Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [26-28.11.15] A home, worth fighting for


[26-28.11.15] A home, worth fighting for

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

https://legionofleia.files.wordpress.com/2015/03/screen-shot-2015-03-05-at-9-47-12-am.png

Время: 26-28 ноября 2015
Место: Исторический музей Нью-Йорка, для начала
Участники:Thor Odinson, Anthony Stark
Описание:время никогда не стоит на месте. Герои сражались. Герои пали. И герои возродились, продолжая жить дальше, как и весь мир. Однако тоска по тем вещам, что уже утеряны, не покидала сердце многих. И один из героев решил вернуть то, что было утрачено. Правда, для этого нужны были ... средства.
И кто же знал, что добыча средств битвой закончится. И встреча со старым другом состоится не так, как ожидалось.
Впрочем, иначе в Нью-Йорке не бывает.

[audio]http://pleer.com/tracks/9881322nk9f[/audio]

Отредактировано Thor Odinson (29.01.2016 20:50)

+1

2

Прошло восемь месяцев с тех пор, как была выиграна битва против тирана, возомнившего себя богом, и поставившим настоящих богов на колени. Задурившего им голову. Сделавшего своими цепными псами. Восемь месяцев Сын Одина скитался по мирам, пытаясь обрести себя в этом новом мире. Пока не понял - в одиночку ему этого не достичь. Только не без его  друзей. Только не без Мстителей.
   Представьте же его шок, когда он узнал, что Мстителей больше нет. Равно, как и Башня, их твердыня, их дом, была продана. Первый порыв открутить Старку голову был придушен почти сразу (ну, разгромил Ас какое-то здание, и так на снос отправлявшееся. Можно сказать, услугу сделал), и после бог начал думать, как быть дальше. Видимо, даже та таинственная дева, которой он отдал свое имя - об этом Ас пожалел но что сделано, то сделано - не особо сильно несла его бремя как Мстителя. Однако он не осуждал. Ведь она вряд ли были богом. Посему - пусть живет, и наслаждается жизнью, которую имеет. Сейчас она была Защитником Девяти Миров. А он... он был сыном своего отца. Он был Богом Грома. И он был Мстителем.
   Ибо Мститель однажды - Мститель навсегда. Много кто не понимал смысла этой фразы, однако Донар, будучи богом, понимал всю суть магии в этой фразе и команде, которую смертные умудрились развалить. Но сидеть и думать над произошедшим не было смысла. Надо было восстанавливать это все.
   Но для этого нужны были деньги.
   После недолгих поисков информации Одинсон понял - Старк, мягко говоря, банкрот. То бишь, денежка у него еще какая-то есть, но он уже - не миллиардер. И башню он продал, дабы хоть как-то держаться на плаву. Значит, у него достаточного количества денег нет. Но у бога были деньги. Точнее, золото, драгоценности, и прочая, и прочая, и прочая. Даже его личных запасов в Мидгарде хватило бы с лихвой, чтобы купить пол-Америки, не говоря уже о захоронениях, и его капитала в Граде Асов. Ибо золотой запас США не равнялся с состоянием бога даже на йоту. Что неудивительно - поживите с его, и насобираете не меньше. Или награбите, как порядочный викинг. Не важно, в целом. Посему ему нужно было отправиться за неким артефактом, который, к сожалению, находился в музее. Камень Норн. Мстители знали о нем, и впрочем, он был спрятан в некоем камне с шведской рунической росписью седьмого столетия, однако супергерои решили, что лучше пусть будет там - ведь на видном месте спрятать такую вещь им казалось логичней, особенно с мание Мстителей прятать все, что можно куда подальше. А те, кто будет за ним охотиться, все равно найдут Камень, где бы он ни был бы спрятан. Ведь такие вещи нужны крайне сильным существам. И их никакое хранилище не удержит.
   Так или иначе, Донар решительно направился в музей, завернув свою секиру в ... да, мешок для гольфа. Бог как мог ,так приспосабливался к новой жизни, и нельзя сказать, что это было логично, но эй - он хотя бы что-то делал. также в том мешке находилась и рука Разрушителя, более не нужная Сыну Одина. А он только, казалось, привык к отсутствию левой руки... Но слава Вотану, он сумел ее себе вернуть. Хотя платить тоже пришлось немало. Однако шаг за шагом, как говорят. Вначале - рука, после - достойность. Ну а после... а после будет видно. С такими размышлениями Ас и дошел до нужного ему камня. на котором описывалась часть истории Инглингов. Что символично, ведь сегодня был день Хальфдана Белая Кость... Хотя, вряд ли смертные помнили все языческие праздники. Оглядевшись по сторонам, Одинсон уже собирался треснуть по каменюке, как вдруг ему самому неслабо прилетело по затылку. ОЧЕНЬ неслабо. Ибо мало кто способен ударить Громовержца так, дабы тот отлетел на тридцать метров сквозь стену. Встав на ноги, Донар потряс головой, и издав утробное рычание. достал секиру из сумки для гольфа... только для того, чтобы увидеть свое отражение, делающее то же самое. Только ухмыляющееся с куда большей злобой.
- Да чтоб меня чибисы сожрали...
   И его двойник ответил ему в его же духе, и его манерой. Что сожрут, а он еще поможет. Ибо самозванец должен умереть. Тор же ответил ему, что сам он самозванец, и пусть сдохнет в мучениях. Запустив секиру в нападавшего, бог викингов ринулся на противника...
   И вскоре половина музея была разрушена. Ибо дерущиеся были не только идентичны внешне: те же джинсы. та же футболка, та же куртка, то же оружие - у них была и одинаковая сила. Более того, каким-то заклятием удерживались все двери, не дающие возможности людям, застрявшим с двумя воинами, выбраться. Ударив противника под дых, и отбросив того в другой конец зала, Донар гаркнул, что желает видеть Железного Человека. Но этот зов, видимо, восприняли как крик террориста касательно переговоров. Объясниться Громовержец не успел - ему пришлось блокировать стремительные удары секиры, которая была точной копией Ярнбьёрна.  Вообще, он будто бы смотрел на себя в зеркало: искаженное, злобное, но все равно отражавшее его суть. Ту суть, которую Одинсон прятал в себе всю жизнь.
   Суть берсеркера, для которого не свято ничего, кроме жажды убийства и крови.
   И как победить такое существо, не уподобившись ему?
   Ас не знал. Все, что ему оставалось - это сдерживать своего двойника, лихорадочно мыслить, что же он такое, и пытаться отвадить его от невинных людей. Ибо тот совершенно не заботился о случайных жертвах. И скорее всего, даже привечал оные.
- Прелестное возвращенье в город, ничего не скажешь - выдохнул Тор, в очередной раз ударяя секирой по противнику.. и в очередной раз его топор встретила секира врага, громким лязгом отбившая его оружие. Следующий удар выбил оружие обоих. и две идентичные секиры взмыли в воздух, после чего Одинсон еле успел оттолкнуть двух людей, так невпопад стоящих под падением топоров. И вновь чуть было не лишился руки. Эта тенденция его начинала раздражать. Та же рука. И чуть в третий раз ее не отрубили! Да какого Хеля!
   И плюнув на мораль, Громовержец с нечеловеческим ревом ринулся на врага, избивая его уже в рукопашную, словно дикий зверь. И пусть ему отвечали тем же, Вингнир хотя бы перенес ярость противника лишь на себя. Два гиганта, медленно, но верно убивающих друг друга посреди развалин  музея...
   Хотя, будто бы Нью-Йорк к такому не привык.

Отредактировано Thor Odinson (29.01.2016 20:52)

+1

3

Как говорится, ничто не предвещало.
То, что в принципе творилось в последнее время, нельзя было назвать чем-либо приятным или вовсе радужным, но всё-таки всему есть предел. И всё когда-нибудь заканчивается. Или уходит на перерыв. Так позднее утро и началось с невинной чашки кофе, и хоть свободного времени не было в принципе, даже такой хронический трудоголик в какой-то момент может отложить дела в сторонку ради какой-нибудь не шибко важной, но приятной блажи. У изобретателя были свои, далеко не всем понятные развлечения — помимо доработки технологий костюма или прочих рабочих проектов имелись вещи не в прямом смысле слова материальные. Виртуальная напарница, например, которая в таком виде его более чем устраивала, но в которую по прежнему было можно, а порой и следовало вносить правки и доработки. Так небольшие коррективы файерволлов, алгоритмов и динамических поведенческих сценариев проходили параллельно оживленной словесной перепалке с вышеозначенным компьютером, спорившим о том, что ему (вернее, ей) в кодах надо, а что нет. Это было весело даже не взирая на то, что Тони более чем прекрасно знал и помнил, что Пятница могла ему ответить в большинстве конкретных ситуаций — даже не смотря на то, что в ИИ, как и в её предшественников, была заложена вполне осмысленная личность с собственной логикой. Издавна. И куда более реальная, чем у остальных. Пускай она теперь не была такой, как раньше — прежние ошибки Тони повторять не собирался. Неважно, насколько "живой" будет это чудо, оно в любом случае оставалось программой, а программа обязана была работать так же четко, как швейцарские часы. Часы с высокой степенью защиты: проходили мы уже песни и истории со взломанными системами и программами, ставшими слишком самостоятельными...
В итоге пролетело достаточно много времени: собственно, Старк задумался о том, что всё как-то подозрительно тихо, только тогда, когда вышеупомянутая Пятница выкинула отдельным окном прямой эфир экстренного выпуска новостей, повествующий о том, что в городе снова какие-то безбожные погромы. Не сказать, чтобы как раз это его так уж сильно удивило, ибо сама ситуация попадала под разряд "опять — двадцать пять", услышать при подобном шоу своё имя (он едва вслушивался в то, о чем там вещают — конструктивной и полезной для него информации было мало всё равно) тоже не было ничем новеньким, но всё же заставило задуматься о некоторых малоприятных вещах. Примерно одновременно с этим раздался дружный звонок от Фьюри и еще пары человек, но Тони и не мешкал — выскочил, можно сказать, в чем был, на ходу активируя броню и позволяя её сегментам собраться в единую конструкцию. Хватило всего-то нескольких красноречивых картинок для того, чтобы понять, что дело дрянь. От общественного здания практически ничего не осталось.
Средь бела дня.
Просто лучше быть не может. И дело вовсе даже не в том, что к этому с ходу приплели его, всё обстояло гораздо хуже.
— Фридэй, восстанови картину происходящего. Покажи трансляцию происходящего, — на лету диктовал ей Старк, сверяясь с выводимой на дисплей информацией. — Выведи данные по месту происшествия... стоп. Проверь их систему безопасности, может, что-то уцелело. Что это вообще было?
— Она оффлайн, — Пятница принялась поочередно выдавать ответы на вопросы. — Нордический музей Нью-Йорка. Сигнал тревоги с этого адреса впервые поступил чуть более семи минут назад. По предварительным данным в здание ворвался террорист, возможно — не один. Личность не установлена. Число жертв неизвестно...
И выкинула еще пару свежих фотографий, сделанных с земного ракурса неким бесстрашным и добродушным зевакой, который при всем желании здесь ничего бы поделать не смог, сам бы унес ноги.
— Ой, как там всё плохо, — надо сказать, быстро уработали в хлам такое внушительное здание. — Старый добрый Халк вернулся?
— Замечен не был.
— Ну тогда можно лишь предполагать, — пробормотал мужчина, скорректировав полет, недолгий, но несколько напряженный. — Так или иначе сейчас узнаем, кто тут развлекается и кому нужно съездить по морде. Тут не простые люди постарались.
Вопрос в том, кто бы это мог быть на самом деле. Учитывая, что обратились к нему — предположения действительно были, но насколько они верны?
На месте частично побитого, частично вовсе рухнувшего музея стояло облако поднятой бетонной пыли. На первый взгляд все, кто мог уйти из под удара, ушли, но еще один вопрос заключался в том, сколько людей пострадало, сколько погибло, сколько могло быть под обломками, которые следовало разгрести... или дать службам возможность это сделать. Железный Человек сделал очень спешный круг почета над развалинами, осматривая в инфракрасном спектре всё, что находилось внизу. Две внушительные фигуры обнаружились практически сразу, и на первый взгляд верзилы напоминали двух сцепившихся близнецов, не поделивших последний пончик. И причем тут вообще он? Придя ко вполне закономерному выводу, что всё это зашло слишком далеко и вообще — ребята маленько ошалели, Тони перевел броню в режим тяжеловеса и с воинственным кличем камнем рухнул им на головы. Казалось бы, по примеру Халкбастеров М-52, принимая подобную форму, вполне закономерно должна была стать менее поворотливой, но на деле Старку ничто не помешало воспользоваться секундной заминкой противника и... нет, не растащить драчунов по углам, а отправить обоих в бреющий полет. Только адреса у обоих находились в противоположных направлениях.
— Что за безобразие вы тут устроили?! — почти безо всякого юмора гаркнул Тони, здраво полагавший, что сами хэвихиттеры сейчас, в общем-то, не проблема. Угомонить — угомонит. — Самое подходящее место для разборок выбрали. В другое прогуляться не хотите?
А вот когда он пригляделся по крайней мере к одному из двух человек, внезапно для себя задумался о том, что в данном случае хэвихиттеры как раз-таки могли стать серьёзной проблемой...
— Аэм... Тор?
— Торы, — педантично поправила его ИИ, попытавшись пошутить. Тони головой вертел медленнее, чем она обрабатывала информацию с визора и датчиков. — Они идентичны.
— Так. Тогда объясните мне оба одну вещь: что здесь происходит? И, главное, какого хрена?!

+3

4

Два берсеркера уже собирались оторвать друг другу если не голову, то хоть какую-то конечность. И вполне возможно, что этим бы и кончилось. Ведь это была битва будто бы со своим отражением. Каждый знал возможности другого до идеала. Была та же память. те же навыки, те же рефлексы... Даже Локи не мог так идеально воссоздать Тора своими иллюзиями высшего пошиба. С одной погрешностью - у его копии не было фактора сдерживания. Посему любой удар, приходившийся не по Сыну Одина, мог быть смертельным для любого. Он мог в Манхэттене дыру пробить в полкилометра, если заморочиться. И посему Донар предпочитал подставляться под такие удары. дабы свести потери к минимуму, как среди людей. так и среди архитектуры. Он любил этот музей, несмотря на то, что долгое время спорил со Старком насчет того, что не стоит раскапывать гробницы. Ибо, возможно. не зря это закопали. И порой Мстители даже отправлялись успокаивать то, что разбудили любопытные археологи. Но сейчас Асу было не до ностальгии. Только он собирался было полностью, поддаться жажде крови и убийств, дабы сравниться со своим противником...
   Как мощный удар огромного робота - или брони? - запустил его в другой конец здания, попутно разбив его спиной еще одну стену. И сверху еще рухнул кусок крыши. Его враг тоже отправился полетать не по своей воле. Это слега отрезвило Громовержца - впрочем, много кого другого убило бы на месте, так что неудивительно - и Донар понял - помощь прибыла. У него было секунды две. Слишком мало. Но если Тони умный - а он умный, в чем-чем, а в этом Ас был уверен - то он хотя бы сориентируется. У него уже были догадки, с кем он сражается. И к сожалению, вряд ли Вингнир ошибался.
- Энтони! Камень! Уноси его! - зарычал Одинсон, еще не до конца взяв контроль над своей яростью, отбрасывая с себя обломки...
   И все следующее заняло не больше секунды.
   Для Бога Грома почувствовать надвигающийся удар молнии - это как человеку понять, что он сейчас чихнет. Как можно не доверять своему организму, самому себе? И как можно не знать, куда ударит молния? И, что куда страшнее, какой мощности она будет? Это было подлое действие. Это было низко. Жестоко и бесчеловечно. Но что хуже всего - это были и его мысли тоже. Ибо так он бы убивал Тони Старка, будь он его врагом. Так он убивал бы сильных противников, если бы у него не было понятия о ценности жизни. Насколько сильной бы ни была броня Старка... она вряд ли выдержит такой заряд небесного электричества. Температура поверхности солнца - шесть тысяч Кельвинов. А температура молнии - тридцать тысяч Кельвинов. В пять раз больше. Обычная физика. Это уже страшная сила. А теперь представьте, что вы способны увеличивать мощность разряда и температуру молнии настолько, насколько вам заблагорассудится. Раз в семь, как вот сейчас. И это его двойник еще не особо заморачивался. Он это собирался сделать, потому что мог. И это Тор позвал сюда Старка. И он будет виновен в его гибели. Если что-то не сделает. Если не поглотит этот разряд.
   С немыслимой скоростью, чуть ли не взлетев, Ас ринулся на Халкбастер, еле успев оказаться на его "крыше", поднял руку - и как раз в этот момент в кисть Донара ударил неописуемый разряд небесного гнева. Ему-то ничего не будет - если что и никогда не способно навредить Тору, так это электричество, неважно, чем  или кем оно сгенерировано. Однако поскольку защитные системы Халкбастера все же восприняли этот жест как враждебный, Вингнир тотчас же был отброшен подальше. Это было действие на автомате, но полностью поглотить заряд бог не успел. Посему, встав с земли, он увидел броню Тони, покрывшуюся разрядами искр, издающую странный звук, и, кажется. в ней что-то сгорело. Но по крайней мере, он слышал его сердцебиение. Значит. он жив.  И следом Тор еле успел сблокировать удар секирой по своей голове. Его двойник вспомнил про оружие. Сжав ручку его топора, Одинсон, все еще дымящийся и в жалких остатках одежды, которая, увы, не обладала свойствами бога, выломал секиру из кисти врага, и намеревался переломать тому рёбра, однако его в последствии перехватили за кулак, и перебросили через себя. Как раз для того, чтобы Одинсон в полёте успел попасть коленом по голове противнику, и был отброшенным  ладонью на тридцать шагов. От каждого их удара в радиусе метра трескали камни, пол, и вряд ли люди пережили бы ударные волны такой концентрации. Однако броня Старка все еще его защищала. Хотя и была неактивна.. ну, сравнительно. В ней что-то пищало, дымилось, что-то выливалось, однако зная миллиардера... бывшего миллиардера, это было крайне кратковременным явлением. Вновь ринувшись на своего двойника, Тор заорал:
- Убей его, Энтони!
- Нет, его убей ты, Энтони!
- Не слушай его!
- Он лишь обмануть тебя пытается!
- Спаси людей же, Тони!
- Не дай ему до Камня добраться!
  Но как Старк их различит? Почем ему знать, где из них - настоящий Громовержец? Они даже выражались одинаково. Сражались одинаково. И Ас. вздохнув, понял - есть лишь маленький, призрачный шанс на то, что затея, которая пришла ему в голову только что - возможно. после очередного удара, впрочем - сейчас получится. Ведь его двойник, его полная противоположность, был эгоистичным, жаждущим смерти других, крови, и страданий. И думал он лишь о себе. Заполучив наконец и свою секиру - уж что-что, а свой Ярнбьёрн Одинсон мог отличить из тысячи одинаковых - Ас замахнулся, собираясь снести голову врагу. Но чуть-чуть медленнее, чем следовало бы. Лишь на пол-мига. Однако его двойнику этого хватило.
   С утробным хаканьем рубанув Громовержца по печени, его соперник допустил одну ошибку - он подпустил к себе врага слишком близко. И Громовержец не преминул этим воспользоваться. Свободной рукой Тор, не особо сдерживаясь, саданул его в шею, перебив ему кадык, и отбросив его на полтора квартала отсюда. А затем, упав на колено, с гримасой боли выдернул чужой топор из своего торса, орошая землю почти что чёрной кровью.
- Его сие не остановит. Не замедлит даже. Посему... ты должен найти способ остановить бога, Энтони. А после я его убь...
   Но договорить ему не дали. С пронизывающим свистом на  Донара, словно ракета, прилетел Тор №2, которого такой полет едва ли замедлил. Равно, как и выбитый кадык.
- Он специально в доверие втирается, обманом руководствуясь! Не слушай его, друже! Он специально ранить себя дал, ибо я так же поступил бы! Дай мне Камень, и мы покончим с ним!
   Вмешиваться в бой двух богов, сражающихся до последнего, было крайне опасно для жизни. Однако если их не остановить - а как бы Вингнир не пытался перенести сражение подальше отсюда, у него это не получалось - то они уничтожат вскоре не только лишь музей. Однако Тор верил в Тони. И хотя он понимал - догадаться, кто есть кто, будет практически невозможно, Старк все же сделает это. Ведь он его друг.
   А что он за бог, если не будет верить в своих друзей?

+1

5

Что за...
Надо сказать, иногда и единичного Тора было более чем много, а когда речь шла о двух, и по меньшей мере у одного проблемы — можно было здраво опасаться, что потерян вскоре будет не только этот музей. Тони откровенно понятия не имел, почему их вообще могло быть двое, но то, что один из них был не в себе, являлось более чем очевидной деталью: Тор, если он был еще в своем уме, не стал бы ни при каких обстоятельствах устраивать такое, да еще и в одном из излюбленных мест. А если и стал бы, то далеко не просто так. И если бы вдруг свихнулись оба, вряд ли бы они дрались друг с другом, а не крушили всё кругом, да еще и начав со столь оригинального места. В который раз за это время пришла мысль о том, насколько же он ненавидит магию, ибо такое сотворить, по логике вещей, могла только она. Брошенные одним из Громовержцев ему вдогонку слова врезались в слух, но, к счастью для него, Тони в тот момент смотрел вовсе не на Тора-настоящего, а на его копию. Бога, судя по всему, не сильно смутило, что его оторвали от его занятия и просто отбросили в сторону (ну еще бы!), но фактически во всех его движениях сквозило явное стремление нападать, а не защищаться или, тем более, идти на переговоры. Приборы еще не успели зафиксировать никаких явных перепадов напряжения, но Старк, памятуя богатый опыт общения с Богом Грома и собственные за ним наблюдения, скорее предчувствовал, что может последовать дальше в случае, если противник не будет располагать желанием с ним церемониться. А он, судя по всему, как раз не собирался. Какой-то из двух, но молчал этот. Секция брони на руке перестроилась, формируя средней длины клинок, который Тони почти по самую кисть руки вогнал в пол. Вариантов на самом-то деле было немного: то, что был способен выдать громовержец при худшем раскладе, предохранители могли и не переработать, перенаправлять молнию в воздух, учитывая, что вокруг располагались в том числе и высотные здания, могло обернуться новыми случайными жертвами, перенаправлять молнию обратно было и вовсе бесполезно... оставалась земля, пускай и здесь имелось достаточно подводных камней. Интуитивная предосторожность опередила действительность на долю секунды, но Старк, если честно, не рассчитывал на то, что с молнией ему придется столкнуться вовсе не в одиночку. Ему-то оставалось рассчитывать лишь на то, что удастся перевести в землю хоть какую-то часть мощи заряда, и при этом вся его поспешная мера упиралась в большое количество неизвестных переменных: пол музея был выложен мраморной плиткой, которая ток не проводила в принципе, под плиткой же был бетон, который, в общем-то, тоже мог считаться проводником лишь в определенных условиях. Его надеждой были металлические брусья каркаса, переплетающиеся по большой площади — окружающий материал в данном случае послужит скорее изолятором, и ток разойдется преимущественно по "корням" того, что осталось от здания. Уйдет вглубь. За пять минут разрухи пол не просыреет насквозь и оголенным проводом не станет, и сильно дальше его черты заряд не уйдет.
Он и не ушел, но всё было бы гораздо проще, если бы Тони был уверен, что второй Тор не свихнулся наподобие двойника и нападать на него не собирался. Этому подтверждений не было, но пришлось довериться первому впечатлению и элементарной психологии ненормальных. В знании физики и природы сего явления были свои хитрости: температура самой молнии была намного меньше, чем объекта, в который пришелся весь её заряд. Изжариться — не изжарился, и надеялся, что на фоне общей перегрузки из строя не выбыл. В чем был несоизмеримый плюс новой технологии — она адаптировалась и могла менять защитные свойства. Как и восстанавливать собственные повреждения. И делать её по параметрам менее устойчивой, чем предыдущие боевые прототипы, у него в намерениях и изначально не было.
— Фридэй, Фридэй! Пятница! — звать ушедший в несознанку компьютер было немного смысла, но экраны не погасли, значит сеть была цела. — Перезагрузка всех систем, реконструкция поврежденных структур... а, черт!
Мимо пронеслись носорогами два вновь сцепившихся неадеквата. Вернее, полтора: во всяком случае, теперь Тони был уверен, что это всё было крайне неудачной игрой в зазеркалье. Ранее ИИ выписывал на внутреннем дисплеи результаты сканирования и обработанных данных насчет обоих богов: удивительно, но они в самом деле были практически идентичные, если не считать того, что у одного была механическая рука. Единственное явное различие, не считая деталей поведения. Пока подавшая голос Пятница отчитывалась, а Тони мог разве что наблюдать за развернувшейся в новом масштабе дракой, перешедшей уже на другой уровень, у него было время поразмышлять над ситуацией. Немного, но было. По сути перед ним была простая логическая задачка, и следовало лишь сделать правильные выводы. Механическая рука была у настоящего Тора, однако именно этот из них двоих нападал первым. Твердили "правильные" вещи оба, провоцировали оба. Болтал один. Про камень твердили тоже оба.  Про убийство заикнулся один (понять бы, кто из двух). Если задуматься над всем внимательнее, то происходящее было обозначено практически сразу, с самого начала: словом "уноси". Тор практически всегда был прямолинеен, в таких ситуациях он юлить так и вовсе никогда не умел, так что это можно было трактовать еще и как "уходи сам". Локи к этой ситуации не приплетался при всем желании, так что и цирк с молнией и подобными восклицаниями вряд ли был театральным представлением. Хотя этот засранец, конечно, постарался бы, чтобы такой сценарий был его обманкой и на него купились.
Но всё это не было иллюзией. Совсем нет.
— Держи его! — в текущей ситуации это было адресовано обоим; броня под комментарии ИИ ожила еще секунд пять назад и начала немного перестраиваться, Старк вышел из оцепенения и подлетел к одной из валявшихся секир (стрелять в этих гениев в принцине не было смысла, бить их по морде — тоже). Правда, сделал он явно не то, что от него ждал по крайней мере один из, потому как с оружием он направился вовсе не к ним, а к откатившемуся в сторонке проблемному камню. Надо было это прекращать. — И пусть потом кто-то скажет, что я неправ.
Замахнулся Тони более чем по-настоящему: насколько он знал и одну, и другую вещь, задуманное прокатить бы могло. Не очень хотел представлять, во что это может вылиться в таком случае. Но в общем и целом, хоть он и был более-менее уверен, кто есть кто, затея была более чем простая: настоящий Тор всё же думал шире и не только о себе, а зная его тем более должен понять, что он блефует и никогда не станет реализовывать подобную затею по-настоящему. А вот второй, судя по выпадам, контролировал себя хуже и мог бы дернуться. И открыться. И дать настоящему несколько лишних мгновений.
Только почему-то Тони не отпускала мысль, что этот блеф в попытке пойти на хитрость — самая идиотская затея в его жизни.

Только не прибей меня в следующем посте) НЕ стукнул я по камешку. Хд
И, да. В скайпе я сказать это забыл, но не пиши за меня(

+2

6

- Держи его!
Это было словно спусковым крючком для обоих богов.... для бога и двойника? Для обоих блондинов, в общем. ухватившись друг за друга, два воина, рыча, словно бешеные звери Ётунхейма, пытались удавить друг друга, вырвать глотки, перегрызть шеи... Однако когда оба они поняли, что сейчас кое-кто с размаха засадит секиру прямо в злополучный Камень Норн то оба в голос заорали!
- Нет!
   Попробуй тут отличи, кто есть кто. Тор - оригинальный Тор - орал с чувством страха за жизнь Энтони, да и многих людей, находящихся здесь, ибо высвободившаяся энергия попросту сметет их, а дальше можно лишь догадываться. Может вырвать их души из тела. Заставить постареть, и превратиться в кости да прах. Переместить в Нифльхейм, к примеру. Или в открытый космос. Последствия были абсолютно непредсказуемы. И Вингнир не раз говорил Старку, что если по чему и не следует бить, так это - по Камням Норн. А тут такая засада. Вдруг Энтони забыл его наставления? Вдруг решил действовать по ситуации? Вряд ли, однако рисковать Ас не мог - только не тогда, когда столько чужих жизней было на кону. Да и еще к тому же, камушек был ключом к злату, которое было нужно Громовержцу - о, этот неловкий момент меркантильности скандинава! А вот его двойник орал, словно вот-вот потеряющий свой шанс на бессмертие, на жизнь некромант, на глазах которого уничтожали какой-то гримуар. Ни грамма страха за кого-то другого - один эгоизм, во всей своей красе, приправленный изрядной горстью жажды крови, мести обидчику, и с лёгким налетом животного страха за свою жизнь.Только гаркнули они одновременно. Одинаково громогласно, выбив стёкла в домах через дорогу, и одинаково ринулись к Старку. И все, что успел сделать Тор, откровенно наплевав на любые последствие - сбить Энтони с ног, улетев с ним подальше от грёбанного Камня, и пытаясь хоть как-то смягчить возможную ударную магическую волну для своего друга.
   А его двойник с искренним - ведь что может быть искренней, нежели злорадство? - схватил Камень, подняв оный кверху в зажатом кулаке, и посмотрел на бывших Мстителей глазами победителя. Победителя, смотрящего на трупы. Он уже никуда не спешил. Ибо он выиграл. И Громовержец, глядя на врага, понимал это.
- Разобрался уж, кто из нас настоящий, Тони?! Гений магических решений, чибисова шерсть тебе в забрало! - смачный подзатыльник неслабо помял шлем брони, после чего Одинсон встал на ноги, шипя от боли и кое-как прикрывая грязной ладонью кровотечение из разрубленного бока, другой взял свою секиру (чудо, что Тони угадал, где Ярнбьёрн. Если угадывал вообще, ибо верить в слепой случай Асу было западло), и тихо, но крайне быстро сказал Старку: - Теперь же - уходи. Ибо тебе с ним не совладать. Уводи людей подальше. А я ... я его сдержу, и попытаюсь битву-то перенести подальше от оживлённых мест. Да не мешк...
   Однако смачный апперкот не дал ему договорить. Материализовавшийся прямо из воздуха двойник Одинсона вновь исчез. и в то же время очутился за его спиной, пальцами, словно когтями, ударяя его в позвоночник. И вновь телепортировавшись, ударил его коленом по ране от секиры. Эти вспышки телепортаций со стороны выглядели как одно сплошное сияние, столь быстрым были атаки тёмного Одинсона. И сквозь рвущие барабанные перепонки звуки ударов прекрасно был слышен рёв боли Тора, не успевавшего даже защититься толком. Все, что он успел - поймать противника за руку. которая от силы удара кулаком пробила его живот, застряв в торсе Одинсона по середину предплечья. В тот же миг глаза Аса расширились от боли, и он сплюнул кровью, начиная оседать, но все еще не выпуская руку - целую руку, не механическую - из своей хватки. Ему, кажется, заживо вырывали желудок. Ну что же. Если ему суждено лишиться жизненно важного органа... он не останется в долгу.
   Выпустив из другой руки секиру, Донар схватил врага за металлическую руку, и что есть силы дёрнул на себя. Однако на месте культи была лишь чернота, дымкой распространявшаяся из плоти двойника, а сам протез вскоре стал такой же дымкой, рассеявшись сам по себе без контакта с плотью бывшего хозяина. Тёмный Одинсон, вырвав-таки руку вместе с желудком Донара, собирался нанести ему еще один удар прямо в горло, однако пока он замахивался, Ас, источая молнии из глаз, успел прорычать Тони лишь одну фразу. Фразу, которой он желал сказать куда больше, чем позволяло ему время. Фразу, которая должна была предупредить Энтони.
- Будь Мстителем ты, Тони.
  И только последний звук слетел с губ бога, тот, словно молния, ринулся с врагом в воздух, взревев, словно инопланетная ракета, и озарив город рёвом бога-берсеркера. Он понимал - его раны слишком серьёзны, дабы не поддаться боевому безумию, что неумолимо скреблось из оков его сознания. требуя высвободиться, чувствуя возможность скорой кончины. Словно дикий, яростный, жестокий защитный механизм, который смачивать нужно кровью. Кровью врагов, а под конец - своей. Уже не чувствуя боли, а лишь ярость и безумие битвы, Громовержец избивал противника, даже не заботясь блокировать его встречные удары, однако вскоре пришло время падения. И часть сознания Одинсона, что еще не была подёрнута кровавой пеленой, искренне надеялась, что за те пару минут их полёта Тони успел вытащить людей из развалин музея. Ибо сейчас развалины вполне могли стать чьей-то гробницей. Падение сопровождалось звуками ударов, телепорта тёмного Тора вокруг своего врага, пытающегося убить сына Одина еще в воздухе, и звериным рёвом обоих. Земля была все ближе....
   И вот раздался грохот, следом за которым вместе с локальным землетрясением последовали клубы пыли, бетонного крошева и сыпящихся камней. щедро орошающие смертоносным градом окрестности. За гулом, созданным падением двух богов, не было слышно ни их рёва, ни звуков ударов - ничего. Однако когда тишина, пусть и относительная, вновь дала знать о себе, двух воинов все так же не было слышно.
   Лежащие друг возле друга, они пытались одинаково придти в себя, и хоть как-то дотянуться до Камня. который выпал из рук тёмного Тора во время падения.Однако он был за семь метров от них, и дотянуться было никак. Значит, придётся убивать друг друга теми методами, что доступны. Словно одурманенные, они начали подниматься, медленно, сквозь неистовую боль, и вот уже стояли на ногах, шатаясь, и смотря полными желания убивать глазами друг на друга. Только причины у каждого были свои. Однако так ли важны причины? Сейчас им нужно было преимущество. Тор, пусть и был серьезно ранен, все же обладал двумя руками. А его двойник, будучи в относительно лучшем состоянии, был лишен левой руки. Мельком взглянув по сторонам, они оба заприметили Ярнбьёрн Тора... и спустя мгновение оба ринулись к нему. Только если тёмный Ас метнулся к секире, то Донар - к шее своего двойника. И как только его противник схватил рукоять топора, Громовержец стальной хваткой сжал его голову, впиваясь пальцами в его шею и челюсть. Жилы на его мышцах вздулись от напряжения, лицо исказила гримаса ярости. смешанной с болью, и Одинсон прорычал:
- Из тьмы моей ты порожден был. И сейчас я заберу то, что моё!
   Они оба сделали свой ход. Лезвие секиры вот-вот должно было обезглавить Сына Одина. Оно уже ощущало ярко-алую кровь, исходящую из пореза на его шее... Но Тор оказался немного быстрее. На самую малость.
   Но этого хватило.
   И он с хрустом и тошнотворно манящим, дурманящим ярость берсеркера звуком рвущейся плоти оторвал голову тёмного бога, издав нечеловеческий рёв, орошая себя фонтаном крови врага. Тело двойника тотчас же пало, а бог-берсеркер все так и стоял с головой врага, поднятой вверх, упиваясь кровью, щедро стекающей на него. Он победил. Один зверь убил другого.
   Но нужен ли сейчас этот зверь? Или его придётся так же обуздать, как дикое, яростное животное?
   Пусть попробуют! В их крови он искупается вволю!
   Но все же слабый голосок разума взрастил одну мысль в сознании обезумевшего Аса. То, зачем он сюда прибыл, за что бился. Кого пытался защитить. И то, что пора отпустить зверя, вновь заковав его в цепи. До нужного часа.
   Медленно опустив оторванную голову, Вингнир, тяжело дыша, упал на колени, вновь ощущая невыносимую боль от ранений. Вместе с сознанием приходила и боль, ведь так всегда бывает. И вместе с этим ощущением приходит слабость, рука об руку с увядающей жизнью. Да только он не умрёт. Асы ведь даже без сердца способны жить. Однако он вполне может потерять сознание, и что тогда люди увидят? неужто он может позволить им увидеть себя.. таким? Он не должен их так подвести. НО это, видимо, уже было за его пределами.
   И вскоре людям, если бы они вошли на территорию развалин музея, и заглянули вглубь воронки, представилось бы следующее: обезглавленный однорукий Бог Грома, чёрной дымкой медленно испаряющийся и этой самой дымкой будто бы тянущийся к другому Тору и растворяющейся в нем, лежащему в увеличивающейся лужице своей крови, с оторванной головой в руке.
   Явно не такого воссоединения со своим другом желал Громовержец. Но провидение располагает, как говорят. И если бы он был сейчас в сознании - то все равно не нашел бы слов оправдания да извинения. Все же, он был в Мидгарде.
   И законы Срединного Мира стоило уважать. Хотя бы ради его друзей, рождённых в этом мире.

Отредактировано Thor Odinson (04.02.2016 08:34)

+1

7

— Тор, ты это серьёзно?! — возмутился Старк уже в полете, когда пришлось принять тот факт, что затея пошла немного не в том направлении, на которое он рассчитывал. Похоже, Громовержец принял всё это на веру, но хотябы теперь не было сомнений в том, кто есть кто. Правда, ситуации это помогало не особо, зато за какой-то миг сделало её в разы хуже. То ли у аса просто была короткая память, то ли он и не доверял ему до такой степени, чтобы понять, что Ярнбьерн в его руках по камню не ударит. — Ну черт, ну..!
Двойник вышел из под контроля и явно не воспринимал его всерьёз, поскольку переключился всецело на Тора. Видеть столь "радостную" картину смертоубийства друга было больно, его совет, впрочем, Старк частично проигнорировал: Пятница еще до того прошлась сканером по обломкам, но маленький нюанс заключался в том, что если Тор проиграет, для окружающих на ближайшую парочку кварталов (в лучшем случае) это наверняка закончится еще более печально. За полминуты такую площадь не эвакуируешь, тем более что этим уже занимались. Кого-то он, впрочем, из-под обломков вытащил и перенес на дальние улицы, кому находиться под ударами разбушевавшихся стихий было более чем опасно, но место действия он покидать в любом случае не собирался. Броня вернулась к своему прежнему состоянию, и Тони со стороны высматривал и выжидал момент, в который можно было бы вмешаться, чтобы помочь товарищу как-то переломить исход битвы в их пользу — авось на сей раз он не поставит под сомнение его вменяемость в случае каких-либо нетипичных решений, ибо Старк более чем прекрасно представлял себе, что значит получить в свое распоряжение неадекватного Бога Грома. Был один способ отобрать злосчастный артефакт и даже поиграть немного в салочки, но в конечном итоге стало даже не до его реализации, поскольку от того, что бог(и) тут устроил(и), оставшиеся на земле люди сами спасаться не успевали, и Тони волей-неволей пришлось переключиться на отлов и измельчение арматуры пошатнувшихся, но не рухнувших, к счастью, соседних зданий, дабы они никого не пришибли на земле. Железный Человек тоже был достаточно шустрым и быстрым для того, чтобы формально быть в нескольких местах одновременно, пусть при таких обстоятельствах надо было выкладываться на полную как технике, так и управляющему ей мужчине. Выроненный и откатившийся камень он подобрал с земли ровно между делом, отметив, что Тору и двойнику пока не до него; находясь поблизости и следя за ходом относительно равного поединка, выстрелил в занесенную секиру под углом, нацеленным отвести её от Тора настоящего, поскольку отдача должна была быть в любом случае. Закончилось всё как-то резко и неожиданно, но, что даже удивительно с их-то везением, в их, судя по всему, пользу. Сразу стало так тихо, что Старку показалось, будто за всей металлической оболочкой и воем сирен поблизости он вновь слышит тихий гул генератора.
Полиция и подобравшийся спецназ тоже уловили перемену. Все вскоре зашевелились, но приземлился первым возле друга всё равно Тони. Как-то оно всё было совсем безрадостно, учитывая, что до сих пор не было толком ответов на то, что такое только что происходило. К сожалению, главный зачинщик их сейчас тоже и не даст... Хорошо хоть Тони не сомневался, что даже от такого Тор умереть не мог. Или мог?
— Пятница, — с душераздирающей картиной нужно было что-то делать, и срочно. И как-то ему помочь. Сознание у него оставалось прежним, по крайней мере в этом изобретатель был уверен. — Свяжи меня с командующим оцепления.

Надо сказать, Громовержец вынудил его побегать. Отдавать Тора на растерзание надсмотрщиков-головастиков Защиты Старк не собирался, выдав сим дружным ребятам лишь более-менее вменяемую версию произошедшего, не сильно, впрочем, расходившуюся от удручающей истины, потому и придраться, кроме разрушений и жертв, было по большому счету не к чему. К сожалению, в их практике частенько такое случалось, и, как бы оно ни расстраивало, приходилось напоминать себе и другим, что при иных раскладах всё могло обстоять по итогам куда как печальнее. Но и товарищей в беде не бросают. Тони подсуетился подобрать Громовержца и унести его с места происшествия до того, как нагрянула основная делегация репортеров и зевак. Прихватив с собой, естественно, и злополучный артефакт, и валявшийся рядом Ярнбьерн.
Зато пришлось созвать едва ли не всех знакомых медиков, которые с истинным терпением относились к их супергеройской секте и тому, с чем в этой среде порой приходилось сталкиваться. Говоря откровенно — с его повреждениями и особенностями асов они мало чем могли ему помочь, и хотя по всем законам логики Тор должен был быть мертв, помирать он, тем не менее, вроде как не собирался. На памяти Старка Тора в принципе практически не прошибали, потому видеть его в таком состоянии было по меньшей мере... странно.
Они находились в нынешнем штабе Мстителей, совершенно скромным, если сравнивать с мерками прошлого размаха, но иных вариантов и не было. Девушка-Тор, как назло, оказалась единственной, до кого Тони не сумел достучаться вообще, но можно было рассчитывать хотябы на то, что она могла через какое-то время заявиться сюда сама.
Искали же пропажу, в конце концов... вот она! Только в отключке и "слегка" потрепанная. Лучше и быть не может...

+2

8

Поначалу зрение было мутным, аки после месячного беспрерывного запоя. Спустя минут десять оно-таки решило, что пора бы и фокусироваться. Хотя, когда Одинсон таки смог видеть ясно.... Он понял, что лучше был бы слеп. Хотя бы потому, что наличия опознавательных знаков штаба Мстителей (если это слово и это название было применимо к текущей ситуации) были налицо. Плакат, хотя бы.
  - И в этой лачуге сейчас живут герои Мидгарда?! - резко сев на кровати, бог еще поморщился - нет. не от боли, скорее от крайне дискомфортного зуда - и понял: его успели перевязать, пытались штопать, но не вышло, и еще чем-то отпаивали. Это что-то было крайне мерзким на вкус, а следовательно, должно было быть действенным. Хотя бы по мнению тех, кто усердно поил Громовержца. Оглядевшись вокруг, и поняв, что ему не оставили даже жбанчика выпивки, бог расстроенно вздохнул, медленно, не спеша, встал с кровати, и начал разматывать бинты, которыми щедро обмотали его тушку. Минута - и вот он уже видел два широких рубца, которые, впрочем, судя по виду, обещали залечиться до ночи. И судя по тому, как вдруг заурчало у него в животе - организм решил, что без желудка жить хоть можно, но все же грустно, и как-то взрастил новый. Оставалась лишь слабость, однако Тор знал - это лишь временное явление. Спасибо отцу и матери за превосходные физические данные. Но все же, пусть он и был благодарен Энтони (ведь кто еще мог быть причиной его спасения от последствий), некоторые вопросы оставались неразрешёнными. Оглядевшись еще раз, Вингнир заметил свой топор, который, видимо, из-за немалого веса волокли по земле, о чём явственно говорили борозды на полу. Один вопрос решен. Потянув носом воздух, он учуял запах попкорна, кофе, тостов и еще кое-чего, что было наиболее важным. Повинуясь чутью, Донар направился вслед за запахом, и вскоре обнаружил кухню, в которой, собственно, разогревали попкорн, готовили кофе. и жрали тосты. Почему все в прошлом времени - ибо жратвы не было. Зато поискав последнюю часть головоломки, Одинсон-таки нашел бутыль бурбона, судя по марке и качеству - из Старковых личных запасов. Здраво рассудив, что раз хозяина здесь нет, а посему пропажу всегда можно будет списать на Локи, и докажи потом, что это не так, Ас бессовестно и с чувством облегчения, методично, наслаждаясь вкусом выхлебал литр бурбона, и положил бутылку на место. В сейф. Который, впрочем, был заперт на цифровой замок со сканером отпечатка. Но так как бога не предупреждали о том, что сейф заперт, он после первого раза упорства "коробчонки" подумал, что дверь заело, и дёрнул слегка посильнее. и теперь дверь лишь прикрывалась. Ну, Лофту можно было и это приписать. почему же нет. И теперь оставался главный вопрос.
   Камень. И как раз его Тор не ощущал в этом сара... штабе.
   Собственно, после пятнадцати минут осмотра территории Ас понял - он сейчас здесь один. Да, здесь дежурили многие - следов было предостаточно, но пока что его оставили одного, видимо, посчитав, что он будет в отрубе еще долго. Сколько он, кстати, провалялся без сознания? Путем изучения настенного календаря ("Да, Энтони, ты явно обнищал") Одинсон понял - неполных два дня. Что же. Вполне приемлемо, однако могло быть и лучше. Но вопрос камушка все еще не был решён. И Громовержец решил поискать его там, куда раньше не хотел лезть - в Квинджете.
   "Думай, где бы не стал искать ты Камень сей" - вот какими мыслями руководствовался Одинсон, ища злополучный Камень Норн. Первым делом она начал из топливного бака, нехитрым тычком руки "открыв" оный, и вежливо подождав, пока горючее покинет свою обитель. Камня не обнаружилось. Затем были внутренности панели приборов. Там Камня тоже не оказалось, и будучи огорчённым, Одинсон не стал собирать это все обратно, оставив все как есть. В парочке мест обшивки его тоже не оказалось. Поискав еще Камушек в парочке седушек, и ради интереса - в грузовом отсеке, бог решил, что в квинджете искомого таки нет. Так где же он может быть?
   Вернувшись в ту часть штаба, которую можно было назвать жилым помещением, Громовержец решил вновь осмотреть кухню. В микроволновке Камня не нашлось, даже во внутренностях агрегата, в креслах и диванчиках - тоже. В лаборатории Старка булыжник также не был обнаружен. хотя надо признать, то в этом месте Тор обыск делал куда более аккуратно и вежливо. Лишь четыре каких-то прибора пострадали, да и то - ни один не заискрился (сильно - точно нет), не сгорел и не начал отвратительно пищать. Вернувшись в комнату, в которой его положили (а тушу весом в 350 кг еще надо было дотащить, кстати), бог расстроенно сел на кровать. похлопывая босыми ступнями по полу, да почёсываясь по заживающим рубцам. Решив-таки одеть сапоги - не в одних штанах же рассекать - Донар только-только собирался было нахлобучить обувку, как вдруг пяткой впёрся во что-то твёрдое. И явно прохладное, с нетипичной для местности температурой. Удивленно моргнув, Одинсон снял сапог, и... вытряхнул оттуда искомый Камень.
- А загадка была проста, как чибиса рога - озадаченно произнес Ас, поднимая искомое. Покрутив его в руках, бог лишь усмехнулся, покачав головой, сунул Камень за пояс, одел сапоги, и направился к ангару. Причина, логика и вообще, как они до этого додумались - эти вопросы были без ответов, ибо Одинсон ну никак не мог понять, на кой Хель они запихнули Камень в его сапог. И все же, эти мысли были отложены на потом. Ибо ему предстояло сделать кой-какие вещи, и желательно было бы успеть до прибытия... да хоть кого-нибудь из текущей команды, которая с натяжкой именовала себя Мстителями.
  Камень Норн, отвечающий за телепортацию, можно было использовать по-разному. Но только в руках мага он мог служить долго, исправно, и не давать сбоев. А поскольку из Одинсона маг - как из Роджерса бабник, Донар понимал - Камня хватит на три-четыре раза. Слишком большие затраты энергии, слишком большие перемещения будут. Но, впрочем, больше ему и не было нужно. Полоснув ладонью по лезвию секиры, Ас позволил своей крови щедро оросить Камень, после чего произнес одну фразу на древнеисландском.. и исчез.
   Спустя минут семь бог появился с огромным сундуком, из которого вываливалось золото. "Сундучок" весил кило немало, и размерами дотягивал до массивного мотоцикла. Бухнув его в кухне, Вингнир вновь сжал Камень в руке, произнеся уже другую фразу - и снова исчез. В этот раз его не было минут пятнадцать, и когда он появился вновь, то держал фактически гроб на плече, и трепыхающегося драугра, намертво вцепившегося в его ногу. Брезгливо отряхиваясь от почти дохлого мертвяка - иронично, но в случае Аса увы, обыденно - Тор бросил гроб возле сундука, и сняв с него каменную крышку, размозжил той скандинавскому зомби голову. Затем, бросив крышку обратно на свое место и бормоча нелицеприятные вещи о стражах древних гробниц, которые не узнают своих богов спустя каких-то полторы тысячи лет, потрёпанный Одинсон вновь повторил процедуру указания места прибытия, и опять исчез в голубоватой дымке, оставив гроб, наполненный доверху драгоценными камнями размером с его кулак в среднем возле сундука. Вернулся в этот раз Ас с самым главным сокровищем: бочонком мёдовухи Асов, который, судя по всему, варили еще в шестисотом году от рождества Христова. Поскольку мёд да и бочонок были божественного происхождения, то не испортились, а только настоялись. Ну а в другой руке у бога был питьевой рог. Усевшись в кресло, Одинсон закинул ноги на огромный гроб, откупорил бочонок, и зачерпнув оттуда изрядно так мёдовухи, принялся почивать да выпивать. Имущества, что принес Громовержец из древних захоронений, о которых смертные даже не ведали, было вполне достаточно, чтобы купить... ну, почти все, что пожелает человек. Кроме таких вещей, как страны и тому подобное, ибо всему есть свой предел, знаете ли. За два раза Донар не принёс бы просто столько золота и драгоценных камней. Да и Камень, впитав всю кровь Громовержца, как-то потух. И когда бог взял его в руку, начал медленно осыпаться пылью сквозь его пальцы. Слишком неграмотно Ас его использовал, слишком мощно - и вот он, результат. Впрочем, Одинсон подозревал, что и на третий поход не хватит, однако повезло. Теперь же оставалось лишь дождаться Тони, и объяснить ему, на кой он притащил сюда это добро. И быть может, дать скудное объяснение насчет произошедшего в музее.
   Цель Громовержца - возвращение Башни Мстителей исконному владельцу, их дома - была близка. Со своей стороны он сделал почти все, что мог. Теперь же дело было за Энтони.

+1

9

Сидеть безвылазно на их скромной базе Тони по вполне объяснимым причинам не мог, потому всё это время мотался, решая различные вопросы, в том числе сглаживая углы от произошедшего пару дней назад. Хоть как-то оплатить ущерб было при всем желании невозможно, поскольку там не то, что просто пострадала экспозиция, ценой в многие миллиарды, а то, что бОльшая часть бесценных экспонатов восстановлению не подлежала. Ему до коллекции было немного всё равно, а вот у всего исторического населения планеты приключилась немножко скорбь. Погибших тоже никак уже не вернешь. Настроение держалось довольно-таки скверное. Один из зачинщиков этой локальной катастрофы помирать всё-таки не собирался, но прежде, чем можно будет обрушить на него свой праведный гнев, надо хоть дождаться, когда он немного оклемается. Погромами в черте города Железный Человек и сам был грешен в последнее время, но он, во всяком случае, не доводил ситуации до таких масштабов.
В итоге когда ИИ сообщил ему о том, что кое-кто ожил, Тони уже не особо торопился скорее вернуться назад. Как позже оказалось — очень зря. Столь тонких систем наблюдения по этому адресу установлено не было, поскольку здесь и прятать было особо нечего, потому отслеживать каждый шаг громовержца Тони не мог (да и не стал бы, если уж на то пошло). Тревога сработала только тогда, когда некий великовозрастный мародер добрался до гаража, где стоял даже не совсем их корабль, и вот тут-то Старк заподозрил неладное. Облачившись в броню, он теперь уже спешно дернулся назад. Когда прибыл на место, всё оказалось примерно на своих местах, правда, далеко не в том же виде...
Закипая на ходу, Тони направился аккурат в сторону помещения, на которое ему без обиняков указала Пятница, утверждавшая, что, не смотря на зафиксированные пространственные скачки, никуда Тор отсюда не ушел, и вовсе не собиравшаяся покрывать натворившего дел бывшего Мстителя. Тот вроде и не думал куда-то деваться. Броню Тони снял, но держал наготове, подозревая, что добром это всё может не кончиться, но когда он ввалился в комнату, всё, что он с ходу смог предпринять при виде открывшейся взору картины, так это привалиться к косяку, скрестив руки на груди. Особого изумления он, впрочем, не высказал, на лице отразилась изрядная доля ироничного скептицизма. Всё было как всегда. Только внезапно остро захотелось открутить кое-кому голову, что он, может, попытался бы реализовать в воспитательных целях, если бы это было возможно.
— Тор, что ты тут, блин, устроил? — стараясь говорить сдержанно, Старк без особого любопытства оглядел сначала приволоченное громовержцем богатство, а затем и его самого, отмечающего то ли победу, то ли траур вместе с остальными. Сказать по правде, золото у него в самом деле не вызвало особых эмоций, а вот старый друг — очень даже наоборот. — Решил возместить музею ущерб? Или перетащить сюда навоеванное добро? Если первое — одобряю, если второе — уже нет. И ребята, думаю, будут со мной солидарны.
Железный Человек, не торопясь отходить от дверного проема или менять положение, в итоге раздосадованно фыркнул и как бы между прочим заметил:
— И, да. Магия, конечно, не мой конек, но я не до такой степени не сведущ в ней, чтобы не понимать, к чему приведет уничтожение подобного артефакта подобным образом. Здесь есть общие моменты с элементарными законами физики. Не хочешь для начала объяснить, что там произошло, как так получилось? Почему в черте города? — последний вопрос был несколько глупым: насколько Тони успел понять, не перехвати Бог Грома своего двойника, охотящегося именно за камнем, проблем могло бы быть куда больше. Но, возможно, всему было и несколько иное объяснение. — ЭТО ты где взял?

+2

10

Тони пришел - Тони ничего не понял - Тони начал возмущаться. Консервативность этой логической цепочки поражала Тора до глубины души, однако - лишь в хорошем смысле. Однако первым делом бог все же просто и добродушно поприветствовал Старка, подняв рог с выпивкой.
- Что же - понимаю, вопросов много у тебя. Однако - всем время свое. Равно, как и порядок. Сядь, Энтони. Ибо молвить придётся долго мне.
   Начал свой рассказ Донар с вполне естественного - с выпивки. Порядочно выхлебав из бочки, он с минуту пил, и лишь после начал говорить, решив для начала объяснить - хотя бы вкратце - о том, что это был за его двойник.
- Главный ответ на вопрос сей, Тони - вот он. - Подняв левую руку, его настоящую руку, не протез из уру, Ас слегка помрачнел, и продолжил: - Как ведаешь уже ты, восемь месяцев не было меня нигде после... после того, как вопрос решён был некий. И Мир Битв исчез. У меня было немного времени подумать, поразмыслить, и заняться вопросами, требующими решения немедленного. И одним среди вопросов оных было возвращенье мне руки моей. Но, к сожалению, без Силы Одина али Мьёлльнира такая магия требует... цены. Обратился я за помощью к колдунье древней-то одной, и признаться, не понял ее разъясненья о расплате. Когда молвила она, что заберёт тьму мою, тьму, что питалась кровью павших - не удивляйся ты так, Энтони, тьма ведь в каждом есть - подумал я, что она целиком пойдёт на магическое восстановленье. Однако был .... неправ. Тьма питалась количеством тех, чьи жизни я забрал. А Всеотец свидетель мне, друг мой - убил я много. - вновь отхлебнув выпивки, Ас пару секунд помолчал, и продолжил:
- Так али иначе, руку свою я вернул. Но чувствовал, что взамен что-то из меня ушло. Не мог понять я, что. А колдунья та молвить не желала вовсе. Только тогда, в музее, понял я, отчего же так. представь себе ты, друг мой - все мои деянья тёмные, вся моя ярость битвы, вся мощь - и в оболочке, что моей же идентична, Только без морали. Без добродетели, без любых чувств светлых. И конечно, без руки, ибо ее у него отняли. Чего она-то жаждать будет? Воссоединиться с тем, что у нее забрали. А также уничтожить то, что является противоположностью-то оной. Результат ты видел, Тони.И подозреваю я, что тела его найдено и не было. Ибо когда тьма моя сражена была - она ко мне вернулась. Но измененья остались постоянными. - вновь покрутив левой рукой, Вингнир замолчал, встал с места, и вновь наполнив свой рог, взял свою секиру, да принялся шутки ради подбрасывать ее в воздухе, словно бы такой процесс помогал ему думать. Как ни странно - думать помогало.
- Отчего же в городе? Не ведаю я, Тони. Я вообще не ведал, что таков будет эффект побочный от заклинанья ведьмы той. Теперь я понимаю, что не стоило мне к ней-то обращаться, но тогда - по причинам некоторым - выбора не было и вовсе у меня. И двойник мой нагнал меня в Нью-Йорке. вышло так, как вышло. Я старался увести сраженье, старался жителей обезопасить... Однако я не преуспел, ибо каждый шаг мой, каждое движенье было и его движеньем. Кто знает тебя лучше, нежели ты сам? - замолчав, раздосадованный Тор поймав Ярнбьёрн в очередной раз, внезапно вонзал оный в каменный гроб, и оттуда сразу же посыпались драгоценные камни. Отнюдь немаленького размера. Однако сейчас Громовержцу было не до камней.
- Зачем нужен Камень был ему? Ответ же прост весьма - он мне был нужен. Желанья у нас были одинаковые, но только его были извращенной версией моих. Если я хотел воспользоваться оным во имя благих, достойных целей, он же... ну, его мотивы были не столь радужны, вот что тебе могу я молвить. Однако с ним покончено, и сие - главное.
   Взяв один из бриллиантов размером с кулак Тора, бог бросил оный Старку, и слегка ухмыльнувшись, добавил:
- Это - причина, по которой Камень мне был нужен. Да, ты прав - часть сего награблена была. Только... эээ.... тысяча двести лет назад, добавь аль отними пятьдесят годков. Остальная часть - трофеи-то военные. А Камень мне был надобен, дабы переместить все это не за пару лет, и не нарушить целостность гробниц, могил да и захоронений. Которые я сам выстраивал же, впрочем, посему - ничего я не украл. Попросту все оное ждало своего часа, Тони. И Камень помог мне с вопросом этим. Ведь, признаться, путь к парочке курганов я слегка подзабыл. Но Камню путь не надобен. Ему надобна лишь цель, и тебя к ней переносит он. И коль вдруг волноваться будешь  ты за артефакт, столь мощный - что же - указав на своеобразную пыль возле кресла Одинсона, Донар повел плечами - он свое уж отжил. Слишком часто его двойник использовал, и слишком сильные затраты я у него просил. А за погром - ты уж прости, но я Камень искал. Ведь не мог я догадаться. что кое-кто мне оный в сапог положит. - последние слова были сказаны Асом с неким упрёком. Ведь кто будет прятать такое в сапоге? Где здесь великий гений Старка? Вот Тор и начал искать камушек, исходя из соображений о его понятии такой вещи, как логика Старка и то, где он бы прятал такую штуковину. Как оказалось - даже боги могут ошибаться. Но, впрочем, кто не ошибается.
- И сейчас подходим мы к самому главному вопросу, друг мой. На кой мне это все богатство. Думаю, масштаб оного ты уже прикинул, и, возможно, в ваши деньги уже перевёл. Да не выкатывай глаза ты так же, Тони - все-таки, поживёшь с мое, заполучишь и не столько, сие лишь часть-то небольшая моего состоянья, да и то, лишь того, что в Мидгарде находится. Итак. Касательно музея - нет, не собирался возмещать ущерб я. Ты оное же сделаешь. Ибо все, что здесь находится - твое. - улыбнувшись, бог обвёл руками горы добра баснословной стоимости, и подойдя к бывшему миллиардеру, продолжил: - Ведь слушок по миру пошел, что теперь уж нищий ты. Что ты отрицаешь, однако даже коли нет, состояние твой - лишь блеклость прошлого. И сие решил исправить я. Особенно когда я узнал, ЧТО ты продал, Тони. - Тут бог положил тяжелую руку на плечо Старка, и улыбка с его лица разом исчезла. Равно, как и пальцы на плече друга слегка сжались. - Ты продал дом. Ты продал то, что спокойствие людям приносило, символом своим освещая город весь, да и всю страну же. Видимо. как только  Мстители распались (уже в раз который, и всегда - когда меня нет рядом!), ты в новом мире же решил, что на кой сей монумент? Продам его я, почему же нет-то, а?! И ТЫ ПРОДАЛ БАШНЮ НАШУ, ЭНТОНИ!
   С последними словами, которые Донар уже выкрикнул, бог саданул другой рукой по стене, и та незамедлительно порадовала присутствующих новым проёмом. Поменьше дверного, однако все же. Но все-таки Ас взял себя в руки, и отпустив наконец Старка, вновь направился к своему креслу. Усевшись в оное, он внимательно посмотрел на своего друга, и тихо, однако крайне отчётливо заговорил:
- Это богатство, что с лихвой восполнит все, что потерял ты, и даже добавит многое (заткнув и Дэнни, и Паркера за пояс), вновь сделав тебя миллиардером, коль не больше, было мною принесено с одной лишь целью. Ты должен вернуть нам нашу Башню. Ты должен вернуть нам дом наш, Энтони Говард Старк. Чтобы для Мидгарда Мстители вновь стали не просто пустым звуком прошлого, коими есть они сейчас. Чтобы легенда вновь людей защищала, вновь дарила им надежду. И чтобы смертные вновь смогли ощутить пусть малую, но все же безопасность. Мы - Мстители, друг мой. Пора собрать наших соратников, сородичей-то даже. И собрать их надобно же в месте, которое есть нашим домом.

Отредактировано Thor Odinson (09.02.2016 12:54)

+1

11

— Спасибо, я лучше постою, — не особо приветливо отозвался Тони, подозревая, впрочем, что всё-таки зря он не согласился принять это предложение, ибо как бы не пришлось падать. Тор вообще был довольно своеобразным созданием, которого более чем идеально описывала фраза "не от мира сего", и если бОльшую часть времени он был просто нетипично-оригинальным в виду иного мышления и образа жизни в сравнении с современными понятиями о норме, то иногда выдавал просто удивительные вещи. Тони они в принципе не беспокоили и практически никогда не дергали, пока не доходили до совсем уж явных глупостей, но учитывая, что вышло в данном случае, что теперь творилось вокруг и что он видел перед собой, были подозрения, что всё может свестись либо к очень невеселому разговору, либо к очень большому его удивлению.
Железный Человек слушал громовержца внимательно, не пытаясь его перебивать или что-то уточнять. Фильтровать его витиеватую речь он тоже уже давно научился, и, в общем-то, всё сказанное укладывалось в более-менее внятную картинку. Которая, сказать по правде, не радовала, если не считать того, что всё закончилось относительно благополучно в сравнении с тем, что в худшем случае могло бы быть. Еще на поле боя он понял ситуацию более-менее верно, но то, что он оказался прав относительно своего предположения насчет риска заполучить в свое распоряжение неадекватного Бога Грома, его совершенно не обрадовало. Было чертовски плохо, что такие вероятности вообще существовали — в прошлый раз их затея как-то уравновесить подобные случайности и самим им вышла немного боком, хотя Тор не напоминал им больше про ту веселую историю. Всё осталось в прошлом. В настоящем проблемы приобретали уже сильно иной характер как по существу, так и, как ни парадоксально, по масштабу.
— В сотый раз это повторю, но всё равно повторю — а потом меня еще спрашивают, почему я ненавижу магию.
Старк легко поймал брошенный ему булыжник и из чистого интереса взвесил на руке. Присвистнул. Одного такого камешка хватило бы, чтобы покрыть расходы по меньшей мере средних размеров города, а их тут было настолько до..., что Тони всерьёз озадачился вопросом, зачем громовержец всё это вообще сюда приволок. Изобретатель прекрасно помнил предложение Тора в случае чего воспользоваться сокровищницей Асгарда, но жадиной Старк, с одной стороны привыкший к состоятельной жизни, но золотой лихорадкой никогда не страдавший, с другой — так же никогда не отрицавший возможности всё в одночасье потерять, ни в какие времена не был, и то, что старый друг безо всяких просьб примется выполнять данное пару лет назад обещание, ему на ум попросту не пришло элементарно потому, что он сам никогда не собирался даже просто заикаться об этом.
— Знаешь, — задумчиво протянул в общем-то тоже не мелкий Тони, переложив бриллиант из одной руки в другую. В каратах прикидывать такое было уже как-то странно, легче воспринимать в килограммах. — За здешний погром ты немного не передо мной извиняться должен, а перед настоящим хозяином звездолета. Он обидится до глубины души. Только расплатиться с ним теперь будет трудновато. Врать не буду — ТУДА я в ближайшем времени точно больше не полечу. И... да, вот с этого момента поподробнее. Перевести — примерно перевел, но я в последнее время параноик. В чем подвох?
"Всё твоё" уже само по себе было подвохом, ибо это как со сказками — за добро всегда что-то требовали взамен, так что Старк только насторожился еще больше. Дальнейшее вызвало у него немного оторопь, затем веселье, затем обидную злость, а затем и горькую досаду, потому как Громовержец снова понял всё по своему. Он потащился за припрятанным артефактом в город просто из-за того, что решил, что это необходимо, а в итоге привел следом за собой свою кровожадную тень. Хотя... а где бы тень нагнала его в ином случае?
Намек на злость у бога же Старка как раз не смутил, потому как он прекрасно знал, что сейчас тот ничего с ним не сделает, да и припугнуть его ему тоже вряд ли удастся. От удара по секции стены, о которую он и опирался, Тони машинально дернулся, но в общем и целом продолжил изображать из себя непрошибаемого флегматика. Злость как-то схлынула сама собой еще до подобных откровений. Сказать по правде, возмущение Тора по этой причине его сейчас как раз не особо удивило, поскольку он предполагал, что если тот от своих взглядов не отступится, то с его консерватизмом что-то примерно такое и получится.
— Если и продал — на это были свои причины, и совсем не обязательно эти причины — деньги, — а вот теперь надо было взвешивать собственные слова, чтобы разговор не ушел решительно не в том направлении. Хотя сам он сначала если и был несколько рассержен, то сейчас уже более-менее успокоился. — Всё это время тебя здесь не было, я тоже, можно сказать, какое-то время отсутствовал. Некоторые вещи успели поменяться, как у нас, так и вообще. У меня не всё настолько плачевно, насколько ты себе представил и насколько расходится слухами народ. А Мстителей всё это время, считай, и не было. Мы собрались обратно буквально пару недель назад. Уже после того, как башня была продана.
"... за ненадобностью."
Ну, с точки зрения восприятия это была еще не самая страшная информация, а вот то, что ему, в общем-то, про Башню никто толком и не заикался, да и команда как-то вновь скучковалась в основном из-за не очень приемлемых проблем Пьетро, Тору лучше было пока что и не знать.
— У меня нет особого желания говорить об этом или тем более как-то объяснять это решение. Но если тебя это утешит, я уже сам десять раз пожалеть успел, — Старк хотел было кинуть "камешек" в общую кучу, но передумал и просто положил его на пол. — Правда, даже не совсем по тем причинам, которые ты назвал. Но в итоге все сошлись на том, что надо двигаться дальше. Здание сейчас принадлежит человеку, который так просто его обратно не отдаст, а подобная открытая война ни к чему хорошему для команды не приведет. И не только для команды.
Железный Человек еще раз окинул взглядом заваленную добром комнату.
— А вот ЭТО я даже не буду комментировать. Спасибо, конечно, за заботу. И огромное. Но ты знаешь, что я ни в коем случае не стал бы это брать. И, в общем-то, не стану. Оно всё останется команде. А еще тем, кто два дня назад пострадал. Надеюсь, с этим решением ты не будешь спорить, раз всё отдал мне?

+2

12

- О нет, Тони. Ты сие возьмёшь. И еще как возьмёшь. Хотя бы потому, что лучше тебя с деньгами мало кто может управиться. Хотя, судя по событиям последним... - Тут Ас издал негромкий смешок - у всех бывают же ошибки.
- На что ты будешь тратить свою часть, меня волнует мало. Но я считаю, то ты должен выкупить Башню обратно. Коли надо - я могу припугнуть текущего владельца. Только припугнуть. Заметь, я не молвил - убеждать. - Этим самым Тор показал Старку, что силу он применять не собирается. Если только ему не оставят выбора. Потому что ВСЕ Мстители знали, КАК Донар убеждает. Мало кто выживал после такого убеждения. - А также - да, иди, город восстанавливай. Мне-то дело оное явно поручать не стоит. Ты у нас публичная же личность, вот иди да и улаживай конфликты с властью вашей, помоги-то бедным, и переведи сие добро в ваши деньги смертных, наконец. Энтони, пусть я мог и понять неправильно тебя - в чём я сомневаюсь же, конечно, но вряд ли станешь отрицать ты, что я прав. И да - тут уже Ас совсем недобро посмотрел на Тони - доходили слухи до меня о опальном Мстителе. Меня не было каких-то восемь месяцев... и до чего команду довели вы. Со Стивеном вы даже не разговариваете, половина же героев невесть где... До чего дошли вы все. До чего дошли МЫ ВСЕ.
   Конечно, взгляды на мир у Аса были куда более чем консервативными. Но увы - поживёте с его, и не так еще смотреть будете. В целом, Донар был довольно лояльным и терпеливым богом, попросту смертным почти что не было с кем сравнивать, вот и все дела.
- А что касается подвоха - тебе придётся деньгами управлять. Платить жалованье Мстителям, ведь жить на что-то надо им. Ну и состояние вернуть свое, конечно же. По моим прикидкам скромным, сего всего - обвёл руками притащенное добро Одинсон - должно хватить с лихвой на абсолютно все нужды, которые можно будет вообразить. А что касается челнока-то вашего - вот когда Питер заявится, тогда я ему и скажу понятным тоном, пущай делает свою посудину покрепче. Ибо бумага - явно не материал для кораблестроения.
   Увы, но бог почти все в мироздании считал хрупким и слабым. Ненадёжным. Ломающимся по поводу и без. Любые разработки Старка в плане сдерживания силы хэвихиттеров команды что Ас, что Халк успешно превращали в груду металлолома, даже не спрашивая, сколько денег, сил и времени он в это угрохал. Но Тони не переставал пытаться, за что его уважали. Ну, точнее, не только за это, но за это самое в том числе.
   Направившись к выходу, Донар взял свою секиру, и через плечо бросил Энтони:
- Займись делом, друг мой. Возьми же то, что я принес, и преврати оное в деньги ваши. Да побыстрее. А мне пока что, пожалуй, пора сделать .... заявленье.
   И оттолкнувшись от земли, Громовержец взлетел ввысь, заполнив ангар клубами пыли и остатками статического электричества. В целом, лететь ему было недолго. С молотом, конечно, всяко быстрее было бы, но что имеем, то имеем. И даже этого хватало, чтобы за ним мало кто мог угнаться. Даже с передовыми технологиями. Олицетворение стихий, одна из которых - воздух, и проигравшая на своем поле? Да никогда.

   Оказавшись над сердцем Нью-Йорка, Одинсон заметил Башню... точнее, то. во что ее превратил текущий владелец. Спускаясь к верхушке строения, Ас созвал тучи над городом, непроницаемой пеленой заслонившие солнце от смертных. Зависнув в воздухе в полусотне метров от вершины Башни, он поднял секиру вверх....
   И грянул гром. Сверхъестественный, внушающий ужас всем, в чьем сердце было зло, воодушевляющий правых, дающий надежду обездоленным и беззащитным. Но даже оглушительными раскатами барабанов небес Ас не ограничился. Во время оных в небесах грянула молния, которая вопреки всем наукам физики изобразила огромную букву в небе. Сияющую, ослепляющую, и говорящую больше, чем любые слова. Пусть трепещут враги, и подумают дважды, прежде чем воплощать свои планы в реальность. Символ, который удалили с Башни, одну-единственную букву, сейчас горел ослепительным небесным огнём над городом, и лишь слепой не увидел бы оный. Но даже слепые поняли, что происходит в Большом Яблоке.
   Мстители, Величайшие Герои Земли, вновь охраняют Мидгард.
   И они жаждут получить свой дом обратно.

   Приземлившись на посадочную площадку Башни, Тор принялся терпеливо ожидать, пока Старк не прибудет на место событий, ибо вряд ли бы Железный Человек позволил бы такому происходить в стороне от него самого. Да и вдруг он подумает, что Ас сейчас натворит лишнего. А Тор, в целом, еще как мог. Хотя судя по охране, которая соизволила наконец очнуться от шока. и хоть как-то среагировать на постороннего (постороннего? В ЕГО доме. в Доме Мстителей?!!), скука Одинсону явно не грозила. Но и калечить их он не собирался. Если ему не дадут на это достаточно весомого повода.
- Смертные! - гаркнул Громовержец, полыхая молниями из глаз - Направлять ваше оружие, что лишь жалость вызывает, против БОГА - путь в Хельхейм кратчайший. Но лишь из-за юности и глупости же вашей сие я вам прощаю. И покамест - требую я встречи с тем, кто сейчас является главным в Башне Мстителей. А боги не любят ждать, посему...
   Но выстрел одного из солдат - грамотно поставленный. прямо в лоб, чего уж - не дал договорить Одинсону. И тут все люди поняли, какую ошибку они только что сотворили. Когда пуля бесславно упала на пол, а Ас даже не пошатнулся, и только крайне недобро ухмыльнулся, до них дошло: они только что дали ему повод. И сейчас он мог убить их всех. Ибо сомнений в том, кто выйдет победителем, ни у кого не возникало.
   Однако Тор решил удивить само мироздание, кажется. Он не атаковал в ответ, не призвал молнии - кроме тех, что все той же буквой пылали в небе - и даже гневные речи толкать не стал. Он лишь рассмеялся. Так смеется дракон над шавкой, что вздумала победить. Силньый порыв ветра сбил солдат с ног, а после в мгновение ока Тор, оказавшийся подел стрелявшего, схватил его за шиворот, и вырвал его винтовку из рук. Затем довольно резко и грубо отпустив парня на землю, Вингнир направил винтовку себе в ладонь, и спустив курок, разрядил в оную весь магазин. Магазин, кстати, был немаленький, и когда дуло начало уже дымиться. он попросту скомкал оное, словно лист бумаги, а после превратил оружие в маленький мячик. И выбросил подальше.
- Будем же считать, что глупость у тебя в крови. А глупцов карать бессмысленно - урок не дойдет-то все равно. Посему я буду терпелив, но и мое терпение вовсе не безгранично. А пока что, смертный - зови хозяина ты своего. Ибо Тор, сын Одина, желает слово молвить с ним.

+1

13

— Не-е-ет, — протянул мигом вышедший из раздумий, частью невеселых, Тони. — Нет-нет-нет, никого мы пугать не будем, и даже не думай об этом! Тем более пугать открыто. Во-первых, учитывая, что Мстители, пускай и в моем единоличном лице, сами продали им здание, это ни коим образом не пойдет на руку попыткам его вернуть. Во-вторых, Мстители — всё-таки герои, защитники. И это? Последние полгода не были особо положительными вообще для всех, но после подобной истории на нас смотреть тем более будут совершенно по другому. А как будут, по твоему? Найдутся, конечно, те, кто воспримут ситуацию с комичной точки зрения, потому что тут явно не мне одному уже смешно, но не думаю, что таковых будет большинство. Я надеюсь, ты к этому серьёзно отнесешься? Команда никогда для тебя пустым звуком не была, так не надо делать явных глупостей, их в последнее время и так много натворили, — Старк закатил очи горе, отошел от стены, еще раз окинул взглядом всё богатство, которое так или иначе всецело свалили на него. Ну, наверное, оно и было верно, он начальник, ему положено решать подобные вопросы. Но с таким количеством финансов в виде золота и самородков даже он еще дела не имел и сейчас довольно смутно представлял, кому их можно сбагрить в таком качестве и количестве, чтобы и не вызвать ненужных вопросов, и не продешевить. С золотом-то всё более-менее ясно, а вот камни... С юридической точки зрения могли оказаться новой головной болью надолго вперед. И не только с юридической. Зато да — Тор действительно был серьёзен в своих намерениях. — Башню можно отвоевать и другими средствами. Как бы мы и просто перекупить её обратно еще не пробовали — этот вопрос даже на слух не поднимался. И, да, это всё не за пять минут делается! — последнее криком души не было, но у громовержца явно были свои представления и сбыте подобного добра и вообще мирских сделках. Мидгардских, точнее. — Стива лучше не упоминай. Наши с ним конфликты — наша личная проблема, но факт остается фактом: он тоже остался в стороне. Даже когда не было меня. Просто имей это в виду.
Вся история с Пьетро была в том числе и его ошибкой хотябы потому, что парня никто реально не искал. Ванда, впрочем, тоже не распространялась о том, что с ним могут быть какие-то проблемы, пока не стало слишком поздно. Но хоть кто-нибудь мог бы задуматься о таких вариантах, а вышло, что вышло. Правых в этой ситуации не было. И если он думал, что его всё это радовало или ему было всё равно, то здесь уже ошибался Тор.
И забавно. Или он имел в виду Паркера, у которого свой, довольно специфичный и позерский стиль техники, или всё-таки знал, что раскуроченный кораблик принадлежит Куиллу? Впрочем, неважно. Объясняться со всеми в любом случае предстояло ему, Старку, как уже не то, что тонко намекнули, а очень даже прямо сказали.
— Заявление... Какое заявление? — настороженно повторил мужчина, затем резко обернулся, а Бога Грома уже и след простыл, если не считать оставшегося после него разряженного воздуха. — Стой! Тор!
Железный Человек чертыхнулся, выскочил из комнаты, активируя оставленную неподалеку броню, захлопнул дверь:
— Фридэй, заблокируй эту ко..., — мужчина осекся, уперевшись взглядом в очень выразительную дырку в стене, через которую было всё прекрасно видно. — Так, придут Сэм, Ванда, Келси, неважно, кто, сообщи им, чтобы в этот коридор пока не заходили, а если и заходили, то в обморок не падали. Если будет любопытно, что здесь происходит, пусть мне звонят прежде, чем что-либо предпринимают!
Ну да. Золотой лихорадкой у них вроде никто не страдал, но после Пьетро-наркомана он бы уже ничему не удивился. В общем-то Тони не врал, когда сказал, что почти всё это всё равно останется команде и на её нужды, но подобные сюрпризы лучше преподносить вменяемым образом, а не в виде сюрпризов. Еще решат, что их попытался кто-то заколдовать или вообще тут какая-то невиданная хрень происходит, а вовсе не старый друг расщедрился.
Тони честно попытался догнать этого самого старого друга, и хотя расстояние действительно не было большим, у Громовержца была фора со стихией на счету. Надо сказать, висящая в воздухе буква "А" из переходящих всполохов молний впечатлила и его: смотрелось это чудо в самом деле очень даже эффектно. Вот только не совсем понятно, что именно Громовержец вообще хотел этим сказать. Вернее, Старк-то понял (надеялся, что понял, а не подумал то, что приходило на ум), а вот все?
Даже не потребовалось долго выискивать разошедшегося товарища — и без сканеров было ясно, куда тот направился и где тот мог быть. Он уже успел собрать компанию, и Старк видел, что никого он там не прибил, но предпочел не дожидаться, пока подобное случится. Подозревал, что могло.
— Тор, уймись! — Железный Человек рухнул на площадку аккурат между Богом Грома и скучковавшимися обороняющимися, которые уже явно пожалели, что вообще высунулись, а не прикинулись проспавшими смену. — Никакого. Давления. Никаких. Вообще. Угроз. Ясно?
Видимо, неясно. Владельца они сюда, может быть, и вызовут, но разговор явно предстоял веселый.
— Окей. Мне тоже поговорить с ним хочется. Объявляем внеурочное собрание на крыше.

+2

14

То, что Энтони вскоре прибудет, Одинсону было ясно. Также как и то, что он, в обще. мог и словами его уговорить пойти с ним на незамедлительные переговоры с новым... то бишь, временным владельцем Башни. Просто Ас также знал, что убеждать его будет занятием слегка долгим, и решил сделать все побыстрее да попроще. И вправду - все это заняло куда меньше времени, чем долгие переговоры, которые грозили перерасти в брифинг, а после - и попойку. Хотя в последнем был бы виноват сам Донар. А время не позволяло ждать - опять-же таки, в понимании Одинсона.
- Да я чего, они первые начали стрелять! - искренне возмутился Ас с явной обидой, напоминавшей детскую - мол, он ничего не делал, даже не угрожал, а тут в него начали стрелять, и вообще, он их пальцем даже не тронул, а то, что один из них был отброшен, так это ветер подул, и тут вообще Ороро виновата, со своим атмокинезом. А если не веришь, то попробуй докажи обратное. - Но в целом, и так я не собирался биться с ними. Мало чести в оном - победить тех, кто тебе никогда ровней не будет.
   Повернувшись к солдату, который был с отличительными знаками и нашивками командира, бог викингов небрежно бросил ему фразу:
- Зови уже ты тана своего, хускарл - в голосе Аса не было и намёка на неуважение, просто он не помнил сейчас, как называются военные звания, и выражался теми понятиями, которые никогда не покидали чертоги го памяти. - А мы пока здесь вот подождём. И где законы-то гостеприимства? Мало того, что атаковать вы вздумали без намёка на угрозу, так еще и поесть-выпить не принесли нам вовсе! Нехорошо сие - как-то недобро сузил глаза Донар, и "хускарл" что-то буркнул троим воинам, которые пулей полетели внутрь Башни. Вскоре перед Железным Человеком и Громовержцем были стол с какой-то там пищей, кувшин воды, и бутылка вина. Одинсон скептически посмотрел на воду, и добавил - кажется, я молвил "выпить", не "умыться". Энтони, быть может, неправильно я слово-то какое молвил? - с искренним непониманием обратился бог к другу. Но эмоций на его лице благодаря забралу шлема видно не было. НИ все же, Тор мог поклясться, что слышал очень недвусмысленный вздох. А может, ему се же послышалось, Так или иначе, Ас сразу присвоил бутыль вина -за неимением лучшего, взял куриную ножку, и уселся прямо на крыше, пожёвывая мясцо да попивая вино. Вино, впрочем, было мерзопакостным, так что не зря он не поделился им со Старком. Нечего друга всякою бурдой травить.

   Время шло, Мстители ждали, и в голове у Громовержца начала зарождаться мысль, что их, похоже, решили взять измором. Мол, не дождутся, и уйдут. А дальше пойдут бюрократические уловки, которые оттянут момент продажи Башни еще Хель знает на сколько. Ну что же - ждать Ас хоть и плохо, но умел. В конце концов, у него было действительно очень, ОЧЕНЬ много времени.Но ждать он все же предпочитал не снаружи.
   Встав с пола, и выбросив пустую бутылку в небо (судя оп скорости полёта, и траектории, она не должна была никому приземлиться на голову. Разве что Нэмору, вздумавшему поплавать в Гудзоне), и решительным шагом направился внутрь Башни. Солдаты сразу было запротестовали, но Тор лишь небрежно бросил, что ему надоело ждать хозяина почти час снаружи, и он решил подождать его внутри. И они, конечно же, могут попробовать его остановить, и тем самым дать ему некий повод. А еще они могут попробовать остановить Старка, чем дадут богу не меньший повод, ибо никто не смеет обижать его друзей. Почему-то в данном случае никто даже не взвёл оружие.
   Оказавшись внутри, Вингнир заметил, что изменения хоть и были, но все же - незначительны. А значит, добраться до самого святого наглец еще не успел. И решительно сунув к стене, которая при развороте оказывалась баром, Донар стукнул по панели на стене... И облегчённо улыбнулся. Не успел изменить оное, да. Хотя. может, новый владелец и не догадывался о таком твисте, всякое может быть. Солдаты вот не знали точно, ибо вытянувшиеся лица явно не были следствием превосходной актёрской игры. А Донар уже шарился за стойкой, что-то ища, и наконец издал радостный возглас. Вынырнув из-за стойки, бог явил миру бутыль Фонсека, Тони Порт 30-летней выдержки, и бутыль, больше напоминавшую сорокалитровую бутлю с чем-то цвета мёда внутри. Бросив вино Старку, Тор уже откупоривал свои запасы - еще бы, пусть найдётся тот суицидник, кто СЕЙЧАС скажет Одинсону, что это все - не его запасы. Наконец расправившись с пробкой, и протянув другу какой-то бокал, больше, впрочем. похожий на коньячный, Ас тотчас же наполнил себе целый рог мутного мёда, и начал вкушать благоденствие. Внезапно ожидание стало не таким сложным, гнев на хозяина как-то начал утихать, и солдаты перестали быть таким назойливыми. Еще бы - они ведь согласились выпить сч ним. Хотя, кто бы не согласился. Ведь как порой говаривали, в данном случае Тор не спрашивал - он ставил перед фактом. И отказывать богу было действительно чем-то плохим. неправильным, и сопутствующим обиде Громовержца. А все знали, что Тору не стоит испытывать обиду - чревато.
   Короче, спустя минут тридцать, когда хозяин-таки явился, его "почётный караул" был в стельку и без сознания. Все-таки, они решили сразиться с Одинсоном, и он из победил... так или иначе. был ли это изначальный план бога, или так вышло - кто знает. Хотя логичней было сказать, что так вышло. Строить хитрые планы вообще не было сильной стороной Аса. Осмотрев "тела", Донар лишь хмыкнул Старку, как бы говоря, что коль пить не умеешь, так не берись вовсе, и жестом отдал другу почётное право вести диалог, было ли это из-за того, что в переговорах бог викингов не был силён, или потому, что так ему никто не будет мешать допить свой мёд - сложно сказать. Или же бог просто хотел посмотреть на то, как сейчас этот хиляк - да взгляните правде в глаза уже, по сравнению с Громовержцем все смертные были хиляками - будет пытаться что-то дельное противопоставить Железному Человеку. Особенно, когда в небе все еще находится большая буква "А". ОЧЕНЬ большая. И когда на нее могут явиться и другие Мстители. И диалог перерастёт в вежливый рэкет. Ведь Мстители всегда были преисполнены гордости и чувства собственной важности, а сейчас Одинсон дал им ой какой скачок этого всего.
   В общем, Тор расплылся в довольной улыбке, и начал слушать, как Старк будет увещевать этого хлюпика. А под мёд это избиение младенца было даже весёлым да забавным. Посему что мешало богу получить удовольствие, да послужить эдаким... методом молчаливого убеждения в правоте Железного Человека?

+1

15

— Ага, а гром и молнии были так, для красоты, — Тони изучил собравшихся на крыше и с досадой для себя отметил, что такой наряд не стал бы просто так охранять частное здание, которое, в добавок, было закрыто и находилось в частичной перестройке. Вообще, он для собственного спокойствия особо и не интересовался, что с ним собирался делать нынешний владелец, но объективно не видел причин приставлять к нему настолько вооруженную охрану. Даже в банках такое не везде есть, а он всё стоящее оттуда вывез. Что тут творится-то вообще? — Мало чести, да. А поднять всех на уши, без суда и следствия, каких-либо переговоров и ожидания хотябы в денек-два — это ничего? Совсем?
Вопрос был задан между прочим, поскольку Тони стал потихоньку понимать, во что влез. Вернее, что, помимо мороки с сокровищами, на него повесили, причем самым наглым образом. Захотелось огреть нетипичного товарища чем потяжелее и на глазах у случайных свидетелей, остановило осознание того, что это в любом случае не подействует и всё это так или иначе придется теперь разгребать. Можно было демонстративно развернуться и улететь, но оставлять Тора одного здесь было чревато, а последствия так или иначе останутся на его счету и совести. Дождаться управляющего и сказать всё обоим как есть — этим история не закончится, потому что Тор, скорее всего, не успокоится. На фоне всего происходящего Тони всё-таки не был уверен в том, что друг всё еще находился в ясном уме, он даже не успел толком расспросить его про эту адову магию, чем это грозило и могло ли грозить в будущем и как еще могло сказаться на нем. Он сам мог не ответить на эти вопросы. Собственно, Старк всерьёз опасался, что Тор и правда мог удариться в крайности, а на деле оказалось, что этот старый черт наконец последовал его совету и научился быть еще и махинатором. В ином случае мужчина порадовался бы, но в данном — только вновь стал тихо закипать. Один из гениальнейших людей, а развели, воспользовавшись сильными, вроде, сторонами, как мальчишку! Может, на взвешивание действий и решений ушло бы какое-то время, но всё сводилось к тому, что всерьёз он бы и не стал с ним спорить, разве что из-за нежелания признавать неоправданность собственных действий. А теперь мало того, что вопрос, который, в общем-то, можно было решить мирно, пускай и не сразу, придется как-то урегулировать сию же минуту, так и ситуация, на самом-то деле, мгновенно осложнилась в разы, и громовержец даже не представлял, насколько. И всё свалили на него. Ма-а-а-аленькая асгардская месть, чтоли?
— Правильно или нет, но с их точки зрения мы обнаглели в край, — отозвался Старк, сильно подозревая, что если до значения слова "тан" эти ребята еще интуитивно дойдут, то вот на "хускарла" скорее всего обидятся. Ну и черт с ними. Он сам обиделся, но оставлять всё это и пускать на самотек в самом деле было нельзя, оставалось сидеть и думать, как бы из откровенного идиотизма обернуть ситуацию в выгодном им и не сильно проигрышном направлении. А если и не в выгодном, то хотябы нейтральном, так, чтобы свести последствия подобного самоуправства к минимуму. Тору, может, было всё равно, но в их ситуации всё-таки следовало обо всем этом задумываться, поскольку после Пьетро не хватало только историй с насильственным отжиманием обратно честно проданной недвижимости. Но пока всё к тому и шло.
Тор вальяжно устроился на краю крыши, охрана продолжала охреневать, а Железный Человек отошел от них всех в сторонку, тоже к краю, и долго допрашивал Пятницу. ИИ тут была, конечно, ни при чем, но помогала находить нужную информацию и думать. А еще внутренняя система наблюдения Башни по-прежнему была в его распоряжении, но ничего, на первый взгляд, странного в глаза не бросилось ни ему, ни компьютеру. Ну разве что Башню Мстителей собирались сделать новым бизнес-центром. Тор наверняка слышал хотябы краем уха все эти диалоги, а остальные пусть думают, что ему захотелось помедитировать, глядя на городской пейзаж с этих высоты и ракурса.
Правда, чем дальше Тони обдумывал эту ситуацию, тем больше понимал, что без последствий не получится, и даже сокровищами откупиться вряд ли выйдет — только возникнут новые проблемы, только теперь уже напрямую с государством. Пришла на ум одна мысль, за которую цепляться было странно, но этот вариант вполне мог сработать, если им очень повезет. Пришлось в двух словах объяснить Джесс ситуацию и вежливо попросить выйти хотябы на два-три часа из декрета, надеясь, что она не станет тратить время на вопросы "как угораздило?" и всё-таки в скором времени приедет. Няню, во всяком случае, искать вроде было не нужно.
В какой-то момент Богу Грома наскучило ожидание и он ломанулся внутрь. Удерживать его особо не рискнули, Старк же, под шумок, пока на него не обращали внимания, перевел броню во внешний режим невидимости. Очень маловероятно, что в них всерьёз станут стрелять, но пусть думают, что по крайней мере он сейчас безоружен. Могло сойти дополнительно за психологический прием, если новый владелец всё-таки психанет и действительно окажется не совсем тем, за кого себя выдает. Концы в воду он опустил, но несколько интересных моментов безупречной биографии всё же всплыло. Они могли и не играть особой роли, но сейчас лучше побыть параноиком, тем более что он не сделал этого раньше.
Пройдя внутрь следом за остальными, Старк в итоге чуть не заржал — несчастная охрана еще не знала, с кем связалась, а так же не до конца осознавала, домом каких дружных юмористов это здание было раньше. Перехватив в воздухе брошенную ему бутылку, Тони с откровенно довольным видом отсалютовал ею ребятам и искренне посоветовал не отказываться от приглашения, свой бокал с бутылкой, правда, сунул в итоге им же. Ребятам следовало оценить не только выпивку "мифической" страны, но и качество её сочетания с земной, а так же всю силу последующего похмелья. Сам он в данной ситуации тоже был бы рад к ним присоединиться, но зарок, трезвомыслие и необходимость сохранять голову ясной по крайней мере сегодня победили искушение. Товарищ, впрочем, не особо и цеплял за больное, и так удовлетворившись количеством случайных собутыльников. Старку же оставалось наблюдать за комедией-балаганом со стороны, подпевать, где надо и иногда прикидывать, какая реакция будет у Гриффона, когда он ЭТО увидит и сопоставит с жалобой, по которой его вообще сюда вызвали.
Так, в общем-то, и оказалось. Тони приглядывал за камерами, потому приход хозяина для него сюрпризом не стал. Тот, ввалившись в помещение, в свою очередь застал следующую картину: весь его спецназ распределился по ролям в лучших традициях жанра. Командующий отряда, посапывая, самозабвенно обнимался с бочонком; двое самых стойких его подчиненных, придерживая друг друга, в два нетрезвых голоса, нереально коверкая слова, распевали японские частушки, смысла которых не понимали вообще, но которые им услужливо подсказывал сидевший на барной стойке Тони, в какой-то момент плюнувший на всю серьёзность ситуации и решивший просто ею наслаждаться; еще трое бронированными половичками растянулись на полу; один рассказывал Тору какие-то военные побасенки, не подозревая, что тот легко их заткнет за пояс собственными историями (а может, и заткнул, Старк уже особо не вслушивался). Короче, мужчина на целую минуту потерял дар речи, а когда уперся в единственную трезвую, да еще и в добавок ухмыляющуюся физиономию, взорвался:
— Старк! Что здесь, черт бы вас всех побрал, происходит?! Какого хрена вы... моих людей... в моем здании... что вы вообще делаете?!
— Мы делаем вашу работу: воспитываем ваших подчиненных, — "сочувственно" сообщил ему Железный Человек. — Теперь вы можете быть в них уверены. После этого обряда посвящения им никакие террористы будут не страшны.
— Уволены! Вы все — уволены! — как будто до мужиков сейчас дойдет смысл этого слова. — А вас я привлеку к административной ответственности! Это частная территория, вы на неё вторглись, и...
— На Тора это не подействует, — обнадежил его Старк, перебив. — На меня так тем более. Меня уже столько раз пытались таскать по судам, что у приставов моё имя давно нервный тик вызывает. Смысла нет. Я хочу предложить вам сделку, к которой вы равнодушными не останетесь.
— Что?!
— Мы с другом посовещались и решили спасти ваши нервы и ваши вложения. Мне продолжать?
— Если вы пытаетесь сбить меня с толку, то спешу заверить, что... — Гриффон был не грифоном, больше всего он напоминал индюка, который, может, и разошелся бы, но договорить ему не давали, а люди, которые пришли следом за ним, офигели не меньше, не спеша действовать без каких-либо приказов. Которые поступать не торопились.
— Нет. Просто я нарушил условия договора и забыл сообщить вам все фундаментальные особенности этого замечательного небоскреба, которые вы, вероятно, можете и не осознавать, а потому предлагаю вам возместить стоимость здания и понесенного за потерянное время ущерба. В два раза. Это будет выгоднее, чем его эксплуатировать. Вы еще не осознаете, в какую копеечку вам влетит необходимость его восстанавливать.
Владелец явно сосчитал до десяти, потом вежливо, настолько вежливо, что Гадюка скисла бы, поинтересовался:
— Сейчас это можно расценивать как прямую угрозу?
— Нет, — Тони даже не потрудился слезть с барной стойки. — Мы тут имели возможность убедиться в том, что очень многие всё еще рассматривают башню как штаб Мстителей, а его продажу — лишь как прикрытие. Или дополнительную возможность досадить нам и городу. Я к тому, что оно будет как магнит притягивать всяких психов с суперсилами, одержимых, хакеров, маньяков и даже инопланетян, некоторые из которых могут попытаться не оставить от него камня на камне. Серьёзно, оно вам надо?
— Меня не пугают инопланетяне, — отрезал Гриффон. — И у вас будут проблемы. У всей вашей компании, если вы сейчас же не вымететесь отсюда. А у тебя, Старк, они будут в любом случае, можешь быть уверен.
— А я бы подумал, — мужчина всё-таки слез со столешницы и сделал ровно три шага в направлении владельца. Пришедшие с ним люди вскинули оружие, Старк развел руками. — Ну, как хотите. Мы честно хотели вам помочь. Только... Джессика, мы в общей гостиной беседуем с одним добрым человеком, который нам не верит, а раз он нам не верит, может, выслушает хотябы твои советы относительно того, как в таком случае не остаться в какой-то момент ни с чем, потому как страховые компании тоже очень не уважают это здание.
— ?!!
— Заканчивай на меня таращиться, тебе еще кое-чего передать хотели. Через пару минут сами уйдем.

ЗЫ. Ну дальше Джесс, да.)

+2

16

Итак, материнство. Быть супер-мамой оказалось гораздо хуже, чем супер-беременной. Маленький паучонок уже с первых минут свой жизни обладал характером с большой буквы. Спокойствием не отличался, покричать любил по поводу и без. Только в одном случае верещал ультразвуком (бедный-бедный сверхчуткий слух Женщины-Паук),а в другом что-то там агукал тоже на приличной громкости. Одним словом, очень живой и разговорчивый малыш. В данный момент это чудо мирно спало в своей кроватке (хвала всевышнему), а Джессика и Мэй тихо сидели на кухне, пытаясь прийти в себя после попыток уложить карапуза на послеобеденный сон. Казалось бы, идиллия, можно пойти и заняться наконец-то своими делами, да и отпустить уже явно заскучавшую девушку, но все испортил телефонный звонок. Кто бы мог подумать, что на том конце окажется голос Тони Старка.
- Ты ведь в курсе, что я в отпуске? И ребенку три недели, оставлять его надолго не хотелось бы. Да, мне есть на кого оставить на пару часов, но Тони, имей уже совесть! Боже, на что я подписалась... Когда я говорила, что вытаскивать тебя из неприятностей - мое хобби, я вообще-то шутила, - она тяжело вздохнула и на несколько секунд замолчала. - Хорошо, раз это настолько важный вопрос и вы не способны уладить его самостоятельно... Приеду, как смогу, пока.
Женщина-Паук прибыла в некогда бывшую Башню Мстителей достаточно оперативно. Стоило учесть, что она сидела дома с ребенком, постоянно не высыпалась и в этот день вообще не планировала выходить из дома кроме как на вечернюю прогулку. Но раз уж ей предстоял выход в свет, нужно было подготовиться на все сто. Что Дрю сделала блестяще, представ перед двумя Мстителями и нынешним владельцем здания, а также уймой вооруженной охраны.
- Маааальчики, - успокаивающе протянула Джессика, входя в большой зал. По ее сногсшибательному виду совершенно нельзя было сказать, что всего лишь три недели назад эта женщина пожирала все, что попадалось под руку, и носила под сердцем ребенка. Быстрый метаболизм, однако, штука чертовски полезная. Строгий серый костюм-двойка выгодно подчеркивал шикарную фигуру Женщины-Паук, этот вид даже без использования феромонов способен был ввести в некое смятение. Она очаровательно улыбнулась и кивнула сначала Тору, затем Тони в знак приветствия.
- Очень рада вас видеть.
"Особенно тебя, Тони... Еще раз попробуешь меня вызвонить... Ух..."
- Мистер... Грифон, полагаю? Безумно рада знакомству, - не переставая улыбаться, брюнетка протянула остолбеневшему мужчине руку. - Меня зовут Джессика Дрю. Я порой занималась юридической стороной вопроса у Мстителей, - не моргнув, соврала она. - Дело в том, что мистер Старк на полном серьезе действует из самых благих побуждений, желая защитить вашу жизнь и сохранить деньги. Это место, - Дрю сделала плавный жест рукой, - очень знаковое как для самой команды, так и для их недоброжелателей. И не все в курсе, что мистер Старк и команда Мстителей более не являются владельцами недвижимости. Честно говоря, я удивлена, что за это время здесь не произошло ни единого инцедента. Но никто не может дать вам гарантий, что этого не случится в будущем.
Женщина-Паук выразительно изогнула бровь, глядя прямо в глаза стоящему напротив мужчине. С того самого момента, как она вошла, помещение начало заполняться неуловимыми феромонами, их тончайшие, словно паучья нить, потоки опутывали комнату незримой сетью женских чар. Охране досталось совсем немного, а вот текущий владелец башни оказался в самом эпицентре бури. Он завороженно смотрел на Джессику, улавливая ее каждое слово.
- Н-н-нет, - медленно и неуверенно выдавил из себя он, доставая из кармана платок и промокая капельки пота, проступившие на лбу. Его сопротивление было достойно похвалы, но разве он мог тягаться с ней? Брюнетка могла уговорить любого, кто не имел особой способности противостоять контролю. Впрочем, это ведь и не было контролем в полной мере, но как можно отказать красивой женщине, когда она так убедительно просит?
- Мистер Грифон, - Дрю взяла его за руку и продолжила проникновенную речь. - Я вижу, что вы очень умный и здравомыслящий человек. В вас есть эта особая жилка... Понимать и интуитивно чувствовать ситуацию. Прислушайтесь к своему внутреннему голосу, разве он не твердит вам, что стоит принять предложение? И прислушайтесь к голосу разума. Эта башня плохое место для бизнеса, плохое вложение средств. Страховые просто откажутся с вами работать. А здесь вам делают предложение о двойной цене. Вы не просто получите назад свои деньги, но и приумножите их для действительно стоящих вложений.
- Да... Да, вы, пожалуй, правы. Тем более двойная цена... - лед наконец-то растаял, а каменная стена упрямства была проломлена.
- Вот и чудесно, я знала, что вы примете мудрое решение, - Джесс развернулась и подошла к Тони, буквально прильнув к его уху, и шепотом поинтересовалась. - Ты уверен насчет двойной цены? Я могла бы еще мило с ним поболтать и убедить его отдать башню вообще даром... И да, откуда у тебя деньги на двойную цену, горе-миллиардер? Банк что ли на пару с Тором обнесли?

+2

17

Конечно же, Энтони выкрутился. И конечно же, он таки понял, что Ас поступил таким образом не просто потому, что так вышло, а с определённой целью. И конечно же, он ничего Донару не сказал. По крайней мере, сразу. Может, после была бы тирада-другая, но она как обычно утонула бы на дне кружки Громовержца. Но чего Тор не ожидал, так это того, что гений-бомж-плейбой-филантроп позовёт тяжелую артиллерию. Ибо опасней беременной женщины может быть только женщина, вот недавеча как ставшая матерью.
   Именно такая аура исходила от Дрю. В целом, весь диалог Тони с этим смертным, возомнившим себя главным, бога мало интересовал. Весь вид Одинсона говорил о том, что убраться бы ему отсюда подобру-поздорову, да насовсем, ведь они еще ему за это заплатят чисто из уважения, которое, кстати, у богов испытывать не стоит. И конечно же, этот Гриффон... или как там его, не суть - выскочек бог не запоминал - не воспринял вид Донара всерьёз. И что хуже, он не воспринял всерьёз слова одного из умнейших людей Мидагрда. Вникать в эти их градации, у кого там извилин больше: Тони, Рида, Пима, Бэннера, Сыну Одина было откровенно западло. Один из умнейших - и хватит. Еще понапридумывали градаций. Впрочем, мужчинам всегда было свойственно мериться, если вы понимаете, о чём речь. И только когда вы проживете хотя бы треть жизни Аса - да что там треть, поживите хоть сто-двести лет - и вы поймёте, что такие соревнования попросту смешны и бессмысленны. Но вот сейчас было одно из таких соревнований. Старк доказывал, что он - альфач в бизнесе, и что он даже из такой откровенной жо... ситуации, в которую его против воли загнал Ас, сможет выкрутиться. А Гриффон  доказывал, что он - воротила бизнеса номер один, и что какой-то там закон смертных на его стороне. Впрочем, Железный Человек ясно дал понять, что на законы смертных Тор всегда как-то смотрел свысока, и уважал оные только из-за уважения к своим друзьям, а не потому, что так надо. Он - бог. Они - смертные. О чём еще может быть речь? Но не будем сейчас о рассуждениях, у кого броня круче. И так известен победитель. Вернёмся к прекрасной части этой комичной ситуации. То бишь - к Дрюше.
   Как только Джесс вошла в помещение - даже в здание, чего уж там - Донар явственно ощутил эманации женственности. А это означало, что девушка настроена решительно. и начала применять свое сильнейшее оружие если не на полную, то откровенно неслабо. Конечно, Тор мог сопротивляться этому, но эй - когда вы видите смысл сопротивлению тому, что естественно, что интересно и прекрасно в плане ощущений? Только тогда, когда вы - древний бог-алкоголик. Извините, дегустатор. Но все же в одной вещи Ас себе не отказал. И когда Дрюша вошла, Вингнир встал с места, и с искренним удивлением и радостью обнял девушку.
- Уж кого не ожидал я видеть, так это тебя, о Джессика! Однако радости моей нету описанья же, воистину. - потискав несчастное и такое хрупкое тельце мамочки достаточно, и наконец поставив бедную девушку на ноги, великан посмотрел на нее с высоты своего более чем двухметрового роста, и добродушно улыбнулся. - А сейчас вот лицезреешь ты картину "упрямец да тугодум". Заметь, решить же, кто есть кто, предстоит тебе лишь. А также конфликт решить. Ибо всяко лучше ты, нежели я - начинает постановка-то сия мне надоедать. Истинно же молвлю, Энтони, заканчивай уже! Тебе пришла помощь великая, что ты долго так?
   Уточнять, КАК Тор собирался решить вопрос, смысла не было. Но всем было ясно - после такого Башня точно станет ихней, ибо новый-временный владелец может и помереть невзначай. После того, как Ас прое... потерял молот, он стал куда более резким в своих суждениях, и вообще сдерживался меньше за ненадобностью. И вряд ли его друзья оценили бы такой подход. Но он честно дал им возможность решить вопрос миром. И вот, казалось бы, консенсус уже достигнут. Логичные доводы Тони, не менее логичные доводы Дрюши и ее феромоны, и Гриффон уже готов был сдаться... Но нет, надо было Тору ляпнуть, что некоторым смертным стоит думать чаще, или же если они не умеют, так спросить помощи у более опытных в этом вопросе, благо, здесь таких ажио двое. Ну, закончилась выпивка, что поделать. А когда выпивки нет, богу часто становится скучно. Может, именно поэтому Старк так давил на собеседника, пытаясь добиться результата раньше, чем случится непоправимое. Но непоправимое случилось, и их старания были под угрозой провала.
   Слушать тираду Гриффона Тор не стал. И все бы ничего - игнорировать надоедливых смертных бог прекрасно умел - да только не стоило ему упоминать определённые моменты достойности молота и пропажу невесть куда. И более того - ситуацию с Роксоном и Брокстоном. Честно, не стоило. Тор правда держался. Но тут он решил, что хватит это терпеть.
   В мгновение ока оказавшись подле Гриффона, тот схватил его за шею, и даже человеку, слабому слухом, было слышно. как вот-вот переломятся шейные позвонки. Глаза бога полыхали молниями, воздух мгновенно наполнился статическим электричеством, и от смерти жертву отделяли лишь границы сознания. которые Ас держал ради своих друзей. Все-таки, он заварил эту кашу. Так или иначе. И опустим моменты с тем вопросом, КТО продал Башню.
- Ты молвишь о том, о чём не понимаешь, жалкий смертный. И ты неспособен сотворить мне ровным счётом ни-че-го.  -Из хватки Тора, магической и сверхчеловеческой, казалось, даже телепортироваться невозможно. Да и воздуха хватало лишь на то, чтобы слышать и существовать, ни на что больше. - Своим трёпом шакала ты нанёс мне оскорбленье. А вместе с оным - всему Асгарду. Вестимо, ты объявил же только что Асгарду войну. Ты сам, не Мидгард, и даже не Нью-Йорк. Готовься, жалкий пустозвон. Ибо Асов Град не так терпелив, как я могу быть. Ответ последует немедля.
   Вполне могло быть, что сейчас Одинсон зарубил бы его на месте, ибо Ярнбьёрн уже был занесён в воздухе. Если бы не случилось одно происшествие. В Башне ощутимо запахло озоном, если можно так выразиться. И дело было не в молниях Тора, что тот вскользь решил высказать во всеуслышание. И тем самым Гриффон был помилован. Временно - точно.
   Бросив смертного наземь, Ас первым делом повернулся к Энтони:
- Прежде всего - присмотри за Джессикой, друг мой. Не стоит объяснять, почему сие прошу я у тебя. Кто бы ни стучался в дверь дома нашего, с ними разберусь я. А еще - конечно же, убеди его побыстрей закончить с делом. Пока я не убил его, на что имею право полное, особенно после слов его. А теперь пора показать им, что истинные хозяева сей Башни вернулись наконец.
   И направившись к выходу, бог викингов ожидал встретить какого-то мага, может быть, даже своих старых врагов. В конце концов, для большинства существ из других миров Мидгард был чем-то вроде помеси полигона и развлекательной площадки. Выйдя наружу, Тор осмотрелся, однако не увидел никого и ничего необычного. Но запах воздуха изменился до неузнаваемости. Он был настолько разрежен, что смертным вполне было бы тяжеленько здесь дышать. Но почему только в этом месте, в каких-то трёх метрах в радиусе? Что могло вызвать такое? И в конце концов, это он тут - повелитель погоды. И кто посмел нагадить на его лужайке, заявляя, что он-де лучше замки из песка строит?
   И думал Ас бы еще долго. Но так или иначе, судьба преподнесла ему подсказку в виде мощного апперкота, отбросившего бога обратно внутрь строения. Так могли бить единицы, и это уже представляло нешуточную опасность. Но когда Тор, вставая потёр подбородок, он понял - удар был нанесен не кулаком, не коленом, не оружием даже. А чистой магией.
- Что же, Энтони... - встав на ноги и перехватив секиру покрепче, Тор решительно направился обратно - судя по всему, у того аль тех, кто решили визит в дом наш нанести, есть какие-то вопросы. Дам тебе я время на решение вопроса нашего, но не могу молвить,же, что много. - затем небольшое молчание со стороны Громовержца могло вполне ясно сказать Старку, что хотя бы из-за того, что бог в душе не понимает, что это его так приложило. - А после же я займусь Гриффоном... ибо оскорбленье, что нанёс он мне, не забыто вовсе.
   Прокрутив Ярнбьёрн в руке, Донар направился наружу с лицом, не предвещающим ничего радужного, и мельком взглянул на Гриффона, которому взор бога викингов обещал нечто мучительное, и скорей всего, летальное. Однако на полпути он поймал взгляд Джессики, и безучастных, казалось бы, глазниц шлема его друга, да отвернулся. нахмурившись. Нет. Не сейчас. Не перед ними. Не на их глазах. Этот сопляк не достоин того, чтобы ради его смерти Тор жертвовал тем, что было для него дороже чести. Лучше-ка он займётся новоприбывшим.
   Выйдя на взлётную площадку, на которой изменение в воздухе было уже ощутимо, Ас гаркнул:
- Будешь и дальше ты скрываться, али явишь себя, как подобает достойному сопернику?!

Отредактировано Thor Odinson (21.02.2016 13:21)

+2

18

— Скинь цену до исходной, — шепнул в ответ Тони, с интересом наблюдая за мимикой проблемной личности. Забавная вообще штука — эта откровенно козырная способность Джессики. Самому вдруг стало тихо радостно, что до него в большинстве случаев пытались всё-таки словами достучаться, а не феромонами. А сейчас это было в принципе невозможно из-за брони. — Плюс расходы за простой и потерянный месяц. Один и три-четыре, как я прикинул. Мы не воры. Была маленькая надежда, что сдастся без боя и лишних проблем, но раз так, то обойдется. А деньги — как все успокоятся, я тебе расскажу эту занятную историю. Она тебе понравится, потому что теперь...
"...у меня много головной боли," — закончил про себя Старк, подозревая, что недосказанное Джесс поймет либо по интонации, на которой оборвалось предложение, либо по глазам, а вот Тор мог на ровном месте обидеться. Как уже было сказано — благодарности никто не отменял. Просто Громовержец в самом деле не представлял, сколько мороки в этом мире запутанных правил было с возникшими из неоткуда сокровищами, которые сбывать теперь, скорее всего, придется долго, понемногу и далеко не одной сети покупателей, чтобы никто не начал с обоснованием и без катить на них бочки. Вопрос был вполне решаем, но не за один день и тем более не за полчаса, как того кое-кто требовал. Заявить о том, что нашли клад — нельзя, сначала местные власти начнут допытываться о том, где, а потом начнет возникать и та страна, на территории которой клад "нашли". И по закону бОльшую часть приберут к рукам. Какую-то часть принесенного Старк твердо вознамерился отдать за разрушения, причем тут можно было и не врать, просто заявив, что Тор передает городу свои извинения. Но, опять же, это не всё, а скажи обо всем и попробуй куда-то деть золото открыто — государство всё равно прицепится, и в лучшем случае это выльется в длительное, нудное и никому ненужное противостояние. Начни что-то такое предлагать, взяв без объяснений с потолка — в любом случае прикопаются все кому не лень, причем проблемы будут не только у него, а у всей команды. Все ж люди со сверхвозможностями, а благодаря Пьетро и тому же Тору — еще и непредсказуемые теперь в глазах людей. Наверняка потом найдутся те, у кого что-то "пропало", еще и доказательства предъявят. Так что решать этот вопрос надо тихо и осторожно... а не методом топора, который тут навязал всем громовержец, явно не понимавший, что подобными попытками разобраться с одной проблемой создает ворох новых, еще более удручающих по своему существу. Учитывая, каким любителем громких решений был сам Тони, в данном случае, и учитывая все обстоятельства, даже он без причин на рожон лезть не хотел, тем более что была возможность этого не делать.
При подобном градусе вранья и при свидетелях Джессика зря назвала свое настоящее имя — это Старк понял сразу, но вежливо пнуть напарницу возможности не было, да и уже поздно. Странный промах для шпионки её уровня и опыта. Можно даже сказать — непростительный. Видимо, женщина сейчас действительно вся была в быту... а он тут её втянул в очередную веселую историю, пусть и обрисовал ситуацию достаточно ясно, когда звал сюда. Видимо, на сей раз его слушали вполуха, потому как Старку на полном серьёзе в тот момент захотелось приложить ладонь к лицу с задушевным вопросом "Ну что ж вы все, блин, делаете-то?!". И так невозможно было сказать, чем всё это закончится, и все чем-то происходящее да усложняли.
И всего с пары метких фраз ситуация из вроде бы устаканившейся резко начала выходить из под контроля, попытки свести всё к нейтральным шуткам ни к чему бы и не привели. Одно утешение — Тор не убил этого несчастного и слишком болтливого козла с ходу, значит шанс отковырять его от Тора (или наоборот) живым еще всё-таки был.
— Не стрелять! — Старк не придумал ничего лучше, чем на всякий случай загородить собой стоящую рядом Дрю — если сдадут нервы у людей Грифона, явно не готовых к таким поворотам, пострадать могла в первую очередь она. А вот владельца в худшем случае спасет только чудо, и то на него рассчитывать не следовало. Оставалось надеяться хотябы лишь на то, что Джесс в этой ситуации, учитывая непредсказуемость Громовержца, не совершит страшную ошибку номер два. — Тор, отпусти его. Сейчас же. Шакал или нет, но его убийством ты добьешься только того, что обрушишь всё, за что ты сейчас борешься. Этот человек — обычный предприниматель, в этой среде и похуже встречаются, и никому он войну не объявлял. Я не считаюсь. Ты действительно хочешь, чтобы Мстителей считали убийцами, устраивающими самосуд над обычными людьми, причем над людьми, которых реально не за что судить, да еще и смертью? Ты и так уже постарался!
Вокруг Тони аурой разошлись световые всполохи, следом за которыми стал рисоваться словно из воздуха привычный красный металл — больше не было нужды держать броню в режиме хамелеона. В открытую воевать с Богом Грома было отчаянной и не самой объективной затеей, но можно было отвлечь его на себя, воспользовавшись его же взглядами на некоторые вещи — если он всё-таки еще был в своем уме, то маловероятно, что он дойдет до того, что без зазрения совести пришибет своего старого товарища или разрушит проблемное здание, которое так хочет обратно под их знамя, но с Грифона совсем переключиться всё-таки мог. Во всяком случае, сейчас это было едва ли не единственной опцией, какой бы бестолковой она в конечном итоге ни была.
Старк в самом деле собирался броситься на Тора, просто подгадывал момент, чтобы был шанс не угробить при этом предпринимателя, но в итоге товарищ остановился сам, причем еще до того, как датчики зафиксировали какие-либо атмосферные изменения. И после сказанного ситуация стала ясна чуть более чем полностью, правда, вовсе не в плане того, помилован ли бедняга или его всё равно потом убьют.
"Проняло, чтоли?" — он очень сомневался насчет этого, но подыграть в данной ситуации было можно. А возможно, что и стоило. Так или иначе, а теперь осечка была уже его.
— Теперь это легко сказать — убедить, — саркастично фыркнул Тони, выразительно покосившись на Грифона: взгляда за маской шлема тот видеть не мог, но рот всё равно предпочел прикрыть. — Впрочем, сказано — сделано.
— Что вы себе позволяете?! — всё-таки подал голос затюканный, но не сломленный предприниматель, когда Громовержец вышел из помещения, а он смог отдышаться. — Вы серьёзно думаете, что я вам что-то где-то подпишу?! И буду молчать о том, что меня мало того, что попытались развести, так мне еще и угрожали?! И кто? Мстители?! Герои... невероятные герои просто!..
— Отнюдь, — сочленения высокотехнологичного доспеха разошлись, явив миру обратно еще одного предпринимателя, только злого по совершенно другим причинам. Тони сделал шаг в сторону, а броня в следующий миг собралась обратно в единое и целое, но уже далеко не такое аккуратное творение гения: реактивные закрылки и авиастабилизаторы отошли в стороны, начав больше напоминать металлические шипы, а между неплотно прилегающими друг к другу сегментами стала просматриваться электронная подсветка. В нынешней ситуации и для впечатлительных картина могла бы сойти за столь же угрожающую, как и вид возвращающегося с секирой наотмашь Тора, хоть и сделано это было не для "жертвы обстоятельств", но если бы те двое людей Грифона, что еще стояли на ногах и всё еще держали оружие наготове (и при этом еще и себя в руках), его бы сейчас пристрелили, это было бы действительно смешно. — Сценка для особо впечатлительных. Фридэй, автономное управление М-52, код поведения: 27. Полный отчет о действиях и происходящем. И вперед, вперед, за Тором.
Тони догадывался, к чему сведется происходящее снаружи, оставалось утешаться тем, что, в случае худшего сценария, этот прототип Тор так просто не уничтожит. А если он умудрится это сделать, то Старк точно найдет способ открутить неуемному товарищу голову. Броня развернулась и отправилась следом за Громовержцем, впрочем, тот тоже мог не обольщаться возможности расковырять на отдельные детальки еще одну его игрушку: мужчина вовсе не с ним драться её отправлял. В помощь. Вернее, он хотел убедиться в своих предположениях, присмотреть за происходящим и в то же время побыть голосом совести, поскольку иначе надвое разорваться всё равно не мог. А с последней задачей более чем прекрасно справится и Пятница.
— Как видите, мы воевать с вами не настроены, — Тони развел руки в стороны, показывая, что безоружен, хотя после финта Бога Грома и это в глазах второй стороны вряд ли выглядело мирным жестом. — Никакого оружия у меня нет, у Джессики так тем более. И вы своё могли бы опустить. Изначально вас сюда вызвали для простого разговора, возможно, идея его продолжать сейчас — не лучшая, но пару вопросов нам явно лучше сейчас уладить.
— Я даже догадываюсь, каких. Не беспокойся, Старк, покрывать вашего ненормального дружка я и за тройную цену не стану. Как и вас.
— Как будто вас кто-то станет об этом просить, — мужчина поискал глазами ту единственную бутылку вина, не нашел, зато лишний раз убедился в том, что валяющиеся на полу пьяницы далеко не всегда могут сойти за комичный элемент: иногда они раздражают. Не хотелось вспоминать, что когда-то он допивался до состояний похуже. — У Тора своё видение сложившейся ситуации и тем более все давно знают, что у него немного иное видение мира, но даже он реально никогда не забудет о том, что Мстители — не убийцы, и убивать никого не станут. Никогда.
— И вы каждый раз ему объясняете правила морали? Еще бы я в это поверил...
— В противном случае вы бы сейчас здесь уже не стояли, а мы вовсю думали, куда прятать трупы, — справедливости ради заметил Тони. — То обстоятельство, что вы живы, определенно лишило нас очень веселого занятия.
— Вы за идиота меня держите? — мужчину всё еще пошатывало, но излучать дружелюбие у него сил хватало более чем. — Ваш "дружок" неуправляем. Я в курсе того, что произошло пару дней назад в центре города, и вы еще будете утверждать, что это устроил не он?!
— Представьте себе — не он. — А вся печаль была в том, что он. Пускай и не совсем сам и неосознанно.
— Представляю. Лично для меня всё происходящее выписалось в более чем привлекательную историю о том, насколько вообще сейчас вменяема вся ваша шайка. Весь мир слышал грустную сказку, где один из ваших устроил погром в городе, как из-за него погибли люди... По тому же городу ходят просто изумительные слухи о том, что у него поехала крыша. И это был не... Тор. А теперь еще один Мститель, еще и бог, уничтожает исторические центры и от этого, опять же, страдают невинные, этот же Мститель угрожает мне расправой. И почему? Потому что Тони Старк месяц назад продал мне "ненужное" ни ему, ни его команде здание, а теперь вдруг передумал и решил во что бы то ни стало его вернуть, да вот только новый владелец вовсе не собирается идти на поводу у какого-то порыва. Имея в виду слухи и видя действительность, я очень сомневаюсь, что у тебя нашлась бы подобная сумма, разве что ты свою фирму перепродать не решишь. И то я не удивлюсь, если мой труп потом обнаружат где-нибудь за городом. Я смотрю, у вас в норме вещей такие веселые вещи.
— Зато мы не водим дружбу с теми инопланетянами, которые пытались землю завоевать, — бутылка так и не нашлась, зато нашлась пробка от неё. Тони ликующе подбросил ту в воздух и поймал, краем глаза отметив, как вытянулось лицо собеседника, вполне понявшего намек. Поди, блин, выкрутись из такой жопы простым словом "извините, не хотели, а он случайно и больше не будет!" — И всё-таки спасаем жизни. Всё, что было — на слуху, и никто не врал, давая происходящему комментарии. Никто не врал и про то, что спокойно работать здесь у вас вообще не получится, а нас могла замучить по этому поводу совесть. За здание я бы вам честно заплатил.
— Глядя на это, — Грифон обвел рукой зал с храпящими подчиненными. — Слабо верится. Зато прекрасно верится угрозам вашего ненормального и попытке вашей подруги запудрить мне мозги, которая, как я теперь понимаю, провалилась исключительно усилиями первого умника. Что более чем прекрасно демонстрирует то, что вы сами не контролируете этот балаган. Нет, всё! Я обещал вам проблемы еще до угроз, я их организую, и постараюсь от души. Еще лучше — вы сейчас поедете со мной. А я с удовольствием посмотрю, как вы теперь попытаетесь всё это объяснить властям.
— Без проблем. Разочарую только, что ничего нового вы не услышите.
— А хотелось бы. Мне-то скрывать нечего.
Два прибывших вместе с Грифоном охранника, проявлявших удивительное хладнокровие, и так не спешили убирать пистолеты, теперь же навели их снова. Тони, поигрывая найденной пробкой, кивнул Джессике, намекая, чтобы следовала за ними и пока не возмущалась. Проблем у них теперь действительно было выше крыши, но сдаваться было рано. Старку самому не сильно нравился способ исправить все сегодняшние истории и не создать проблем еще больших всем, но он всё-таки был.
Пройдя несколько пролетов и дождавшись, когда они все выйдут в более тесный коридор, Тони перестал строить из себя безропотного пленного и, дав Джессике не слишком очевидный для остальных сигнал, поднял бунт: резко развернулся и, выхватив из рук охранника пистолет, путем недолгой борьбы отправил того в нокаут, между делом от души съездив по роже и растерявшемуся после первого холостого выстрела Грифону, которому хватило неприцельного, но проверенного удара в челюсть. Противостояние вышло кратким, но ярким. Интересно, он правда поверил в то, что бывшего агента ЩИТа и бывшего директора ЩИТа в случае чего остановит такая скромная свита?
Правда, если бы Тони знал, что во всем этом замешан Канг, и близко ничего подобного делать бы не стал, а скорее пустил бы всё на самотек до следующего удобного момента.
— Просто шикарный день, — прокомментировал это обстоятельство Железный Человек, пока заткнув чужое оружие за пояс и стараясь не смотреть на напарницу, которая еще немного, и явно станет очень злобной мамой-фурией. — Можешь смело высказать мне всё, что обо мне думаешь, но поверь мне: такого поворота событий я сам не ожидал.
Тони изучил три обморочных тела и склонился над Грифоном.
— Вернее, я надеялся, что мы избежим этих десяти процентов вероятности. Так или иначе, особого выбора у нас и нет — если отправимся с ним как есть, тогда велика вероятность того, что Тор в итоге действительно его прикончит, а даже если и нет, от происходившего там уже не отвертимся. Я могу просто подкорректировать записи с камер, но, учитывая фактор меня, при наличии повода это станут проверять. Тем более памятуя случай с Пьетро и случаи с промыванием мозгов у меня. И если Тору все эти разборки до лампочки, как и то, что после таких обещаний могут попытаться поставить на место его, то мы с тобой влипли... и все прочие ребята заодно. Мне уже, видимо, пора бы смириться.
Мужчина достал из кармана небольшое устройство, напоминающее обычный округлый магнитик-монетку. На вопросительный взгляд Дрю неохотно пояснил:
— Переиграем последний час. Они не будут помнить ни выходки Тора, ни наших разговоров. И не вспомнят. Проблемный вопрос до конца довести придется, потому как в противном случае история на этом точно не закончится. Деньги сейчас действительно вообще не проблема, объясню, когда разберемся с этим и пойдем объяснять нашему асу, что у нас делать не следует, если желаешь решить вопросы быстро. Придется учитывать некоторые обстоятельства... — Тони в воздухе жестами по буквам изобразил слова: "Тор в себе, но изменился". Если прямое обращение Громовержец мог бы уловить, то изъяснение жестами отсюда не проследит точно. Но Джессике как-то надо было дать понять эту вещь. — ...и лучше пусть потом, в случае чего, проблемы будут у меня одного.
Тони взвесил "монетку", пробку, которую всё еще держал в руке и, не особо скрывая собственного настроения, выкинул последнюю, вложив в бросок всю силу.
— Ненавижу принимать такие решения. Ненавижу это делать.

P.S. *помня обещание* Тор, только эту броню мне в шарик не скатай.(

+3

19

Декретный отпуск бывшую шпионку расслабил и избаловал. Если бы она увидела сама себя в данный момент, то явно надавала бы по мозгам за элементарную неосмотрительность. Но если уж быть честной, Дрю не предполагала, что здесь будет твориться хрень. В голове у нее периодически проскакивали мысли о том, как там малыш, все ли у него хорошо, не капризничает ли он, оставшись наедине с Мэй, не хочет ли кушать, не скучает ли по маме. Поэтому ей даже в голову не пришло как-то шифроваться здесь. Тем более, что задача была поставлена вполне ясно и никакого криминала с ее точки зрения не предполагала. Чисто мирные деловые переговоры, приправленные обаятельной переговорщицей. Поэтому когда Тор слетел с катушек (а это в глазах женщины выглядело именно так), Джессика перевела охреневший взгляд на Старка. Сначала там читалось недоумение, затем оно сменилось шоком, потом яростью, а потом...
- %$@#&, что за дерьмо здесь только что произошло?! - Женщина-Паук не постеснялась в выражении, все еще пытаясь осмыслить текущую ситуацию. - Тони, какого хера творит этот блондин?!
Пока Железный Человек прикрывал ее собой и пытался взывать к голосу разума Громовержца, Джессика мысленно крыла всех присутствующих семиэтажным матом. Она была зла, чертовски зла. И ей безумно хотелось наорать на Тора, высказав ему все, что она думала о нем в данный момент. Однако подобная критическая ситуация взбодрила расслабившееся тело и мозг мамочки, заставив ту наконец-то мыслить здраво, как подобает супергероине. Да и про инстинкт самосохранения женщина не забыла. Поэтому вместо того, чтобы накалять взрывоопасную ситуацию дальше, брюнетка сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, присоединившись к попыткам Тони успокоить обезумевшего от ярости бога.
- Тор, постой, посмотри на себя со стороны! Ты ведь выше этого, сын Одина! Что тебе его пустые слова? Прояви то, что зовется милосердием. Прояви мудрость Асов, достоинство Мстителей. Мы не убийцы, Тор, слышишь?
Внял ли асгардийский бог их словам или задумался о чем-то другом, было непонятно, но Грифона он таки отпустил. И выдав пару ценных указаний, бодрым шагом свалил из помещения, оставив Тони и Джесс разбираться со всеми присутствующими. Очень "мудрый" и "правильный" с его стороны поступок, да. Повисла неловкая пауза, в течение которой Женщина-Паук пыталась сообразить, как разрулить сложившуюся ситуацию.
"Это же надо было ТАК лажануться..." - мысленно супер-мама уже раз десять разбила себе лицо фейспалмом. В следующий подобный раз она обязательно изменит лицо до неузнаваемости, нацепит парик, изменит голос и возьмет с собой один из подставных паспортов. Такими темпами скоро уже и за хлебом в соседний ларек нельзя будет выйти без маскировки. Мстители, мать их за ногу, Величайшие Герои Земли. Все через одно место. А ведь не так давно она ностальгировала по старым временам и даже подумывала, чтобы вернуться обратно как можно скорее. Ха, черта с два теперь.
Итак, резюмируя ситуацию, можно было с офигенной точностью в сто процентов сказать, что они влипли. И если Тору как-то было фиолетово на все это ввиду его божественного происхождения, то простым смертным должно было достаться по первое число. Юридические тяжбы и прочие веселые моменты вплоть до уголовного преследования и... тюрьмы. Пока Дрю с хмурым видом прикидывала, пойдет ли ей оранжевая арестантская роба и как быть с малышом, Старк вел задушевные беседы с мистером Грифоном, который, надо сказать, держался молодцом. Судя по их диалогу, Мстителям не светило ничего хорошего. Джессика перевела вопросительный взгляд на Тони и изогнула бровь, мол, мы серьезно идем с ними? Похоже, что так оно и было. С другой стороны вариантов у них и не было. Эта ситуация была такой, что выходы из нее были либо плохими, либо очень плохими.
- Я всего лишь приводила вам факты, мистер Грифон, где вы тут усмотрели запудривание мозгов - я не понимаю, - Джессика недовольно дернула плечами и подняла руки, демонстрируя, что она тоже не планирует воевать. Хотя могла бы. Еще как могла бы. Только в отличие от Тора, женщина понимала, что это усложнит их и без того шаткое положение. Решать проблему нужно было не сиюминутно, а с осознанием последствий в будущем. Пока они шли по лестнице, Дрю периодически искоса поглядывала на Тони, словно чувствуя, что здесь все не было так просто. У этого умника просто обязан был быть в голове какой-нибудь план. И брюнетка искренне надеялась, что он хороший.
Оказавшись в узком пролете, она без труда распознала особый сигнал мужчины. Реакция не заставила себя долго ждать: Женщина-Паук резко прыгнула в сторону, прилипнув к стене, после чего выпустила во второго охранника разряд, достаточный для оглушения.
- Ну и для чего это? - Джесс перевела взгляд с трех мужчин, находящихся в бессознательном состоянии, на Железного Человека и ловко соскочила со стены на пол. - Что ты планируешь делать с ними дальше?
Игры с памятью. Что ж, пожалуй, лучшее из всех возможных вариантов. К удивлению Тони, супергероиня даже возмущаться не стала, выслушав его объяснение. Как говорится, если хочешь критиковать, предлагай свои варианты. А их у Дрю в данный момент не было.
- Нет, на этот счет я ничего тебе не скажу. Единственное, насчет чего мне бы хотелось поговорить с тобой конкретно, так это насчет одного нашего общего друга, - она выразительно посмотрела на Старка, явно намекая на поведение Тора. Мало им было проблем с Пьетро (да-да, мамочка в отпуске все равно предпочитала быть в курсе событий), теперь еще к ним, судя по всему, добавился и Тор.
"Это ты называешь - в себе?", - Дрю покачала головой. Да, с Громовержцем произошли не лучшие события, у него были не лучшие времена, но нужно было уметь держать себя в руках. Уметь контролировать. Творя такие вещи, нельзя вновь стать достойным. Видимо, стоило бы об этом ему намекнуть. Кстати, Женщина-Паук до самого последнего момент была уверена, что пробка, которую так упоенно искал Мститель, что-то да значила. Каково же было ее разочарование, когда пробка на самом деле оказалась всего лишь пробкой.
Процедура стирания памяти не заняла много времени. Спасибо чудесным штучкам Тони. Может, он позаимствовал эту технологию у ЩИТа, а может, сам изобрел... Честно говоря, ей было до лампочки. После того, как мужчина забрал диски, Джессика решила устроить небольшой спектакль.
- Ладно, играем, Тони. Будем надеяться, что актриса во мне еще не сдохла, - Дрю прилегла на лестницу, словив непонимающий взгляд бывшего миллиардера, после чего подмигнула и прикрыла глаза. Спустя некоторое время бедолаги начали шевелиться и подавать признаки жизни. Джессика картинно хватанула ртом воздух, словно только что вынырнула из воды и попыталась подняться, держась за голову.
- Мистер Грифон, с вами все в порядке? - она первым делом обернулась к мужчине и бегло осмотрела его на предмет повреждений. Тот смотрел на брюнетку аки баран на новые ворота, хлопал глазами и ни черта не понимал. - Мы в безопасности. Вы что-нибудь помните?
Тот попытался было что-то сказать, но в итоге просто покачал головой. Его ребята почти синхронно выполнили то же самое движение.
- На здание напали. Мы все оказались здесь не в то время. Боже мой, это было ужасно. Похоже на какую-то силовую волну... Так раскалывается голова, - она сделала жалостливое лицо и приложила руку к виску. В этот самый момент на улице раздался какой-то глухой раскат. Не то гром, не то еще что-то. - Сейчас будет самым разумным решением - покинуть это здание ради вашей и нашей безопасности. Осторожнее, следуйте за нами, мы вас отсюда выведем.
Тони помог им всем подняться на ноги, после чего они медленно, поддерживая друг друга, поковыляли вниз. Что было примечательно, ни Грифон, ни его люди вопросов не задавали. Для верности Джессика еще немного оставшихся феромонов на них израсходовала, дабы им не пришло в голову задавать какие-то неудобные вопросы или сопротивляться. Они даже вызвали ребятам такси, наказав охране доставить их клиента домой в целости и сохранности. Проводив машину взглядом до того момента, как она скрыла из виду, Дрю обернулась к Железному Человеку и тяжело вздохнула.
- Слушай, нам нужно будет серьезно поговорить обо всем этом. И я имею в виду не только тебя и меня. Речь обо всех Мстителях. Подобное стало происходить слишком часто, ситуация выходит из-под контроля. Это недопустимо, - она подняла голову и взглянула на вершину башни. - Что будем делать дальше?

+3

20

Снаружи, как и говорилось раньше, не было никого, кроме самого Тора. Однако все же чье-то присутствие бог викингов ощущал. Слишком слабое, дабы быть магом или богом. Но и слишком явное, дабы быть человеком. Осматриваясь по сторонам, словно зверь, внезапно ставший добычей, Ас все не мог понять - отчего здесь такое сильное ощущение озона. будто бы он вот-вот намеревался кого-то испепелить. Но в этот раз Донар даже не пытался манипулировать погодой....
   И вновь ему додумать не дали. Серия молниеносных, грамотно поставленных и точных ударов из ниоткуда прошлась по его телу, заставив Аса упасть на одно колено. Но в этот раз удары были нанесены уже оружием. Ибо касание стали не спутаешь ни с чем. Правда, сталь была не магической - на боге не было даже царапин - но все же, если он фактически неуязвим, это не значит, что другие в Башне такие же. К тому же, пришли явно не за ним. Иначе взяли бы оружие посерьёзнее. А следовательно - настоящая цель была внутри. И Тор не мог дать этому...этим... дать до нее добраться.
   Но как атаковать то, чего не видишь, и даже толком не ощущаешь? Был бы на месте бога человек, он бы серьёзно задумался над этим вопросом. Но Громовержец всегда мыслил иначе, нежели люди. Посему он вот-вот собирался жахнуть молниями от себя вокруг, дабы задеть атакующего - или атакующих, если их было несколько - как вдруг заметил приближение очень знакомой брони.
- Я ведь молвил тебе кого-то охранять! - гаркнул Ас. и тут же получил под дых с такой силой, что перевернулся через себя. По ощущению - двумя лезвиями наотмашь, и  разных сторон. Значит, их явно двое, а то и больше. Но Тони был на диво молчалив, и даже не кивнул никак. Впрочем, он его не атаковал, а тоже выискивал противников. Что-то с ним было не так... Но что?
- Воздух! Сейчас же, Старк! - гаркнул Одинсон, и таки выпустил разряд крайне мощного электричества вокруг себя. Тони послушно взмыл в воздух, однако как-то не так, как обычно. Слишком отлаженные и автоматические были движения. Да что с ним, в самом деле? Однако удивляться поведению Железного Человека не было времени - Ас наблюдал, как вокруг него появились объятые электрическими разрядами невидимые фигуры, корчащиеся от судорог... но не издающие криков боли. Что странно - такой разряд вполне был способен убить человека. Однако они выглядели, как люди... а когда заклинание невидимости рассеялось - ведь что это могло быть еще ,как не заклинание, раз Тони не обнаружил врагов сразу? - они и вовсе выглядели, как какие-то ниндзя.
   Стоп. Ниндзя. Либо Электра решила так поприветствовать Тора, что маловероятно, ведь ему на нее всегда было начхать (кроме ее фигуры, конечно же), и это было взаимным (кроме фигуры Тора, ессно), либо же Рука решила убрать кого-то из Мстителей. О каком-то Рас аль Гуле, о котором часто вещал Уэйд, даже речи не было, ведь на бред больной фантазии Пула никто никогда не обращал внимания. Что тоже маловероятно - солдат теней было всего десять. В таком случае послали бы куда более внушительный отряд. Значит, они пришли не за Мстителями. А за хозяином Башни. И судя по всему, намеревались выставить дело так, что сами Мстители убили хозяина. Если судить крайне сильных запах озона, который зачастую связывали с самим Тором. дело было дрянь... ведь сейчас рядом с грифоном была Джессика. А Тор не мог допустить того, чтобы ей навредили.
   Первый полёт секиры, запущенной, аки вертолётная лопасть, и судя по всему - со скоростью звука, разрубил на куски четырёх врагов, и славно воткнулся в стену Башни. Почти что пробил. Но Асу секира не была нужна. И он даже сразу не увидел, что кровь, вытекающая из останков, была гниюще-зелёного цвета. Он просто ринулся с голыми руками на остальных, превышая скорость, доступную человеческому глазу для нормального восприятия увиденного. И то, что все ниндзя лишь ринулись внутрь, стремясь исполнить свой заказ, лишний раз убедило бога, что не за Мстителями они сюда пришли. Но разбираться, кто такая Джессика, которая заслонит собой наверняка этого мудака, они вряд ли станут.
   Еще двоих он успел разорвать надвое по пути. Троих уничтожил Энтони, что заставило Тора всерьёз задуматься, что со Старком что-то не так. Ну откуда ему было знать, что Старка в броне нет, ну в самом деле. Однако все вопросы он предпочитал оставить на потом. Оставался лишь один ниндзя, подобравшийся крайне бесшумно и близко... Но недостаточно, чтобы Ас не смог бросить в него призванный в свою руку Ярнбьёрн. И вот с потолка под ноги Джессике и Тони (как он здесь вообще оказался?!) рухнул ниндзя, истекающий зелёной кровью, и с секирой в голове. И следом на них надвигался заляпанный такой же сгнившей зелёноватой кровью асгардец, скалой возвышавшийся над всеми присутствующими. Все это действо не заняло много времени, какие-то минуты полторы максимум. Но этого было более чем достаточно. Первым делом Тор ринулся к Дрюше, крайне бережно да заботливо осмотрев ее, и искренне поинтересовавшись, не случилось ли с ней чего. А после уже выразил свое непонимание ситуации наличия Старка в двух местах.
- Энтони! - как... как ты оказался здесь? - удивлению Аса не было предела. - Ведь ты был только что же там... да и в броне...
   Но объяснение не задержалось. И после Асу задали вполне логичный вопрос, какого хрена. Пожав плечами, как будто бы он только что хлебушек нарезал с курочкой, Донар великодушно объяснил.
   Неизвестно, чем, и неизвестно когда Гриффон перешел дорогу Руке. Либо конфликт интересов, либо откровенный ход против древнего клана ниндзя, но эти убийцы решили устранить проблему или же обидчика. Почему именно его? Потому что в Башне Мстителей он - очень лёгкая и весьма находимая цель. Почему не кого-то из Мстителей? Потому что послали лишь десяток воинов, а их при желании уложил бы даже пьяный Старк без своей брони. Тут, конечно, Ас слегка приукрасил - вряд ли Тони за время отсутствия бога натаскался в рукопашном бою аж настолько, но оставшимся солдатам знать это было совсем, совсем необязательно. Ну а если бы приходили за Тором... скажем так - с богами Рука никогда не воевала. По одной простой причине - они не были суицидниками.
- ... так что только что я услугу оказал этому невежде, заслуживающему конца такого, вот - вытираясь от крови занавеской, без зазрения совести сорванной с окна (Тони все равно такую безвкусицу никогда не повесил бы), Донар скептически осмотрел все вокруг. - На башню было совершено нападенье, и уже - далеко не первое, судя по всему. А дальше будет хуже лишь. Уж лучше он бы прислушался к доводам-то вашим. Иначе с ним уж я буду слово молвить.
   Ас говорил все с тем же презрением в голосе и частично - угрозой, ибо он не забыл оскорбления Грифона. Но он знать не знал о маленьком финте с памятью, который провернули Дрюша с Тони. И видать, удача решила повернуться к Мстителям лицом, ибо Донар ни разу не обмолвился о нападении на Грифона, считая, что все и так оное неплохо помнят.

Отредактировано Thor Odinson (06.03.2016 23:22)

+1

21

— Мне тоже хотелось бы об этом поговорить, — вздохнул Тони, машинально взъерошив волосы. — И не только с тобой. Со всеми. Меня застали врасплох точно так же, как и тебя. Догадывался, что будет, но всё же я надеялся, что так далеко это всё не зайдет.
Тони поймал выразительный взгляд Дрю, намекающий, что столь полезное и, главное, "случайное" изобретение он взять-то с собой не забыл, хмыкнул и принялся за дело. В общем-то весь процесс импровизированного промывания мозгов случайным "жертвам" занял всего несколько минут — и подвернувшиеся под раздачу бедолаги, на свое счастье, не рисковали заработать бонусом полную амнезию. Человеческий мозг устроен сложно, но систематически, потому было вполне возможно механически воздействовать на конкретные участки памяти. Подобным образом — не столь избирательно, как вышло бы у телепата, но тем не менее достаточно эффективно. От корректного импульса, направленного на конкретный участок, мозг просто потеряет всю информацию, полученную последней. В данном случае расчет был на последние сорок-пятьдесят минут. Насколько Старк прикинул, Грифон уже должен был знать о незваных гостях в своём здании и находиться в самом начале пути к нему. Теоретически он забудется в дороге, и никто ничего здесь не сможет доказать. Тот же эффект, правда, обратимый, можно получить и от простого удара по голове — в разных вариациях, в зависимости от силы и "удачливости" удара и неудачливости того, кто на этом попал.
— Ага, так она сразу и сдохнет за каких-то пару месяцев. Есть неубиваемые вещи, — усмехнулся мужчина и, поколебавшись, вразвалочку присел к стенке. Сам он великую жертву изображать не планировал, максимум человека, у которого от всего происходящего случился острый приступ мигрени (и играть особо не придется, если уж на то пошло) и сначала отдал Пятнице приказ замкнуть всю систему наблюдения и подчистить-подкорректировать записи последних десяти минут, затем внимание к себе привлек происходивший снаружи бардак. Тони и сам частично улавливал программные данные, но всё же нынешнему синтезу с броней, какой бы совершенной она ни была, было по-прежнему далеко до времен первого Экстремиса: — Фридэй, отчет?
— Десять неиндефицированных нападающих...
— Что-а-а? Дрю, а когда ты научилась материализовывать свои идеи? — что и говорить, а Тони и правда удивился: к счастью, в обморочности их подопечных сомневаться пока что не приходилось, но всё равно было лучше не шуметь, чтобы не сболтнуть лишнего. — Короче, можно почти не притворяться, нас тут правда атакуют. Лежи там же. Продолжай. Продолжайте. Изображения на комм.
ИИ вывела картинку в виртуальное окно, и с этого момента Тони заглушил словоохотливую напарницу и сам говорить перестал, перейдя на упрощенное командное управление: на случай, если их бедолаги очнутся раньше, чем они с проблемой разберутся. Так оно, в общем-то, и случилось: Старк успел лишь оценить собранные компьютером данные о мистических противниках и тихо чертыхнуться. Опять ниндзя, опять эти неугомонные японцы что-то здесь забыли! Опять он им понадобился? Зачем на этот раз?! И, главное, как вовремя! Пожалуй, неведомые умники очень удивились бы, узнав, что их "тайному" визиту с намеком на покушение очень даже обрадовались, а в ином случае — и встретили бы с распростертыми объятиями. Но что было самым печальным — что было действительно печальным в этой ситуации, — так это то, что по результатам всех сканов нападавшие являлись либо запрограммированной бионической массой, либо кем-то поднятыми мертвецами. Признаки жизнедеятельности у них отсутствовали полностью, признаки мозговой активности — тоже, и снаряжение тут было вовсе ни при чем. Тони, оценив обстановку и прикинув все вероятности, впервые за очень долгое время без сожаления отдал броне и Пятнице команду стрелять на поражение. Он уже видел подобное когда-то давно. Нечего терять, не на что надеяться. Тор, и так не собиравшийся щадить этих чудиков, и сам бы разобрался, но чего греха таить — они были шустрые, могли проскочить, элементарно пользуясь численностью, в здании без потерь отловить их было бы проблемнее. Услышав шорохи и возню, мужчина незаметно смахнул виртуальное окно и сделал вид, что поднимается по стеночке. Правда, Дрю закатила такой спектакль, что свежеиспеченные жертвы наглости и технологий вряд ли вообще обратили внимание на еще одного присутствующего — с учетом того, что из-за него они, в общем-то, сюда и приперлись.
Грохот снаружи действительно оказался к месту. "Пострадавшие" приходили в себя, но пока их вели к выходу и заталкивали в подвернувшееся такси, Тони наводящими вопросами их проверял на вменяемость — собственно, только убедившись в том, что ребята осознают, на каком они свете и помнят, кто они такие и с кем сейчас общаются, просто дезориентированы, Железный Человек их и отпустил. И запоздало вспомнил, что эта братия, вероятнее всего, приехала на личном автомобиле, с отдельным водителем или им же был кто-то из этих двух — уже не суть важны. Всё равно ему после этого спектакля еще предстояло догнать этого Грифона и продолжить с ним беседу, уже всерьёз и без неожиданных факторов в виде угроз скорой расправы от Мстителя. И при этом надо куда-то деть или чем-то занять разбушевавшегося Тора, дабы ему и в голову не пришло искать своего нового врага. Это день только начался, чтоб его, вашу мать!..
— Идем, — Тони кивнул в сторону главного входа и спешно направился в Башню, которую бедняги не додумались даже попытаться запереть перед отъездом. Здесь, по крайней мере, можно было не сомневаться в отсутствии лишних ушей: людей не было, а внутренняя система наблюдения, которую так и не удосужились переделать или хотябы перекодировать, была во власти Пятницы. Свидетелей случившегося тоже больше не было... а пьяниц в гостиной можно было не брать в расчет — стараниями заначки Тора они и так ничего не вспомнят, когда проспятся и очухаются. Дня через два. — Это не то, что просто недопустимо, это...
Сильно далеко от входа и пустого холла они не отошли, но прерваться на полуслове и обернуться пришлось просто на звук рассекаемого воздуха. Пистолет охраннику Старк, надо заметить, не вернул, и тотчас машинально потянулся за ним, но необходимости в каком-либо оружии уже не было. Окинув оценивающим и весьма выразительным взглядом сначала разлагающийся труп, затем диковатого Громовержца, Тони заткнул ствол обратно за пояс и обманчиво-дружелюбным тоном закончил оборванную мысль:
— ...Это возвращает нас к старому вопросу, который все искренне надеются считать давно пройденным этапом. — Тор намека мог и не понять, а вот Дрю уловила бы его точно. М-52, тем временем, приземлилась у входа и, чинно войдя внутрь, словно являлась простым посетителем, остановилась неподалеку от Бога Грома, искреннее недоумение которого вызвало в душе толику злорадной радости — в отместку за всё сегодняшнее веселье. — Друг, я уже лет десять как умею быть в нескольких местах одновременно. Далеко не только в двух. Хотя подозреваю, что конкретно с ней ты еще незнаком. В общем, знакомься, это Фридэй, "Пятница", Усовершенствованный ИскИн нового поколения и по совместительству моя самая зловредная помощница.
— Так сказал, будто это я тебе вечные проблемы создаю, — "обиделась" ИИ, призраком моднявой рыжей девушки шагнувшая из брони и приветливо улыбнувшаяся Тору, явно совсем обалдевшему от такого поворота. Впрочем, он обалдел бы еще больше, если бы столкнулся с первой версией этой программы лет эдак шесть назад: если нынешняя Пятница являла собой вполне серьёзную личность, то первая её версия больше напоминала полет чувства юмора в тандеме с фантазией и, соответственно, шутковала в открытую в том числе и с отображаемым образом, меняющимся в зависимости от ситуации и настроения. Правда, её голография была ограничена пределами его мастерской, в отличие от этой, и страдал от неё в основном Хэппи. — А я всего-то пока ограничиваюсь тем, что пугаю твоих девушек. А теперь и друзей.
— Обычно они в восторге, так что всё нормально, — Тони еще раз глянул на труп, уже с досадой. — Опознала?
— Нет, — вопрос мог прозвучать наивно, но в него был заложен несколько иной смысл. — Групповая принадлежность уточняется, имеющиеся совпадения не стопроцентные.
— Да уж. Смертников любители чёрных халатов нам уже неоднократно подсылали, живых мертвецов — нет. Та новая компания недовольных? Или всё-таки Горгон? — предположил Тони, но от размышлений Громовержца на эту тему частично отмахнулся. — Здесь вероятности две: либо снова обо мне вспомнили, что тоже вполне возможно, либо действительно пришли за нашим другом и проследили за ним, и в противном случае напали бы на него там, где он был до вызова сюда. Возможно, своего бы и добились, но для той же Руки это слишком топорная тактика. Я бы не стал делать поспешных выводов, но эта ерунда нам сейчас даже на руку.
— Был зафиксирован широкий спектр неидентифицированных энергетических колебаний, — уточнила Пятница. — Сейчас в пределах обозримой площади они отсутствуют.
— Я даже знаю, у кого можно про эту хрень спросить... и получить на удивление конкретные ответы. Только предположение не озвучивай, пожалуйста, чтобы Джессике тут совсем грустно не стало от качества скелетов в моем шкафу, — мрачно пошутил Тони и неожиданно для самого себя взорвался: — Тор, ты вообще думаешь, что ты делаешь?! Напоминаю, что ты находишься не в Асгарде, у нас тут действуют совершенно другие законы, и тем, что ты — ты, не я! — в открытую требуешь сию же минуту назад честно проданное здание, в обход всем юридическим условностям, дело по его возврату мне не то, что не упрощает, оно его непоправимо осложняет в десятки раз! Но при всем этом еще и начать угрожать Грифону расправой... да дьявол! В название команды изначально вкладывался совершенно другой смысл, или ты уже к чертям забыл об этом?! Если ты так за неё, команду и её единство, борешься, то изволь думать о последствиях подобных поступков и о том, к чему приведут подобные действия Мстителей по отношению к обычным людям, ни в чем, к тому же, невиноватым. Мало нам было съехавшего с катушек Пьетро-наркомана, тебя же вообще всей страной останавливать пойдут, и остальных заодно, пока и они умом за компанию не тронулись! Чего ты хочешь: этого или всё-таки того, чтобы люди верили в нас и нашу защиту, как раньше? — Старк слегка перевел дух и уже более спокойным тоном добавил: — Иногда для этого нужно терпение. На этот раз нам элементарно повезло вывернуться, надеюсь, что и без реальных последствий. Мне еще предстоит головомойка с Грифоном и, видимо, соответствующими службами, которые скоро перестанут спать и наконец сюда доедут, но предъявить им нам больше нечего. И я надеюсь, что хотябы до вечера ничего больше не произойдет. Я поеду один, максимум с Джесс. Ни с какими предпринимателями ты говорить больше не будешь, и ни в коем случае не смей ему мстить. Это не обсуждается. Это не примет вся команда, не только я. Про всех остальных я уже и не говорю ничего.
Еще в начале тирады Тони с трудом подавил желание дать Пятнице сигнал отвесить Тору увесистую оплеуху: броня и в обычном режиме могла выжимать не один десяток тонн, так что вышло бы достаточно ощутимо. Вот только если прежний Тор еще мог снести подобное в данной ситуации, этот, скорее всего, терпеть подобное уже не стал бы.
Мужчина отошел немного в сторону, скептически оценил то, во что успел превратить холл их незадачливый клювокрыл.
— Что будем делать дальше? Порядок наводить и вместе с тем воспитывать взрослых детей вроде Пьетро. Команды, считай, не было — из-за него она снова и собралась. Ребята обалдели от всего произошедшего не меньше моего. А мы с Сэмом ошиблись. Я ошибся. Нужна команда или нет, не следовало позволять ей разбредаться и следовало скучковать всех сразу после возвращения. И держать под ненавязчивым присмотром. Тогда все сошлись на том, что я был не прав если не в суждениях, то в предпринятых мерах, — выразительный взгляд на Дрю. — Но мне очень не хотелось бы эту историю повторять, неважно, в каком виде и в чьем авторстве.
— Настоящая обстановка в мире располагает к развитию и худших сценариев, — заметила ИИ.
— Знаю. Сейчас наша задача как-то всё урегулировать. И не делать еще хуже.

+2

22

- Ага, идем, - Дрю вздохнула и мельком бросила взгляд на наручные часы. "Быстрое" и "простое" задание затягивалось и с каждой минутой становилось все более проблемным. Оставалось надеяться, что Мэй не сильно устанет от общества младенца. Все-таки лишний раз нагружать девушку не очень-то хотелось, а то вдруг еще сбежит, решив, что роль няни даже в обмен на крышу над головой, не для нее?
- Честно говоря, я уже совсем запуталась в происходящем, - мрачно произнесла Джессика, поспешно следуя за Старком обратно в здание. Здесь творилась какая-то неведомая чертовщина и театр абсурда. Очень хотелось бы найти режиссера этой постановки и оторвать ему... кхм, руки. За такой поганый сценарий. Сначала малость потерявший контроль Тор, затем действительно реальное, а не выдуманное нападение. И вот черт ее дернул за язык такое сказать. Будто накаркала. Правда, кем были нападавшие, супермама пока не знала. Да и знать, если честно, не хотела. Но как мы знаем, наши желания редко совпадают с тем, что получается в итоге. И вот прямо перед ними, проломив потолок, шлепнулось тело жутковатого вида. Рефлексы брюнетки оказались на высоте, так что она ловко отпрыгнула в сторону и приготовилась защищаться или атаковать. К счастью, делать этого не пришлось, потому что подобный "подарочек" сделал им Тор. Перемазанный в какой-то зеленой дряни (Дрю подозревала, что это кровь нападавших), он поспешил Женщине-Паук, дабы убедиться, что с ней все в порядке. Благо, что обниматься не полез. А то костюм-двойку было бы неимоверно жалко, а особенно белую рубашку.
- Со мной все в порядке, - женщина поспешила заверить Громовержца, что ничего страшного в его отсутствие не случилось. - Тони отлично справился, правда.
Она подошла к телу ниндзя и окинула его задумчивым взглядом. Итак, что мы имели на данный момент. Встреча Мстителей и Грифона в башне, затем нападение. Случайность? Едва ли. Но если план, то чей? Горгон? А кто еще у нас занимался подобной чертовщиной? А еще вопрос номер два - по чью душу они пришли? За Мстителями по незнанию, что Башня продана, или же намеренно за его новым владельцем? И если первый вариант выглядел достаточно обыденно, то второй вызывал немало вопросов. Первый из которых заключался в единственном и простом слове - зачем. Как обычный Нью-Йоркский бизнесмен мог перейти дорогу ребятам из страны восходящего солнца? Да так, чтобы отправлять за ним отряд убийц. В целом Тор был прав. Он оказал мужчине услугу, вот если бы еще расправой не угрожал, был бы совсем умницей.
Гневный монолог Тони в адрес бога Грома Джессика выслушала с одобрением, периодически кивая головой. Возможно, Железному Человеку стоило быть чуть более сдержанным в эмоциях, но сути это не меняло. Тор совершил недопустимую вещь. Мстители не имели права поддаваться приступам гнева. Умение держать себя в руках было всегда очень важным для героев. Если бы каждый раз, когда кто-то писал или говорил про них очередную гадость, Мстители ходили на разборки, то они давно бы переплюнули злодеев по числу убийств.
- Тони прав, - женщина взглянула на Тора с легким укором. Негодование, которое кипело внутри нее немного ранее, уже сменилось спокойствием и рассудительностью. - Ты сильно изменился, и я бы не сказала, что это тебе на пользу. Мы должны быть в людских глазах защитниками, хранителями мира и спокойствия. Чтобы люди не боялись нас, не бросали за спинами взгляды, полные ужаса и ненависти. Всегда нужно соизмерять угрозу и свои силы.
Она замолчала и взглянула на часы. Пожалуй, стоило подумать о том, чтобы выдвинуться в сторону дома. А всю эту кашу пусть расхлебывают ее кулинары: уносят тела и разбираются со службой безопасности.
- Полагаю, здесь больше делать нечего. По крайней мере мне. Так что с вашего позволения я вернусь к своим обязанностям мамы. И да, Тони. Я надеюсь, что если ты захочешь моего участия где-нибудь еще, то в следующий раз это не закончится нападением мертвых ниндзя и юридическими проблемами. А ты, Тор, - она обернулась к Громовержцу. - Будь достойным. И не разочаровывай тех, кому ты дорог.

+3

23

Получив нужные ответы от Дрюшки о ее благополучии и от Тони что он тоже, в общем-то, цел, Ас словил очередное удивление от технологий Старка. Фрайдэй, вышедшая призраком из брони, сразу же заинтересовала бога. Красивая - очень красивая, надо признать! - умная, и также любит порой выставлять Железного Человека виноватым. Пара слов - и бог с "духом брони" нашел общий язык. А Фрайдэй, впрочем, даже и не пыталась переубедить и объяснить Громовержцу. что она - это искусственный интеллект. Но после того, как они минуты с две мило так обсуждали Энтони и его неспособность порой понять самые простые вещи, и прочая, и прочая, и прочая, их прервали. Оба сразу же сделали вид, что смутились, и Ас вновь начал внимать Старку да и Джесс.
   Тирада Энтони, а после и пара слов от Джессики, если честно, таки задели бога. В конце концов, никто, никто из них не знал, через что он прошел. Но в их словах была и правда. И в целом, Донар бы смолчал... но что-то в нём изменилось. Его друзья были правы в этом. Посему молчать он не стал.
- Молвите вы, Мститель не должен быть таким. Не должен я вести себя был так, вы молвите. И также подразумеваете, что вам виднее, как себя вести я должен. Уверены ль вы в том, с кем вы разговариваете, а?... - вкрадчиво так поинтересовался Одинсон, и в тот же момент за окном раздались оглушительные раскаты грома, от звука которых машины в радиусе эдак километра радостно заорали сигнализациями, и даже много окон треснули, а парочка вообще вылетела. Как вот окно в бывшей комнате Энтони в башне.. А следом все небо озарили вспышки молний из чистого небосвода, которые могли вполне ослепить. Но ни одна молния ни во что даже не ударила. Ас был зол, но никому и ничему навредить не хотел. Пока что.
- На случай, коли вы забыли, я - БОГ! Который не обязан подчиняться законам смертных глупым! И то, что я до сих пор так поступал, означает то лишь, что я уважал ваши детские стремленья следовать закона букве, когда вы способны же на большее, при том оставаясь все теми же героями! - Выоравшись, Вингнир все же поутих, и небосвод вновь стал чистым. Ну, почти чистым - пылающая буква "А" над Башней никуда не делась. - Молвишь ты, что всей страной меня останавливать-то будут, да, Энтони? Однажды, немногим после Войны Гражданской, я тебе ответил, что я могу сделать с миром всем, который решит меня атаковать. И показал лишь малую часть силы моей. Но тогда я был сдержан, и во мне не было той боли, которая сейчас живет там, Посему... - подойдя к Старку, Вигнир внимательно посмотрел нему в глаза, в который Тони могу увидеть то, чем был Одинсон на самом деле - без плоти и крови, которые теперь казались такой хрупкой оболочкой, способной рассыпаться в любой момент, Таранис был яростью первозданной природы, невесть каким образом обузданной в этом теле и этим разумом. Как остановить то, что является одной из древнейших сил? Ответ лишь один: никак. Остаётся надеяться лишь на милосердие... но будет ли оно от воплощения ярости, гнева, и мощи? - ... Угадай же, друг мой, кто победит в той битве. За все десятилетья, что меня ты знал, не видел ты и десятой доли моей мощи, коли же не сотой. И я очень сильно да искренне желаю, дабы смертные не заставили меня явить хотя бы одну треть.
   Погасив свой взгляд, Ас вновь взглянул на Дрю и Старка взором, отражающим уже привычное сияние голубоватых льдов северных фьордов. Вот только теперь там были еще и отражения боли, гнева и обиды. Притом нанесённой явно не его друзьями, а кем-то другим, и куда давнее.
- Допустим, я... ошибся. Сей смерд презренный тему-то затронул, слишком дорогую сердцу моему. У меня осталось слишком мало дорогих мне воспоминаний, ведь большинство было уничтожено. Я потерял молот, потерял руку свою, был унижен, раздавлен да разбит, презираем многими, в частности - своей родной сестрой да братом. В моем доме была война гражданская, о чем не ведал вовсе я. Во время оной брат мой, которого любил я больше своей жизни несмотря на все, что было между нами, пронзил кинжалом спину Фрейи, отравив ее и оставив на пороге жизни да и смерти благодаря яду неизвестному, а эта... дева с Мьёлльниром не смогла ее спасти, предпочитая с отцом моим так глупо биться. На троне теперь восседает Кул Борсон, дядя мой, которого убил когда-то я да умер сам, ибо Один неспособен править сейчас из-за горя же великого, что рассудок его помутило. Сиф не желает меня видеть, Бруннхильда - также, из-за своих личностных обид и моего стремленья молот обрести, что было ранее, Балдур да и Тюр, братья мои, мертвы и в Хеле же сейчас, Альдриф, сестра моя, свергла Хелу лишь ради любви к какой-то хевенской шлюхе, а после усадила на трон Балдура, отказавшись от короны Мёртвых, и обретается теперь неизвестно где. Малекит, мой давний враг, который руку отрубил мне, теперь  правитель не только Свартальвхейма, но еще и Льёссальвхейма благодаря своим уловкам да обманам. А в Мидгарде, что столь мне дорог, что, по-вашему я вижу? Друзья уже таковыми не являются, мир весь катится в Хельхейм, правительство ваше глупое преследует мутантов, этот туман Терригена находится повсюду, и нелюдям, убивающим туманом оным мутантов неповинных, ничего никто не сделал, ибо туман этот, видите ли, священен есть для них. А Мстители, команда, каждый из которой был мне как побратим али сестрица - они просто развалились, не найдя в себе ни сил, ни смелости встать вместе и держаться друг за друга! Роджерса команда трещит по швам, и ее Уэйд Уилсон финансирует, Кэрол вообще в космос от вас, полудурков, улетела, а ты, Энтони, позволил остаткам команды просто разойтись! Как ты позволил своему состоянью вытечь сквозь пальцы свои, так ты не удержал и тех, кто был тебе семьей! Притом что ты должен быть мудрейшим да умнейшим среди нас всех, но вижу я, что мудрость, видимо, придется мне свою применять, ибо ты свою либо пропил, либо также продал, как и дом наш! Молвите, что, мол, мало Пьетро было вам, да? А кто его довёл до такого состоянья?! СЕМЬЯ, КОТОРАЯ ОТРЕКЛАСЬ ДРУГ ОТ ДРУГА, ВОТ КТО!
   Не выдержав, Громовержец с размаха ударил кулаком по стене, тем самым пробив еще одно окно наружу, и намертво вогнал Ярнбьёрн в бетонную, и, вообще-то, очень неслабо бронированную стеночку. Тяжело дыша, он все же смог взять себя в руки, и отвернувшись от Джесс да Энтони, подавил в своем взоре ярость, которую им видеть явно не стоило. Причем желательно - никогда. И придя в относительную норму, бог викингов вновь обратился к супермаме и бывшему миллиардеру:
- И из всего того, что должен я исправить, я лишь руку свою-то вернул, да и... - но тут Ас осёкся. Ибо говорить им о молоте Торлифа, который при своем побеге из плена несколько месяцев назад прихватил с собою Донар, говорить было несподручно. Пусть это оружие и дальше лежит на надгробии Торлифа, ибо Ас не чувствовал, что достоин им пользоваться, пусть это оружие и считало иначе. - ... и все. Но интересно мне вот, как вы бы на месте моем поступили бы, а? Я сорвался раз лишь, да и то - без последствий видимых, а уже от вас нотаций выслушал, аки паренёк какой-то. Но вы уподобились бы Пьетро, либо творили вещи бы куда похуже... али я неправ, хотите молвить? Что-то я не думаю, что так уж я неправ. - направившись к бару, Донар попутно взял каждого из отрубившихся солдат, и отволок их на диван, уложив там заместо пола. А после достало из-за стойки мёд Асов, которым таки мог напиться, в отличии от любого алкоголя смертных. Откупорив бочонку, Одинсон навернул изрядно прямо из дырки в крышке, и вытерев щетину тыльной стороной ладони, продолжил - Что до слов твоих, как тебе тяжко злато да камни в вашу бумагу превратить, то даже я метод верный ведаю. Все то богатство, за которое ты мог бы страну купить, и не одну, друг мой, оно мое. Как состоянье рода древнего какого, которое изъятию не подлежит за прошедшие столетья... только в моем случае я не умирал от старости, аки аристократы смертных. И в каждом месте, где я оное все брал, есть камни рунные, описывающие, кто туда все это положил, и чье оно. А в ответ на вопрос, откуда оно у тебя, ты честно можешь молвить - я дал. У богатых свои причуды же, в конце концов, особенно у вас-то, смертных. Притом, что похожие обороты денег есть не только в Мидгарде, и везде они, дабы ведал ты, срабатывают. Но коль здесь таких доказательств да фактов недостаточно - право слово, Мидгард точно сильно отупел за время моего отсутствия.
   Затем Ас вновь приложился к бочонку, и когда спустя пару минут он был ополовинен, Таранис добавил:
- Я собирался было остаться здесь, как уже в своем доме, но как я понимаю, ты неспособен завершить сделку сию так быстро, Энтони. Но вот ведь беда какая - мне наплевать, кто сейчас в нём обретается. Сие - наш дом. Всех нас. Притом - построенный тобою. И знак в небе гореть будет до тех пор, пока буква сия не вернётся на свое место законное. Так что коли ты сможешь убедить меня сдвинуть мой наглый, безумный, злой - или что еще там обо мне вы думаете - зад с кресла же сего, то будь так добр, попытайся. Но честно коли молвить - вряд ли у тебя получится чего. Ибо во время последнее ты не только команду потерял, друг мой, ты начал терять также и себя.

Отредактировано Thor Odinson (15.03.2016 07:38)

+3

24

Вообще говоря, Тони более чем прекрасно понимал всю сложившуюся ситуацию с той точки зрения, с которой её принимать особо не хотелось, но что должно было быть сказано, то было сказано. На самом деле, кто его достаточно долго и хорошо знал, имели возможность убедиться в том, что Тони достаточно сложно, а порой и невозможно довести до состояния белого каления, да и сейчас был далеко не тот случай "края", но скрывать тоже было уже нечего: накипело. Градус глупостей и маразма за последние недели перевалил через все рамки, и никто не задумывался о том, что если бы он на всё плюнул, некоторым было бы грустно. Только разбирался с чужими проблемами и как-то сглаживал он их даже не ради себя и собственной совести, а ради других и команды, избавляя от того, о чем все позже очень сильно пожалели бы. Собственно, о чем следовало один раз сказать прямо и четко, так это то, что отмазывать от непростительных поступков он никого не собирается, и отвечать будут все. Они Мстители. И должны уметь отвечать за себя, за свои действия и поведение. Пьетро и тому та история с рук не сошла, просто дальнейший разбор полетов никто не афишировал. Одно дело, если бы ему случайно всучили эту дрянь, так нет — кололся он совершенно добровольно.
Тор сейчас тоже творил ерунду, но до него так точно достучаться можно было только словами. Возможно, не следовало срываться самому. Но в ином случае шутливые разговоры о морали и поведении так и могли остаться восприняты как шутки... которые вообще не хотелось повторять.
Когда Тор нарушил молчание, Тони перестал изучать унылый интерьер коридора и повернулся к другу, заложив руки на спину. Старк не пытался его перебить или вставить между монологами свои пять копеек, в какой-то мере и без высокотехнологичной металлической оболочки оправдав звание Железного Человека: он остался непоколебим не смотря на всё буйство красок реальных эмоций Громовержца, которые тот всё же частично старался подавлять и скрывать. И взгляда он не отвел, где убежденность и буря столкнулись с теперь уже холодной уверенностью и упорством. Тони был как раз одним из тех, кто прекрасно различал и понимал ту грань, когда гнев Бога Грома был направлен не напрямую на них, а когда он действительно мог нанести им вред. Сейчас ему самому нужна была просто возможность выговориться. Менее подготовленную Джесс подобная демонстрация явно впечатлила, поскольку в какой-то момент она незаметно заступила за него. Старк это больше интуитивно почувствовал и с сожалением подумал, что, если бы сейчас всё обстояло несколько иначе, вряд ли бы преграда в его лице ей вообще чем-то помогла.
Что Тони действительно неприятно потрясло, так это тот беспредел, что творился за пределами их мира. С Малекитом он и сам поцапаться в своё время успел, видимо, тому оказалось мало, но Фрея... во всяком случае, теперь неудивительно, почему Громовержец так хватается за все оставшиеся ниточки. Даже если за этими ниточками пришлось подниматься на другой этаж и наблюдать за тем, как бережно ас обходится с перепившими охранниками.
— Я знаю, — просто сказал Старк, когда Тор, видимо, высказал всё, что хотел. Последнее несколько зацепило самого мужчину, но к этому они еще всегда вернуться успеют. — Никто здесь не забывает, кто ты. И это — одна из причин, по которой я делаю и продолжу делать всё, чтобы не допустить подобного. Даже вероятности. То, что это понимаем мы — одно, но люди, которые могут "подумать" и "понять", что ты опасен для всех, не понимают реальных масштабов твоих возможностей и проблем, которые они могут создать самим себе посягательствами на тебя. И они не посмотрят на это, если найдут повод к тебе прикопаться. Они не поймут, что тебя и армия не остановит, а, скорее всего, сделает всё только хуже. Кажется, из верхушки это понимают только в ЩИТе. Но и к нему в последнее время не всегда прислушиваются.
Диван был занят новообращенными алконафтами, осталось прислониться ко всё той же барной стойке.
— Но и ты должен быть сдержанней. Нельзя устраивать такие истории, слепо веря в благополучный исход при любом раскладе ситуации. Никому нельзя угрожать и тем более никого нельзя убивать, тем более если эти кто-то — простые люди, просто оказавшиеся в неудачном месте в неудачное время. Уж с вопросами по своей-то части я разберусь, а мне пусть говорят что хотят. Всё равно ничего не добьются. Но грубой силой здесь как раз ничего и не решишь. А подставить всю команду таким образом можно очень даже запросто. В данном случае последствий, возможно, удастся избежать только потому, что я подозревал подобное развитие событий и принял кое-какие меры. Дальше этих стен эта история не уйдет. Потому здесь будет еще и просьба: никому об этом инциденте с угрозами Грифону не говори. В противном случае зря будет всё. — Тони оглянулся назад, но здание как есть оставалось нежилым: никаких минералок тут не было, а заначку Тора он по-прежнему демонстративно игнорировал. — С золотом всё же не всё так просто. Я могу, конечно, так и сказать, что это твой подарок нам, но, учитывая разрушенный музей и выделенную на покрытие ущерба долю оттуда же, правительство и исторические комитеты явно придерутся относительно такого подарка, заявив, что нам следовало отдать им всё, поскольку многие потерянные экспонаты не имеют цены. В этом они правы. В остальном — нет. Но жадность — не самая положительная черта человечества, всплывает не вовремя и в самых неожиданных местах, а в данном случае неожиданностью это не будет. Нет, не будем такого объявлять. Есть пара более хитрых вариантов, муторных, но для всех сторон безвредных. Просто какое-то время на всю эту возню уйдет. Как и с легальными документами на здание.
"Которое можно было сторговать за исходную цену, а теперь лучше уже и не пытаться."
— Что до остального... никто почему-то не задает вопросов, почему разошлись Мстители и я не стал сразу собирать их обратно, когда вернулся. И никто не спрашивает, где всё это время был я, как так вышло с фирмой, башней и прочим, — выразительный взгляд на Тора. — И при этом никто не стал отрекаться ни друг от друга, ни от веселого Пети с его проблемами. И даже не думали это делать. Его действительно малек семья добила, только не наша, а его собственная. Не всегда стоит делать преждевременные выводы. Что с тобой случилось — я не знал. Но видел и вижу, что ты всё еще тот же, кем еще совсем недавно был. И потерял еще не всё, что мог. Иначе не было бы и всего этого разговора.
Старк вздохнул, поднялся, окинул еще раз оценивающим взглядом мирно дрыхнущих мужиков, не подозревающих о том, как весело им будет, когда проспятся, и, проходя мимо Тора, вполне мирно похлопал того по плечу:
— Ну и сиди здесь, великан. Даже пытаться выгнать не буду, только секиру свою с первого этажа забери, чтобы не пугала особо впечатлительный народ. А я пошел разбираться с полицией, с Грифоном, со счетами... короче, через пару дней меня где-нибудь откопаете, если потеряете и буду нужен, у Пятницы наводку спросите, вам она меня сдаст хоть с луны, хоть с того света.

+3

25

Она уже была готова уйти. Вот почти. Совсем чуть-чуть ее отделяло от этого. Джессика даже развернулась и направилась к выходу, но остановилась на полпути, пораженная яростным криком Одинсона. Женщина медленно обернулась, впившись взглядом в разгневанного бога, а затем невольно вздрогнула синхронно с оглушительными раскатами грома за окном. Обостренный инстинкт самосохранения после рождения ребенка завопил, аки резаный поросенок, немедленно требуя, чтобы брюнетка покинула это место и нашла более безопасное. И ребенка бы туда прихватила. Машинально, не отдавая себе в этом отчета, Дрю почему-то отступила за Тони, словно он мог бы ее защитить в том случае, если крыша Тора окончательно улетит в неведомые дали, помахав всем присутствующим белым платочком на прощание. Это было, конечно, глупо, но что поделать. Последний хотя бы имел броню, у которой были хоть какие-то шансы в отличие от хрупкой брюнетки. А феромоны, не раз выручавшие ее в сложной ситуации, сейчас бы особой роли не сыграли. Потому что дело они имели с божеством, а об этом Женщина-Паук не забывала никогда.
Несмотря на дичайшее желание свалить отсюда к чертовой матери с криками "да вертела я все это десять раз", супергероиня осталась стоять на месте, словно вкопанная. Нет, серьезно, господа, это Тор? Тот самый Тор, защитник Мидгарда и остальных Восьми Миров? Вот это вот создание, истерично вещающее о своей божественности? Пожалуй, именно сейчас в темной головке появилось четкое осознание, что если однажды он действительно посчитает себя выше людей и посчитает, что в праве решать, кому жить, кому умирать, это будет тотальный конец света. Потому что после противостояния человечества и Тора от Земли ничего не останется, кроме выжженной пустыни и вечной зимы. И вот он вопрос - будет ли эта грань пройдена? Пересечется ли черта? Или же сумеет сын Одина взять себя в руки.
- Мне жаль, Тор, мне правда искренне жаль, - тихо произнесла Джессика в ответ на его признание после бури. Отравленная братом мать, война в родном доме... Это ужасно. Но разве были они, смертные, повинны в его бедах? Разве могли они помочь его горю? Едва ли. Женщина-Паук никогда особым красноречием не отличалась, да и сейчас была не многословна, чувствуя, что разговоры будут здесь лишними и неуместными. Поэтому говорить на эту тему более она ничего не стала. Особенно памятуя о недавнем срыве. В душе ее были посеяны зерна сомнений и каких-то смутных тревог.
- Пока эта башня по всем документам не будет принадлежать тебе, Тони, моей ноги здесь более не будет, - ровным голосом произнесла Дрю, наконец-то оборачиваясь и направляясь к выходу. Тор, в очередной раз решивший продемонстрировать свой характер и божественную сущность, планировал оставаться на своем месте. Да, вряд ли его бы отсюда смогли выкурить, разве что только вместе с Башней. Честно говоря, Джессика уже устала от всего этого. От происходящего балагана, поведения Тора, своих беспокойств и прочего. Просто хотелось домой. К визжащему сиреной малышу, который по крайней мере по одному своему желанию не способен уничтожить мир.
- Все, у меня уже голова раскалывается от всего этого. Буду нужна, звони. Днем. Никаких звонков после шести вечера и до девяти утра. И мне плевать, конец света ли, нападение инопланетян или еще какая-то неведомая херня.
На сей раз она уходила домой вне зависимости от того, что произошло бы дальше. Ну и собственно, пока ничего не случилось, брюнетка поспешила покинуть Башню. На сегодня с нее, пожалуй, хватит.

+3

26

Донар сидел на диване, выслушивая Старка, а после - и Джессику, которая. в отличие от Железного Человека, куда более эмоционально восприняла... небольшой срыв Громовержца. Дрюшка, целом, была права в своем поведении и тревогах - ей уже не присущ дух авантюризма и сомнительного поведения в плане безопасности. Ведь она - мать, и ей теперь есть, что терять .Есть. о ком заботиться. И ее всегда будет ждать одно маленькое, беззащитное существо, которое в случае чего останется совсем одиноким в этом мире. Нахмурившись, бог подумал, что если он когда-то найдёт отца ребенка Джесики, то явно что-то нехорошее с ним сделает за то, что тот бросил свою семью. И вполне вероятно, что в этом действии будут фигурировать огонь, калёное железо и древнескандинавские пыт... ритуалы, да.
   Перед уходом обоих он вскочил с мета, обнял Джесс на прощание, и после обратился к Тони, когда супермама ушла:
- Ты можешь думать о моих поступках многое, друг мой. И в некоторых вещах ты будешь даже прав... Но не молви никому, что я такое-то сказал. Имидж надо ведь поддерживать. - хмыкнул Одинсон, покачав головой. - Но я могу себе позволить оступиться, совершить неправильный поступок, Энтони.. когда ты рядом. Ведь я знаю, что мой старый друг всегда меня прикроет. Всегда исправит то, что другим вовсе не под силу. И смею надеяться, что ты также думаешь и обо мне, Энтони Старк.
   Помолчав с минуту, Донар подумал, и добавил:
- Что до того, отчего Мстители распались, где ты пропадал - я оное обязательно у тебя спрошу. И ты должен ответы честные мне будешь дать. Но... не сегодня. Сегодня достаточно было совершено. Вернёшь ты Башню нам - тогда и поговорим. И не думай, что я забуду оное, друг мой. Но пока что, думается мне, я лишь мешать буду тебе в твоих деяньях-то. Однако коли будет нужна помощь от меня - ну, мало ли на самом деле, Фрайдэей, прекрасная девица-дух твоя, мне всегда сможет сообщить. И на будущее, дабы проще было оное, просить тебя я буду этот твой старкфон создать мне, Тони, но куда более прочный и выносливый, нежели обычные-то те устройства. В конце концов, надобно привыкать мне к столетью двадцать первому. - Усмехнувшись, бог обнял Старка, и развернулся к террасе, протянув руку в сторону выхода. Вскоре в ладонь бога прилетела секира, о диво! - летевшая обходным путём, а не напрямик. Видимо, мог все-таки Асгардец, когда хотел.
- Еще одна причина, почему я здесь остаться-то желаю, Тони - это пришествие тех воинов Руки. Они вполне вернуться могут. так что... не лишним будет отправить кого-нибудь же к Джессике. На всякий случай. И с Гриффоном также перекинься словом ты об оном. - При упоминании этого нехорошего человека у Тора свело лицо в гримасе, но он смолчал, помня о просьбе друзей. - Коли захотят они вернуться, то также не покинут место это. Да и надобно тела убитых также сжечь. - Заметив реакцию Тони на последние слова, Донар хмыкнул: - Не волнуйся, друже. Сожгу я их на крыше, и никто лишний оное не увидит. А теперича прощаться будем мы, Энтони Старк. Но ненадолго. И не переживай - за домом нашим присмотрю я.

   Как Железный Человек и обещал, он вернул Башню. И судя по тем малопонятным Тору речам от Фрайдэей (из-за кучи терминологии, в которой Донар ничего не понимал), он даже сделал это легально, с минимальными моральными затратами и также возместил ущерб, нанесённый музею. громовержец же за это время и впрямь присматривал за Башней, пытаясь вернуть ей былой вид. Расстановка мебели, портреты, и прочие мелочи, на которые не обращали внимания другие - Ас все вернул, как было. Даже трещины и повреждения, которые были не редкостью в башне, он тоже вернул, тщательно имитируя кулаки Халка, удары молота и тому подобные следы. В конце концов, аутентичность должна быть во всем. И когда официальный день возвращения Мстителей домой наступил, Донар встретил всех их, каждого и каждую, с распростёртыми объятиями, кучей им лично приготовленной еды да и напитков - и о диво, из уважения к Тони некоторые из них были безалкогольными. Однако больше всего Ас был рад Старку. В конце концов, Таранис мог дать ему деньги. Он мог уговорить его вернуть им их дом. Но всю работу делал именно он, Энтони Говард Старк. А вытерпеть настойчивость Громовержца, стерпеть и переносить его буйный характер... Тони был Железным Человеком даже без брони. Хотя и не факт, что он это понимал. Но главное, что это понимал Одинсон.
   И в тот день небо озарилось громом, который не нес угрозы миру. Наоборот - ослепительно яркие молнии, заполонившие небосвод, извещали всех и каждого - Мстители, какими их помнили, вернулись. И теперь людям нечего бояться. Мир может меняться, мир может даже быть разрушенным.
   Но Мстители всегда будут там. где они нужны больше всего. И никогда не дадут пасть самому главному - надежде и миру, несмотря ни на что.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [26-28.11.15] A home, worth fighting for


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC