Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [15-16.09.16] The road to hell is paved with good intentions


[15-16.09.16] The road to hell is paved with good intentions

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

Heaven is full of good works, but hell is full of good meanings
https://i6.imageban.ru/thumbs/2021.07.24/c53dfa54bc494ec6676a99f420fdb881.jpg  https://i3.imageban.ru/thumbs/2021.07.24/5abab2a2f927e91f133d385f10d45d46.jpg

15 и 16 сентября, Симкария

She-Hulk, Iron Metropolitan


Когда простым людям не приходится ожидать честности и порядочности от лиц обладающих властью - они предпочтут обратиться за помощью к заслуживающим доверия героям при возникновении серьезных проблем. К тем, кто готов до последней капли крови отстаивать справедливость и правосудие, кто не откажет в помощи. Однако, не стоит забывать, что  когда ты зовешь на помощь... Тебя может услышать не только тот, кого ты позвал.

+4

2

«Уважаемая мисс Уолтерс».

[icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon][status]justice in flesh[/status]

Такое обращение всегда сулило или банковское извещение, или повестку в суд. Но письмо на обычном тетрадном листе бумаги, написанное от руки… не ждешь при разборе почты, которая скопилась, пока вокруг творился хаос. А он творился, ведь в Осаке случилось то, что не могло и не должно было случиться со времен Гражданской войны.
Ей хотелось лично присутствовать при разборе завалов в Японии, но местные власти тут же ограничили полеты и все прочие методы транспортировки иностранцев. Какие-то герои были там, и Джен жадно отслеживала все новости – как из интернет-источников, так и из личных переписок с теми, кого знала, кому помогала или кто помогал ей. Удерживание руки на пульсе ситуации успокаивало нервный зуд и чувство собственной никчемности. Попытки успокоить себя работой заканчивались приблизительно на второй чашке кофе или третьем вопросе «как ты?».
«Уважаемая мисс…»
Джен отложила письмо и закрыла лицо рукой. Другой она уже подпирала голову, что хотела отвалиться и откатиться в темный угол.
Было больно, ведь мир не остановился. Не перестала крутиться голубая планета, не перестали копиться проблемы, не исчезли все люди, оказавшиеся в беде. Жизнь не встала на паузу из-за того, что где-то в Японии погиб Стив Роджерс.
Она не думала, что может так горевать по ком-то. О таких вещах не узнаешь до тех самых пор, пока не случится худший из кошмаров. Тогда внутри открываются бездны горя, слез и одинаковых серых дней, когда жалеешь, что вообще проснулся.
Ведь жизнь не кончается. А Стив кончился.
Переместив ладонь с лица на шею, Дженнифер потянулась и снова взялась за письмо.
«Уважаемая мисс Уолтерс,
Мы, жители Симкарии, много слышали и читали о вас в новостях. Вы – заслуженная героиня Земли, что не раз отзывалась на просьбы о помощи, когда все остальные герои были заняты или не могли помочь. Надеемся, что вы сможете помочь нам, потому что мы не знаем, к кому можем обратиться, кто нас выслушает и поможет».
Чем дальше читалось, тем сильнее внутри распалялся гнев. В письме рассказывалось о случаях, связанных с местной больницей. Лечили там хорошо, может, даже слишком: приложенные к письму сканы медицинских карт говорили, что выписанные люди были в крайне плохом состоянии, но потом с ними произошло «чудесное исцеление». А затем они попадали в больницу снова, но с совершенно другими симптомами. Это тем, кому повезло. Были и те, кому повезло не очень.
Власти то ли замалчивали, то ли не желали разводить панику, а потому жителям оставалось лишь наблюдать, как их родные, близкие и друзья после кратковременного выздоровления возвращались в больницу с куда более серьезными проблемами. И, как обычно бывает, никто ничего не делал. Не потому, что не хотел – не мог.
«… мы надеемся, что вы найдете время…»
- Чего?! – поднявшийся гнев пришлось утихомиривать: Джен потерла переносицу, как следует зажмурившись. – Боже, что за мир, в котором мы живем, если люди надеются, что герой сможет найти на них время. А, к черту!
Нажав на кнопку на стационарном многоканальном телефоне, Уолтерс более-менее ровно произнесла:
- Энджи, закажи мне билет в Симкарию.
- Секунду, - секретарь не стала тратить время на выяснение, зачем, ведь знала: без повода такого указания не будет. – Есть через час, подойдет?
Джен помедлила.
Она готова бросить все и рвануть, сломя голову, в чужую страну, чтобы вляпаться во что-то, что может стать очередным международным скандалом?
Никто из Мстителей ее действий не одобрил бы.
Но знаете что? Плевать. Она помнила время, когда Мстители не оглядывались на власти и политику. Когда все было просто: если где-то была беда, Мстители отправлялись и помогали. Когда в их жизни стало так много сложностей, из-за которых страдали и умирали невинные люди?
- Да, - твердо ответила Джен, - и еще такси, мне через полчаса надо быть в аэропорту.

Утром Дженнифер ступила с трапа самолета в аэропорту Симкарии. Пограничники с легким флером подозрения поставили штамп в ее паспорте, несколько раз уточнив, зачем она сюда явилась.
- Туризм, - ослепительно улыбнувшись, Джен смахнула зеленые волосы с не менее зеленых плеч. – Говорят, у вас живописные виды.
Порой форма Халка решала проблемы, но чаще все-таки создавала. Можно было пойти по пути наименьшего сопротивления, начав и закончив путешествие в человеческом виде, но Джен переполняли эмоции. А когда их становилось много, слишком много, ОЧЕНЬ много, то зелень спасала на всех уровнях.
Ахиллесовой пятой ее кузена был гнев, а ее собственной – эмоции во всех их многообразии.
Зато как прекрасно на нее реагировали местные таксисты!..
- Эй, красавица, - свистели вслед, - подвезти?
Джен, игнорируя типичные мужские животные повадки, следовала маршруту, выстроенному на смартфоне. Тот вел ее по адресу, с которого было отправлено письмо. Она могла отправиться в больницу сразу, но разве ей кто-то что-то скажет? Лучше сначала переговорить с теми, кто пострадал, собрать улики, а уже после затевать что-то невероятно глупое, смертельное и героическое.
… но планы, как водится, имеют свойство неожиданно изменяться.
- Как в больнице?! – нервно переспросив через гугл-переводчик, Джен расстроенно пыталась выяснить у супруги автора письма, что произошло. – Как давно?
Автор письма оказался там буквально в тот день, когда она вскрыла конверт. С чем – непонятно, но ему стало плохо, вызвали «скорую», которая бодро увезла его, запретив сопровождать супруге или любому другому родственнику. Что было нарушением гражданских прав и плевать, что в Симкарии могли быть другие законы – все это было неправильно.
А когда где-то творилась несправедливость, у одной из Халко-семьи знатно так подгорало.
А подгорающий Халк… ну, во-первых, это опасно.
- Лазар Косович, - диктуя по буквам, выговорила Дженнифер, сверля взглядом медсестру. – В какой он палате?
Та что-то зароптала – настолько быстро, что гугл-переводчик только пискнул и сообщил, что не может перевести. А когда Уолтерс попыталась повторить, то медсестра быстро смылась.
Остальной медперсонал поглядывал на нее пусть не враждебно, но с опаской. Не каждый день в больницу Симкарии заявляется зеленокожая женщина за два метра ростом.
- Черт, и никто не знает, в какой палате лежит Лазар Косович?

Отредактировано She-Hulk (29.07.2021 02:22)

+4

3

Слава богу, что Тони поступил разумно.
Хотя с учетом состояния брата Арно предпочел бы видеть его лежащим в кровати под капельницей, но радостно было уже хотя бы то, что обнаружив определенную информацию, которая могла быть связана со своего рода личной Немезидой Тони, он не понесся сам в своем красно-золотом костюме выяснять, что именно происходит в богами забытой Симкарии.
Конечно, он при этом занимался кучей других проблем и явно не собирался выделять время на то, чтобы лечь и выспаться, но хотя бы остался в Нью-Йорке, в окружении знакомых и семьи. Если он начнет терять сознание или доведет себя до комы - кто-нибудь сможет вызвать врача.
Тем не менее просто оставить в стороне подозрения на активность экстремиса, причем именно в том регионе, где эксперименты с этой сывороткой уже проводились, было совсем не в стиле Тони Старка. Так что, поскольку Арно сам буквально пару дней назад предложил ему помощь, Тони дал указание Пятнице переслать Арно несколько файлов и попросил его проверить имеющуюся в них информацию.
Арно хотел было отказаться, но ради прилета в Нью-Йорк он отложил многие проекты и запланированные дела, так что заняться ему все равно было особенно нечем. Не стоять же как гувернантке над почти сорокалетним дееспособным мужчиной, который совершенно сознательно делает все возможное, чтобы поскорее протянуть ноги.
Арно, наверное, уложил бы Тони в больницу, будь такая возможность, но это скорее всего привело бы к неизбежному конфликту, вероятно с применением доспехов и репульсоров. Так что пусть сначала вырубится сам. Когда “заряд батареи” будет почти на нуле - транспортировать его в больницу будет куда менее проблематично.
А если все будет совсем плохо - можно вколоть Тони заряд той же версии экстремиса, которую испробовал на себе Арно.
Так рассуждал про себя “второй Старк”, рассматривая в иллюминаторе своего частного самолета проносящиеся внизу пейзажи Европы.
Получив от Тони эту занятную просьбу, Арно некоторое время поразмыслил - как все-таки будет лучше поступить - лететь сразу сломя голову или не нарушать законов и суверенности границ? И предпочел второй вариант. Прилететь в Симкарию и разнести там репульсорами все, что будет похоже на разработки, связанные с экстремисом - это тактика Тони. Арно предпочитал действовать тоньше. Разумеется, до тех пор, пока это было возможно.

***

Пограничники, конечно, были немало удивлены, увидев фамилию “Старк” в паспорте человека, который прилетел на частном самолете, а одет был в костюм, стоящий дороже, чем их годовая зарплата. И при этом его имя было не “Тони”. Но вопросов задавать никто не стал.
Президентский Люкс был заранее забронирован в лучшей гостинице. Встретили там Арно со всем радушием.
Разумеется - такую маленькую, невзрачную и почти нищую страну, как Симкария, нечасто приезжают с визитами люди такого высокого общественного статуса, как Арно.
Симкария выживала в основном за счет своих наемнических организаций. Ресурсами она была небогата, для развитого сельского хозяйства было мало территорий, а гения, который патентами на свои изобретения кормил бы всю страну, на симкарской земле не уродилось.
Все, что в принципе интересовало другие страны в Симкарии, и за счет чего с ней кое-как сотрудничали и вообще вспоминали про ее существование - это исключительно тот факт, что она находилась южнее своего грозного и обидчивого северного соседа и могла умело изобразить из себя жертву в любом геополитическом конфликте.
Устроившись в роскошном (по симкарским меркам) номере, Арно открыл электронную почту.
Разумеется, все сложилось идеально. Именно так, как он и предполагал, сделав ставку на официальный прилет. Его электронная почта была завалена приглашениями от симкарских структур и от отдельных влиятельных лиц на различные мероприятия и встречи. Заинтересованные симкарцы жаждали узнать, с какой же целью сюда прилетел кто-то из американских богатеев. Вдруг выпадет шанс выбить у него контракт с крупной корпорацией или хотя бы содрать с него побольше денег на благотворительность?
Просмотрев все письма, сверившись с доступной информацией из собственных баз и открытых источников о приглашающих, Арно выбрал одно письмо, на которое ответил согласием о встрече.

***

- По нашим данным, большинство случаев, подобных тем, что Вас заинтересовали, происходили вот в этой больнице, хотя были случаи и в других местах, - сопровождающий Арно мужчина махнул рукой в сторону нескольких зданий, очень напоминавших больничный комплекс, - Арно… Скажите… В виду нашего полного сотрудничества, мы можем рассчитывать на конфиденциальность? Очень не хотелось бы привлекать к этому ВОЗ, думаю Вы сами понимаете.
Будь на месте Арно другой человек, он смерил бы Милоша Петрича уничижительным взглядом. Но Арно, продолжая смотреть в окно машины на больницу, равнодушно ответил:
- Милош, если здесь происходит то, о чем я думаю - всем будет лучше, если все останется как можно более конфиденциальным. Но если здесь эпидемия какого-то нового и доселе неизвестного заболевания, что тоже не исключено - придется уведомлять ВОЗ, потому что у меня нет ни возможности, ни времени решать эти вопросы в одиночку.
Милош едва заметно поджал губы, но более ничем не выдавал своего неудовольствия.
Он был главой пресс-службы симкарского министерства здравоохранения. Ситуация с количеством странным образом заболевших людей начинала выходить из-под контроля, и возможностей скрывать это становилось все меньше.
Необходимо было как можно скорее замять историю, и министерство почти взялось за дело. Однако все пошло не так, с явлением этим утром на территорию Симкарии сначала “вроде-как-брата” самого Тони Старка, а чуть позже - зеленокожей женщины, известной во всем мире не только как адвокат, но и как Мститель, Женщина-Халк. Милош решил действовать на опережение, и связался с Арно сам.
- Что ж, Арно, можете рассчитывать на мое полное содействие. Будем надеяться, что это все же не эпидемия. Мы будем очень благодарны Вам за помощь с этой… неурядицей, - осторожно подобрал слова Милош, выходя из автомобиля.
Он провел Арно в главное задание в этом комплексе, и уже собирался осведомиться о дальнейших планах гостя, но внимание мужчин отвлекли крики той самой зеленокожей женщины у стойки регистратуры.
- Черт, и никто не знает, в какой палате лежит Лазар Косович?
Женщина спрашивала, казалось, более раздраженно, чем грозно, но от взгляда Арно не укрылось то, как персонал больницы буквально пытался смыться подальше.
За этой женщиной, точнее за ее кузеном, ходила не самая лучшая слава. И людей, которые при виде Халка, пусть и в прекрасном женственном обличье, пускались в бега, понять было можно.
Кажется, Милош, что-то об этом знал, потому что от взгляда Арно не укрылось то, что он смотрел на Уолтерс с какой-то смесью уверенного отчаяния и легкого удивления. Милош взглянул на гостя почти умоляющим взглядом, словно ожидая, что уж кто-то из Старков наверняка в случае чего укротит разбушевавшееся зеленое существо.
Взбудораженный и разгневанный Халк в больнице  действительно никому на пользу не пойдет, особенно пациентам. Арно это понимал.
Однако, именно об этой женщине он слышал достаточно. Она была… Спокойнее, если так можно выразиться, чем тот, кому Арно когда-то помогал вместе с Тони вживить сыворотку экстремиса.
Явление такой дамы здесь, требование видеть какого-то конкретного пациента… Арно быстро просчитывал сотни комбинаций в голове, и пришел к выводу - с учетом того, что Дженнифер Уолтерс была известна как адвокат и правозащитник, и вот именно сейчас судьба занесла ее именно в Симкарию, да еще и в ту же больницу… Шансы на то, что она прибыла по поводу тех же данных, что и у Арно, были порядка восьмидесяти процентов.
Арно еще раз окинул взглядом перепуганный персонал, поправил галстук и подошел к зеленокожей девушке.
К сожалению, Милош вряд ли представлял, что Арно был совсем не тем человеком, которому следовало бы поручать столь сложные разговоры, требующие добиться определенного эмоционального состояния собеседника.
- Добрый день, мисс Уолтерс, - сказал Арно на чистом английском языке, без акцента, что с вероятностью выдало бы в нем американца. А дальше Арно продолжил совсем без прикрас, - Мы с вами ранее не были знакомы, но я видел эфиры о ваших процессах. Я Арно Старк, брат Тони. Мисс Уолтерс, жители Симкарии вряд ли также просвещены и привычны к появлениям супергероев как американцы, так что ваш вид немного их пугает. Рискну предположить, что цели наших визитов могут пересекаться, так что мы могли бы обсудить это в более спокойной обстановке и, возможно, помочь друг другу. Может быть, прогуляемся несколько минут вне помещений больницы?

+3

4

Привычка быть героиней сыграла с ней злую шутку. Вместо героини в ней видели разъярённое зеленое чудовище, которое в любой момент может тут все разломать. Взгляды, полные опаски и тревоги, Джен ловила почти как кинжалы в тонкий шелковый платок своей не менее тонкой душевной организации.
Везет же на гамма-мутации тем, у кого не все в порядке с самооценкой.
В любом случае, Дженнифер собиралась перейти к решительным действиям, которых никто не ожидал: обратиться в местный Минздрав. Информация о пациентах пусть и относилась к конфиденциальной информации, но это касалось их диагнозов и лечения, а вот информация о том, где они лежат, была в открытом доступе, если не имелось специальных предписаний. Ни полиции, ни аналогов федеральных служб Уолтерс не видела, следовательно, предписаний не имелось. А вот игнорирование того, кто знает законы, могло влететь в такие кругленькие суммы здешнему главврачу!..
Только Джен собралась перейти от мыслей к действиям, как к ней подрулил весьма симпатичный мужчина в костюме, да еще с галстуком. Очень даже красивого! И с очень знакомыми чертами лица, словно она где-то его видела, но никак не могла вспомнить, где. По телевизору? В интернете?..
Появление здесь кого-то, кто напоминал агента спецслужб, но вряд ли им являлся, мгновенно обострил и без того острую паранойю касательно происходящего. При обращении Джен повернулась к мужчине, выразительно скрестив руки под не менее выразительно выпяченной грудью. Для кого-то – жест доминирования, а для кого-то – дистанцирования. Ведь пока не было понятно, кто перед ней – друг, враг или условное «нечто между».
Арно кто?
Фамилия Старка слегка пошатнула оборонительные позиции Уолтерс. Не то, чтоб она не была совсем в потемках относительно родственных хитросплетений того-самого-Старка, но появление его брата как-то очень сильно смущала сразу по нескольким статьям.
Сначала хотелось демонстративно позвонить Старку и поинтересоваться, почему он держал в подвале такого симпатичного брата. После захотелось спросить, какого черта этот Арно забыл в Симкарии. Затем – развернуться и попросту уйти, оставив красавчика ни с чем. Пусть пожует свой галстук, например, еще один из Старков, на которых у нее аллергия. Не всех, а одного конкретного и по весьма конкретным причинам, но!
- А вы успеете за пару минут мне рассказать, что тут творится, - кивнув в сторону стойки регистрации и дежурной медсестры, уже пятый раз перекладывающей какие-то бумажки с одного места на другое, - и откуда у Тони брат, о котором я никогда не слышала?
Джен не любила врать, а врать лихо, задорно и так, чтобы не раскусили – вообще ни разу. Но были обстоятельства. Отчего-то у нее внутри было неприятное тянущее чувство, что если она уйдет, то словно бы отступится от цели приезда. Если уйдет, то с Лазаром обязательно произойдет и обязательно – что-то плохое.
Когда от твоих действий слишком часто зависят человеческие жизни, начинаешь подозревать неприятности даже в потенциальных союзниках.
А некто «Арно Старк» был подозрителен хотя бы тем, что был красавчиком, американцем и в деловом костюме. Ах да, еще он был в Симкарии, в той же больнице, где был ее «контакт».
Дженнифер скосила взгляд на маячащего позади мужчину – не красавчика, но тоже в костюме. Посмотрела на Арно. Осмотрелась вокруг. Американский героизм знатно напугал местных, а потому дело оставалось за малым – найти истину, спасти всех нуждающихся и, по возможности, не разнести это здание в щебень.
- Допустим, у меня найдется пара минут на симпатичного парня, вроде вас, если вы купите мне латте, - улыбнувшись, Дженнифер обогнула мужчину и направилась к выходу. – Говорят, в местных кофемашинах варится не хуже, чем в аэропортах. Я буду на улице – проветрю впечатления от симкарского гостеприимства.
А еще – уймет нервную дрожь, которая кричала, рвала и метала, ведь она поступила по-дженуолтеровски, а не по-халковски. КРУШИТЬ ЛОМАТЬ пульсировало в голове, мышцах, венах, зеленея гамма-частицами в глазах. Надо было срочно сменить обстановку, отвлечь внутреннюю силу, рвущуюся изнутри… а это было так сложно сделать.
После случившегося в Осаке все было сложно.
Выйдя на улицу, Дженнифер прикрыла глаза и вздохнула полной грудью. Симкарский воздух был влажнее нью-йоркского, но облегчения не приносил как и американский сородич. Она отошла чуть в сторону, чтобы не мешать горожанам и сотрудникам, скрестила руки на груди и принялась вышагивать, не имея представления, что делать дальше.
Может, красавчик Старк (слава гамма-частицам, не Тони) подкинет пару идей?

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

Отредактировано She-Hulk (16.08.2021 19:38)

+3

5

Когда зеленая леди покинула главный холл больницы, персонал значительно расслабился. Кажется, особо пугливые врачи даже вышли из кабинетов, в которых скрывались.
Не расслабился только Милош, который старался посмотреть в глаза Арно, ожидая от него хоть какой-то реакции. Но тот лишь упорно сверлил взглядом аппарат с кофе, словно он должен был сию минуту получить от него мысленную команду и сварить самый лучший латте на свете.
На самом деле, Арно, конечно же, анализировал ситуацию и просчитывал в голове вероятности, а взглядом задержался на кофемашине совершенно случайно.
Все в поведении Женщины-Халка говорило о том, что она явилась сюда не просто так.
От этого веяло даже какой-то злой иронией - Тони столько времени охотился за любыми проявлениями экстремиса, разбирался со всеми вопросами лично… а сейчас первой до места добралась другая героиня.
- Арно, - робко позвал его Милош, - Дорогой друг, что нам… что нам делать? Здесь… Эта… Дама…
Арно отвлекся, довольно равнодушно посмотрел на Милоша и без тени сарказма честно ответил:
- Ну, во-первых, Милош, забудьте о какой-либо конфиденциальности. Дженнифер Уолтерс - адвокат, и довольно упрямый.  Если она не получит то, что ей нужно, или хотя бы вразумительные объяснения - скоро здесь будут представители Красного Креста, ВОЗ и ООН, не сомневайтесь. Про Мстителей, думаю, можно не говорить - технически один из них уже здесь. Она искала одного человека. Для начала, дайте ей эти сведения, если они не являются государственной тайной. Во-вторых... Кажется, она хотела кофе, - задумчиво произнес Арно, с сомнением окинув взглядом старый, грязноватый по бокам, но рабочий и, судя по всему, пользующийся спросом автомат.
- Я… Я сделаю… Кофе… Сам... У меня... есть… Минуту... - раздался с лестницы запыхавшийся голос, говоривший на грамотном английском, но с ужасным славянским акцентом.
Сказав это и направившись к Милошу и Арно, его обладатель договорил что-то на симкарском в свой телефон и повесил трубку.
Вероятно, этот невысокий, полный и лысеющий мужчина средних лет бежал из другого корпуса или больничного крыла со всей возможной для него скоростью и только-только добрался сюда, застав самый конец разговора с “большой зеленой проблемой”.
Взгляд мужчины был искренне испуганным и ошарашенным - не каждый день в Симкарию являются Мститель и брат Тони Старка. Без предупреждения и согласования даты визита. Но он делал самые искренние попытки держать лицо и не терять самообладания. А еще он словно старался своей грузной фигурой скрыть кофейный автомат от взгляда Арно.
- Мистер Старк, позвольте представить Вам главного врача нашей больницы, Петера Крамаша.
Арно кивнул, без особого интереса. Он безусловно переговорит с мистером Крамашем. Позже.
- Я зайду к Вам. Возможно, вместе с мисс Уолтерс. Милош, мне будут нужны данные по всем специфическим случаям, о которых мы говорили в машине.
Милош нерешительно отвел взгляд, а вот Петер возмутился:
- Мистер Старк, но врачебная тайна…
- Ваше государство настолько не смогло само разобраться с этой проблемой, соблюдая врачебную тайну и этику, что сюда явились Мстители. Если это окажется эпидемия - ООН одобрит вмешательства гораздо большего числа международных структур в дела Симкарии, - отрезал Арно.
Милош прикусил губу, а главврач тяжко вздохнул.
- Что ж… Я… буду ждать Вашего визита, - взяв в себя в руки, ответил Петер, всем своим видом выражая готовность грудью встать на защиту прав своих пациентов.
- А я сопровожу Вас, Арно. Вся эта ситуация выглядела так… Неловко перед мисс Уолтерс, - добавил Милош.
Дверь одного из кабинетов раскрылась, и оттуда выпорхнула молоденькая медсестра, которая принесла два бумажных стаканчика с дымящимся и ароматным кофе.
Петер высказал девушке что-то на симкарском. Он явно был недоволен, но чем именно - было не совсем очевидно.
Медсестра стояла с этими стаканами, моргая ярко накрашенными глазами, и в кокетливом замешательстве поглядывала то на Арно, то на Милоша, то на Петера.
Арно решил ее проблемы, протянув руки к стаканчикам и забрав их у сбитой с толку девушки.
- Благодарю, Милош. Лучше проведите мне экскурсию по больнице чуть позже, - с этими словами Арно направился на выход, немного вогнав в ступор всех троих присутствующих. Такой резкий отказ от компании мог показаться несколько бестактным.
И только молодая медсестра вовремя пришла в себя и поспешила открыть перед Арно входную дверь.

Найти высокую зеленую женщину во дворе не самой большой больницы особого труда не составило, и Арно направился к ней.
На улице на них обоих все еще были направлены взгляды - гуляющих и прибывающих в больницу пациентов и врачей, вышедших покурить за углом. Но здесь хотя бы не было суеты и суматохи, которые сопровождали все явление Арно в Симкарию и постоянно отвлекали от размышлений.
Он протянул Джен стаканчик с горячим напитком. Судя по аромату у местных врачей и правда был неплохой кофе.
- Они не пустили меня к автомату, так что кофе достался мне бесплатно, - настолько по обыкновению безэмоционально констатировал Арно, что сложно было сказать - шутит он, разряжая обстановку, завуалированно извиняется или просто констатирует факт, - Но мне кажется, что это к лучшему. Я бы не рисковал пробовать субстанцию, которая там готовится, мисс Уолтерс. А нас вряд ли решились бы отравить при таком количестве свидетелей в щекотливой для всего государства ситуации. Так что же привело известного адвоката, Женщину-Халка, в больницу маленького восточно-европейского государства? Сомневаюсь, что Вы просто хотели навестить старого друга по имени Лазар Косович, особенно на фоне грядущих похорон Стивена Роджерса и расследований обстоятельств его смерти.

+2

6

Приятно уже то, что Арно не проигнорировал ее недопросьбу, а исполнил как мог. Честно говоря, Джен почти уверилась, что эту маленькую прихоть попросту отбросят в угоду всему творящемуся. От того приятно было вдвойне.
Горячий кофе в бумажном стаканчике мягко грел зеленую кожу. Арно Старк говорил, и говорил все так, словно бы скучал, или относился ко всему равнодушно, или чхать ему на все это было. Или, может, Джен хотела таким его слышать?
Пришлось внимательно посмотреть на мужчину, не менее внимательно прислушаться к его словам. Нет, вряд ли он равнодушен – цепкость и сосредоточенность были очевиднее ее цвета кожи.
- Спасибо. Очень мило с вашей стороны, - позволив себе мягко улыбнуться, Джен заправила прядь волос за ухо. - Будь я уверена, что Симкария – безопасная страна, я бы пришла в другом виде.
Рассказывать об особенностях организма Халка было равноценно напихать ему козырей во все рукава, а пока что Уолтерс даже толком не знала, можно ли доверять Арно. Вопрос доверия всегда был важен, ведь никогда не знаешь, когда мнимый союзник воткнет лезвие в бок.
Не то, чтобы хоть какое-то лезвие могло напугать Халков. У них в принципе очень плохо было с криптонитом, вот и приходилось соревноваться в силе и устойчивости со всеми подряд, особенно богами, космическими сущностями и даже своими альтернативными родственничками.
Кстати о родственничках.
- Вы знаете обо мне, - крутя в руке стаканчик с кофе, заговорила Джен довольно обтекаемо, - но я о вас – почти ничего. Считайте, что вы для меня – еще один парень, подкативший ко мне с кофе и вопросом, часто ли я тут отдыхаю. К вашему счастью или сожалению, я тут буду отдыхать до тех пор, пока не добьюсь своей цели.
Все-таки решившись сделать глоток кофе, Дженнифер протяжно вздохнула. Вкус был неплох, а прогорклый привкус всего лишь добавлял изюминки ее маленького, но ощутимого предостережения.
Зря он вспомнил про Стива, очень зря. Это был удар под дых, напоминание о том, от чего она бежит.
Убегает в работу, в зеленое тело, в другую страну – куда угодно, лишь бы подальше от эпицентра черной дыры под названием «депрессия».
- И пока я не обладаю той информацией, что обладаете вы, разгуливающий в компании власть имущих в этой стране, я вынуждена подтвердить вашу теорию. Да, Лазар Косович мог старый друг и я решила его проведать на фоне похорон еще одного старого друга. Там хватает и следователей, и помощников, а здесь, - она окинула взглядом больницу, - похоже, не хватает кого-то, кто сунет руку в грязное белье и вытащит что-то, похожее на правду. Можете не намекать мне на расправу ООН или еще кого из трехбуквенных – я уже это проходила. И если вы так много обо мне знаете, уже сейчас можете начинать говорить.
Теперь она смотрела на Арно прямо, словно взаправду ждала, пока тот начнет ей объяснять.
- Или можете просто отойти, пока я пытаюсь спасти тех, на кому всем плевать.
Голос ее дрогнул – настолько, что она сама ужаснулась. Нельзя было, ой как нельзя было играть в такие игры и демонстрировать, что она и правда переживает за людей. Что ей не плевать. Что она сделает все, чтобы спасти.
Она не может иначе, не после того, как почувствовала, что если уйдет, то быть беде.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+2

7

“Вы знаете обо мне, но я о вас - почти ничего”
Это было справедливое замечание, однако Арно считал, что всегда стоит действовать именно так. И сделать все предварительные ходы, чтобы вести любой диалог с этой позиции.
Именно так стоит вести диалог с потенциальным соперником в той или иной сфере. Однако, соперник ли ему Дженнифер Уолтерс конкретно сейчас? Или в Симкарии она может стать ценным союзником?
Окончание монолога Женщины-Халка резко прервало его размышления, отправив его в ступор.
Дженнифер Уолтерс была чем-то расстроена и поддалась эмоциям.
И… Намокающие уголки глаз и дрожащий голос у Халка - это не совсем то, к чему был готов Арно.
Нет, конечно, он смотрел в детстве много кино - зачастую ему больше ничего и не оставалось. Но одно дело - знакомиться с человеческими эмоциями на экране, наблюдать за игрой профессиональных актеров, а совсем другое - наблюдать настоящее неподдельное горе в глазах женщины, которая выше тебя на целую голову.
Арно ощущал себя так, как будто долго и заботливо готовил доску и шахматные фигуры для игры, просчитывал тысячи комбинаций в голове, изучил сотни книг по стратегии, а с ним начали играть в настольный боулинг шахматными фигурами.
Чужие эмоции смутили человека, который, даже выйдя в свет, обычно вращался в тех кругах, где экспрессивность или не приветствуется по этикету, или наиграна.
Арно все же относительно взял себя в руки и постарался оценить ситуацию трезво. Джен Уолтерс - героиня. Адвокат. Все что он слышал о ней говорило о том, что уж кому как не ей можно доверить нечто личное. Но если ей это понадобится - она сможет использовать эту информацию и против него. И против Тони. Однако же...
- Ну что ж, Мисс Уолтерс, если хотите узнать что-то обо мне… То мне придется нанять Вас как своего адвоката, чтобы все, что я Вам расскажу охранялось адвокатской тайной. Многие вещи, касающиеся моего происхождения, мне бы разглашать не хотелось больше в интересах Тони, чем моих личных.  Вы согласны?
Арно отпил немного кофе, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. Хотя его голос оставался ровным, в своей собственной голове он совершенно терялся. Не было ли это предложение слишком быстрым и опрометчивым? Слишком импульсивным?
Зачем ему вообще адвокат? Он даже не мог с ходу придумать повод для обращения в суд, чтобы рассказ о его странном происхождении вообще защищался адвокатской тайной.
- А что касается ООН… Ваши предположения довольно ироничны, ведь я только что сам ссылался в разговоре с главврачом этой больницы на то, что Вы как адвокат можете подать жалобу в эту организацию. Когда посоветовал ему предоставить Вам данные о Лазаре Косовиче.

+3

8

Чего?..
Хотелось попросить повторить. Он серьезно сейчас попросил ее стать своим адвокатом? Но… зачем? Почему? Что это было вообще?!
Да кто так делает-то, а?
Джен ошеломленно смотрела, как Арно как-то невозмутимо нервно попивал свой кофе, укладывая приступ чувствительности и раскладывая услышанное по полочкам.
Итак, Арно Старк предлагает ей стать адвокатом, чтобы он мог спокойно выбалтывать ей секретики разного размера, веса и качества. А она, в свой черед, может держать рот на замке или же, воспользовавшись известными поправками к Конституции, информацию использовать в целях, которые направлены исключительно на благо Америки.
О-о, она поняла. Он давал ей не просто козырь – вкладывал в руку пистолет, приставляя к своему виску. Мол, хочешь стрелять – стреляй, таково мое доверие.
Он говорил о том, что все это больше «в интересах Тони», но почему-то Дженнифер стало очень страшно за этого Старка. Он ведь… понимал, что делал, верно? На его месте любой обязан был дважды, нет, трижды подумать. Даже Тони Старк думал на десять шагов вперед, но все равно получал удар под дых, потому что с Халком – любым из них – шутки плохи. Если что-то здесь не понравится Джен, если хоть крупица происходящего будет куда большей угрозой…
Впившиеся в ладонь пальцы пришлось разжать. А кофе, оставшийся в стаканчике, продолжить пить. Не будь она сейчас в зеленой форме, ее бы могло даже заколотить от нахлынувших нервов, но она знала их причину.
Слишком много… всего.
Держи себя в руках.
- Вы дарите мне чемоданчик с красной кнопкой, мистер Старк, - негромко произнесла она, покосившись на Арно. – Я принимаю ваше предложение. Теперь все, что я узнаю от вас, конфиденциальная информация, а наше соглашение имеет такую же юридическую силу, как любое письменное.
Ее голос все еще подрагивал, но все же она выглядела куда спокойнее. Во всяком случае, они еще ничего не нашли. Ничего не случилось. Они просто пили кофе и пытались притереться.
Тогда откуда у нее паскудное чувство предстоящей беды?
Из-за этих мыслей улыбка вышла немного натянутой, даже грустной.
- Надо же, стоило попросить мужчине, как все забегали вокруг, а как просит хрупкая женщина, так ответ держать некому, - покачав головой, сделала еще глоток кофе, оставив на дне кофейную гущу. – Очень любезно с вашей стороны, как и предусмотрительно. Давайте отложим ваш увлекательный рассказ о том, как вас угораздило стать столь милым братом такого мудака, как Старк, до момента, как я получу подтверждение, что с Лазаром все в порядке. Будет жаль терять время, которого в таких ситуациях всегда очень мало.
Точный бросок отправил стаканчик ровно в мусорную урну, которая была всего-то в десяти метрах от нее. Кто-то из покуривающего персонала дернулся, кто-то поперхнулся сигаретой.
- Джентльмены вперед, - указала рукой на дверь. - Надеюсь, все внутри уже успокоились и уверовали в вас, как в своего героя-спасителя от страшного зеленого чудовища.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+3

9

“Чемоданчик с красной кнопкой”.
Арно пришлось собрать разбежавшиеся мысли в кучу, чтобы проанализировать услышанное.
Нет, метафору он понял. Скорее, не верил, что мог где-то ошибиться. Он максимально быстро перебирал все “папки и каталоги” в своей голове, как программа поиска. Что-то упустил? Что-то не продумал? Нет, он умен. Умнее брата. Умнее многих гениев этой планеты, он не мог допустить ошибку.
Лишь когда Арно дослушал ранимого адвоката до конца, стало ясно, что все было гораздо проще - это она не так его поняла. И решила использовать появившуюся возможность по полной, недооценив с кем имеет дело.
- Нет, Мисс Уолтерс, Вы очевидно не так меня поняли. Никаких устных соглашений я заключать не стану. Вы как адвокат прекрасно понимаете риски. Я найму Вас на одно дело, для которого легко придумать формальный повод, и для которого будет актуальна информация о моей семье. После того, как Вы это узнаете - я отзову свое обращение. Ну, если Вам действительно настолько интересно мое прошлое.
Последовавшие резкие смены настроения, абсолютно непредсказуемые, совершенно сбивали Арно с толку. Он ведь не сказал ей ничего обидного - но эта женщина то злилась, то ее голос дрожал от обиды, то она снова грустила… Зачем-то оскорбила Тони нецензурным словом, хотя до этого вела себя педантично вежливо.
Арно чуть не забыл выбросить стаканчик, когда она уверенным шагом направилась обратно к дверям больницы - настолько сильным был сбой аналитической программы в его рациональной голове.
Эмоциональная нестабильность Халка по прежнему казалась Арно серьезной угрозой для больницы (да и для всей Симкарии, чего греха таить). Поэтому он постарался немного сгладить ситуацию, последовав за Джен.
- Стоило попросить мужчине, как все забегали вокруг, а как просит хрупкая женщина, так ответ держать некому.
Совершенно потерявший твердую почву под ногами от эмоциональных всплесков собеседницы, Арно ответил абсолютно серьезно, не уловив сарказма в голосе Джен. В своей обычной манере - аргументируя, апеллируя к фактам.
- Я не изучал статистику, но вряд ли ошибусь, если скажу, что в Симкарии, как и в любой экономически и социально отстающей стране, права женщин не являются проблемой первой величины. В большинстве отстающих стран слово мужчины и правда имеет куда больший вес, чем слово женщины.
В голове Арно вертелась мысль, что даже если такую милую зеленокожую даму и можно назвать “зеленым чудовищем”, потому что она им и правда являлась, то вот уж “страшной” ее назвать не совсем уместно - она стройная, физически крепкая женщина в полном расцвете сил, которая на инстинктивном уровне должна вызывать у мужчин положительные эмоции и мысли о здоровом совместном потомстве… Но какие-то зачатки пробуждающейся интуиции, которая в принципе была чужда Арно (возможно, это просто истошно вопил инстинкт самосохранения), смутно подсказывали ему, что лучше в данный момент придержать рот на замке и подумать еще немного. Хотя этот сомнительный комплимент почти сорвался с его языка.
Кажется, он что-то такое читал в книгах по психологии, что женщины не очень ценят подобные комплименты.
И все же, перед тем, как открыть дверь, Арно решил, что Мстителю можно приоткрыть хотя бы несколько карт. Пока что все в Симкарии играют против них вместе, но если объединить усилия - можно противостоять соперникам в этой партии куда оптимальнее, чем поодиночке.
- Дженнифер, все же я бы хотел кое-что обсудить до того, как мы войдем. Чтобы ни случилось с Лазаром Косовичем, несколько минут для него ничего не решат. Мое темное прошлое не имеет для Вас значения, в отличие от причины моего прилета сюда. Я полагаю, что Вы прибыли из-за странных случаев заболеваний по всей Симкарии, верно?  - Арно сделал небольшую паузу, чтобы оценить реакцию собеседницы, но затем все же продолжил, - Я прибыл по той же причине. У меня есть основания полагать, что эти случаи могут быть связаны с одной очень перспективной медицинской технологией, которая может представлять огромную опасность при попадании не в те руки. Что Вам известно о сыворотке экстремиса?

+2

10

Ладно, она немного успокоилась.
Наверное, Арно думал, что устные договоренности дают Джен карт-бланш на какие-то там коварные планы и многоходовочки, потому и предложил все зафиксировать на бумаге. Это было прекрасно, замечательно и очень умно, ведь было фактическим доказательством и сделкой, которую будет куда сложнее опровергнуть, чем слова.
Вообще много кто недооценивал силу слов, но дискуссия на тему юридически подтвержденной сделки на бумаге или устно была не для этого места и совершенно не для этого времени. Они могут поболтать об этом потом. Скажем, за чашечкой кофе. Нормального кофе, а не больничного… пусть он и был на вкус совсем не как из кофейного автомата. Скорее, из кофемашины в сестринской.
- Это меня устроит, - подытожила она, не став уточнять, что прошлое другого Старка ей ОЧЕНЬ интересно.
Как может не быть интересно, откуда у Тони появился брат? А такой же он бабник или нет? А такой же мудак или повезло? Ох, Дженнифер никогда не забудет тот подлый трюк, что Старк с ней провернул.
А еще интересно, какого черта он тут делает.
Понятно, что Тони сейчас в Осаке, но… что, этот симпатяжка в красивом костюмчике его замена на случай «дипломатического коллапса»?
Шестеренки принялись крутиться и вертеться, развивая мысль. Если кто-то из властей целенаправленно позвал или в разной степени официальности принял этого конкретного Старка, а затем «натравил» на нее, то у нее два пути – или подозревать, или довериться. Но для определения вектора у нее было слишком мало данных. Почти и не было, честно говоря.
Ой как плохо лететь куда-то сломя голову, но так поступают все Халки. Спросите Брюса.
- А я изучала. В большинстве стран у женщин вообще нет прав даже на свободный выход на улицу, - недовольно бросила она. – Даже в нашей прекрасной стране победившей демократии президент - мужчина, и мужчинами занято подавляющее число кресел сенаторов. И кстати… это была шутка, мистер Старк.
Она даже улыбнулась. Неужели он так всерьез воспринял ее ворчание? О, боги вкусной курочки из KFC, что с этими Старками не так? Один почти постоянно иронизирует над всем миром и собой в частности, а другой шуток не понимает. Наверное, у родителей этих индивидов были какие-то очень интересные предыстории, которые она бы почитала перед игрой в партию этого ДнД… но пока что у нее была другая миссия.
Остановочка перед входом в больницу почти вызвала у нее зубовный скрежет. Что за парень, а! Все же знают, что Халку нельзя говорить «стоп», а он взял и, по сути, сказал. Или безбашенный, или инстинкт выживания в эту семейку не завезли, или что-то еще. Так что Джен без зазрения совести и правил приличия окатила Старка неприязненным взглядом, но потом все-таки прислушалась.
- Про темное прошлое вы, Арно, конечно, красиво завернули, но меня и правда интересует сейчас все, что связано с вами. Ведь и вы, и ваш прилет, и, чего таить, мой прилет – все это связано с происходящим здесь. Так что да, выводы вы сделали правильные.
Налет недовольства еще остался, но уже не остановкой Арно, а тем, что приходится играть в игры «кто кому потолще намекнет», когда чья-то жизнь висит на волоске. Но Джен все-таки взяла себя в руки, глубоко вздохнула, выдохнула и скрестила руки под грудью.
- Не так много, как хотелось бы, - подумав, сказала более ровным тоном. – Знаю, что она попортила кровь Тони и Мстителям в частности, а Сан-Франциско серьезно пострадал из-за него. Хотите сказать, что здешние проблемы в здравоохранении – из-за этой сыворотки?
Вообще он сказал. Пусть не утвердительно, но довольно прозрачно, чтобы можно было понять.
Джен протяжно выдохнула, прикрыла глаза. Когда подняла взгляд, осмотрелась – на них и так пялились, а теперь чересчур пристально.
- Посвятите в общие детали, подробности – не здесь.
Ведь если все настолько плохо, насколько был в Сан-Франциско, то им стоит как-то побыстрее решить вопросы с доверием.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+2

11

- То есть Вы считаете, что тот факт, что чуть больше, чем половина человечества самым очевидным образом поражена в правах - это повод для шуток, мисс Уолтерс? Это называется “внутренняя мизогиния”, - ответил Арно. После чего, почти не изменив тона голоса и эмоций на лице добавил, - Это тоже шутка, разумеется.
Самому Арно шутка поначалу показалась довольно уместной и остроумной. Парирование теми же картами, козырь бил козырь.
Но промелькнувшая в голове мысль обрушила сиюминутное удовлетворение. Он ведь действительно последние три года в основном вел дела с мужчинами. Власть имущие, богатые денежные мешки, даже достигшие наибольших высот ученые - в основном были мужчинами. Вспомнить даже тот первый в его жизни закрытый аукцион, как наглядный пример высшего общества… За его столиком сидели мужчины. За другими - по большей части тоже. Женщины там присутствовали, но, за редким исключением, только лишь как спутницы.
Впрочем, времени думать над тем, как исправить гендерное неравенство во всем мире, сейчас не было. Надо будет вернуться к этим мыслям позже.
Адвокат была чем-то недовольна. Это все еще сбивало с толку, ведь, казалось бы, - куда спешить? Симкария хоть и была отсталой страной, но все же не страной третьего мира, а ее политический режим нельзя было назвать тираническим или репрессивным. Разыскиваемого Дженнифер человека не убьют просто так, а чтобы спасти больше людей - лучше все прикинуть спокойно, размеренно. Обдумать каждый шаг.
- Если совсем коротко - есть разные версии этих сывороток, но почти все они сфокусированы на главной цели - сильнейший регенеративный фактор, позволяющий организму полностью исцеляться за считанные часы. В большинстве случаев этому сопутствуют улучшение рефлексов, повышение силы, выносливости, иногда умственных способностей. В зависимости от штамма могут проявляться и более экзотические суперспособности. Выживаемость после введения сыворотки с некоторыми штаммами этого вируса крайне мала. У меня есть основания полагать, что все происходящее здесь может быть связано с сывороткой. Не буду грузить Вас деталями, скажу лишь, что есть много мелких, косвенных факторов, которые вместе складываются в цельную картину. Я не скажу Вам, откуда у меня эти данные, но поверьте - сомневаться в их подлинности не стоит, - Арно сделал паузу и положил руку на ручку  входной двери, - Я не думаю, что в Симкарии задействован сам экстремис - действие слишком слабое, даже для известных вариаций штамма. Но вот то, что кто-то мог получить образец и начать эксперименты - это возможно. Вы хотите спасти людей, а мне нужно знать, кто и от кого получил сыворотку, какая это версия штамма. Потому что экстремис в стране, которая строит всю свою политику лишь на постулате: “Мы обречены” - это пороховая бочка, угроза всему миру. Мисс Уолтерс, я смогу помочь как ученый, если это просто эпидемия. Но если это эксперименты над экстремисом - нам просто необходимо объединить усилия, чтобы найти источник.
Выслушав ответ Джен, Арно толкнул дверь, по этикету придержав ее, пока собеседница входила.
Когда они вошли внутрь, ситуация в клинике разительно поменялась. Персонал разошелся по кабинетам, да и пациентов в коридоре как-то поубавилось.
Зато обаятельная медсестричка, та самая бойкая и слишком ярко накрашенная блондинка, которая принесла кофе, явно ждала их, даже скорее именно Джен, улыбаясь во все свои белоснежные зубы.
- Мисс Уолтерс, от лица руководства нашей больницы я приношу Вам наши искренние извинения за этот инцидент. Возник небольшой элемент недопонимания. Понимаете, в нашей стране очень нервно относятся к зеленому цвету - дело в том, что это цвет флага наших северных соседей, - по-простецки ответила девушка, звонко захихикав, - Все подумали, вдруг Вы - агент Латверии?
Она говорила на очень хорошем английском, почти без акцента. Вероятно именно поэтому ее и выбрали на роль сопровождающего. Вести себя на официальных встречах она совершенно не умела, забыла даже представиться, сказала совершенно неуместную в данной ситуации глупую политическую шутку, но зато, кажется, не особенно боялась Джен. Единственная хорошая причина поручить эту работу ей. Смелое решение, но не лишенное логики. Главврач был не так глуп, как показалось Арно. В каком-то смысле такая непосредственность может произвести лучшее впечатление, чем, скажем, трясущийся от ужаса и запинающийся на каждом слове заведующий отделением.
Вездесущий Милош, стоявший за спиной девушки аж потерял дар речи, округлив глаза, и поспешил к Джен и Арно, с таким видом, словно собирался предотвратить извержение вулкана голыми руками. Но не успел - девушка заглянула в папку, которую держала в руках, и продолжила.
- Кто там Вам был нужен… Косович? А, он в 214-й палате, с сердечниками.  Могу Вас отвести. Но вообще ему, судя по карте, только вчера делали операцию на сердце, так что он сегодня скорее всего немного не в кондиции. Ну и, сами понимаете, ему лучше не нервничать, - заботливо и совершенно искренне предупредила девушка, - А, да… А еще Вас будет рад видеть у себя наш главврач, мистер Крамаш. Он приглашает Вас, мистера Старка и мистера Петрича на чашечку чая.
Когда фонтанирующая словами, как певчая птичка, медсестра замолчала, Арно взглянул на Джен.
- Составить Вам компанию? Или встретимся позже?

+2

12

Обстоятельное «общее» описание вируса, поведанное Старком, можно было вписать ровно в три слова: влипли по уши.
Манипуляции с исцеляющим фактором – не новость. Дженнифер даже выступала на одном из заседаний по слушанию о генетических разработках «лекарства от всех болезней». С обвинением в аморальных экспериментах, не имеющих ничего общего с благими целями, которыми обожали прикрываться ученые всех мастей и уровня безумия. Но здесь все звучало как-то сложнее и проще одновременно.
Но Уолтерс прислушивалась не к нюансам вируса с не очень-то приятным названием, а к речевым оборотам. «У меня есть основания полагать», «не скажу, откуда данные», «мне нужно знать, откуда сыворотка», и все остальное иначе звучало как «я знаю очень много и еще больше». Арно, конечно, сделал ремарочку, что может помочь тут как ученый, но что-то тут было не так просто, как казалось.
Ничего не было просто, если дело касалось Старков. Только Старки появляются, все – сразу можно рисовать интегральных шакалов, искать формулу счастливой жизни и приносить клятву Ферми.
- В мире так много вирусов, сывороток и безумных ученых, а вы так быстро определили – по косвенным факторам – вероятную проблему. Если бы не ваша фамилия, я бы предложила позвонить в книгу рекордов Гиннеса, чтобы вас записали в строчке «самое быстрое определение проблемы этого госпиталя».
Подозрения, сплошные подозрения. На них не выстроишь хоть какого-то доверительного взаимодействия. Джен вздохнула, смахнула темно-зеленую прядь волос со лба.
- У нас обоих схожие цели и, похоже, не особо большой выбор в этой ситуации, - она пожала плечами. – По рукам, мистер Старк. И раз мы уже почти друзья, зовите меня Дженнифер.
Арно продолжил демонстрировать чудеса джентельменской вежливости. Хотелось отпустить шутку про «еще немного и мне придется звать на свидание», но, кажется, ее шутки и так приводили беднягу в режим повышенной тревожности. Надо как-то поменьше шутить, побольше говорить по делу. А еще – держать себя в руках.
Сложная задачка для Халка.
Если бы Уолтерс не была в этой больнице до разговора со Старком, то могла посчитать, что ошиблась дверью. Обстановка была куда спокойнее, оставшийся редкий персонал не прятал глаза в пол, а им выделили кого-то вроде приветственного лица – девушка в форме медсестры, щебечущая на весьма достойном английском.
Дженнифер вежливо улыбнулась.
- Я как-то подала в суд на вашего северного соседа и даже выиграла. Странно, что в Симкарии не слышали об этом.
Можно было вдаться в подробности, а потом как следует изобразить драму оскорбленной невинности, но раз уж приняла решение держать себя в руках, то над придерживаться плана! Так что Уолтерс скрестила руки под грудью и просто наблюдала за поразительно изменившейся обстановкой. Еще косила взгляд на Старка, которому, судя по всему, тоже было интересно созерцательствовать.
Потому что смотреть на изменение в выражении лица предыдущего спутника Арно было очень весело.
- Ладно, не будем беспокоить сердечника, - тяжело вздохнула Джен, ведь это решение ей далось не так просто, как казалось. – Пусть отдыхает.
Эти пару слов она сказала с таким скрипом, треском и скрежетом, что можно было запускать звуки из бесплатной библиотеки интернет-сервисов – настолько было очевидно, что ей хочется воочию удостовериться, что с Косовичем все в порядке. Пусть не совсем, но в общем и целом.
А вот приглашение на чай после кофе было интересным. Это что же такое, главврач не знает, что творится у него под носом? Дженнифер встретилась взглядом с Арно, который своим вопросом поставил ее в тупик.
Сначала предлагает помогать, а потом «ну, вот вам главврач, давай до свидания». Может, он хотел сделать что-то, пока ее развлекают разговорами? Проблемка-то в том, что это он тут – ученый, которому будет, с чем поговорить врачу. Джен тоже может поговорить о медицинских делах, но это все сведется к очередному эпизоду «страшное зеленое чудище грозится халковскими казнями».
- Уже собрались уходить? – с кошачьей ленностью улыбнулась. – Я, конечно, могу поговорить с главврачом, но моя сильная сторона – разрушение и юридическое дело. Даже не знаю, с чего начать…
Она не удержалась от шутки, после которой пожала плечами.
- Шучу. Давайте сходим на чай, Арно, вместе. Думаю, нам обоим будет интересно поговорить с мистером Крамашем. Только если вы не успели поворковать с ним до нашей встречи.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+2

13

- Если бы не ваша фамилия, я бы предложила позвонить в книгу рекордов Гиннеса, чтобы вас записали в строчке «самое быстрое определение проблемы этого госпиталя».
Чувство юмора и сарказм были для Арно своеобразной ахиллесовой пятой, особенно, когда он оказывался в обществе, где метафоричная манера общения и режим полунамеков не были приняты за правило, так что в итоге приходилось угадывать, а не просчитывать момент, когда что-то было сказано серьезно, а когда было ядовитой шуткой.  Перемены настроения собеседницы, как и ее слишком открытая манера разговора сбивали с толку. Не получалось и до конца понять - стоит вести себя с ней официально или все же перестроиться на неформальное общение.
Арно чувствовал необходимость что-то ответить, однако, поскольку так и не смог определиться с манерой ответа, решил пойти по принципу: «не можешь победить - возглавь».
- Да, Дженнифер, некоторые мои изобретения и проекты вполне заслуживают места в книге рекордов Гиннеса. Однако, определил вероятную проблему этого госпиталя не я. Да и об определении еще рано говорить, это всего лишь теория. Пока что.
Изменения в поведении персонала Арно не удивили - типичный пример ситуации, когда пришел руководитель предприятия и навел порядок - обругал персонал, раздал указания, вернул всех в рабочий режим.
— Ладно, не будем беспокоить сердечника. Пусть отдыхает.
Девушка, которая судя по всему вознамерилась провести их до кабинета главврача, решила поддержать беседу:
- Ну, если хотите, можете посетить. Он уже в сознании, насколько мне известно, но еще слаб, да. Вообще, судя по его карте - сам виноват, дотянул. Ему рекомендовали лечь на эту операцию еще несколько месяцев назад.
Арно казалось несколько неприличным, что эта медсестра ведет себя настолько открыто и непосредственно. К сожалению, считывать эмоции он не умел. Или же, ему требовался на это определенный настрой.
Арно сделал пометку у себя в голове позже проверить эту девушку - не причастна ли она каким-нибудь образом к инцидентам. Может быть, выяснится, что именно она разносила лекарства или еще что-нибудь подобное.
Каждый в этой больнице мог оказаться неким реверсивным ангелом смерти. Тем, кто выстилал дорогу в ад благими намерениями, желанием не избавить от страданий, а спасти. Спасти вопреки рискам обречь человека на жизнь, полную этих самых страданий.
Джен снова и снова не давала Арно хоть как-то сконцентрироваться и проанализировать, какая же манера общения требовалась по отношению к этой женщине. Как можно было оптимально выстроить диалог...
- Нет, я не говорил с ним, - констатировал Арно, уткнувшись взглядом куда-то вперед, в спину медсестры, на которой, впрочем, не фокусировал свой взгляд, - Но вы меня не так поняли. Я полагал, что Вы все же пойдете навестить того человека, Косовича.
Они шли довольно долго, в совершенно другое крыло самой большой больницы в стране.
Стало понятно, почему главврач прибежал таким запыхавшимся - идти было далеко, но он как мог старался выйти к гостям и сгладить сложившуюся ситуацию.
Они вошли в кабинет, в который перед этим постучалась хорошенькая медсестричка, оповестив главврача о том, что гости наконец-то соизволили дойти.
Крамаш выглядел чуть увереннее. Возможно, это был психологический эффект - свой кабинет, свой стол, бумаги, компьютер с данными. “Дома и стены помогают”.
- Добрый день еще раз, Мистер Старк, Мисс Уолтерс. Присаживайтесь, - врач указал на кресла, - Прошу прощения за бардак у главного входа. Люди здесь совершенно не привыкли к визитам супергероев. У нас, к сожалению, не Америка. Обычно визит супергероев в окрестности нашей страны означает какие-то проблемы, случившиеся где-то по соседству, - Крамаш многозначительно “кивнул глазами” по направлению на север, - Чаю? Угощайтесь.
Мужчина указал рукой на вазочки с какими-то сладостями, которые мало интересовали Арно.
Крамаш пару секунд нервно пощелкал кнопкой шариковой ручки, переводя взгляд с Джен на Арно и обратно.
- Ну что ж, я не буду ходить вокруг да около и только затягивать время, мое и ваше. Полагаю, что наше правительство это не одобрит, - с этими словами Крамаш с некоторым неудовольствием посмотрел на Милоша, - но  спрошу прямо и в лоб. Ваш приезд связан со случаями таинственных исцелений и последующих попаданий обратно в больницу, неправда ли?

+2

14

Дженнифер посмотрела на медсестру. Сначала «давайте не будем», а затем «давайте пойдем». Симкарцы проявляли удивительные симптомы поголовной биполярочки, или это они так рады ее видеть, из-за чего ведут себя то дрожи напугано, то до оскала дружелюбно? Зачесалось взять Арно под руку и увести в палату к Косовичу, отвергнув все эти чаепития, но ладно. Ладно, так и быть. Она побудет мирным чудовищем.
Хотя крышечка терпения похлопывала так, что закипало все внутри.
Это все от нервов, конечно же. От сильного такого желания поскорее докопаться до правды. От острого ощущения несправедливости, недомолвок и вообще всяких нехороших дел, творящихся у всех на виду. Еще этот Старк… еще один из Старков! Уолтерс с негодуем вспомнила последнее посещение Старком – не этим – базу ЩИТа. Закончилось все миленьким взломом, вторжением, расстрелами и бойней дроидов. А этот вещал что-то про вирус. Видимо, их ждет локальная эпидемия чумы уровня «черной смерти», не меньше.
Меня саму швыряет по эмоционалочке. Надо потише как-то.
- Я надеялась на полноценную беседу с Лазаром, - в отличие от сверкающего затаенной яростью взгляда, голос Дженнифер был вкрадчиво мягок. – Я рада, что он нашелся и с ним все хорошо. Надеюсь, что с ним будет все хорошо до завершения чаепития.
Она так улыбнулась, словно была готова откусить голову медсестре.
Та даже немного нервно улыбнулась, не зная – улыбаться или продолжать что-то беззаботно верещать.
Как же ей повезло, что рядом был кто-то, на кого можно переключить свою харизму. В отличие от Джен, Арно вел себя холодно, словно отстраненно. Ему как все окружающее было повтором скучного малобюджетного фильма с блеклыми актерами пятой величины. Если поначалу такой подход злил, сейчас женщина посмотрела на внезапного спутника несколько иначе. Он был собран, сконцентрирован, говорил без лишних эмоций (и вообще без них), выхватывал суть и как-то с ответами медлил, не то слова подбирая, не то что-то еще.
Проработав достаточное время адвокатом с разнообразными людьми, Джен не могла сказать точно – подозревает ли она Арно в чем-то или склонна ему доверять.
- Серьезно? – она приподняла бровь на умозаключение Арно. – Я, может, здесь ради него, но изначально – ради ответов. Версию Косовича я знаю и не могу упустить возможность узнать версию главы этой больницы.
Если он тут чем-то заправляет, а не марионетка.
Дорога к «кабинету для чая» была долгой. Дженнифер шла молча, изучая обстановку. Обычные окна, жалюзи, скамьи, кадки с фикусами. Все довольно прилично, даже условно стерильно, а нейтральные пастельные тона подбирались из типичной палитры «для больниц, что пациенты с ума не сходили от ярких триггер-цветов». Изредка она поглядывала на Арно, все еще пытаясь понять, какую игру он ведет… и ведет ли. Не просто же так тут появился? И не просто так – в компании одного из тех, что ходят в невзрачных костюмах, но имеют куда большую власть, чем все президенты стран этой планеты.
- Спасибо за приглашение, - коротко и вежливо бросила Джен прежде, чем сесть в предложенное кресло. Расслабленно откинувшись на спинку, она закинула ногу за ногу, игнорируя нервный взгляд Крамаша, направленный вовсе не в ее глаза.
Есть у эффектной внешности свои плюсы, но минусов всегда в избытке.
- Очень проницательно для главврача больницы, где люди таинственно исцеляются, - былая вежливость испарилась из голоса Уолтерс, которая даже хищно улыбнулась, сцепив пальцы рук на колене. – А еще как удачно совпало, что сразу после обращения ко мне местный активист внезапно оказался сердечником… когда у меня есть его медкарта и он был абсолютно здоров. Еще интереснее то, что с моим прибытием к вам в больницу прибыл еще человек из-за границы… и кое-что, причастный к правительству. Итак, доктор.
Она сделала такой мягкий, но колкий акцент на звании. Регалии, регалии, а что останется, если их отнять?
Сладкая улыбка, адресованная словно бы обоим мужчинам в кабинете.
- Что мешает мне связаться с Мстителями и проверить вашу уютную больницу с недавно отстроенным крылом, где мы находимся? Неужели вы хотите убедить меня, что вы ничего не знаете о происходящем у себя под носом?

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+2

15

Арно начинал всерьез опасаться за здоровье медсестры. И за безопасность больницы.
Поведение и слова Дженнифер Уолтерс явно контрастировали с ее опасным, маниакальным, шизофреническим взглядом.
Арно просчитывал в голове все известные ему диагнозы, которые могли бы дать такое расстройство. Вероятно, причиной был нервный срыв. Хотя, причиной или катализатором?
В голове вертелись мысли, которые путались быстрее, чем успевали додуматься до конца. По самому краю памяти метались сотни прочитанных книг по психологии и психиатрии, которые в этот момент словно летали вокруг его головы как птички в глупых детских мультиках во время обморока персонажа, но бились об стеклянный купол и не могли достичь разума.
Упорно ничего не вспоминалось, а все инструкции по поведению с людьми, находящимися в состоянии аффекта, заменились полным ступором.
Арно почему-то захотелось поступить как в разных просмотренных фильмах, в частности старых - положить руку Джен на плечо, чтобы успокоить. Обычно в различного рода мелодрамах это служило жестом поддержки, иногда успокаивало. Но он нервно отдернул кисть сразу, как только инстинктивно потянулся. Мало ли, вдруг это только станет для Халка еще большим триггером. А ведь в тех же самых фильмах женщины после такого обычно начинали рыдать только громче, наигранно падая на ближайший диван. А именно в этом коридоре диванов не было. 
Милош пытался о чем-то шепотом заговорить с Арно, пока Дженнифер отвлеклась на “откусывание головы” смутившейся медсестре. Арно его слушал, но не слышал, и потому совершенно игнорировал.
Он пропустил Джен вперед и пошел чуть сзади, опустив взгляд в пол и сунув руки в карманы классических брюк со стрелками, хотя такой привычки ранее не имел.
И почему-то Арно ловил себя на мысли, что ему совершенно не хочется разбираться со всей этой историей с экстремисом.
Гораздо проще ведь написать программу-алгоритм и вычислить с помощью нее и взлома систем наблюдения все здания, которые могут технически подойти для обеспечения производства сыворотки.
Взорвать их к чертовой матери вместе с учеными. И с правительством. В первую очередь с надоедливым Милошем, который все пытается что-то там зудеть над ухом.
А потом - улететь.
Главное, подставить кого-нибудь, чтобы отвести от себя подозрения. В той же “заклятой соседке” Латверии сейчас полно полу-террористических организаций на фоне кризиса власти.
Тогда точно никакой сыворотки в Симкарии в ближайшее время произведено не будет. Можно не опасаться.
Ни скрип открывшейся двери, ни приветствие главврача не вывели Арно из этого погружения куда-то в самое нутро клубка мыслей.
Зато вывел голос Джен, когда последний рубеж восприятия затрезвонил тревожной красной кнопкой, оповещая, что говорят, вообще-то, о нем.
-... Еще интереснее то, что с моим прибытием к вам в больницу прибыл еще человек из-за границы… и кое-что, причастный к правительству. Итак, доктор.
Стоп, что?
Почему он вообще думал о таких странных вещах как массовое уничтожение невинных людей, когда надо было всего лишь помочь Тони и взорвать только причастных к созданию экстремиса? В смысле, лаборатории с экстремисом. Точнее, сам экстремис. Или надо было просто изъять экстремис? Почему вообще ему хочется что-то взрывать, это же непродуктивно и неэкономично.
Арно устало потер глаза, как будто хотел спать, хотя почти не нуждался во сне.
Что с ним такое? Что с его концентрацией? Его отравили? Надо будет сделать анализ крови немного позже. Это странно. Не похоже на действие известных ядов. Нет ни болей, ни головокружения, только рассеянное внимание.
Толстый врач смотрел на Женщину-Халка так, как на женщин смотреть совсем не вежливо. Арно не стал так смотреть, смотреть взглядом невоспитанного шовиниста. Он уставился в пол, и постарался включиться в беседу. Пока что просто анализируя детали диалога.

Крамаш сначала раскраснелся с первых же слов Джен. По темпераменту он явно был холериком, более того, холериком, истово верующим в то, что то, что он делает - правильно. Но ему хватило ума и самоконтроля не перебивать Джен, так что к концу он все же не без усилий взял себя в руки и ответил уже спокойно и с оттенком отрешенности. По крайней мере начал он именно так:
- Не надо меня пугать вашими адвокатскими штучками, Мисс Уолтерс. Я работаю в этой больнице больше 35 лет, и начинал еще с подработки санитаром. Я люблю эту больницу и свою работу. Вы судите со своей позиции. А попробуйте-ка посудить с моей. Случаи исцелений поначалу были редкими. Как и случаи обратного попадания в больницы. Не обо всех сразу становилось известно. Не все сразу связывали друг с другом. Да, показатели росли, но довольно медленно, взрывной эффект начался не сразу. Вы бы на моем месте главы больницы не связали бы это поначалу с ростом профессионализма, не порадовались бы? Про активиста смешно слушать, честное слово. Если вы летели в Думштадт в гости к другому Доктору, то ошиблись аэропортом. У нас в Симкарии не травят членов оппозиции. И не вешают. И не расстреливают. И не отправляют в концлагеря. Зато проводят срочные операции на сердце, если они в этом нуждаются. Что же касается Мстителей - да вызывайте кого хотите. Хоть Тони Старка, хоть вашего кузена, хоть Капитана Роджерса с того света доставайте - я никого не боюсь, потому что мне нечего скрывать. Я честно работаю на благо своей страны, а если я что и нарушал - то по мелочи, в интересах этой больницы и никогда, слышите, никогда ничего не делал в ущерб своим пациентам! - последние слова Крамаш проговорил с такой яростной уверенностью в голосе, что от избытка чувств даже ударил кулаком по столу, снова раскрасневшись. Сравнить его гнев на сомнения Джен в его честности можно было разве что с оскорбленностью целомудренной девы, которую обвинили в проституции.
- Мистер Крамаш, держите себя в руках! - одернул его Милош.
Арно пока что промолчал и лишь оглянулся на Джен. Он сидел без движений и без эмоций на лице, но был готов призвать доспех в любую секунду, если понадобится. Жаль, что у его доспеха, в отличии от доспехов Тони, нет  модификации “Халкбастер” - Арно имел все основания полагать, что поминать сейчас Стивена Роджерса рядом с Халками могло быть чревато.

+1

16

Подло. Мерзко. Очень больно.
Упоминание Стива явно должно было резануть по больному, и если этого Крамаш добивался… что же, ему удалось.
Как ты, мразь такая, посмел?!
На лице Дженнифер на мгновение отразилось что-то, похожее на боль. Всего секунда, на которую она отпустила вожжи самоконтроля, потому что… слишком много эмоций, воспоминаний и тоски по другу. По кумиру.
Это был не первый раз, когда ее пытались достать так. Крамаш считал ее недалекой сучкой, выскочившей из пучины демократического либерализма и знать не знавшей, что такое «сделать себя своими руками».
А еще рядом был Арно, который странным образом отмалчивался. Возможно, оценивал риски. Это означало лишь одно: она до ужаса напугала вообще всех мужчин в радиусе трех миль.
Не то, чтобы это было в первый раз.
Этот Старк хотя бы не напускал на нее армию дронов в попытке избежать встречи.
Она положила руки на колено, показательно сцепив пальцы в «замок». Почти означало, что она не собирается ничего – и никого – ломать.
- К счастью, доктор, я нахожусь на своем месте, а вы – на своем, - жестко ответила Дженнифер, вежливо не добавляя нецензурных слов. – С моего места довольно занятно слышать о том, какая у вас замечательная страна, ведь я прекрасно знаю, что почти половина ВВП состоит из продажи услуг наемных организаций, которые во всем мире принято называть «террористами» или «преступниками». Вы можете сколько угодно пытаться переключать мое внимание на Дума, но в отличие от вас, он не управляет больницей. Отвечайте за себя и своих людей, доктор, а не за всю страну, потому что поверьте – у меня на каждого найдется управа. А после вашей тирады я начинаю сомневаться, что мне надо симпатизировать симкарцам. С таким подходом к дипломатии странно, как вы смогли получить свое место. Все дело в мелочах – там взятка, тут подмазать, так? Или считаете, если я – американка и, к тому же, женщина, вы можете делать все, что захотите, и я ничего вам не сделаю?
Крамаш хотел что-то ответить, но тут из-за спины Джен Милош сделал какой-то жест. Видимо, похожий на «заткнись, пока все не стало хуже».
- Госпожа Уолтерс, вы же понимаете, что это звучит как угроза? – подал голос Милош, маячивший где-то на заднем плане. – Вся эта ситуация выглядит весьма… не очень, а ваши заявления…
- Ситуация выглядит как укрывательство международной террористической организации, изготавливающей потенциально опасное биологическое оружие, которое уже нанесло достаточно ущерба мировому сообществу, включая Соединенные Штаты, - четко и на одном дыхании проговорила Дженнифер, склонив голову в сторону Милоша. – Если вы не поняли, господа, поясню очевидное: я здесь не для того, чтобы устроить вам проблемы и закрыть больницу. Я здесь для того, чтобы помочь людям – и вам в том числе, если вы не причастны. А пока все, что я вижу, не вызывает доверия и желание помочь вам.
- Вы собираетесь помочь? – Крамаш фыркнул с таким пренебрежением, что Дженнифер едва не скрипнула зубами. – Все, что вы делаете – тратите наше время, пугаете персонал и отвлекаете людей от работы! А еще угрожаете! Столько угроз я в жизни не получал, сколько от вас и всего за один день.
- Мистер Крамаш… - красноречиво кашлянул Милош. – Выбирайте слова, вы главврач, а не санитар.
- Он прав, - вдруг сказала Джен, протяжно вздохнув.
Похоже, это заявление лишило дара речи всех мужчин в комнате. Теперь у Арно появились молчаливые друзья, юху!
- Мы все начали не с той ноты, - не теряя делового тона и стараясь не упустить момент, женщина смахнула волосы с плеча. – Если вы, мистер Крамаш, говорите правду, то мы можем прийти к соглашению. Вы дадите информацию о пациентах, что прошли через симкарские горки «болен-здоров», а также карты врачей. Мы с мистером Старком проведем независимое расследование и, если вы не будете мешать, оставим его в тайне от мировой общественности. Мистер Милош, к вам это тоже относится.
Милош задумчиво молчал. Крамаш тоже, но его лицо с огромным транспарантом «как же мне это не нравится» было хотя бы видно. Дженнифер посмотрела на Арно – на него хоть приятно было смотреть.
- Что скажете, мистер Старк? – в ее обманчиво мягкой улыбке было очень много от предвкушения сложнейшего дела. – Поможете избежать международного скандала с биологическим оружием бедной соседке Латверии?

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

0

17

Арно хотел было ответить Джен, выразив свое согласие, но не успел даже вставить слово в последовавшие объяснения главного врача.
- Мисс Уолтерс, - медленно, словно успокаивая самого себя, начал Крамаш, потерев переносицу, - Именно это я и предлагал вам всего минуту назад, до Вашей тирады. Это не было сарказмом - это было прямое предложение. Повторюсь, мне скрывать нечего. Если Вы, или Мстители, или как там его… Хоть этот ваш ЩИТ найдет источник этих таинственной карусели выздоровлений-заболеваний - я буду только рад. Клятва врача для меня не пустой звук. Я готов дать вам доступ к кар…
- НЕТ! - внезапно рявкнул Милош, который ровно до этого момента заискивал перед гостями.
И это было единственное слово, которое из дальнейшего диалога скорее всего смогли бы разобрать, что Джен, что Арно.
Некоторое время Милош Петрич перекидывался с Доктором Крамашем репликами, тон которых становился все более и более повышенным. К сожалению, говорил он с доктором на симкарском языке.
Арно немедленно незаметным и быстрым жестом активировал на особых “часах” программу записи и распознавания речи, однако поскольку в данный момент он был не в броне, а также не озаботился никаким устройством вроде мини-динамика в ухе, прослушать разговор с переводом в режиме реального времени, к сожалению, было невозможно. Вчитываться же в надписи на дисплее было бы слишком заметно.
По факту времени прошло совсем немного, чтобы Арно или Джен успели вмешаться в короткий спор симкарцев и напомнить о приличиях, но диалог резко был прерван Милошем, который обратился к Джен:
- Мисс Уолтерс. От лица правительства Симкарии я прошу… Нет, я требую, чтобы Вы немедленно отозвали Вашу просьбу и покинули территорию этой больницы. Вы находитесь не на территории Соединенных Штатов, и врачебная тайна для Правительства Симкарии не пустой звук. Доктор Крамаш, кажется, с этим будет несогласен, так что вопрос его нахождения на этой должности будет рассмотрен в Министерстве Здравоохранения.
Крамаш буравил мужчину тяжелым взглядом, краснея все больше. Сейчас это уже были последствия поднимающегося на нервной почве давления, потому что прежде, чем заговорить, доктор достал из стола какую-то таблетку, налил воды из графина в свой стакан и запил ее. Он нахмурил брови, и, стараясь держаться в рамках приличий и не срываться на ругань снова, спросил уже на английском:
- Вы серьезно считаете, Мистер Петрич, что Мстителям будет так интересно узнать и обнародовать сведения о том, что мистер Карнашевски страдает энурезом, а мисс Лакатош из-за неопытности и страха перед религиозными родителями попала сюда после криминального аборта? - в голосе Крамаша послышались нотки нервной усмешки, - Не сомневаюсь, что у Капит… - Крамаш сбился на полуслове, - Тони Старка и короля Т’Чаллы нет других дел, кроме как запоем читать эти бесценные сведения.
- Замолчите! - рявкнул Милош, - Не сомневайтесь, мы рассмотрим Ваши заявления на ближайшей комиссии по этике. Для врача подобные речи недопустимы.
Проанализировав все услышанное Арно неожиданно подал голос, сфокусировав взгляд где-то в районе, видимо, очень интересной фарфоровой статуэтки балерины, стоявшей на столе у главного врача.
- Милош, Вы сами просили помочь Вам с расследованием, когда мы ехали сюда. А сейчас Вы резко поменяли свое мнение. С какой точки зрения на это не посмотреть - это выглядит странно.
- Арно, я даже и предположить не мог, что здесь будет зеленокожая американка, которая решит сунуть нос в медкарты пациентов!
- А если бы сунуть в них нос решил бы я? Белый американец?
Милош хотел что-то ответить, но... неожиданно улыбнулся. Как-то так могло бы улыбнуться животное, которое хоть и загнали в угол, но оно все еще оставалось саблезубым и очень опасным.
- Я предполагал, что Вы сможете сделать что-нибудь с помощью ваших Старковских технологий. Не нарушая права больных, как собирается это сделать мисс Уолтерс, которая по недоразумению называет себя адвокатом, - Милош смерил Джен взглядом, - Жаль, что я ошибся. Доктор Крамаш, я запрещаю Вам предоставлять сведения о больных этим американцам.
Крамаш, уже смирившийся со своей будущей участью, которая при самом удачном стечении обстоятельств предполагала увольнение, совсем невесело усмехнулся, походя сейчас на старого и грозного медведя.
- Мистер Петрич, вы всего лишь глава пресс-службы. Вы не в праве мне что-то запрещать. У нас есть серьезная угроза распространения заболевания. Я имею право предоставить информацию компетентным органам и не только в таких условиях.
- Симкарсим органам, - подчеркнул Милош. Он окинул комнату взглядом, - Что ж. Я понял. В Министерстве сию минуту узнают о происходящем здесь. Не удивляйтесь, господа, если через пару часов Вас депортируют из страны. Впрочем, американцы привыкли вести себя как хозяева мира.
Милош встал, застегнул пиджак и повернувшись на каблуках направился прочь из кабинета, на ходу доставая телефон.
Слишком резко. Молниеносно. Слишком много эмоций.
Арно не привык действовать так быстро.
Своими вопросами он поставил Милоша в патовую ситуацию для обоих. Конечно, его бывший собеседник мог бы назвать те причины, по которым он обратился к Арно и совсем не хотел обращаться к Джен. Арно Старк гарантировал конфиденциальность, а вот Дженнифер Уолтерс могла вынести на суд общественности не только все, что обнаружится в течение этого расследования, но и множество других подковерных интриг, которые вскроются в процессе. И которые совершенно не интересовали Арно.
Скажи Милош это прямо - это могло бы посеять желанное мистером Петричем зерно вражды между Арно и Джен.
Однако, это стало бы признанием на глазах у адвоката мирового уровня и члена Мстителей, что Симкарии есть что скрывать. Что-то очень серьезное. Может быть, и не экстремис, но что-то, до чего можно было бы докопаться в процессе расследования этой эпидемии.
Благодаря нынешним действиям Милоша это осталось все также очевидно, однако, если правительственные силы его послушают, то времени на расследование у Арно и Джен останется еще меньше.
Как бы ни закончилось это расследование, за Симкарией необходимо будет продолжить наблюдение.
Арно посмотрел вслед уходящему Милошу, который уже что-то набирал на телефоне.
Можно ведь выбить телефон у него из рук, аккуратно обездвижить его и привести в бесчувственное состояние. Это поможет выиграть несколько часов.
Но это окончательно сделает их с Джен преступниками в глазах правительства Симкарии.
Арно все же предпочитал не обрывать полностью возможные контакты.
- Да, Дженнифер. Я помогу Вам в расследовании. Кажется, правительство Симкарии не состоянии трезво оценить приоритет угроз.

+1

18

Окей, они с Крамашем и правда дали джазу. Вот она, сила экстраверта и Халка, тот еще коктейль Молотова!
Джен выдохнула, ведь все-таки смогла перевести ситуацию к какому-то более-менее конструктиву, несмотря на веселенькое начало. Даже почти была готова забыть про гадкие и обидные слова, а еще про позицию исключительного сексизма, но тут в дело вступила политика.
В смысле «нет»?!
Милош, который возопел, начал что-то выговаривать Крамашу, но уже на симкарском. Лицо у Арно было, похоже, отражением лица самой Уолтерс, которая ничерта из происходящего уже не понимала. Это что же, симкарским властям было важнее сохранить внутренние данные, нежели спасти людей? Надо же, а она думала, что так поступают власти всего-то лишь всех стран планеты Земля. Еще ни разу не случалось такого, что шли на открытое и полноценное сотрудничество, всегда была какая-то подстава подстав.
И эти люди еще что-то на Латверию наговаривали.
Когда парни наконец наговорились на своем родном, Милош снова заговорил на английском. Но то, что он говорил, решительно не нравилось Дженнифер. Посыпались очередные отмазки про врачебную тайну, про угрозу карьере Крамаша и вот это все остальное, что должно было намекнуть – с ней тут не шутки шутят, а говорят вполне серьезно.
На один коротенький миг ей захотелось спросить «а если я останусь, что вы сделаете?». Ведь серьезно, они ничего не могли ей сделать. Заставить ее уйти силой – ой, не шутите Женевскую Конвенцию по правам человека. Еще никто не смог заставить Халка уйти, если он этого не хочет.
Милош, похоже, не понимал, что она вполне может сейчас встать в позу. Но неожиданно в дело вмешался Крамаш, который уже изложил некоторые факты о врачах. Джен почти ему зааплодировала, но пока что держалась неуверенно шаткой позиции молчаливой зеленой статуи. А там и Арно подключился, который, похоже, все это время анализировал происходящее со своей старковской колокольни.
- Вы можете попробовать, - очень спокойно ответила она на слова о депортации. – А пока вы будете заняты утаиванием секретов, которые никому не нужны, люди будут умирать. Симкарские жители, мистер Петрич. И эти жизни будут на вашей совести. Хорошего вам дня.
Сейчас вопрос предания огласке широкой общественности всего происходящего в Симкарии волновало Дженнифер в последнюю очередь. Может, будь она в ином расположении духа, не переживай так из-за произошедшего в Осаке, то смогла бы более здраво оценить ситуацию. Более… по-дженуолтеровски. Но внутри бурлила гамма-кровь, требовавшая действия, а не раздумий. Поэтому она даже не задумалась про очередные подозрения в сторону Старка. Как ни странно, он уже выглядел для нее куда большим союзником, чем кто-либо в этой комнате.
Может, чуть-чуть Крамаш, но это надо было проверить.
- Рада, что мы одного мнения, мистер красавчик, - обворожительно улыбнувшись, Джен резко встала и положила ладони на стол главврач. – А вы, мистер Крамаш… Спасибо вам. Извините за мою дерзость и все остальное, но если вы сейчас быстро меня простите и покажете карты врачей, а также данные тех пациентов, что пострадали от чудесного лечения, мы с мистером Старком постараемся разобраться в ситуации.
Похоже, Крамашу уже не было чего терять. Кроме своего достоинства, но, кажется, извинения Дженнифер он принял как прогиб, и потому вполне себе сдержанно заулыбался.
- А, что мне уже терять. Вам в каком виде, милочка, бумажном или…?
- Арно, - оттолкнувшись от стола, Джен покосилась на «напарника», - можете скачать данные? Рассмотрим их в более спокойной обстановке. А напоследок я бы хотела посетить Косовича. Надеюсь, он не в том списке.
Напряженно выдохнув, Уолтерс посмотрела на Арно пару мгновений. Разделяться было таким себе решением, но, если время поджимало… а поджимало ли? Или это она так хотела перейти от разговоров к действию, поиску виновных и ломанию ими стен, что была готова срываться и бежать?
Держи себя в руках.
- Я в палату к Лазару, встречаемся на парковке через десять минут. Успехов, Старк.
Ей надо было убедиться, что с активистом, из-за которого она и прикатила сюда, все-таки жив, что ему все-таки не угрожает опасность. По крайней мере, сейчас. А еще – после ее действий и всего того, что было дальше. Можно было остановиться и задуматься на секунду, что Старк ничего не сделает, что просто махнет рукой и отправится вслед за Милошем… но вот ему и будет проверочка на вшивость. Она же всегда может позвонить тому-самому-Старку и вытащить его хоть с того света, чтобы разобрался со своими внезапными родственниками. Или ответил за них.
В общем, Дженнифер нужно было на ком-то сорваться, но она пока держалась. Ключевое – «пока».
За дверью Милоша уже не оказалось: ускакал гадить героям издалека. Очень по-злодейски, конечно. С ним она потом разберется, не оставит без внимания все его нелестные слова и «отказ от сотрудничества». Планировку она запомнила, потому без эксцессов добралась до первого этажа и нашла там ту самую медсестру, что была мила, открыта и немного бестактна.
- Вы уже закончили? – со всей незамутненностью улыбнулась девушка, отложив какие-то бумаги. – Вам с чем-то помочь? Еще кофе?
- Спасибо, одного хватило, - Джен ответила натянутой улыбкой. – Все-таки решила проведать Лазара Косовича. Хотя бы «привет» ему сказать, а то летела к нему с другого континента и даже не поздоровалась.
- Да-да, конечно! – медсестра словно обрадовалась такой «человеческой» отговорке, собрала бумаги и сложила в папку. – Идемте, сейчас все равно пересменка.
Очередной длинный коридор, очередные одинаковые двери. Все было выстроено по европейскому образцу, а потому на стенах никаких ячеек для медицинских карт. Это слегка расстроило Джен, что надеялась выведать хоть небольшую информацию про Лазара.
А вдруг…
- Слушайте, - включив милый тон, улыбнулась Джен, - а вы листали какие-то бумаги, когда хотели меня первый раз отвести к Косовичу… они у вас? Я бы хотела взглянуть.
- Да, они тут, - вытянув листок из папки, протянула. – Доктор Крамаш говорил, что вас может заинтересовать выписка из его медкарты.
Ну ой, а Крамаш оказался не таким козлом.
Уолтерс быстро пробежалась по сухим медицинским словам. Ага, у него и правда не было никаких заболеваний, но сердечный приступ все равно диагностировали. «Невыясненные причины», как мило. В анализах коротко указано наличие каких-то веществ, которые толком исследовать не удалось. Дженнифер запомнила формулу, чтобы потом поискать или спросить у напарника. Все Старки это как гугл, только лучше.
Медсестра провела ее в интенсивную терапию, указала на палату.
- Здесь мистер Косович. Прошу, недолго, он еще приходит в себя после операции.
- Спасибо большое, - с улыбкой вернув выписку из карты, Джен зашла в палату.
Лазар выглядел как выглядит любой человек после утомительной и долгой операции: осунувшимся, дремлющим, уставшим. Но при виде Дженнифер он открыл глаза и даже как-то оживленно вздохнул.
- О, мисс Уолтерс! Вы… приехали! Я и не… надеялся.
Почему-то немного сжалось сердце. Никто не надеется, что им кто-то поможет, но вот она – здесь. В Симкарии, уже успела поцапаться с представителями властей, поругаться с главврачом и подцепить в напарники секретного брата Старка. Если у нее также успешно сложится с нахождением виновника местных проблем, она сама себе подарит медаль.
- Здравствуйте, мистер Косович, - она подошла ближе, взяла стул и присела на него. – Я получила ваше письмо и все остальные документы, что вам удалось раздобыть. Рада бы поболотать, но у меня мало времени – похоже, власти не хотят, чтобы я влезала во все это.
На лице Лазара отразилось и понимание, и разочарование. Не Джен – происходящим.
- Вы ведь… видели мою карту… я здоров. Был здоров. Как бык. Но вчера…
Лазар поведал ей о приходе человека, который представился журналистом местной оппозиционной газеты. Он вроде как собирал информацию о слухах по поводу таинственного исцеления и не менее таинственного калечения людей. Они поговорили, выпили чаю. Через полчаса после его ухода Лазару резко стало плохо. Супруга вызвала «скорую» и его отвезли в эту больницу.
- Вы запомнили этого человека? – уточнила Джен, неосознанно сжимая свое запястье другой рукой. – Видели его в больнице?
Лазар слабо покачал головой.
- Если он тут, то… не показывался мне. Или решил, что я… не помешаю. Мисс Уолтерс?
- Да?
- Будьте… осторожны. Вы… не обязаны…
Джен поджала губы, поднялась со стула.
- Нет, Лазар, обязана. Все это плохо выглядит, а я не люблю, когда люди страдают. Выздоравливайте, я постараюсь разобраться во всем.
Медсестра провела ее назад в холл, а там Дженнифер уже вышла на улицу.
Вышла и тяжело выдохнула.
Подначивало начать разнос больницы с того красивого новенького крыла. Может, попутно можно было задеть автомобиль Милоша, если он здесь. Самого Милоша тоже можно было прижать к стенке и заставить говорить.
Но пока у нее было мало данных. Кто-то и правда мог экспериментировать на пациентах, а когда кто-то совал в это любопытный нос, его затыкали. Совпадение ли, что Лазар после посещения «журналиста» отправился на операционный стол? Ой вряд ли.
Надо было дождаться Арно и поговорить обо всем этом. Для начала еще разок обсудив все условия сотрудничества, ведь это с Тони Старком она могла без протокола говорить обо всем, что крутилось в мыслях, а с этим… похоже, так не выйдет.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+1

19

— Вы можете попробовать. А пока вы будете заняты утаиванием секретов, которые никому не нужны, люди будут умирать. Симкарские жители, мистер Петрич. И эти жизни будут на вашей совести. Хорошего вам дня.
Лицо Милоша перекосило. Это было видно невооруженным взглядом. Он терял терпение. Он уже устал нянчиться с приехавшим аутичным сынком Старков, а теперь еще и эта зеленая угроза. Интересно, где вообще известный братишка столько лет держал этого Арно? Сложенным в багажнике? Это вообще человек? Или знаменитого Тони Старка покусал Доктор Дум, и теперь знаменитый “гений, миллиардер, хрен-пойми-кто” начал делать себе Старкботов?
Звучало вполне логично. Ведь было одно обстоятельство, которое заставляло так думать.
Не стоило этого говорить, но Милош уже начал и остановить себя не мог.
Он развернулся к Джен и, брызгая слюной, выдавил из себя напоследок, вложив в свои слова весь яд, который скопился у него на языке за этот напряженный день:
- Люди? Умирать? Странно, что Вас это беспокоит, Уолтерс. Ведь Мстители, похоже, совсем забыли о своих обязанностях. И не делают ничего, чтобы спасать жизни людей. Что, вот что Вы сейчас делаете здесь, Уолтерс? Что Вы делаете здесь, когда Вам следовало бы ловить Дума, пока он не в Латверии, а шляется где-то, где его бронированную задницу не прикрывают трусость ООН и армия роботов! Вы должны убить его, но нет, вместо этого Вы что-то требуете от нас и смеете нас в чем-то обвинять! Все это заставляет думать что, и Мстителей поработил Дум, а его лакей-Старк лично выковал ему новый доспех. Тот, в котором он сейчас летает по миру.
Милош так осмелел, что чуть склонился к Джен, а его глаза загорелись блеском фанатика. Не приходилось сомневаться, что он верил в каждое слово, которое произнес:
- Но знайте, Уолтерс, Симкария никогда, слышите, никогда не прогнется и не отступит! Даже если мы останемся единственной свободной страной на Земле - мы сделаем все, чтобы освободить мир от Дума.
С этими словами Милош развернулся и буквально вылетел из госпиталя.

Арно сидел как громом пораженный. Накал эмоций в этой комнате за сегодня был для него слишком велик. Мало было одной Джен, так еще и главврач, а теперь и внешне спокойный и молчаливый Милош подлили масла в огонь.
Арно массировал виски, анализируя услышанное.
Все это напоминало какую-то коллективную истерию. При грамотной политике такого эффекта можно добиться, создать образ абсолютного врага, но это было что-то с чем-то. Даже Советский Союз во времена холодной войны американцами не воспринимался с таким фанатизмом, несмотря на всю мощь машины пропаганды.
И тут…
Красавчик? Джен назвала его красавчиком?
Как… Как это понимать? Это комплимент или сарказм? Она… Она была настроена явно негативно, ее эмоции кипели от гнева, так что это не могло быть сказано искренне. Если человек говорит комплименты раздраженным голосом - это сарказм.
Но разве он здесь уместен? Ведь Арно объективно был хорош собой. Взрослый ухоженный мужчина спортивного телосложения без видимых физических недостатков… Красота была субъективным понятием, но ведь он был достаточно привлекателен, чтобы его внешность не могла стать причиной для язвительной иронии…
Размышляя над всем этим Арно уже просто на автомате подпустил небольшого бота к компьютеру Крамаша, который теперь уже против обыкновенного побледнел от накатывавших постфактум волн эмоций.
- Вызовите медсестру, Мистер Крамаш. Ваше состояние здоровья не в лучшей форме сейчас, - посоветовал Арно, пока бот выкачивал из компьютера все нужные сведения, - Не переживайте, в моей технике достаточно мощный искусственный интеллект, чтобы отфильтровать нужную информацию от личной и совершенно лишней.
Крамаш нервном хмыкнул:
- Я сомневаюсь, мистер Старк, что вам нужны фотографии моих внуков. Впрочем, если вдруг нужны - любуйтесь, они настоящие ангелочки.
- Мне не нужны фотографии ваших внуков, - удивленно констатировал Арно, мысли которого путались все больше.
Зачем Крамаш все это сказал? Это был очередной сарказм? Но зачем сейчас? Арно же вроде бы  не давал никакого повода? Говорил вежливо, старался успокоить, проявил участие и заботу...
Скачав из его компьютера всю информацию, что заняло не более двух минут, Арно вышел вслед за Джен.
Что она сказала?
Что подождет его на парковке?
Она собирается куда-то поехать? У нее есть машина?
Арно справился об этом у охранника, который немного испуганно подтвердил его предположение, что “Миссис Халк из… ваз каминг… кэйм... он такси”.
Сюда Арно подвез Милош, на которого теперь уже надеяться не приходилось. Сам Арно мог передвигаться и с помощью костюма. Прилетел же он сюда вообще частным самолетом.
Но Джен… Наверное, придется вызвать машину.
Арно что-то быстро набрал на коммуникаторе, который в данный момент играл роль наручных часов.
Конечно, у него не та машина, чтобы возить приличных адвокатов… Ему редко доводилось на ней ездить. Арно купил ее исключительно для подчеркивания своего статуса, что было необходимо на некоторых деловых переговорах, но полностью пересобрал внутренности этого автомобиля в соответствии со своими представлениями об экологии и пользе. Для деловых поездок она совершенно не подходила, и было как-то неловко приглашать известного адвоката в такую… маленькую и слишком быструю машину, на которой полагалось возить хорошеньких, но глуповатых девушек в коктейльных платьях.
Куда Джен собиралась ехать?
Наверное, для деловой встречи надо найти место? Ресторан? Или… Можно позвать ее в свой номер. Или на борт самолета, где их точно никто не подслушает, и что может быть благосклонно воспринято правительством… Но это не будет ли это воспринято слишком… интимно?
Почему нет, впрочем?
Что значит, “почему нет”?
Нет, лучше просто заказать столик в ресторане.
Сейчас бы остаться секунд на 30 одному и успокоиться, очистить разум, погрузиться в то, что называли “медитацией”. Привести нервы в порядок.
Но почему-то совершенно не хотелось.
Это было глупо и иррационально, но мазохистично хотелось посмотреть на то, как пройдет общение с Джен дальше, как она удивит его в следующую секунду.
Арно никогда еще не испытывал столько эмоций за такое короткое время, не общался с людьми, которые выдавали столько живых и непредсказуемых реакцией. Он чувствовал себя тем маленьким мальчиком, запертом в железном саркофаге в секретной больнице в фонде имени своей матери, который смотрел великое множество фильмов и передач “про реальную жизнь”. И так мечтал вырваться из своей темницы и попасть туда, нырнуть прямо в этот яркий экран… Но годы шли, детские фантазии и мечты закончились, а он все оставался там.
Когда ему было уже 36 лет и все надежды умерли вместе с быстрой детской обучаемостью, Тони достал его из больницы. Потом и из саркофага. Потом из секретности. Потом Арно сам достал себя из оков умирающего тела.
Но Арно словно все еще не хватало сил и смелости перешагнуть эту незримую грань и шагнуть в “телеэкран”. Кажется, то, что люди называли душой, все еще было заперто в больничной палате. Оно не поспевало за исцеленным телом.
Но вот сейчас, кажется, душа Арно потихоньку высовывала носик за пределы той больницы, за пределы фонда. В реальный мир... Или же в тот самый телеэкран.
Это пугало гораздо сильнее, чем вся мощь колец Мандарина.

Когда Джен вышла из больницы от Лазара, на парковке ее ждал Арно, который изучал данные из медкарт через голограмму, которую проецировал его коммуникатор, прислонившись к Lamborghini Veneno Roadster. Это была невероятно редкая машина стоимостью в почти 5 миллионов долларов. Как и ее "родственницы" она была выполнена в цвете серый металлик, но у этого конкретного автомобиля все тонкие декоративные полосы других оттенков были желтыми, вместо красных, белых и зеленых, как у других машин этой серии.
- Дженнифер… Вы, наверное, привыкли к… более просторным машинам. Приношу извинения. Я заказал столик в ресторане в гостинице, где остановился. Кажется, это один из лучших ресторанов в этой стране, - Арно почти не менялся ни в лице, ни в эмоциях, но выглядел все-таки немного сбитым с толку. Все было одновременно привычным, но и шедшим в каком-то совсем новом направлении, -  И я запустил программу предварительной сверки всех данных из медкарт. Минут через 15 у меня будет полный анализ всех сомнительных случаев, все имена и фамилии, а также узкий круг врачей и сотрудников, которые так или иначе со всеми ними взаимодействовали.

+1

20

Из огня эмоциональных горочек и политических интрижечек да в полымя удивлений понтов «не того Старка» и его обходительности, которые выглядели слегка кринжовенько.
Серьезно, он извиняется за авто, которое стоит как две Симкарии с парой танков в придачу?!
Дженнифер посмотрела на него с желанием спросить «ты издеваешься?», но увидела в его лице не издевку, а что-то среднее между искренностью и рассеянностью. Или растерянностью. Потому выключила Халка, расправила плечи и смахнула волосы со щеки – ветер что-то разыгрался, а ее зеленая копна вечно любила похулиганить, добавляя любой ситуации мелодраматичный эффект.
Все звучало как «свидание с продолжением», и если бы она была чуточку в себе, а не разозленная всем этим «симкарским радушием», могла бы все взвесить, обдумать и принять взвешенное решение.
Но что мы говорим разумным решениям? Не сегодня!
- Отличная машина. Это я должна извиняться, что без вечернего платья или хотя бы кожаных лосин в стиле Форсаж, - Дженнифер подошла к авто и провела рукой по крыше. – Похоже, не одна я оценила красоту этой малышки.
Она с усмешкой легко кивнула в сторону небольшой, но активной толпы посетителей и работников больницы, которых впечатлил Ламборджини. Некоторые снимали на телефон, а особо смелые уже делали видео, не стесняясь захватывать в кадр и Шалки.
- Запрыгивай, красавчик, не будем давать поводы для сплетен.
Подмигнув Арно, Джен села в машину и как можно скорее закрыла дверь. Ей не очень прельщало общение с внезапно заинтересованными симкарцами. Или отвечать на вопросы о том, а не с этим ли «мистером красавчиком» она решила отдохнуть на симкарских харчах. И вообще…
Ей надо было пространство. Чуть больше, чем могла дать вся такая стильная тачка Старка, явно проапгрейдженная до уровня этих техноманьяков, но что имеем.
Закусив нижнюю губу, сначала она смотрела в окно, не двигаясь и ничего не говоря. До нее начало доходить, что вообще произошло, и это она пыталась переварить. В чем-то Милош был прав – Мстители забыли о том, для чего они. Она сама уже забыла. Разгребаясь в проблемах космических и планетарных масштабах, совсем упускала из вида маленькие трагедии обычных людей. А теперь, когда наконец решила «развеяться»… Черт, она ведь занялась этим не потому, что симкарцам нужна помощь, а потому что посчитала это «простым делом». Это когда для нее такие трагедии стали считаться «делом на развеяться»?
Ей вдруг от самой себя стало тошно.
Шумно втянув воздух, она поежилась, принялась поправлять волосы.
- Прости, задумалась, - на случай, если Арно что-то у нее спрашивал или говорил, виновато улыбнулась. – Что-то меня так разозлил этот пресс-секретарь, ужасно, и как таких берут в пиарщики.
Она почти спросила «а куда мы там едем», но решила не скатываться до уровня легкомысленной дурочки, которая ничего не запоминает. Просто ей было… не до этого. Джен все пыталась привести мысли в порядок, но вместо этого смотрела в окно и думала, что в таком ее состоянии в принципе нельзя было никуда улетать из Нью-Йорка. В прошлый раз, когда ее так крыло, все закончилось… не очень хорошо.
Черт.
- Скажи мне вот что, мистер Старк, - наконец настроившись на разговор, Дженнифер покосилась на Арно, - но я скажу для протокола или записи, ведь вы, Старки, те еще параноики и наверняка ты это записываешь. Так вот, сделаем вид, что мы уже подписали с тобой договор о том, что я твой адвокат и все, что мы тут обсуждаем, конфиденциально. Мне интересно, зачем Милош позвал тебя? Урегулировать все тихо, без огласки?
А потом у нее вырвался вопрос, который она и не задала бы, скажем, неделю назад.
- И в каком подвале тебя держал Тони? Вообще-то я слышала о тебе, но не думала, что ты… такой.
Какой именно «такой» она и не могла толком сказать. Вот такой Старк, но не Старк, хотя кое-что общее в харизме и поведении у них было. Только вот Тони был таким прощелыгой, что привык ко вниманию и балансированию в любой ситуации на кончике лезвия, а вот Арно будто выпустили из стеклянной банки, попутно сказав, что все в этом мире очень страшное и потому трогать нельзя, только смотреть.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+1

21

Люди снимали машину, самого Арно, Джен.
В общем-то Арно было все равно, хотя лишнее внимание могло навредить тем его делам, которым лучше было оставаться в тени. Хотя с точки зрения закона все равно было практически не подкопаться, но… Да и в любом случае, если ему будет надо - это видео быстро исчезнут из сети.
Он сел в машину вслед за Джен и направил ее в сторону столичного отеля.
Джен молчала и смотрела в окно.
Программа мирно проводила свои расчеты.
Арно не сказал об этом Джен, но помимо расчетов, программа также отслеживала и появление упомянутых людей в открытых социальных сетях, статусы, фотографии. Соотносила все это с указанными сведениями и психологическими портретами, подбирая кандидатуры с мотивацией и возможностями для осуществления подобных экспериментов. Если это были эксперименты.
Арно параллельно запустил другую программу, которая сопоставляла все анализы и проявившиеся симптомы пациентов с сывороткой экстремиса. Это займет больше времени. Не все данные здесь есть, не все нужные анализы делались в этой больнице всем пациентам. Но нужно было надеяться на лучшее.
Арно вел машину сам, хотя мог бы просто откинуться назад и автомобиль сам бы поехал на автопилоте, на ходу загружая данные о симкарских правилах дорожного движения, следуя им и оптимизируя маршрут.
Его беспокоило это сказанное слово “красавчик”.
Если бы она употребила его один раз - это точно был бы сарказм. Но уже дважды… Можно ли воспринимать это как флирт или еще рано делать выводы? Но разве он давал поводы или какие-то намеки для флирта?
Сначала Дженнифер молчала, глядя в окно. Арно ехал с соблюдением местных правил даже на такой быстрой машине, так что у Джен была возможность насладиться видами. Зачем нарушать закон, если можно спокойно обойтись без этого?
Потом Джен повернулась и задала несколько вопросов.
Арно помолчал несколько секунд, взвешивая как лучше ответить. Стоит быть искренним и выложить всю правду? Но это может породить в ней ненужную в деловых отношения жалость.
Нет, оптимальным выходом будет ответить честно… но не рассказывать сразу все.
Вопреки порядку, с которым вопросы были заданы, Арно почему-то решил начать с конца.
- Не в подвале, в больнице при Фонде имени Марии Старк. Я родился… смертельно больным ребенком и не мог выжить вне особых условий, которые создал Говард Старк. Наши родители не сообщили Тони обо мне и почти никогда не навещали меня. Тони узнал обо всем только три года назад, когда разбирал архив Говарда. К этому моменту наука шагнула далеко вперед относительно ее уровня на момент моего рождения, так что… Скажем так, сейчас я здоров. Во многом это заслуга Тони, хотя не на все сто процентов. Так что ему я обязан жизнью не меньше, чем родителям.
Пожалуй, рассказ о космическом девиантном роботе, расстрелявшем вместе с Говардом Старком целое казино, которым заведовали зеленые человечки в 80-х - это детали для знакомства более личного и для более серьезных отношений. Хотя бы потому, что звучало это как сюжет плохой пародийной комедии про инопланетян.
- Что касается Милоша… Да, именно так. Он рассчитывал на конфиденциальность. Я готов был ему ее дать, потому что приоритетная задача для меня - экстремис. Эта сыворотка в такой стране как Симкария - угроза жизням людей пострашнее любой эпидемии. Тем более, что Симкария уже была замечена Тони в исследованиях сыворотки. Как раз незадолго до того, как он нашел меня. В Симкарии есть тайная организация, вдохновленная легендами о Короле Артуре. Не знаю, как английский король был связан с Симкарией, но эти “рыцари круглого стола” считают своим священным долгом защищать мир от Доктора Дума. Как любые фанатики, они не способны рационально оценивать риски и соотносить количество жертв при вмешательстве и невмешательстве в дела другого суверенного государства.
- Арно, анализ данных завершен. Вывести на экран список имен и фамилий? - в машине раздался металлический, холодный и начисто лишенный эмоций голос искусственного интеллекта. Пол также невозможно было определить. Это казалось чем-то невообразимо далеким от “характерных” Джарвиса и Пятницы.
- Да, - ответил Арно.
Голограмма внутри машины вывела список из семи имен и фамилий с должностями и другими данными.
Санитары: Оскар Вёрёш, Адель Галь, Алесия Никулеску, Войслав Добрич
Сотрудник лаборатории: Мария Костовиц
Врачи-терапевты: Гизелла Фехер, Освальд Сомодь
При наведении пальца на расположение в пространстве имени, голограмма выводила личные дела из больницы, а также собранную информацию.
Во-первых, у каждого из этих семерых имелись тяжелые потери близких родственников или других значимых людей.
Оскар Вёрёш потерял своего любовника в автокатастрофе 5 лет назад.
Младшая дочь Адель Галь умерла от врожденного рака крови, не дожив до трех лет.
Жених Алесии Никулеску был сотрудником одной из наемных организаций Симкарии, погиб при исполнении контракта на Ближнем Востоке.
Отец Войслава Добрича был застрелен думботами 15 лет назад на границе Латверии - оказал вооруженное сопротивление при задержании за ввоз в страну контрабанды.
Мария Костовиц считала, что ее единственного сына постигла примерно та же участь, что и отца Войслава Добрича. На практике он был жив - бежал в Штаты едва достигнув совершеннолетия, так как страдал от домашнего насилия со стороны многочисленных сожителей Марии.
Молодого врача Гизеллу Фехер преследовала черная полоса врачебных неудач - три неправильно поставленных диагноза за последний год в критически важных случаях. Три потерянных пациента. Случаи действительно были сложными, и ошибиться мог и куда более опытный врач. Судя по многочисленным факторам страдала от тяжелой депрессии, но скрывала это от коллег, прекратила посещать психотерапевта.
Дочь Освальда Сомодя 19 лет назад была зарезана одноклассником, который не смог перенести отказа от отношений. Затем Освальд пережил тяжелый развод. Полгода назад женился во второй раз, в возрасте 65 лет. Новорожденный сын страдает от детского церебрального паралича в легкой форме.
Во-вторых, помимо этих печальных событий в жизни отобранных программой людей, примечательным было то, что ведомый каждым из них образ жизни не соответствовал ни официальной зарплате или подработкам, ни сфере занятости кого либо из родственников - они либо носили, либо хвастали в соцсетях дорогими вещами. Посещали слишком дорогие для их социального класса заведения, путешествовали. Владели недвижимостью или автомобилями, которые явно были не по карману среднему симкарцу.
В-третьих, в силу соответствия их образования и области работы, каждый из них технически мог получить доступ к огромному количеству пациентов и в теории произвести или хотя бы исследовать сыворотку - даже у этих четверых санитаров было химическое или медицинское образование, несмотря на низкооплачиваемую работу.

+1

22

Дженнифер почти сразу представила маленького мальчика, прикованного к больничной койке. День изо дня один и тот же вид из окна, один и тот же набор телепрограмм с нестареющими, но сменяющими ведущими, один и тот же набор на обед и ужин, то же непередаваемо гадкое шоколадное желе на завтрак.
Она не любила больницы: не доходило до крайности «ненависть», но и в топ-местах для проведения отпуска их не было. Почти всегда больницы означали или серьезные травмы, или смерть, или близость к ней. А ее так вообще пытались убить несколько раз, пока она лежала на каталке в чем мать родила…
Поэтому ей было в какой-то мере жаль Арно. Не той тщедушной жалостью, с которой кто угодно может сказать «бедненький какой», а жаль… потому что, похоже, он все еще был там, на больничной койке, привыкший к одному и тому же, выработавший распорядок всего в жизни и вокруг себя, чтобы не сойти с ума.
Почти как она в университете, в школе и вообще в жизни. Пока ее не подстрелили, и Брюс не спас ее от этой удушливой серости переливанием крови.
Но это было не то. У Арно – смертельное заболевание, а у нее всего-то серая жизнь серой мышки. Это вообще несравнимые категории. Их жизни из разных вселенных и реальностей, но почему-то она испытала в это мгновение куда больше понимания Арно, чем раньше.
Что ответить на такое? «Клево, что не помер»? «Отлично выглядишь для сорокалетнего отшельника»? «А спишь ты в больничной пижамке с голым задом»? Ох, такое бы оценил Дэдпул с его больным чувством юмора и диапазоном эмпатии иголки.
- Спасибо… за откровенность, - с легким смущением сказала она, повернув голову, чтобы посмотреть на Арно. – Правда. Обычно парни не говорят о таком. И рада, что тебе стало… лучше. Ненавижу больницы, в них как в склепе.
Ну и зачем? Черт, черт.
Закусив нижнюю губу, Джен решила тут же задать новый вопрос.
- И часто ты таким занимаешься, красавчик? Играешь серого кардинала для тех, кому это надо? Что-то вроде тайного канцлера, который и решит проблему, и прикроет неприглядную правду? Тогда понятно, почему Милош так взбеленился. Я-то так не привыкла. Точнее, не всегда. Не люблю тайны, из-за них чаще всего страдают люди, и чем больше тайн, тем больше жертв.
Та-ак, Дженнифер, вдох-выдох. То, что тебя попустило от нервов, эмоциональной встрясочки и ты почувствовала легкую эйфорию от озарения того, какой грустненький может быть Арно и как сильно ему надо помочь ощутить все прелести жизни, не должно завести режим болтушки на все триста процентов. Поэтому давай-ка ты остановишься немного, посмотришь в окно – там много интересного, не проносится мимо, ведь он едет так уверено, а какой у него профиль, а эта линия скул, ммм…
Алярм, алярм, внутренний голос сдался.
У нее перед глазами были данные о врачах, санитарах и других работниках больницы, что могли быть причастными к происходящему. Она рассеянно смотрела на данные, перелистывала – привыкшего к подобным ноухау Мстителя особо не удивишь, но Джен оценила удобство интерфейса и отзывчивости при прикосновении – и никак не могла заставить голову работать.
- Я знаю шутку про Камелот, но она очень пошлая, - вдруг сказала она с улыбкой, покосившись на Арно. – Круглый стол? Рыцари? Gosh, любят современники извращать британский фольклор. Отчасти я понимаю этих парней в их нелюбви Дума – он мне как-то сорвал суд, похитив моего подзащитного, но мы с ним разошлись… относительно мирно. Он тот еще эксцентричный эгоцентрист с жаждой мирового порядка, но что-то мне подсказывает, что у него сейчас кризис среднего возраста и переоценка ценностей. У мужчин в этот период может измениться вообще все, так что Думу очень вряд ли до маленькой и гордой Симкарии.
Джен, ты его заболтаешь.
Может, мне нравится, как внимательно он слушает?
Лучше посмотри на его нос.
Ты должен меня отговаривать!
Не можешь бороться – возглавь.
- Не могу думать, - вздохнула она, смахнув от себя данные, потерла лицо. – Прости, что-то я… не могу сосредоточиться. Надо поесть, а то я не ела с… черт, я уже сутки на резервном обеспечении.
Она улыбнулась, чтобы дать Арно перевести дух. Не говорить же ей, что это у нее такой отходняк от нервного перенапряжения и всего того, что было в больнице, Нью-Йорке и новостях про Осаку.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

+1

23

“Парни о таком не говорят”
Вообще, Арно тоже, конечно, не рассказывал об этому каждому встречному. Но и не особенно скрывал. Зачем? Как будто сокрытие информации что-то бы поменяло в его прошлом. Как будто не скажи он об этом - его социальные навыки резко скакнули бы до уровня Тони, удачливого в социальном смысле плейбоя, который за словом в карман не лез.
Нет, разумеется, Арно осознавал, что потерял за эти годы. Разумеется, он понимал, как это сказалось на его социализации. Как это сказалось на отношениях с людьми и умении их строить.
А ведь у него могло бы быть все то же самое, что было у Тони, сложись обстоятельства лишь немного иначе. Даже больше.
Но что рассуждать об этом, в чем смысл кого-то винить? Надо было работать с тем, что имеешь.
А в некотором смысле вынужденное общение с Джен, поведение которой выбивалось за рамки этикета и приличий, резкими тычками засовывало в него очень многое из того, что он упустил за эти годы, и что старался постичь аккуратно и постепенно. Иногда, чтобы научить человека плавать - надо просто кинуть его на глубину. Главное быть готовым вовремя спрыгнуть за ним и не дать ему утонуть.
- Это гендерные стереотипы. Мужчины хотят казаться сильнее, чем они есть на самом деле. Практического смысла в этом немного. Если человек слаб физически и духовно - это проявится рано или поздно, а он сам будет выглядеть комедийно и глупо.
Арно недолго обдумывал свой следующий ответ на следующий вопрос. В конце концов, откровенность за откровенность. Кажется, Женшина-Халк была на нее настроена. Надо расположить ее к себе, немного успокоить.
По логике вещей это должно наладить коммуникацию. Сформировать большее понимание о целях и задачах друг друга. Это позволит найти общие точки пересечения.
Кажется, концентрация на дороге и отсутствие прямого визуального контакта с зеленокожей дамой наконец-то позволили нервам Арно успокоиться и немного расслабиться.
Или это были не нервы, а гормоны?
- Да, - коротко и просто ответил Арно, - Чем-то таким я и занимаюсь. Не могу согласиться насчет тайн, Дженнифер. Я когда-то слушал христианского богослова. Он рассуждал о вопросах зла и добра, и одна из его философских концепций запала мне в душу. Примерный ее смысл был таким: Бог и милосерден, и справедлив. И так как Бог - это воплощение добра, то добро - это миг хрупкого идеального баланса между милосердием и справедливостью. Потому человек, стремящийся делать добро, находится в перманентной борьбе за этот баланс. Ведь справедливость без милосердия обращается в месть и жестокость, а милосердие без справедливости - в слабость и попустительство. В принципе этот паттерн действительно применим на человеческое понимание морали и этики. Однако я считаю, что лучший способ выиграть борьбу - не участвовать в ней вообще. Я не ищу ни справедливости, ни милосердия. Я в основном по мере сил исправляю последствия того, что натворили те, кто скатился в одну из крайностей, или действовал вообще против нее. Представим танкер, в котором произошла утечка нефти в море. Я могу оставить все как есть, помочь арестовать владельца, осудить его. Могу даже помочь разобраться с этим пятном. Но пока будут длиться судебные тяжбы - нефтяное пятно будет только разрастаться, будет потеряно драгоценное время. Будут страдать животные и жители прибрежных поселений. Будет разрушена целая экосистема. С другой стороны я могу просто, быстро и эффективно решить проблему, сведя жертвы к минимуму. В данной ситуации я просто ставлю жизни тысяч существ выше, чем справедливость над тем, кто с подобным отношением к жизни обязательно попадется в руки служителей закона на чем-то еще.
Кстати, третий “красавчик”. Кажется, это все-таки флирт.
Как стоит на это реагировать? Может быть, в свободный миг выйти в “мужскую комнату” и позвонить Тони?
Нет, это бред. Его брату сейчас точно не до того, чтобы давать какие-то советы по общению с женщинами. Лучше погуглить. Советы какого-нибудь хорошего психолога, обладателя ученой степени в престижном вузе.
- Расскажите эту шутку, здесь ведь нет несовершеннолетних, - кивнул Арно. Он смотрел достаточное количество комедийных передач, но почему бы не расширить свои познания в юморе? - Мне... Жаль, что Доктор Дум сорвал Ваш суд.
Вообще, не сказать, чтобы Арно мог его слишком уж строго судить. Но что-то подсказывало ему, пробуждающиеся сегодня ростки почти вымершей интуиции буквально кричали, что не стоит говорить Халку, который только только что обвинил человека в срыве своего суда, “я до определенной степени могу понять логику поступков Дума, ведь по сравнению с той же Симкарией его страна при нем была лишена безработицы, а уровень жизни жителей в среднем соответствовал скандинавскому”
- Мы уже почти в столице, страна совсем небольшая. Я уже сделал заказ, но можете посмотреть меню, и перезаказать что-то на свой вкус… если Вам не понравится.
Услужливый искусственный интеллект высветил перед Джен список заказанного Арно. Дорогие блюда, которые обычно предпочитают женщины - средиземноморская кухня, морепродукты, итальянское вино.

+1

24

О, о, как красиво говорит.
Дженнифер подперла голову рукой, пытаясь скрыть умилительную улыбку. Чтобы он сам не говорил, а он – душка. Ну, может, где-то в глубине себя и пока еще не раскрыл бездны харизмы, которая Старкам перепала от… даже непонятно, кого. Может, изоляция спасла его от огромного числа комплексов и моральных травм, которые превращали внешне нормальных и адекватных людей в монстров, пусть и с некоторыми рисками быть социопатом, психопатом или чересчур наивным идеалистом.
Но для социопата он мило смущался, для психопата выражал куда больше дельных мыслей, а для идеалиста говорил вещи, которые бывали и в ее голове. Так что или он телепат, или она сама идеалистка, или просто все летит в… под поезд.
- Получается, ты не хочешь быть ни героем, ни злодеем? – «а просто уборщиком за нами всеми, ха-ха, не смешно». – Не то, чтобы я горела быть героиней…
Слова Арно давали не только почву, но и целый грузовик удобрений для благодатного «подумать». Мыслей в ее голове роилось много, и все эти стройные речи нажимали на мозолюшки, что она не очень-то хотела сейчас бередить. Но она сама начала, разве нет? Договорилась, молодец.
Забавно, ведь часто о чем-то таком она говорила с другими героями и героинями, вытаскивая их из философской прострации, возникающей вокруг дилеммы «а герой ли я вообще». Тормошила их, когда видела, что им надо поговорить. А тут…
Джен снова посмотрела в окно.
Может, и не зря она сюда приехала.
- Можешь смеяться, но я часто поступаю также. Не совсем, но… Да, я люблю справедливость и все делать по закону, только вот законы порой не работают. Нет, даже не так – они часто не работают, потому что это кому-то неудобно. Все легальные и демократические способы обязательно вскроют что-то нелегальное и ужасное. Однажды я проникла в страну, куда всем героям было запрещено приходить, чтобы помочь людям. Президент грабил свой народ, а все службы заставил охранять провизию, которая присылалась другими странами для помощи жителям. А жители… остались со своим горем. Никто им не помогал. И никто не хотел ничего делать, чтобы не поссориться с большими шишками. В какой-то момент, когда в очередной раз были новости из этой страны, я поняла, что больше не могу смотреть на страдания людей Маринмера.
Она шумно втянула воздух, поерзала в очень удобном эргономичном кресле, покосилась на Арно.
- Закончилось все хорошо, хотя могло быть не очень. ООН все еще злится на меня из-за того случая, так что я не то, чтобы могла бы к ним обратиться из-за Симкарии. Надеюсь, ты это не станешь применять в своих коварных серокардинальских планах – я только начала проникаться к тебе симпатией.
А еще он захотел услышать эту шутку, которую приличные девочки в приличных обществах вообще-то не рассказывают. Дженнифер так широко улыбнулась, что не удержалась от короткого смешка, смутилась, снова отвернулась к окну.
- Рановато для этой шутки, красавчик, может после пары бокалов вина.
Ей тоже было жаль, что Дум сорвал то заседание: она почти выиграла его! Почти добилась убежища для его приемного сына, что, видимо, Думу и не понравилось. Спросить бы сейчас у Виктора, как ему в голову пришло вломиться в здание суда через крышу, но это обычное дело для героев и злодеев – делать себе проход, а не пользоваться уже существующими дверями.
Двери это для людей, понимаете ли.
Перед ней снова высветился стильный интерфейс с заказом обходительного рыцаря на ламборджини и Тони Старком в семейном анамнезе. И ей снова захотелось нервно рассмеяться, потому что черт тебя подери, Старк, хватит уже быть таким галантным, как мужчины из фильмов 50-х!
Вслух она этого не сказала, хоть подмывало просто космически.
- О, ты даже выбрал соаве, как и полагается к морепродуктам, - отметила она с улыбкой. – Такой обед меня точно настроит на… ммм, серьезный мыслительный процесс.
Неа. Нет. Вообще ни разу.
Но зачем этому Старку знать.
Зачем портить такой хороший момент.

[status]justice in flesh[/status][icon]https://i.ibb.co/pbxZ5Nv/Avengers-Vol-8-1-Unknown-Comics-Exclusive-Virgin-Variant.jpg[/icon]

Отредактировано She-Hulk (16.11.2021 18:24)

+1

25

Она смотрела. Улыбалась.
Прямо как мелодраматических фильмах о счастливой (или несчастливой любви).
Арно иногда ловил на себе восхищенные или заинтересованные взгляды от женщин, но поскольку в кругу его общения женщинам в большинстве своем доставалась роль красивых кукол, то он мало обращал внимания на охотниц до легких денег, к которым прилагался привлекательный мужчина средних лет.
Но Дженнифер Уолтерс не была такой накрашенной силиконовой марионеткой, поэтому концентрировать свое внимание на дороге и вождении было несколько сложнее под столь пристальным взглядом неестественно-зеленых глаз.
- Обычно героем быть никто и не хочет, - Арно много об это думал, поэтому говорил об этом на удивление спокойно и сдержанно, все больше возвращаясь в свое спокойное рассудительное состояние, - Быть героем - ненормально для человека. Это девиантное поведение. Данный термин чаще всего воспринимается с отрицательной коннотацией, но на самом деле “девиантное” - значит просто “отличное от нормы”, как в положительную, так и в отрицательную сторону. Героизм проявляется в критических ситуациях, когда человек действует вопреки базовым инстинктам живого существа. Желать кому-то зла человеку тоже, на практике, не свойственно. Обычно все самые чудовищные поступки совершаются не для того, чтобы сделать кому-то плохо, а чтобы сделать хорошо себе.Поэтому не хотеть быть героем - нормально. Однако если героев не будет - мы скатимся в каменный век, когда вершиной научной мысли был камень побольше и поострее, которым можно было огреть соседа по голове, чтобы забрать его еду и его женщину.
Арно сам не знал, зачем он это сказал, и от того снова несколько смутился. С одной стороны, примерно в этом ключе он о героизме и думал, но… звучало как-то жестко, а Джен, кажется, нужна была поддержка. Это были личные переживания, которыми люди обычно делятся для того, чтобы услышать что-то ободряющее. Наверное. По идее.
Поэтому сделав секундную паузу, Арно добавил:
- В этом заключается своеобразный парадокс. Быть героем ненормально, но без героев мир рухнет. Народ Маринмера, скажем, погибал бы от голода, пока власть имущие отбирали бы все материальные блага. А то, что происходит сейчас здесь в Симкарии, может выйти из-под контроля, если мы отступимся. Поэтому вы делаете абсолютно правильные и нужные вещи, Джен.
Упоминание ООН не осталось без внимания Арно.
Тони ведь говорил, что их могут ждать сложности. Возможно, куда более существенные. Возможно, чудовищные.
- ООН должны вечно балансировать. Им нужно делать вид, что они все держат под контролем, а герои только мешают им работать и нарушают законы. Однако, если они ограничат свободы таких Вы или Тони, то им придется отвечать за последствия Вашего бездействия. Представим, что ООН подчинит героев своей воле. А на Землю нападут скруллы. Капитан Марвел не предпримет никаких действий, потому что нет команды из оперштаба. Стражи Галактики не станут нарушать суверенитет Земли. Мутанты скажут, что стараются соблюдать человеческие законы. И что будет делать ООН? Даже собрав экстренное заседание, они не смогут быстро прийти к соглашению по своим действиям. Это еще одна причина, почему то, что делают Мстители и другие герои - правильно и нужно. Иногда просто нет времени на согласование своих действий с компетентными органами.
Прошло где-то минут 20 дороги. Они въехали в центр города - красивые европейские улочки старинных городов. Узкие домики, которые теснились, прижимаясь друг к дружке.
Если приехать в такой город на рождественские каникулы - можно окунуться в настоящую средневековую сказку.
Лучший отель города расположился как раз сразу в двух таких домиках, довольно крупных на фоне своих соседей. На первом этаже одного из них как раз расположился ресторан.
К неудовольствию парковщиков, служащих при отеле, машина поехала на стоянку сама. За этой машины сотрудники наблюдали натурально открыв рты. Еще бы, сюда Арно приехал хоть и на дорогом, но все же такси.
Внутреннее убранство ресторана также было не особенно выдающимся по европейским меркам. Для Симкарии, конечно же, это был очень дорогой ресторан. Однако на уровне общеевропейском это было… просто весьма неплохое заведение.
Чисто, красиво. Светлый интерьер в стиле ампир. Живые цветы на столе. Вежливые официанты. Хостес что-то щебетала, но Арно не слушал.
По деловому этикету принято начинать беседу только после подачи второго горячего блюда - чтобы оно не остывало, не потеряло вкуса, а соответственно, чтобы не оскорбить таким неуважением труд повара.
Считать ли этот ужин деловым?
Но главное, что делать после него?
Кажется, он  пытался ухаживать за Дженнифер Уолтерс. За Женщиной-Халк.
Детское, инфантильное желание позвонить Тони и спросить, что делать, становилось все сильнее. Что делать, если ухаживания натолкнутся на взаимную заинтересованность? Которая уже была проявлена в виде "трех страйков подряд" из "красавчиков".
Но самый главный вопрос, который мучил и беспокоил Арно, на который он все никак не мог найти ответ в своей собственной голове...
Зачем?!
Зачем он это делал?!

+1

26

Арно так грамотно, аргументировано и вежливо назвал и ее, и добрую половину героев «психами», что у нее не нашлось желания хоть как-то возмутиться. А дополнение прозвучало с таким оттенком уважения, что еще чуть-чуть, и она посчитала бы, что он уважает... хотя бы ее.
Возможно, что это все – такая красивенькая подводка к тому, что не только уважает.
Дженнифер с любопытством посмотрела на всего такого сосредоточенного, утю-тю-тю, Старка.
И все же он довольно сдержанно вещал свою точку зрения, облекая мысли в довольно… верные и умные слова. Даже создалось ощущение, что он сначала изучал какое-то явление, препарировал его с любопытством старшеклассника, а потом приписывал в своих конспектах к этим явлениям целые пачки терминов. Так явление становилось понятным, близким и легким, его было проще внести в какую-то систему и… контролировать.
Посмотрев в окно, Уолтерс вздохнула.
Конечно, контроль, как может быть иначе. Кто бы из Старков и не был контрол-фриком. Натянуть это на проглядываемый идеализм, внимательность, сосредоточенность и этот профиль, на который она натурально залипала больше положенного.
- Герои почти как солдаты, - негромко произнесла она, стараясь отвлечься и от его линии подбородка, и от вытянутой шеи, на которой словно бы билась жилка от напряжения. – Из-за наших особенностей мы лишены инстинкта самосохранения или он такой тихий, что почти не слышно. Мы готовы жертвовать собой, своими свободами и интересами ради других, потому что уверены – истина восторжествует. Мы наносим добро и причиняем справедливость, ведь знаем, что если остановимся… Мир, может, и не рухнет, и в каменный век не скатимся, но без тех, кто сражается, мир будет мрачным местом. Даже самый отъявленный злодей откажется жить в таком месте. И пока мы сражаемся с глобальными проблемами, страдают простые люди. Я… не могу это оставить просто так.
Она все-таки смогла оторваться, заставила себя смотреть в окно.
- Не могу ждать удобного времени для всех, ведь пока ждешь, страдает все больше. Зачем герои, если кто-то страдает? Нас придумали, чтобы зло получало по зубам и страданий было меньше. Но что-то в последнее время у меня не получается.
Мысли плавали в первичном бульоне, издавая кокетливое «бульк», и она сама чувствовала себя какой-то уставшей. Гамма-мутация могла помочь справиться с ударом самого Таноса, с переизбытком эмоций, от которых Дженнифер не знала, где скрыться и как справиться, а Женщина-Халк могла справиться со всем, с чем не могла справиться Дженнифер Уолтерс…
Признай – смерть Стив была каплей, которая переполнила чашу.
Эта чаша всегда была «почти, еще чуть-чуть». Она не понимала, почему перестала справляться. Всегда ведь справлялась, что началось? Исчезновение Брюса? Отсутствие в ее жизни Самсона? Очередные тяжелые судебные тяжбы? Но что-то ее всегда спасало, что-то было, что…
Ах да, адреналин. А когда его не хватало, череда мужчин, которые хотели больше, чем пара ночей.
У нее до сих пор трещит по швам автоответчик, не вмещая все голосовые от бывших и тех, кто не попал в лигу «мужчин зеленой». Но теперь ей это не интересно. Теперь она каждый день доказывает, что способна себя контролировать. Что она серьезно относится ко всем обязанностям – что юриста, что Мстителя. Что она способна отвечать за свои поступки.
Что она справляется.
Я… что?
Справляется, как же. Если бы она справлялась, то могла бы за пару фраз поставить Милоша на место упоминанием всего парочки соглашений и контрактов, которые ставят все правительство Симкарии в неловкое положение. Прижала бы и его, и Крамаша, при всей внезапно проснувшейся к нему симпатии, к аккуратному ногтю, заставив выложить все как есть и плясать под ее дудку. Арно мог бы только наблюдать и аплодировать.
А что она? «Ах, красавчик, реши это все за меня». Он услужливо собрал все данные, не менее учтиво поддерживал с ней разговор, вез обедать в лучшее место в этой чахлой стране, хоть и не сказать, что ему это все нравилось. По его каменному лицу в принципе было сложно оценить, нравится ли даже она.
Черт, она даже не доверяет ему! Не доверяет же, верно?
Я сейчас не могу думать трезво. Перехожу в резервный режим.
Всему этому находится простое объяснение: у нее перегорели нервы. Она не спала сутками, работала над делами, следила за новостями из Осаки, давала консультации, впадала в чужие проблемы и разрешала их, а свои… засовывала куда подальше. И теперь, когда ее довели до точки кипения, ей еще пока хватило силы контролировать себя, не сделав ничего такого, чего можно ждать от Халка.
Контроль сожрал все силы. Ей и правда надо отвлечься, перезагрузиться, а затем взглянуть на ситуацию под другим углом. Желательно, приняв освежающий холодный душ и пару литров кофе.
Думать в компании Арно было сложно.
Ага, поэтому я молчу уже сколько там минут?
Она и правда долго молчала, уставившись в окно.
Черт, лишь бы он не подумал, что я к нему охладела… стоп, в смысле?!
Но Арно тоже молчал, будто разделяя эту тишину между ними… или уважая ее желание помолчать? Или не знал, что сказать. Он не выглядел смущенным или стесняющимся, не вызывал всяких хищнических настроений, и с каждым мгновением Дженнифер отмечала, что с ним молчать… приятно. Надо же, редкость какая.
Обычно она не могла терпеть тишину. Старалась ее заполнить, заговорить, запрыгать. Пэтси, ее подруга, тоже этим страдала, а потому брала на себя роль той, кто говорит за всех и сразу. Но если ей сейчас позвонить и рассказать, какого Старка она встретила… Кажется, Пэтси не заткнется до тех пор, пока не прилетит в Симкарию первым же рейсом.
Хорошо, что друзьям можно рассказывать не все. Не всегда. И не обо всех.
Дженнифер с легкой улыбкой наблюдала за парковщиками, которые остались без работы, и прекрасно понимала их взгляды: на такой малышке и она бы погоняла, дай ей кто ключи. Но мужчины обычно ревностно относились к подобным «игрушкам», и на эту территорию ее зеленая нога шагала в исключительных случаях. Арно повезло, что такого случая пока не было.
А вот куда ее ноги давно не ходили, так это по ресторанам. Не то, чтобы ей нравился «имперский стиль», но в нем было что-то утонченное и античное. Джен могла бы сказать, что испытывает некоторую слабость ко всему античному, если бы на ум тотчас не приходил Геркулес. Но в его случае стрелочка была повернута.
Черт, я ему так и не перезвонила.
И не то, чтобы сильно переживала по этому поводу. У него там целый пантеон, найдет себе развлечение, как и всегда.
Хостес вежливо огласила, что их блюда почти готовы, предложила принести напитки. Дженнифер попросила воды – что-то у нее пересохло в горле.
На белой скатерти зеленые руки оттенялись каким-то глубоким изумрудным, из-за чего ей на короткое мгновение стало неловко. И от этой тишины, в которую словно каждый ушел в свою комнату, надел наушники и занялся своим делом.
- Ты говорил о танкере и нефтяном пятне в море, - склонив голову набок, из-за чего волосы скатились на плечо, она внимательно посмотрела на Арно. – Похоже, ты неравнодушен к экологии. Или этот пример был для красного словца, чтобы впечатлить меня? Знаешь, зеленый не всегда означает «природу». Или латверианского шпиона, хоть здесь и считают иначе.
Она кокетливо смахнула волосы с плеча, взяла принесенный стакан воды и немного отпила.
- Но не получается ли, что ты, решая проблемы других, лечишь симптомы, а не саму болезнь? Убрать пятно – это хорошо, но что помешает владельцу танкера забить и ждать, что в следующий раз снова прилетишь весь такой красивый ты и решишь его проблемы?

Отредактировано She-Hulk (25.11.2021 00:14)

+1

27

Где-то в глубине души начинало зарождаться то чувство, которое было неведомо Арно ранее.
Нет, это была не любовь.
Это была паника.
Откровенность. Серьезная откровенность.
Это можно было трактовать как желание большего сближения? Наверное, да. В конце концов, было уже три “красавчика”.
А что делать со всем этим дальше? И почему так неловко?
Мужчина и женщина, взрослые и половозрелые, вместе - что может быть проще и естественнее? Но почему так не хочется допускать ошибок.
Дженнифер грустила. Лучше помолчать или сказать слова поддержки?
Пожалуй, второе. Люди любят слышать слова поддержки.
Арно выждал приличествующую паузу, дав Джен возможность все обдумать, и обдумав свои слова. Лгать или льстить, говорить не свои мысли ради лживой помощи ему претило, он всегда был зубодробильно честен. Но надо как-то составить предложения так, чтобы не обидеть Дженнифер.
- Герои именно этим и отличаются от солдат. Солдат - это по сути лишь живой инструмент, как бы негуманно это не звучало. Не зря существует поговорка “за подвиг солдата надо отдавать под суд генерала”. Когда генерал грамотно ведет боевые операции - подвиги от солдат не требуются, а боевые потери минимальны. Но солдат - это винтик, это кирпич в строящейся стене победы. Он часть системы. Герой - это тот, кто всегда действует в той или иной степени вопреки системе. Именно поэтому ООН никогда не выиграет эту законодательную битву, как бы ни пыталась. Политики хотят и сохранить эффективность супергероев, и контролировать ситуацию. Но они не понимают, что это две крайние точки. Одно всегда будет противоречить другому.
Арно понял, что слишком зацепился за одну фразу, хотя Дженнифер говорила совершенно о другом, и беспокоило ее другое. Кажется, люди называют именно таких людей, как Арно, занудами.
Попробовать исправить ситуацию, или не стоит? Лучше сожалеть о сделанном, чем о несделанном.
Так и напрашивался ответ “мы не можем помочь всем”, но… когда он служил утешением человеку, который находился в подавленном эмоциональном состоянии? Нет, нужно что-то другое...
- Вы знаете притчу о мальчике и морских звездах, Джен? Старик шел по морю, которое после прилива было усыпано морскими звездами, и увидел ребенка, который кидал звезды в воду. Он спросил мальчика о мотивации его действий. Ребенок ответил, что завтра начнется отлив, и все звезды, которые не попадут в воду, высохнут на солнце. Старик показал ему на целый пляж и напомнил, что останутся еще миллионы звезд, и что несколько спасенных ничего не изменят.  Мальчик кинул в воду очередную звезду и решительно сказал: “Ну и что? Зато для этой конкретной звезды это изменит абсолютно все”.  Тогда старик стал помогать ему, в течение дня присоединились еще люди, и в итоге к началу отлива на берегу не осталось ни одной звезды. Невозможно спасти всех, кому нужна помощь, но если не пытаться - количество страданий в мире просто станет еще больше.
Уже в ресторане Арно стало неловко. Ехать рядом, параллельно друг другу как-то проще, чем сидеть напротив и смотреть в глаза. Возможно, именно поэтому Арно так часто отводил взгляд, концентрировал его еще на чем-нибудь - из-за очень маленькой выборки людей для процесса общения с самого детства, Арно просто не знал, куда деть взгляд, а пялиться на собеседника было неприлично.
Хотя отвести взгляд от Халка во всей красе было довольно сложно - она была выше его почти на голову и раза в полтора шире в плечах. Но кто сказал, что это смотрится странно? То, что мужчина должен быть выше женщины - это устаревший гендерный стереотип.
- Я… не люблю, когда мои интересы характеризуют так. То, что называют этим словом, это всего-навсего “окружающая среда”. А экология - наука об окружающей среде. К науке сложно питать какие-то эмоции - ты или занимаешься этой наукой, или нет. Экология - это инструмент, который позволяет сделать лучше непосредственно окружающую среду. Я стараюсь сделать ее лучше не потому что хочу кого-то впечатлить, а потому что… Потому что люди и не только люди живут в этом мире. И если будут продолжать относиться к нему также безответственно, как сейчас - людям вроде Доктора Дума будет просто нечего захватывать, а Галактусу нечего есть. Впрочем, если вспомнить на редкость удачное выступление сатирика Карлина, то я бы даже сказал “некого”. Планете ничего не будет, но мы можем превратить ее в такой мир, в котором не сможем жить.
Над следующим вопросом Джен Арно задумался. Он скрестил пальцы на руках и облокотился лбом на сжатые руки. Конечно, он много раз думал об этом. Он же не был идиотом. Конечно, он понимал, что все может повторяться… Однако.
- Более 70 процентов методик современной медицины направлены именно на лечение симптомов. Даже необходимая зачастую ампутация той или иной части человеческого тела - это лечение симптомов, Джен.  Даже не лечение, а борьба с симптомами. А ведь то же тюремное заключение среди человеческого социума - это по сути своей ампутация. Боюсь, Джен, что наиболее эффективные способы борьбы с такого рода “болезнями” - несколько сотен ядерных бомб. Для того космического сине-зеленого шарика, который стал нашему виду домом, мы просто маленькие микробы, живущие лишь миг в равнодушной Вселенной. Лекарство против нас неминуемо будет антибиотиком.
Официантка, которое принесла горячее и вино, аккуратно расставив все это по столу, услышала конец диалога. И посмотрев то на богато одетого незнакомого мужчину, о машине которого тут судачила вся улица, то на знаменитую Женщину-Халк, девушка предпочла ретироваться от важного разговора гостей как можно скорее.

+1

28

Арно говорил о том, что не любит характеристику своих интересов теми словами, что подобрала она, но было заметно и другое: он не любил, когда на него смотрели в упор. Тут не было Милоша, Крамаша и услужливых медсестер, а официанты быстро ретировались, да и не то, чтобы ресторан при гостинице ломился от гостей и постояльцев. Ему некуда было деваться, и этим Джен пользовалась на всю катушку.
Ведь посмотреть было на что.
Ей нравились красивые мужчины. Да, вот такая она ценительница прекрасного. Арно досталось лучшее от Старков, которые либо все были с хорошими генами и детей делали под копирку, либо умели не только в технологии, но и генную инженерию. Ей нравились и его небрежно уложенные волосы, и подобранный костюм, и строгий вид, и легкая паника во взгляде, и… все остальное, что она искоса разглядывала, пока они ехали в машине. Внешность, понятное дело, было не главным в сложном вопросе интереса, но она сразу давала какой-то кредит симпатии. Кому, как не ей, серой мышке в прошлом и эффектной модели в настоящем, знать об этом.
А еще с ним было интересно поговорить. Не то, чтобы это была прямо проблема у мужчин… Хотя нет, именно она. Некоторые загонялись по своим силам и физическому совершенству, другие – по разности между ней-Халком и ней-Джен, третьи хотели чего-то серьезного, толком не понимая, что Джен не из тех, кто будет порядочной домохозяйкой. Она может быть верной и любящей женой, но вот это «сиди дома, борщ вари» вообще не про нее. Перебирая мужчин в прошлом, в настоящем она пришла к мысли, что лучше одной, чем в удушающих оковах отношений. Так было проще.
И проще не объяснять, какую ярость ты сдерживаешь внутри.
А тут ей хотелось говорить с ним на каждую тему. Она понимала, что в какой-то мере усиленно отвлекается на Арно от вороха депрессивных мыслей и самоедства на тему собственной несостоятельности (опять!) как героини, но… это был проверенный рецепт. Нужен тумблер, который выключит в ней это состояние тревожности, не доведя до нервного срыва, и станет лучше, легче, спокойнее.
Скатываясь в эту розовую жижу очарования новым мужчиной в своей жизни, Дженнифер чуть было не ляпнула «продолжай говорить что угодно», но все-таки попыталась завести шарманку мыслей. С одной стороны, ей было ужасно стыдно за себя – перед Лазаром, перед симкарцами, перед Арно и Мстителями, ведь она сорвалась сюда ради спасения людей, а сейчас позволяла себе флирт с философскими рассуждениями. С другой, она все еще оставалась женщиной с непростой судьбой и не менее непростым эмоциональным грузом, который вот-вот мог ее сломать.
- Будь я чуть более порядочной, сказал бы, что ты рассуждаешь как злодей, - улыбнулась она больше своим словам, чем словам Арно. – Давно слышу, что человечество – паразиты, болезнь планеты, надо бы нас всех истребить, чтобы природа дышала свободно. Но и это – лечение симптома, причем крайне грубое. Как и любая другая жизнь во Вселенной, человечество – часть экосистемы, которая работает с ним в симбиозе. Думаешь, другие расы сильно отличаются от нас? Почти все инопланетяне с высоким уровнем развитости технологий попросту уничтожили все природные ресурсы своих планет. Не потому, что они пренебрегали природой, а потому, что природа была для них ресурсом. Я видела их своими глазами, Арно, так что знаю, что говорю.
Это была тяжелая и сложная тема для разговора, но почему-то в своей подавленном состоянии говорить было легко. Да и Арно не входил в круг тех людей, с кем надо было выбирать слова: судя по его рассуждениям, они недалеко ушли друг от друга во взглядах на некоторые общие вещи.
- Решение не может быть универсальным и единственным – решений должно быть много, и они должны быть комплексными. Другая промышленность, другие источники энергии, другие виды сельского хозяйства и медицины. Планета все еще раздроблена хотя бы разным уровнем жизни в разных странах, и это тоже оказывает свое влияние. В одних странах торгуют нефтью и золотом, в других – детьми и зерном. Где-то до сих пор нормально, что девочки десяти лет выходят замуж за стариков, а где-то детям разрешено менять пол уже в подростковом возрасте. Такая же бездна разниц не только в социальной, но и многих других сферах. Как юрист, я изучала законодательные системы других стран, и хочу тебе сказать, что это – тот еще ад. Мне было легче в Живом Трибунале приговоры выносить, чем понять уголовное право той же России.
Внезапно она улыбнулась вполне себе спокойно, без печальной тени в глазах.
- Знаешь, довольно интересно, как это сочетается у тебя с притчей про мальчика и морские звезды. Твой взгляд на мир такой… мрачный и категоричный, но если делать хоть что-то, то можно сделать мир лучше. Словно ты хочешь построить лучший мир, но пока не решил, какой фундамент ему закладывать.
Джен сощурила глаза и с ироничной улыбкой поинтересовалась:
- А императрица у тебя есть, мистер император лучшего мира? Не то, чтобы я навязывалась… просто интересно, будут ли мне рвать волосы и обрывать телефоны, если я тебя слегка ангажирую.
Ага. Слегка. Да он сейчас под стул спрячется.
Цыц.
Грациозно – а для кого-то вроде Халка это было сложно – взяв бокал вина, Джен сделала глоток. Приятное послевкусие и нулевой эффект. Если она чуть ослабит контроль, то сможет захмелеть с бутылки, но здесь она в компании, а не для себя, любимой.
- Чудесный аромат, - отметила она еду, пока еще не притрагиваясь к еде. У нее тут другие аппетитные интересы были.

+1

29

Красивая. Зеленая. Она казалась недостижимой и неприступной, хотя что-то подсказывало, что она не просто так разглядывает Арно с таким пристальным вниманием.
Это “щекотало нервы”, пугало, но не отторгало. Почему бы, в общем-то, и нет? В конце концов, и до этой стороны жизни Арно бы добрался рано или поздно. До сих пор были другие приоритеты, нежели поиск действительно интересных и стоящих внимания спутниц для построения гармоничных отношений, но... Этот пункт был в личном плане Арно на грядущие несколько лет.
Но это было как-то слишком внезапно, это не вписывалось в стройный утвержденный график. Здесь, в Симкарии, когда дела с экстремисом еще не решены… Ждет не только тот пациент, ради которого приехала сама Джен, и про которого, кажется, уже успела забыть. Но и тысячи других. А главное, чем больше времени они проводят вот так за обедом - тем больше шансов, что экстремис успеют спрятать.
Появление Дженнифер вообще спутало Арно все планы. Он собирался сыграть с правительством в Симкарии в осторожную партию в шахматы, просчитать их шаги, вызнать их методы через свои каналы, а потом продумать план, как забрать у них препарат. Если он тут есть. Но появилась Джен и как будто начала играть этими шахматами в русскую игру в “Чапаева”, с обычно несвойственным Халкам изяществом.
Теперь, похоже, придется действовать прямолинейно, в стиле Тони - лететь в костюме и “надавать по лицу” новому обладателю опасного вещества. В этом была своя ирония - в конце концов, это ведь именно Тони попросил Арно его “подменить”, пока сам разбирался с проблемами в Осаке. Что ж, похоже и правда придется “подменять” именно Железного Человека, а не быть здесь Арно Старком.
Надо, надо срочно возвращаться на путь расследования.
И все же… если Джен предложит, а Арно ответит отказом, сославшись на дела… Не упустит ли он эту возможность?
- Я понимаю это, Дженнифер. И про другие планеты, и про другие расы. Все живые организмы действуют в абсолютном большинстве случаев руководствуясь схожими инстинктами и принципами - выживанием и приобретением новых благ. И чем умнее биологический вид - тем сложнее его логические цепочки, но суть одна - обеспечить себе комфорт. Поэтому я… Наверное, можно сказать, что я не верю в добро и зло, хотя могу употреблять эти слова в речи, для простоты понимания и по привычке. В природе нет абсолютно белого и абсолютно черного. Даже в черном бархате, прокрашенном самой насыщенной краской всего-то около 87% черного. Мир - это бесконечные градации серого.
Арно выпил вина. Не для стабилизации своего состояния, не для успокоения нервов. Просто промочить горло. Он сам испытал на себе эффект экстремиса, так что алкоголь почти не оказывал на него действия. Иногда, очень редко, он даже немного сожалел об этом - он не мог познать все грани ощущений.
- Да, ты права. Именно во множестве решений дело, и именно множество решений и ветвистая система позволят достичь хоть чего-то лучшего. Потому что в каждом конкретном регионе нужны разные методы. В одних странах достаточно просвещения и флешмобов, а в других нужны огромные штрафы и репрессии, иначе никто ничего не будет менять. Потому что в тех условиях, в которых формируется политический строй, при котором возможно торговать детьми - люди просто не знают, как выбраться из этого кошмара. Но сознание уже сформировано, культурный код впитался. Мы можем только воспитывать новые поколения, старые не переделать. Что же касается фундамента… Да, это проблема. Потому что даже имея все средства сделать мир лучше, всегда есть риск все испортить. И риск того, что фундамент все равно будет недостаточно прочным. “Благими намерениями вымощена дорога в Ад”. За примером далеко ходить не надо, - Арно слегка кивнул в том направлении, где по его представлениям сейчас был север, - Правитель, который просто хотел, чтобы его страна жила без войн, а жители были счастливы. Его план реализован блестяще - единственная славянская страна, где уже много лет нет бедности и безработицы. Цена? Всего-то несколько сотен жизней оппозиционеров, в Штатах ежедневно умирает больше от естественных причин. Но для всего мира этот человек - злодей. А самое главное - стоило ему разжать свою латную рукавицу и дать стране свободу, как все, что он построил, было развалено буквально за пару дней до состояния руин и гражданской войны. И это хороший вопрос - какие, чьи и в какой момент благие намерения завели всех участников этого процесса в Ад?
Она так… Так смотрелась с этим бокалом, этим взглядом, что последние слова своих рассуждений Арно почти проглотил. Ему потребовалась аж целая минута, чтобы обдумать вопрос. Он потер переносицу, выдавая весь спектр эмоций и сомнений на своем лице. Оно даже не покраснело от смущения, а скорее побледнело.
- Нет, Джен, у меня нет партнерши. Я… отношусь к вопросу отношений гораздо ответственней, чем Тони в молодости. Так что никто не будет… вырывать тебе волосы.
Звучало как-то глупо. Как-то совсем непохоже на сцены из прочитанных книг и просмотренных фильмов. Совсем непохоже.

+1

30

Сейчас она была готова соглашаться с ним во всем. Не потому, что так увлеклась чудесным профилем и доводящим до мурашек тоном этого чарующего голоса. Все было куда прозаичнее… и печальнее.
Борец за справедливость, непоколебимая Дженнифер Уолтерс, эсквайр, потеряла кого-то, кого считала лучше себя. А она почти всех других героев считала лучше себя… о чем уже давно намекали и говорили прямым текстом все возможные символы и знаки. Пускай ей доказывали обратное, пусть она сама из раза в раз демонстрировала свои героические навыки, но до кого-то вроде Стива Роджерса ей было далеко. И потеря такого мира для человека была… невосполнимой.
Незаменимые есть, кто бы что ни говорил.
Нет добра и зла, есть действия и последствия, есть решения и ответственность за них. Она бы могла что-то такое красивое ответить Арно, как могла бы рассказать ему, что даже в градациях всегда будет преобладание чего-то одного – хаоса или порядка. У нее уже были похожие разговоры и с героями, и злодеями, и все они сходились к одному: обеим сторонам чего-то не хватало.
Чего-то очень простого, приземленного, даже эгоистичного.
Она покачивала бокал в руке, затем поставила и все-таки решила приступить к еде. Перед глазами все еще стоял тот Арно, которого она увидела в больнице – весь такой собранный, невозмутимый, не то наглый, не то решительный, не то бесстрашный. Тут же он что-то вроде смущался и бледнел от ее взглядов и вопросов… это он так играет с ней или не понимает, на что намекает прямым текстом?
Вилка скользнула по пухлым темно-изумрудным губам. Дженнифер приподняла бокал и сделала глоток. На деле ей хотелось опрокинуть в себя бутылку, закинуть Арно на плечо и, как принято в цивилизованных странах, отнести добычу в приватную комнату, чтобы не бросало в крайности ни ее, ни его, но так было нельзя.
Кто сказал?
Уголовный закон и феминизм.
- Интересная интерпретация, - прислушавшись к себе и не ощутив той волны гнева, что должна была быть при воспоминании о Думе и всем том, что он творил, Джен пожала плечами. – Обычно за благое дело страдают герои, ведь оказываются под ударом, как и все их близкие. А ты так говоришь о жизнях убитых оппозиционеров, словно они не люди. Может, потому что среди нет никого, кто был бы тебе дорог и важен? Потери в подобных режимах – всего лишь цифры на бумаге и полуофициальной статистике. Неужели процветание страны, построенное на костях и крови, может быть искренним? Даже здесь чувствуется, как сквозит отчаяние в людях. Они готовы съесть тебя, Арно, но не потому, что ты такой аппетитный кексик, а потому, что можешь принести в их жизни толстенькие чемоданы денег. Поэтому все относительно. Вероятно, ты воспринимаешь мир не только в градациях серого, но и весьма… обезличено. Невозможно сопереживать тем, кто для тебя всего лишь цифры. Так, может, нам незачем продолжать искать экстремис? Какая разница, сколько людей погибнет. Это же цифры.
Она откинулась на стуле, покачивая бокалом. Под конец тирады ее голос обрел ту зловещую темноту, в которую лучше не заглядывать. Но она все еще по-кошачьи улыбалась, явно не потеряв к нему интереса. Только вот минное поле из «все ответы неверные» уже было расставлено.
- Ладно, это всего лишь точки зрения, - почувствовав, что хочет развернуть войну не на том поле боя, где стоило, она протяжно вздохнула. – У меня… длинная и непростая история отношений с Думом. Я знаю его как того еще ублюдка, потому и не могу понять, почему ты говоришь о нем как о таком хорошем правителе. Он творил такие вещи, за которые я его не могу простить. Как герой – может быть. Но ни как адвокат, ни как человек. Есть границы, которые нельзя пересекать.
У всех они разные, и чем сложнее была жизнь, тем ближе граница к бездне, в которую не стоило заглядывать и, тем более, всматриваться.
А еще она хотела задать один вопрос. Такой, очень сложный, но очень простой, полный противоречий… прямо как она сама.
У сложных женщин иных не бывает.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [15-16.09.16] The road to hell is paved with good intentions


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно