Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [02.10.16] Borderline


[02.10.16] Borderline

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

What will be your savior now
Dragon or machine?
Who will wear the crown of thorns
In Mother Nature's dream?

Япония,
Тюрьма для особо опасных заключенных

Barkhan,
Baron Zemo


Земо ждал, но не надеялся, что его придут спасать, а спаситель не знал точно, кого идет спасать. Что автоматически порождает еще огромное множество вопросов непосредственно на месте, которые придется до поры отложить, сначала надо всё-таки выбраться из объекта строгого режима.

Отредактировано Baron Zemo (24.08.2021 19:19)

+2

2

Кроме Зимнего Солдата никто больше не пришел.
Это не выглядело Барону чем-то удивительным, но всё же казалось странным, что чета обиженных, то есть Старков, за прошедшие недели не сочла нужным его навестить. Наверное, Железный Человек уже всё сказал, что хотел, а дальше ему хватило и камушка, чтобы лишить его права говорить и ставить подножки неприятными знаниями.
Жаль.
Оставалась некоторая доля вероятности, что товарищи еще найдут способ вытащить его, но больших иллюзий относительно решения местных властей Гельмут не питал. Он и своего адвоката-то видел всего лишь раз, и тот, судя по всему, был предоставлен для протокольной галочки; реально его защищать в этой стране никто не собирался, а связь с внешним миром пресекли. Интересным открытием из разговора со старым недругом было то, что Капитан уцелел и сбежал... по видимому, из плена у него, о котором он не помнил. Да, пожалуй, даже хотелось бы, чтобы кто-то из этой геройской парочки к нему заглянул. Они свалили всё на законы, но Гельмут в своем текущем положении не отказался бы от возможности попытаться спровоцировать их на непоправимое. В идеале — еще раз на глазах у публики. Чтоб запомнилось не хуже, чем подвиги Женщины-Паук.
Ведь если за ним не придут напарники, будет досадно. Получается, что он просто сдался в руки властям, понятия не имея о том, что задумал до того, как скорректировал память.

В какой-то момент японцам всё же пришлось отступиться от своего принципа "только крайне необходимое для того, чтобы заключенный не откинулся раньше времени, и ничего больше": непролеченные должным образом рана в ноге и повреждение головы делали своё чёрное дело и сказывались на общем состоянии Гельмута не хуже спартанских условий содержания. Он не жаловался и не подавал виду, что слабел и хворал, и существенную часть времени просто сидел, завернувшись в тонкое одеяло; но приставленная к его камере охрана, видимо, сообразила, что отсутствие отопления осенью может отнять у них священное право на свою народную месть и наказание. Так что к одной из порций еды они приложили более тёплые штаны и побитую жизнью ветровку с капюшоном. Всё лучше тонкой тюремной робы.
Ни отмычек, ни иных презентов, ни просто тайных карманов в "подарке" не оказалось. И вообще карманов. Жаль.
И вот он ждал. Чего ждал? Новых откровений от задетых героев или смерти, наверное.

Изолятор Земо находился в дальних помещениях первого этажа и представлял из себя глухую камеру с необходимыми нуждами, вентиляцией и почти сплошной дверью, не считая "глазка"; к крайним стенам здания он не прилегал, вели к нему путаные коридоры, в три смены особо опасного террориста стерегло по четверо отдельных солдат. Двое охраняли камеру, еще двое патрулировали окружные коридоры, в дополнение к местной штатной охране. В восемь вечера двухэтажная тюрьма уходила на "отбой" и закрывалась для любого посещения. Периметр был оборудован передовыми системами слежения, дополнительно патрулировался охранниками с обученными собаками; важные точки во дворе и в здании не только просматривались камерами, но и имели скрытые турели-электрошокеры — как дополнительная охранная мера на случай непредвиденных ситуаций. Японцы были не только мстительными, они были крайне подозрительными. Человек к ним в руки попался очень опасный, потому они ждали подвоха, усилили патрули и строгость досмотров всех входящих на территорию, в том числе сотрудников. Но всё оставалось спокойно.
Только лже-Кобик пару дней невидимо ходила кругами и хлопала на это глазками, но так и не поняла, как всё это описать Норберту так, чтобы он всё понял правильно и нигде не ошибся. Впрочем, тот так и не понял, почему она отказалась вытаскивать Гельмута сама, а на пояснении "он плохой человек!" закончилась и вся её фактическая помощь. Девочку-Куб здесь так и не заметили, но больше она и не возвращалась.

+2

3

- Мы не думали, что и у вашего государства есть претензии к заключенному. – Невысокий японец подозрительно сузил и без того не слишком широкие глаза.
- Не претензии. Претензии подразумевают поиск некоего решения. Нас полностью устраивает сложившаяся ситуация. Нужно получить лишь пару ответов, которые помогут расследованию. Пока не поздно. – Высокий мужчина в деловом костюме хищно улыбнулся. Охранник хмыкнул и перевёл взгляд на своего коллегу. Тот всё это время буквально терзал документы, принадлежавшие некоему Александеру Рейвенвуду, юристу из Лондона.
- Бумаги в порядке.
- Хорошо. Проходите. Но до закрытия тюрьмы осталось два часа. Учтите это в своём визите. Мы ни для кого не делаем исключений.
«Юрист» кивнул и хотел было сделать шаг вперед, но его остановили.
- Досмотр.
- Ах да. – С лёгкой усталостью ответил «британец». Пока один из японцев водил по костюму гостя металлоискателем, второй открыл кейс. Шустро перебрал бумаги, в суть которых не хотел даже вникать – так скучно выглядело содержимое портфеля очередного офисного планктона, и едва было протянул руку к вытянутой коробочке в углу, напоминавший пинал, как его окликнул подбежавший напарник. Занимавшийся досмотром охранник мотнул головой и вернул портфель в руки гостя. «Британец» слегка улыбнулся и вежливо кивнул.
- Вас отведут к заключенному.
Точнее, к человеку, который уже формально был мёртв.

Смертная казнь всегда была где-то далеко за границами моральных ориентиров Зигфрида Гудериана. Одно дело всадить пулю в голову ничего не подозревающей жертве, застрелить человека в бою, пусть даже вонзить нож в горло и смотреть как жизнь утекает из чужих глаз. Это нормально. Естественно. Это война, которую ведёт всё живое. Но заточить человека, живого человека в коробке, день изо дня терзать его мучительным ожиданием неизбежного, страшного конца, лишить всякой надежды. Нет, Бархан был не против капитально испортить жизнь любому, кто был частью этой омерзительной системы. Японцы были суровы к своим неудачам.
Сегодня он планировал стать их неудачей.

План тюрьмы был куплен на чёрном рынке – аванс ведь нужен не только для того, чтобы убедиться в серьёзность заказчика. И Гудериан отлично знал по какому коридору он идёт, подпираемый с обоих боков грозными охранниками. Знал, когда с кончиков пальцев должен был сорваться электромагнитный импульс, зацепивший центральные сервера камер охраны.
Один доблестных стражей остановился, глянул на второго.
- У нас что-то с камерами.
Словил на себе встревоженный взгляд «британца».
- Всё в порядке, мы…
И в тот же момент схватился за горло, сжимаемое цепочкой с жетонами.
- Что за?!
Хорошо поставленный удар прилетел второму охраннику точно между глаз. Ну кто ждал такого подвоха он неженки-юриста? Оба бесчувственных тела легли в пустую камеру. В той же камере, в куче грязного белья был спрятан рюкзак и комплект экипировки военного образца. На удачу вчера в баре Бархану попался удивительно продажный для своего народа охранник, глаза которого буквально вспыхнули при виде небольшого сверкающего бриллианта.
«Если провернешь всё грамотно, сообщу где найти ещё один».
Что ж, ублюдок не подвёл. Гудериан быстро стянул совершенно не подходивший для такой работы деловой костюм и надел привычную форму, пояс оттягивали парные пистолеты, остальное было спрятано в рюкзаке. Наёмник переложил туда лишь укрытый в похожей на пенал коробке куб, который не мог доверить проходимцу из охраны.

Турели благополучно вышли из строя, выглядели они всё так же грозно, но благодаря переломанным магнитным полем внутри платам стрелять уже не могли. Но Бархан понимал – счёт шёл на минуты.
«Так что там с камерами?»
«Предохранители полетели, уже послали за заменой. Похоже, скачок напряжения. Не теряйте бдительности».
«Сообщите, как восстановите системы слежения».
«С кого-то за это снимут голову».
Что-то такое говорили в рациях двух охранников, патрулировавших коридор первого этажа недалеко от камеры особо опасного и без сомнения обреченного преступника.
Бархан разжал ладонь. В ней лежали четыре дротика с транквилизатором. Ему не нужен был специальный пистолет, чтобы доставить их по месту назначения. Два тела медленно осели в коридоре, но наёмник лишь перескочил через них, чтобы снять ещё двоих у самой двери камеры, которая, с точки зрения Бархана, больше напоминала крышку гроба с глазком. На бегу наёмник потащил за собой первые два тела за весь имеющийся в экипировке металл и бросил только у входа в камеру. На мгновение он остановился у двери камеры, затем поднес руку к замку. Что-то щелкнуло раз, другой и дверь открылась.

Открывшееся зрелище, надо признать, было так себе. В каменном мешке сидел один единственный человек в изрядно потрёпанной ветровке и видавших лучшие годы штанах. И человек этот явно был далеко не в лучшей форме. Ну что ж, а как ещё должен был выглядеть тот, кого уже считали живым мертвецом. Его явно не навещал доктор, да и кормили вряд ли достойно.
А говорят, конвенция ООН запретила пытки. Клали все на эти конвенции, не так ли? 
Ладно.

Бархан переступил через тело храпящего охранника и бесцеремонно зашёл в камеру, буднично глядя на исстрадавшегося пленника.
- Курьерская служба.
Наёмник стянул с плеча рюкзак.
- Доставка особо важных грузов по всему свету.
В протянутой ладони Гудериана лежал исписанный рунами куб. Что ж, оставалось только надеяться, что пленник поймёт, что это значит, а не решит, что окончательно тронулся умом в темноте и холоде.

+3

4

Можно было сказать, что Земо за эти дни познал дзен, сидя в своей камере и медитируя сутки напролет. На самом деле, сейчас он  уже просто задремал, для удобства вытянув на койке раненую ногу. Ожидание невесть чего было невыносимым чувством, потому легче оказалось либо обдумывать разные планы и идеи, в том числе и не везде здоровые, либо выветривать из головы вообще все мысли. Вопреки предположениям неведомого спасителя, это были не самые плохие условия, в которых он оказывался в течение своей долгой и весьма своеобразной жизни.
Жизни не такой, которую он сам себе бы хотел, по очень многим причинам. Но сожаление в такой ситуации — не самый лучший спутник в такой ситуации, потому отбросили и его.
Обычно в этом месте царила строгость и тишина, но он слишком устал к текущему моменту от болей и изоляции, потому всё-таки не сразу уловил снаружи какую-то царящую суету. По сути, что что-то происходит, он осознал только тогда, когда это "что-то" прикатилось ему под самую открывшуюся дверь.
— Однако, — озадаченно произнес Гельмут, глядя спящую тушку и на вошедшего; не похоже, чтобы эта "курьерская служба" имела какое-то отношение к его команде, Норберт работал хоть и тоже в обходную, но всё же ощутимо по-другому. Но больше озадачил, конечно, не "курьер", а то, что он ему протянул. Кубик-рубик? Что? — Я, пожалуй, не буду это комментировать.
Гельмут встал и, пошатываясь, протянул руку к кубику и взял его. Несколько секунд рассматривал здоровым глазом грани и узоры на стенках, а потом они вдруг засветились, куб растаял... а рядом с ним возник он сам. Вернее, точно такой же его образ, кажется, даже из плоти и крови.
Однако...
— Н-да уж, лучше поздно, чем никогда, — пробормотал Земо, рассматривая "подарок", по первому взгляду к которому отнесся пренебрежительно. Так вот как возник двойник капитана на развалинах...
Земо не знал, насколько из-под капюшона видно его лицо, но незрячесть одного глаза в целом не мешала, как и мигрень - можно было перетерпеть. А вот с хромотой возникали вопросы, сколько он выдержит без возникновения проблем.
Видимо, их придется решать по ходу дела.
— Веди.
Были догадки, конечно, кто его прислал, но почему-то возникло какое-то глупое самоощущение. Ему, конечно, предлагали сотрудничество, но зачем он этому человеку сейчас?

Отредактировано Baron Zemo (13.09.2021 22:38)

+2

5

Наверное, этот парень успел натворить дел, и дел серьёзных. Была же какая-то причина приговаривать человека к смерти и запихивать в этот карцер. Не то чтобы Бархан доверял японцам в рассуждениях о ценности человеческой жизни, но в 21 веке даже сюда добрались какие-то пересуды о гуманности и вот этих прочих вещах, о которых любили говорить в Европе. И за бытовую ссору и нож под ребро человека на смерть не обрекут. Так кем был этот потрёпанный мужчина? Террористом? Серийным убийцей?

Нет, важнее всего то, что Гудериану на это было глубоко плевать. Да пусть этот парень пытался спалить всю Японию – не важно.
«Не заставляй его страдать, или я тебя убью».
Тогда Бархану поверили. Сразу, глядя в глаза. Не поняли, но поверили.
В тюрьмах же, подобных этой, страдания были поставлены на поток.
Потому – никаких мук совести.
«Это будут уже не мои проблемы». – И свирепая усмешка. У Гудериана были свои тёмные стороны.   

А сейчас бывалый наёмник, стараясь сохранять совершенно флегматичное выражение лица, протягивал заключенному изящно украшенный кубик. Ну, то есть, так и должно быть. Здесь не происходит ничего необычного. Кубик как кубик, похож на какую-то мудрёную головоломку. Только бы этот парень не начал орать, что к нему в камеру ворвался какой-то псих с кубиком.
Впрочем, тот и не собирался. По крайней мере, пока. Хоть реакция пленника и несколько отличалась от ожидаемой. Бархан надеялся, что тот будет отлично знать, что делать с этой игрушкой. Но парень выглядел удивленным.
«Я, пожалуй, не буду это комментировать.»
Бархан тоже отчаянно не желал всё это комментировать.

Груз перешёл из рук в руки, первую часть договора можно было считать исполненной. Заключенный тем временем рассматривал игрушку. Может, в ней какие-то инструкции? Может это просто бомба? А может устройство, с помощью которого пленника просто телепортируют прочь из этого мерзкого места? Полёт мысли прочь от здравого смысла прервал вспыхнувший на гранях кубика свет. А дальше… А дальше Бархан же чуть не спародировал ставшие недавно популярными на ютубе видео про кошек и огурцы.
Всё потому, что в камере появилась точная копия пленника, точная просто до тошноты, она казалась настоящим живым человеком. Какая, побери Тьма, должна быть выдержка на этой работе!

Заключенный же явно понял куда больше. Фиг его знает, что там лучше поздно, чем никогда. Гудериан отчаянно боролся с почти непреодолимым желанием потыкать в вылупившегося из кубика человека пальцем, и только призыв наконец-то убираться отсюда вернул его в конструктивную реальность. Никаких вопросов. Ни «Кто ты?», ни «Кто тебя прислал?», ни «Сколько тебе платят?». Этот человек знал, как делаются подобные дела и сейчас вверял свою жизнь в руки незнакомцу. Впрочем, незнакомец этот ради него пробрался в тюрьму для смертников. Так образовывался некий кредит доверия.

Бросив на копию последний недоверчивый взгляд, Бархан кивнул и уверенно вышел из камеры, проследив, чтобы пленник последовал за ним. Если пару минут назад он планировал спрятать спящих охранников в этой самой камере, то теперь планы изменились. Наёмник закрыл дверь и приложил ладонь к замку, слушая как щёлкают механизмы. В тюрьме что-то случилось, но к человеку, заключенному в этом каменном мешке это не имело никакого отношения. Ведь он остался в своей запертой камере, отгороженный от живого мира каменными стенами и тяжелой дверью с единственным глазком.

- Возьми что-нибудь из их оружия. – Бархан кивнул на спящих охранников, а сам полез в рюкзак. Его не предупредили, что «объект» будет ранен, а хромота получившего шанс выбраться на свободу мужчины не укралась от глаз наёмника. Сколько тот продержится на ногах? Может быть, весь путь. А может свалится за ближайшим углом. Зигфрид вытащил из рюкзака шприц-ручку. Такие он брал для себя. На случай, если он ошибётся. При всех его способностях, отсутствием шрамов от похвастаться не мог.
- Мы не сможем вернуться в точности тем же путём, которым я сюда попал.
Точнее, до какого-то момента смогут. Мимо сломанных турелей, пока ещё не починили видеокамеры. Сколько пройдёт времени, прежде чем японцы наконец-то поднимут тревогу? Пять минут? Десять? Двадцать? Хотелось бы не обнаружить себя до самого конца, но Бархан просчитывал и худшие сценарии, в которых им придётся прорываться через внешний контур с боем. 
- Держи. Обезбол. – Наёмник протянул шприц человеку, которого он должен был любой ценой вытащить отсюда живым и как можно более целым.
- Пойдём налево через коридор до первых рядов камер. Я вывел из строя турели и видеонаблюдение. У меня есть план, но без импровизации не обойдёмся.
Бархан снял с одного из трупов тазер, не забывая при этом про боевые пистолеты у себя на поясе, намотал вокруг левой руки длинную тонкую металлическую цепочку. Лишних трупов оставлять не хотелось. Меньше трупов – меньше шума в прессе.
- Ты готов?

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [02.10.16] Borderline


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно