Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [15-16.09.16] The road to hell is paved with good intentions


[15-16.09.16] The road to hell is paved with good intentions

Сообщений 31 страница 54 из 54

1

Heaven is full of good works, but hell is full of good meanings
https://i6.imageban.ru/thumbs/2021.07.24/c53dfa54bc494ec6676a99f420fdb881.jpg  https://i3.imageban.ru/thumbs/2021.07.24/5abab2a2f927e91f133d385f10d45d46.jpg

15 и 16 сентября, Симкария

She-Hulk, Iron Metropolitan


Когда простым людям не приходится ожидать честности и порядочности от лиц обладающих властью - они предпочтут обратиться за помощью к заслуживающим доверия героям при возникновении серьезных проблем. К тем, кто готов до последней капли крови отстаивать справедливость и правосудие, кто не откажет в помощи. Однако, не стоит забывать, что  когда ты зовешь на помощь... Тебя может услышать не только тот, кого ты позвал.

+4

31

Ее тон стал спокойнее, и она перестала смотреть на него так… так, что хотелось спрятаться под стол.
Это было хорошо. Наверное, Арно сказал что-то не то, возможно даже что-то непростительное, что-то, о чем он будет жалеть. Возможно, он сделал что-то непоправимое, но… Но здесь и сейчас он смог расслабиться.
Арно откинулся на стул. Еда в ресторане была весьма неплохой - Арно было с чем сравнивать. Он привык к более изысканной готовке и поварам получше, но ел и в самых удаленных уголках планеты то, что готовили местные жители. Примерно такого уровня и следовало ожидать от ресторана в такой дыре, как Симкария. Но за последние полчаса он почти не чувствовал ни вкусов, ни запахов - все его внимание переключилось на поглощавшую его взглядом женщину.
Можно чуть расслабиться. Наконец-то. Не сидеть как на иголках. Собрать мысли в кучу.
- Да, Джен. Я воспринимаю людей обезличенно, потому что я никогда и ни с кем не был близок в достаточной степени. Исключение для меня составляет только Тони. И его семья, но по большей части из-за него. Я практически не знаю ни его жену, ни его пасынка, но буду их при необходимости защищать, потому что… потому что должен. Брат ведь должен помогать брату и оберегать то, что ему дорого. Разве не в этом смысл семьи?
Это был на удивление не риторический вопрос. Арно много читал, в том числе и книг по психологии, статей про отношения. Конечно же, он общался с психотерапевтом. Но все равно отношения с людьми в реальной жизни оставались для него загадкой. Все равно некоторые вопросы хотелось задавать простым людям и получать на них простые до глупости ответы. Как пятилетнему ребенку, которому надо было объяснять прописные истины.
Зачем он вообще все это сказал? Кажется, это не очень прилично.
Ну... Джен ведь на него тоже совсем неподобающе смотрит.
- Что же касается цифр... Да, люди для меня в массе своей как те цифры на бумаге, я не буду спорить. Но я понимаю, что не должен так думать. Это сбой системы и человеческого мышления. Людям должна быть свойственна эмпатия. Если я буду им помогать - полагаю, я смогу ее в себе развить до приемлемого для социализации предела. Латверия и Дум… Я не сказал, что считаю его “хорошим” человеком. “Хороший” и “плохой” - это то же самое, что “черное” и “белое”. Эффективный правитель, решивший массу проблем своего народа - да. Жестокий и эгоцентричный человек, приносящий свои таланты на жертвенный алтарь власти - тоже да, - достаточно равнодушно пожал плечами Арно, - Но это мой взгляд, основанный на новостях и тех его научных работах, к которым можно получить доступ. Обезличенный. Я понимаю, что ваш опыт как героя и адвоката совершенно иной. Более личный. Вам проще сопереживать чужому горю.
Вино казалось таким терпким и кисловатым, отвратительным и не подходящим ко всему остальному меню. Надо было найти экстремис, но думалось совершенно не о нем. Зачем вообще ему сдался экстремис, в самом деле? Пусть доиграются и перемрут.
Но разве он сам сейчас не объяснил Джен зачем? Ради Тони, потому что он попросил… Ради того, чтобы самому быть лучше.
Вся эта мизансцена была до неприличия похожа на сцены из произведений классиков и бульварные романы - когда женщина вламывалась в жизнь успешного холостяка и ломала всю привычную систему. Неудобными вопросами, которые он себе раньше не задавал, новыми ответами на уже решенные задачи, этими прекрасными зелеными глазами…
Может, найти этого Доктора Дума и принести его голову Джен? Как в старых рыцарских романах…

+3

32

Разве не в этом?
Дженнифер посмотрела на Арно, и ее взгляд можно было трактовать как «очень сложный». У нее была крайне специфическая семья, начиная от зеленого цвета кожи и заканчивая разной степенью шизофрении с раздвоением личности. Кузен принимал решения за всех, считая себя патриархом семьи, его не то бывшая, не то нынешняя жена периодически тяготела то к разрушениям, то к тотальному уничтожению всего семейства, а остальные наблюдали и делали ставки. Иногда кто-то из семьи решал, что зеленый цвет вышел из моды, и пытался стать то красным, то серым, то совсем лишиться гамма-радиации, которая таращила клетки всего организма.
И все это безумие было ее семьей.
Ее улыбка вышла грустной.
- Знаешь, а ведь мой брат – двоюродный, но все же – как-то сделал мне переливание крови, когда меня подстрелили. А потом тысячи раз пытался избавить от гамма-радиации в моей крови, потому что считал, будто быть зеленой – проклятие, ничего в этом нет хорошего. Но он судил по себе, и при этом всем он хорошо знал, что я отвечу ему отказом. Потому что мне нравится быть Халком. В отличие от него, я себя контролирую.
Ага, очень.
Заткнись.
- Защита семьи, милый, это не только умение вовремя встать в позу супергероя, который решит все проблемы. Это еще и умение вовремя спросить, чего семья на самом деле хочет. То, что ты считаешь благом для семьи, может стать для них настоящей пыткой. Поверь той, чья жизнь вечно улетает в кювет, как только мой любимый кузен решает мне причинить добро и счастье.
Весь этот разговор больше походил на какое-то собрание абсолютно деанонимного общества чувствительных и не очень. Будь она чуть более собранной и сконцентрированной, может, ее слова звучали бы как отчитывание или что-то вроде, но Дженнифер снова выглядела подавленной, будто весь этот разговор накрывал ее вьетнамскими флешбеками. Сначала ООН, потом Дум, теперь комплекс старшего брата… Божечки-кошечки, да этот парень открывает тысячи новых горизонтов в ее депрессии! Пора крышечку закрыть и примотать изолентой.
Но это было сложно сделать, особенно сложно, когда Арно начал приводить аргументы. Они были хороши – о, боги, да все в этом парне было хорошо, от линии скул до его проклятых аргументов! Джен прикусила нижнюю губу, плохо и очень медленно скрыв этот жест очередным глотком вина. Большим таким, здоровенным, который мигом зажег лампочку озарения в голове – ее возбуждал этот разговор. И обмен мнениями, и его неловкие «я сделаль», и эти его аргументы, и то, как он пытался обогнуть острые углы, напарываясь на рифы, и как держал лицо, и как из раза в раз был всем таким «как айсберг в океане»…
Очередной ее выдох был до нервного неровным и тяжелым.
О. Мой. Бог.
Мне надо остыть, да?
Да, детка, и как можно быстрее.
- Не поэтому, - наконец найдя в себе силы перестать на него пялиться так, словно она уже раздевала на этом столе, Уолтерс постучала ногтем по стеклу бокала. – Я знаю, что стоит за этим его «эффективным менеджерством» и тиранией, потому что я видела это своими глазами и испытала на своей коже. Дум может быть в тысячи раз талантливее и умнее любого человека на этой планете, но, когда я видела, что он вытворял с людьми, героями и даже детьми… я не могу оценить его сильные стороны по достоинству. И я не могу видеть обезличенные цифры там, где вижу потери, страх и пытки. Это уже не опыт адвоката или героя – это жизнь. Она не такая, как показывают в фильмах или пишут книгах. И сопереживать мне… не проще.
А куда сложнее, ведь ты словно постоянно сидишь на пороховой бочке, которая вот-вот и взорвется, отбрасывая тебя в омут зеленой ярости. Ей было противопоказано злиться, ведь тогда она могла потерять себя… любую себя, Дженнифер или Шалки, и кто знает, какая из субличностей гамма-вечеринки явится на танцпол. Серая Шалки была еще той стервой, например.
Потрепав волосы, Джен приняла волевое решение.
- Что-то меня разгорячило вино, - так невозмутимо она еще не врала, - не покажешь свой номер? Я быстро приму душ и, наверное, смогу внятно думать над… делом.
Телом. Ты хотела сказать телом.
Заткнись, заткнись!
- Если тебя это не затруднит, - очень мило улыбнулась, совершенно невинно разглядывая Старка.

+2

33

Арно немного рассеянно покивал на историю про семью Джен.
Халк, Брюс Беннер, да, точно. Он слышал про него, читал что-то из его работ.
Он подумал о другом.
Джен ведь была права. Ей нравилось быть Халком, она хотела быть Халком. Да и разве стала ли бы она хуже или лучше, не будучи Халком? Не будь этих зеленых волос, этой зеленой и нежной, но такой непробиваемой кожи…
Это был ее выбор, и тот, кто лишал Дженнифер права на этот выбор был достоин высочайшего осуждения.
Но подумав об этом, Арно подумал и о Тони.
Почему Беннер так поступал Арно мог понять - потому что для него жизнь Халка была недугом, тем, с чем он боролся всю жизнь. Не всегда успешно. Он считал, что вся его семья тоже будет страдать. И в итоге пытался лишить их права сделать выбор самим.
Не желал ли Арно поступить также, когда задумывался о том, чтобы силой упечь Тони в клинику или навязать ему экстремис? Но ведь… Если этого не сделать - Тони себе навредит. Где эта грань между заботливым братом и домашним тираном, которому хотят разбить лицо? Как ее вообще почувствовать? Почему все в семье так сложно?
А еще…
А еще… Чем больше они сидели здесь - тем больше времени у правительства было спрятать все свои разработки по экстремису и подготовиться к любым их с Джен визитам.
Нужно собрать мысли в кучу и предложить адвокату заняться работой дальше. Джен же хотела в первую очередь помочь людям. Арно тоже. Наверное.
Но прежде, чем он успел вставить слово…
Душ?
Душ…
Да, конечно, у него в номере был душ. Было бы очень странно, если бы в президентском люксе не оказалось душа.
Это было приглашение? Или нет? Тон был таким… странным. Как в тех фильмах, глупых романтических комедиях. Что-то было в ее тоне и от несколько иных жанров кино.
Ему самому хотелось залезть в душ. Чтобы прохладная вода немного освежила голову, хотя он не был пьян.
- Да, разумеется, Джен, - ответил он все тем же ровным тоном, в котором можно было уловить лишь тени и отблески охватывающих в этот момент душу молодого мужчины эмоций, - В моем номере есть даже джакузи. Если… захочешь.
И зачем он это сказал?!
Это точно звучало как фраза из порнографического фильма.
Впервые в жизни Арно почувствовал, как краска подливает к его лицу, а рука сама потянулась ко лбу. Ему было так стыдно от собственных слов, как не было никогда и ни за что.

+3

34

Упоминание про джакузи выглядело сразу и как одобрение «продолжения вечера наедине», хоть и был день, так и предложение этого самого продолжения. Дженнифер даже пару мгновений помолчала, разглядывая Арно – вдруг еще чего предложит? Ну, там, шампанское в номер взять или вазу с клубникой. Или какие нынче стандарты в пикаперском царстве Старков?
Этот Старк не был похож на своего брата, но сейчас Джен не могла проводить параллели и вдумчиво разносить все схожести и разности по разным колоночкам таблице оценки всех мужчин по фамилии Старк. Не потому, что ей не было интересно – потому, что в этот момент времени ей нужен был просто мужчина, и абсолютно все равно, какая там у него фамилия.
Ведь ей, как не прозаично, банально и эгоистично это звучало, было от него нужно только одно.
Арно вроде был не против это дать.
А то, что он ее цепляет, заводит и так умилительно нервничает лишь добавляет перчинки.
Потом-то она будет сокрушаться, ловить испанские стыды с самой себя, но это же будет «потом». Об это, как говорила героиня Унесенных ветром, она подумает завтра. А еще лучше – никогда.
Сильная независимая…
Ой, замолчи.
Джен поднялась из-за стола, вытянулась, провела ладонями по бедрам. Облегающий бело-сиреневый «героический» костюм был как всегда кстати.
А еще снимать удобно.
Ой, все.
- Уже уходите? – вспорхнувшая к их столику хостесс озабоченно окинула взглядом еду – такую, довольно дорогую для местами бедствующей Симкарии. – Вам… не понравилось?
На коротенькое мгновеньице Шалки почувствовала укол совести. А затем смахнула волосы с плеча и подмигнула.
- Все замечательно, но… - склонилась к хостесс и заговорщицки прошептала, - можете принести все, что мы не доели, в его номер через… скажем, полчаса? Спасибо, милая.
Пожалуй, следующее действие ей не стоило делать, но раз горело все огнем, то пусть горит задорно. Именно поэтому Дженнифер подошла к Арно и потянула его за руку.
- Идем, покажешь номер.
В коридоре был ковер в ромбики, напоминавший коридоры отеля из «Сияния» Кубрика, морально устаревшие бра на стенах и никого. Сам коридор был узкий, и Джен, шедшая по пятам за Старком, не могла отделаться от мысли, что в таких коридорах удобно обжиматься. А как только отделывалась, косила взглядом куда-то на линию пиджака шедшего впереди мужчины, которая этот самый пиджак заканчивала, плавно переходя в брюки. Интересовала ее не одежда и костюмный крой, а все, что эта самая одежда обтягивала.
Портной, надо сказать, у Арно был отличный – все, что надо, подчеркивалось на «ура».
Дженнифер снова засмотрелась на искусственные икебаны, расставленные в вазах по коридору. В них пыль уже могла создать демократическое общество и ядерное вооружение – сразу видно, на чем экономят. На горничных.
Значит, их долго не побеспокоят.
Едва дверь в номер открылась, Джен почувствовала во всем теле такую тягу наконец-то выплеснуть все, что копилось у нее за… сколько? Наверное, с момента осознания, что одним Мстителем стало меньше. Перелет, больница и поездка с Арно словно выкрутили пробку, и дверь в его номер – где есть джакузи! – стала последним бастионом.
Ее рука легла на дверь и открыла ее до конца. А сама она, положив Старку руку на плечо, мягко втолкнула в номер.
- А знаешь, - промурлыкала она, закрыв дверь спиной и привалившись к ней на мгновение, - душ и джакузи могут и подождать.
Ей не впервой начинать первой. Не впервой делать несколько шагов и впиваться в губы мужчины, который слегка ниже нее. О нет, она никогда не просила встать на цыпочки или пуфик – ее устраивало быть сверху. То есть, целовать. Накрывать своими губами чужие и пробовать привкус чужих губ в поцелуях. Потому сейчас, целуя Арно в полумраке его номера, она совершенно свободно тянула его пиджак за полы – одной рукой. А другой она нашарила его руку и положила себе на бедро.
Потому что не все сладкое должно доставаться ей.

+4

35

Да, как и могла ожидать Дженнифер, Арно был старомоден. Когда она взяла его за руку, мягко, но настойчиво потянула за собой…
Да, было бесполезно сомневаться, отговаривать.
Конечно, он пошел. Под гнетом проносящихся в голове мыслей, он уже слабо концентрировался на деле.
Пока они еще шли по коридорам, он успел набрать на коммуникаторе заказ и отправить его на ресепшн. Да, клубника. Да, шампанское.
Да, старо и старомодно.
Да, он будет выглядеть очень глупо, если ошибся и неверно все просчитал… Неверно понял Джен...
Но Арно уже ничего не видел и не слышал вокруг, когда шел по коридору. Хоть Джен и предпочла пойти сзади, а Арно не оборачивался, шел вперед лишь на одних инстинктах… Он все равно видел перед собой только одно, только один единственный образ.
Он видел зеленые волосы, к которым так хотелось прикоснуться. Он видел зеленую кожу, до которой так хотелось дотронуться. Зеленые глаза, в которых его душа потонула окончательно и бесповоротно… По крайней мере на данный момент.
Где-то на задворках его сознания остатки логики и рассудительности все еще выкрикивали что-то про экстремис, звали его заняться делами… Но Арно не мог и не хотел прислушиваться к голосу разума.
Когда же Джен втолкнула его в номер, все эти отголоски померкли.
Не было в мире ни экстремиса, ни Нью-Йорка, ни Симкарии с ее проблемами… Ни даже Тони.
Были только зеленые губы Дженнифер Уолтерс.
Ее зеленые волосы, кожа и глаза.

***

Любая сказка рано или поздно заканчивается.
Сказка для взрослых заканчивается особенно грустно - чаще всего именно потому, что она закончилась, а тебе приходится возвращаться в суровую и ужасную действительность. И как не хотелось это делать.
Арно начинал испытывать то чувство, что ранее было ему неведомо - ненависть. К экстремису, к Симкарии, к Мстителям и их Мстительским делам.
Как ему хотелось сейчас просто пригласить Джен остаться еще на неделю в этом отеле. И никуда не ходить, не возвращаться в этот отвратительный и несовершенный мир. А еще лучше - телепортироваться куда-нибудь на тропический остров вместо этой затхлой гостиницы. Прямо телепортироваться. Вот так. Без перелета, без необходимости говорить.
С тем же чувством единения, что он чувствовал некоторое время назад. Слияния… Когда все понятно без слов.
Увы, это было реализуемо, конечно, но недоступно для возможностей Арно сейчас.
Ему не хотелось говорить. Хотелось еще немного переварить все произошедшее в голове, осмыслить. Прийти в себя.
Но женщина была рядом. Кажется, надо что-то сказать?
С другой стороны, лучше смолчать, чем сказать глупость.
Но ведь… Что-то сказать надо?
Черт, почему нельзя прямо сейчас пойти и загуглить книгу по отношениям. Или спросить Тони - уж он-то понимает в женщинах. В этих “многозначительных взглядах”, по которым надо догадаться, чего именно женщина ждет.
Арно смог выдавить из себя только одно, вставая с кровати:
- Джен… Это было… Потрясающе. Прости, у меня все мысли спутаны… Ты… Глупо звучит, но ты моя первая… женщина.
Ну вот, теперь прозвучало еще глупее. Так, как будто он гей.
- В смысле… В принципе первый… Человек.
Сначала Арно показалось, что это хорошее уточнение. Потом он понял, что сделал еще глупее, и краснота залила мужчину буквально с головы до ног. Он сел обратно на кровать, от обуявшего его чувства неловкости, закрыв лицо руками.

+3

36

Все было прекрасно. Это был не ее первый раз, где от удовольствия было совсем мало, а больше от стыда и горечи, и не один из тех разов, когда парню больше не перезвонишь. О нет, Арно она бы позвонила. Может быть, даже дважды.
Может быть, сопроводила бы звонок какой-нибудь пошлостью, чтобы еще раз посмотреть, как он смущается от ее раскрепощенности.
Купаясь в последних отзвуках волны оргазма, Джен позволила себе отключить голову и просто «быть» в этом моменте, с этим мужчиной и в этом номере. Лучше спонтанного секса может быть только внезапный перекус в два часа ночи посреди бессонницы, но это не тот случай. Определенно не тот. И от довольной улыбки могло треснуть ее зеленое лицо, но еще ни одна радость не смогла сломить халковские щечки.
Ровно в тот момент, когда она наконец-то почувствовала, что прилив эндорфинов и всех прочих приятностей выдернули ее из замкнутого круга депрессии, Арно кое-что сказал.
Она повернулась за бок, кокетливо накинула край одеяла на бедра, скрывая часть живота, подперла голову рукой и не менее кокетливо смотрела на него с видом «вещай, соловушка». Спиной он, конечно, этого мог не увидеть, но женщина всегда должна быть готова удивлять.
Еще на него было приятно посмотреть. Со спины в том числе.
Но тут программа, похоже, взяла и сломалась.
Потому что когда до нее дошел смысл его слов…
О. Боже. Мой.
Она облажалась. Крупно облажалась – так крупно, как только может облажаться «большая зеленая женщина», Сенсационная (мать его) Женщина-Халк.
Вот уж правда – сенсация. Брат Тони Старка – девственник! А его первая девушка – одна из бывших любовниц Старка! А еще у брата Старка – кстати, его зовут Арно Старк, - отличная задница! Распространите, лайк, подписка, репост.
Дженнифер села на кровати, подтянула одеяло, укрыв и грудь. Не потому, что Арно ей резко перестал нравиться – потому что ей стало… стыдно. Да, даже Шалки может испытывать стыд. И совсем необязательно, чтоб он бы по национальности испанским.
Если подумать, у стыда ведь нет национальности. Но если бы «симкарскому стыду» искали пояснение, Дженнифер предложила бы вариант «awkward afterparty silence».
Вот они сидели на этой кровати, где предавались вполне взрослому греху, и молчали, как нашкодившие школьники, которые резко осознали, чего натворили. Обычная такая вещь, как телесная близость, стала не совсем тем антидепрессантом, который она искала. В очередной раз ее поспешные решения, действия, слова и вообще ВСЕ, что она делала из-за халковской импульсивности, привели ее ровно туда, откуда она всеми силами пыталась сбежать.
В кровать?
В лабиринт из стыда и самоедства.
Не будь в ее прошлом массы неудач, она могла бы все обратить в шутку. Но тут, как бы так сказать… в чем-то она понимала, что сейчас чувствовал Арно, и понимала, что это все… не то, как он себе представлял «первый раз». И раз он был таким поздним, то и сам Арно – поздний цветочек, а такие обычно бывали чувствительнее прочих ко всему романтическому и интимному.
Осторожно и аккуратно подобравшись к нему сзади, она отпустила одеяло, позволив ему упасть между ними. Вытянула руки и обняла его сзади, прижавшись грудью, поцеловала в шею.
- Мне тоже было хорошо, Арно. Я бы повторила… правда, не сейчас.
Потому что вообще-то они оба сделали глупость. Но почему-то ей было стыдно не перед самой собой – той самой собой, которая строгая, собранная и всех лупит по голове линейкой за отхождение от планов. А перед теми, из-за кого она здесь.
Как-то многовато стыда на один гостиничный номер, не находите?
Джен уткнулась носом ему в плечо.
- Наверное, первый раз ты не так себе представлял, - все-таки сказала она с интонациями «прости», но за такое обычно не просят прощения. – Обычно это… совсем не так как представляешь. Если представляешь. И я думала, что ты…
Что ты, как брат Тони Старка, перелюбил уже половину Западного Побережья, и против тебя десятки исков на признание отцовства во всех штатах отсюда и до Айдахо.
- … будешь не таким нежным.
И ведь сказала чистую правду, положив голову ему на плечо. Совсем необязательно говорить, что она считала его кобелем и раскаивается, что оказалась не права. Это был тот самый момент, когда следовало прикусить язык – не стоит ему знать о том прошлом, что было у них со Старком.
- А вот теперь я бы поела, - словно нехотя ослабив довольно нежные для халковских рук объятия, Дженнифер соскользнула с кровати и, взлохматив обеими руками волосы, потянулась. – Но прежде – душ мой. Потом займемся делами, а то мы и так довольно… отвлеклись.
И она сбежала в душ от продолжения неловкого разговора.

+3

37

Джен было… стыдно?
За что, почему? Она была такой… Арно даже не мог подобрать слов, которые описывали бы всю ту бурю положительных эмоций, что он сейчас испытывал по отношению к своей новой знакомой.
К сожалению, всю тонкость ситуации Арно не мог оценить. Не мог поставить себя на ее место. При всей своей гениальности, он просто не имел банального базового опыта в вопросах отношений… Все происходящее сейчас походило в его глазах на сцену из ситкома - преувеличенную, странную.
Ему было хорошо… Ей вроде бы тоже… Чего стыдиться?
К тому же… К тому же Джен сказала, наверное, одни из лучших слов, которые можно было сказать в этой ситуации. Или просто ему так повезло, и они попали в цель именно в случае с Арно.
Спокойное и размеренное ободрение, без жалости или сочувствия. И даже согласие на повторение этой встречи. Теоретическое согласие, без даты и времени, но все же… По всем признакам это было… вполне удачное завершение случайного свидания. Можно ли вообще было ждать чего-то большего от нарушившего все планы и спутавшего все карты… свидания, да. Назовем это “свиданием”.
Дженнифер что-то говорила про то, что не так он себе это должен был представлять… Но Арно никогда и никак себе это не представлял. Любовь и секс не были в списке его приоритетов. Однако, кажется, сейчас эти вещи проникли в этот список. Написанные жирным зеленым шрифтом с фиолетовой тенью, они старались выпнуть конкурентов с их законных мест на топовых позициях этого чек-листа.
Пока Джен ушла в душ, сотрудники гостиницы принесли еду.
Хорошо быть богатым, хорошо иметь возможность снять президентский люкс - номер на несколько комнат. Когда постучалась горничная, то Арно было достаточно ответить из-за двери спальни, даже не потребовалось спешно одеваться.
Еду по просьбе Арно отнесли в столовую этого номера, а вот бутылку шампанского и клубнику мужчина забрал в спальню. Позже, когда горничная ушла.
Надо было снова включиться в работу, но никак не получалось. Арно каждый раз мысленно возвращался к Шалки, которая скрылась в ванной комнате.
В конце концов, он просто отдал программе распоряжение сократить и структутрировать информацию, которую она все это время обрабатывала. И получил все те же семь имен.
Семь человек. Наиболее подходящие среди всех остальных, отобранные его программой. Одной из самых совершенных аналитических программ в этом мире. 
Семь - это все еще слишком много.
Могло ли быть такое, что они работали в группе? Теоретически - вполне. На практике же не было на это похоже. Все, что пока видел Арно в Симкарии не было… не было похоже на обычные испытания экстремиса. Слишком топорно, слишком массово и слишком на виду.
Технология экстремиса вопреки всей своей опасности и нестабильности была неплохо изучена на предмет возможных побочных эффектов. Модификациям сыворотки не требовалась большая выборка - можно было отдать предпочтение нескольким испытуемым. Брать качеством тестов, а не количеством.
Тут было… Что-то еще. Что-то личное. Вероятно, программа тоже так решила. И потому и отобрала именно эти имена и фамилии.
И тут Арно, видимо вдохновленному новыми чувствами, новыми возможностями и гранями его жизни, бросилось в глаза то, что раньше от его взора ускользало. Это было как озарение, как гром среди ясного неба. Что-то, что лежало на настолько видном месте, было настолько очевидно, что… Что это было так трудно заметить сразу.
Слишком многие из заинтересованных знали или могли догадаться и узнать, что экстремис - больная мозоль для его брата. Что весьма велика вероятность того, что Тони заинтересуется любым намеком на эту сыворотку, просочись сведения о ней хоть куда-то в открытый доступ. А если Тони узнает - Железный Человек разнесет любую лабораторию, где данная сыворотка будет не то что производиться, а хотя бы просто изучаться.
Нет, тот, кто все это проводил… Он не был гением. И не был организацией. Это был кто-то… Проще. С простыми мотивациями и целями, ради которых он забыл про осторожность, или просто плюнул на нее.
Даже программа смогла это просчитать, а Арно не заметил.
Что с ним сегодня такое творилось?

+3

38

Вода стекала по зеленым волосам, коже, бедрам и, вопреки всем песням, печали не уносила.
Дженнифер уперлась лбом в стенку душа и стояла под «тропическим душем», чувствуя себя ужасно и прекрасно одновременно. Guilty pleasure, вот уж точно. Когда все было так замечательно, что ей хотелось повторить, но Симкария, экстремис и пострадавшие от чужих манипуляций люди. Когда она нашла свой сорт антидепрессанта, но надо было влезать в шкуру супергероини и делать вещи.
Ее перестало колошматить – внутри устаканилось поразительное затишье, разве что мурлыканье сытого рыжего кота не раздавалось. Эмоции улеглись, позволив голове думать ясно, а самооценке – врубить самоедство на полную катушку.
Она же закончила с этим. Ей так казалось. Закончила с беспечным флиртом, с быстрым перепихоном и интрижками на «раз-два». Сексболл окончен, выключен аппарат, так какого черта, Дженни?! Да, обстоятельства, да, придавило, но нельзя все проблемы решать сексом с первым подвернувшимся красавчиком!
Вздох.
Но ведь так было всегда. Точнее, она уже так делала… раньше, когда сбивалась с пути, теряла землю под ногами, не чувствовала в себе силы взять себя в руки. Ей бы сделать вид, что все в порядке, все нормально, и Арно тут ни при чем. Это просто… случается, верно? Со всеми взрослыми людьми такое происходит. Подумаешь, споткнулись друг об друга в разгар чьих-то исследовательских и политических манипуляций… совпало так, ну бывает!
Тебе стыдно перед Старком? Серьезно?
Выключив воду, она еще немного постояла, словно пытаясь понять, что вообще происходит. Не конкретно в Симкарии – в ее голове. Если она не успокоит эти волны, то может рвануть там, где никто не ожидает.
Джен завернулась в полотенце, выжала волосы, встала перед зеркалом.
Оттуда на нее недовольно смотрела Дженнифер Уолтерс в строгом черном костюме и очках. О да, Мисс Конгениальность была крайне раздосадована поведением зеленого альтер эго, и чем сильнее было ее разочарование, тем крупнее была пропасть между ними. А ее нельзя создавать, нельзя позволять расширяться, иначе… Будет как у Брюса.
- Что? – полушепотом спросила у отражения, и то покачало головой.
- Ответственность. У этого будут последствия.
- Разберусь как-нибудь.
Шалки неловко улыбнулась. Дженнифер Уолтерс вздохнула.
- Лучше займись делом, иначе и там случится катастрофа.
А вот это был очень своевременный совет. Стерев пар с зеркала, Джен продолжительно рассматривала свое уже не зеленое, а обычное лицо и не менее обычные, но все еще зеленые глаза. Никаких проявлений покраснения от ярости Халка, жилка на виске не бьется, мышечная масса не увеличена. Хорошо, она контролирует себя… вроде как.
Полотенце на ней выглядело как насмешка над всеми эротическими фильмами для взрослых – симкарцы явно не расчитывали, что у них остановится женщина довольно крупных размеров. Или вполне себе обычных - Джен не жаловалась на размер груди ни в одной форме, ни в другой. Но даже ее скромный третий размер едва удалось замотать здешним полотенцем. Придерживая его на груди, Джен вошла в комнату, с легким удивлением отметив и появление еды, и шампанское, и… клубника? Тут она не выдержала и довольно улыбнулась, подхватила чашу с клубникой и забралась на кровать к Арно.
- Ммм, что интересного пишут? – взяв первую же клубнику, прислонила к губам, но затем этой же клубникой ткнула по направлению к его гаджету. – Знаешь, я почему-то думаю, что во всем этом могло быть замешано что-то… личное. Не связанное с Тони. Кто-то кого-то потерял… и хочет помочь другим, кто может кого-то лишиться. Потеря близкого человека – это как… часть себя отмирает.
На удивление эти слова дались ей куда спокойнее и легче, чем могли бы даться раньше. Даже голос почти не упал к грустиночке. Наверное, все дело в клубнике, которую она все-таки укусила, покосившись на Арно.
Ага, да, конечно. Чудесная клубника.
Вот ведь! Надо было оставаться зеленой. На зеленой коже легкий румянец незаметен.
- Но тогда я не совсем понимаю, почему Милош устроил такой переполох со всей этой конфиденциальностью, - тут же добавила, нахмурившись – ее мозг уже ухватился бульдожьей хваткой в мыслительный процесс, и это доставляло некоторое удовольствие, ведь Арно так внимательно слушал, что хотелось говорить бесконечно. – Этот подпольный экспериментатор – не связан с ними, так выходит? И они хотят найти его первым, чтобы… использовать разработки и сам экстремис в борьбе с кем, Думом?
Тут у нее вырвался снисходительный смешок. Серьезно, зачем бороться с тем, кто уже побежден? Бред же!
- Даже если не с ним, - задумчиво взяв новую клубнику, она покачала головой, - то с кем-нибудь найдут повоевать. А экстремис станет им хорошим подспорьем. Значит… это не только вопрос спасения жизней пострадавших, но и национальной безопасности других стран. И нам стоит найти, кто из этих семерых такой отчаянный куда раньше Милоша и прочих симкарских кукловодов.
Она протянула клубнику Арно. А то так все можно съесть… и даже безо всяких прелюдий.
- Мне кажется, что это или Фехер, или… Освальд. У первой неудача за неудачей, ей явно хочется сменить черную полосу на белую. С другой стороны, у Освальда есть повод обратить внимание на экстремис – его сын. Экстремис ведь… ммм, излечивает подобное?
Почему-то не нашлось более корректных слов, но не спрашивать же напрямую про то, что не так давно рассказал ей Арно. Ей показалось, что это был их «момент», пусть таким и останется.

[icon]https://i.imgur.com/O551Cdv.jpg[/icon]

Отредактировано She-Hulk (24.02.2022 00:30)

+3

39

Когда Джен вышла из душа, Арно чисто инстинктивно бросил на нее короткий взгляд.
И все слова, что он хотел сказать, вылетели из головы. Впрочем, а хотел ли он вообще что-то говорить, или хотел просто посмотреть лишний раз на неожиданную, случайную любовницу на этот день?
Его встретила не Ши-халк, не супергероиня, а вполне… обычная девушка. Живая, и настоящая.
Арно даже не знал, что будет уместнее сказать. Да и вообще - что он в этот момент почувствовал. Нет, внешний вид Джен его не расстроил, не вызвал отторжения или разочарования. Не было эффекта “разрушенной сказки”. Но и не сказать, чтобы настоящая Джен Уолтерс понравилась ему больше, чем Шалки.
Что лучше и тактичнее сказать в такой ситуации? “Так тоже неплохо”? “Ты красива в обеих ипостасях”? “Мне нравишься и ты, и Шалки”? Нет, все эти варианты Арно решительно не нравились, и он их отмел. В одних случаях от сказанного веяло бы тем, что “Дженнифер” была менее красивой, чем “Шалки”, в других же… это было бы явное разделение одной и другой, как будто две разные женщины… Но надо же было понимать, что это две грани личности одной и той же женщины. Они были неотделимы одна от другой - не могло быть "Шалки" без "Дженнифер", как и "Дженнифер" без "Шалки".
Если провоцировать в Джен необходимость разделять эти грани личности, можно привести ее к тому же, от чего так страдал Беннер.
Поэтому Арно решил просто промолчать, но не удержался от легкой улыбки, краем глаза заметив, как мило Джен выглядела с тарелкой клубники.
Заданные вопросы, впрочем, звучали очень логично. Слишком логично для текущей сказочно-романтической обстановки.
Арно скрестил пальцы, глядя куда-то в пустоту голограммы, которая появилась из наручных часов, которые мужчина сейчас положил на прикроватном столике для удобства.
- Да, - коротко ответил Арно. Он очень внимательно слушал Джен, и только через несколько секунд сообразил, что на все ее размышления следует ответить как-то более осознанно, потому что в списке ее выдающихся талантов вряд ли была телепатия. Он-то уже все проанализировал в своей голове, составил ответы. Только вот забыл, что их надо озвучить, - В смысле я думаю примерно то же самое почти по всем пунктам. Я просмотрел не все, но многие случаи из списков Крамаша. Это было бы похоже на какого-то больничного “Ангела смерти”, только… наоборот. Несущего исцеление тем, кто его не ждал и не просил. Так что я бы еще добавил в список миссис Галь - желание уберечь других от своей участи может привести к фатальным последствиям для психики. Сомодь - тоже хороший кандидат, тем более, что экстремис действительно способен помочь его ребенку.
Арно перевел дух и потер переносицу, а затем сжал руки в замок прямо перед лицом. Эта тема, как он понял, была больной мозолью для Джен, но косвенно была связана с происходящим, так что… коснуться ее надо.
- Джен, видишь ли… Я говорил раньше… Симкария уже была замечена в опытах с применением экстремиса. Кто-то в симкарских верхах одержим Доктором Думом на уровне мании и паранойи и хватается за любые возможности изобрести ультимативное оружие против его разработок. Симкария пыталась создать с помощью экстремиса нечто вроде проекта Рыцарей Круглого Стола, но Тони тогда разнес их разработки… довольно грубо, в свойственной ему манере. Понимаешь, почему мне все это не нравится? Все и правда слишком похоже на просто "что-то личное", но совпадений слишком много. Вирус… или что-то на него похожее появляется именно в том регионе, где к нему уже проявляли интерес государственные структуры.
Арно снова потер переносицу:
- Но, возможно, я и сам уже заразился от Тони паранойей. И все действительно проще.
Пожалуйста, пусть все будет проще. Так хочется послать к черту всю эту Симкарию и просто вернуться домой. Неужели в жизни так обязательны психопаты, рассаженные на каждом углу, которые разрабатывают по ночам супер-оружие против других психопатов из стран-соседок?

+2

40

Клубника осталась в ее абсолютной власти.
Дженнифер, понятное дело, такое не устроило. Она нахмурилась во время слов про Дума, но вместо того, чтобы сказать что-то про Виктора, Круглый Стол, Симкарию или экстремис сказала следующее:
- А знаешь, что еще проще? Скажи «а».
И пока Арно это самое «а» говорил, положила ему на язык клубнику с очень довольным видом.
- Нет ничего проще тарелки с клубникой.
Cледующую отправила уже себе в рот. Еще и подсела рядом с Арно так, чтобы он мог без зазрения совести угощаться. Соприкасаясь плечами, от чего лично для нее в комнате становилось слегка очень жарковато, но ради общего дела можно было и потерпеть.
Могло показаться, что клубника и все эти тактильные полукасательные нежности куда сильнее увлекли Джен, но правда была в другом – она думала в процессе. Это не мешало ей оценивать, вертеть в голове и мыслях все озвученное Арно, отмечая места, на которые ей нужно обратить внимание. То, что он взял какую-то не то паузу, не то особую ноту, говоря про Дума, ее почти позабавило. Показалось или он и правда не хотел поднимать тему железного человечка в зеленом пальто?
- Как бы я не относилась к Думу, - вдруг мягко заговорила она, водя пальцем, вымазанным в клубнике, по предплечью Старка, - важно то, что происходящее здесь может навредить людям. И уже вредит. А власти Симкарии или эти Рыцари, как ты подметил, очень хотят всего и сразу. Может, они видят шанс и Тони отомстить, и Думу, и мировому сообществу показать, что не пальцем деланные?
Склонив голову набок, Дженнифер вздохнула и снова взялась за уничтожение клубники. Можно было добавить и шампанское, но тогда они совершенно точно не выйдут из номера, а дела как бы их ждали.
Вот эти самые, что они обсуждали.
- Хорошо, давай думать план действий, - перекатывая в пальцах несчастную ягоду, покосилась на мужчину. – У нас есть подозреваемые, но мы их только подозреваем – у нас нет, кроме косвенных улик, ничего стоящего против них. Есть некоторое количество пациентов, которые, предположительно, были лабораторными кроликами для испытания экстремиса. Есть активист, к которому приходил странный журналист, после чего активист уехал в больницу, где и раньше были испытания. Все подозреваемые работают в этой больнице, но главврач клянется, что ничего не знает. Я склонна ему верить, но все-таки…
Все-таки что-то не складывалось. Им надо было больше информации, но теперь, учитывая, скажем так, натянутые отношения с официальными властями Симкарии, достать ее будет непросто. А если и наладить контакт, то по озвученным Арно причинам с ними будут сотрудничать «для галочки» - ни больше, ни меньше.
Так что Дженнифер грустно положила голову Арно на плечо, зажевывая очередную клубнику.
- Было бы хорошо понаблюдать за всеми подозреваемыми, - несколько упавшим голосом протянула она, вздохнув. – Или как-то… не знаю, вывести их на чистую воду? Я могу прийти в больницу снова, но уже в этой… форме. Если кто и подумает мне навредить, то не получится – я стану для него невидимой. Старая помощь от подруги еще работает. Но что мне там искать, секретные лаборатории? Обычно их находят парни, а я уже по старинке – «Халк ломать». А если мы пойдем к властям, то им проще нас закрыть в темной комнате без окон и дверей, после чего депортировать, нежели помогать. Ведь, если те Рыцари и правда остались, то им хватит дури сделать что-то из ряда вон выходящее.
Она говорила много слов, но в сущности все звучало как «я не знаю». И она сама это понимала, и могла бы взбеситься, разозлившись на саму себя, если бы не один немаловажный факт – ей очень нравилось сидеть вот так, привалившись к Арно. Вроде они обсуждали что-то очень важное, а вроде ей стало так спокойно, так хорошо, так… безопасно. Крайне редко она чувствовала себя с кем-то в безопасности, и очень сильно не хотела выбираться в большой злой мир.
Ты расслабилась.
Еще бы!
- Галь и Сомодь, - задумчиво проговорила. – Ммм, знаешь, если рассматривать с точки личного… Галь потеряла дочь, а Сомодь может потерять сына, и оба стали заложниками болезней, которые может излечить экстремис, так ведь?
Тут у нее появилась мысль. Она даже выпрямилась, оторвавшись от пленительного до мурашек лежания головой на мужском крепком плече.
- Погоди, - посмотрела на Арно с горящими от озарения зеленью глазами, - пациенты! Я, честно говоря, даже толком не смотрела их диагнозы. Но у меня есть фотографии их карт в телефоне – с диагнозами и методом лечений, там даже фамилии врачей указаны. Может, мы по пациентам поймем, кто из подозреваемых наш «ангел антисмерти»?

[icon]https://i.imgur.com/O551Cdv.jpg[/icon]

0

41

- А? - просьба была настолько неожиданной, какой-то нестандартной, что Арно то ли инстинктивно, то ли случайно ей последовал.
И оказался с клубничкой во рту - должно быть, это выглядело со стороны довольно глупо.
“Нет ничего проще”. Хотелось сказать, что есть. Ведь на практике вырастить клубнику в это время года - довольно затратное из-за несоответствия природным циклам этой ягоды занятие, однако… Однако лучше было промолчать и расправиться с несчастной ягодой молча. Иначе... Кажется, люди назвали бы его "занудой".
Если прикосновения помогали Джен думать, то Арно они напротив смущали. Отвлекали. Заставляли думать о совсем другом - о перспективах и последствиях этой случайной связи. Дженнифер Уолтерс не просто адвокат, она Мститель. Сокомандник Тони. Нельзя было исключать, что у них даже могла быть интрижка, с учетом прежнего образа жизни брата. Это все сейчас слишком… слишком втягивает Арно в огромное количество социальных взаимодействий к которым он совершенно не готов. У него итак обнаружилось как-то слишком много новых родственников.
Однако… Однако Арно стремился не подавать вида, что смущен.
- Я смотрел карту Косовича, - задумчиво ответил Арно, скрестив руки перед лицом и глядя куда-то сквозь сияние голограммы, - И я не думаю, что он вообще с этим связан. Я могу быть неправ, особенно сейчас. Но все же мне кажется, что это просто случайность, которая спутала карты еще больше и сыграла на руку тем, кто потенциально может быть связан с сывороткой - у него действительно были тревожные симптомы и раньше, а также несколько пропущенных или отложенных плановых приемов. Очень похоже, что он сам себя убедил, что у него “богатырское здоровье”, а врачи оказались правы. Возможно, на него и правда совершали какое-то особенно изощренное покушение, но это может быть ложный след относительно нашей цели здесь.
Да, признавать существование подобных случайных совпадений иногда приходилось, как бы не хотелось при этом увидеть за ними нечто большее, что сразу все объяснить и упростит.
Однако насчет  Косовича Арно был практически на 90 процентов уверен, что он был связан как минимум с экстремисом, даже если это и было какое-то хитрое покушение на жизнь оппозиционера.
Неожиданную радость Женщины-Халк от внезапной догадки не хотелось жестоко обламывать, но… Но к сожалению, Арно пришлось тяжело вздохнуть и сообщить еще некоторые детали свои изысканий:
- Я не просматривал каждый диагноз, но их просматривала моя программы, алгоритм. Искусственный интеллект, если хочешь. Вроде Пятницы Тони. Она соотносит друг с другом все доступные факторы - график отпусков, больничные, отгулы, смены дежурств. Все эти семь человек в теории легко могли получить доступ ко всем пациентам. Почти любой поступающий пациент рано или поздно будет иметь дело с врачом-терапевтом, сотрудник лаборатории регулярно получает анализы, а санитары… Они могут практически свободно перемещаться по всей больнице не привлекая особого внимания. Теоретически мы не можем даже исключать то, что все эти люди или какая-то их часть работали организованной группой.
А вот эта идея была интересной и раньше в голову Арно не приходила.
Он снова сфокусировал взгляд на голограмме помощника, нажал несколько “полупрозрачных” кнопок, отдав программе приказ:
- Просканируй все доступные источники - данные с камер и сотовые данные, если найдешь, соцсети и фотографии. Кто-то из этого списка встречался или общался друг с другом чаще положенного?

+1

42

- На больничной койке он и правда не выглядел таким уж здоровым, - нехотя протянула Джен, склонив голову набок. И взгляд отвела – неприятно, когда твоя горячная убежденность встречается с холодной реальностью, которой абсолютно фиолетово, во что ты там веришь или что там тебе подсовывают под видом фактов. – Обидно.
Даже непонятно, почему было обидно и на кого она обижалась. На себя, что поверила? На Косовича, что выдавал желаемое за действительное? На весь мир в целом? Дженнифер с некоторой моральной усталостью, отпечатанной на лице прикрытыми глазами и коротким вздохом, провела ладонью по щеке, смахивая высыхающие волосы.
Ко-ко-ко, мой умный алгоритм умнее даже меня, а уж тебя и подавно!.. Сказал бы Арно, будь в его голосе хоть немножечко, самая капелька сарказма или чего-то такого, с привкусом превосходства. Но он говорил как, ну, ученый, который просто делится фактом, а не считает себя самым умным человеком на планете, которого окружают идиоты. Потому Джен, снова вздохнув, откинулась назад и разлеглась на кровати.
Чувствовать себя бесполезной ей не впервой, так хоть полежит звездочкой. Полотенце не лопнуло и даже не сползло, но знатно подтянулось, потому пришлось следить за раскидыванием ног. Она как можно незаметнее их сдвинула, чтобы не мешать мыслительному процессу Арно. Вдруг это его отвлекает, пока она тут валяется?
- Группой, да? – протянула она почти неизменившимся тоном. – В каком-то смысле, они и так группой работают, в одном-то учреждении. Раз главврач ничего не знает, видимо, они успешно маскируют свою деятельность под обычный рабочий процесс. Или кто-то им помогает.
Можно было расстроиться заодно и из-за своего попадания догадкой в «молоко», но вместо этого Уолтерс призадумалась. Нахмурила брови, потерла подбородок, начала взглядом обшаривать номер. Красивая тумбочка, не менее красивый комод – о, такой бы завести в квартире…
Одежда на полу, смятая. Интересно, она в пылу страсти все-таки надорввала ему рубашку, или ей показалось? Там точно был какой-то треск…
Смутившись от таких мыслей, она снова села, чтобы посмотреть, чего выдала чудо-машина Арно. Заодно не смогла не провести взглядом по его рукам, которые, ммм, со знанием дела перебирали пальцами… Прикусив нижнюю губу, она склонилась чуть ближе – ближе, чем надо было, но зато так снова к нему прикоснулась и плечом, и грудью, замотанной в полотенце.
- Смотри, - она ткнула пальцем в таблицу, которая как-то подзадержалась на «экране», - табель времени. Последние полгода Сомодь уходит позже всех, но и приходит раньше. Мелочь, конечно, и я могу объяснить ранние приходы тем, что старикам обычно много сна не надо, но… почему он задерживается? У него ведь семья. Галь тоже задерживается, но не так стабильно. А у него как… график.
Дженнифер нахмурилась – наклевывалось новое озарение, но уже более обдуманное.
- Врачи часто задерживаются, - проговорила вслух свои мысли, что звучали как «я попытаюсь объяснить сама себе», - но мне не показалось, что есть повод для переработок. У него что, больше всех пациентов? Или его нагружают? Или у него не все в порядке дома? Но в его инстаграме все обычно, я бы даже сказала, слишком.

[icon]https://i.imgur.com/O551Cdv.jpg[/icon]

Отредактировано She-Hulk (01.06.2022 01:01)

+2

43

Джен старалась не отвлекать Арно.
Однако… Это было бесполезно, потому что он вполне успешно отвлекался и сам. Как вообще можно было думать о какой-то там Симкарии, экстремисе, пациентах, когда вот тут совсем рядом лежит такая женщина? Привлекательная в любой ее ипостаси - хоть в зеленой, хоть в человеческой. И он даже не мог сказать, какая нравилась ему больше.
Надо что-то решать, куда-то ехать, когда можно всего лишь попросить ее скинуть полотенце и повторить все то, что совсем недавно произошло между ними…
Арно требовалось напрягать все свои внутренние резервы, чтобы собрать мозги в кучу и функционировать как здравомыслящий человек. Тень здравомыслящего человека. Как Тони вообще мог проводить ночи напролет в обществе женщин, да еще и разных, а уже на следующее утро или даже спустя пару часов натянуть свой доспех и лететь спасать чьи-то жизни? Как это вообще возможно?
А когда ее кожа соприкоснулась с его кожей, когда она легла подбородком ему на плечо… совсем как в тех многочисленных романтических комедиях… Мысли Арно уже летели куда-то дальше, куда-то совсем в ином направлении, нежели банальная страсть.
Он сам не понял, как в этих размышлениях, длившихся всего пару секунд, он дошел до того, что уже представлял себе маленьких детишек, зеленеющих от злости. Совсем как их большой страшный дядя. Нет, не Тони.
Кстати о Тони. У него ведь теперь есть ребенок, почему… Почему у Арно их не может быть?
Однако, когда второй Старк додумал эту мысль до конца, он сам ужаснулся своим фантазиям. Как его занесло в такие дебри сознания, в какие-то бесполезные иллюзии, да еще и по поводу женщины, которую он знал всего 4 часа 38… 39 минут своей жизни?
Надо будет обдумать и проанализировать весь этот всплеск эмоций позже. Должно быть, это гормоны. Просто обычные гормоны, наконец-то получившие выплеск за всю его уже прилично-долгую жизнь.
Зато вот на удивление меткое и интересное замечание Джен спасло Арно от нового прилива эмоций и сводящих с ума чувств, когда он ощутил прикосновение ее груди, пусть и замотанной в полотенце, к своему телу.
- Ну… У него работа. Возможно, он просто фанатично любит свое дело? - предположил Арно, но не очень уверенно. Он даже не обратил внимание на такие мелочи. Точнее, программа это посчитала и сочла странным, как и Джен. Но Арно совсем не думал над причиной. Ему казалось, что работать допоздна - это так… естественно.
Но если подумать… Совсем немолодой уже человек, но квалифицированный врач. Зарабатывал он и так сравнительно неплохо, на семью из трех человек должно было хватать. И все же он проводил время не с молодой женой, не с малолетним ребенком, который, по идее, должен был в некотором смысле заглушить боль от давно потерянной дочери и чувство одиночества… Даровать перерождение и новую жизнь…
Тем более его ребенок болен, пусть и в совсем легкой форме. Болен, но сможет вполне нормально жить с этой болезнью, даже завести семью…
Что-то щелкнуло в голове.
Джен ведь только сегодня рассказывала, как ее кузен пытался “излечить” ее, хотя она этого совсем не хотела, не чувствовала себя больной.
Слишком очевидно, слишком просто… Слишком на поверхности, чтобы быть правдой. Экстремис ради спасения больного ребенка… Сколько раз такое уже случалось? Но все же…
- Ты… - Арно запнулся и смутился, совершенно не зная, как правильно повести себя в такой ситуации. Торопить женщину куда-то идти сразу после секусальной связи было как-то… невежливо. Но ведь надо как-то обозначить, что он готов работать дальше и ему не стало все равно? - Джен, скажи, когда ты будешь… готова. Я не тороплю, но думаю… ты права насчет Сомодя. Больной ребенок - серьезная мотивация для экспериментов с экстремисом. Она есть у всех, но… Раз они все равны, то, наверное, надо и правда довериться интуиции. Хотя я не привык так делать.
Он казался немного потерянным и слишком погруженным в свои мысли.

+2

44

Джен посмотрела на Арно с таким скепсисом, словно хотела его отругать за сказанное. Ничто не сдерживало, кроме того, что они как бы почти голые и сидят на кровати, где недавно предавались всякому. Так что… ну, скажем так, для ролевых игрищ у них пока маловато опыта личного общения. Надо узнать друг друга получше, сходить на пару свиданий, изучить пару новых поз, узнать, какой любимый цвет.
- Не все люди проводят сутки на работе, Арно, - получилось у нее мягко, но с легким оттенком строгости, словно на маленькую миллисекунду она стала учительницей. – Пожилые мужчины не заводят молодую жену, если у них нет на нее времени, а уж ребенок в его возрасте – не то, чему можно удивляться. Дети в таком возрасте — это всегда планирование. Да и вообще в любом. И вот представь: они с женой наслаждаются, ммм, обществом друг друга, планируют ребенка, ребенок рождается, и оказывается болен. Это означает что?
Она пощекотала его плечо пальцем.
- Что ребенку нужно больше внимания и заботы. А он, по сути, оставляет его на попечение жены. Это можно объяснить только двумя вариантами – или он резко охладел и к жене, и к ребенку, и собирается разводиться, или он ищет способ вылечить ребенка, что сразу изменит обстановку в семье. Неужели не очевидно?
Спросила она, конечно, в шутку, как бы между прочим, ведь ей, участвовавшей не в одной семейной драме, и не одну эту драму наблюдавшей, такие вещи были… как обыденность. А вот Старк демонстрировал довольно странную наивность в некоторых моментах, а в других – почти подростковую категоричность. И пока что Джен не знала, как к этому относиться.
Пока что она могла порадоваться за него, ведь ему повезло нарваться на нее.
Или не повезло.
И тут Арно, словно в подтверждение ее мыслей, начал как-то очень неуверенно говорить. Но делал это настолько мило, что Дженнифер не удержалась от умилительной улыбки. Даже голову склонила, чтобы не упустить ни одной почти незаметной смущенной эмоции на его лице. Это было так очаровательно, что хотелось потискать его щечки и поощрить страстным поцелуем, но, пожалуй, последнее будет лишним.
Мальчику от нее и так досталось.
Но кое-что она все-таки себе позволила. Ну, не исключая все остальное, что позволила ранее. А именно – прижалась к Арно и от души чмокнула в щеку.
- А я разве недостаточно готова? – встав, что выглядело почти как прыжок, с кровати, она подхватила свою бело-фиолетовую форму-комбез, качнула бедрами. – Да-а, понимаю, полотенце – не очень подходит для рандеву с потенциальным злым гением. В общем, мне пять минут на переодеться и еще три – стать зеленой, а тебе сколько дать времени подготовиться?
Говоря это, она отвернулась к Старку спиной и совсем бессовестно сбросила с себя полотенце.

[icon]https://i.imgur.com/O551Cdv.jpg[/icon]

0

45

Арно не был согласен с этим утверждением. По его опыту, по его кругу знакомств… Пожилые мужчины заводили молодых жен, совершенно не имея на них времени. И еще как! Успевали сменить за старость даже не одну. Женились снова как только предыдущая пассия "теряла товарный вид". Для людей в определенных кругах молодой любовник или любовница - вопрос статуса и престижа. Что-то вроде дорогой антикварной мебели - ты можешь совершенно не любить стиль Королевы Анны и находить кресла эпохи Ренессанса ужасно неудобными, но ты покупаешь их просто потому, что это престижно. Пьешь с мясом именно красное сухое вино не потому, что оно тебе нравится, а потому что так принято.
Однако, спорить с Джен Арно не стал, ведь кое-что было ясно и ему самому. Во-первых, простой симкарский врач пусть и зарабатывал неплохо, но к той прослойке общества, где было принято подобное поведение и отношение к молодым пассиям, явно не принадлежал. Во-вторых… На просмотренных Арно фотографиях он выглядел счастливым. По крайней мере казался.
- Да. Наверное, если бы у меня был болен ребенок - я бы рискнул всем, чтобы его вылечить, - признал он.
Что-то кольнуло в душе очень нехорошо, болезненно.
Эта мысль мелькала и раньше в голове Арно за сегодняшний день, но сейчас она ощущалась слишком остро. Ведь именно так когда-то поступил Говард с ним. И с Тони.
Он всего лишь всеми силами пытался спасти жизнь и здоровье своего сына. И не обращал внимания ни на цену этих усилий, ни на последствия для себя, окружающих и самого ребенка.
- Но это… Не всегда правильно, - добавил он.
“Стать зеленой”.
Арно позволил себя поцеловать, хотя и не совсем знал, как на это реагировать. Но эти слова вызвали у него легкую улыбку. Он успел привыкнуть к зеленой Джен. Ее человеческая версия не то чтобы нравилась ему меньше, совсем нет… Просто он знал ее хуже.
- Примерно столько же. Я быстро соберусь. Броня появится в считанные секунды уже на месте, если она понадобится, - пояснил он, и также пошел собираться.

Пока Арно одевался, он попросил своего виртуального помощника связаться с Крамашем. Уточнить, где сейчас находится Сомодь - на работе или дома.
К счастью или к сожалению, вернуться им предстояло в больницу. Сейчас, снова мысленно настроившись на дело (хотя он то и дело отвлекался на мысли о случившемся в его жизни за этот день), Арно аккуратно, но быстро вел машину.
Времени они, конечно, потеряли изрядно. Если Освальд Сомодь и правда тот, кого они ищут… И он все это время был в больнице - он наверняка в курсе о разговоре в кабинете главврача. О приезде Женщины-Халка, которая вытрясала ответы из местных. О приезде какого-то “пиджака”, который тесно общался с правительством.
У Арно были серьезные опасения, что он допустил фатальную ошибку в своей тактике. Что он поддался чувствам и эмоциям, и теперь у этого импульсивного поступка, у победившего инстинкта будут последствия.
Только вот… Почему-то он почти об этом не жалел - пожалеть он успеет потом.

- Уехал? - глупо переспросил Арно на стойке медсестер в терапевтическом отделении.
Они доехали быстро, почти также, как ехали в ресторан. Только вот, когда они добрались до места, то Сомодя в своем кабинете не нашли. Арно мысленно укорял себя за глупость. Ну конечно, как он мог не подумать. За ними же наверняка следили.
- Да, совсем недавно. Не могу сказать точно, когда. Но он уехал домой резко, даже не снял халат, - сбивчиво говорила девушка, перепуганная очередным появлением в больнице зеленокожей женщины и Старка.
Арно мысленно обругал себя за наивность. За то, что отвлекся на совершенно сторонние вещи. Но когда он посмотрел на Джен, его мысли сразу смягчились. Все печали улетучивались куда-то далеко, куда-то в пустоту космоса при взгляде в эти бесконечно-зеленые глаза.
- Мы можем осмотреть его кабинет… Но боюсь, мы только зря потратим время. Как считаешь? - уточнил он у Джен.
Сам же Арно обдумывал другое - пытался ли Освальд Сомодь бежать или заметать следы.
Или же он попытается сделать что-то такое, о  чем потом скорее всего будет жалеть всю жизнь.
Именно то, что сделал бы на его месте Говард Старк.
И большинство отцов.

+1

46

Джен нервно покусывала нижнюю губу, скрестила руки под грудью, едва слышно топала носком кроссовки по полу больницы. Была ли она расстроена, что они упустили Сомодя? О да. Понимала ли, что наделала делов, поломав все возможные шансы на «лучшую концовку»? Еще бы. От того и нервничала сразу за всех, и с этими нервами рука об руку ходило не только самоедство, но и зайчатки близящейся паники.
Но если она начнет паниковать, кому это поможет?
Вообще, если быть взрослой и ответственной супергероиней, то ей бы предложить разделиться. Можно было оставить Арно здесь, а самой отправиться за врачом, который из-за ее выкидонов вполне мог словить паническую атаку и ломануться испытывать то, что он там испытывал, на своем ребенке, посчитав, что это – его последний шанс.
Она вспомнила слова Арно, который тоже был из больных детей. «Я бы сделал все». Мужчины вечно страдали фатализмом, из-за которого не шли, а бежали напролом к заветной мечте сделать всем счастье… И пусть потом-то Старк оговорился, что «так делать неправильно», первые слова были куда честнее.
Но что, если Сомодь работал не просто сам на себя, а на кого-то, кого представлял Милош? Тогда кто-то может прийти за Арно, и она не сможет его защитить. Он-то, конечно, Старк и все дела, но она и так тут переломала, перемолола и превратила в пыль все возможности спокойненько урегулировать местечковые проблемы. Если с ним что-то случится, она себе этого не простит.
- Зависит от того, кого мы хотим спасти, - Джен раздосадовано посмотрела на Арно, качнув головой. – Раз он включил сверхзвуковую скорость, что даже халат не снял, то мы можем ничего не найти. Поехали к нему, у тебя есть адрес?
Она переживала, что могла все провалить. Это было так глупо, тупо и безумно – разрушить возможность помочь людям, которые ее об этом попросили. Она сама буквально сорвалась с цепи, чтобы прибыть в Симкарию, и все ради чего? Легкой интрижки со Старком и провальной миссии по спасению жизней?
Халк в своем репертуаре.
Только вот обычно это был другой Халк. Обычно у нее получалось… лучше.
- Если бы он работал на себя, - самоедство нисколько не мешало общему мыслительному процессу, - мог бы на наш предыдущий приход и не отреагировать, но… У меня предчувствие, Арно. Зови это хоть паучьим чутьем, хоть женской интуицией, но нам надо успеть поговорить с Сомодем… пока до него не добрался кто-то еще. Похоже, мы с тобой слишком их переполошили.
Разделить вину с кем-то уже поприятнее, чем взваливать все на свои «хрупкие» плечи. Она грустно улыбнулась, потянув Арно к машине.
- Скорее, едем!

0

47

Арно не был уверен в том, что Сомодя следует останавливать от того, что он определенно задумал. Все говорило о том, что он попытается провести эксперимент над своим ребенком, но… Люди считают такой поступок чудовищным, а отцов, совершающих такое - монстрами. Но если бы Арно за все его тридцать пять лет в железном саркофаге хоть раз бы предложили поучаствовать в эксперименте, который может как убить его, так и исцелить… Он бы согласился. Без раздумий. Без сожалений. И он не мог судить Говарда за его неудачную попытку. Самого Арно просто... Никто никогда не спрашивал.
Почему тогда он должен судить Сомодя?
Тем не менее, он послушно пошел за Джен, позволяя увести себя к машине. И погнал свой автомобиль настолько быстро, насколько это позволяли его мощь и соображения безопасности.
Навигатор определил координаты. Не так уж далеко, но… Тем хуже, что они потеряли время.
Или... не хуже? Не для них... Для ребенка, которому их опоздание даровало шанс, которого у него, возможно, более никогда не будет.
Мимо проносились европейские микроскопические городки микроскопического государства, шелковая водная гладь огромного озера… Прекрасные пейзажи, но все они пролетали в один лишь миг.
Можно было бы полюбоваться красотами, если бы не серьезность ситуации.
Небольшой коттеджный поселок. Здесь явно жили не самые бедные симкарцы, но дети изумленно смотрели на необычную машину. Кто-то даже фотографировал, пытался сделать сэлфи хотя бы издалека на ее фоне.
Скорость, конечно, пришлось сбавить - был серьезный риск кого-то сбить.
Как назло ехать пришлось именно вглубь поселка - соответственно, сбавив скорость, пропуская пешеходов. Арно был на удивление спокоен. Даже слишком для ситуации - на его лице не было ни паники, ни обычно свойственного водителям в таких ситуациях раздражения из-за пробок на пустом месте, не слишком расторопных пешеходов… Только глубокая задумчивость. Настолько глубокая, что окружающие звуки он слышал лишь инстинктивно. Даже если Джен что-то говорила - сейчас он был не в состоянии реагировать.
Слишком много мыслей вертелось в голове. И слишком много кошек скребли своими коготками самые темные уголки души.
Стоило лишь им доехать до нужного дома… Наконец-то… Как Арно понял одну единственную неизбежную вещь.
- Мы опоздали. Но… Не думаю, что это так плохо, как могло бы быть, - честно сказал он Джен, даже не поворачивая голову в ее сторону. Его взгляд был прикован к ребенку, которого он видел перед домом Сомодя.
Рядом с коттеджем, в небольшом палисаднике прыгал мальчик. А на лужайке с идеально подстриженным газоном лежала ортопедическая трость для ходьбы. Рядом с ней стояла бледная как полотно мать - сравнительно молодая женщина в дорогом платье, слишком изящном и взрослом для ее возраста.
- Мам, мам, а я смогу вступить в футбольную команду в школе? - слышал Арно голос ребенка, и шум ветра ни вылавливал более ничего из окружающей среды, - Ты раньше говорила, что я не смогу!
Арно не смог удержаться от совсем легкой улыбки. Самым краешком губ. Не все выживали после экстремиса. Слава богу, что этот ребенок смог.
Он кинул взгляд наверх, в окно дома. Прямо на них с Джен, на их машину, на их лица смотрел пожилой мужчина, с которым они на секунду встретились взглядами.
Он посмотрел прямо в глаза Арно. Несколько секунд, которые длились целую вечность. В них было столько отчаяния, боли, принятия и ... счастья?
А буквально через секунду Сомодь метнулся куда-то вглубь комнаты.

+1

48

При себе не было плойки для волос, но и без того накручивала Джен себя знатно. Устроила она тут цирк Дюсалей, чтобы, значит, «отвлечься». Господи Боже, отвлечься! Нашла время, место и повод, конечно, ничего не скажешь! Отвлеклась знатно, конечно, на все сто из десяти! Из-за этого чья-то жизнь висит на волоске, «верхушка» Симкарии изо всех сил вставляет палки в колеса, а ее напарник начал вести себя максимально отчужденно.
То бишь, он почти перестал говорить после того, как они вышли из отеля, а затем – из больницы. Уолтерс поджимала губы, думая о том, что натворила. Наверное, изо всех сил проехалась халковским танкером по его планам и чувствам, вот он и пытается… выставить дистанцию? Ту самую, которую она не просто сократила, а перепрыгнула гигантским скачком.
Но, что хуже, она понимала, что, скорее всего, Арно не товарищ в поимке Сомодя. Прокручивая их предыдущие разговоры, становилось понятно, что этот Старк скорее «за», чем «против» такой «целебной инъекции»… и неважно, что ради одной дозы (или сколько там настругал Сомодь) уже пострадали люди. И что именно из-за этого Сомодь будет сидеть – симкарской или американской, и это не так важно. Важно, что из-за его действий есть пострадавшие и, не дай бог, погибшие. А то, что в конце было получено лекарство, наверное, хорошо… но разве нет других способов создать лекарство, не делая из других инвалидов, да еще втайне?
Так что, когда они оказались у дома Сомодя, Дженнифер увидела идиллическую картинку на лужайке у дома… и лишь после слов Арно поняла, что он имел в виду.
- Для кого, Арно? – тихо спросила она, не поворачивая головы, рассматривая единение счастливой матери и сына. – Для этого мальчика? Да. Но для всех тех людей, кого искалечил Сомодь, разве это хорошо? Спасение своего сына ценой жизней и здоровья других людей, которые могли не знали о его экспериментах на них – эгоизм, а не благородство.
«Это просто не твой ребенок», могли бы сказать ей. Она и сама была примером того, как эгоизм ее двоюродного брата изменил ее жизнь в корне, и все потому, что Брюс не был готов расстаться со своей любимой кузиной. Ведь это в человеческой природе – защищать и спасать тех, кто близок, без оглядки на чужие жизни и судьбы.
Но здесь она не ради какой-то абстрактной справедливости. К ней обратились именно те, на чьи жизни наплевали и положили на алтарь науки в угоду чьим-то личным корыстным интересам.
- Если бы он исцелил и тех, из-за кого это стало возможно… - добавила она после задумчивой паузы, но тут же отмахнулась – о нет, это частая ошибка морали, «а что если». – Неважно. Тебя позвали власти, верно? Значит, это все равно в их интересах. Подумай о том, что значит его успех для властей Симкарии. Они же сейчас пустят его в массовое производство, сочинив целую армию. А его сын станет подопытной мышью. Разве не так всегда делается?
Ей и самой непонятно было, кому она это объясняет. Арно, который, похоже, радовался за мальчика, как за свой личный шанс… или видел в этом мальчике самого себя, но с шансом прожить нормальную жизнь. Себе, ведь она все еще сидела в машине, а не бежала следом за Сомодем, попутно выбивая куски стен из его милого домика в поисках правды. Кому-то еще, кого здесь не было, но чье присутствие всегда незримо давило на ее моральный компас.
- Присмотри за ними.
Она открыла дверь машины и не стала закрывать – рванула с места так, что асфальт под ее ногами взбугрился и пошел трещинами. Нужно было нахрапом преодолеть разрыв между своими тормозами и шансами Сомодя на окончательный побег подальше от всего и вся.
Сомодь не ожидал – вот и все, что она поняла по его неторопливому спуску с лестницы. Он не ожидал, что она вот так вломится в его дом, распахнув дверь, проигнорировав и жену, и сына, ради которого все затевалось.
- Освальд, - зловеще улыбнувшись, Джен зачесала растрепавшиеся волосы, - у меня есть к тебе вопросы.
- Мне нечего вам сказать, - вскинув подбородок, ответил мужчина довольно спокойно, словно смирившись с тем, что его взяли. – Я пытался сделать мир лучше и…
- Ценой чужих жизней, но ради своего сына? – мрачно прервала Джен, положив руку на бедро. – Это неэтично со всех сторон, с какой ни посмотри.
- Они разрешили, - помолчав, сказал Сомодь, сжав руку на ручке чемодана. – Я – маленький человек, мисс Уолтерс. Делаю то, что мне говорят… но по-своему.
«Они». Дженнифер пристально посмотрела на Освальда.
- Кто «они»?..
Но вместо ответа в нее полетел чемодан. Джен закрылась руками, но пластиковый корпус сломался, и она вся оказалась в мужской одежде – от носков до семейников. Сомодь ломанулся не вниз по лестнице, а в сторону – в одну из комнат.
- Агрх, Освальд, стой! – запутавшись в этой чертовой одежде, она зацепилась за ступеньку и умудрилась грохнуться прямо на лестницу. – Ай, ой, уровень моего везения – отстой…
Где-то с заднего двора раздался звук стирающихся об асфальт покрышек. Джен перестала себя жалеть, быстро поднялась – по стеночке, и рванула в сторону заднего двора… только вот симкарцы не делают дверей для «черного входа». Поэтому там ее встретили стены, окна и большая столовая.
Пришлось открывать окно, вылезать, одновременно наблюдая, как старенькая иномарка Сомодя делает «врум-врум» подальше от нее. Догнать его… можно было, но это пришлось бы устроить асфальтный апокалипсис, и симкарцы за это ее не то, чтобы погладят по шерстке.
- Ох, не день Халка, - проворчала Уолтерс, все-таки пригнувшись. – Ладно, была ни была.
Толчок – и вот она в воздухе. Не полет, потому надо было точно рассчитать, куда приземляться. Коттеджный поселок подразумевал, что надо сократить ущерб до минимума – не хотелось потом разбираться с местными властями еще и из-за этого. Хотя, судя по всему, придется.
Джен «упала» на землю ровно за пару метров до столкновения с машиной Сомодя. Тот явно не ожидал такого супергеройского дождя из одной зеленой дамы, а потому втопил педаль тормоза в пол… и остановился буквально за секунду до удара.
Выдохнув, женщина смахнула зеленые волосы назад и, сделав суровое лицо, подошла к двери со стороны водителя.
- Вы арестованы, Освальд. Или вы пойдете со мной и получите протекцию от Мстителей, или вы останетесь здесь, и кто знает, что с вами и вашей семьей сделают эти ваши «оно».

0

49

Конечно, Джен была права. Поэтому спорить Арно не стал.
Умом-то он все это и сам понимал. Тысячи жизней не стоили одной. Но… В конце концов, никто ведь не погиб? А значит, при грамотном лечении есть шанс всем помочь. А этот мальчик… Да, Арно был рад за него чисто по-человечески. Он сочувствовал ему потому, что видел в нем то, чего не получил сам, и чего никогда уже не сможет получить.
Нормальную, полноценную жизнь. Даже сейчас он не может ее проживать в полной мере - он вынужден бороться с последствиями почти сорока лет на больничной койке. И всегда будет.
Джен, возможно, просто не могла посмотреть на ситуацию изнутри.
Арно вышел из машины, и пошел по направлению к матери с ребенком.
Он проводил взглядом Джен, которая решила догнать преступника.
Вопросы он задавал спокойно, деловито. Кажется, это даже помогало. Возможно, в этой ситуации его отстраненность сыграла ему на руку, и перепуганная женщина реагировала лучше, чем если бы он вел полноценный допрос.
Как удалось выяснить Арно, ее муж приехал незадолго до них с Джен, достал из своего чемоданчика какую-то сыворотку в шприце, и вколол их сыну, пообещав, что его “последние тесты” были закончены, и вот теперь-то “все точно безопасно”.
Они прошли в гостиную, где все еще стоял этот чемодан. Арно аккуратно сложил все, что увидел в нем. Лекарства, склянки, пробирки с образцами, старую фотографию юной девушки и того самого мальчика, который теперь был здоров.
Женщина не возражала, когда Арно пошел осматривать дом. Миссис Сомодь сказала, что ноутбук муж обычно возил с собой, но сейчас в доме его не было. Стационарный компьютер был разломал топором - видимо, мужчина ожидал, что за ним приедут. В принципе, Арно мог бы восстановить все это, но он просто не успеет собрать все нужны детали до приезда властей. Надо забрать хотя бы образцы.
- Ничего не говорите властям про чемодан, - сказал Арно, - Это… Это в интересах всего мира. Если у вашего сына начнутся проблемы со здоровьем… звоните по этому номеру. Я постараюсь помочь, - Арно что-то быстро написал на бумажке, и вышел из дома.
Чемодан с уликами надо было спрятать в машине. Им с Тони предстоит это исследовать.
Это то, что в первую очередь не должно попасть к властям Симкарии.

***

Освальд замешкался лишь на пару секунд. Выражение ошеломленности быстро пропало, сменившись совсем иной мимикой. Доктор смотрел в лицо Джен с какой-то странной обреченной решимостью во взгляде, с непоколебимой жесткостью. С самыми решительными намерениями.
- Вы ничего не понимаете, мисс Уолтерс. Это все не только ради сына. Это ради всего мира. Но вы скоро поймете, - немного театрально сказал Освальд Сомодь, - За Симкарию.
Это были последние слова в его жизни.
Одним движением руки, быстрее, чем успел бы отреагировать даже Халк, стоящий все-таки в паре шагов от машины, Освальд Сомодь схватил пистолет, лежавший прямо под рукой, между передними сидениями, и выстрелил себе в висок.
Смерть была мгновенной. Разрывной патрон буквально разметал его голову по всему салону машины.
Что бы там ни задумывал этот врач - он унесет свои тайны с собой в иную жизнь.

+2

50

Три секунды.
Это были одни из самых долгих трех секунд в ее жизни.
Наверняка потом она будет вспоминать их как в замедленном съемке. То, как доктор смотрел на нее. Что отражалось в его глазах – не разобрать; не то смирение, не то решимость, не то отчаяние, не то треклятое чувство собственного превосходства, ведь он знал кое-что, чего так и не узнала она. Как его рука – такая быстрая, уверенная, рука настоящего доктора, знающего, как держать и стетоскоп, и скальпель – взялась за пистолет…
Взрыв.
Нет, не взрыв – выстрел.
Но вместе с этим выстрелом, вместе с конфетти крови, кости и мозгов что-то в Джен сломалось.
Взорвалось?..
Дженнифер вздрогнула всем телом, так и не подойдя к машине. Остановилась, словно приросла к месту, и никак не могла отвести взгляда. Это… ужасающее зрелище отпечаталось не только в ее памяти, но и в ней самой.
Почему?..
Не первый раз кто-то умирает у нее на глазах, как не первая пешка, решившая покончить с собой, чтобы не говорить, кто же за всем этим стоит. Рано или поздно она узнает… но почему же это должно происходить так?
Она закрыла рот ладонью – чтобы не закричать; чтобы не заплакать.
«Держись, Джен, пожалуйста-блин-препожалуйста».
Я_не_могу
«Моги, как только можешь моги! Нельзя плакать, нельзянельзянельзя».
Почему_я_не_могу
«Контролируй это, ты же понимаешь… держи Халка в руках!»
Сердце так страшно и часто билось. А ребра точно могут выдержать такой грохот? Тум-тум, барабаны из легких разрывались на мелкие кусочки… прямо как мозги Сомодя, который так ничего и не сказал. «Ради всего мира». Стоила пролитая им собственная кровь такого мира?
Да что за мир такой, где все обязательно умирают?!
Изнутри катилась волна. Она давно ее чувствовала, изо всех сил пыталась игнорировать, отвлекаться, занять себя чем-то. Это началось с первой же новости об Осаке и никак не оставляло ее. И теперь, когда она стояла возле этой проклятой машины со свежим трупом, все в ней, что было надтреснуто, наконец-то сломалось.
Она приехала в Симкарию кому-то помочь, кого-то спасти. В итоге… все сломала. Себя в том числе.
ХАЛКЛОМАТЬКРУШИТЬУНИЧТОЖАТЬ
Стиснуть зубы, задавить этот порыв. Никаких «халк_ломать» в программе, отмена, отмена!
Дженнифер кое-как закусила губу – пришлось прикусить до крови, чтобы привести себя в чувство. В глазах стояли слезы, которые так и не решились пробежаться по щекам, а из-за этого картинка замылилась, наконец стираясь из поля зрения. Она отвернулась, не спеша смахивать слезы, и побрела в сторону дома.
Все тело саднило, хотя и не должно.
Вся кожа чесалась изнутри, но это был не зуд.
Наверное, надо обшарить машину – какие-то улики могли остаться, верно? Да-да-да, так бы сделали хладнокровные, умные и проницательные герои… но тут их не было. Осталась только одна размазня-Дженни, которая, давясь невыплаканными слезами, шла обратно почти по тому же пути, по которому изо всех сил пыталась догнать будущего смертника.
Ради чего это все?
Задавался ли Роджерс таким вопросом, когда на него обрушился тот небоскреб? А Сомодь?
А зачем ей помогал Арно? Может, это все был его план? Он ведь не пошел за ней… хотя она и не просила.
Но зачем-то он приехал. А она пошла с ним. И они… и время, то самое драгоценное время, было упущено. Хотя она сама… на него набросилась, как мартовская кошка. Ресторан и тот чертов отель, какое-то там вино и машина! Тачка улетная, но…
«Успокойся».
Я_не_могу
«Приведи мысли в порядок. Даже если это план Старк, даже если его именно об этом и попросили, не показывай ему слабину. Да, он увидит твои покрасневшие глаза, но это мелочи. На твоих глазах человек умер – такая реакция естественна. Успокойся, дыши, раз-два…»
Вдох, выдох, раз-два.
Ей стало легче.
В тот самый момент, когда она, мрачнее тучи, вышла из дверей дома Сомодя, к ней наконец вернулось что-то вроде самосознания. Жена доктора пыталась у нее спросить, где же он, но Джен молча покачала головой.
- Освальд? – голос женщины тревожной струной дрожал за спиной, и Уолтерс почувствовала, как слезы возвращаются. – Освальд?!
Подойдя к машине Старка, она молча в нее села и не менее молча уставилась перед собой, ничего не видя.
«За Симкарию», взрыв, кровь…
- Сомодь мертв, - коротко ответила она, не глядя на Арно – смотреть на его красивое невозмутимое лицо было бы убийственным уколом ее и так истерзанной совести. – Отвези меня…
Куда?
В полицию? В больницу? В аэропорт?
Ей остаться или сбежать?
Ей… что?
Она откинулась на сидение и закрыла глаза. Хотелось быть маленькой девочкой, которая ничего не хочет решать. Которая хочет на ручки и чтобы кто-то взрослый, обняв ее, решил все проблемы.
Очень по-геройски, да.
- Куда-нибудь отсюда. Пожалуйста.

0

51

Выстрел раздался в тот момент, когда Арно уже спрятал чемодан в потайном и защищенном от большинства легкодоступных проверок потайном отделении багажника.
Честно признаться, в этот момент он искренне надеялся, что Сомодь стрелял себе в висок. Почему-то Арно была совсем неприятна мысль, что этот человек выстрелил в Джен. Эта мысль вызывала в нем гнев и желание немедленно вызвать свой доспех и кинуться туда.
Странная мысль. Очень странная, с учетом того, что он имел дело с кузеном Джен, он помогал Тони решить… некоторые проблемы Брюса Беннера. И он прекрасно представлял, что обычные пули никогда не смогут причинить Халку вреда.
И все-таки эта мысль не давала ему покоя.
Он даже немного обрадовался, когда Джен вернулась расстроенная. Ее эмоции подтверждали догадку Арно. И ему было очень жаль Джен, ему было сложно смотреть на такие сильные эмоции, бьющие через край - они обжигали сознание мужчины. Но все же… Почему-то он был очень доволен, что пуля досталась не этой красивой женщине.
Он кивнул на просьбу Джен молча, без особых эмоций.
О да, это была проблема из разряда тех, которые он мог решить. Вряд ли симкарцы станут их надолго задерживать. Они не смогут арестовать Мстителя и адвоката, который выполнял долг… И вряд ли захотят арестовывать Арно и окончательно рвать с ним отношения. Мало ли когда Симкарии понадобится кто-то, кто обладал таким умом.
Двери машины автоматически открылись перед Старком и Джен. Арно дождался, когда Женщина-Халк разместится в машине, и сел сам, погнав автомобиль в аэропорт.

***

На удивление, его машину в аэропорту почти не трясли. Не особенно уж сильно досматривали. Никто из властей не приехал, даже вездесущий Милош. И разрешение на вылет дали как-то… Слишком уж быстро. Слишком.
Арно серьезно раздумывал, пока сотрудники с фонариком лениво осматривали его багажник, стоит ли говорить об этом Джен. Она и так была не в себе, узнай она об этом - реакция женщины могла быть непредсказуемой.
Но ясно второму Старку было одно - они что-то упустили. Кажется, симкарцы просто согласились на эту жертву. Наверное, они даже понимали, что Арно что-то забрал. Что он выяснит нечто неприятное, докопается. И сдали это. Но значит… Сомодь действовал в своих интересах. Определенно. Но значит ли это, что он параллельно не работал и на государство? Совсем не значило. Это было возможно. Более чем возможно.
Все сводилось к тому, что Арно сдали пешку, чтобы защитить ферзя. Это было обидно. Его переиграли потому, что в нем взыграли эмоции. Он отвлекся. Отвлекся на прекрасную зеленоволосую женщину, которая молча сидела в роскошном салоне его частного самолета.
Но почему в нем совсем не было горечи поражения? Почему эго не было уязвлено?
Хотелось думать, что потому, что теперь можно с чистой совестью сдать Тони разработки Сомодя и честно сказать, что “преступник найден, погиб при задержании”. Это будет правдой. А то, что зацепить рыбу покрупнее не удалось - даже хорошо. Иначе Тони сейчас влезет в это с головой вместо того, чтобы подумать о здоровье. Хотелось так думать, но… Не получалось. Арно думал о другом.
- Сбоку от тебя есть бар… Если хочешь… - предложил Арно, - А там спальня. И душ. Перелет до Америки долгий, ты можешь… отдохнуть.
Как же глупо Арно себя чувствовал. Он совсем не умел поддерживать. И не знал, что сказать и что предложить.

+2

52

Она никак не могла выбросить тот выстрел из головы.
Очень старалась, но все никак. Он застрял, почти как пуля… ой, не стоит проводить такие аналогии.
Изо всех сил борясь со своей хорошей памятью, Дженнифер словно отключилась от реальности. Наблюдала за всем со стороны. Это не ее проверяли спустя рукава на паспортном контроле, и вовсе не ей рукой указывал к самолету Арно. Все происходило будто с кем-то другим, кто имел отношение к произошедшему, а она так, сериальчик включила посмотреть.
- А?
Джен моргнула, повернув голову к Старку. Оказывается, после посадки она уставилась в иллюминатор невидящим взором. Ушла в себя и не вернулась, так сказать.
Ей бы подумать о том, можно ли Арно доверять, но какая разница, правда? Как нет смысла в ловле мух, когда они улетели в окно. Все закончилось так, как закончилось, и теперь ее везут на персонально Старковском самолете обратно в Штаты.
А если он причастен, то какой ему смысл с ней возиться? «Увезите эту ломательницу из нашей страны», так, что ли? Выглядит похожим на правду, но вряд ли имеет что-то общее с реальностью. И вообще, у нее голова распухла от всех этих подозрений, потому Джен приняла удивительно простое решение – выбросила их из головы.
Джен устало поднесла ладони к лицу, потерла, словно стирая все плохие мысли и воспоминания. Симкария теперь точно не в ее топе стран для повторного посещения.
- Ммм, душ сейчас был бы кстати, - растрепав заодно и свои волосы, она откинулась в кресле и как-то грустно улыбнулась, попутно осматриваясь. – Ого, я даже не заметила, какой у тебя шикарный самолет. Часто девушек на нем катаешь?
Лучшее лекарство от грусти – флиртовать на грани фола с парнем, который тебе нравится. Можно было помочь Старку и спальню «обновить» на этой крылатой пташке, но настроение как-то не то.
Хотя…
Джен подперла голову, хитро прищурилась, вцепившись взглядом в Арно. Красив, стервец.
- А еще мы можем принять душ вместе. Ну, знаешь, для экономии воды. Полезно для экологии.
Ведь всегда есть лекарство получше.

+1

53

Пока Джен задумчиво сидела и смотрела в иллюминатор, Арно с точно такой же задумчивостью и отстраненностью изучал ее прекрасный зеленый профиль. Простой вопрос поставил его в тупик. Почему сегодня вообще все самые простые вопросы ставили его в какое-то ужасное, неловкое положение? Он переставал себя чувствовать умнейшим человеком на Земле, он казался себе глупым школьником, который стеснялся того, что сейчас общался с женщиной…
- Нет, - ответил Арно, - Не часто. Женщины здесь бывают, но в политике и бизнесе мужчин до сих пор больше, так что они становятся куда более частыми гостями на моем самолете.
Арно все больше чувствовал себя школьником. Зачем он сидел и это рассказывал? Вот сейчас... В этой ситуации… После всего… Наверное, все это как-то неправильно. Он ведь должен бы оставить Джен одну, уйти в свой кабинет на этом самолете и проверить все те экземпляры сыворотки, что с собой забрал... Запустить исследования, чтобы Тони меньше пришлось со всем этим возиться. Хотя, зная его, все равно он все сам десять раз перепроверит.
И разве должны эмоции женщин так стремительно скакать от замкнутости и уныния до крайних проявлений похоти? Разве это… Не проблема? Разве это не раздвоение личности? Ах да, это оно - он же говорит с Женщиной-Халк...
Арно сглотнул. Все эти мысли копошились в голове, но… Ему было все равно.
- Да. Экология… Экология - это хорошо, - только и смог выдавить из себя Арно Старк.
Арно Старк, который послушно встал и пошел вслед за Джен в душ. Который даже не особенно понимал зачем, но перебороть это желание уже не мог.
Арно Старк. Человек, который считал себя умнейшим человеком на планете и давно вывел список из 53 фактов, доказывающих это, и который помнил этот список наизусть и мог легко воспроизвести его по памяти с первого до последнего пункта.

+1

54

Арно держал отвечал, как порядочный ученик на уроке перед строгой учительницей. Это вызывало улыбку - такую же неловкую, как его вдумчивый ответ, но грустную, как ее потемневший взгляд зеленых глаз.
Милый, милый мальчик, как же тебя занесло к этой зеленой ведьме?
Как же горько ей было, как стыдно. Горечь стыда делала все острее, а от того Джен была чувствительнее и нежнее. Прижималась чуть сильнее, вздрагивала чуть чаще, и чаще стонала невнятное сквозь прикушенные губы. Нервные окончания сходили с ума, не получая нужной дозы адреналина... потому что нужно контролировать себя. Если она хоть на мгновение упустит, то все вокруг сломается. Арно, душ, самолет... абсолютно все.
Контролировать силу было легче, чем мысли. Отвлекаться этим мужчиной - тоже легче, ведь словно стал тем порядком, которого не хватало ее хаосу. И она... им воспользовалась? Вот злодейка.
Именно злодейкой и чувствовала себя Джен, целуя Арно под струями воды... делая все то, что делают женщины с мужчинами - тоже. Ворвалась в чужую страну, перепугала целую больницу и взвод маленьких наполеонов, взяла в плен красивого хорошего мальчика и сбежала, зловеще хохоча. Ужасно, и какой из нее герой? Верно - плохой, просто ужасный. Самая настоящая ведьма Зельда. Похоже, пора звонить Титании и проситься в лигу сильных злых женщин. Потеха будет...

... стоя перед зеркалом, игнорируя полотенца, Джен расчесывала непослушные зеленые мокрые волосы. Секс отлично утихомиривал и депрессию, и самобичевание, и все халко-порывы крушить-ломать. Даже глаза ее посветлели. Или это потому, что она снова бесстыдно рассматривала Старка?
Вот бы завернуть этого парня в кармашек.
- Прости за мое поведение, - вдруг сказала таким задумчивым и серьезным тоном, словно думала об этом куда дольше пары минут. - Обычно я так... я сдержаннее. Но после Осаки... там Стив Роджерс...
Голос дрогнул - так сильно, словно она вот сейчас и расплачется. При этом не было ни капли слез, и Джен даже удивилась самой себе - куда все делось? Прикусив нижнюю губу, она резко опустила руки на раковину. Она хотела как-то... объясниться с ним, чтобы не чувствовать себя такой... порочной. Сказать, что обычно она не такая яростная, хаотичная и вот это все. Что она умеет и может себя контролировать, но были обстоятельства, из-за которых она словно сама не своя.
Черт, а ведь думала, что хватит духу!
- Мой друг погиб, - все же тихо договорила, все же протянув руку к полотенцу, чтобы обернуться - халат ей был бы мал. - Я... хотела сделать что-то, чтобы не чувствовать себя такой бесполезной... а в итоге именно такой и оказалась.
Невесело усмехнувшись, встряхнула волосы руками. Прочь, надо отбросить прочь все эти вот «я снова не пригодилась». Казалось, что она вернулась в то время, когда бегала на психотерапевтические приемы к Самсону, еще не скатившемуся в темные делишки, чуть ли не каждый день. Док поддерживал ее в тонусе, задавал правильные вопросы и направлял ее бесконечные внутренние войны сердца с разумом в нужное русло. Теперь-то все, что у нее было, это собственный опыт и не менее собственные действия.
Приоткрыв рот, провела пальцем по нижней губе, покосилась на Арно. Собственные действия, хм.
- Знаешь, мне на кровати понравилось больше - помягче. Надо будет повторить. Не дашь телефон? Я внесу свой номер, чтобы, как найдешь подходящую, позвонил.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [15-16.09.16] The road to hell is paved with good intentions


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно