Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [23.09.16] Happiness


[23.09.16] Happiness

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

After all of the darkness and sadness,
soon comes happiness

https://i.imgur.com/yIJsFAp.jpg https://i.imgur.com/KljWBMx.jpg https://i.imgur.com/oNvmdoL.jpg

23 сентября 2016 года, день
Башня Старка в NYC

Francis Barton, James Rogers, Captain America


Так выглядит счастье.

Отредактировано James Rogers (30.01.2022 15:08)

+6

2

Джеймс лениво пробуждается, пытаясь уловить ускользающую негу и не торопясь открыть глаза. И вдруг понимает: что-то не так. Впервые за несколько недель ему удалось нормально поспать? А не урывками вперемешку с борьбой с бессонницей? Нет, не то. Ему удалось, наконец, выспаться? Тоже нет. Снилось что-то хорошее и приятное? Снова мимо.
— Ммм... — Джеймс отбрасывает одеяло в сторону и потягивается. Нет, тут что-то другое. И почему грудную клетку разрывает от переполняющего чувства счастья?
И тут же резко садится, пытаясь справиться с нахлынувшим потоком воспоминаний о ночных событиях.
Капитан Америка жив!
Отец живой!
Ж-и-в-о-й!
Живойживойживой.
Это не сон, не галлюцинация, не выдуманная им, Джеймсом, реальность, это самая настоящая действительность! Нет-нет-нет, это не могло присниться. Все произошло на самом деле, в этом он ничуть не сомневается. Ха! Он знал — знал! — что падение с какой-то там высотки не могло убить Капитана Америка! И нет, он не будет винить себя в том, что не попытался переубедить Старка или кого бы то ни было еще. Нет и все тут.
А счастье, меж тем, продолжало распирать грудь и грозилось вот-вот вырваться наружу, затопив собой и все, что можно, и все, что нельзя.
Джеймс буквально скатывается с постели и зовет Пятницу.
— Который час?
Воу, уже обед подходит к концу. А, впрочем, такая мелочь — эти пропущенные завтраки, обеды и ужины. Пятница передает сообщение от отца и Джеймс удовлетворенно кивает, предсказуемо ловя себя на том, что прямо-таки невозможно широко улыбается и даже не предпринимает попыток как-то сдержать радость. Да и зачем? Нет, не тот день.
— А что у нас на обед?
Конечно, недовольно морщится. На всякий случай уточняет, не назначили ли Капитану за последние пару часов особое питание? Думает о том, чтобы сделать большую яичницу на двоих, поджарить бекон, но не сильно, и тосты. С nutell'ой, естественно. И, порывается, разумеется, немедленно отправиться к отцу. Но у него, отца, уже есть посетитель, да и к тому же Джеймсу стоит умыться и дождаться приготовления еды. Джеймс кивает и пропускает мимо ушей замечание, что, наконец-то, и Роджерс-младший соизволил выказать здоровый аппетит.
Есть хотелось в действительности ужасно. Но еще больше хотелось увидеть отца.
Через двадцать минут Джеймс разводит бурную деятельность на кухне, пугая своим лихорадочным видом обитателей Башни, оказавшихся рядом. Наполняет широкий поднос тарелками с едой и парой стаканов воды. А еще через пять минут оказывается у двери гостевой комнаты, где отдыхает отец. И замирает в нерешительности. И тут же ругает себя за эту самую, непонятно откуда взявшуюся нерешительность.
В дверной проем протискивается сначала медно-рыжая челка Джеймса, затем его широко улыбающееся лицо, после и все остальное.
— Пап, не спишь? — осторожно, шепотом.
Спал бы Кэп в такое время... Впрочем, в его состоянии... Кстати, а как состояние? Роджерс-младший придирчиво оглядывает отца и остается довольным. На его вкус — нет ничего, с чем бы отец не справился. Тем более после того, как вернулся фактически с того света. С другой стороны, был ли он там — вопрос интересный, вопрос дискуссионный.
— Я подумал, что тебе надо набираться сил, а лучше всего силы дает белок, — философски. Во всяком случае, так утверждал Маэстро из параллельной Вселенной.
От того, чтобы не кинуться обнимать отца, Джеймса удерживает поднос с едой в собственных руках и виднеющиеся на Стиве бинты.
— Паршиво себя чувствуешь, да?

Отредактировано James Rogers (27.07.2021 12:41)

+3

3

Когда Джесс уходит, Стив возвращается к своему занятию: рисует урбанистический пейзаж Осаки с высоты птичьего полета, также известного, как Башня СтаркИн, какой он запомнил ее десятого сентября. Стив старается не думать о том, что ее больше нет и он был там, но ничего не смог сделать. Что предпочел ухватиться за Земо, нежели чем пытаться спасти кого-то из простых людей, падавших из Башни к своей смерти. Невозможно думать об этом постоянно, и за столько лет в супергеройской роли у Стива было порядочно таких моментов. Если бы он задумывался об этом каждый раз — то давно отложил бы щит на полку и ушел на пенсию.
Но он не уходил. Он не уходил, даже когда становилось очень сложно.
Стук в дверь прерывает ход его мыслей, и Стив поднимает взгляд от ровных карандашных линий, чтобы обнаружить в дверях Джеймса. Рыжий, радостный, с полным подносом еды в руках, сын заставляет его улыбнуться так широко, что почти болят щёки. Что-то вдруг прошивает его изнутри наружу, немного щемит сердце — видеть парня таким счастливым. Наверное, правы те, кто говорит, что никто не умеет радоваться так, как дети и подростки. Со временем неминуемо теряешь эту способность.
Стив качает головой: нет, не спит, — и жестом зовет Джеймса проходить внутрь. Бекон пахнет замечательно, и он только сейчас вспоминает, что вообще-то ничего не ел с момента, как проснулся. Не хотелось. Но теперь уже хочется. Значит, регенерация делает свое дело. Стив откладывает блокнот с карандашом на прикроватную тумбочку и садится в постели удобнее, сдвигаясь чуть в сторону, чтобы сын мог присесть рядом.
— Бывало и лучше, — он усмехается, прикидывая, как много сообразительный подросток вроде Джеймса способен понять по одному взгляду на него.
Наверное, его выдают бинты, виднеющиеся из-под пижамной футболки. Усталые черточки под глазами, осунувшийся вид, легкая бледность — много чего, вообще-то, две операции на сердце за две недели даром не проходят даже для кого-то вроде него. Однако Стив точно знает, что выглядит лучше, чем ночью, когда ребята и Тони подобрали его в Шанхае. Тогда он ничего не объяснил, и наверняка Джеймс хотел бы знать, что произошло. Джеймс заслуживает знать.
Стив разглядывает поднос с едой. Яичница, бекон, тосты — сын явно старался, и от этого тепло и приятно. Не хватает только Шерон рядом, и это можно было бы посчитать даже счастливым днем, вопреки слабости во всем теле и всему, что случилось с ним до этого. Можно было бы перевести тему на еду, отметить старания сына, а там найти еще какую-то тему, но вместо этого Стив говорит:
— Если ты хочешь знать, что со мной было, то спрашивай. Всё, что я знаю и могу рассказать — я расскажу, сын.
«Сын» он как-то непроизвольно выделяет голосом. Словно признание.
— Ночью у меня не было на это времени, но теперь времени у меня предостаточно. Ближайшие несколько суток я планирую отходить от этой постели максимум дотуда, — он кивает в сторону двери в ванную, — и обратно. Но сначала я хочу знать, — его усталое лицо смягчается, — как ты?
Стив видит, что сегодня, сейчас, в этот конкретный момент Джеймс очевидно счастлив. Но это не то, о чем он спрашивает; то, что он хочет знать — это насколько сложно сыну пришлось в эти две недели. Может, он успел решить вернуться в свою реальность, а может, нет. А может, что-то еще. Стив вдруг понимает, как мало успел узнать о сыне за то время, пока был рядом, и это кажется неожиданно неправильным — хотя он и знает, почему так. Чем меньше он знал Джеймса Роджерса, тем проще было настаивать на его возвращении в родную реальность.

[icon]https://i.postimg.cc/RFhjFZQR/devilish.jpg[/icon]

+3

4

Совершенно невозможно перестать улыбаться. А как еще должен чувствовать себя человек, вдруг получивший в дар целый мир. Вот и Джеймс не мог согнать со своего лица довольную улыбку и избавиться от вида, словно бы завладел всеми сокровищами Мультивселенной. Пожалуй, эмоции, испытанные пройденной ночью, куда сильнее, чем эмоции, которые завладели Джеймсом в самую первую встречу с отцом. Тогда это казалось неким наваждением, чем-то таким нереальным, что могло исчезнуть в любое мгновение по одному лишь мановению чьей-либо ладони. А ведь если задуматься, то так и случилось — отец исчез и, казалось, навсегда. Сейчас же Джеймс точно знает, что никакой это не мираж, и уж тем более не должно кануть в небытие. Ведь они — Роджерсы, а Роджерсы, как известно, весьма способные к выживанию.
Джеймс проскальзывает внутрь гостевой комнаты и устраивается рядом с отцом, пытаясь переделать все дела разом: насмотреться на отца, мельком заглянуть в отложенный в сторону блокнот, найти удобное положение и для себя, установить поднос так, чтобы он перестал представлять собой шаткую конструкцию, грозящую сбросить с себя стаканы с водой. Минута ерзаний и, кажется, компромисс найден.
— И скоро будет лучше, — хмыкнул. — Я точно знаю, я узнавал.
Это он, конечно, ерничает. Но поскольку хочется немного баловства, Джеймс не видит причин себе в нем отказывать.
На отцовское сын Джеймс непроизвольно дергается. Впервые это произнесено так... как и должно было быть. Как будто бы Джеймс появился на свет именно в этом мире, и отец был рядом на протяжении всех его лет, даря заботу и любовь.
— Все хочу знать, — водя пальцем по стакану. — Почему все так произошло как произошло? Это был ты, когда я.. когда тебя нашли? Как оказался там, где оказался?
Слов не хватает на все вопросы, которые кружатся в подсознании, угрожая превратиться в самую настоящую лавину. Почему Стив отправился в одиночку на миссию, Джеймс не спрашивает. Потому что знает наверняка.
Вопрос о собственном состоянии Роджерс-младший пропускает мимо себя. Вернее, он пока не готов дать на него ответ.
— Намерен контролировать, чтобы все так и было, — тоже красноречивый взгляд в сторону ванной комнаты. — Готов кормить по расписанию и не очень, — заговорщицки, — таскать ништяки и читать сказки на ночь, — дергает уголками губ, прогоняя грусть, вызванную вопросом, озвученным несколькими мгновениями ранее. — Главное, что все это позади.
Если бы ему задали этот вопрос дня четыре назад, ответ был бы один: «никак». Но та тьма, что укоренилась в его груди пару недель назад, спутала его мысли и буквально подводила к самой черте, она ушла, растворилась с первыми минутами его сегодняшнего пробуждения. И, должно быть, более не вернется. Во всяком случае, в это очень хочется верить.
Отведя глаза в сторону, Джеймс цепляет с подноса тост с шоколадной пастой и кусает за хрустящий уголок.
— Но если ты о том, что... не надумал ли я вернуться в родную реальность, то нет, не надумал, — снова растягивается в улыбке. — Хотя такие мысли были: зачем мне этот мир без тебя и мамы?

Отредактировано James Rogers (12.09.2021 16:52)

+1

5

Стив дает сыну время устроиться удобнее и расположить поднос так, чтобы с него ничего не навернулось в самый неподходящий момент. Сам он не слишком помогает, больше старается просто не мешать: в отличие от деятельного подростка, у него сил пока что ограниченное количество — и это странное, почти неприятное для него состояние. Джеймс суетится, ёрничает, выглядит как будто у него началась еще какая-то новая жизнь, даже новее той, которая началась, когда он только вывалился в эту реальность.
Удивительно, но Стив может его понять.
— Неужели он так плох, что тут без нас и делать нечего? — хмыкает он себе под нос, подхватывая тарелку и принимаясь за яичницу. Как известно, лучший способ понять, насколько ты голоден — это начать есть.
То, как Джеймс уходит от прямого ответа на вопрос, не укрывается от Стива, но он решает, что этот разговор должен случиться как-нибудь попозже. Тогда, когда у него будет больше сил и чище голова. Не то чтобы мысли путаются, но дурацкая слабость слегка мешает ему чувствовать себя собой. Да и разговор с Джесс вышел не самым простым — во многом из-за того, как сильно ему приходилось напрягаться, чтобы видеть в ней подругу, а не заклятого врага.
— Начнем по порядку. Почему все так произошло — сложно сказать. Я бы ставил на неудачное стечение обстоятельств, но это еще предстоит выяснить. В любом случае, то, что я отправился на встречу с Земо один, было и останется на моей совести, а значит и то, что случилось после — тоже.
Стиву неприятно говорить об этом, как любому человеку неприятно говорить о своих ошибках, которые стоили другим жизней, но он говорит все равно. Потому что так правильно и честно. Потому что сын должен знать, что именно так и стоит делать.
— Когда нашли — ну, да, это же очевидно я, — Стив разводит руки в сторону и опускает взгляд вниз, глядя на самого себя. — Если бы вы нашли в Шанхае кого-то другого, Тони бы понял. Думаю, после случившегося у нас всех должен появиться какой-то пунктик насчет подмен тел. Ты же, наверное, не знаешь еще, что барон Земо украл тело Джессики Дрю? Или уже знаешь? Скажи, если я буду говорить что-то, что тебе непонятно или неизвестно. В любом случае, я — это точно я. Не помню, как именно я оказался в Шанхае, последнее, что я помню — это обломки небоскреба в Осаке, а дальше — уже подвал. Вероятно, Земо как-то перевез. Контрабандой, видимо.
Стив замолкает, пользуясь тем, что ест и может позволить себе вполне обоснованную паузу ради того, чтобы уничтожить яичницу. Наверное, ему нужна вторая. Одной явно мало. Отставив тарелку в сторону и утерев рот салфеткой с подноса, Стив наконец принимает решение и продолжает:
— Я все еще не уверен, что тебе стоит знать подробности, пусть это всё и позади. Плен у врага — это всегда малоприятное дело, а у нас с Земо давние счеты, так что он ни в чем себе не отказывал. Что-то я и сам не помню, я не всегда был, — он подыскивает слово, — в сознании. Я пытался сбежать. Несколько раз. Но Земо позаботился о том, чтобы все мои попытки обернулись провалом. Даже если бы я выбрался на улицу, у меня бы не получилось убежать слишком далеко, — Стив тормозит, понимая, что подступил слишком близко к грани того, что стоит рассказывать подростку. — Но эту проблему мы с Тони уже решили. Что касается того, как я оказался на том пустыре — мне помогли. Что-то вроде старого друга. Если можно так сказать.

[icon]https://i.postimg.cc/RFhjFZQR/devilish.jpg[/icon]

0

6

Джеймсу хочется постоянно суетиться, размахивать руками, говорить какие-нибудь глупости, какие угодно — лишь бы разгладить нахмуренные брови отца и уловить хотя бы намек на улыбку. Видеть Капитана, лежащего на больничной койке — больно. С другой стороны, это много лучше, чем было сколько-то дней назад — сколько? — на Арлингтонском кладбище. И все же Джеймс расстраивается, видя, как непросто далось отцу это его... приключение. Хотя, конечно, произошедшее сложно было назвать чем-то таким, что в обычной жизни вызывает позитивные эмоции. Н-да, плен — далеко не приключение.
— Не то, чтобы плох... Без вас он был бы просто... никакой. Во всяком случае, для меня.
В любой реальности, в любой Вселенной, в любом мире так выходило: герои рождались, что-то делали, чего-то достигали... уходили, мир продолжал существовать, обновляться и жить дальше. О героях быстро забывали, если не оставалось никого, кто хотел бы сохранять память о них. Дело не в том, что конкретно эта реальность была бы плоха без отца или матери, дело в то, что она, реальности эта, была бы неинтересна конкретно этому Джеймсу-Роджерсу, вот и все. Будь у него такая возможность — сделать шаг и упасть в незнакомый мир, где никогда не существовал ни Стив Роджерс, ни Наташа Романова — он вряд ли бы ей воспользовался, не найдя в подобном действе никакого смысла. Действительно, зачем? Его родная реальность нуждается в нем...
От скользящего воспоминания о собственном мире неприятно щемит в груди. Это сложный выбор и пока Джеймс решает оставаться с родителями.
Роджерс внимательно слушает отца и грустно кивает — он тоже почти всегда брал ответственность на себя. По-другому просто не умел. Соглашается с тем, что плен — малоприятное занятие. И легонько трогает отца за запястье:
— Главное, что выбрался. И что старый друг оказался в нужном месте и в нужное время.
Кэп говорит много и Джеймс видит, как разговоры утомляют отца. Все же стоит не мучить выяснением подробностей, в конце концов, есть ведь и другие источники информации.
Соскочив с постели, Джеймс забирает поднос с опустошенными тарелками, оставляя только стакан с водой и неуверенно мнется у двери.
— Поправляйся скорее, пап. А еще, знаешь, я виделся с мамой. И мы с ней даже обнимались!
Наконец поймав слабую улыбку отца, Джеймс покидает комнату, весьма довольный и собой, и днем в целом.

А через пару часов обнаруживает себя на улице с расправленными плечами, заинтересованным взглядом и без ощущения до предела скрученной пружины где-то в районе солнечного сплетения. Не это ли тот самый пресловутый вкус жизни?
А, без разницы как это обозвать. Важно, что снова хочется жить, геройствовать и спасать мир, пусть даже все окружающее — не его.
Джеймс запрокидывает голову, подставляя лицо сентябрьскому солнцу и довольно жмурится. Боковым зрением отмечает пролетающий дрон. По привычке хочется метнуть в него своим энергетическим щитом, но помнит, что в этой реальности такие механизмы по большей части безобидны. Хотя, конечно, всякое может быть...

Пока Джеймс смакует знание, что отец жив и рядом, пока щурится под солнечными лучами, подсознание успевает среагировать на что-то такое происходящее где-то не периферии зрения и вогнать тело в боевую стойку. Замерев, мальчишка кружит головой, пытаясь понять источник потенциальной опасности, и как в замедленной съемке ловит взглядом стрелу, стремительно приближающуюся к дрону.
До боли знакомую стрелу...
Звука он не улавливает, но отчетливо видит, как летательный аппарат разбивается в щепы.
— ... в смысле?!

Отредактировано James Rogers (30.01.2022 17:32)

+2

7

Так чудовищно глупо Фрэнсис не чувствовал себя еще, кажется, никогда. Это ж надо было, выжить все эти годы, пусть не без трудностей, но выбраться из всех ловушек Ультрона и его бездушных роботов, а теперь проколоться на выборе старенького самодельного наконечника для стрелы, который не выдержал нагрузки.
Парень недовольно морщится, осуждая себя за оплошность, прежде чем расшибиться о дно провала. Еще больше раздражает откуда-то появившийся детский шепот и хихиканье - галлюцинации? Очень вовремя.
Наверно, приготовиться к смерти невозможно, просто не знаешь что будет и просто ждешь пустоты и темноты.
Но и тут прокол - внезапно Фрэнк сквозь туман начинает различать голоса, а сквозь закрытые веки видеть яркий свет. Открыв глаза, он видит низенькие качели, металлическую горку в форме слона, а сам сидит на деревянной лавочке. Сказать, что он был в шоке - это не сказать ничего.
Моргнув пару раз и осмотрев периметр, Бартон, все никак не понимая что произошло и где он, черт возьми, находится, быстро поднимается и отходит с открытой площадки в тень деревьев, где обнаружить его будет не так легко. Он быстро проверяет свое снаряжение: лук, колчан с древками, наконечники распиханные по карманам и рюкзак с прочими мелочами. Все оказалось на месте в том же виде, в каком было до спуска.
- Мам, мам! Смотри, у него лук и костюм как у Соколиного глаза, купи мне тоже такие, - Фрэнсис резко поднимает голову в сторону идущих мимо мамы с малышом, который остановился и жадно на него смотрел показывая пальцем. Глаза Бартона округляются от услышанного и весь он напрягается, готовый в следующую минуту услышать до боли знакомые звуки приближающихся дронов-разведчиков.
- Не мешай мальчику, наверно где-то рядом прячется злой Барон Земо, - женщина заговорщически улыбается и уводит мальчика за ручку.
Просто какой-то бред.
Фрэнсис осматривается, привычно отмечая расположение объектов за которыми можно быстро спрятаться, прохожих людей, очень много прохожих, которые гуляют размеренно и спокойно, и не видит нигде вокруг угрозы, которая могла бы последовать в его привычном мире, появись он вот так в открытой местности.
Из гула отдаленно проезжающих машин парень выделяет один звук, нарастающий и жужжащий. Требуются какие-то мгновения, за которые Фрэнк прыжком откатывается за размашистый куст и вытаскивает из колчана стрелу с базовым взрывным наконечником и прицеливается на звук, источник которого скрыт за густой кроной деревьев. Краем глаза он отмечает, что никто кроме него не предпринимает никаких действий и про себя чертыхается на людскую несобранность.
Дрон, появившийся в просвете листвы, замечает сразу и выпускает стрелу, через пару секунд разрывающую маленького робота в клочья.
- Пф.. И это все?
Он поднимается из своего укрытия и наблюдает, как прохожие с удивлением и оханьем смотрят на мелкий взрыв и ни-ку-да не разбегаются. Сам же он с таким же удивлением начинает понимать, что это место кажется ему знакомым. Не конкретно этот парк, а город.
- Быть не может, - не может и все. Он был здесь год назад вместе с другими ребятами, но тогда его сюда отправил Канг Завоеватель и с ним точно было уже покончено.
Отступив назад несколько шагов, Фрэнсис разворачивается и неспешно движется в противоположную от взрыва сторону, стараясь не привлекать внимание, но крепко удерживая руку на луке и готовый в любой момент к нападению. Если это и правда тот самый мир, то он знал куда ему надо попасть.

Отредактировано Francis Barton (30.01.2022 20:48)

+2

8

В смысле не в смысле, а пролетевшая стрела была весьма красноречивой. Это ведь мог быть только... Тряхнув головой, Джеймс ускоряется по направлению, откуда, по его мнению, стрела была выпущена. Он ни в чем не уверен, хотя вариантов много и каждый красочнее и безумнее другого. Быть может, это местный Клинт Бартон? С ним Джеймсу еще не доводилось пересекаться в этой реальности. Да нет, бред какой-то. Зачем Соколиному Глазу сбивать самый обычный квадрокоптер? Разве что в качестве развлечения и разминки. Нет же, весьма сомнительно.
Быть может, это кто-то еще из местных, кто вдохновлен деятельностью Бартона? Поклонники? Косплееры? Или недруги, что подобным поведением намеревались доставить мелких неприятностей Клинту? Предположения... предположения...
Но отчего тогда екнуло сердечко минутой назад? Иногда мозг успевал обработать больше информации, чем выдать подсознанию. В этом все дело? В ощущении некоторого déjà vu? Догадки, всего лишь догадки. Нужно отыскать место, откуда пустили стрелу. Нужно отыскать того, кто пустил стрелу.
Удивленные лица случайных встречных смазываются, но Роджерсу не до них. Дорогу! В сторону же, в сторону! Такие медлительные, неповоротливые, Джеймс сам юлит из стороны в сторону, порой лишь чудом избегая столкновения.
На самом деле после возвращения Роджерса-старшего Роджерс-младший готов поверить во что угодно! Даже в самые абсурдные предположения. Что, если... Но ему нужно увидеть все собственными глазами, прямо-таки необходимо!
Многоэтажка. Еще многоэтажка. Небольшой парк, словно бы пронзенный огромными огненными стрелами. Джеймс успевает ухватить взглядом малыша, пародирующего «Халк, крушить» и заворачивает за угол. И резко тормозит, цепляя взглядом, как и стрелу, до боли знакомую светлую макушку.
— Фрэнсис, — то ли вслух, то ли нет, то ли вздох, то ли всхлип.
Быть этого не может! Это и правда Фрэнсис Бартон? Впрочем, почему быть этого не может? Он сам, Джеймс Роджерс, здесь. Значит, теоретически могут быть и остальные из его реальности. Эта мысль и интригует, и волнует. В подсознании самый настоящий хоровод из предположений, догадок и того, что он видит собственными глазами.
— Фрэнсис! — громко окликает Бартона, стремительно сокращая дистанцию и заключая блондина в свои объятия.
Где-то на краю подсознания маячит мысль, что реальностей бесчисленное количество и не факт, что этот Фрэнсис из той самой реальности, что и Джеймс. Мысль больно бьет по затылку и Роджерс буквально отпрыгивает на пару шагов назад.
— Скажи мне то, что могу знать только я!

Отредактировано James Rogers (30.01.2022 22:57)

+2

9

Как же, попал бы кто-то из местных косплееров в летящий на скорости над макушками деревьев коптер с первого раза. Впрочем, на эту тему Бартон не думает совершенно. Все что ему требуется - добраться до башни местного Старка.
Насколько он помнит из прошлого их визита, этот мир более приветлив к Мстителям, да Нью-Йорк выглядит совершенно не так, каким привык видеть его Фрэнк. Здания в целости и сохранности, люди мельтешат туда-сюда толпами, не озираясь по сторонам, и у каждого второго в руках гаджеты. На проехавшем мимо автобусе на парня смотрит портрет Стива Роджерса с пафосным лозунгом на звездно-полосатом фоне, что-то там про мир, силу и единение. Фрэнк даже немного замедляется, провожая взглядом автобус. Как ни крути, но даже подозревая в каком он мире находится, открытое упоминание имен и изображение Мстителей выглядит чем-то нереальным.
Изображение Роджерса из этого мира еще больше закрепляет необходимость как можно быстрее добраться до башни и разузнать у Железного Человека, не заявлялся ли к нему Джеймс. Наверняка первым делом он отправился бы туда же.
Размышления о возможном нахождении Роджерса здесь взволновало - неужели правда он найдет его? В своих поисках он конечно надеялся, что тот жив, пусть даже и не совсем здоров, и все же - жив. Но ни разу за этот месяц и не подумал, что тот мог угодить в другую реальность.
Надежда на успех заставила ускорить шаг и высматривать между домами нужную высотку.
Бартон закидывает лук через плечо и старается не сильно прислушиваться к каждому звуку, которыми наполнены улица. Разговоры, смех, музыка из проезжающих авто и магазинчиков, звонящие мобильники и короткие пиликанья уведомления могли просто свести с ума, если каждый из них воспринимать как потенциально-опасный.
И все же, среди всего этого гомона ему слышится знакомый голос, выкрикнувший его имя. А мало ли в этом городе Фрэнсисов? Но он моментально останавливается и разворачивается, вытягивая шею и высматривая между прохожих крикнувшего и одновременно хватается кистью за рукоять укороченного ножа, спрятанного с боковом кармане брюк. Пара секунд, и рыжий вихрь почти сбивает его с ног. Благо, Бартон успевает заметить довольное лицо Джеймса перед тем, как тот решает сломать ему ребра, и нож остается на своем месте. От волнения Фрэнк как-то рвано выдыхает и сжимает товарища в ответ, но тот почти моментально отходит в сторону с настороженным выражением на лице.
В этот момент Бартон даже не знает чего ему хочется больше, то ли принять сказанное за шутку и съязвить в ответ, то ли дать затрещину этому чудо-детективу.
- Совсем сдурел что ли! - парень смотрит на него со смесью недоумения и появляющейся злости. Но судя по стойке, Джеймс отступать не собирается, так что решает принять его правила этой нелепой игры. Фрэнк фыркает и ухмыляется, дернув уголком губ, - ладно, ты сам попросил. Пару месяцев назад я нашел у тебя в столе фотки какой-то кудрявой брюнетки с голубыми глазами на фоне моря. Как там ее звали, не напомнишь?
Видеть живого и вполне себе здорового Джеймса безумно радостно и волнительно, хочется снова обнять приятеля и убедиться, что это не мираж, и рассказать, что очень за него волновался. В смысле, они все очень волновались и не отпускали надежду, что найдут его живым.
- Допрос окончен? - вскинув левую бровь, Фрэнк хмыкает и отходит чуть в сторону, начиная говорить тише, - как я понял, это тот самый мир, где мы были год назад. Ты в порядке?

+2

10

На Фрэнсиса Джеймс смотрит примерно как на отца, когда впервые наткнулся на него в этой реальности. С изумлением. Недоверием. Безграничным восторгом! Осторожностью... Хочет верить собственным глазам и боится.
Но перед ним Фрэнсис. Это он, точно он.
— Не сдурел, а разумная предосторожность, — тут же парирует, отчего-то самому себе напоминая отца из этой реальности. Видимо, нахватался уже разного... полезного с точки зрения взрослых и не очень с точки зрения юношеского максимализма.
Бартон же решает бить не в бровь, а в глаз. Впрочем, разве когда-то было иначе? Фрэнсис умеет сходу увидеть самую суть. Как будто бы в самое яблочко посылает не только стрелы, но и что-то вот такое, совершенно не относящееся к стрельбе или метанию чего-то острого. С другой стороны, иногда его слова умеют уколоть в чувствительное местечко.
— Не напомню, — буркнул Джеймс, едва удержавшись, чтобы не показать язык. А ведь он эти фотографии никому и никогда не показывал! Это было слишком... личное. Первое серьезное увлечение девочкой. Разве о таком принято трепаться направо и налево.
— Глаз — алмаз, да? — хмыкает, переводя тему.
Пожалуй, теперь он верит, что перед ним — тот самый Фрэнсис Бартон, из его реальности. В конце концов, какая вероятность того, что это мог бы оказаться иной Бартон, во Вселенной которого Ультрон точно также достал всех своими дронами-миньонами, а параллельный Джеймс точно также увлекся некое кудрявой брюнеткой с пронзительно голубыми глазами? Роджерс счел, что такая вероятность ничтожно мала.
— Допрос окончен, — подтверждает, широко улыбаясь. — Ба-а-артон, — протянул, не удержавшись. — Да, это он.
Черт, а ведь за всем круговоротом событий он успел позабыть, что действительно уже бывал в этой реальности. Но тогда он не встретил отца, видимо, именно поэтому те воспоминания довольно блеклые и неинтересные.
— О, я в полном порядке! — продолжает широко улыбаться, почти не мигая смотря на приятеля, словно бы боясь, что тот растает по одному лишь щелчку пальцев. — Мне кажется, еще немного и у меня отрастут крылья! День, который принес мне не только кого-то привычного из моего мира... друга, но и вернул мне отца. Ты даже представить не можешь, что я пережил за последнее время, что тут нахожусь. Он живой, понимаешь! Мой отец! Живой!
Джеймс смыкает губы, но чувствует, что остановиться он уже не в силах.
— И мама! Представляешь! Я ее видел! И даже обнимал! Живую! Понимаешь? — доверчиво заглядывает в глаза Фрэнсиса, ища если не безоговорочного понимания, то хотя бы отстраненной поддержки, которая была в стиле Бартона-младшего. — Понимаешь, да?!

Отредактировано James Rogers (24.02.2022 23:25)

+2

11

- Не в моей вкусе, - фыркает Фрэнсис, прислоняясь плечом к стене здания и рассматривая с ног до головы Роджерса, только что покрутиться вокруг себя не попросил. Не улыбаться в ответ на счастливую мордаху рыжего не получается, и губы Фрэнка растягиваются в улыбке. Впрочем, сдержанной и спрятанной в левобокой ухмылке.
Происходящее почти нереально, и не будь он в прошлый раз в ситуации с перемещением по пространствам, поверить в действительность было бы куда труднее. Упасть в пропасть, обнаружить себя в зеленом парке с детскими качелями, найти пропавшего с месяц назад товарища живым - кому расскажешь, не поверят же. Покрутят у виска.
Бартон легко считывает переполняющее радостное волнение Джеймса, и видно, что оно связано не только с его здесь появлением. Он слушает, мельком не переставая поглядывать на прохожих, постоянно уткнувшихся носом в гаджеты, на фразе про друга присматривается к Роджерсу сильнее, но с каждый услышанным словом настораживается, концентрируя внимание только на восторженных речах.
- Конечно, Стивен и был жив, и ты знал об этом уже год назад. Но, это же не.. - договорить ему не дают, Джеймс настолько поглощен своей радостью и так хочет поделиться ей в Фрэнсисом, что не видит в своих словах ничего странного, - стоп.
Лучник надеется, что это ему послышалось, что приятель не это имел ввиду, но многолюдная улица - не лучшее место для выяснения деталей.
Поджав губы в полоску и нахмурившись от вида щенячьего восторга в глазах друга, Фрэнк крепко хватает Джеймса за запястье и отталкивается от стены.
- Давай-ка за мной, - быстро развернувшись, он тянет за руку кажется растерявшегося Роджерса сквозь толпу примерно полтора квартала и ни слова не говорит. Только обнаружив подходящий проулок он сворачивает туда и, уведя поглубже к тупику, разжимает руку.
- Понимаю, да, в этом мире Наташа Романова жива, как и Стив Роджерс, как и многие другие Мстителя, - Фрэнсис утвердительно кивает своим же словам, прохаживаясь из стороны в сторону, - и мы все это узнали уже год назад.
О да, он прекрасно понимает. Потерять родителей, рости под присмотром высокомерного Старка в его укрытии, не нуждаться практически ни в чем, теперь оказаться в другом мире без привычных угроз и увидеть тех, кто один в один как родители - крышу может снести.
Но не Бартону, он на такое не поддается и не будет.
Он останавливается напротив Роджерса и подходит к нему ближе, положив руку на плечо и с надеждой заглядывая в глаза. Все чего он сейчас хочет - увидеть в лице напротив понимание ситуации в целом, логичных доводов, адекватных выводов.
- Но ты же понимаешь, что это не твои родители, да? - сжимает пальцы, немного покачивая приятеля за плечо вперед-назад, - Роджерс?
Но то, что видит в отражении глаз - не нравится.
- Нет-нет, подожди, - немного отстранившись, Фрэнк держит руку перед собой, стараясь сформулировать зреющий в голове вопрос как можно мягче, и цепко смотрит на приятеля не отрываясь, - то есть, ты пытаешься сказать, что хочешь признать этих Стива и Наташу своими родителями? Так что ли?

Отредактировано Francis Barton (26.02.2022 19:24)

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [23.09.16] Happiness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно