Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [23.09.2016] Святая земля


[23.09.2016] Святая земля

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/UsyrDM9.jpg

Иерусалимская обитель, около часа дня

Fiend, Professor X, Stepford Cuckoos (NPC)


Время, данное странам людей на размышления, еще не вышло. Но Ватикан уже сейчас прислал своих представителей к порогу Кракоа — тому, за который могут переступить люди, в чьей ДНК нет икс-гена. И не совсем люди.

Отредактировано Professor X (15.07.2021 23:55)

+1

2

– Мальчики, собирайтесь, – мягко сказал отец, когда Эш вернулся с похорон. Крылан обещал Дэрилу заглянуть к нему попозже. Погиб Капитан Америка, супергеройский мир, да и вся Америка в целом, были в трауре. И Эш хотел поддержать друга, для которого Капитан был не просто фигурой в звёздно-полосатом, а кем-то большим. И хотя Ди вел себя как-то странно, Бес списал все на запоздалую реакцию организма.
– Куда, пап? В смысле, что собирать? – хором переспросил близнецы. Им необходимо было знать, что следует брать с собой: они просто выходят в магазин или летят в годовую экспедицию в Австралию. Почему-то тон отца предполагал последнее. По крайней мере, у Эша сложилось именно такое впечатление. Хотя так могло показаться из-за недавних перелетов.
– Вы должны отправиться на пару недель в Италию, - близнецы переглянулись, но синхронно кивнули и пошли в комнаты – собирать чемоданы.
Сборы затянулись надолго. У Эша совершенно не было времени даже банально взять в руки телефон, поэтому опомнился он уже подъезжая к аэропорту.
«Друг, прости. Я знаю, что должен быть сейчас рядом, поддержать тебя. Но, к сожалению, могу быть рядом только мысленно. Эта неделя самая ужасная и сумасшедшая в этом году. Папа отправил нас в Италию. Говорит, что на две недели», - написал сообщение Эш Дэрилу в мессенджере. Он знал, что этот друг поймет – спорить с отцом бесполезно и невозможно. Не будет насмешливо звать «папеньким сынком».

– Кажется, надо было учить итальянский, - толкнул Адам Эша под локоть, когда братья оказались вдвоем в толпе туристов в Италии. Отец не полетел с ними, но их вроде кто-то должен был встречать.
Худая строгая женщина в монашеском облачении подошла к двум оболтуса и представилась сестрой Марией. Братья поздоровались, поправили рюкзаки, перехватили поудобнее чемоданы и пошли вслед за женщиной.
Поезд. Эш не очень понимал, куда они едут и, пока Адам, уставший от перелета, нагло дрых, зарисовывал и фотографировал все, хоть немного ему интересное. Набросок портрета сестры Марии, спящий брат, природа за окном. Крылан уже начал прикидывать, где бы купить новые альбомы.
Когда сестра Мария велела мальчикам выходить, Эш едва не выронил альбом, внезапно осознав, ГДЕ они находятся. Женщина лукаво улыбнулась и ласково подогнала парней к вещам и выходу.
Двадцать минут на стареньком добротном трамвае – и гости города-государства около крепкого старинного двухэтажного дома, пухлая приятная хозяйка которого, сидевшая около входа в тени, всплеснула руками при виде двух груженных парней.
– Сестра Мария, Эш, Адам, проходите! Обед, кофе и булочки стынут. Сестра, у вас же найдется время на лимонную булочку, – женщина радушно открыла дверь, приглашая гостей внутрь. -Сестра, располагайтесь на кухне, пока я покажу комнаты. Ах да, меня зовут Хельга. Просто Хельга, - женщина практически вспорхнула по лестнице на второй этаж.
Комната была небольшой, но чистой и уютной.
– Есть проблема, – Эш поставил сумку на пол и снял плащ. Крылан как-то привык к тому, что ни у Героев по найму, ни дома ему не надо было скрываться. Выходить в плаще было неприлично, а как женщины отреагируют на «демона» близнецы не очень хорошо представляли.
– Слушай, давай думать логически. Папа знал, где нас разместят. Он же наверняка подумал об этом, - подал голос разума Адам. Его брат согласно кивнул и пошел в душ. Вышли парни в одинаковых футболках и джинсах. Только футболка Эша была прорвана на спине.
– Спасибо за гостеприимство, – Эш постарался улыбнуться, хотя ему очень хотелось сбежать куда-нибудь на самую высокую колокольню.
– Как похожи, Хелена, – улыбнулась сестра Мария, и женщины рассмеялись. Это успокоило близнецов, а позже сестра Мария объяснила, что о крыльях Эша в Ордене известно. Он не очень понял, что за Орден, но успокоился.
За этот вечер близнецы успели побывать в Сикстинской капелле и нескольких музеях. За ужином кроме молитвы не было произнесено ни слова. Полные впечатлений, они только под самую ночь позвонили отцу. К счастью, ему и без них сообщили, что парни на месте. Отец, засыпанный впечатлениями не стал их ругать.
Позже он написал Ди целый манускрипт о своих впечатлениях и поделился необработанными фото.
Только на третий день близнецам рассказали, зачем они были отправлены в Ватикан, а так же какова природа их способностей. Адам был очень удивлен тому, что у него тоже что-то есть.
Тренировки, обучение, рассказы истории Ордена – все это только началось, когда прошел слух о возможной встрече с мутантами. Единственное посольство Кракоа находилось в Иерусалиме. И Эш едва не упал в обморок, когда узнал, что его с Адамом тоже берут в Миссию. Крылану показалось это весьма странным, однако, спорить и расспрашивать он не решился.

Инструктаж. Поезд. Самолёт… Гостиница. Вечер достопримечательностей и инструктаж за ужином. Впечатлений у Эша было столько, что голова начинала пухнуть, но он снова написал огромное сообщение Дэрилу, избегая подробностей цели своего пребывания в Иерусалиме. Святая Земля. Подумать только. Меньше недели назад Крылан впервые сел на самолет. И вот он уже побывал в четырех странах помимо Соединенных Штатов Америки, если считать разрешенный пятичасовой пробег по Италии перед вылетом в Иерусалим.
НЕмутант сидел в кровати и понимал, что ему очень тяжело уснуть. Взгляд на часы - спать оставалось положенные восемь часов. И нельзя посоветоваться с другом или отцом, и брат спит. Так и хотелось его осторожно пнуть.
Непонимание чужой речи расслабляло и напрягало одновременно. Обычно Эш всегда знал, что творится вокруг, а сейчас - мог лишь предполагать по движениям и сердцебиению. С другой стороны, его не отвлекали чужие секреты, новости, сплетни и комментарии.

Утро выдалось пасмурным. Как и остальные миряне Миссии, Эшу предстояло надеть строгий костюм, но персонально ему позволили вместо пиджака надеть жилет. Рубашку пришлось срочно прорезать в нужных местах.
В этот раз делегация добиралась не общественным транспортом, а на машинах. Представители Ватикана должны были встретиться с мутантами. Папа Франциск был в делегации. Близнецы с уважением смотрели на пожилого человека, которому, возможно, предстоит решить судьбу половины мира. Вряд ли кто-нибудь ожидает, что Ватикан займет четкую позицию "за" или "против", такое практически невозможно, однако это маленькое, но очень значимое государство всегда было неким буфером между конфликтующими сторонами. Религия вне политики, но в сердцах людей.
Ровно в десять ноль-ноль Папа Франциск и десять человек с ним стояли у дверей посольства Кракоа. Раб рабов Божьих стоял в своем торжественном облачении, с ним трое кардиналов - мужчины, две монахини, еще двое мужчин в гражданском и близнецы. Люди были настроены миролюбиво и немного торжественно. Одна из монахинь носила на руке повязку с символом Красного Креста.
Способный обнаруживать мутантов может понять, что в Миссии два мутанта. При этом молодой парень с крыльями - не мутант, как и юноша, внешне похожий на него, но без крыльев. Способности мутантов - пирокинез и исцеление других. Лекарь - девушка без повязки Красного креста, а пирокинетик - блондин в гражданском.

+2

3

Обещанная земля. Та, которую, согласно Торе и Ветхому Завету, Господь даровал избранному народу. Святая земля. Место, где покоится гроб господень, за обладание которым велись ожесточенные бои на протяжении двух веков и пяти крестовых походов. Земля обетованная. Вновь обретенная народом израильским — народом вечных изгоев и отщепенцев, ненавидимых такими же людьми, как они сами, — всего лишь шестьдесят восемь лет назад. Чарльз в тот год закончил Оксфорд.
Разве мог он выбрать место более подходящее — более символичное — для первой Обители Кракоа? К тому же, в случае недопонимания всегда можно было обратиться к Габриэлле или прибегнуть к старым связям Эрика с Моссадом. Конечно, здание Корпорации Икс являлось частной территорией, но местные власти могли счесть ее озеленение несколько — Чарльз кинул взгляд на корни и лозы, плотным гобеленом укрывшие все стены, — слишком экстремальным.
В Иерусалимской Обители он уже бывал. Единожды. Наблюдал, как тропические джунгли, больше похожие на фантазию художника, чем на реальность, вырвались из-под земли и поглотили башню из стекла и бетона. Буйно, стремительно и совершенно аномально. И сегодня они продолжали расти. Как на ускоренной съемке, ветви деревьев росли, покрывались твердой темной корой вместо тонкой зеленой кожицы, упирались в потолок и, переплетаясь между собой, образовывали еще один, живой и неровный. Листья пробивались из почек буквально за полчаса. Кракоа все еще формировал новый биом, еще одну частичку себя на Земле. Лучшей демонстрацией силы, которой обладало молодое, никем пока не признанное государство, и придумать нельзя. Силы не разрушительной, а созидательной. Куда более великой, чем любое оружие.
Воображаемые песочные часы, отсчитывающие время до решающего дня, потеряли всего ничего песка. Меньше половины. Шел седьмой день из тридцати одного, данного миру людей на раздумия. Тем удивительнее было пару дней назад получить официальный запрос из Ватикана. Ни США, на территории которых стояла опустевшая вестчестерская Школа для одаренных, ни Израиль, ни любая другая страна мира так не торопилась встретиться со своим новым соседом по земному шару. Только Ватикан. Не то, чтобы Чарльз жаловался. Скорее, он был заинтригован. К чему вся эта спешка?
И почему психические сигнатуры у подножья здания казались такими странными?
Чарльз подошел к окну, еще не затянутому листьями, и взглянул вниз. Туда, где уже стояли припаркованные автомобили представительского класса.
«К вам посетители, сэр», — в унисон произнесли — почти пропели — три девичьих голоса в голове Чарльза.
«Спасибо, сестры. Проводите наших гостей».
Он и так знал, что ватиканская делегация прибыла. Кракоа чувствовал приближение чужаков даже этой новой, зародышевой частью себя. И, сквозь ментальную связь, протянутую между ними, ощущал и Чарльз. В Школе Чарльз сам бы вышел — а еще раньше выкатился, — навстречу. Но времена изменились. В нынешних обстоятельствах это было бы даже неприлично.
Двери открылись перед посетителями сами собой. Ничего удивительного в двадцать первом веке — в каждом молле есть такие. Только обычно их приводят в движение крошечные электромоторы, а не лианы, тянущие за дверные ручки. На пороге никого не было, но двери терпеливо ждали, пока все до последнего визитеры не вошли внутрь, и лишь затем мягко захлопнулись. В просторной комнате, больше похожей на сад, их уже ждали.
Три неотличимых друг от друга блондинки, облаченных в белые балахоны длиной почти по колено с окаймленным золотым крестом — иксом — от ворота до подола. Близнецы, как и двое из делегации. Но если у тех, при всем сходстве, угадывалась индивидуальность, то встречающие казались, скорее, отражением. Одинаково уложенные волосы. Лица, застывшие в идентичных до последнего мускула улыбках. Безошибочно скопированные позы. Даже их голоса звучали в унисон:
— Добро пожаловать в Обитель Кракоа. Пожалуйста, располагайтесь.
Только когда две замолкли, а третья продолжила говорить, иллюзия пошла трещинами. Они были отдельными личностями, с собственной волей.
И в то же время трое были едины.
— Я Селеста. Это Фиби и Минди. Мы являемся временным персоналом этой обители, пока мы не будем полностью готовы к работе.
— Могу я предложить вам напитки? — названная Минди сделала шаг вперед.
У дальней стены тускло блестел портал, похожий на зеркало в оправе из бронзы и полированных гранатов. Только вместо металла его обрамляло живое дерево. А рядом, увешенная гирляндами мхов, наверх тянулась лестница. Топология пространства подсказывала: где-то должны прятаться и двери, коридоры, ведущие дальше по первому этажу. Но увидеть их за буйством зелени было решительно невозможно. Зато растения напоминали хорошо знакомые бытовые вещи: столы, стулья, диваны.

+3

4

Эш никогда не слышал ничего подобного.
В городе он знал каждый звук: треск тока по проводам, плеск жидкости в канализации, капанье прохудившихся труб, разговоры людей, гул автомобилей, даже по шуршанию шин мог определить скорость машины. Затем он пришел в парк. Это был почти город, но с долей природы. Еще ребенком он находил птиц и белок там, где их никто не видел. На природе в первый день он потерялся. Где были привычные звуки? Где всё? Неужели он оглох? И вдобавок у него галлюцинации?
Здесь тоже все было непривычно. Крылан едва не споткнулся, лишь строгий взгляд наставника заставил его сдержаться, когда услышал, нет, когда НЕ услышал звука моторчика и трения тросов о колеса. Нет, ну можно списать все на волшебство, его, как оказывается, очень много в мире. Или на телепатию. Но Эшу чудился какой-то странный звук.
"Ассоциации. Какие у меня с ним ассоциации? Лес. Движение веток. Немного напоминает... Лешего."
Бес смутно помнил ту встречу, лишь звуки движущихся лиан, общее ощущение и рекомендацию Кочевника "Не бойся".
— Добро пожаловать в Обитель Кракоа. Пожалуйста, располагайтесь, - три совершенно одинаковые девушки. И если Эш с трудом, но сдержал "каменное лицо", то Адам несколько секунд неприлично пялился на девушек, поначалу приняв их за галлюцинацию.
Кардиналы держались отрешенно-сдержано, женщины с интересом поглядывали на девушек, сэл Ролан, наставник Эша, и сам Эш - внимательно, но спокойно смотрели на Кукушек, а папа Франциск - с веселой улыбкой и нескрываемым любопытством, он был настроен весьма оптимистично на эти переговоры.
Эш внимательно слушал. Он с трудом различал сердцебиения девушек. Будто одно сердце билось в трех местах. Это было удивительно и поразительно, он бы с удовольствием расспросил их в более удобной обстановке - как у них так получается? Такой синхронности с братом он не добился.
Девушки представились и предложили напитки.
- Воду с долькой лимона, будьте добры, - улыбнулся Глава Ватикана, несколько кардиналов и член Красного Креста тоже попросили воды, остальные вежливо отказались, все произносили свои просьбы по очереди, согласно рангу. Адам и Эш были последними.
После чего папа Римский сел в это весьма странное кресло. Кардиналы, женщины и Адам последовали его примеру, Эш и Ролан остались почтительно стоять за их спинами.
Крылан удивился такой "смелости" Франциска. Дитя урбании пугала неизвестная "жизнь", а он прекрасно понимал, что все вокруг живое. Однако, Бес решил держать свои мысли и доводы при себе. Папа же вполне справедливо рассуждал, что мутантам был нужен мир, а начинать строить мир с убийства главы Католической Церкви - такое себе решение. Да и они еще не ссорились, чтобы желать уничтожить эту делегацию. К тому же, Ватикан, напрямую никогда не вмешивающийся в политику, весьма серьезно на нее влиял. Несмотря на то, что это страна с населением меньше 1000 человек. Влияние на умы и души людей не стоит недооценивать. К тому же, последнее, чего всем хотелось - это война. А Святой Престол всегда ратовал за мир во всем мире.

Отредактировано Fiend (10.08.2021 20:37)

+2

5

Пока Минди внимательно слушала пожелания, чуть наклонив голову на бок, Фиби скрылась среди зарослей там, где, как подсказывала логика пространства, прятались двери. Франциск к тому моменту уже договорил, а тот, кто шел за ним по старшинству — только заканчивал.
Селеста проводила сестру взглядом и снова обратилась к гостям:
— Мы будем вашими гидами. Место, которое вы видите — часть Кракоа, — Минди сделала шаг в сторону и подцепила пальцами по-тропически крупный и яркий цветок, не срывая его. О своем недавнем вопросе она, казалось бы, забыла. — На данный момент это — единственная Обитель, но скоро их станет больше.
Когда же Фиби вернулась, в руках у нее был поднос. Совершенно обычный, круглый, сделанный из металла, со стеклянными бокалами, наполненными водой, с лимоном и без, по числу пожелавших пить. В декорациях, годящихся для цикла передач «Жизнь после людей», он выглядел чужеродным элементом, анахронизмом. Чем-то, оставшимся со времен, когда Кракоа был всего лишь хищным островом, неизвестным миру, а Корпорация Икс — правозащитной организацией.
— Все Обители связаны, — подхватила Фиби. — Вы увидите.
— Мы надеемся, человечество найдет наши посольства не слишком пугающими... — вступила Минди.
— ... как и скорость их роста, — подытожила Селеста.
По их бесстрастным лицам и звонким голосам сложно было понять, намеренно ли сестры выбирают такие слова, или им не достает эмпатии и социализации, чтобы действовать... более нормально. Названные в честь «Степфордских жен» и «Кукушек Мидвича», они умели — и, что немаловажно, любили, — производить соответствующее впечатление. Не всегда к месту.
Но одна на троих ментальная связь, способность понять буквально любого, на каком бы языке тот ни говорил, конвенциональная красота и умение, в случае необходимости, постоять за себя, делали сестер прекрасными хостес. Вопреки недостаткам характера.
К счастью, сегодня им не должны были пригодиться их навыки самообороны. Но в прошлом на здания Корпорации Икс уже нападали. Так же, как и на Школу для одаренных подростков. Так же, как на все, хоть немного связанное с мутантами.
Если бы не это, потребности в Кракоа бы не возникло.
Но сколько можно томить гостей ожиданием? Чарльз не пытался подчеркнуть свою важность или потешить самолюбие, заставляя Папу ждать, — лишь соблюдал формальности. С распростертыми объятьями сбегая по лестнице вниз навстречу первой пошедшей на контакт человеческой делегации, он выглядел бы слишком нуждающимся, а, значит, заведомо уязвимым. Он, а вместе с ним — и весь его народ, целое новорожденное государство.
Социальные ритуалы человеческого общества по-своему занимательны. В старые времена считалось, что нельзя просто так сеять или разделывать тушу, не почтив обряд, не поблагодарив высшие силы за их дары. Избавившись от суеверий, люди изобрели правила приличия. Теперь за каждом их шагом наблюдали не духи, а такие же смертные. Совершенно не мифические.
Впрочем, бегло коснувшись разумов визитеров, Чарльз ощутил удивительную открытость. Ту, коей и должно быть у слуг Господних — и ту, на отсутствие которой в Церкви и у церковнослужителей принято пенять. Такие, как Франциск, на протяжении многих лет поддерживали в Чарльзе веру в то, что настанет день, когда человечество все-таки признает мутантов. Умы, готовые принять и понять, казалось бы, кого угодно.
Жаль, на деле это все оказалось лишь прекрасной иллюзией.
К Ватикану прислушивались. Но плакаты, гласящие: «Бог ненавидит мутантов», — так и не исчезли с площадей. И, что бы ни сказал потом Папа репортерам о сегодняшней встрече, еще слишком долго не исчезнут.

«Нам удалось обнаружить, что в настоящее время род человеческий разделяется в политическом отношении на одного мудреца, девятерых прохвостов и девять десятков болванов на каждую сотню».

Нельзя забывать об этом. Нельзя попадать в ловушку восприятия, выстроенную собственной телепатией. Хорошие люди... они ведь существуют. Никуда не пропали ни в день, когда Мойра открыла Чарльзу варианты будущего, ни позже, когда он принял ее правду. И в сердце самого отъявленного негодяя найдется место светлым чувствам и благородным порывам. Беда в том, что во внешний мир они почти не выходят, выбирая затворничество.
Больше никогда Чарльз не поверит свету человеческих душ, потому что это — свет болотных огней.
Его с ватиканской миссией разделяли несколько лестничных пролетов. Кракоа, разрастаясь, оборвал провода, питающие лифты в здании, но замену им еще не создал, ненадолго оставив верхние этажи небоскреба необитаемыми. У Коропрации Икс — посольства — Обители все равно пока не хватало персонала, чтобы их все заполнить.
Еще так многое предстояло сделать.
Сапоги с тонкой подошвой мягко ступали по последним ступеням. Одежда, лишенная привычных складок, повторяющая контуры тела, почти не шуршала. Как Ватикану было важно соблюсти традиции, не вписывающиеся в рамки современного делового этикета, так и Чарльзу — подчеркнуть, что он больше не является частью человеческого общества.
— Святейший Отец, господа кардиналы, для меня честь приветствовать вас. И так скоро.
Кракоа даже не успел продемонстрировать миру, что обещанные лекарства работают. Всего пять дней назад они с Эриком посетили Ассуту. Ничтожный срок для клинических испытаний.
Впрочем, из всех стран Ватикан, пожалуй, меньше всех интересовали торговые сделки.
«Какая разношерстная компания».
Теперь Чарльз воочию увидел то, что раньше только чувствовал: папа Франциск окружил себя мета-людьми. Выглядело как эдакая попытка выразить: «Все мы дети божьи, и для всех двери Храма открыты», — не говоря этого. И напоминание — невольное ли? — что не все мутанты выбрали Кракоа.
Себя Чарльз считал протестантом. Как большинство американцев, не молившихся перед сном и ни разу не бывших на исповеди, но время от времени поминающих имя божье всуе и цитирующих к случаю Библию. Религия никогда не играла большого значения в его жизни, присутствуя лишь номинально. Опыт последних лет внес свои коррективы. Он видел загробную жизнь, видел Рай и Ад. Ни одно учение с тех пор не казалось Чарльзу истинным. Все напоминали попытку четырех слепых описать, что такое слон.
Но некоторые из его учеников-католиков сохранили свою веру, даже побывав там, откуда обычно не возвращаются. Самым ярким примером был Курт.
— Приятно видеть среди ваших спутников наших братьев и сестер, — зная, что проследить направление его взгляда сейчас невозможно, Чарльз повернул голову в ту сторону, где чувствовал специфическое пси-поле мутантов. Двое в обычной одежде, на вид ничем не примечательные, не считая, разве что, их юного для таких миссий возраста и очевидного отсутствия сана. В отличие от крылатого юноши, стоящего позади, рядом со своей почти точной копией — брату не доставало крыльев. Вот уж кто бросался в глаза — и ощущался совершенно по-человечески.
Занятно, что обе стороны привели на встречу близнецов. В том или ином смысле.
В крылатом чувствовалось беспокойство. Нет, необычное окружение встревожило не его одного. Но, кажется, он чувствовал себя уязвимее всех. Неуверенным. Запутавшимся. Не на своем месте.
Понимал ли он сам, зачем он здесь?
Селеста и Минди, не занятые обслуживанием посланцев Ватикана, встали по правую и левую руку от Чарльза. Фиби с опустевшим подносом в руках осталась там, где была.
«Что вы думаете о наших гостях?»
«Как с рождественской открытки».
«Хотят показать себя лучше, чем есть».
«Но вот тому священнику я бы исповедалась».
Сохраняя невозмутимые лица, сестры мысленно захихикали.
Не вчитываясь в мысли Франциска и его свиты, Чарльз следил за их эмоциональным фоном. Он хотел понять, такой ли реакции ожидали уважаемые послы? Увидеть то, что скроют умело подобранные слова и знакомая с притворством мимика.
Он хотел разочароваться.

+1

6

Франциск весьма заинтересованно слушал девушек, все так же вежливо улыбаясь. На словах о связи Обителей и скорости роста, мужчина восхищенно огляделся. Положительные эмоции он не считал сейчас необходимым скрывать. Ведь все вокруг - творение Божье. Или творение творений Божьих. Этот человек, все пришедшие: мутанты, люди и двое мистических парней, любили Созидание. И неважно: творение Природы, Бога, или Цивилизации, в том числе и внеземной. Все из делегации знали о существовании других миров, жизни на других планетах. Кое-кто даже бывал в другом мире. У одного из делегации даже был предмет из иного мира - кольцо Ролана (мутант) не принадлежало Земле, как и заколка сестры Марии - женщины из Красного Креста (не мутант).
- Обитель. Она - живая! - прошептал один из кардиналов - мужчина старше Франциска, отец Патрик, Ирландец-католик. Он осторожно погладил подлокотник кресла, на котором сидел.
Эш задолго до появления Чарльза услышал его шаги. Ему очень странным показалось отсутствие шуршания одежды, юноша даже на краткий миг нахмурился, ожидая увидеть обнаженного человека. Ролан, а Эш вслед за ним, подошел к Главе Католической Церкви. Блондин подал руку отцу Франциску, помогая встать. Папа Римский сделал два шага навстречу Профессору и протянул руку для рукопожатия. Распространенный жест, показывающий добрую волю и дружелюбные намерения. Эш и Адам помогли встать остальным, кому эта помощь требовалась.
— Святейший Отец, господа кардиналы, для меня честь приветствовать вас. И так скоро.
Франциск вновь открыто улыбнулся. В его жестах и мимике не было и тени фальши.
- Давно мечтал посетить Землю Обетованную, а тут такая возможность, - мягко отшутился он, возвращаясь в кресло. - К тому же, увидеть такое Творение своими глазами - небывалая удача.
Он пока не приступил к разговору о истинной цели визита, хотя она всем была известна. Вежливость. Вежливость - лучший соус к положительному разговору и легким договоренностям. И хоть и мутанты жестко объявили свои требования, Франциск был уверен - не всем странам они понравятся. Ватикан здесь ради сглаживания острых углов и противоречий. Цветы Кракоа - это, конечно, восхитительно, но политика зачастую ставит какие-то свои личные интересы против интересов человечества в целом.
Обвинять Церковь, верующих, Ватикан и всех здесь присутствующих можно было долго и безрезультатно. Люди нападали на мутантов, мутанты - на людей. Человечество всегда искало или изобретало себе внутреннего врага, не имея внешнего. Мужчины против женщин, белые против черных, натуралы против геев, люди против мутантов - борьба была всегда. Некоторые противоречия решались столетиями и до сих пор не были решены.
"Мутанты. Люди. Забавно смотреть со стороны, зная, что ты не принадлежишь одним, но из-за внешних различий тебя не примут другие", - усмехнулся про себя Эш, глядя то на Профессора, то на Кукушек. Крылатый был самым закрытым и нервным из всей компании. То ли в силу возраста, то ли в силу каких-то иных обстоятельств.
Мысли его метались как шарик пинг-понга, как и эмоции. Настороженность сменялась задумчивостью, пробегала искра презрения, за ней - злость и растерянность, и все это с вкраплениями заботы и любви. Его основным фоновым желанием было стремление защитить всех и вся. Хотя основным объектом защиты был брат.
"Я знаю, что мой долг сейчас - слушать Наставника и оберегать и защищать всех в миссии. Но случись что - кого я кинусь защищать? Не святых ведь отцов, буду честным. Адама."
— Приятно видеть среди ваших спутников наших братьев и сестер.
На этих словах сестра Агнесс и сэр Ролан чуть заметно улыбнулись, а Эш опустил взгляд.
Крылан скосил глаза на своего наставника-блондина, но тот смотрел прямо на Профессора. Ролан, внешне расслабленный, все же был посвященным рыцарем Ордена, и сейчас его задачей было оберегать Миссию. Он заглушал присущее другим любопытство, был напряжен, внимателен. Однако, в эмоциональном фоне отсутствовали недоверие и враждебность. Он был спокоен.
Адам смотрел на происходящее широко раскрыв глаза. Он иногда даже задерживал дыхание и одергивал себя, чтобы не начать задавать тонны вопросов всем вокруг. Его очень занимало это живое здание, три девушки. И немного пугал Профессор. Последнее граничило с благоговейным уважением. Которое юноша испытывал и ко всем членам Миссии.
Женщины, кардиналы и Папа излучали дружелюбное любопытство, они были открыты, готовы к диалогу, хотели помочь.
Папа Франциск, начавший свое папство в весьма радикальном ключе, с каждым годом смягчал свое мнение относительно различных категорий населения. Будучи ярым противником, например, геев, в начале своего служения на этом посту, с годами, он все более ратовал за мир и любовь Бога ко всем людям.

Отредактировано Fiend (10.08.2021 21:23)

+2

7

Так значит, это не было провокацией?
С удивлением Чарльз отметил, что не ощутил ни в Папе, ни в ком бы то ни было из его свиты досады, когда мутанты, присоединившиеся к миссии, а не к Кракоа, не вызвали отторжения и гнева. Но и самодовольной радости и ликования он не заметил. Только легкая признательность тех, о ком говорил. Значит, и второе предположение — то, что необычный состав миссии, по сути, лишь попытка произвести приятное впечатление, — тоже неверно? Папу Франциска, год за годом все больше смягчавшего свои радикальные взгляды, говорившего на камеру слова, одобряемые современным обществом, но достаточно осторожно, чтобы не перечеркнуть прошлые заявления, легко заподозрить в популизме. В желании понравиться. Угодить и тем, и тем. Консерваторам и либералам.
Но по всем признакам он был искренен, как и его окружение. И, пожимая протянутую руку, Чарльз улыбнулся не менее открыто. Пускай вопросы к составу свиты так и остались без ответа — в то, что это простое совпадение, он все равно не верил, — но волноваться о них, похоже, не стоило.
— Она так изменилась за полвека с моего первого визита. Поразительно, сколь многого могут достичь люди, получившие, наконец, право распоряжаться своей судьбой.
Хотел бы он сказать: «Жить спокойно».
Опасения не подтвердились, а, значит, об истинных целях визита Ватикана и его причинах беспокоиться не нужно — придет время, и Папа сам их раскроет. Хотя бы отчасти. Пока же Чарльз был не против поддержать разговор. Особенно теперь, когда его больше ничего не беспокоило.
Разговор о теме очевидной, диктуемой местом.
Занятно, что они оба видели в земле обетованной символ, но какой разный. Деяний божьих для Франциска, дел человеческих — для Чарльза. Образец своего рода — и тот, и другой.
— Здесь, воистину, свершилось чудо. И не одно.
Сходств, переплетенных с различиями, было больше, чем могло показаться на первый взгляд. Даже родилиcь Чарльз и Франциск в одну эпоху, с разницей в какие-то четыре года — сущая мелочь, когда счет уже идет к сотне. Оттого по-своему странно было смотреть на человека напротив, слишком немощного, чтобы подняться без проблем и посторонней помощи, и осознавать, что они — ровесники. Что, сложись жизнь иначе, Чарльз мог бы быть столь же стар и слаб прожитыми годами. Мысль воистину пугающая. Даже сидя в инвалидном кресле, Чарльз привык, что может рассчитывать на собственную выносливость и крепость тела, на свой разум. На то, что неминуемо угасало со временем у всех, не наделенных регенерацией. Оказываясь в больничной палате, подключенный к капельницам и аппарату искусственной вентиляции легких, знал, что надо только потерпеть и станет лучше.
«Стареть скучно, но это единственный способ жить долго», — говорил Бернард Шоу.
Глядя на оплывшее от старости — более живое и бодрое, чем у многих молодых, стоит отдать Франциску должное, с горящими цепким разумом темными глазами, — лицо, Чарльз не мог не думать, как вскоре изменится жизнь людей. Лекарства Кракоа отдалят это страшное увядание. Подарят еще несколько лет без возрастных болей, слабости, недугов.
Тем, кто сможет себе позволить эти цветы. Но так ведь работают все блага в современном обществе.
Ватикан здесь за чем угодно, только не за цветами.

Кукушкам было строго-настрого запрещено без необходимости заглядывать в мысли гостей — особенно если вторжение могут заметить. Но иногда не надо читать мысли, достаточно иметь глаза. Они умели узнавать интерес в повороте головы и корпуса, в обращенном к ним взгляде. Говорить в полный голос сейчас, когда ведут беседу главы обеих сторон, было бы невежливо. Но зачем говорить?
И так ли нерушим запрет, когда жертва — не Папа Римский, не один из кардиналов, а случайный мальчишка, ненамного их старше?
Разве он сам против?
«Нравится то, что ты видишь?»
Взглянув на любую из сестер, Эш мог бы заметить, что те, одинаково наклонив голову, смотрят на него.
Им было скучно. Но, в отличие от большинства подростков, они имели доступ к развлечениям получше телефонов.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [23.09.2016] Святая земля


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно