Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [19.09.16] Medicus curat, natura sanat


[19.09.16] Medicus curat, natura sanat

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Врач лечит, природа исцеляет.
Гиппократ

https://images.squarespace-cdn.com/content/v1/5a6e29a049fc2b0ca78a2f75/1569939560045-RG2D3Q32PTLMS5Y1GGSG/ke17ZwdGBToddI8pDm48kHqX2OvlTzq1d3PiimZHuyVZw-zPPgdn4jUwVcJE1ZvWQUxwkmyExglNqGp0IvTJZUJFbgE-7XRK3dMEBRBhUpyk24nUfwX-aaQJwlvYHG8Vc309Hne6EretUjdZ4K81PVooC017ZTOo8dmwe3OmHt4/POX_5_Flower.jpg

19.09.16,
клиника "Ассута", г. Тель-Авив, Израиль

Professor X, Magneto


Прошло двое суток с всемирного телепатического послания Чарльза Ксавьера. Человечество в смятении, лидеры государств бурно обсуждают со своими советниками зарвавшихся мутантов и выдвинутые ими условия. У мутантов же другие заботы: пообещав людям "лекарство от всех болезней", они должны наглядно продемонстрировать, что лекарство действительно существует.

+4

2

В Тель-Авиве вторую неделю стояла страшная жара. Выйдя на улицу и неосмотрительно оказавшись в пятне солнечного света без головного убора, уже через пару минут можно было почувствовать, как мозг в черепной коробке запекается, словно цолнт в горшочке. Несмотря на то, что голову Иссура традиционно покрывала кипа, до работы он добирался короткими перебежками, держась тени. Только переступив порог клиники, он мог расправить плечи и блаженно вдохнуть полной грудью: суперсовременные системы климат-контроля превращали фойе "Ассуты" в настоящий оазис посреди выжженной пустыни.
Будучи администратором на ресепшн одной из лучших клиник мира, Иссур, в общем-то, считал себя счастливым человеком. Его жена могла бы быть и покрасивее и готовить повкуснее, но стоило ей улыбнуться и стрельнуть в него глазами из-под пушистых черных ресниц, как он мгновенно забывал обо всех мелких изъянах своей избранницы. Она родила ему двух чудесных дочек и вот уже несколько месяцев носила под сердцем мальчика — крошку-Тамира, долгожданного наследника. Огромные панорамные окна их гостиной выходили на удаленный участок пляжа, докуда шумные туристы добирались редко, так что, сидя в кресле-качалке и потягивая кофе с пряностями, можно было наслаждаться видом на Средиземное море в покое и тишине. В деньгах семья Иссура, ясное дело, не нуждалась и в "Ассуте", известной своими более чем демократичными ценами, обслуживалась по большой скидке.
Пожалуй, да, Иссур был абсолютно счастлив и совершенно не задумывался обо всех этих мирских заботах, переполнявших СМИ. Его нисколько не волновали все эти инопланетяне, мутанты, нелюди и прочие черти, устраивающие беспорядки где угодно, но только не в Тель-Авиве. Каждый день где-то там — не здесь и не с ним — происходили события, которые рушили жизни сотен, а то и тысяч простых людей, но Бог любил Иссура, и чаша сия благополучно миновала его и его семью.
До позавчерашнего дня. До того злополучного момента, когда Иссур и его супруга, и его красавицы-дочки не обмерли в благоговейном ужасе, слушая приятный, пусть и незнакомый, мужской голос в своих головах.
"Пока вы спали, мир изменился".
Честно говоря, прошло уже два дня, а мир Иссура остался прежним. Все те же молитвы по часам и ароматный завтрак утром перед работой, все та же идеально чистая и выглаженная форма, все тот же бейджик с именем на груди. Все то же палящее солнце на улице и вожделенная прохлада в фойе "Ассуты". И все же слова, сказанные этим мужчиной, — Чарльз Ксавьер, так он себя назвал, — не выходили из головы и держали в неясном напряжении. Будто вот-вот должно было что-то произойти.
Будто мир все-таки изменился, просто волна этих изменений еще не докатилась до Тель-Авива.
Иссур понял, что интуиция не обманула его, когда воздух посреди фойе, прямо напротив стойки ресепшна, неожиданно сгустился до состояния ослепительно яркого кольца белого света, вынудив всех присутствующих на секунду зажмуриться. Снова открыв глаза, люди — посетители, врачи, медсестры и прочие сотрудники — стали свидетелями чудесного явления из неоткуда двух весьма колоритных персонажей. Один был высок, крепок и облачен в эффектную белоснежную броню. Плащ в пол и шлем характерной формы дополняли образ и делали его узнаваемым. Второй был пониже ростом и одет одновременно просто и примечательно — в черный облегающий костюм без каких-либо деталей и украшений. Голову второго венчало округлое увесистое устройство, закрывающее верхнюю часть лица, и вместо глаз на обомлевших людей величественно взирала литера "Х", выполненная из голубого стекла.
Первого Иссур узнал, просто потому что его хорошо знал весь мир. Второго... второго Иссур совершенно точно видел впервые в жизни, но сомнений в личности гостя у него почему-то не возникало.
— Твою мать... — выдохнул фельдшер, оказавшийся ближе всего к стойке. Судя по всему, он собирался передать Иссуру пачку документов для сортировки по лоткам, но теперь стоял неподвижно, прижимая документы к себе, словно родного ребенка.
У Иссура был пистолет. Он хранился в специальном ящичке под стойкой на случай, если охрана клиники не справится с правонарушителями, и те прорвутся в фойе. Однако, все, что Иссур смог сделать, — это подумать о пистолете. Руки и ноги его не слушались. И, судя по тому, как испуганно таращили глаза все остальные, их постигла та же напасть.
— Мы просим вас сохранять спокойствие, — заговорил "белый". — Не нужно необдуманных поступков.
Магнето. Его зовут Магнето. Точнее, так он себя называл, когда творил ужасные разрушения, которые Иссур много лет назад мельком видел по телевизору прежде, чем попросил супругу переключить на художественный канал.
Ему нужен был пистолет. Он должен был...
Должен был что? Угрожать оружием существам, каждое из которых обладало силой самого Дьявола?
Паралич отпустил Иссура, и тот отпрянул от стойки. Стул, не рассчитанный на подобные рывки, угрожающе наклонился назад, но в последний момент будто спружинил и вернулся в устойчивое положение. Иссур встретился взглядом с Магнето и коротко сглотнул.
Самое время было нажать на кнопку тревоги, но... Но...
— Нам нужно, чтобы весь персонал, не задействованный в неотложных хирургических и реанимационных мероприятиях, собрался здесь.
Уборщица, которую прибытие незваных гостей застало неподалеку от главного входа, прислонила швабру к стене и попыталась незаметно выскользнуть из здания, но широкая стеклянная дверь не поддалась ей.
"Еще бы, — рассеянно подумал Иссур, не находя в себе сил оторвать взгляд от лица Магнето. — Стеклянная-то стеклянная, а каркас стальной..."

+2

3

— Ты уверен?
На голографическом интерфейсе, заменившем привычные когда-то бумаги и мониторы, мелькала информационная сводка. Место для своего маленького испытания они уже выбрали: одна из лучших клиника в государстве, известном своими врачами. Одна из немногих, берущихся за самые безнадежные случаи. Ассута. Основанная еще до Второй Мировой, она пережила и войны, и потрясения. Переживет и необычный визит.
И, что немаловажно, Ассута была частной. Ограничившие самих себя одним месяцем, мутанты не могли ждать ответа от неповоротливой бюрократической машины. Капиталисты реагировали не в пример быстрее.
Они определились с целью, но не с методами.
Оторвавшись от голограмм, Чарльз обернулся через плечо. Едва ли Эрик мог прочесть нерешительность в его взгляде сквозь шлем, но она отражалась во всем: в позе, в голосе, в словах:
— Мы могли бы просто переговорить с руководством и после согласия...
Часть его все еще хочет играть по правилам. Просить. Согласовывать. Не пугать людей. Не диктовать им свои условия с позиции силы.
Но была и другая. Та, которая требовала идти до конца по пути, избранному, когда вместо традиционного заявления по телевидению перед каким-то собранием Чарльз обратился к телепатии, дав понять: при желании он сможет достичь разума каждого жителя Земли. Всех разом. И идти на попятную сейчас, играть в равенство и уважение, глупо и неуместно.
— Я уверен, — тон Эрика был подобен гильотине, одним махом срубающей голову с плеч сомнений. Он стоял позади, по левую руку от Чарльза, держа свой знаменитый шлем подмышкой, и в его глазах и мыслях пылала решимость. — Мы должны показать им, с кем они имеют дело. Показать так, чтобы даже самый бестолковый homo sapiens понял.
Чарльз кивнул. Все верно. Они должны. Именно такой путь они оба избрали, и обещали друг другу не сворачивать с него. Как бы тяжело ни было отказаться от старых взглядов.
— Что ж, тогда... ты готов, старый друг?
Сомнениям место лишь в кругу самых близких. И уж точно — не перед лицами мира. Чарльз расправил плечи, словно впитал уверенность Эрика из его слов и мыслей. Он знал — тот готов, — прежде чем услышал:
— Всегда готов.
Коротко кивнув Чарльзу, Эрик надел на голову шлем.
Оставался последний шаг — в портал, ведущий в Иерусалим, а оттуда прямиком в больницу. Чуть больше пятидесяти километров — не так уж много для талантливого телепортера.

Первым, что ощутил Чарльз, были удивление и страх. Десятки разумов, никак не ожидавших, что посреди холла откроется портал. Никто из них не сталкивался со «сверхъестественным» прежде. А того, чего не знает, человеческий мозг боится — так уж он устроен. Бей, беги или замри. Три базовые реакции. У каждого своя. Но сейчас все, кто стал свидетелями появления мутантов в Ассуте, замерли.
И только потом Чарльз открыл глаза, окинул взглядом сквозь синеву визора красно-белый коридор нового корпуса клиники, ярко освещенный продолговатыми лампами. Он все еще ощущал связь с каждым даже не в помещении — в комплексе. Но хватку ослабил, стоило изначальному шоку отступить, а высшим нервным функциям взять верх над рефлектторными реакциями.
«Пожалуйста, спуститесь в холл. Мы ждем вас», — прозвучало в голове каждого, кто подходил под данное Эриком описание.
— Не беспокойтесь, господин Иссур, — заложив руки за спину, Чарльз обернулся к мужчине за стойкой ресепшена, мечущемуся между паникой и апатией. — Я уже оповестил их.
Иссур из Ассуты. Звучно. Жаль, что он здесь — фигура маловажная, практически случайная, и значения для истории не имеет.
Пошли, разумеется, не все. Ведь просьба, пусть даже произнесенная телепатически, все еще остается всего лишь просьбой.
«Мы ждем вас, — повторил Чарльз уже с нажимом, — Это ваш шанс изменить мир».
Люди, ощутившие вложенную в мысль важность момента, отставляли стаканчики с кофе, прятали только что разогретую еду обратно в холодильник и все-таки шли, недовольно переговариваясь с коллегами:
— Это же он, да? Который «вы спали, а мир изменился»?
— Он самый. Чарльз Ксавьер. Мутантский гуру нескольких прошлых десятилетий. Я думал, он мертв...
Но остались двое, кто проигнорировал призыв и теперь. Адин Герц, уже немолодая женщина, онколог-радиотерапевт, отличалась крайне строптивым нравом и, упрямо сжав губы, продолжала заполнять бланк, ее мысли щерились на приказ Чарльза стайкой разъяренных пушных зверьков. Еремей Брилль, один из хирургов, участвовал в нескольких военных конфликтах и, более того, имел опыт противостояния телепатам, — он только зло чертыхнулся про себя и закрыл на ключ шкафчик с инструментами. В другой ситуации их сила воли могла бы восхитить, а для телепата более слабого — стать серьезным препятствием. Увы, не сегодня. Не желая больше тратить на них время, Чарльз просто-напросто приказал им идти, управляя телами, как марионетками. Задача несложная, но требующая сосредоточенности, ведь он буквально контролировал каждый шаг, каждое движение руки, прикладывающей пропуск. Пока Чарльз был занят, один из посетителей, почувствовав свободу, кинулся прочь. Не к дверям, в которые безуспешно стучалась уборщица, а к окну во всю стену, на бегу замахиваясь стулом. Пока не поскользнулся, повиснув на стуле, неподвижно застывшем в воздухе.
Люди были предсказуемы. Особенно напуганные. И все же, Чарльз был разочарован их глупостью.
— Мы не причиним вам вреда. Все, о чем мы просим — полчаса вашего времени. Если вы не будете сопротивляться, мы управимся быстрее.
Большинство присутствующих обменялись красноречивыми взглядами. Напряжение не спадало, но многие люди, по крайней мере, были готовы слушать. Иссур громко прочистил горло, сложил руки на столешнице и сплел пальцы в замок, будто внимательный отец на родительском собрании.
Длинные ряды стульев, в основном свободные в ранний час, заполнялись постепенно подтягивающимся персоналом. Кому-то надо было просто спуститься на этаж, другие ждали лифта, третьи и вовсе шли из соседнего корпуса. Двери, которые никому не позволяли покинуть главное здание клиники, однако, охотно впускали внутрь. Уборщица еще раз попыталась прошмыгнуть наружу, но на сей раз ей помешал оператор горячей линии, мягко перехватив поперек талии и сопроводив к стулу.
Наконец, почетное место в центре фойе занял Ной Вагнер — главврач и по совместительству директор Ассуты. Статный еврей немецкого происхождения, он производил сильное и, стоит отметить, приятное впечатление человека крайне эрудированного и мудрого. Он, как и все его подчиненные, опасался незваных гостей, но относился к ним без предубеждения, несмотря на явное недовольство внезапным визитом без приглашения. Он тоже готов был слушать.
— Теперь, когда все в сборе, начнем. Мы пришли от имени народа Кракоа, и мы хотим показать вам то, что предлагаем человечеству. Нашу часть сделки, решения о которой мы ждем от вашего правительства семнадцатого октября текущего года.
Чарльз ненадолго умолк, давая время осознать и вспомнить, а тем, кто не справлялся сам, услужливо подталкивая воспоминания о речи, прозвучавшей в их умах два дня назад.
Здесь не было репортеров, чтобы записать происходящее, но Чарльз специально убедился, что камеры наблюдения направлены на них с Эриком. И что их прекрасно слышно.
— Возможно, до вас доходили слухи о некой компании, начавшей разработку чудо-лекарства. Возможно, вы впервые услышали о нем только позавчера. Как бы то ни было, мы, мутанты Кракоа, не ждем, что человечество поверит нам на слово. Мы готовы показать миру, что за лекарства мы предлагаем. И пациенты Ассуты были выбраны нами, как кандидаты.
Господин Вагнер вопросительно вздернул бровь и, помедлив, сложил руки на груди. Его мысли сдержанно, но ощутимо источали удивление, недоверие и сарказм.
Чарльз мог бы его понять. Обычно испытания препаратов проводились немного иначе. Но в нынешних обстоятельствах приходилось поступиться принципами научного сообщества.
— Конечно, если они согласятся. Нас интересуют только самые тяжелые случаи. Те, в которых больным остается уповать на чудо... или научный прорыв.
Произнося составленную заранее речь, Чарльз вытягивал из памяти докторов имена и диагнозы, подходящие для демонстрации:
— Рене Ламбер, запущенная системная бактериальная инфекция, вызванная Pseudomonas aeruginosa, устойчивой ко всем известным на сегодняшний день видам антибиотиков. Юхани Виртанен, тяжелая травма позвоночника с парезом нижних конечностей и стремительной деградацией органов малого таза. Инес Гонсалес, рецидив первичной лимфомы центральной нервной системы. Зейтуни Бойт, геморрагическая лихорадка Марбург. Алдана Моекова, запущенная мезотелиома плевры.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [19.09.16] Medicus curat, natura sanat


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно