не самым лучшим мутантом на Земле. Скорее, наоборот. За ним было слишком много скелетов, которые ей были известны. Порой хотелось бы даже забыть о них.
Лебо кивнул на вопрос о том, помнил ли он о том, что они решили вернуться. Правда, с тех пор он надеялся, что все поменяется, но нет. Все приняло совсем иной поворот, и нельзя сказать, что в лучшую сторону... Да и чем тут могли помочь Мстители, о которых заговорила Шельма. Креол явно не был рад тому, что она числилась среди них, но понимал условности, которые ей приходилось соблюдать. Поэтому начало рассказа он слушал вполовину. Но речь была не совсем о Мстителях, а о них и о том, что могло произойти, если бы что с ней что-то случилось. С ними всегда могло произойти что-нибудь. Даже когда они были вместе, рядом, бок-о-бок. Поэтому Реми не до конца понимал, к чему ведет Анна и начал прислушиваться внимательнее, пока она не решила добить его новостью о том, что покинуть команду.
Вскинутые брови креола добавляли эффекта к явному удивлению, которое на его лице читалось сразу. Он не сдержал свое выражение эмоций и даже присвистнул.
- Вот это, конечно, surprendre.
Теперь он понял её предыдущие слова - она пыталась объяснить причину своего решения. Получалось, что она покинула Мстителей из-за того, что боялась за него, если бы с ней что-то случилось. Он задумался об этом вопросе и не нашел определенного ответа. Сложно сказать, как бы он пережил потерю Анны и пережил бы в принципе. Он не хотел задаваться этим вопросом, так как это удручало его крайне сильно. Сам факт того, что она чуть не погибла его беспокоил. Она говорила, что с ней уже все было хорошо, но тем не менее, он бы скорее всего винил себя в её смерти, ведь счел бы что она отправилась на задание в результате их ссоры. Что было бы дальше - трудно сказать и Гамбит решил не продолжать развивать эту мысль.
- Даже не знаю, что сказать, я... - креол чувствовал определенную неловкость от принятого Анной решения, - я рад, очень. Но не думал, что причиной стану я сам.
Он не ходил по кухне, как Анна, но испытывал определенно волнение, не зная, как объяснить свое состояние, но пытаясь подбирать слова. И пока он думал, Шельма напомнила ему о чае, а точнее о том, что чайник уже отключился. Цокнув языком, Гамбит быстро наполнил обе чашки водой и достал сахарницу с двумя чайными ложками. Он вспомнил о ресторане и пончиках, но подумал, что для ресторана не готов, поэтому решил ограничиться пончиками, которые купила Анна, которые выставил на стол рядом с чаем.
- Ты твердо решила? Я не то, чтобы отговариваю... Просто последние пару дней я думал обо всем. И знаешь, к чему я пришел? К тому, что не хотел бы, чтобы ты страдала из-за меня. И речь не только о Мстителях - я знаю, что там твои copains и они тебе не безразличны. Поэтому понимаю, что это решение далось не легко. Но речь и об этом браслете. Если ты испытываешь дискомфорт и неприятные ощущения, то это все не то, что надо. Это не то, что нужно тебе. Почему ты должна все это делать ради того, кто несколько раз чуть не... убил тебя? - он дернул правой рукой в воздухе в отчаянии и щелкнул пальцами.
Гамбит вопросительно смотрел на Шельму и не торопился садиться за стол, напрягаясь чуть ли не каждой частью тела, пока говорил.
- Я хочу сказать, что... я счастлив. Счастлив, когда ты рядом. Мне хорошо, когда я чувствую себя любимым тобой. И если бы ты знала, что я чувствую, когда вижу в твоих yeux, сидящих на мокром месте... Я не стою того, чтобы ты шла на такие жертвы, Анна.
Он знал, что этот браслет возможно пока был единственной вещью, которая могла позволить ей касаться не только к нему, но и к остальным. И возможно бы она была счастлива с кем-то другим, но тем, кто оправдал ожидания и надежды, не был угрозой всем и вся.
- Если я кому-то скажу, что мне легко живется от осознания того факта, что я уничтожил кучу людей, которые не были виноваты ни в чем, просто лишь потому, что я стал Всадником Смерти и следовал тому, что мне было указано, это будет ложью. Если я скажу, что считаю несправедливым то, что Иксы отказались от меня, узнав об инциденте с Морлоками и моим прошлым с Синистером, это тоже будет ложью. Я могу возможно так сказать и улыбнуться - мне это ничего не стоит... Mais pas pour toi.
Во рту у Гамбита пересохло и он таки ухватил в руку чашку чая и сделал пару глотков.
- Тебе я скажу о том, что мне кажется, что если бы я смог сделать тебя счастливой, то хотя бы этим я сделал бы хоть что-то хорошее в этой жизни. Но если это все стоит таких жертв, это заставляет меня сомневаться в этом. Я не хочу, чтобы ты обрезала себе "ailes" ради этого. Понимаешь? - Реми заглянул ей вновь в глаза, одновременно с этим обхватив несколько пальцев её руки своими.
Он заглянул ей в глаза, понимая, что несколько обыденная обстановка с чаепитием и поеданием пончиков сопровождалась нешуточным разговором. И креол не пытался в этот раз найти виноватых, но просто так принять как должное все то, что делала Шельма, он тоже не мог. Слишком тяжелое состояние на душе заставляло его думать о том, что это все не стоило того. Возможно, что тогда, оставив его одного в Антарктике, Шельма поступила все-таки правильно. Это не то, чего он хотел, это не то, чего он ожидал от неё, но возможно это было справедливо по отношению к нему.


* surprendre (фр.) - сюрприз
** copains (фр.) - друзья
*** yeux (фр.) - глаза
**** Mais pas pour toi (фр.) - Но не тебе
***** ailes (фр.) - крылья

Отредактировано Gambit (15.10.2021 19:18)

+1

8

Может все дело в том, что Анна частенько сначала делала или говорила, а потом думала? Или же все дело в том, что в контексте сложившегося диалога она неправильно, точнее нет, не совсем так, скорее немного неточно объяснила причину, а Реми все записал на себя? Нахмурившись, Анна хотела отмотать разговор минуты на две назад, чтобы уже более точно и просто передать информацию мужчине, но, к сожалению, это попросту невозможно. Глубины сознания креола всегда для всех были загадкой, даже для нее. Не смотря на то, что девушка не раз видела его воспоминания, буквально была им и чувствовала все его естество, даже так, пути умозаключений величайшего из воров оставались загадкой. Но в данном промахе сегодня виновата несомненно только она.
- Ты – не причина. – Настойчиво. – Я всего лишь пытаюсь сказать, что… Страдать?! – Не дослушав Гамбита, Шельма изумленно уставилась на мужчину. – Да с чего ты взял…? – Она пыталась вклиниться в эту цепь умозаключений, ту самую, про которую говорилось выше, но это было сродни попытке поймать угря за хвост. Слишком много таилось в голове креола сомнений и переживаний, о которых она и не догадывалась. Да у него там черт ногу сломит! Дав мужчине выговориться, оставив попытки вставить хоть какое-то объяснение или возражение, Анна встала рядом с плитой, не сводя хмурого взгляда с Гамбита. Если сравнивать ее с Реми, то девушка была куда более прямолинейной. Да, годы страданий наложили свой отпечаток, но она никогда не закрывалась настолько, чтобы люди гадали в лотерею над ее следующим поступком. Все всегда примерно знали чего можно ожидать от пылкой южной бестии, за исключением некоторых ситуаций, например как тогда с Широ, и то, это огромное исключение, порожденное ее способностями, а не мыслительными процессами. С креолом же никогда не знаешь, где наступишь на больное самолюбие или же ошибку прошлого. Раньше эти ошибки выпячивались Анной как что-то ужасное, не поддающееся понимаю или же объяснению, и все же, даже тогда это было связанно с ее силами и ненавистью к самому себе, перенятой у Реми. Гамбит так и не простил себя за свое прошлое, это становилось понятно с каждым его словом.
- Тебе не кажется, что в попытках убить друг друга пока лидирую я? – Горько усмехнулась, опустив голову. Нахлынувшая грусть от воспоминаний комом подступила к горлу. – Мне кажется, не тебе решать какое место в моем сердце ты занимаешь. – Услышав последние слова, Анна начала закипать. – Если ты счастлив, если все хорошо, то с чего ты взял, что не стоишь? Нет идеальных людей, Реми, и мы с тобой тому подтверждение. Не думаю, чт… - Сказал то, чего она больше всего опасалась. Прошлое, то самое прошлое, которое не давало Гамбиту идти дальше. Оно тяжелым грузом тянулось за его спиной, многие годы, заставляя прилагать чудовищные усилия, чтобы сделать хотя-бы один чертов шаг вперед. Ничего не изменилось с тех пор, как он вернулся с Антарктики. Все те-же страхи, те-же переживания. Чертов креол! Ты все также ненавидишь себя, ненавидишь свое существование и коришь в ошибках, которые никогда не исправить. А теперь, еще, по всей видимости, считаешь себя… недостойным? Кого? Меня?
- Скажи, у кого из нас не было темного прошлого? – Брови поползли к переносице и, не обращая внимания на прикосновения, Анна отвернулась от Гамбита. Не то чтобы ей было некомфортно сейчас поднимать тему давно минувших дней, но вспомнив об этом, Шельма невольно сжалась внутри, вытаскивая угрызение совести за поступок в Антарктике из самых потаенных уголков памяти. Ей, как и тогда, сейчас было стыдно за совершенный поступок, и пусть во всем опять-таки была виноваты ее сила и невозможность в тот момент фильтровать воспоминания и чувства Реми, но в итоге она совершила один из самых ужасных поступков в своей жизни. Да и если подумать, ее прошлое с Мистик, то, что она сделала с Кэрол или даже тем же Стивом тоже нельзя назвать чем-то светлым и добрым. Сжав губы, Анна-Мари на мгновение перенеслась в воспоминания о тех днях, когда следовала указаниям Рейвен, когда считала ее матерью и доверяла синей стерве. А потом получила пулю в живот. Ее история тоже не была прекрасной сказкой, в ней море темных страшных моментов и не все могут так легко забыться, как хотелось бы. Ее решения не всегда были верными, поступки не всегда правильными, выбор однозначным и все же, неужели спустя столько лет, зная друг о друге так много, Гамбит все еще сомневался в собственной значимости в ее жизни? То, что когда-то давно она выбрала Эрика и провела с ним ночь, еще не означало, что у него есть какой-то шанс. Между Магнето и Шельмой уже давно все отношения были решены, границы выстроены, и никто не хотел их нарушать. А недавний поступок старого друга, пусть и чудовищного психопата, всего лишь лишний раз доказал его доброжелательность и теплое отношение к ней, не более. К кому еще мог приревновать ее ЛеБо, южанка даже не представляла.
Если рассматривать этот вопрос со стороны нынешней возможности физического контакта благодаря браслету, то хоть Анна и не говорила этого вслух, но первой мыслью, когда прибор ей подарили, была мысль о Гамбите. Не о возможных патологических отношениях с кем-то еще, а именно с ним, с чертовски привлекательным мужчиной, укравшим сердце юной бестии много лет назад. Да, не будем врать, мысль о других мужчинах появлялась на фоне появляющихся слухов о романах креола, но это были лишь жалкие мечты о возможной мести. Например, что почувствует Реми, если узнает, как она сходила на свидание с каким-нибудь красавцем юристом из крупной аудиторской фирмы? Или что он будет делать, если увидит ее целующейся с кем-то из старых знакомых, явно мечтавших заполучить ее интерес? Но все это было лишь плодом фантазии ее неопытного сердечка, не более. Основной же пользой браслета стала лишь ее возможность наконец-то посетить салоны красоты и привести свою прическу в норму, плюс почувствовать, что такое настоящий тайский массаж и педикюр. И пусть всю жизнь Анна носила перчатки, дома, наедине с собой к тридцати годам южанка могла насладиться красивым маникюром нюдовых тонов, что не могло не радовать лишенную долгие годы мелких женских радостей девчонку. Этот чертов браслет, подарил ей шанс попробовать настоящую жизнь на вкус, начиная от элементарных вещей, заканчивая любовью. И эта самая любовь, не смотря на все ее слова, сказанные в Орлеане и даже здесь, дома, не хотела верить в свое существование, мотивируя свой страх какой-то нелепой недостойностью.
- С чего ты взял, что я не хочу этого? – Наконец набравшись мужества начала девушка.- С чего ты взял, что не заслуживаешь? С чего в твоей голове вообще родились такие мысли? Я сама ответственна за свои решения и поступки, которые никак не зависят от кого-то еще. Но сегодня я рассказала тебе все это не для того чтобы ты стал сомневаться в себе или во мне или еще в чем-то таком, понимаешь? Я стараюсь измениться, стараюсь начать жить нормально, как обычная женщина, у которой есть любимый мужчина и они живут вместе, делят постель и холодильник, смотрят вечерами сериалы или играют на приставке. Для тебя подобные вещи обыденны, я понимаю. Не все, это понятно, но все же. – Перехватив инициативу, Анна подошла ближе, чтобы провести ладонью по щеке креола. – Но для меня все это, - провела рукой по воздуху, - сродни чуду. И не было бы ничего этого без тебя, понимаешь? У нас итак много дерьма в прошлом, за многое из чего мне ужасно стыдно. Ты представить себе не можешь, что я чувствую, вспоминая порой о нашей первой ночи. И сейчас я говорю тебе не для того, чтобы ты начал размышлять о своем прошлом и о том, как я поступила. Просто вспомни, чего ты тогда хотел? Что чувствовал? – Обняла, прижавшись лицом к груди. – Мне ужасно стыдно, что столько лет я не хотела подпускать тебя к себе, не хотела и боялась, не доверяла, думала поиграешься и бросишь. А ты не бросал. И я ненавижу всех твоих женщин, с кем ты делил все это время, ненавижу все то тепло, что ты отдавал им. Это все неправильно, знаю. – Ладони сжались в кулачки и ударили в грудь креола. – И если бы можно было все это отмотать обратно, если бы можно было все исправить – твое прошлое, мое, я бы не стала этого делать, потому что, только пройдя через все это, мы стали тем, кто мы есть. У всех есть шрамы, у всех есть прошлое, которое не хочется вспоминать, за которое стыдно или больно, но неужели ты все еще  не доверяешь мне? Думаешь, я все та же слабая девчонка, не способная отделить зерно от плевел? – Подняв голову, взглянула в глаза мужчины. – Не нужно обо мне заботиться ТАКИМ образом. Не нужно выставлять себя плохим, ведь среди нас нет никого, чьи руки не были бы в крови. Не бывает в этом мире святых, к сожалению.

Отредактировано Rogue (15.10.2021 14:28)

+1

9

Начавшиеся попытки Шельмы запротестовать Гамбит начал отвергать. Её первый вопрос, который как будто бы, предполагал положительный ответ, но креол был на том этапе непреклонен.
- Тебе не кажется, что в попытках убить друг друга пока лидирую я? - спросила она.
Креол покачал головой и только лишь потом задумался, а почему она лидировала? Он сразу считал, что это было не так уж важно - он не считал её в чем-либо виноватой. Он не считал, что ему было за что её прощать, в отличие от него самого. Но возможно ли, что Анна смотрела на него с такой же точно позиции? Возможно ли, что она просто не хотела потерять его, простив ему все на свете просто априори?
Южанка хмурилась, зажималась, насупила брови на переносице. Она злилась, хотя в её словах не было укора, как и в её действиях. Она понимала, о чем он говорит, но сама говорила, что тоже во многом виновата и это ничего не меняет, что главное сохранить то хорошее, что появилось сейчас. Он видел, что ей не просто все это говорить, ни чуть не меньше, чем ему видеть, как она напрягается из-за этого. Реми подошел к ней ближе, думая над тем, чтобы обнять её и успокоить поглаживанием по её волосам. Он слышал, что она говорит. Она пыталась объяснить, что принятое ею решение было сделано ради того, чтобы измениться, чтобы быть ближе к нему. Получалось, что теперь он сомневался в себе и допустимости ему ей быть с ней.
- Просто вспомни, чего ты тогда хотел? Что чувствовал?
Гамбит вздохнул и произнес на французском слова:
- "Non je ne pourrai jamais vivre sans toi / Je ne pourrai pas, ne pars pas, j'en mourrai".
Но пока он рассматривал её, она сама обняла его, заговорила, что ненавидит всех его пассий, вынуждая его ненадолго улыбнуться. В принципе, это было нормальным отношением. Она старалась изо всех сил, теперь из-за этого браслета, просто быть счастливой с ним и наверное воспринимала его речи, как вставление палок в колеса, когда сами они проехали очень непростой путь "дороги фронтовой".
- Я не подвергал сомнениям доверие к тебе, Энн Мари, - ответил Гамбит, поглаживая её по голове и волосам.
Он не хотел её перебивать. Они были так близко, что он мог ощущать её вдох и выдох, чувствовал как бьется её сердце. Её проникновенный взгляд тянул его вперед, за что он обычно либо получал либо отворот-поворот, либо натыкался на руку в перчатке, но теперь она могла забыться и не переживать. Мог бы и он.
Лебо нагнулся вперед к ней неторопливо, наклоняя голову чуть в бок, потянувшись к её губам. Его руки обхватили Анну крепче и когда от расстояния между их губами оставалось всего пару миллиметров, он замер на мгновение. В груди забилось быстрее сердце, а за трепетным моментом наступил миг соприкосновения и поцелуя.
Прикрыв глаза, креол отдался ощущениям и страсти, запустив глубже в волосы Анны одну руку, а второй обхватывал её за талию. Эти поцелуи были столь редки и наполнены большей чувственностью, что сравнить было очень сложно. В полной тишине, которая нарушалась только шорохом котят в соседней комнате, Реми забылся ненадолго в поцелуе, лобзая уста любимой.
- И как же нам тогда... - в перерыве произнес Реми, прежде чем снова прильнуть к сладким губам Анны, - как же тогда измениться мне?
Креол не отпускал её теперь, ощущая, как на него накатывает возбуждение и страсть, настолько что чуть не задыхался в поцелуе, боясь лишний раз вздохнуть, чтобы не прервать этот трепетный момент ничем.


* "Non je ne pourrai jamais vivre sans toi / Je ne pourrai pas, ne pars pas, j'en mourrai" (фр.) - Нет, я не смогу никогда жить без тебя / Я не смогу, не уходи, я умру (слова из песни М. Легранда "Les Parapluies de Cherbourg" из к/ф "Шербургские зонтики")

Отредактировано Gambit (17.10.2021 17:54)

+1

10

L’air est lourd de ton absence
L’air est sourd à nos sentiments
L’air est court et mon manque de toi
Toi mon autre moi, tu vois
J’ai l’âme dans l’eau

Анна впилась ноготками в рубашку, сжимая ткань словно это последний шанс удержать мужчину. Словно не было больше шанса объяснит или доказать ему свою любовь. Отчаяние, возможно, было у южанки в крови. В детстве она дралась за выживание, силясь пережить отсутствие родителей. В юности появились силы и, осознав свою ущербность, Анна бежала дальше, не сдаваясь, не падая духом. Обретя новую семью в виде Мистик и Судьбы, Мари даже когда понимала неправильность собственных поступков, все равно вгрызалась зубами в жизнь, силясь выжить любыми силами. Школа, первые задания с Логаном, появление Кэрол, Дикая Земля, Магнето, требующий расплаты за помощь, да Бог с ним, за это время произошло столько событий, что можно было спокойно лишиться рассудка, но она держалась, из последних сил старалась выжить. И вот сейчас, хватаясь пальчиками за одежду Реми, Шельма отчаянно хотела удержаться на этом этапе. Что будет дальше разве имело сейчас значение? Свадьба, дети, покупка дома с садиком, нормальная работа, где не боишься не вернуться с миссии, поступление детей в колледж, их свадьба, внуки счастливая старость – все, о чем мечтают многие женщины, глубоко таилось душе южанки, но она не смела даже тайком заглянуть в эту шкатулку. Ей нельзя желать подобного, нельзя даже изредка представлять, чтобы потом вновь не становиться отчаянной и смелой, чтобы вновь не собирать себя по частям, склеивая, словно разбитую вазу. Она не сможет, рассыпится.
Взгляд Реми изменился, но Анна не сразу это поняла, все еще пытаясь что-то объяснить, что-то доказать и лишь когда горячее дыхание коснулось ее губ, пряча улыбку в уголках губ прошептала:
- Suis très précieux, épargne-moi.*- Не удержавшись, широко улыбнулась, давая понять, что шутит. 
Мари любила поцелуи Реми. Да, черт побери, такая простая правда. И если раньше ее до ужаса пугали его воспоминания и возможность причинить вред, то теперь, получив возможность попробовать не только нежные касания и поцелуи, но и настоящую животную страсть, что таилась годами, девушка наслаждалась каждым романтичным моментом, каждым прикосновением мужчины. Его губы были столь чувственны и нежны, что земля уходила из-под ног. Надо отдать должное засранцу, теперь понятно почему за ним женщины табунами ходили.
Чуть осмелев, Анна коснулась ладонью щеки креола. Однодневная щетина ему шла, как и легкая растрепанность, придавая Орлеанскому красавцу шарма. Прикрыв глаза, девушка наслаждалась объятиями, каждым движением его пальцев по ее телу, ощущая как сладкая нега накрывает от кончиков пальцев до макушки. Становилось жарко от нарастающего желания, но этим наслаждалась не только неопытная южанка. Реми сжимал ее в объятиях все сильнее, притягивая к себе все ближе, словно мог вжать в себя, поглотить и никогда не отпускать. И она откликалась ему тем-же. Беззастенчиво бегая пальчиками по груди Гамбита, Анна все еще удивлялась каким статным был мужчина: широкие плечи, подтянутая фигура, пресс, ни намека на старость, а ведь им уже далеко не двадцать. Ее не пугали его шрамы, наоборот, каждый раз она целовала их, накрывала пухлыми губками, даря любовь, одаривая своей заботой и силой.
Вот и сейчас, она отдавалась потоку желания и страсти, не ведая к чему может привести этот вечер. Может Гамбит решит сейчас отстраниться и заказать пиццу, чтобы за просмотром сериала нежно поглаживать ее по голове, словно малышку? Или же наоборот, поддавшись страсти и повалив на диван, зацелует с ног до головы? Да какая к черту разница, если она, отчаянна девчонка, готова принимать его любым, готова любить каждый день до скончания веков!
На мгновение Гамбит отстранился, задавая довольно странный вопрос. Она не понимала, что конкретно хотел сейчас услышать мужчина, поэтому чуть отстранившись от губ любимого, тормозя нарастающий темп поцелуя, Шел нахмурилась, вглядываясь в глаза креола.
- Разве есть вещи, которые мы не сможем решить вместе? – Румяная от страсти, Анна прикусила губу, все еще чувствуя вкус креола. – Я не прошу тебя меняться, только лишь быть честным со мной. Это все. Но если тебе кажется, что я тебя заставляю, принуждаю или то, что я рассказала в Орлеане как-то тебя тяготит, если я тебя напрягаю или же слишком настойчива, то… Прости. Все слишком одновременно свалилось мне на голову, и я пытаюсь разобраться в себе, пытаюсь понять куда идти дальше. Что будет потом, с нами? Как я могу уберечь нас от проблем прошлого? Как привыкнуть к тому, что вижу твою заспанную мордочку каждое утро и не начать сомневаться в том, что это сон? – Хмыкнула совсем невесело. – Все это крутится каждый день в моей голове. Так что если говорить об изменениях, то нам обоим, думаю, придется постараться.
Вспоминая их недавнюю встречу на экзамене для воров, когда она прилетела в весьма плачевном состоянии, Анна нахмурилась. Может все закрутилось слишком стремительно и не стоило так напрягать Гамбита? Или же он тоже пытается все разложить по полочкам, и перебирая старые раны, таким образом просил помощи? Но все, что Мари могла сказать она уже сказала. Ей не нужны золотые горы, не нужны обещания о бесконечном счастье, потому что семья – дорога тернистая и по ней должны идти двое, поддерживая друг друга, становясь опорой и защитным зонтом от невзгод. У каждого будут раны, у каждого будут обиды и мысли о том, что он/она не понимает тебя, но все это можно решить. Стоит лишь заговорить. Столь простую истину Шельма поняла совсем недавно, когда видела в собственном сознании смерти друзей, смерти ее семьи, видела Всадника, а потом несколько суток не могла смыть кровь убитых врачей с рук, видя ее каждый раз, стоило взглянуть на пальцы.
- Я люблю тебя, Реми. И не думаю, что это что-то сможет изменить.

Si les songes ont des portes
Qu’ils me mènent, là à tes cotés
L’onde noire j’ai dû traverser
Oh douleur, car nul ne sait
J’ai l’âme dans l’eau

Suis très précieux, épargne-moi* - Я очень ценна, береги меня.

Отредактировано Rogue (16.10.2021 20:55)

+1

11

Можно ли было представить подобную сцену эдак год назад? Или два? Лебо хоть и добивался всеми силами подобных моментов, но натыкался на постоянную стенку с надписью "нельзя". Ему не хотелось притворяться, что он с ней, когда Мистик принимала её обличье. И ему не нужен был никто другой кроме Анны Марии, даже когда она пребывала в состоянии Спящей Красавицы, когда поцелуй принца мог просто убить последнего на месте. В тот раз, как бы ни была абсурдной идея поднести к ней младенца, его волновало лишь её пробуждение и ничего более. И даже тогда, он не рассчитывал, что занавес опустится и все уляжется. А сейчас он переживал из-за того, что чувствовал себя недостойным её, её стараний, её перемен, её жертв, даже если последние она считала мизерными.
Возможно, Анна была права. Возможно, нужно было довольствоваться всем этим, что есть. Он не сомневался в ней, ему хотелось быть с ней и разделить остаток жизни рядом. И пускай они прежде не могли ни держаться за руки, ни обниматься, ни целовать друг друга, ни заниматься любовью, ни даже помышлять о семье, сейчас у них открывались такие возможности. Они могли не задумываться о том, что длительный контакт лишит его рассудка или того хуже отправит его в кому, как Коди. Они могли расслабиться и наслаждаться всем этим. И что она сделала для этого? Она уже покинула команду Мстителей. Если прежде Реми думал о том, что не мог с ней обсудить моральность её членства в этой команде исходя сугубо из-за разногласий, случившихся между ними и Людьми Икс, то сейчас это не имело никакого даже и смысла из-за ненадобности и неактуальности. И вовсе не из-за того, что кто-то как-то там считал эдак или так, а потому что она не хотела потерять его и не желала ему потерять её. И это само собой было гораздо важнее, существеннее и серьезнее чьих-либо взглядов и мнений.
Креол мог не волноваться. Он мог просто расслабиться и кроме того даже принять то, что от него не требовалось абсолютно ровным счетом ничего, кроме как любить её, быть рядом и заботиться о ней. Они могли просто постараться жить, как обычные люди, как семья. В конце концов, это было бы сказочно и это было то, чего он так долго желал, то, чего хотела она, и то, к чему они так долго стремились!
Он не выпускал её из объятий и выслушал её и провел рукой по её щеке назад к волосам. Самое простое и естественное прикосновение, ранее запретное, теперь было возможно благодаря обычному устройству. Реми пытался не думать о том, какого оно происхождения. Не то, чтобы оно вызывало у него прям негативные эмоции - просто не хотел лишний раз вспоминать. Разработка Мстителей, а точнее Старка, модифицированная Эриком. По большому счету Лебо должен был сказать им "спасибо". Не какое-то там формальное, а самое настоящее. В конце концов, этот предмет не только изменил жизнь Анны, но и его тоже. Но он не ощущал в этой благодарности надобности... Он пытался разобраться почему - то ли из-за того, что с Мстителями у них не заладилось, то ли из-за того, что с этим браслетом копался Эрик, который был не тем человеком, с которым Реми хотелось пересечься на улице. Реми не был чужд к благодарности и помощи - он понимал, что это устройство было разработано все-таки больше для Шельмы. Старк возможно сделал его из добрых побуждений, потому что мог и умел, а Эрик помог его наладить уже из более теплых чувств к ней. И выросший на улицах Нового Орлеана мальчишка знал цену человеческой доброте. Он знал, что она существовала. И что не все люди были корыстны и эгоистичны. Он не считал себя неблагодарным - он знал цену этому чувству и знал, что это было правильным, это было красивым проявлением. Он был во многом благодарен - жизни и своим друзьям, которые верили в него. Но не здесь, не сейчас. Не потому, что он не считал это устройство спасательным кругом, не потому что ему претило благодарить Тони или Эрика. Все было гораздо более прозаичнее и одновременно банальнее, чем кажется.
- Я люблю тебя, Реми. И не думаю, что это что-то сможет изменить.
Пожалуй, если бы Реми услышал эти слова и увидел их стоящими и целующимися в их квартире несколько лет назад, он бы уже кричал и свистел с передних трибун, не веря такой удаче и такому счастью. И пожалуй, так оно и было. Он действительно считал, что большего ему и не нужно было бы. Он не хотел это менять и можно было просто вскрыть все карты и признать их общую победу в этой длительной партии. Улыбнувшись искренне ей в ответ, креол потянулся вновь к её губам и уже касаясь их прошептал:
- Я от тебя без ума, Энн Мари.
Да, это действительно был триумф. Иначе и не назовешь. И возможно то была беда человеческой натуры или что-то другое, но Лебо не покидала мысль того, что ему хотелось большего. Он хотел полного идеала, эдакого роял флэша, а довольствоваться победой комбинацией фулл хауса было не в его стиле. Это было сущим безумием, это было настоящим фанатизмом и может быть, если считать их человеческое простое счастье - божественным промыслом, богохульством, но ему хотелось не просто "победы", а ошеломительной победы, которая бы была не только тотальной, но и безапелляционной, неоспоримой и совершенной.
- Уже чай остыл, наверное... - он вновь улыбнулся, - надо все успеть сегодня. И чай попить в том числе.
Он расслабил объятья, но не выпустил Анну до конца, потянувшись за чашкой чая Анны и протянув её ей, а сам обвил её рукой сзади, подхватывая второй свою порцию не горячего чая, а уже снизившегося до теплой температуры.
- Будем сегодня что-нибудь смотреть? - спросил Лебо, - не помнишь на какой серии мы остановились?
Речь шла об Играх Престолов, которые они уже досмотрели до середины 6го сезона. Несмотря на то, что написанная книга считалась более лучшим вариантом, времени на то, чтобы читать её у них двоих не было особо, а совместный просмотр всегда был лучше.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [03.08.2016] Desperate Attempt


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно