Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [23.09.16] Happiness


[23.09.16] Happiness

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

After all of the darkness and sadness,
soon comes happiness

https://i.imgur.com/yIJsFAp.jpg https://i.imgur.com/KljWBMx.jpg https://i.imgur.com/oNvmdoL.jpg

23 сентября 2016 года, день
Башня Старка в NYC

Captain America, James Rogers


Так выглядит счастье.

Отредактировано James Rogers (18.07.2021 17:22)

+6

2

Джеймс лениво пробуждается, пытаясь уловить ускользающую негу и не торопясь открыть глаза. И вдруг понимает: что-то не так. Впервые за несколько недель ему удалось нормально поспать? А не урывками вперемешку с борьбой с бессонницей? Нет, не то. Ему удалось, наконец, выспаться? Тоже нет. Снилось что-то хорошее и приятное? Снова мимо.
— Ммм... — Джеймс отбрасывает одеяло в сторону и потягивается. Нет, тут что-то другое. И почему грудную клетку разрывает от переполняющего чувства счастья?
И тут же резко садится, пытаясь справиться с нахлынувшим потоком воспоминаний о ночных событиях.
Капитан Америка жив!
Отец живой!
Ж-и-в-о-й!
Живойживойживой.
Это не сон, не галлюцинация, не выдуманная им, Джеймсом, реальность, это самая настоящая действительность! Нет-нет-нет, это не могло присниться. Все произошло на самом деле, в этом он ничуть не сомневается. Ха! Он знал — знал! — что падение с какой-то там высотки не могло убить Капитана Америка! И нет, он не будет винить себя в том, что не попытался переубедить Старка или кого бы то ни было еще. Нет и все тут.
А счастье, меж тем, продолжало распирать грудь и грозилось вот-вот вырваться наружу, затопив собой и все, что можно, и все, что нельзя.
Джеймс буквально скатывается с постели и зовет Пятницу.
— Который час?
Воу, уже обед подходит к концу. А, впрочем, такая мелочь — эти пропущенные завтраки, обеды и ужины. Пятница передает сообщение от отца и Джеймс удовлетворенно кивает, предсказуемо ловя себя на том, что прямо-таки невозможно широко улыбается и даже не предпринимает попыток как-то сдержать радость. Да и зачем? Нет, не тот день.
— А что у нас на обед?
Конечно, недовольно морщится. На всякий случай уточняет, не назначили ли Капитану за последние пару часов особое питание? И просит Пятницу сделать большую яичницу на двоих, поджарить бекон, но не сильно, и тосты. С nutell'ой, естественно. И, порывается, разумеется, немедленно отправиться к отцу. Но у него, отца, уже есть посетитель, да и к тому же Джеймсу стоит умыться и дождаться приготовления еды. Джеймс кивает и пропускает мимо ушей замечание, что, наконец-то, и Роджерс-младший соизволил выказать здоровый аппетит.
Есть хотелось в действительности ужасно. Но еще больше хотелось увидеть отца.
Через двадцать минут Джеймс разводит бурную деятельность на кухне, пугая своим лихорадочным видом обитателей Башни, оказавшихся рядом. Наполняет широкий поднос тарелками с едой и парой стаканов воды. А еще через пять минут оказывается у двери гостевой комнаты, где отдыхает отец. И замирает в нерешительности. И тут же ругает себя за эту самую, непонятно откуда взявшуюся нерешительность.
В дверной проем протискивается сначала медно-рыжая челка Джеймса, затем его широко улыбающееся лицо, после и все остальное.
— Пап, не спишь? — осторожно, шепотом.
Спал бы Кэп в такое время... Впрочем, в его состоянии... Кстати, а как состояние? Роджерс-младший придирчиво оглядывает отца и остается довольным. На его вкус — нет ничего, с чем бы отец не справился. Тем более после того, как вернулся фактически с того света. С другой стороны, был ли он там — вопрос интересный, вопрос дискуссионный.
— Я подумал, что тебе надо набираться сил, а лучше всего силы дает белок, — философски. Во всяком случае, так утверждал Маэстро из параллельной Вселенной.
От того, чтобы не кинуться обнимать отца, Джеймса удерживает поднос с едой в собственных руках и виднеющиеся на Стиве бинты.
— Паршиво себя чувствуешь, да?

Отредактировано James Rogers (18.07.2021 19:54)

+3

3

Когда Джесс уходит, Стив возвращается к своему занятию: рисует урбанистический пейзаж Осаки с высоты птичьего полета, также известного, как Башня СтаркИн, какой он запомнил ее десятого сентября. Стив старается не думать о том, что ее больше нет и он был там, но ничего не смог сделать. Что предпочел ухватиться за Земо, нежели чем пытаться спасти кого-то из простых людей, падавших из Башни к своей смерти. Невозможно думать об этом постоянно, и за столько лет в супергеройской роли у Стива было порядочно таких моментов. Если бы он задумывался об этом каждый раз — то давно отложил бы щит на полку и ушел на пенсию.
Но он не уходил. Он не уходил, даже когда становилось очень сложно.
Стук в дверь прерывает ход его мыслей, и Стив поднимает взгляд от ровных карандашных линий, чтобы обнаружить в дверях Джеймса. Рыжий, радостный, с полным подносом еды в руках, сын заставляет его улыбнуться так широко, что почти болят щёки. Что-то вдруг прошивает его изнутри наружу, немного щемит сердце — видеть парня таким счастливым. Наверное, правы те, кто говорит, что никто не умеет радоваться так, как дети и подростки. Со временем неминуемо теряешь эту способность.
Стив качает головой: нет, не спит, — и жестом зовет Джеймса проходить внутрь. Бекон пахнет замечательно, и он только сейчас вспоминает, что вообще-то ничего не ел с момента, как проснулся. Не хотелось. Но теперь уже хочется. Значит, регенерация делает свое дело. Стив откладывает блокнот с карандашом на прикроватную тумбочку и садится в постели удобнее, сдвигаясь чуть в сторону, чтобы сын мог присесть рядом.
— Бывало и лучше, — он усмехается, прикидывая, как много сообразительный подросток вроде Джеймса способен понять по одному взгляду на него.
Наверное, его выдают бинты, виднеющиеся из-под пижамной футболки. Усталые черточки под глазами, осунувшийся вид, легкая бледность — много чего, вообще-то, две операции на сердце за две недели даром не проходят даже для кого-то вроде него. Однако Стив точно знает, что выглядит лучше, чем ночью, когда ребята и Тони подобрали его в Шанхае. Тогда он ничего не объяснил, и наверняка Джеймс хотел бы знать, что произошло. Джеймс заслуживает знать.
Стив разглядывает поднос с едой. Яичница, бекон, тосты — сын явно старался, и от этого тепло и приятно. Не хватает только Шерон рядом, и это можно было бы посчитать даже счастливым днем, вопреки слабости во всем теле и всему, что случилось с ним до этого. Можно было бы перевести тему на еду, отметить старания сына, а там найти еще какую-то тему, но вместо этого Стив говорит:
— Если ты хочешь знать, что со мной было, то спрашивай. Всё, что я знаю и могу рассказать — я расскажу, сын.
«Сын» он как-то непроизвольно выделяет голосом. Словно признание.
— Ночью у меня не было на это времени, но теперь времени у меня предостаточно. Ближайшие несколько суток я планирую отходить от этой постели максимум дотуда, — он кивает в сторону двери в ванную, — и обратно. Но сначала я хочу знать, — его усталое лицо смягчается, — как ты?
Стив видит, что сегодня, сейчас, в этот конкретный момент Джеймс очевидно счастлив. Но это не то, о чем он спрашивает; то, что он хочет знать — это насколько сложно сыну пришлось в эти две недели. Может, он успел решить вернуться в свою реальность, а может, нет. А может, что-то еще. Стив вдруг понимает, как мало успел узнать о сыне за то время, пока был рядом, и это кажется неожиданно неправильным — хотя он и знает, почему так. Чем меньше он знал Джеймса Роджерса, тем проще было настаивать на его возвращении в родную реальность.

[icon]https://i.postimg.cc/RFhjFZQR/devilish.jpg[/icon]

+3

4

Совершенно невозможно перестать улыбаться. А как еще должен чувствовать себя человек, вдруг получивший в дар целый мир. Вот и Джеймс не мог согнать со своего лица довольную улыбку и избавиться от вида, словно бы завладел всеми сокровищами Мультивселенной. Пожалуй, эмоции, испытанные пройденной ночью, куда сильнее, чем эмоции, которые завладели Джеймсом в самую первую встречу с отцом. Тогда это казалось неким наваждением, чем-то таким нереальным, что могло исчезнуть в любое мгновение по одному лишь мановению чьей-либо ладони. А ведь если задуматься, то так и случилось — отец исчез и, казалось, навсегда. Сейчас же Джеймс точно знает, что никакой это не мираж, и уж тем более не должно кануть в небытие. Ведь они — Роджерсы, а Роджерсы, как известно, весьма способные к выживанию.
Джеймс проскальзывает внутрь гостевой комнаты и устраивается рядом с отцом, пытаясь переделать все дела разом: насмотреться на отца, мельком заглянуть в отложенный в сторону блокнот, найти удобное положение и для себя, установить поднос так, чтобы он перестал представлять собой шаткую конструкцию, грозящую сбросить с себя стаканы с водой. Минута ерзаний и, кажется, компромисс найден.
— И скоро будет лучше, — хмыкнул. — Я точно знаю, я узнавал.
Это он, конечно, ерничает. Но поскольку хочется немного баловства, Джеймс не видит причин себе в нем отказывать.
На отцовское сын Джеймс непроизвольно дергается. Впервые это произнесено так... как и должно было быть. Как будто бы Джеймс появился на свет именно в этом мире, и отец был рядом на протяжении всех его лет, даря заботу и любовь.
— Все хочу знать, — водя пальцем по стакану. — Почему все так произошло как произошло? Это был ты, когда я.. когда тебя нашли? Как оказался там, где оказался?
Слов не хватает на все вопросы, которые кружатся в подсознании, угрожая превратиться в самую настоящую лавину. Почему Стив отправился в одиночку на миссию, Джеймс не спрашивает. Потому что знает наверняка.
Вопрос о собственном состоянии Роджерс-младший пропускает мимо себя. Вернее, он пока не готов дать на него ответ.
— Намерен контролировать, чтобы все так и было, — тоже красноречивый взгляд в сторону ванной комнаты. — Готов кормить по расписанию и не очень, — заговорщицки, — таскать ништяки и читать сказки на ночь, — дергает уголками губ, прогоняя грусть, вызванную вопросом, озвученным несколькими мгновениями ранее. — Главное, что все это позади.
Если бы ему задали этот вопрос дня четыре назад, ответ был бы один: «никак». Но та тьма, что укоренилась в его груди пару недель назад, спутала его мысли и буквально подводила к самой черте, она ушла, растворилась с первыми минутами его сегодняшнего пробуждения. И, должно быть, более не вернется. Во всяком случае, в это очень хочется верить.
Отведя глаза в сторону, Джеймс цепляет с подноса тост с шоколадной пастой и кусает за хрустящий уголок.
— Но если ты о том, что... не надумал ли я вернуться в родную реальность, то нет, не надумал, — снова растягивается в улыбке. — Хотя такие мысли были: зачем мне этом мир без тебя и мамы?

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [23.09.16] Happiness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно