Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [26.09.2016] Танцуй, ведьма, танцуй


[26.09.2016] Танцуй, ведьма, танцуй

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Ни один человек не назовет вам точного часа Страшного Суда, так ведь? ©
https://i.ibb.co/wMDzwHV/Tumblr-0dd7529cac46c6bea42e69ba1c73fb7d-de09b538-1280.jpg

Школа им. Джин Грей > Салем, 1692

Storm, Doctor Strange


Одна трещина в пространстве-времени может привести одну ведьму в современный мир, а двух обитателей школы для мутантов в совершенно непредсказуемую ситуацию, из которой выход будет один - устроить апокалипсис.

Отредактировано Doctor Strange (07.09.2021 21:25)

+2

2

Осеннее утро выдалось тихим и безмятежным. Без срочных вызовов на Кракоа, очередных мировых трагедий или ещё каких-то событий, составляющих будни героя. Единственным фактором, не дающим Ороро подольше понежиться в постели была полугодовалая тигрица, решившая что она вовсе не ночной хищник и проснувшаяся с рассветом. И если первые полчаса она развлекалась вполне себе самостоятельно, то потом начала откровенно дурить, тыкаться мокрым носом в лицо Погодной ведьмы, стаскивать ей все свои игрушки, раскиданные по комнате, точить когти о кресла и пытаться отгрызть ножки у кровати. Женщине пришлось подниматься и идти в душ, прогоняя сонную дымку из сознания.
- Ладно, малышка, раз других дел у нас пока не предвидится, пойдем гулять. Кому-то нужно больше двигаться, - она хлопнула по полосатой тигриной попе, Кали в ответ довольно фыркнула, обтираясь о ноги, как кот-переросток. - Может дойдем до озера и загоним тебя в воду?
Потратив ещё минут десять на то чтобы одеться, причесаться, залить в себя чашку кофе, мысленно поблагодарив вселенную за изобретение кофемашины, Ро наконец впихнула недовольно бурчащую тигрицу в шлейку и перенеслась с ней на лужайку перед Школой. Кали издала задумчивое и басовитое “мроур” и принялась сосредоточенно обнюхивать газон, а её хозяйка потратила пару минут на размышления, не позвать ли на пробежку ещё кого-нибудь, например, Дрейка, но решила не портить больше ничьё утро. Дернув за поводок, чтобы отвлечь Кали от газона, пока та не начала его копать, что вероятно не слишком понравилось бы Кракоа, Ороро легкой трусцой направилась в сторону озера Брейкстоун, увлекая за собой тигренка. Та, сначала неохотно бежала следом, словно специально запинаясь в собственных лапах, и всё время норовя дернуть куда-то с тропы, но потом все-таки увлеклась погоней за хозяйкой и начала пытаться напрыгнуть на неё. Ро первое время уворачивалась, а потом и вовсе взлетела, дразня большую кошку. Наконец Кали вымоталась и, тяжело дыша, завалилась на бок, под ближайшим деревом.
- Ну что, будешь знать, как мешать спать Богине Грома? - Ороро уселась рядом, принявшись тормошить “котеночка”, на что та незамедлительно отреагировала, довольно фырча и подставляя пузо.
За этим занятием Шторм невольно задумалась о дальнейшей судьбе своей хвостатой подопечной. Тигренка давно стоило переселить в отдельный вольер, но всё руки не доходили. А сейчас, с появлением Кракоа, имело ли смысл заморачиваться с вольером на территории Посольства? Или все-таки Шторм в ближайшем будущем решится перебраться на остров, и тогда жильём для её питомицы правильнее будет озаботиться уже там. Надо будет обсудить с Профессором, как вообще живой остров отнесется к инородной фауне, не обладающей геном Икс.
- Давай, ленивая жопа, поднимайся, нам ещё два километра до воды.
Ороро обхватила тигренка за шею, попытавшись приподнять его с земли. Напрасный труд, Кали, решив что это новая игра, в ответ попыталась повалить мутантку на землю, обхватив лапами. И последней с трудом удалось выбраться из кошачьих объятий.
- Ну, как хочешь, будешь ходить не купавшись, - Ро фыркнула и буквально на минуту отпустила поводок, чтобы поправить растрепавшийся хвост.
Тигрица, словно почувствовав свободу, тут же подобралась и с самым сосредоточенным видом припустила вглубь леса.

Отредактировано Storm (11.08.2021 09:50)

+2

3

Насыщенные дни отбили всякое желание шевелиться, но движение – жизнь. Стефан собрал себя с кресла, превратил майку в рубашку, а пижамные штаны в брюки, тапочки в удобные ботинки для прогулок и отправился на прогулку.
Точнее, искать место для медитации.
С последними событиями у него было не так много времени, которое можно было бы уделить самому себе и вопросу «сломанной магии». Несмотря на то, что он интуитивно понимал, как она работает, проблемы сотен, если не тысяч, других магов с заклинаниями могли привести к чему-то, с чем придется разбираться в ближайшем обозримом будущем.
Юные сатанисты могли призвать низшего демона, а вместо него мог прийти архидемон, который легко сломает ограничительную печать. Викканы обратятся к деревьям, а те прорастят в поклонниках новые леса, не обращая внимания на то, что это убьет викканов. Шаманы станут одержимы духами животных и предков, которые стали сильнее и злее из-за возмущения в магическом фоне. Простые люди будут поддаваться науськиванию их самых темных и дурных желаний, из-за чего статистика преступлений будет только расти.
Магия была во всем, связывая мир и каждого в нем, и поэтому все живое чутко реагировало на малейшие возмущения в магическом фоне. А сейчас… Стефан не хотел делать ставки в этом казино, ведь любая могла быть проигрышной.
Легкая рябь на глади озера Брейкстоун заставила его остановиться. Стрэндж сунул руки в карманы брюк и пару мгновений задумчиво смотрел на воду.
Затем снял обувь, поставил рядом, а сам сел на песок в позу лотоса. Расслабил руки, положил их на колени и… отпустил себя.
Астральное тело вышло легко, как и многие разы до этого. Но в этот раз было что-то еще. Он словно… ощутил легкость? Небывалую легкость. Словно что-то, что тяготило его последний месяц, каким-то образом исчезло.
Астральный Стефан посмотрел на свое тело, замершее в медитирующей позе.
«Это то, о чем пытался предупредить меня Деймон?»
Изучение самого себя – тоже важно, но не сейчас. У него нет времени на изучение сомнений, которые могли и не подтвердиться. Ведь почти все сомнения окружающих звучали в связи с титулом Верховного Волшебника, а вспоминать об этой теме хотелось меньше всего.
«А изучить территорию своего временного места обитания куда важнее».
Оттолкнувшись, астральный Стрэндж окунулся в поток ветра и взмыл над деревьями. Прошагав над макушками, забрался на самую высокую и оттолкнулся снова.
Территория школы впечатляла – это был почти полноценная… ферма. Стефан даже усмехнулся своему сравнению, но это было куда ближе к правде. В каком-то смысле он понимал Чарльза, оставившего так много деревьев и естественного ландшафта: это и скрывало некоторые подземные части комплекса, и оставляло иллюзию природного парка. В таком месте хотелось оставаться, в такое место хотелось возвращаться.
Опустившись ниже, «прыгая» по веткам деревьев, Стефан услышал какой-то шум. Двинулся навстречу, легко пролетая сквозь ветки и листву.
Из-за очередной ветки на него выскочило нечто, заставившее взмыть выше.
Снизу раздалось недовольно урчание.
- Ох ты, какой котенок, - улыбнувшись тигренку, выглядевшему как полноценный взрослый тигр, Стрэндж опустился чуть ниже. – И чей ты будешь?
Тигренок, поведя ухом, развернулся и играючи отпрыгнул куда-то назад. Стефан улыбнулся снова и плавно поплыл по воздуху, то и дело опуская руку перед мордой животного. А тому только и надо было, что охотиться за призрачным силуэтом, который никак не давался.
- Доброе утро, Ороро, - придав своему астральному телу большую контрастность, чтобы его можно было видеть, Стефан опустился «ногами» на землю. – Твой спутник меня нашел.
Тигренок бегал вокруг него, то и дело пытаясь игриво прикусить, но получалось только клацнуть зубами. В итоге он убежал к Ороро, разочарованно урча, словно бы жалуясь, что игрушка не ловится.
Стрэндж скрестил руки на призрачной груди и улыбнулся.
- Совсем юная, - наконец разобрав некоторые тонкости - вернее, расшифровав шлейф энергетики, исходящей от тигренка, удивленно произнес. – Прости за… вид, я медитирую на озере. Не помешаю твоей прогулке, если присоединюсь?

+2

4

Чертыхнувшись, Ороро всё же наспех пересобрала волосы и отправилась догонять своего питомца. Подобной прыти от ручного тигренка она как-то не ожидала. Привыкла к тому, что Кали - неуклюжий котенок, который боится далеко отходить от человека, заменившего ей мать. Хотя, стоит признать, что в последнее время Погодная ведьма уделяла своей питомице преступно мало внимания. И вот результат.
- Кали, mwana mpotevu* кошка, что тебе в голову взбрело? - продираясь сквозь кусты вслед за полосатым, цедила женщина, почему-то в этот момент у неё из головы совершенно вылетело, что она может взлететь и не рисковать выколоть себе глаза.
Остановилась она только спустя минут пять, выбравшись из очередных зарослей, через которые Кали играючи проскользнула, Ро озадаченно пронаблюдала, как тигрица, издавая глухое ворчание, переходящее в рык, пытается поймать что-то невидимое глазу простого смертного. Но определенно магическое, если доверять собственному чутью. Памятуя о своих последних столкновениях с волшебством, мутантка подобралась, стараясь понять имеет ли новая магическая напасть что-то общее с паразитами, осадившими Школу не больше недели назад. Впрочем, её опасения оказались напрасными. В воздухе возник прозрачный силуэт Стефана Стрэнджа, самым будничным тоном пожелавшего Шторм доброго утра. Женщина склонила голову набок, с улыбкой наблюдая за бесплотными попытками Кали добраться-таки до призрачной фигуры.
- Привет, Стефан, - она отпихнула мокрый кошачий нос, тигрица не сумев достать мага, попыталась выудить из кармана шорт какую-нибудь вкусняшку. - Интересный у тебя способ изучать местность. Извини...
Присев на корточки перед тигрицей, Ро ухватила её за щеки и проникновенно глядя в глаза произнесла.
- Кали, будь хорошей девочкой и не пытайся съесть наших гостей. Доктор Стрэндж наш друг, а не твоя новая игрушка, - ответом ей послужили громкий кошачий фырк и попытка облизать лицо. - Ладно, будем считать, что мы договорились, - Ороро вручила своей питомице кусочек сырого мяса и почесала её между ушей, подхватывая поводок.
Всё ещё сидя перед тигрицей, Шторм вскинула взгляд на мага.
- По моим прикидкам, ей чуть больше полугода. Может семь-восемь месяцев, - ещё потрепав ластившуюся к ней Кали, явно рассчитывающую на очередную порцию лакомства, женщина встала и улыбнулась. - Брось, это не самое странное что я видела в своей жизни. Скорее это мне нужно извиняться, что не уследила за Кали и отвлекла тебя. Но в любом случае, буду рада твоей компании, Стефан.
К своему стыду, Монро до сих пор не нашла времени провести гостю нормальную экскурсию по территории Посольства, только подкинула буклет на обеденный стол, заскочив на чашку кофе в основной корпус. У неё, конечно были оправдания, переговоры с Т’Чаллой, который почему-то решил, что это свидание, путешествие в Перу, вчерашний суд, закончившийся трагедией, и несколько часов обсуждений дальнейших действий мутантов на политической арене. Но невыполненное обещание осталось невыполненным обещанием. Ро виновато покосилась на мага, но тот, кажется, не собирался предъявлять ей претензии на этот счет.
- Ты так планируешь гулять или все-таки вернешься в своё физическое воплощение, а мы с Кали тебя дождёмся?

*mwana mpotevu - блудный

+2

5

Большие кошки, маленькие кошки, а суть оставалось одна.
Стефан с мягкой улыбкой наблюдал за общением Ороро и Кали, видя тоненькие, но крепкие нити, опутывающие них. Эмоции, чувства, привязанность, доверие, заступничество, забота – эта связь была пока слабее, чем нити, тянущиеся от Ороро к другим (даже волшебнику), но еще немного, и они смогут понимать друг друга с полуслова, полувзгляда.
Волшебник опустил взгляд на серебристую нить тянущуюся от женщины к себе. Нить разума, нить души, нить… сердца? Коснувшись ее, провел рукой по воздуху вдоль.
«Интересно».
Но как только Ороро заговорила, медленно опустил руки, завел их за спину и принял вид самого благодарного слушателя. Пожалуй, это умение – слушать – было одним из ценнейших, которое он приобрел еще в университете. Там слишком многие неписанные законы медицины говорились как бы между строк, приходилось слушать и слышать то, что преподаватели и практикующие врачи-лекторы имели в виду под ворохом красивых, правильных и обтекаемых слов.
- Что ты, она нисколько не помешала, - благосклонная улыбка. – Я всегда рад компании. Твоей особенно.
После этого возникла пауза – та самая, в которую или создается пузырь неловкости, или добавляется что-то еще. Но пояснять смысл своих слов Стефан не стал, уклончиво развернув призрачное тело и указав в сторону озера.
- Я у озера. Видел недалеко отсюда бухту, тоже довольно красивое место. Теперь я понимаю, почему ты не спешишь отсюда уходить.
Он подразумевал ее скорое возможное переселение на Кракоа, но прозвучало как-то… в целом.
Может, у всех есть такое место, откуда они не спешат уходить?
- Если что, - расставив немного руки в стороны, Стефан изобразил глубокий вздох, - я могу прогуливаться и так.
… где-то вдалеке на виске реального Стрэнджа, что из плоти и крови, забилась жилка. Мышцы немного напряглись, а песок под ним слегка потемнел, теряя свой светлый окрас. Трава неподалеку стала слегка вялой, словно из нее выжали воду. Или жизнь.
Зато астральная форма Стефана стала непрозрачной. Даже если присмотреться, нельзя было сказать, реальный ли он или нет.
Даже тигренок, ткнувшаяся ему носом в ладонь, удивленно мявкнула.
Стефан с улыбкой потрепал ее за ухом.
- Удержание астральной формы вне тела – одна из основных тренировок концентрации, - пояснил «фокус», сунув руки в карманы брюк. – Раньше я мог неделями бродить по другим мирам, пока мое тело восстанавливалось после… различных событий. Но сейчас это сложнее. Магия нестабильна. Хочу понять, насколько.
Усмешка.
- Прости, вечно я о магии. Забыл спросить, - сделал шаг ближе, а взгляд стал внимательнее, - как ты… после всего? В Перу было… непросто. Но ты отлично держалась.

+2

6

Сердце, по какой-то, ведомой лишь ему самому, причине, совершило безумный кульбит, пропустило удар, а затем заскакало словно мячик. Шторм поспешила отвести взгляд от мага и уцепилась за самую нейтральную из подвернувшихся тем, надеясь что голос её звучит достаточно ровно.
- Да, я всегда поражалась умению Чарльза чувствовать и поддерживать тонкую грань баланса между техническим прогрессом и природой. Что здесь, что на Кракоа. Он действительно поражает воображение. Город будущего, организованный в гармонии с природой, в самом положительном смысле этих слов. Мечта футуристов. Хотя, памятуя о предыдущей нашей встрече, я не могу никак избавиться от мысли, что этот волшебный “пряничный домик” может попытаться нас сожрать, - Ороро усмехнулась, наматывая поводок на руку, чтобы было проще сдержать тигрицу, уже пытавшуюся отыскать съестное в карманах обретшего плоть Стрэнджа. - И все-таки, именно это место, - она кивнула, подразумевая весь участок на Граммалкин лейн и здание Школы. - Почти пятнадцать лет назад, я, впервые за многие годы бродяжничества, смогла назвать домом.
Ро прикусила язык, всё-таки собственное не слишком благополучное детство - вряд ли было особо удачной или интересной темой для разговора. Хотя сейчас, оно казалось не поводом для грусти, а всего лишь очередной главой увлекательного приключенческого романа, который приятно читать возле камина, попивая горячий чай, пока за окнами бушует непогода.
Задумчиво оглядев принявшего более материальный вид Стрэнджа, Шторм удержалась от неприличного желания испытать его на прочность и ткнуть пальцем. Тем более, Кали уже успела доказать, что он не растает от прикосновений, как обычное наваждение. Однако от глупого вопроса удержаться не смогла.
- А если ранят астральное тело, это отразится на физическом?
Тигрица натянула поводок, заметив в ближайших зарослях что-то интересное, но Ороро её осадила, с тщательно дозируемым любопытством разглядывая мужчину.
- Мне интересны твои рассуждения, Стефан. И логично, что тебя волнует состояние магии. В конце концов, твоё бытие намного сильнее завязано на ней, чем у многих прочих, нравится это тебе или нет. Так что не вижу в этом ничего зазорного.
Магия как вода, что наполняет реки. Если река пересыхает, то её русло меняется под воздействием внешних факторов гораздо быстрее чем когда оно было скрыто водой. И когда вода возвращается, река уже совершенно другая. Для случайных путников - ничего не изменилось, два берега, вода, можно постирать, можно наполнить баклажку. Но для тех, кто имеет дело с этим водоёмом постоянно, все изменения заметны и чувствительны. И соответственно, приходится приноравливаться к новым условиям. Тут пропал омут, где водились сомы, там возник остров, на котором поселились утки. Размышления о поведении магии помогли Ро окончательно отвлечься от эмоций.
На вопрос о собственном самочувствии, Ороро пожала плечами, из её людей никто не погиб, и по итогу никто из них до сих пор не пытался превратиться в дерево. Вдобавок, благодаря Стефану, помимо устранения непосредственной угрозы экспериментов над мутантами, им удалось извлечь из этого приключения  Единственное, что напрягало Погодную Ведьму - это её собственная реакция на Саммерса. Она, конечно, любила его как брата, и была действительно рада его воскрешению. Но стоило Ро вновь заслышать интонации “Скотт Саммерс против людей”, как пружинка беспокойства внутри сжималась, заставляя принимать оборонительную стойку, и она ничего не могла с собой поделать.
- Без тебя всё явно прошло бы куда хуже. Так что я благодарна судьбе, и тебе, само собой, за то что у нас появился шанс обойтись без массового заражения. И за то, что это всё не переросло в глобальный политический конфликт. Кажется.
Хотя было, ой, как близко. Скотт словно искал повода сцепиться с местными, или это только ей так показалось. Женщина потерла переносицу и направилась в сторону озера, увлекая за собой тигрицу.
- А ты как? Не подумай, что я тебя избегаю или пренебрегаю законами гостеприимства, просто даже без директорского поста забот на Кракоа хватает. Давай заберем твою материальную половину, а то нечестно бросать её на произвол судьбы, и пройдемся вдоль озера. Может Кали соизволит поплавать.
Впрочем, будь она одна, Шторм, наверное, и сама бы не преминула воспользоваться сентябрьским теплом на полную катушку и искупаться.

Отредактировано Storm (11.08.2021 10:19)

+2

7

Стефан слушал, но слышал не совсем то, что говорила Ороро.
Настоящее умение Чарльза заключалось не в способности сочетать все лучшее от технологий и природы и даже не в ораторском искусстве. Настоящий дар Ксавье – умение подарить дом тем, у кого его никогда не было. Кто был лишен домашнего очага или семейной заботы. Не поэтому ли все мутанты так крепко держатся друг за друга?
Не все, но исключения лишь подтверждают правила.
- Чарльз – новатор, - благосклонно отозвался о Ксавье, которого знал достаточно давно, чтобы сложить о нем свое мнение. – Он видит возможности там, где другие видят лишь грязь и песок. Видит личность в том, кто позабыл, каково это – быть собой. Видит добро даже в том, кто привык считать себя злом во плоти. И дарит дом тем, кто этого заслуживает.
И все же даже святой Чарльз Ксавье не мог избежать игры в бога и двойные стандарты. Но разве Стрэндж – иного теста? Закулисные игры, спасения мира, о который не напишут в газетах, осторожные долгосрочные поддержания мира в хрупком состоянии гармонии – все это было искусством не для всех. Почти все, кто входил в Иллюминаты, знали, что мир – не только хрупкий сосуд, но и глина, в умелых руках способная стать произведением искусства.
Жаль, что почти все такие мысли неизбежно приводили слушателей к выводу, что такие размышления ведут к захвату мира. Мир вовсе необязательно захватывать, чтобы влиять на него.
«Что-то не о том я думаю».
Стефан покосился на Ороро, что изучала его. Не тот момент, чтобы расспросить о прошлом: от него, белого мужчины средних лет, выросшего в белой американской семье, владевшей фермой и собственным капиталом, подобные вопросы могли звучать почти насмешкой. В некотором смысле его семья была богата, но какой смысл во всем этом, если он пережил всех? Более того, он похоронил всех, кто, кроме него, носил фамилию Стрэндж. Но о его семье никто, кроме него, и не знает.
Может, поэтому его так тянуло узнать чужие истории – чтобы их не забыли?
- И да, и нет, - со спокойной улыбкой ответил, склонив голову. – Зависит от раны. Некоторые почти незаметны, иные могут нанести непоправимый вред. Почти все раны астрального плана с трудом исцеляются.
«И лучше тебе не знать самый эффективный способ».
- Теперь уже нет, - прозвучало как-то глухо, но ничего иного Стефан ответить про магию не смог. Сам завел тему, сам расстроился, сам отверг собственные же эмоции из-за своего поступка – отлично, превосходно, до чудовищности самостоятельный человек! Потому, наверное, он так быстро переключился на разговор о Перу: там он хоть не чувствовал себя настолько бесполезным.
Всего-то мог стать контактом первого уровня в самом начале массовой эпидемии, но обошлось же.
- Что ты, я был рад помочь. Я почти подзабыл, что такое – командная работа. Должно быть, стоит потренироваться еще немного. Нет каких-то заданий для Людей Икс, где может пригодиться списанный волшебник? Я умею делать фейерверки.
Пошутив, Стефан улыбнулся и погладил тигренка по мокрому носу. Та чихнула – не то от удивления, не то от магического напряжения – и снова попыталась обшарить карманы. Гладить Кали, разглядывая ее полосы, было куда более увлекательным занятием, чем отвечать на обтекаемый вопрос «как ты». Ороро задала его настолько ненавязчиво, что Стрэндж почти купился… но не был готов на него отвечать.
- Ни один закон гостеприимства не привязывай хозяйку к гостю, - легкая усмешка. – Не беспокойся обо мне, Ороро. Я понимал, что пришел туда, где не помешаю, а не пятизвездочный отель.
«И где не помешают мне».
Зазвенели звоночки.
Улыбка Стрэнджа потухла. Он повернул голову в сторону, а его рука все еще лежала на голове тигрицы.
Астральное тело застыло – даже складки на одежде, все волоски в его волосах, не двигались.
Большая кошка перевела взгляд туда же, мявкнула и потянула поводок.
- Там кто-то есть, - только и сказал Стефан, а его астральное тело сначала стало полупрозрачным, после – зарябило. – Прости, Ороро, я…
И растворилось.

Его что-то сбило.
Стефан пришел в себя, лежащим на песке.
Голова жутко болела. Взявшись за голову рукой, другой помог себе перевернуться и увидел палку. Обычную палку, которую выломали из какого-то кустарника. Небольшая вмятина и следы крови как бы намекали, что эта палка знакома с его головой.
Прищурив глаз с той стороны, где был удар, Стрэндж поднял голову.
- Не поднимайся! – крикнули на него женским голосом. – Ты… дьявол, не смей двигаться, или я раскрою твой череп!
- Демоны не истекают кровью, - на автомате поправил незнакомку. – Это духи.
- Что?! Ты не только дьявол, но еще и демонопоклонник!
Палка над ним тряхнулась с намеком, что, если он не перестанет умничать, получит еще.
- Как я могу быть и дьяволом, и тем, кто поклоняется дьяволу? Такой уровень нарциссизма слишком даже для меня.
- Замолчи! Не двигайся! Я…
Палка почти заехала ему по другому виску. Но, разумеется, остановилась в паре дюймов.
Стефан поднял взгляд и увидел обескураженное лицо молодой девушки. Она рванула палку на себя и сделала шаг назад.
Теперь он смог рассмотреть ее. Незнакомка была в длинной юбке с передником, вымазанным в земле и травяном соке, рубашка с длинным рукавом была в тон юбке и выглядела как-то странно. Волосы, когда-то спрятаные под чепец, растрепались, выдавая кудрявый рыжий локон. Ярко-зеленые глаза, напоминающие кошачьи, безумно и растеряно метались по берегу, то и дело натыкаясь на все еще лежащего Стрэнджа.
- Красные цвета его, дьявола-искусителя! – тыкая палкой в сторону бордовой рубашки, закричала девица и замахнулась палкой снова. – Никто из прислужников дьявола не подойдет к рабе Божьей!
Стефан почти закатил глаза – было больновато. Поэтому просто прикоснулся к виску.
«Черт, Ороро, наверное, испугалась за меня».

Отредактировано Doctor Strange (13.07.2021 00:28)

+2

8

Ороро вряд ли могла до конца представить насколько потеря титула задела Доктора Стрэнджа, однако, заметив тень, набежавшую на лицо мужчины, при её попытке поддержать разговор о магии, она с легкостью переключилась на более нейтральную тему.
- О, фейрверки без сомнения пригодятся. Даже если идея с Нацией мутантов обернется крахом на большой политической арене, - а такой вариант развития событий полностью исключить было невозможно. - То повод для праздника мы все равно найдем. Впрочем, я почти на 99% уверена в том, что Профессор не ошибся, сделав своё громкое заявление. Разве что может быть немного поторопился.
Из-за гибели и похорон Стива Роджерса эффект от послания Ксавьера несколько смазался. Да и массовый переезд мутантов с Геноши оказался хаотичным, больше похожим на паническое бегство. Впрочем, не ей судить гений их лидера. Сама Ро настолько привыкла жить сегодняшним днем, что вряд ли могла правильно оценить масштаб перемен, обрушившихся на общество, как homo sapiens, так и homo superior.
Она мотнула головой.
- Я вовсе не это имела в виду, просто...
Что именно “просто” Погодная ведьма не успела ни договорить, ни даже додумать. Силуэт мужчины замерцал, как засбоившая голограмма, а после и вовсе исчез.
- Стефан? - пару секунд Ороро глупо таращилась в воздух, а потом поводок в её руках резко дернулся.
Кали настойчиво потянула хозяйку в сторону Брейкстоуна. Точно, волшебник говорил что он на берегу, и если там кто-то появился, кто-то способный причинить вред телу, оставленному без сознания… На запястье негритянки запоздало пискнуло Церебро, и из динамика раздался мелодичный женский голос.
- В квадрате F3 засечен нарушитель. Женщина. Ген Икс обнаружен. Совпадение с базами данных отсутствует.
- Спасибо. Ничего не предпринимай, я проверю.
Неизвестный мутант возникший чуть ли не на пороге Школы? Безумие. Может кто-то с внезапно пробудившейся силой решил найти убежище на Кракоа? Не время предаваться размышлениям. Ро одернула себя и все таки ослабила поводок, который, глухо ворчавшая, тигрица уже, кажется, готова была порвать. Кто бы сомневался, что Кали потянет её в нужном направлении. И все-таки отщелкнуть карабин поводка она не решилась, черт знает как отреагируют друг на друга юная тигрица и новоявленная мутантка. Женщина взмыла в воздух, и устремилась в обозначенный Церебро квадрат, подгоняемая беспокойством.
Чтобы продраться через все кусты и не запутать в них поводок, у неё с Кали ушло минут десять. Они выскользнули из густого подлеска метрах в двухста от Стефана и рыжеволосой девицей, словно только сбежавшей с Ярмарки Возрождения. Ороро приземлилась, поднимая вихрем опавшую листву с земли и рявкнула на девушку, вновь ткнувшей палкой в мага.
- Стоп!
Та как будто испуганно отшатнулась. Зато Кали послушно замерла на месте, только хвост продолжал раздраженно лупить по бокам и откуда-то из глубин тигриной пасти вырывалось злое ворчание.
- Ещё одно дьявольское отродье?! - палка нацелилась в сторону мутантки. - Убирайся блудница. Мне не страшны твои чары.
Погодная ведьма примиряюще выставила вперед руки.
- Тише, милая. Ты в безопасности. Это школа для мутантов. Мы можем отправить тебя на Кракоа.
Честное слово, за последний год, с тех пор, как Туманы Терригена начали своё шествие по планете, Ороро не доводилось общаться с новыми мутантами, тем более взрослыми. Глаза новоявленной мутантки расширились от удивления.
- Что за ересь исторгается из твоих уст, блудница?
Ро сделала пару маленьких шагов навстречу девушке, все так же держа руки на виду и не стараясь не разрывать зрительный контакт.
- Разве ты не поэтому здесь? Как тебя зовут? Уверена, мы можем решить все недоразумения. Тут никто не осудит тебя за твои способности.
Правда пока единственной наглядно демонстрируемой способностью нарушительницы было размахивание палкой в воздухе. В опасной близости от все ещё приходящего в себя Стрэнджа. Но если Церебро говорило, что у этой особы имеется икс-ген, не доверять ИИ причин не было. Погодная ведьма позволила себе на секунду отвести взгляд от рыжеволосой.
- Стефан, ты в порядке? - ещё пара шагов.
Всё происходящее больше напоминало какой-то фарс, и Ороро была в доле секунды от того чтобы разозлиться по настоящему.
Кали, всё это время на полусогнутых лапа, крадучись, следовала за хозяйкой, и стоило ей вновь почувствовав слабину в натяжении поводка, припала к земле, готовясь к прыжку. Поэтому, когда импровизированный посох ткнулся уже в сторону Шторм, тигрица с утробным ревом рванула вперед, перехватывая палку зубами и пытаясь достать до неудачливой нарушительницы. Ро пришлось приложить все силы, чтобы не дать ей совершить что-то непоправимое. Нет, конечно, среди мутантов были целители, которые не оставили бы и следа от царапин нанесенных большой кошкой. Но это вовсе не способствовало мирной беседе. Девушка тонко взвизгнула выпуская посох и инстинктивно закрывая лицо руками. Тигрица, приземлилась на все четыре в десятке сантиметров от неё.
- Кали, что ты творишь? - Ороро, уже не слишком опасаясь, подошла ближе, собирая поводок. - Прости, пожалуйста. Всё в порядке, я её держу.
Рыжеволосая реконструкторша истерически всхлипнула и осела на колени, сотрясаясь в рыданиях.

Отредактировано Storm (11.08.2021 10:25)

+2

9

Стефан не впервой оказывался в странной ситуации, однако конкретно этой был несколько обескуражен.
Может, виной тому была кружащаяся голова от точечного удара куда-то в область виска. Может, усталость после недавних событий, спасений мира и заклинаний различной степени силы.
Но пока довольно вовремя появившаяся Ороро отвлекала девушку разговором, а Кали проверяла на прочность поводок, Стрэндж смог отползти немного в сторону и хотя бы сесть, а не полувозлежать на песке.
Голова гудела, раскалывалась и всячески давала понять, что с нее хватит подобного зверского обращения. Беречь голову надо, а не бить по ней всякими палками сомнительного происхождения.
- Я жив, - негромко ответил, выставив ладонь, на которой «слегка» неудачно красовалось немного крови с виска. – Это не первое мое сотрясение, переживу.
Тем временем Кали, как порядочная тигрица, решила взять все в свои руки. Точнее, лапы и клыки. Внезапная дева в странных одеждах не пришлась ей по духу, и даже попытки Ороро осадить после атаки никак не смягчали животное.
Стефан заставил себя подняться с песка. Вытянув руку в сторону тигренка, прошептал:
- Кали, все в порядке, ты хорошая защитница, но мы можем защитить друг друга.
От его руки по воздуху разошлись золотистые нити, которые будто погладили Кали по голове и ушам. Дернув вибрисами, тигрица занятно заворчала, смерила Стрэнджа недовольным взглядом, но словно бы вняла словам – села рядом с Ороро и лениво махала хвостом, намекая, что она, конечно, кошка послушная, но не настолько.
- А теперь, - покачнувшись, выдохнул Стефан, - давайте все немного успокоимся, а затем…
Девушка в чепчике, как оказалось, уже несколько мгновений наблюдала за происходящим. Он даже не понял, сколько именно, но посмотрел на ее лицо, мокрое от слез, и понял, что на нее снизошло что-то вроде озарения. Ведь теперь она смотрела на Стефана как-то очень… по-новому.
Бросив озадаченный взгляд на Ороро – может, она что-то сделала? Сказала? Что-то еще мутантское, а он не в курсе? – Стрэндж хотел было продолжить, но девушка его резко прервала.
- Так это ты.
Приподняв брови, Стефан посмотрел в ответ.
- Кто?
- Ты - спаситель? Ангел, коего я просила сжалиться над моими сестрами? - голос девушки задрожал, зазвучал с новой силой. – Но ты… дьявол в красных одеяниях, отмечен знаком дьявола. Это мое наказание? Силы, дарованные дьяволом, и дьявол, что поможет мне… это ты!
Брови Стрэнджа снова приподнялись, грозясь выйти за орбиту допустимого. Удивление зашкаливало от этого набора фраз, который определенно имел какой-то смысл для девушки. Может, она больна? У нее перегрев? Все возможно, ведь, судя по тому, как с ней говорила Ороро, под этими рыжими локонами и чепчиком скрывается еще и мутантская сила. Значит…
Но что, если она что-то и правда видела? Видела, что его душа принадлежит Мефисто, ведь с ним заключена сделка. Видела отметки лжеца и предателя, слабого и малодушного человека, что поступал всегда не так, как требовалось. Может, в этом ее сила - видеть сокрытое?..
- Ты, обоженная блудница, говорила о… силах, - поднявшись с песка, девушка неуверенно посмотрела на Монро. – Я покажу.
«Черт».
Девушка вытянула руки в сторону Стефана и тот мигом напрягся. Заметив это, та качнула головой.
- Прости меня, незнакомец. Я испугалась тебя и… твоей одежды. Позволь я искуплю свою вину, исправлю причиненное зло.
Стефан мрачно посмотрел на девушку, затем на Ороро, пытаясь понять, как поступать ему в этой ситуации. Если он откажется, это… не будет ли это истолковано как агрессия со стороны человека к мутантам? Отказ от сотрудничества? Хрупкое равновесие и гармония в его отношениях с мутантами строилась на определенной части доверия и его самопожертвовании. Интересно, что будет, если этот источник иссякнет.
Проверять теорию не торопился, а потому кивнул головой.
- Хорошо. Я доверюсь вам, хоть даже имени не знаю.
Незнакомка подошла ближе. От нее пахло чем-то затхлым, а еще знакомым запахом застарелой крови, пота и чего-то гниющего. Сократив частоту дыхания, Стефан подумал о морской прохладе и цветах в оранжерее – там был умопомрачительно свежий аромат. Мозг быстро переключился на более приятную версию запаха, а потому Стрэндж даже не поморщился.
А вот руки у рыжеволосой пришелицы были прохладными.
- Я желаю, - прошептала девушка, - чтобы рана исцелилась, словно ее и не было.
После сказанного по коже прошел холодок, словно он прикоснулся к чему-то замороженному. От руки девушки расходилась энергия, и Стефан пытался понять, какого рода. Это было что-то на базовом уровне, причем довольно знакомое. Поля вероятности? Нет, тогда бы они не обращались вспять.
- Ты исполняешь желания, - произнес Стрэндж, глядя на девушку. – Свои, верно?
- Это мое благословение и проклятие, - ответила девушка, посмотрев на Ороро. – Меня зовут Энн Дорн. Я дочь Кайла Дорна, дровосека. О какой школе ты говорила? Почему твоя кожа черна как ночь? Почему мужчина у озера с тобой, вы муж и жена? Поч…
- Погоди, - едва не поперхнувшись на последнем вопросе, Стефан как-то быстрее, чем хотел, прервал девушку. – Энн, скажи, какой сейчас год?
Та моргнула.
- Сейчас?..
- Да, в это мгновение.
- Пастор говорил, что идет тысяча шестьсот девяноста второй от Рождества Христова, - заучено отчеканила Энн, а затем, словно спохватившись, снова посмотрела на Ороро. – Но… почему ты спросил об этом…
- Доктор Стефан Стрэндж, - представился он, потрогав то место, где должна была быть рана: не считая оставшейся крови, раны и правда не было. – А это – Ороро Монро, директриса школы мутантов.
О том, что Шторм слегка «бывшая» директриса, Стефан говорить не стал: Энн незачем знать все эти нюансы. Если они в принципе важны для нее.

+2

10

Тигрица мотнула головой из стороны в сторону, перемалывая зубами древесину, и только потом выпустила измочаленную палку. Для того чтобы снова попытаться достать женщину, посягнувшую на её людей. Ороро понадобились все силы, чтобы сдержать очередной порыв “котеночка”, мысленно удивляясь тому как быстро все-таки растут дети. На фразу о том, что это не первое сотрясение Стефана, мутантка успела мрачно подумать, что, видимо и не последнее, но вновь дернувшаяся в её руках Кали, не дала удержать эту мысль, и тем более озвучить. Тигрица порывалась хоть как-то дотянуться до рыжеволосой, вплоть до тех пор, пока Стрэндж не поднялся на ноги и не наслал на зверя какое-то заклинание, успокаивая. Продолжая раздраженно стучать тяжелым хвостом себе по бокам и по ногам Погодной ведьмы, кошка неохотно подчинилась этой силе.
- Тише-тише, моя девочка, моя хорошая девочка, - вполголоса произнесла Ро и погладила полосатый бок, вызвав раздраженное “мроур”, и только потом вновь обратила внимание на незваную гостью, которая успела перестать рыдать и теперь неотрывно таращилась на волшебника.
А потом началось такое представление, что просто загляденье. Правда от сбивчивых речей незнакомки у Погодной ведьмы голова пошла кругом. Ангелы, дьяволы, сестры которых надо спасать. Может быть девица и правда сбежала из психиатрической клиники? Но если она мутант, то Шторм должна была помочь ей в любом случае. Благо, девушка перестала пытаться их прикончить и даже вызвалась исправить собственную оплошность, подемострировав силы на мужчине. При этих словах во взгляде Стефана явно промелькнуло сомнение и Монро была с ним солидарна, доверять этой ненормальной могло быть опасно.
- Не думаю, что это хорошая идея, - женщина нахмурилась и шагнула вперед, но незнакомка, получившая одобрение от мага, уже подошла к Стрэнджу и принялась что-то шептать.
К счастью, паранойя оказалась беспочвенной и девица и впрямь излечила нанесенную ею же рану.
Исполнение желаний, надо же. Пока девушка, назвавшаяся Энн Дорн, сыпала вопросами, в голове бывшего лидера Людей Икс замельтешили мысли, о том как было бы полезно иметь в команде мутанта с такими незаурядными способностями. Впрочем, у героев этой планеты уже имелся шанс испытать подобное воздействие на себе. Алая Ведьма при желании могла переписать реальность как ей вздумается, и, увы, это редко оборачивалось чем-то хорошим. Ороро тряхнула волосами, вновь успевшими растрепаться после гонки за тигрицей по кустам и теперь настырно лезшими в лицо. И после представления Стефана, предвосхищая новый поток вопросов со стороны гостьи из прошлого, заговорила.
- Мутанты - это люди, которых природа наградила каким-то особым даром. Не все они умеют исполнять желания как ты, кто-то может читать мысли, у некоторых изменяется тело и они становятся сильнее или живучее прочих людей. Я, например, могу повелевать погодой. Мутаций несчетное множество. Обычно они проявляются в подростковом возрасте. И я помогаю таким детям научиться использовать свою силу во благо, - она заправила особо надоедливую прядь за ухо и перевела озадаченный взгляд на мага. - Только у нас есть одна загвоздка...
Стоило ли пугать Энн ещё больше? Конечно, творение Хэнка Маккоя всё ещё находилось в подвале, и при помощи Зверя или Кузнеца не составит большого труда настроить машину времени, чтобы отправить девушку в прошлое. Возможно. Вернуть оригинальную пятерку в свое время они так и не смогли. Погодная ведьма задумчиво почесала тигрицу сидящую у её ног между ушей.
- Вероятно, твои силы сработали как-то не так, или ты неверно сформулировала своё желание, ты перенеслась в будущее. Сейчас осень две тысячи шестнадцатого.
Девушка решительно замотала головой.
- Нет, я ничего не могла напутать. Я просила Господа направить меня к тому, кто поможет спасти моих сестер от ужасных пыток и гибели. И он привел меня сюда, - в глазах Энн вновь блеснули слезы. - Ты же сказала, что помогаешь таким как мы. Тем кто обладает даром. Прошу вас, помогите мне.
Не найдя в лице негритянки энтузиазма, рыжеволосая девица обратила жалобный взгляд на Стрэнджа и буквально вцепилась ему в локоть.
- Умоляю, пусть на тебе печать дьявола, но я знаю, что у тебя доброе сердце. Ты же доктор, разве доктор может допустить гибель трех невинных душ?! А мои сестры, они погибают. Пожалуйста, сделайте что-нибудь... - не отпуская руки Стефана, девушка вновь всхлипнула. - Я отплачу вам. Исполню ваше желание. У вас будет столько золота, сколько вы и во сне не видали. Только помогите.
Ороро потерла лоб и прикрыла глаза на пару секунд. Ей никогда не нравились истории с вмешательством во временную линию. Их последствия чаще всего оборачивались катастрофой. И что-то подсказывало, что вряд ли сейчас будет иначе.

Отредактировано Storm (11.08.2021 10:34)

+3

11

Все пугало и интриговало Энн – это было видно по ее блестящим глазам. Стефан же отнесся к этой гостье из прошлого скептично: трудно воспылать любовью или хотя симпатией к той, что начинает знакомство с удара по голове и обзыванием дьяволом. Малоприятное сравнение, особенно когда подавляющая часть твоей жизни – сражаться с демонами.
А пока девушка слушала все, что говорила Ороро – кстати говоря, слушала весьма внимательно, впитывая каждое слово, округляя глаза на некоторых моментах, Стефан подошел к воде, присел, обмакнул пальцы в воду и стер кровь с виска. Слушал он вполуха, больше раздумывая о том, как вернуть путешественницу туда, откуда она прибыла. Какими бы ни были ее намерения, нарушения временного потока могли не столько к образованию новой реальности, сколько к изменению конкретно этой. Энн Дорн могла быть обычной жертвой охоты на ведьм, а могла стоять у истоков, скажем, рода Ксавье или любого другого мутантского рода, который сохранился до наших времен. Было весьма занятно, что «салемская ведьма» оказалась мутанткой, способной выполнять желания.
- … Прошу вас, помогите мне.
Стефан уже поднялся и подошел ближе. Видимо для того, чтобы Энн впилась тонкими прохладными пальцами в его локоть и заискивающе заглянула в лицо. Вместо увереннего ответного взгляда Стрэндж снова задумчиво посмотрел на Ороро – та, как и он, не горела желанием ввязываться в сомнительные игры со временем, историей и всем прилагающимся.
- Я отплачу вам. Исполню ваше желание.
Он почти рассмеялся. В последний момент удержался – спасибо самообладанию, взращенному годами. Но предложение девушки было и правда смешным, как и ее мнение о том, что нужно всем. Истовый материализм зарождающегося капитализма во всей красе.
- Прости, Энн, - Стефан ответил проникновенно-твердым взглядом, - нет.
- Что?! – захлопав ресницами, Энн даже вздрогнула. – Но… я же пожелала… вы должны помочь мне, вы же доктор!..
- Именно поэтому я говорю «нет», - мягко выпутав локоть из цепких рук, Стрэндж скрестил руки на груди. – Нельзя спасти всех. Твои сестры должны были умереть в твоем времени, чтобы в этом Салем стал приютом для подобных тебе. Это необходимая жертва, Энн. Я понимаю, что твои «сестры» для тебя весь мир. Но их спасение может разрушить наш мир, наше…
- Вы не знаете! – прервала Энн, вскинув руки, словно желая ударить Стефана, но так и не набралась решимости. – Вы не можете этого знать! Вы… должны помочь мне, вдруг ваша помощь и сделала… то, о чем вы твердите?!
«Ага, взяла и сделала. Уловка для третьеклассника».
Стефан снова посмотрел на Ороро и едва заметно качнул головой. Он и правда не станет, ведь это опасно, в первую очередь, для мутантов. Почему-то он ощущал некую связь Энн с этим местом, и некоторые возмущения в магическом фоне говорили, что она имеет определенное влияние на все… вокруг?
Переведя взгляд на Энн, он вздохнул:
- Я не могу так рисковать.
Помолчав, глядя на злое лицо девушки, которая то ли собиралась рыдать, то ли кричать на него, то ли все вместе, сочувственно добавил:
- Может, твои способности привели тебя ко мне, чтобы ты услышала правду?
- Почему ты отказываешь? – пусть в глазах стояли слезы, Энн упорствовала. – Ты же… один из нас, так?! Как эта… как Ороро, как я!
Стефан позволил себе сочувственную улыбку.
- Нет, Энн. Я – обычный человек.
- Но как ты… я же видела золотые нити, что сплел ты для общения с тем зверем!
- Верно, я кое-что понимаю в магии.
- Ма… так ты колдун? Метка дьявола… или дар? Ты ведь доктор, знахарь, целитель, и я не чую в тебе зла, ты можешь исцелять, так спаси же моих сестер, молю тебя!..
Бам. Бам. Бам.
Мигрень вернулась.
Та самая, что не давала ему спокойно думать, хладнокровно принимать решения, подталкивала к раздражительному «хватит с меня этого дерьма». Это был один из тех моментов, когда на него невыносимо давили, совершенно игнорируя все, что он пытался донести.
«Забери титул», но как, если Вишанти принимают решения, а титул передается или по их воле, или при Турнире за звание Верховного волшебника? Зачем, если в его плане титул будет мешать, расставляя на каждом шагу маячки для совершенно нежелательных элементов?
«Верни себе дом», который совершенно точно убьет его, ведь сейчас он куда слабее, чем был.
«Спаси салемских ведьм», что может нарушить пространственно-временной континуум, создав новый каскад мультивселенных, которые рано или поздно пойдут на сближение, чтобы вновь стать единым временным потоком.
Кому вообще надо слушать Стрэнджа, правда? Зачем, если можно просто потребовать его делать так, как все хотят. И неважно, какой ценой это все обойдется. Неважно, какую цену заплатит он.
- Хватит, - прервав поток попыток убедить, Стефан раздраженно поморщился. – Энн, я не изменю своего решения. Я не собираюсь устраивать конец света из-за твоего каприза. Разговор окончен. Ороро, пожалуйста, присмотри за ней. Я схожу за артефактом – его энергии будет достаточно, чтобы открыть пор…
- Нет! Ты не можешь!.. Ты не посмеешь! Я же пожелала, мое желание всегда исполняется! – взвизгнула Энн, сделав пару шагов назад, ближе к Ороро. Ее кулаки были сжаты, а на щеках снова было мокро от слез.
«Что за цирк».
- Как может сердце твое быть столь черствым, ты же доктор, целитель!..
В воздухе повисло напряжение – оно ощущалось почти физически. Стрэндж осмотрелся по сторонам – нет, ничего не изменилось, но… было что-то не так.
На всякий случай стоило бы погасить ее истерику, смягчить свои слова, быть деликатнее…
Бам. Бам. Бам.
Мигрень резанула по виску – ровно в том месте, куда она ударила.
- Еще десять минут назад я был дьяволом во плоти. Ты собиралась избить меня палкой. А теперь требуешь рискнуть всем, почти валяясь у меня в ногах, - резко ответил Стефан. – Хватит с нас этого лицемерия, Энн. Пора домой.
Только вот Энн была уже рядом с Ороро. Стефан понял план… точнее, предположил, что хотела сделать девушка, но было поздно.
- Да, доктор, вы правы, - схватив Монро за руку, процедила Энн, - пора домой.
Обе пропали в резкой вспышке ядовито-зеленого цвета, от которой по магическому фону разошлась ударная волна. Возмущения были такой силы, что Стефан едва устоял на земле.
А когда-то он мог даже внимания на такое не обратить…
- Черт! – выругавшись во весь голос, Стрэндж даже пнул песок. – Да чтоб тебя!..
- Мроу?
Подняв голову, мужчина встретился взглядом с тигрицей. Та грустно нюхала песок, где только что стояла Ороро. Затем начала скрести лапой, словно пыталась ее… выкопать.
«Черт, почему… какого черта я творю? Что со мной не так? Мог бы помягче. Мог бы, дьявол, говорить с ней… иначе. Я же умею. Чтобы она сама согласилась отправиться домой. Теперь Ороро… черт знает, где она. В ее времени? Зачем ей вообще Ороро, ведь она могла точно также забрать меня?»
Вид словно бы осиротевшего тигренка неожиданно привел в чувство. Вздохнув полной грудью, Стефан потянулся к источнику возмущения в энергетическом фоне. Едва ощутимая рябь пространственно-временного континуума ощущалась хорошо, но… если он пройдет сам, то назад может без должного источника силы и не вернуться. А если помедлит, отправляясь в школу за чем-то из артефактов, что мог бы стать таким источником, этот след может оборваться, и Ороро останется потеряна в прошлом навсегда.
- Вышел помедитировать, черт тебя раздери, - процедил Стефан, - и я раздеру эту ведьму лично, если с ее головы упадет хоть один волос.
Ороро была редким человеком, за долгое время сумевшая что-то затронуть в душе. То ли все дело было в заботе, то ли в проницательности, то ли в белых волосах, но Стефан не мог позволить ей страдать из-за собственного эгоцентризма и мигрени, из-за которой он терял контроль. Может, это то, о чем говорил Дэймон?..
Бам.
Как ни странно, мигрень отвлекла от мыслей, но помогла сконцентрироваться на нужном следе.
Нашептав заклинание, которое лучше бы ему не знать и не произносить не в стенах Санкторума, Стрэндж буквально провалился между временами.

… а очнулся в бадье. Обычной бадье не менее обычной свиньи, которая, весело хрюкнув, попыталась укусить его за палец.
Запах был соответствующий свинарнику, куда «упал» Стефан. Несколько свиней, солома с явными следами спорыньи, тронутые плесенью подпорные столбы крыши сарая. Пара кос, вилы, старая масляная лампа.
- Замечательно, - отпихнув от себя морду животного, кое-как выбрался из бадьи.
Одежда пропахла гнилыми овощами и слизкой субстанцией, которая была, видимо, за кашу. Поморщившись, кое-как стряхнув с себя грязь, подошел к двери и осторожно выглянул.
Это была… деревня. Простые деревянные дома с соломенной крышей, серые колодцы, раскатанные телегами и лошадьми дороги. Здесь тоже был сентябрь – листва окрасилась в оранжево-красный, а трава пожухла и потеряла силу. Было куда морознее, чем в настоящем – при каждом выдохе в воздухе повисало небольшое облачко пара.
Стефан поежился и провел рукой по воздуху, словно пытаясь забрать назад пар, который выдохнул. Прошептал заклинание – пальцы закололо от перерасхода энергии, заныли суставы. Это были последние крупицы магии… ладно, не совсем последние. Их он планировал потратить на поисковое заклинание, но прежде, чем искать, требовалось слиться с окружением. Первое правило путешествий во времени – не выделяйся.
Его одежду сменил почти традиционный наряд того времени: черные штаны, черные шерстяные чулки, черные башмаки, такой же черный дублет поверх белой сорочки. Утепленный плащ из темного сукна дополнял общую картину…
«Черт, это же деревня, а это наряд придворного!»
Потерев переносицу, Стефан надел на голову черную шляпу с белым пером.
«Впрочем, не совсем. Салем – край пуритан. Могу сойти за доктора. Даже притворяться не придется».
Покинув сарай, Стефан отошел чуть в сторону, ближе к дороге. Прошелся вперед, размышляя, как можно найти Ороро. Попытка сплести поисковое заклинание окончилось неудачей – прыжок следом в то же время серьезно истощило его силы.
- Эй! – окликнул его всадник на дороге. – Эй, вы, в шляпе!
Стрэндж поднял голову – всадник на коричневом мерине был в среднем доспехе, с чем-то, напоминавшим копье.
«Стражник».
- Вы еще кто? – вопрос был недобрый. – Что забыли тут?
- Приветствую вас. Я врач, милорд, - покладисто ответил Стефан, склонив голову. – Так сложилось, что меня ограбили недалеко от сего поселения. Саквояж с инструментами и лекарствами похитили.
- Врач? – всадник выглядел заинтересовано и более расположено: даже не поправил, что его, обычного крестьянина, сравнили с кем-то вроде графа. – О, так вы… а чего вы шли этой дорогой? Тут же сплошь бандиты! Без обоза?
Стефан развел руками.
- Сожалею о своих неверных решениях, милорд. Я направлялся к дочери дровосека. Говорят, у нее хворь.
Лицо всадника как-то странно посерело, он сглотнул.
- У ведь… то есть, Энн? А что с ней? Разве захворала? Да и что врачу из столиц лечить дочку дровосека?
Стефан пристально следил за реакцией. Так-так, занятно. Улыбнулся, ведь сейчас требовалось быть помягче, чем с приснопамятной Энн. Похоже, ее тут знают.
- Как мне известно, - Стефан небрежно пожал плечами. – Я меценат, милорд, лечу людей, чтобы народ Новой Англии был крепче французов.
Всадник мигом заулыбался, покивал.
- Славно говорите, милорд! Полезайте мне за спину, я мигом вас до нашего лесоруба довезу.

+2

12

Представление Энн Дорн не вызвало у Ро большого отклика сочувствия. Гибель трех мутантов в прошлом - была для неё свершившимся фактом. Они не могут спасти каждого, во всех временах, даже если бы хотели. Вселенная дала им возможность жить сейчас и менять что-то в настоящем, и Шторм не собиралась спорить с ней в этом, если дело не касалось разрушения мироздания в целом. Вообще, ей отчего-то было неприятно смотреть на то, как пришелица из прошлого висла на Стефане, умоляюще заглядывая ему в глаза. Тот, однако, аккуратно, но твердо отказывал ей, не смотря на свою славу главного спасителя девиц попавших в беду всея Земли, которая отрывочно успела дойти и до Погодной ведьмы. На какое-то время она уткнулась взглядом в затылок тигрицы, пытаясь осмыслить сложившуюся ситуацию и собственную странную реакцию на происходящее. А когда вновь подняла глаза на слишком резкий вскрик  рыжеволосой мутантки, не начнет ли снова драться, поймала взгляд Доктора и его жест, Ороро попыталась поддержать того.
- Я согласна с Доктором Стрэнджем, Энн. Вмешательство во временную линию может разрушить или существенно изменить не только наш мир. Ты можешь спокойно рассказать свою историю, а я попрошу своих товарищей провести исследование, проверить твои слова, но до тех пор тебе лучше будет вернуться в своё время.
Но одаренная не желала слушать возражения. Избалованная своим даром, она явно привыкла получать все что захочет. Вот только на мага он почему-то не сработал. К слову, странно почему она просто не пожелала, чтобы её сестры были живы, здоровы и подальше от опасностей? Впрочем, видимо у всех есть свой предел. И лимит сил Энн выходил не слишком далеко за пределы бытовых чудес. Со Смертью её желания бороться не могли. Да и Стефан от манипуляций средневековой ведьмочки только разозлился.
- У нас есть машина времени, я могу сама попробовать её настроить или вызвать Маккоя.
Магия работала слишком нестабильно, а рисковать лишний раз не хотелось. Насколько бы раздражающе не вела себя мутантка, вряд ли она заслужила быть случайно закинутой куда-нибудь во времена динозавров. И чем больше Энн пыталась давить на Доктора, тем злее становился его взгляд. Кажется, в таком состоянии Ороро видела его впервые. Под градом его обвинений девушка попятилась, до тех пор, пока не наткнулась на Погодную ведьму. Ухватившись за неё, чтобы удержаться на ногах, Энн внезапно выпрямилась и, тоном сильно отличающимся от её прежних речей, заявила:
- … Пора домой.
В следующее мгновение все вокруг заволокло зеленым дымом, в руках Шторм дернулся и растворился поводок. А когда дым рассеялся, женщины оказались вовсе не на берегу Брейкстоуна.
- Извини за это, но мне правда нужна помощь. И раз уж этот ваш доктор упорствует, я решила, что у двух женщин больше шанс договориться. Ты просила рассказать мою историю… Лучше я покажу.
Если бы не обстоятельства собственного пребывания здесь, бревенчатый дом мог бы показаться Ро уютным. Бревенчатые стены, украшенные букетами из сухоцветов, простая, но добротная мебель, тепло тлеющего камина. Но факт похищения полностью нивелировал этот эффект.
- Тебе не следовало этого делать, Энн. Ты не сможешь меня удержать, а друзья придут чтобы вернуть меня в наше время, - Погодная ведьма надеялась, что у Стефана Стрэнджа хватит сообразительности связаться с кем-нибудь из Людей Икс и что он не решит вновь погеройствовать в одиночку, в свойственной ему манере.
Голос Ороро был ровным, она изо всех сил старалась сдержать злость на своевольную девицу. Для того, чтобы выбраться из сложившейся передряги, ей нужен был ясный разум. Может быть можно было бы просто дать волю эмоциям, разнести дом дровосека и улететь в леса, ожидая когда за ней прибудет спасательный отряд, но Монро колебалась. Проигнорировав слова негритянки, Энн распахнула дверцы шкафа и принялась вытаскивать одежду, продолжая щебетать.
- Тебе нужно переодеться. Мы же не хотим, чтобы тебя клеймили как распутницу или отправили на костер, - на кровать полетел ворох темной ткани. - Я, конечно, ниже ростом и талия у меня поуже будет, но не страшно, затянем корсет посильнее, приспустим нижнюю юбку и лодыжек не будет видно. А потом я покажу как несправедлив наш мир к добрым и благочестивым женщинам, что столько лет заботились об этой деревне.
- Я знакома с историей и могу представить как поступали с теми женщинами, что проявляли неугодные силы. Так что, боюсь, ничего нового не увижу, - Ро поджала губы, отворачиваясь к окну за которым так соблазнительно маячил лес.
- Знакома?! Ты чуяла как пахнет паленым мясом, как кричат и корчатся от боли, сжигаемые на кострах девушки, которые просто чем-то не угодили пастору? Например, придя на исповедь, отказались обслужить его, - рыжеволосая ткнула в Погодную ведьму пальцем. - У тебя есть шанс раз и навсегда переписать историю. По какому праву мужчины распоряжаются нашими жизнями, нашими телами, так как им вздумается? По какому праву ими распоряжается Церковь?
- Однажды это изменится, Энн, каждый сам сможет решать свою судьбу.
Ороро почти не лгала. Церковь, пусть и в меньшем объёме, продолжала манипулировать умами людей, а женщины, пусть и получили гораздо больше свободы, чем это было во времена колонизации Америки, всё ещё боролись за равные права и зарплаты с мужчинами. Но эмансипация и феминистическое движение все-таки принесли свои плоды. Люди до сих пор боялись и ненавидели мутантов, но Монро верила, что однажды изменится и это. Может быть не при её жизни, но при жизни её детей. Хотя Ксавье, объявив о независимости мутантов, сделал смелый ход, спутав карты многим игрокам большой политической арены. Шторм уже мягче продолжила увещевать свою похитительницу
- И ты сейчас можешь решить свою. Ты можешь решить кем ты будешь, той кто бездумно нарушает ход истории, подвергая опасности не только своих сестер, но многие поколения мутантов. Весь ход истории. Или же поймешь, что некоторые события изменить невозможно.
Впрочем, в словах мутантки была толика здравого смысла. Раз уж у Погодной ведьмы пока не было возможности немедленно вернуться в своё время, то не стоило выделяться из толпы. Даже если ей придется прибегнуть к силе и сбежать. Придя к такому выводу, Ороро неохотно облачилась в предложенный костюм прямо поверх коротких шорт и топа на узких бретельках. Платье и правду жало, слишком обтягивая и стесняя в движениях, а от затянутого корсета было тяжело дышать. Она даже успела пожалеть, что с утра предпочла обычную одежду чудесным кракоанским волокнам.
Энн сама предусмотрительно накинула плащ с глубоким капюшоном, и выдав негритянке похожий, направилась к двери. Впрочем, прежде чем она успела выйти, снаружи послышался перестук копыт. Девушка прижалась спиной к массивной двери и затравленно огляделась, после чего, ухватила, идущую следом, Ро за руку и пробормотала:
- Я желаю, чтобы мы стали невидимыми.
А затем решительно потянула бывшую директрису в дальний конец дома, где по всей видимости располагался второй выход.

Отредактировано Storm (11.08.2021 10:48)

+3

13

Это было похоже на бег со временем, где кто-то другой устанавливал будильники. Подобное всегда раздражало, ведь нельзя было предсказать, когда и где что-то произойдет. Сейчас же Стефан не был уверен, что Энн, при всем ее желании помощи, сможет удержаться и не навредить Ороро. Почему-то казалось, что ради достижения целей и исполнения собственного желания она готова на все.
- Холодно, а? – подал голос всадник, вырывая Стефана из задумчивости.
- Что, простите?..
- Дрожите, аж седло ходуном, - ответ оказался прост. – Да-а, погода тут сурова, но мы держимся нашими силами и молитвами Господу.
Стефан промолчал. Не стоило отвечать, что дрожать его заставлял вовсе не холод, а опасения за сохранность другой жизни. Которая оказалась под ударом из-за его – подумать только! – неосторожных слов.
- Долго еще? – решив ответить хоть что-то, поинтересовался.
- За тем домом с красной трубой поворот и почти приехали.
По дороге на Стефана посматривали кто с интересом, кто с плохо скрываемым недовольством. Его могли принять как за путешественника-повесу из высокородных, так и юристов из столицы, а отсутствие медицинского саквояжа или иного багажа оставляло простор для мысли.
«Я разберусь с этим позже», хоть и не планировал здесь задерживаться вовсе. Ему бы найти Ороро, взять Энн за плечи и как следует встряхнуть, чтобы до той дошло – нельзя играть со временем, нельзя баловаться с историей, как нельзя переписывать события так, как хочется.
И не стоит злить бывшего Верховного волшебника, он и так давно не в духе.
Еще до того, как они подъехали к дому дровосека – большому, из тяжелых дубовых брусьев, с темной крышей, Стефан ощутил присутствие магии. Или… не совсем магии, но нечто, действующее схожим образом. В чем-то это было похоже на манипуляцию с энергией, которую демонстрировала Ильяна, полагаясь на свои силы мутанта, поэтому Стрэнджу было легче опознать.
Не дожидаясь слов всадника, Стефан соскользнул с лошади и направился к дому.
- Благодарю за помощь, - напоследок бросил, решив побыть вежливым. – Дальше я сам.
- Как знаете, - слегка озадаченно ответил всадник, глядя странному доктору вслед.
А доктор, подойдя к двери, настойчиво постучал в дверь.
- Энн? Ороро?
Ответа не было. Дверь тоже никто не открывал.
Стефан посильнее толкнул – та приглашающе открылась.
- Энн? – заглянув в темные недра жилища дровосека и его дочери, Стрэндж мрачно осмотрелся несколько раз.
Неужели никого? Он опоздал? Да черт подери!
Протянув руку, закрыл глаза и зашептал – «пусть я в опале, но Агамотто, даруй мне силы видеть явно».
Мерин позади всхрапнул так, что всадник натянул вожжи.
- Знаете, доктор, - послышался голос, - поеду я. Вы же дальше сами, ага?
- Да, - не отвлекаясь от заклинания, ответил Стрэндж, - конечно, поезжайте.
Он не стал уточнять, видел ли что-то всадник, запомнил ли, или больше поразился реакции мерина. С другой стороны, это волновало волшебника в последнюю очередь.
С промедлением, но глаза Стефана стали ярко-голубыми – засветились, словно огоньки в лампе.
- Вот вы где, - негромко произнес он, входя в дом. – Ороро, ты в порядке? Она не причинила тебе вреда?
На мгновение он даже позволил себе расслабиться, мягко улыбнуться Монро… но всего мгновение. Они все еще застряли в прошлом.
- Хватит глупостей, Энн, - синие огни уставились на девушку. – Ты… мы на неделю в прошлом. Твоем прошлом. Ты специально манипулируешь временем и мной?
- Мои желания исполняются, - оторопело, но упрямо повторила уже звучавшее Энн, держа Ороро за локоть. – Но я… не хотела никому вреда, правда! Все, что я хотела, это спасти моих сестер! Да, мы раньше... семь дней до их гибели, но вы же спасете их, правда? Теперь-то вы спасете их и меня от той участи, что уготовили нам жестокие люди сего селения. Ороро, вы же мудрая женщина, скажите же ему, что люди злы к таким, как мы с тобою!
Стефан, сняв с головы черную шляпу, потер лоб.
Все это было так глупо, так беспечно. С его стороны тоже.
- Благодаря тебе мы застряли здесь, - надев шляпу назад, сказал более спокойно, словно взяв себя в руки – вид Ороро его немного, но успокаивал. – Верни нас обратно, Энн. Сейчас же.

+2

14

Услышав за дверями голос Стрэнджа, Шторм было дернулась обратно к дверям, намереваясь сообщить магу, что они здесь. Но исполнительница желаний, о присутствии которой Ороро догадывалась только по колебанию температуры и впившимся в локоть пальцам, молниеносно попыталась зажать ей рот. За что тут же немилосердно получила от негритянки локтем по ребрам.
- Стефан!
Темный силуэт с горящими глазами возник в дверном проеме кухни, заслоняя тусклый свет осеннего дня. Маг выглядел впечатляюще и даже несколько угрожающе. Ро мотнула головой и отбросила капюшон плаща.
- Всё в порядке. Либо у Энн хватило ума не применять ко мне свои силы, либо они не сработали. Ты один?
Рыжеволосая обиженно поджала губы, но этот выпад проигнорировала, тем более, что Стрэндж не дал ей шанса расслабиться, требуя ответов. Хотя надежды Погодной ведьмы на то, что маг свяжется с Людьми Икс и воспользуется более-менее проверенной техникой, не оправдались, все-таки она была чертовски рада его видеть. Правда, судя по его словам, теперь они оба застряли в тысяча шестисот девяносто втором году, в Америке прошлого, где правят бал церковь и охота на ведьм. Интересно, окажись на её месте кто-то вроде Магнето или Циклопа, воспользовались бы они шансом переписать историю? Смогли бы они избежать такого соблазна? Сама Ороро уж точно не намеревалась нести ответственность за несколько сотен лет изменений. Она всё ещё упрямо верила, что они смогут построить лучший мир для людей и мутантов и без этого сомнительного “бонуса”. Но вместо всего этого с её губ сорвалось:
- Люди злы к таким как мы, - Погодная ведьма нахмурилась, тряхнула волосами, прогоняя наваждение, и возмущенно вскинулась на девушку. - Не смей использовать на мне свою силу, Энн! Что тебе мешает, Богиня тебя подери, взять своих сестер и убраться подальше от этой деревни?
- Вы думаете, я не пробовала? Не раз и не два. И каждый раз… каждый раз они погибают.
- Тогда может быть это их судьба? - мягко начала женщина.
- Замолчи! Закрой свой рот! - Энн взвизгнула и Шторм почувствовала как с силой щелкнула её собственная челюсть. Рыжеволосая бросила на неё взгляд полный злости и вновь завела свою шарманку. - В ответ на мои мольбы, Всевышний послал меня к вам, значит вы точно сможете спасти моих сестер. Тогда я сразу отправлю вас домой, честное слово.
С улицы раздался какой-то шум и Энн, стараясь не быть замеченной снаружи, аккуратно выглянула из ближайшего окна, затянутого мутным стеклом. Но, видимо, ничего опасного не высмотрела и вернулась к собеседникам. Если честно, остатки терпения начали покидать и Ороро, а даже от души выругаться её возможности лишили. Поджав губы, женщина решила выразить свой протест единственным доступным способом, а именно направилась к двери.
- Стой! Не двигайся, - в очередной раз скомандовала ей рыжеволосая мутантка.
Всё тело словно одеревенело. Ассоциации возникали самые неприятные, начиная от детских воспоминаний, когда она несколько дней провела под обломками их дома, заканчивая более свежими, когда Ро сама пустила в своё тело Первородную Бурю, лишившись контроля над ним. И все-таки, Энн упустила из виду одну важную деталь. Погодная ведьма, даже обездвиженная, продолжала управлять своей мутантской силой. Оставался один вопрос, перестанет ли действовать желание рыжей путешественницы во времени, если она окажется в отключке, или же останется рассчитывать на помощь магии Стефана Стрэнджа. Но её выходка разозлила Ороро окончательно, поэтому, под потолком дома дровосека сгустились тучи из которых девицу и шибануло разрядом молнии. Недостаточным чтобы убить человека, но которого вполне хватило чтобы оставить Энн на какое-то время без сознания. Тело рыжеволосой мутантки осело на пол. Женщина попыталась сдвинуться с места, но безрезультатно. Даже поморщиться не получалось. Может быть стоило сказать мутантке спасибо хотя бы за то, что кислород не перекрыла, но подобного желания у Ро почему-то не возникало.

+1

15

Все это не нравилось Стефану от слова «совсем».
Одно дело – помогать попавшим в беду, спасать мир и всех его жителей, но совершенно иное – переписывать историю.
Энн Дорн, привыкнув к силе своего слова, могла не осознавать, что происходящее не более, чем очередная ее прихоть. Как могла не осознавать, что «мелочь», о которой она столь настойчиво просит… нет, не просит – требует, может стать тем самым взмахом крыла бабочки, что не просто перепишет, а разрушит настоящее, которое знали уже они с Ороро.
А хуже всего, что Энн не хотела этого слышать.
Он почти физически ощутил силу, которая заставила Ороро замолчать. Сцепив зубы, Стрэндж невероятным усилием воли заставил себя отказаться от мысли взять что-то тяжелое и запустить в Энн. Подобные вольные манипуляции с кем-то другим, это кукловодство заставляло усомниться в том, осознает ли в целом Энн свои силы и то, какое разрушительное влияние оказывает на окружающий мир, на людей вокруг.
Обеспокоенный взгляд с Ороро переместился на Энн и тут же ожесточился.
- Это была не просьба, - резко ответил девушке. – Мы не заключаем…
«Сделок».
Энн вдруг шикнула «не двигайтесь!» и направилась к окну. Стефан почти внутренне сжался, ожидая какой-то реакции организма на возможное применение сил, но… ничего. Приподняв руку и незаметно пошевелив пальцами.
Бам. Бам. Бам.
Мигрень была тут как тут. На самом деле, она зародилась куда раньше, чем Энн начала влиять на них, но… неужели благодаря этому он может особо не беспокоиться о ее влиянии и силах? Не следует этим злоупотреблять, лучше приберечь для подходящего момента.
Можно было двинуть ее по затылку и закопать на заднем дворе. Оглушить и запереть в подвале, лишив голоса, обрекая на медленную и мучительную смерть. Можно бросить в колодец, в тюрьму, отправить в монастырь, стереть память и… было много способов, что заставят Энн страдать. Пусть не в той мере, что она заслужила, но достаточно, чтобы вытравить из нее желание посягать на ход времени.
С другой стороны… пока что иной опции, кроме ее желаний, у них не было. Они не могли вернуться в будущее, что было для них настоящим, а искать подходящий источник в этом позднем пуританском средневековье грозило стать крайне долгой командировкой. Ему-то что, а вот Ороро только недавно вернулась из райских кущ, ей бы пожить, а не в мире, где все будут считать ее диковинкой.
А еще Ороро ждала Кали. И оранжерея. И та восхитительная башня с растениями, аналогов которым в мире могло и не остаться. Ее ждало Кракоа и многие жители, за чьи души ему еще предстояло отбыть в Аду. Ее ждало столь многое, и он не мог позволить ей застрять в далеком прошлом из-за своего сиюминутного желания воздать по заслугам.
- Стой! Не двигайся!
- Хватит, черт тебя подери!
Схватив грубо сделанную сковороду, Стрэндж сделал шаг вперед, но Ороро успела первой: небольшая туча и разряд молнии отправил Энн в страну бессознательного. Встав над ней с этой чертовой сковородой, все-таки присел и притронулся к шее. Пульс нитевидный, но довольно сильный, чтобы особо не беспокоиться.
Стефан поднялся, поставил сковороду на место и подошел к Ороро. Она не могла ни говорить, ни двигаться, но зато могла дышать и смотреть, а еще управлять своими силами, и это было хоть что-то. Все еще не погасшие синие глаза истины показывали то, что было скрыто.
- Потерпи немного, - успокаивающе произнес, коснувшись плеча женщины, - я попробую снять злые чары.
Его губы тронула легкая улыбка. Не пошутить на сказочную тему было невозможно.
В той же части дома, где была сковорода, над окном висели травы. Стефан перебрал их, некоторые из них растирая между пальцев, взял пару пучков, принюхался – полынь, как и думал. Не самое лучшее средство, но зато эффективное.
Вытянув пучок полыни перед собой, Стефан подул на него – воздух заискрил, а затем заискрилась сушеная трава и цветки. Сначала пучок загорелся, но быстро потух, пустив густой сизый дым.
Стрэндж подошел с пучком к Ороро и принялся обходить. Казалось, что он не просто ходит вокруг, бормоча под нос странные слова, похожие на песню без рифмы, а пританцовывает – движения плавные, выверенные, почти как в вальсе. Шаг в сторону, шаг прямо, приставить ногу к ноге.
Полынь затуманивала разум, но зато сбрасывала оковы приказов. А пока она окончательно не выветрилась, то может и смягчить, позволяя выпутаться.
Прикрыв глаза, Стефан на короткое мгновение замер.
Прости, Ороро, за вторжение – надеюсь, ты меня извинишь. Пока что положение дел следующее. Я не могу открыть портал без достаточной энергии или артефакта, искать здесь такой источник чревато застрять надолго. Энн неуправляема, но она – наш шанс вернуться. Мы можем дождаться момента, когда найдем что-то, что поможет открыть портал, и тогда оставим все как есть. Иначе… нам придется ей подыгрывать.
А затем, открыв глаза, дунул на полынью – та потухла.
- Она будет без сознания еще полчаса, - стряхнув пепел, положил пучок на стол, вернулся взглядом к Ороро. – Снова задам вопрос – как ты? Она не навредила тебе?
Что-то было в этих вопросах от «иначе я что-то сделаю», но, может, зловещести вопросам придавали все еще горящие «зрением истины» глаза.

Отредактировано Doctor Strange (23.07.2021 15:16)

+1

16

Глаза и легкие защипало от едкого дыма, но Ороро не стала прибегать к силам, чтобы избавить себя от неприятных ощущений. Это могло испортить ритуал Доктора Стрэнджа. Аромат горящей полыни, распевный речитатив и ритмичные движения мага слегка туманили мозг, вводя обездвиженную женщину в состояние близкое к трансу.
Может быть поэтому, голос Стефана зазвучавший в её голове, воспринимался как что-то должное. А может быть причина была в том, что Погодная ведьма понимала, что это единственный доступный способ пообщаться, так что бы их точно не подслушали. Всё в порядке, Стефан, я понимаю. Она по привычке попыталась кивнуть, в подтверждение собственных мыслей. На удивление, ей это удалось. А в следующий миг она наконец ощутила как расслабляются сведенные чужой волей мышцы, обретая, казалось бы долгожданную легкость и свободу. На деле же, Ро пошатнулась и ухватилась за Стрэнджа, чтобы удержаться на ногах. Ещё секунда ушла на то чтобы полностью вернуть себе власть над собственным телом. Справившись с этим приступом слабости, Шторм отпустила плечо доктора и рванула ворот застегнутого под горло платья, чуть ли не вырывая пуговицы. Корсет всё ещё продолжал сдавливать грудную клетку, но с ним, видимо, до поры придется смириться. Облизав пересохшие губы, и оглядевшись в поисках воды, женщина взглянула в бушующее пламя глаз Стефана
- Неприятно, но бывало и хуже.
Бывало и хуже… Когда тебе три года, ты лежишь под завалом, а в нескольких метрах от тебя жизнь капля за каплей покидает тело твоей матери. Когда безумный гипнотизер заставляет тебя выступать в цирке на потеху публике. Когда на протяжении суток приходится брести по темным узким тоннелям, не давая прорваться собственной панике, чтобы не навредить друзьям. Ро отвела взгляд и потерла всё ещё слезящиеся от дыма глаза. Но “хлопать дверьми” и закрываться от Стефана не стала, если хочет, пусть смотрит. Не то что бы она стремилась скрыть эти картинки-воспоминания от кого бы-то ни было, просто не видела смысла лишний раз вытаскивать их на поверхность. Пользы от них не было никакой, только настроение портили.
- Извини… И за то что разозлилась и вырубила Энн тоже.
Наконец, разглядев в одном из углов бадью с водой, Погодная ведьма направилась к ней, чтобы умыться и смочить пересохшее горло. Эта нехитрая процедура вернула женщине сносное расположение духа. И, проводя мокрыми ладонями по шее, она даже смогла улыбнуться Стефану, хотя в глазах Шторм продолжало брезжить беспокойство..
- Ничего страшного. Если нам нужно вытащить трех девчонок с костра, чтобы вернуться домой, значит сделаем это.
И все-таки в голове продолжала крутиться мысли: Как далеко им придется зайти, чтобы выбраться из этой передряги? Может правильнее все-таки плюнуть на “салемских ведьм”, и не тратить время зря, а отправиться искать источник сил? Где-то недалеко от Школы был тотем, который демоны пару раз использовали чтобы прорваться в Мидгард, может он подойдет, если суметь правильно сфокусировать его энергию. В знаниях и опыте Доктора Стрэнджа Ро не сомневалась, но все-таки, в последнее время он выглядел уставшим, а перемещение во времени, судя по всему, и вовсе истощило его. Сама она, увы, в подобной магии и вовсе была профаном. Да и откликнутся ли духи Лоа на зов той, что давно сошла с тропы магии, выбрав путь другой силы. Даже если откликнутся, то, вероятно просто посмеются над незадачливой ведьмой и заломят неподъемную цену, которую придется выплачивать вне зависимости от того, как завершится их предприятие.
Подойдя к Стефану, она одними пальцами коснулась тыльной стороны его ладони, и покосилась на тело Энн.
- Будем приводить её в чувство и разбираться что за чертовщина тут творится или ты ещё что-то хотел сделать, прежде чем мисс Дорн вновь возьмет бразды правления в свои руки?

Отредактировано Storm (23.07.2021 19:40)

+1

17

Тепло.
Тепло чужих рук чувствовалось через одежду, ведь это было тепло жизни, чужой судьбы, чужой энергии. Она мягко покусывала, как прирученная кошка, обволакивала, вплетаясь в его ауру, влияя и рассказывая…
«Нет».
Стефан подавил стремление тела вздрогнуть. Мягко приобнял Ороро, придержал ее сдержанно, разделяя энергетические потоки. Бушующий ураган эмоций, страхов, переживаний манил окунуться с головой, но он знал – ни к чему хорошему это не приведет. Он несет беды, и прямо сейчас не может ей никак помочь. А если он поддастся…
Вместо этого Ороро показала ему. Может, не совсем умышленно, но между ними остался этот мост, через который можно заглянуть. Там было всего понемногу и от телепатии, и от эмпатии, и потому мыслеобразы прошлого – гнетущего, грызущего, изнуряющего – на мгновение ярким диафильмом пронеслись перед глазами.
Почти как его смешки над умирающими – «сначала надо было заработать на страховку, что покроет мои услуги, а потом умирать», как поиски лекарства для травмированных рук – «этого не может быть, вы испоганили мои руки, да кто вообще из вас смеет называться врачом?!», как разлетевшийся от рук отца праздничный торт – «день рождение? Что за вздор, пустая трата времени». Но в его жизни были тысячи осколков прошлого, которого никогда не было; тысячи фрагментов настоящего, которое никогда не настанет. Все варианты его прошлого, настоящего и будущего, что он прожил, наблюдая как за созданием этой вселенной, так и пребывая последним из тех, кто застал ее окончательную гибель, он помнил слишком многое из того, что было допустимо смертному.
Мост растаял, оставив их по разные стороны бездны, которая стала чуть уже.
- Все в порядке, - мягко ответил он, не поднимая горящих синевой глаз, - я сам думал, как ее…
«Убить».
- … обезвредить.
Подняв взгляд, поймал улыбку Ороро, и от этого стало немного легче. Может, от этой самой улыбки, может, от того, что в этом платье с порванной горловиной, с мокрым руками у шеи она была… такой живой, настоящей, что хотелось подойти ближе, взять за руку и сделать столько ошибок, сколько и в голову прийти не может.
«Не время».
Странно, что мигрень не явилась в этот самый момент.
Стефан перевел взгляд на Энн, скрестил руки на груди и задумчиво вздохнул.
- Нет, - покачал головой, помедлив с ответом – тепло пальцев Ороро снова отвлекло его. – Я вижу в ней скрытые мотивы, но…
Синее пламя испарилось из его глаз, на что Стрэндж только хмыкнул.
- Как и следовало ожидать, - качнул головой. – Похоже, Вишанти даже в этом времени в обиде на меня.
Не став вдаваться в подробности, присел перед Энн, внимательно рассматривая. Рыжие волосы, зеленые глаза, тело молодой женщины – она была писанной ведьмой, о которых во всех подробностях расписано в «Молоте ведьм».
- Знаешь, в чем заключается проблематика путешествий во времени? – подняв взгляд на Ороро, остался сидеть на корточках. – В том, что прямо здесь и прямо сейчас никакого будущего нет. Есть только тысячи вариаций того, каким будущее может быть. Чтобы вернуться в то будущее, которое мы считаем нашим, нам необходимо создать условия для него. Почти как выращивание редкого растения необходимого цвета и роста.
Вздох. Говорить о чем-то вроде путешествии во времени было куда проще, чем объяснять самому себе, почему его так сильно накрывает тягой к ней в моменты, когда это было совершенно недопустимо.
- А еще проблема в том, что мы не знаем, как поступить правильно. Какие действия приведут к появлению необходимого варианта. Я помню энергетическую сигнатуру нашего времени, но надо довести историю до критической точки – той, когда наше будущее зародится.
Стефан осмотрелся. Подошел к столу, развернул стул и присел, приглашающе указав Ороро на другой.
Энн он даже не подумал поднять и переместить. Его забота о ней заканчивалась на фразе «не навреди».
- Можно сказать, мы попали в историю, где Энн, - кивок на девушку, - ненадежный рассказчик. Нам нужна информация о происходящем. Кто-то, кто может рассказать, что происходит, как наблюдатель со стороны. Я так понимаю, что Салем будущего – милый городок неподалеку от Школы? Знаешь что-нибудь о его прошлом?
Честно говоря, Стефан ни на что не надеялся. Это была просто попытка выглядеть собранным и уверенным в том, что выход есть всегда.
Пока что он видел выход в жертвоприношении, но это могло безвозвратно запятнать то, что осталось от его души, поэтому откладывалось на «запасной план запасного плана».

+1

18

- Ну, пожалуй, нам стоит порадоваться хотя бы тому, что они не совсем отвернулись от тебя. Хотя не знаю, насколько тебе самому радостна мысль, что они вообще за тобой наблюдают.
Впрочем, за столько лет на посту Верховного Волшебника, он, наверное, уже должен был привыкнуть к неусыпному взору, как Вишанти, так и сущностей пострашнее.
Только после того, как погас огонь в глазах Стрэнджа, преретягивающий на себя основное внимание, Ро наконец смогла по достоинству оценить облачение мужчины. Если бы она видела его впервые, то вполне могла представить Стефана в роли одного из “отцов основателей”, какого-нибудь городишки, подобного Салему. Одного из тех, чьи статуи ставят на главных площадях.
- Зато тебе идёт местный наряд. Как с портрета сошел, - ответила она несколько невпопад, и попыталась сгладить комплимент неловкой улыбкой.
Ороро с сомнением оглядела тело Энн, но решила довериться Стефану и не трогать ведьмочку лишний раз. Устроившись на стуле напротив Доктора, женщина принялась расправлять многослойную юбку на коленях, вслушиваясь в его ровный голос, читающий лекцию о временном потоке. У неё был опыт путешествий во времени, но чаще всего как раз с целью изменить прошлое, дабы остановить настоящее от полного краха. А теперь всё было иначе. Нужно было понять, что они должны сделать или не сделать, что их не существующее настоящее/будущее не провалилось в бездну.
- Это я и хотела выяснить, прежде чем отправить Энн обратно. И прежде чем она сама затянула меня сюда.
И если бы Доктор Стрэндж дал себе время подумать, вместо того чтобы очертя голову бросаться за ними в погоню, он бы может и сам сумел до чего-то докопаться в местной библиотеке, или, о ужас, воспользовавшись интернетом. Напряженные отношения мага с современными технологиями нельзя было не заметить. Озвучивать, однако, это Ро не стала. Какой смысл винить волшебника в том что уже произошло. Тем более, что первоисточник их проблем в данный момент прохлаждался без сознания. А им обоим нужны сейчас ясные головы, не затуманенные сожалениями о несбывшемся. Хотя где-то на самом краю подсознания ещё маячил вопрос о том, что заставило разумного, собранного обычно мужчину, не задумываясь о последствиях, нырнуть в прошлое, а потом, в манере вовсе не свойственной джентльмену старой закалки, каковым прежде старался выглядеть маг, замахнуться на хрупкую девушку сковородкой?
Она устремила взгляд куда-то сквозь Стефана, задумчиво теребя в руках прядь светлых волос, выбившуюся из совершенно растрепавшегося хвоста. Наблюдатель…
- Я, кажется, пару раз бывала на местных экскурсиях. Один раз когда только переехала в Америку, Джин меня вытащила в местный музей. Не помню чтобы там было что-то про охоту на ведьм, куча информации про колонизацию, образование города, отцов основателей, немного про коренное население. Саскуэханнок, если я ничего не путаю. Последних их представителей уничтожили в середине 18 века, - когда сухонькая, седовласая экскурсоводша рассказывала об этом, в её голосе звучала неподдельная гордость. Ороро стало противно находится с ней под одной крышей, не то что слушать рассказы, и телепатка, почувствовав настроение подруги быстро свернула их прогулку. - И года четыре назад на обзорную экскурсию по местным достопримечательностям с детьми выезжали. Но там вообще кавардак творился. Квайр внушил гиду, что мы, похитили его, чтобы принести в жертву. Пришлось вылавливать беднягу из болота, куда он угодил, когда драпанул от автобуса. А потом уговаривать Кукушек вправить парню мозги на место. Так что, извини, кажется, я бесполезна.
Погодная ведьма виновато пожала плечами и отвела глаза от мага, уткнувшись взглядом в носки своих кроссовок, выбивавшихся из общего наряда американки времен Колонизации. Туфли Энн ей не подошли, можно было, конечно, вовсе разуться, но в тот момент Ро не собиралась надолго задерживаться в этом месте, а при первом удобном случае бежать от похитительницы. И оставлять временную аномалию было бы неразумно. Продолжая гонять в голове мысли о неудачных экскурсиях, женщина без особой надежды ткнула в браслет коммуникатора на запястье. Тот засветился, показывая время, но больше никакой информации из него выжать не удалось.
- Может быть, - начала она, с сомнением поглядев на Стрэнджа. - Можно было бы попробовать связаться с местными индейцами. Их шаман мог бы... Не знаю... заглянуть в будущее? Если, конечно удастся уговорить его помочь.

+1

19

Стефан промолчал, вежливо улыбнувшись.
Мысль о том, что сущности-защитники Земли, которых он пренебрежительно обозвал «головешками», а затем еще посмел отказаться от титула Верховного, нисколько не бодрила.
Но все это было не в первый раз.
Это было похоже на постоянные попытки начать отношения заново, при которых все стороны знали, на что способна другая сторона. Что Вишанти никогда не повторят свое предложение напрямую, сумев извернуть все так, как необходимо им. Что Стрэндж никогда не признает свою неправоту и сделает все возможное, чтобы стать достойным милости, не проронив ни слова. Вишанти были жестоки в своем желании научить «непослушного смертного», и порой это стоило жизней столь многих…
Стефан не хотел думать, на что пойдут вредные головешки в этот раз. В прошлый они почти разломали Землю. В этот довели до смерти Тони. Пусть и вернули его, но это было близко, очень близко к тому переломному моменту, когда цена за мир во всем мире и сохранность реальности была чрезмерно высока.
Сняв с головы шляпу с белым пером, Стрэндж пригладил волосы. Ему не так уж и часто говорили приятные слова, а потому он, как и любой нарцисс, с налетом гордости выпрямил спину.
- Благодарю, - неожиданно серьезно поблагодарил. – Тебе тоже… но я не уверен, что кроссовки - писк местной моды. Не могу не заметить, что они отлично подчеркивают твои лодыжки.
«А все остальное…»
Стефан удержал себя в полушаге от ошибки, за которую его никто не простит. Даже он сам.
Извечно повышенное либидо было причиной многих проблем, но сейчас, находясь рядом с Ороро, мужчина ощущал ровно то, что не должен был. Хотя бы потому, что она – супруга его друга. Пусть супруга и бывшая, пусть Т’Чалла вряд ли бы назвал его «другом», но это было верхом подлости. А еще он знал, почему смотрел на нее слегка иначе, чуть дольше, чем было положено.
Потому что видел в ней если не отражение, то женщину, которую любой мужчина хочет видеть рядом.
Сильную, смелую, женственную, мудрую, проницательную, способную быть и заботливой, и собранной, и жестокой – всего в меру.
Сложно не очароваться.
А тому, кто привык жить моментом, потому что завтра может не настать…
Пожалуй, хорошо, что он сам переключил внимание Ороро на историю Салема. Так она не заметит его чрезмерно внимательного взгляда, а молчание и скупость слов будут оправданы обдумыванием их плана по спасению, а вовсе не иными причинами, которым здесь не место, не время и…
«Это плохо кончится».
Может, потому что он не знал иного исхода?
«Потому что где я, там катастрофа».
Надо взять себя в руки, совершенно неуместно думать об этом сейчас. Возьми себя в руки, Стефан!
Бам. Бам. Бам.
Мигрень была совершенно невовремя.
- Земли делаверов, - после продолжительной паузы произнес Стефан, словно все это вспоминал, а не сражался с мигренью. – Нет, Ороро, даже крупицы информации будут сейчас полезны. Охота на ведьм в колониях закончилась в начале девятнадцатого века, а вот понимание, кем были коренные жители, дают мне понимание и расстановки сил. Мы можем попытаться связаться с шаманами, безусловно, но…
«У меня плохие отношения с шаманами».
- Обычно мое присутствие вносит хаос в видения местных провидцев, - натянуто улыбнувшись, волшебник покосился на Энн на полу, а затем вернул взгляд на Ороро. – Но не будем исключать эту возможность. А прежде стоит найти, кхм, «сестер», о которых так упорно твердила Энн и… более достойное тебе одеяние.
Поднявшись, Стефан прошелся по дому, осматриваясь по сторонам. Потемневшее дерево брусьев, затянутые жиром и копотью окна, массивная, но хорошо сбитая деревянная мебель – это был явно не бедный дом, в котором жило с десяток человек. Мужчина провел рукой по воздуху – воздух задрожал, завибрировал, отзываясь на его призыв. Но стихия воздуха здесь была слаба, как и огня, потому как под рукой не зажглось ни одной искры. Вода, капли которой чувствовались на одежде Ороро, была спокойна и невозмутима, а земля хранила лишь отзвуки былых растений, что уничтожили поселенцы. Стихия будто были кем-то или чем-то истощены, а потому спали, пытаясь восстановиться.
Подняв лицо к крыше, Стефан закрыл глаза и обратился к пятой стихии, о которой в европейском оккультизме предпочитают забывать, зато в восточной оперируют почти постоянно – эфиру. Тонкая субстанция между стихиями, что и отлична от них, и связывает между собой, отозвалась мгновенно; окутанный этой сырой магией, Стрэндж сделал пару сложных, но выверенных и отточенных до совершенства жестов.
Одежда Ороро изменилась на просторное платье, в котором не было корсета, но казалось, что он есть. А дополнительная иллюзия накрыла ее, чтобы у местных не возникало вопросов к цвету кожи. Колонисты все-таки были чрезмерно щепетильны к вопросу белизны и вовсе не зубов или белья.
- Стихии здесь истощены, - негромко произнес Стефан, сжимая остатки эфира в ладони – сила мягко растеклась, впитываясь каждой клеточкой тела. – Сила Энн влияет не только на людей, но и на реальность, что сказывается. Вероятно, силы других ведьм тоже обладают таким… влиянием. А там, где сила магии приходит в упадок, в упадок приходит и жизнь. Чем сложнее жить, тем хуже людям, тем больше шансов, что нагрянет что-то вроде энергетических паразитов… или гораздо хуже.
Можно было размышлять об этом про себя, но так Стрэндж удерживал мысли в нужной колее, не отвлекаясь на то, на что так хотелось отвлечься.
- Мы можем… - начал было он прежде, чем во дворе раздались шаги.
Тяжелые, грузные, принадлежащие одному человеку. Большому человеку, который шел спешно, неся что-то тяжелое.
Стефан только и успел, что обернуться на Ороро и выставить в сторону ладонь, почти готовый отбиться простейшим заклинанием.
- Энни, я дома!
Дверь распахнулась; в проеме оказался высокий мужчина средних лет почти двух метров ростом. Длинная борода закрывала половину груди, а знатно поредевшие рыжеватые волосы скрывались под несуразной шапкой. Мужчина нес в одной руке топор, видавший виды – вся рукоять в сколах и следах стесанных зазубрин, а другой придерживал охапку нарубленных поленьев.
Увидев не слишком приглядную картину, мужчина сурово нахмурился. Поленья упали ему под ноги, а сам он перехватил топор.
- А ну, вы кто еще такие? Энни!
Вместо того, чтобы испугаться, Стефан невозмутимо присел рядом с Энн.
- Не шумите, мистер, вашей дочери нездоровится.
Мужчина с топором почти икнул от удивления.
- Что… вы кто?
- Доктор, - бросив взгляд на Ороро, подмигнул, после чего обернулся на дровосека. – А вы, как понимаю, отец Энн?
- Да, я… - великан переступил через валяющиеся дрова, - что с ней?
Потом бросил суровый взгляд на Ороро.
- А это…
- Мисс Монро – повитуха, - сдержанно ответил Стрэндж, привычными уверенными движениями проводя поверхностный осмотр Энн, которая в том совершенно не нуждалась. – Вы знали, что ваша дочь носит под серд…
Дровосек тут же присмирел – лицо его разгладилось, просветлело, а тон стал таким дружелюбным, словно в его доме были не двое неизвестных, а старые друзья.
- Да чего там, давайте я вам помогу хворую переложить. Ай, умаялась и упала, вот негодница, вечно она так…
Стефан был так быстро отодвинут в сторону, что даже не пытался спорить: великан точно знал, что делать с дочкой. Энн переложили на кровать, матрас в которой был из соломы, а сам дровосек покачал головой.
- Вот ведь… путалась с девками теми, хороши же! А вы чего, а я-то, ух, хозяин, ага – ни присесть, ничего не предложил-то. Доктор, а вы откуда? А мисс… э, Монро, оттуда же?
- Из города, - уклончиво ответил Стрэндж тоже, что говорил и стражнику. – Не волнуйтесь, мы обойдемся. А с кем ваша дочь, говорите…
- Да с местными девками, - дровосек почти фыркнул. – Дружбу водит с тремя, ага. Слепая одна, на картах всем гадает, но так-то гадости говорит. У второй глаз недобрый – как глянет, так все мигом плошает. А третья… ух, та красавица, но зеркала да стекла трескаются от ней. Парней всех попортила… я уж думал, никто на мою не позарится, а ишь, нашелся.
Стрэндж отметил, что дровосек, сказав это, сжал кулаки.
- Удавлю паршивца, - вдруг очень тихо и зло сказал великан. – Доктор, вы-то девке моей помогите. Глупая она, молодая, сама еще дите. А я… найду того, кто ее попортил, и ведь дух вышиблю. Тут или замуж, или в речке потоплю.
Стефан переглянулся с Ороро – нравы у местных, конечно, были довольно суровы.
- Как вас зовут? – мягко переключил внимание дровосека, да так, что тот моргнул.
- А?.. Ральф. Ральфом меня зовут, доктор. А вас-то?
- Винсент, - почти не кривя душой, назвал второе имя. – Доктор Винсент Стрэндж. Моя помощница, мисс Монро, будет присматривать за Энн. Вы же не против?

Отредактировано Doctor Strange (05.08.2021 19:48)

+1

20

- Да, пожалуй, в этом есть логика, путешественники во времени вряд ли придутся по вкусу местным духам и могут внести сумятицу в любое гадание.
Она сама об этом и не подумала, до замечания Стрэнджа. Шторм задумчиво следила за его перемещениями по комнате, всё ещё безуспешно пытаясь выудить из памяти хоть что-то. Вспоминались только акведук Кротон и железная дорога, которые почему-то вместо того чтобы способствовать развитию городка, принесли только отток населения. Но это уже было ближе к середине девятнадцатого столетия. Маг застыл на месте и мыслительный процесс Ороро остановился вместе с ним, “принюхиваясь” к магии. Пара волшебных жестов и корсет растаял, а одежда на ней преобразилась, хоть и осталась в рамках современной моды.
- О, милостивая Богиня, Стефан, ты мой спаситель, - Ро наконец почувствовала себя в состоянии дышать полной грудью. - Я бы лично оторвала руки тому изуверу, что придумал это орудие пыток. И туфли на шпильках.
Хотя, конечно, к корсету, наверное можно было привыкнуть, к туфлям она же привыкла. Женщина поднялась со стула, проводя руками по ребрам и талии, наконец освободившимся от жестких планок, и подошла к бадье с водой, чтобы более полно оценить результат стараний Стрэнджа. Хмыкнула, с любопытством разглядывая свой новый образ, и обернулась к мужчине. Как раз в тот момент, когда он вскинулся на звук приближающихся шагов. Погодная ведьма застыла на месте, готовая ударить нежданного гостя в любой момент. Электричество привычно покалывало кончики пальцев.
Однако, Стефан сориентировался лучше, мгновенно перестроившись и начав разыгрывать спектакль. Поймав его взгляд, Ро сжала ладонь, гася зарождающуюся молнию, и с сомнением изогнула бровь в ответ. Но пришлось принять условия игры. Она отыскала взглядом глубокую миску и ковш, и наполнила её водой из бадьи, а затем, прихватив полотенце, поднесла к Энн, которую здоровяк уже устраивал на кровати. Поставив миску с водой возле “болезной”, женщина развернулась к хозяину дома и слегка присела, опустив глаза, обозначая книксен. После чего, устроилась на краешке кровати и принялась смачивать полотенце, не вмешиваясь в разговор мужчин. Во-первых, в этом не было смысла, великан и сам охотно делился нужной информацией, лишь слегка направляемый Доктором Винсентом Стрэнджем, а во-вторых, в те времена, женщинам полагалось молчать и не привлекать внимание лишний раз. Хотя компания юных ведьмочек, кажется, старательно попирала устои пуританского общества. Даже удивительно, что при таких характеристиках их не отправили на костер ещё раньше.
Ороро приложила мокрое полотенце к щеке рыжеволосой и покосилась на Стефана. Несмотря на устрашающий вид и угрозы, дровосек не показался ей плохим человеком. Но если маг собирался отправиться на поиски подруг Энн прямо сейчас, то Монро предпочла, чтобы он прихватил его с собой. Потому что, если девушка очнется, когда её отец рядом, то может сразу не сориентироваться в изменившейся обстановке и тогда проблем точно не оберешься.
- Не беспокойтесь, мистер, с вашей девочкой всё будет в порядке, - Ро кивнула и изобразила на лице улыбку.
А про себя постаралась ОЧЕНЬ ГРОМКО подумать, надеясь, что Стрэндж её услышит. “Могу попробовать подержать её без сознания чуть подольше, но не слишком, потому что может начаться кислородное голодание”

+2

21

«Я бы не был так уверен», подумал Стефан про себя.
Вслух, разумеется, не сказал ничего.
Факт того, что он стал заложником прихоти какой-то мелкой пакости, да еще в это был втянут кто-то еще, злил. Злость – не слишком привычное чувство для Стефана, было отголоском прошлой жизни, где его постоянно окружали глупые люди, мало приспособленные к жизни, а он мнил себя самым устроенным, умным и роскошным. Эта самая злость словно вернулась из небытия и не проходила, но и не развивалась в нечто большее. Тихо тлела углями ярости, которая заполняла все его мысли, сменяя уже изрядно поднадоевшую мигрень.
Пока что среди багровой дымки зловещих мыслей бродила догадка: все здесь не так просто, как рассказывала Энн. Впрочем, думать об искренности намерений «ведьмы» было чересчур наивно. Представляя себя и своих «сестер» в виде невинных овечек, она явно не учитывала, что прежде, чем что-то делать, Стефан и Ороро могут узнать, как ситуация выглядит с иных сторон. Разумеется, это не могло остановить Энн, а ее «желания» уже влияли на Ороро и только вопрос времени, когда начнут влиять на Стефана… это виделось пока что наибольшей проблемой, а от того требующей неотложного решения.
Как бывалый параноик, Стрэндж моментально принялся думать о том, как обезопасить и себя, и Ороро от прихотей безбашенной недоведьмы. Обычный ритуал с полынью сработал – затуманивание разума было выходом, но постоянно путанные мысли могут не только помешать выбраться из прошлого в необходимое будущее, но и серьезно повлиять на них в целом. Требовалось что-то не менее эффективное, но более постоянное. Может, рябина? Это дерево частенько использовалось друидами для защиты от сглаза и дурных слухов. Надо бы поискать нечто похожее…
И тут Стефан поймал себя на мысли, что не туда думает. Ведь речь шла не про магическое влияние, а про другое. Силы мутантов нередко были похожи на магию, но действовали по иным законам, привязанным к миру физики и химии, а не ночных кошмаров и демонов с ангелами. Исполнение желаний было сродни телепатии и влияния на поля вероятности, которые подчинялись сумбурному разуму «ведьмы». Бить Энн по голове каждый раз, едва она вздумает что-то произнести, было пусть и не самым плохим вариантом, но и не лучшим.
А если ее сила влияет на само мироздание в целом?..
Его мысли прервало что-то – словно мерцание чьей-то ауры на периферии зрения. Стефан моргнул, даже не сообразив, что молчит уже изрядных минут пять. Ральф самозабвенно рассказывал – не то Ороро, не то доктору, не то самому себе – какой Энн была хорошей девочкой после смерти ее матери, и какой послушной росла, ходила на все службы в церкви и так замечательно пела со всеми, что ее даже лично и отдельно хвалил священник…
Стефан потер пальцами переносицу и сдержанно улыбнулся дровосеку, бросив взгляд на Ороро.
Принято. Я уведу ее отца в город. Попробуй удержать ее без сознания до тех пор, пока мы не уйдем. После – не нужно. Я пока не понимаю природу ее сил, потому не могу найти способ защититься от ее «желаний». Возможно, одна из этих «сестер» сможет дать мне подсказку. Я как раз расспрошу местных. Можешь попытаться разговорить ее – у тебя богатый опыт общения с неуравновешенными подростками-мутантами, нежели у меня. Но прошу, будь осторожна – мне кажется, что все куда сложнее, чем Энн нам рассказала.
У него не было каких-то весомых оснований, кроме мерзкого ощущения «все очень плохо». Даже тот факт, что четверка местных девушек изо всех сил являли свою индивидуальность – нонсенс и ересь для общества семнадцатого века, не дергал за ниточки сомнений, как… предчувствие.
- … а какие маки выросли! – восторгался очередным талантам дочери дровосек. – Каждый бутон с мою ладонь!
Стефан кашлянул в кулак.
- Ральф, могу ли я просить вас сопроводить меня в... – «город», но Стрэндж вовремя себя одернул. – К шерифу?
Вопрос был неуверенный: пусть сейчас, по словам Энн, и шел 1692, но не во всех селениях Нового Света были приняты новые законы об органах правопорядка. А у пуритан, бежавших из Англии в начале семнадцатого века, в целом придерживавшихся консервативных взглядов, куда дольше прочих за все отвечали констебли.
Но дровосек, казалось, даже не заметил заминки – встал со стула, на котором сидел, часто закивал головой.
- Чтоб паршивца того наказать, а? Я с вами. Я сам ему голову откручу!
«Чего?..»
Стефан осторожно улыбнулся.
- Вовсе нет. Видите ли, у меня… - он покосился на Ороро, думая, как бы так соврать, но не очень явно, - у нас украли повозку и мой саквояж. Там было все необходимое для врачевания, требуемого вашей дочери. Мне бы заявить о сим вашему шерифу – вряд ли повозку вернут, но хоть помогут с поисками саквояжа. А еще я бы не отказался познакомиться с подругами вашей дочери – они могут подсказать, от кого пошла зараза.
Дровосек сначала покивал, а затем замер, побледнел, посмотрел на Стефана. Тот подошел к столу, на которой лежала его шляпа, взял ее и поправил перо.
- За… зараза?
Стрэндж надел шляпу и изобразил удивление.
- Вы разве не видели руки своей дочери? Мисс Монро, покажите ее запястья.
Не волнуйся, это просто иллюзия.
На запястьях Энн и правда было нечто, похожее на нарывы – бороздки проходили под тонкой кожей и словно насыщались гноем. Некоторые из них были красноваты, будто с кровью.
Простая иллюзия, сплетенная из собственных воспоминаний.
- О, помоги нам Господь, - Ральфа увиденное проняло: он отступил от дочери, как от холеры. – Что это, доктор? Это заразно? Моя малышка умрет?!
«Если умрет, мы назад вернемся очень вряд ли… или нет?»
- Нет, если вы окажете мне небольшую услугу, - мягко ответил Стефан, - и отведете в город. К сожалению, с пустыми руками я не могу помочь вашей дочери с этим недугом. Мисс Монро же сможет за ней присмотреть, пока мы будем в городе.
Дровосек словно бы не очень хотел уходить – его проникновенный взгляд, брошенный на дочь, говорил о теплой и глубокой отеческой любви. Невероятно, что у такого искренне любящего отца выросла такая… впрочем, может из-за этой любви она и стала капризной эгоцентристкой.
«Кто бы говорил».
- Присмотрите за ней, мисс Монро, - глухо попросил Ральф, - я… она единственное, что дорого мне, что держит меня в этой жизни.
- Мы постараемся недолго.
Ободряюще улыбнувшись Ороро, Стефан подождал, пока из дома выйдет дровосек и последовал за ним.

Спустя некоторое время в дверь, через которую ушли мужчины, кто-то постучал. Крайне настойчиво, словно не ожидал, что дверь будет заперта, а не распахнется, едва гость подойдет к ней.
- Энн? – раздался слегка раздраженный девичий голос. – Снова заснула за шитьем? Говорила же тебе…
Раздраженная тирада сменилась глубоким вздохом, полным «я так и знала». Затем за ручку кто-то подергал. А после постучал в окно.
- Энн, поднимайся! Разгар дня, а ты спишь! У меня цветы вянут.

Отредактировано Doctor Strange (16.08.2021 23:20)

+1

22

Очень тонка была эта грань, когда лишение мутанта сил было необходимо, а когда самодурством. Впрочем, в их случае, этот вариант был бы явно лучше, чем шарашить девушку молнией, а затем держать без сознания, путем снижения уровня кислорода в организме. Мало того, что процесс требовал изрядной доли сосредоточенности, дак ещё неизвестно было какими побочками он мог вылезти для Энн в будущем. Если, конечно, у неё есть это будущее. Но с мирными переговорами не задалось изначально. Хотя Стрэндж, кажется до сих пор на что-то рассчитывал. Ороро задумчиво посмотрела на доктора и едва заметно кивнула.
Я попробую, Стефан.
Женщина еле сдержалась от того, чтобы передернуть плечами, и сохранить бесстрастное лицо в тот момент когда приподнимала рукава, обнажая руки рыжеволосой девчонки, буквально на глазах покрывающиеся пульсирующими и гноящимися шрамами.
- Может быть заодно зайдёте к местному травнику, хотя бы какое-то подспорье в излечении сможем найти, до тех пор, пока ваш саквояж не вернут, - транквилизатор, например, бы очень пригодился. Или, на худой конец, какое-нибудь сонное зелье.
Она попыталась припомнить состав хотя бы одного. Как ни странно, рецепт вспомнился без особого труда, несмотря на то что с тех пор как Айна учила девушку травам прошло лет двадцать. Другой вопрос, что ни ингредиентов, ни времени на его изготовление у Монро не было. Взять хотя бы тот же сок мака, он годился в употребление, только если был собран в определенный момент созревания коробочки. Даже иронично, что Ральф хвалил свою дочь именно за урожай мака. Впрочем, вряд ли сейчас соцветия в состоянии, пригодном для сбора опия. Шанс найти какую-нибудь опиумную настойку в местной аптеке будет явно выше. Пока что единственный действенный способ защититься от сил Энн, который Погодная ведьма видела, держать ту в бессознательном состоянии.
Шторм слабо улыбнулась Стефану в ответ, постаравшись скрыть тревогу, и одними губами произнесла “Да убережет тебя Богиня”, прежде чем запереть за ними дверь.

После ухода мужчин, Ороро наконец смогла немного расслабиться. У неё больше не было необходимости контролировать каждый вдох мисс Дорн, только плавно восстановить поступление кислорода в организм девушки, чтобы после кислородного голодания не случилось перенасыщение. А пока та окончательно приходила в себя, у Погодной ведьмы было время оглядеться в доме дровосека. Впрочем, беглый осмотр помещения ничего особого не дал, а более тщательный поиск возможных тайников был прерван стуком и раздраженным девичьим голосом снаружи.
- Кого ещё принесла нелегкая? - пробормотала Ро себе под нос, колеблясь, стоит ли открывать, или сделать вид, что дома никого нет, вдруг непрошенная гостья уйдет. Но исполнительница желаний заворочалась в постели, развеивая сомнения негритянки.
На пороге возникла девица со скульптурно вылепленными личиком. Тонкий аристократический нос, пухлые губы, темные, почти черные глаза, тщательно уложенные локоны черных распущенных волос. Девушка была красива, хотя раздражение, явственно читавшееся на её лице, несколько портило эффект.
- Вы ещё кто такая?
Шторм смерила пришелицу задумчивым взглядом. Кажется, ей повезло раньше Стефана. Другой вопрос был в том что именно стоило знать этой юной особе о невольных путешественниках во времени.
- Я помощница доктора, которого вызвали для вашей подруги. Мисс Дорн несколько… нездоровится.
Девушка хмыкнула и двинулась внутрь дома, не смотря на стоящую в дверях Погодную ведьму. Та пожала плечами и посторонилась, пропуская новоприбывшую участницу местного шабаша. Энн как раз приподнялась на локте, придерживая голову, которая вероятно, кружилась после удара молнией и последующего кислородного голодания.
- Лили? Что стряслось? - рыжеволосая села на кровати, чуть не наступив в миску с водой, и что-то быстро прошептала. После чего быстро поднялась с ложа и окинула Ороро растерянным взглядом. - Это кто? И где Доктор? Как долго я была без сознания?
С каждым вопросом в голосе девушки нарастала злость с признаками паники. Подруга поспешила поддержать её под локоть.
- Энни, с тобой все в порядке? Эта женщина говорит, что она помощница какого-то доктора, но я её впервые в нашем городе вижу. Вряд ли она помощница доктора Хикса. Хочешь позову его?
Юная похитительница от помощи черноволосой девушки лишь отмахнулась.
- Успокойся, Энн. Я Ороро Монро. Просто пришлось прибегнуть к некоторым уловкам, чтобы привлекать поменьше нежелательного внимания местных жителей, - избежать его полностью в таком маленьком городке как Салем, где каждый знает друг друга в лицо, конечно было бы нереально. - Доктор с твоим отцом направились к шерифу. Ты всех поставила в затруднительное положение своей выходкой, поэтому, извини, нам пришлось прибегнуть к лжи. Мистер Дорн думает что ты беременна.
Можно было, конечно, оставить этот маленький сюрприз до воссоединения отца и дочери, но это показалось Монро слишком мелочной местью. Да и если ей со Стефаном предстояло играть этот спектакль перед ведьмами, то хотя бы об основных сложившихся мизансценах они должны были знать, чтобы заглотить наживку.
Лили прыснула в кулак.
- Энн - беременна? Вот умора. Да она даже не целовалась ни разу… - но под грозным взглядом подруги её смех быстро сошел на нет.
Мисс Дорн вновь взяла бразды правления в свои руки.
- Ты и внешность можешь менять?
Ороро пожала плечами, не подтверждая догадку ведьмочки, но и не опровергая её. Может так хоть немного неуемного внимания Энн будет отведено от Стрэнджа и даст ему чуть большую свободу действий. Рыжеволосая с ещё большим интересом воззрилась на мутантку.
- Может быть ангел направил меня именно к тебе? Хотя твой доктор тоже не промах, сумел же он пройти по моему следу. И такой красавчик, хотя больше в твоём вкусе, Лилиан. Ты же любишь мужчин с опытом.
Лили скорчила какую-то неопределимую рожицу.
- Дак кто это Энн? О каком докторе вы говорите?
Глава “ковена” ласково улыбнулась подруге и Шторм, после чего подхватила свою жертву под локоть и увлекла к столу. Женщина позволила себя усадить, размышляя о том как бы завести разговор в нужное ей русло, поэтому предоставила мисс Дорн возможность вещать.
- Это, моя дорогая Лилиан, те кто помогут нам осуществить мечты и освободиться от гнета пуританского общества, - черноволосая всё ещё непонимающе хмурилась, а Энн обернулась к Погодной ведьме и, склонив голову на бок, спросила. - Ты же осталась, хотя могла сбежать, пока я была без сознания. Значит хотя бы ты согласна? И поможешь убедить своего милого Доктора.
- Допустим, - Ро задумчиво окинула взглядом двух юных ведьмочек. - Мисс Дорн, допустим, тебе удалось убедить нас помочь тебе в твоем предприятии, - Шторм предупредительно вскинула ладонь, притормаживая мгновенно разгоревшийся энтузиазм в глазах ведьмочки. - Просто допустим. Что ты планируешь делать дальше? Сейчас вы с сестрами на свободе, почему бы просто не уйти?
- Уйти? Куда уйти, Энн? О чем говорит эта женщина? - Лили переводила взгляд с Ороро на подругу и обратно.
- Тихо, Лилиан, - шикнула рыжеволосая на подругу, та пожала плечами и насупилась, скрестив руки на груди. А мисс Дорн довольно долго сверлила Ро задумчивым взглядом, после чего наконец заговорила. - И все-таки Лили права, на носу зима, лес полон индейцев и диких зверей, мы не сможем там выжить. И даже если сможем добраться до другого города, куда податься четырем бездомным девушкам? В Дом терпимости? Побираться на улицах? Воровать? Это не имеет смысла. Салем наш дом. Мы родились и выросли в этом городе. А с вашей помощью мы сумеем сделать его лучше. Сделать так, чтобы местные жители с уважением относились к тем, кто по настоящему заботится о них, а не пытается обогатиться за их счет и выжать все соки, - Энн лучезарно улыбнулась и развела руками. - Разве мы много просим? Всего лишь немного уважения. Возможности самим распоряжаться своими жизнями, выбирать с кем дружить, кого любить, за кого выходить замуж, какие книги читать.

Отредактировано Storm (29.08.2021 14:37)

+1

23

- Много ли пропало там у вас?
Приподняв голову, Стефан взглянул на идущего впереди дровосека. Тот будто пытался разговорить молчаливого спутника, или попросту не умел молчать в чьей-либо компании.
Они вышли из подлеска на отшибе, где прятался дом Дорнов, свернули на выезженную колею, больше похожую на местный тракт. Тонкие деревья и редкие кустарники нависали над обочиной, более высокие и ветвистые прикрывали деревянные постройки сараев и кривоватые заборы – здесь были дворы и что-то вроде ферм.
- Все, - подумав, ответил Стрэндж почти не кривя душой; он и правда потерял все. – Но жизнь ценнее.
Дровосек понимающе покивал, спутанно порассуждал о сложностях выбора и превратностях судьбы, которая одним отсыпает всего, а у других отбирает последнее, а после затих. Стефан посмотрел на своего проводника – Ральф был похож на наивного ребенка, которому удалось выжить в жестоком взрослом мире. Вероятно, отчасти из-за этого Энн выросла инфантильной, с трудом соотносящей, что не все ее желания могут быть исполнены.
А потом у нее появились силы. Ровно те, что не стоит давать подобному ребенку.
- Вам, должно быть, непривычно в таком захолустье бывать, - попытался разговорить его дровосек, потирая шею. – Вы прощайте, коли что не так, мы тут люди простые, говорливые…
«А я – сложный и молчаливый. Намек ясен».
- Я огорчен ограблением, мистер, только и всего, - Стефан вздохнул. – Переживаю и за вашу дочь, и за других, что могут заразиться.
- А… - протянул Ральф и тут же добавил, - а я, доктор? Я тоже могу?
- Все мы во власти Господа нашего, - уклончиво ответил Стрэндж. – Но вы давно рядом с ней, раз нет подобных ран, то не о чем и беспокоиться. Болезнь трогает лишь тех, кто слаб здоровьем.
- Но моя малышка, она…
- Носит под сердцем дитя, - мягко прервал, - и все здоровье уходит на него.

До центральной площади – вернее, того, что здесь принималось за подобие центра – они проговорили о целомудрии и народной медицине в вопросах как обыденных, так и не очень. Стефан рассказал о нескольких полезных травах и мазях, что можно приготовить даже не сведущему в траволечении, а Ральф поделился пусть смутными, но полезными при правильном применении слухами.
К примеру, у местного пастора замечалась весьма странная привязанность к юным девушкам. У пастора, вроде как во благо развития колонии, была и супруга, и даже сын. С его ролью во всем церковном предприятии было нечто непонятное, а потому темное и мутное.
Местный лекарь вроде как умер прошлой весной от странной чахотки после неприятного инцидента, связанного с одной из подруг Энн. Что там было – Ральф умолчал, уклончиво сказав, что о таком стараются не говорить. Это же коснулось нескольких чернорабочих и помощника трактирщика, который изо всех сил цеплялся к местным девушкам.
А в лесах, как заселились, совсем не было дичи. На полях – сплошная глина, из которой может родиться только камень. Клочок земли били то дожди, то грады, то молнии, и было очень сложно. Но в какой-то момент из леса стала приходить дичь, глина обратилась в чернозем, а погода стала как в раю.
- Божьими молитвами, - резюмировал Ральф, взглянув на затянутое облаками небо.
«Его ли?»
Вокруг кипела жизнь: повозки с лошадьми, прохожие с котомками и плетеными корзинами, со скотом и домашней птицей, с цветами и травами. У домов теснились навесы, на которых лежало то, что могли сделать местные мастера – от дубленной кожи до подков, от глиняной посуды до разноцветных тканей. Припорошенное сырой грязью и зябкостью, желтеющей листвой редких деревьев и чернотой домов с плохими печками, местные напоминали Стрэнджу однообразной серой массой муравьев, копошащихся ради выживания изо всех сил.
Отогнав ассоциацию, осмотрелся в поисках чего-то, что может помочь. Для начала, стоит найти если не местного лекаря, то хоть кого-то, у кого можно купить ингредиенты, подходящие для колдовства. Можно было обойтись и без этого – сделать пару пасов руками, обратиться к заснувшим стихиям, кольнуть в чувствительное место лей-линии, чтобы зашевелилась сырая магия. Но если кто заметит, будут вопросы. Прикрыть магические пасы народной медициной, что была бесполезна, но куда понятнее простому обывателю, было безопасно.
В первую очередь, для его спутницы. Он себе не простит, случись что с Ороро. Она может за себя постоять, что не раз доказывала. Сможет вынести многое, пройти через все испытания с гордо поднятой головой. Но ведь она здесь оказалась из-за него, как ни крути. И если потребуется лечь костьми ради ее возвращения – будет исполнено.
О себе Стефан думал в последнюю очередь.
- Норман! – Ральф вдруг вскинул руку и помахал кому-то в этой серой толпе. – Норман, это я, Ральф, иди сюда!
Из толпы к ним вынырнул… тот самый всадник, что привез Стефана к дому дровосека. Он удивленно посмотрел сначала на Стрэнджа, потом на Ральфа.
- Чего случилось?
- Так это, - бойко заговорил Ральф, - доктор из города, представь себе, к дочке моей приехал. А по дороге у него того – и пожитки, и телегу свистнули. Хоть попутчицу не…
- Кого? – цепко поинтересовался Норман. – Какую…
- Повитуху, - нетерпеливо пояснял дровосек. – Будет тебе допытываться, где шериф-то?
Вопрос будто задел за живое, а потому Норман как-то пренебрежительно фыркнул:
- А я что ему, пастух? Ищите сами.
- У Энн обнаружилась болезнь, которая может быстро распространиться среди жителей, - подал голос Стефан, внимательно следя за Норманом. – Чем быстрее я поговорю с первыми лицами города, тем быстрее мы сможем решить проблему. Как думаете, сэр, будут ли они благодарны вам за то, что вы верно оценили риски и как можно быстрее организовали мне встречу с ними?
Ральф открыл рот и закрыл. Норман задумчиво посмотрел на Стефана, но тот уже видел мерный блеск в его глазах, говорящий, что пес почуял кусок мяса.
- Но вас же ограбили…
- Это терпит, - вздох. – Мое появление и так приковало немало взглядов, лучше я раскрою истинные мотивы своего появления здесь, нежели буду держать все в тайне и беспокоить местных жителей.
- А мисс Монро?
- Она и правда ведает в акушерстве. Но не меньше моего хороша в медицинских науках.
Стефан старался говорить обтекаемо; даже если и нет, он наверняка будет рядом, чтобы помочь. Во всяком случае, Ороро преподавательница и одна из Людей Икс, наверняка умеет оказывать первую помощь. Для семнадцатого века это – уже вершина медицинских знаний.

… пока мужчины негромко переговаривались, за ними наблюдали.
Из дома неподалеку через окно на них смотрело двое – юноша и девушка. Повязка на глазах девушки намекала, что наблюдать та за мужчинами никак не могла. Но почему-то ее рука вытянулась в сторону одного из них, а ее губы шепнули «приведи его».
Юноша кивнул так, словно бы девушка могла это увидеть, и вышел из дома. Уверенно огибая снующих прохожих, подошел к троице, разговор которых был деловито напряженным.
- Мистер, - обратившись к Стефану, юноша с самым серьезным видом указал на дом, из которого вышел, - вы же доктор? Сестра зовет вас.
Норман закатил глаза, даже не скрывая раздражения. Ральф просто сконфуженно потер шею.
Стефан, оценив реакцию собеседников, посмотрел на юношу. Светлые волосы, не менее светлое лицо – ему было от силы лет семнадцать. Но серые глаза были очень темными, а взгляд – тяжелым и по-взрослому уставшим.
Случайности не случайны.
Посмотрев на дом, куда его «приглашали», Стефан снова обратился к мужчинам.
- Ральф, сестра этого молодого человека – подруга вашей дочери?
- Ну, как бы… да, - нехотя, словно мнясь под взглядом Нормана, ответил Ральф. – Но не то, чтобы совсем уж…
«Интересно».
- Не могли бы помочь Норману организовать все, пока я осматриваю девушку? Ведь этот молодой человек вряд ли позвал незнакомого человека к сестре просто так.
После этих слов уверенность юноши словно бы пошатнулась. Что-то, похожее на испуг, промелькнуло в его лице, но он не отступился – уверенно кивнул.
- Не позвал бы.
- Опять эта ведьма, - процедил Норман, сверля юношу взглядом. – И щенка своего натравила. Нечего вам к ведьме, доктор, ходить. Никакого добра вы у нее не найдете.
Взгляды юноши и Нормана перекрестились подобно шпагам. Похоже, у них было какое-то прошлое, и не из приятных.
- Будет тебе, - примирительно заговорил Ральф, - Фрей не повинен в том, что старшая…
- Я люблю свою сестру, - твердо сказал юноша, - а вы зовете ее ведьмой лишь за то, что она слепа от рождения, а видит больше, чем любой живущий в этой деревне.
- Да ну, - хмыкнул Норман, - а ты и рад подыгрывать. Занялся бы нормальным мужским делом, а не носил подол юбки за бабой.
У Фрея заметно заиграли жевалки.
- Господа, - поднял ладонь, Стефан сделал шаг в сторону Фрея, - я все же осмотрю девушку. Это мой врачебный долг.

Открытая дверь окатила его ароматом разнотравья. Не настолько насыщенного, чтобы можно было задохнуться, но ощутимо сбивающего с толку. Прикрыв рукавом нос, Стефан предположил, что это – один из способов защиты живущей здесь «ведьмы».
- Сюда, доктор, - буркнул Фрей, указав рукой в следующий покой, открыл еще одну дверь. – Сестра вас ждет.
Стефан идти дальше не спешил. Осмотрел скудную обстановку, полупустые полки, холодную печь.
- Где ваши родители?
Фрей замялся, стиснул губы. Стефан подумал, что тот не скажет, но тот все же произнес:
- Отца волки задрали. Гнали лося на охотников, а тот возьми и отца зацепи. Так волки на пути в чащу его и погрызли. А мать… в речке утопла, как пошла белье полоскать. Налетел буран, ее и смыло.
Ответ ожидался менее развернутым, но Стрэндж видел – юноша ждал, чтобы это рассказать.
- Сочувствую, - коротко произнес, вздохнув. – Значит, ты присматриваешь и за домом, и за сестрой?
- Угу, - Фрей повел плечом. – Еще… подруги ее приносят еду, прибирают иногда. Не жалуемся.
- Фрей? – раздался девичий голос из-за двери. – Он пришел?
- Да, Сибил, - смиренно ответил Фрей, - доктор, заходите.
Сняв шляпу, поправив перо, Стефан вошел в комнату. Похоже, когда-то это была столовая, а теперь выступала нечто вроде и приемной, и спальни для девушки. Небольшая кровать в углу за пологом, широкий стол, укрытый истертой, но нарядной скатертью, подсвечники, стулья. Все кричало о бедности, молило кусок хлеба, но рано повзрослевшие дети этого дома были похожи на кремень, а не на бедствующих сирот.
- Подойдите, доктор, - заговорила девушка, стоявшая к ним спиной. – Вы же доктор?
- Да, - после паузы ответил Стефан, наблюдая.
Девушка словно бы что-то развязывала, а затем разглаживала лицо. После повернулась, протянула руку к нему. Подернутые белой дымкой слепые глаза прищурились, словно на мгновение она смогла увидеть…
- Так… ярко, - прошептала она едва-едва, но в доме почему-то была звенящая тишина. – Столько… белого, яркого, чистого, что я… я вижу!
В этих словах было столько искренней радости, что Стефан не удержался от улыбки.
- Я вижу вас, доктор Стефан Стрэндж, - вдруг строго произнесла она, продолжая стоять с протянутой рукой. – Вы… не принадлежите этому месту.
Фрей, казалось, был не первый раз при подобном, а потому вышел и тихо затворил за собой дверь.
Стефан со скучающим видом вновь поправил перо на шляпе.
- Мы все не принадлежим этим землям, место нам – за океаном.
- Шутите, да? Думаете, что я вас обманываю, - без обиды произнесла девушка, подойдя ближе. – Но я вижу все. Что было, что есть, что будет.
Ее белесые глаза, затянутые прогрессирующей катарактой, не могли видеть ничего, но почему-то она прекрасно ориентировалась в комнате. Это можно было объяснить тем, что она выучила обстановку, а к Стефану подошла, идя на его голос, но все же он понимал – это и есть ее дар. Видеть то, что скрыто.
- Так ты провидица, - лениво начал он, - или гадалка?
Сибил подошла близко, коснулась кончиками пальцев груди Стрэнджа.
- Я не вижу ни людей, ни их бед, но вижу их судьбы, - помолчала. – Твою – тоже.
Его судьба. Об этом можно было писать эпосы, а затем сжигать, ведь никому не позволено знать то, что знает он.
Обычный человек, обладающий силой миллионов миров, а знаниями – миллиардов.
Мысль о том, что кто-то может видеть предначертанное ему, немного пугала.
- Я могу исцелить тебя, - вдруг проникновенно произнес, положив ладонь на руку девушки. – Вернуть зрение.
Сибил легонько дернулась, но сама себя остановила.
- Это… колдовство.
- То, чем ты занимаешься, тоже. Венерино зеркало и то невиннее карт.
- Но мои карты могут рассказать больше, чем твое колдовство, - тихо ответила Сибил. – Позволь показать.
Обычно Стефан скептично относился к любым чужим раскладам своей судьбы, но здесь исследовательский интерес победил скептицизм.
- Всегда было интересно, какова моя судьба в чужих руках, - с усмешкой произнес, отпуская руку. – Только скажи мне: когда ты стала видеть…
Сибил цокнула языком.
- Сначала я открою твою судьбу.
Стефан присел на указанный стул, положил шляпу на колени. Прикрывая пером одну руку, он медленно плел защитные чары – так, на всякий случай. Никогда нельзя быть уверенным в том, что милая предсказательница вдруг не набросится на него, ощерив острые клыки как у кого-то из демонов высшего порядка.
Истертые карты Таро в руках Сибил замелькали, перемешиваясь. Ловкие девичьи пальцы разложили, собрали и вновь перемешали колоду.
- Выберите карту, - разложила карты веером, глядя куда-то мимо. Стефан все равно ощущал на себе испытующий взгляд, но затем все же выбрал карту.
Сибил перевернула – огромное желтое колесо запуталось в облаках; у подножия колеса лежала змея, а в середине горело пламя.
- Колесо фортуны, - задумчиво произнесла Сибил, трогая карту. – Ты идешь дорогой перемен, и все, что получишь на ней, будет подарком от судьбы взамен за твои заслуги. Изменить эту дорогу ты не в силах… и многое на твоем пути будет похоже на прошлое. Будь покорен року, не сопротивляйся, ведь все, что творится, не случайно.
- Звучит как вся моя жизнь, - мягко улыбнулся Стефан, качнув головой. – А я думал, будет что-то про выигрыш в лотерею.
- Что? – Сибил удивленно и с интересом смотрела на него. Стефан, опомнившись, кашлянул в кулак.
- Городская шутка, не обращай внимания. Что дальше?
Новая карта была хуже первой. Ангел, трубящий стоящим внизу фигурам, о последних днях разгула греха, и обнаженные фигуры людей, не готовых к такому исходу.
- Страшный суд, - пробежавшись пальцами по карте, Сибил улыбнулась. – Боишься, что тебя осудят?
- Я давно перестал бояться подобного, - вздохнул Стефан. – Мои поступки… не всегда можно объяснить с точки зрения человеческой морали. Что хорошо всем, может быть кошмаром одному.
Сибил помолчала – не то переваривала сказанное, не то пыталась сказать что-то ободряющее, но вместо этого снова погладила карту.
- Ты изменяешься, - наконец произнесла, - но тебе пора освободиться от старых оков. Тебя… сдерживают те, кто рядом с тобой. Тебя сдерживаешь ты сам… старый ты, помнящий о былом. Пока не освободишься, не достигнешь цели. Но и она дастся тебе не без труда. Будь тверд в своих решениях – твоя цель достижима.
Гадание на картах было размытым, неясным, абстрактным и имело очертания туманного предстоящего, но Стефан умел видеть суть гаданий. В чем-то Сибил предсказывала то, что происходило: он отказался от титула Верховного, чтобы выполнить обещание Иггдрасилю, и отстранялся от Старка, Мстителей и всех, кто мог пострадать из-за его цели. Но изменения… насколько сильно ему придется измениться, чтобы все получилось?
- А еще, - не спеша откладывать карту, проговорила Сибил, - ты… твоему здоровью ничего хорошего не сулит. Береги себя, доктор Стефан Стрэндж. Я… чувствую боль, с которой ты идешь по жизни, но тебя ждет ее еще больше.
Стефан только протяжно вздохнул.
- Обезболивающие мое все, - и добавил, не дав Сибил задать вопрос, - что осталось на десерт?
Последняя карта оказалась… неожиданной. Двое – мужчина и женщины, оплетенные виноградной лозой, а над ними – фигура с золотой головой и крыльями, летящая на облаке.
- Влюбленные это всегда двое, - покачала головой девушка. – Прошлое и будущее, старое и новое, прихоти и долг. Испытания, через которые ты должен пройти, будут выбором между сердцем и умом. Ты будешь готов пойти на все, чтобы достичь цели. Но будь осторожен, ведь все вокруг будет вторым и неверным выбором. Твой разум и сердце проверяют…
«Вишанти и тут достали».
- Достаточно, - негромко осадил девушку, и та умолкла. – Сибил, скажи мне – твои родители умерли из-за Энн?
- Энн – моя подруга, - помолчав, заговорила Сибил, - почти как сестра. Как вы можете говорить такое?
- Потому что ты права – я не принадлежу этому месту. Настолько сильно, что не хочу здесь задерживаться. Но Энн…
- Она желает, а мир исполняет, - складывая карты, все также негромко продолжила Сибил. – Я… мы ничего не можем поделать. Отец бранил за дружбу с ней – нашел волков. Мать ругала ее ведьмой – ее унесла река. Когда-нибудь и Фрей покинет меня, когда устанет терпеть Энн и скажет ей недоброе слово. А я… меня может не быть рядом.
- Ты видела его будущее? – склонив голову, Стефан всмотрелся в осунувшееся лицо Сибил.
Та покачала головой.
- Я не… не присматриваюсь.
- Скажи, чего она хочет, и я помогу тебе. Ты же видишь мое будущее – что там?
Сибил подняла на него взгляд.
- Огонь и крики, - грустно прошептала, - я вижу, как все горит в огне и сотни криков молят тебя спасти...

Отредактировано Doctor Strange (24.08.2021 09:52)

+1

24

Ороро озадаченно хмыкнула на монолог рыжеволосой и прикусила палец, откинувшись на спинку стула. Юная ведьмочка говорила правильные вещи. Ей ли, на своей шкуре испытавшей ненависть людей к мутантам, не знать что это такое борьба за свои права и свободы, как она нелегко дается и каких жертв требует. А в этом мире женщина без мужчины, увы, была пустым местом. Поэтому сильным девушкам приходилось куда как несладко. Погодная ведьма обернулась на новоприбывшую.
- А ты, Лилиан, разделяешь чаяния своей подруги?
- Конечно, она разделяет… - начала за неё Энн, но темноволосая красотка была готова ответить за себя сама.
- Да. Энни правильно всё говорит, мисс, - голос её звучал сердито и решительно. - Я лучше умру, чем пойду замуж за этого идиота Вендела Брукса, за которого меня сосватали родители, - она оглянулась на подругу и пояснила. - Они сегодня с пастором сговорились. Видела бы ты его рожу. Пастор Брукс ещё и облапать меня попытался перед тем как уйти…И сказал что если я не буду послушной женой и не стану “уважать его”, то он сделает всё возможное, чтобы всю нашу семью отправили на костер. Даже Долли...
Погодная ведьма потерла переносицу. Чем больше подробностей перед ней открывалось, тем сложнее было убедить себя в том, что она не имеет права вмешиваться. Эти девочки могут поплатиться жизнями за то, что они не хотят жить как их родители, как всё прогнившее американское, точнее пуританское общество. Впрочем, иногда казалось что первое от второго не сильно далеко ушло за прошедшие триста лет. Всё те же лживые обещания, жажда наживы, двуличная власть и охота на ведьм. В современной интерпретации ведьм заменяли мутанты. Но если сейчас Шторм вмешается, то пострадать может гораздо больше, чем четверо невезучих ведьмочек. Или все-таки Энн права и они не просто так оказались в Салеме 1692 года? Ороро возвращалась к этому вопросу раз за разом, но никак не могла прийти к однозначному выводу. Поэтому решила до поры отложить все свои сомнения. Может быть Стефану удастся раскопать что-то полезное.
Энн, тоже какое-то время молча переваривавшая эту информацию, вдруг всердцах рявкнула:
- Да чтоб у этого старого извращенца член отсох.
Подняв на девушку взгляд, Погодная ведьма, доселе изучавшая собственные руки и древесину стола, качнула головой. Казалось бы, мисс Дорн должна была знать что это произойдет, и не так остро реагировать, однако, очевидно, что что-то пошло не так.
- Тебе следует быть осторожнее в словах. Если я правильно поняла сложившееся положение дел, то ваших сил недостаточно, чтобы в открытой борьбе победить местное ополчение.
- Но теперь у нас есть ты и Доктор! - запальчиво возразила рыжеволосая.
Ро медленно кивнула.
- И все-таки, мне бы хотелось иметь больше времени чтобы понять как лучше вам помочь, прежде чем за нами придут люди с факелами и вилами. Демонстрировать все имеющиеся на руках козыри до главной битвы было бы опрометчиво. Тем более, твои подруги сейчас подвергаются опасности, вы, кажется, не слишком скрывали свои способности.
Ведьмочка замотала головой.
- Нет, да, ты права. Но надо что-то предпринять. Предупредить Сибил и Мерси. Лили, зайдешь к мисс всезнайке? А мы с Ороро найдем Мерси. Встретимся на нашем месте.
Лилиан смотрела на них злыми и немного испуганными глазами.
- Милостивый Господь, Энн, во что ты опять ввязалась? Мне нужно спрятать Долли.
Энн взяла подругу за руки и твердо произнесла.
- Пожалуйста, дорогая сестра, доверься мне. Ещё только один раз. Скажи Фрею, чтоб присмотрел за Долли. Если увидишь моего отца, пусть уходит в лес и забирает их с собой. Нам некогда нянчиться с детьми.
- И пусть постараются сделать это тихо, чтобы никто ничего не заподозрил, - со вздохом добавила Ро, наблюдая за душевными метаниями девушек.
Она рассчитывала на то что у них будет больше времени подготовиться и разведать ситуацию, но, видимо, реальность изменялась, подстраиваясь под временную аномалию, устроенную юной ведьмой. И оставалось лишь надеяться, что они встретят Стефана раньше, чем обезумевший святоша. Все-таки разделяться было не лучшей идеей. Монро решительно поднялась и направилась к двери.

+1

25

Час от часу не легче.
Будь рядом Ороро, он мог бы многозначительно посмотреть на нее и сказать что-то вроде «о чем я и говорил».
Говорил же, что из-за него те, кто видят будущее, могут видеть совсем не то, что должно быть… но что если их с Ороро вмешательство в течение времени и приведет к этому огню и крикам?
- Этого я и боялся, - мрачно произнес Стефан, притронувшись к подбородку в задумчивом жесте. – Как понимаю, у всех, кого Энн считает «друзьями», есть проблемы с местным советом?
Сибил, вернувшаяся к столу, теребила пальцами небольшую узкую повязку. Похоже, именно ее она снимала перед встречей с доктором.
- Думаю, мне нечего скрывать, - девушка помедлила. – В Салеме живут хорошие люди, но есть и те, кому глаза застелила власть. Никто не стоит над ними, а потому они здесь – закон.
Расплывчатые намеки на столпы общества, местный совет, были в духе предсказания, а не прямого ответа, но чем богаты. Видимо, привыкнув к абстрациям будущего, Сибил привыкла говорить намеками даже о том, о чем могла сказать, не таясь и не подбирая слова.
- Я слышал о лекаре, - решил уточнить Стефан. – И о некоторых других, что были… мхм, непочтительны с девушками. А еще о пасторе. Как же так, Сибил, почему пастор еще жив?
Девушка поджала губы.
- Не во всех бедах Салема виновата Энн, доктор. Лекарь учил Мерси как смешивать мази. Она… у нее хорошо получалось помогать людям с недугами, от ее рук становилось легче больным. Но после того, как он… ее силы изменились, доктор. Теперь она не исцеляет, а отравляет. Ей самой от этого больно. А остальные… они передрались из-за Лили. Дрались с оружием, были страшно изранены. Лекарь был хвор…
- … началось заражение крови, и они зачахли почти сразу с лекарем, - вздохнул Стефан, потерев переносицу. – А силу Мерси даровала Энн?
Сибил кивнула.
- Она хотела помогать. Грезила, что научится исцелять любые раны и хвори. У нее очень болела мама…
Грустный вздох досказал все за девушку. Похоже, маму Мерси спасти не удалось.
«У всего есть как своя цена, так и обратная сторона».
- Все это, - Стефан обвел взглядом комнату, но имел в виду куда большее, - вмешательство в порядок вещей. Я понимаю, что ты пытаешься сказать, Сибил. Понимаю, что Энн не хотела дурного, что действовала из добрых побуждений…
«Хоть все выглядит как поступки эгоистичного избалованного ребенка, получившего в руки требующую ответственности и достойного разума вещь».
Отчасти он понимал, что исправить пуританское сообщество невозможно. Что попытки юных девушек во что-то светлое с грохотом провалились, а последующие выборы приводили только к еще большим бедам. Но такова жизнь. В ней нет справедливости, особенно если хочешь помогать другим.
- Но не мне ее судить. А те, кто будет ее судить, придут к выводу, что она – ведьма, и вы все, кто связан с ней, тоже. Пострадаете не только вы, но и те, кто вам дорог.
Сибил пошатнулась, но молчала. Стефан смотрел на нее тяжелым взглядом, зная, что девушка ни на что повлиять не может, ведь не она тут «правит балом». Можно было оставить все как есть, развернувшись и уйти… Но если потянуть время, если хотя бы попытаться отвести подозрения от девушек, у него может появиться шанс убедить Энн отправить их назад. Это будет не совсем помощь, не совсем правда, но лучше полуправда, чем окончательная смерть.
Его не прельщало смотреть, как сжигают Ороро.
Да и самому заканчивать жизнь на костре не хотелось.
- У меня совсем немного времени, чтобы помочь вам, - скрепя сердце сказал, возвращая шляпу на голову. – Пока советую не предпринимать никаких поспешных действий и не вмешиваться ни в чью жизнь. Ситуация хрупка и ненадежна, любая мелочь может все изменить.
«И привести нас к кострам и крикам».
Вдруг девушка повела головой, словно «увидела» что-то, что могла увидеть только она. Протяжно вздохнула, присела и покачала головой.
Стефан напряженно смотрел и молчал, но не выдержал.
- Что? Что ты увидела?
- Теперь вы мне верите, - усмехнулась она грустно.
- Не время для шуток, Сибил. Что ты увидела?
- Мелочь, - как-то зло улыбнулась девушка. – Мелочь, что все изменит.
Ее смех был сухой и жесткий, а после перешел в кашель. В комнате тут же появился Фрей, который прикоснулся к плечу Стефана.
- Сестре всегда нездоровится после видений, - грустно пояснил парень. – Идемте, кажется, вас ждут.
Бросив последний взгляд на кашляющую в тряпицу Сибил, Стрэндж хмуро кивнул и покинул комнату.
У дома его и правда ждали. Норман и еще двое человек. Все в мундирах, напоминающих военные, и с дубинками на поясе. Фрей недобро посмотрел на этих людей и почти вытолкал Стефана на улицу, а затем запер дверь.
- Салемское гостеприимство во всей красе, - вздохнул доктор, взглянул на троицу. – Джентльмены, чему обязан?
- Совет вас ждет, - буркнул Норман, которому, похоже, требовался пояс для мундира посвободнее. – Ральфа тоже попросили присутствовать.
- Не будем заставлять их ждать сверх положенного, - вежливо улыбнувшись, Стефан направился следом за Норманом.
На эту процессию оглядывались жители, но и без их взглядов было понятно: через пару минут весть о странном докторе облетит весь Салем.
«Если мне удастся разыграть все карты правильно…»

Дом мэра, как и полагается жилищу правителя, был добротным, просторным и светлым. Зал для собраний был столовой, где восседали всего трое «старейшин», за неспешной трапезой лениво что-то обсуждавшие.
Стефан вошел и снял шляпу, небрежно поправил перо – защитные чары от сглаза или еще чего будут не лишними.
- Джентльмены, - кивнув в знак приветствия, - благодарю, что смогли так быстро меня принять.
Три пары снисходительных глаз ощупали его с ног до головы и пера на шляпе. Судя по отсутствию смешков и прочих переговоров, увиденное вполне удовлетворило стереотипы о том, как должен выглядеть «не свой, но и не чужой» в пуританском социуме.
- Рады видеть в Салеме лекаря из города, - полноватый мужчина в одежде побогаче небрежно взмахнул рукой; ему больше всего «подходила» роль мэра. – Дровосек говорил что-то про какую-то хворь и ведьму. Кхм, то бишь, свою дочь.
- А где пастор? – вопросил серьезный подтянутый мужчина с цепким мертвым взглядом; похоже, это был шериф. – Не слышу его воплей про ведьм.
Мужчины сдержанно хохотнули, но недостаточно громко, словно опасаясь, что пастор вот-вот и зайдет в комнату.
Стефан сделал вид, что не увидел и не услышал этого.
- Энн Дорн больна, я констатировал это при осмотре, - твердо произнес, наблюдая за советом. – Но не она принесла эту хворь в поселение. Я настоятельно прошу милостивый совет рассмотреть мое предложение о помощи с этой болезнью.
- А кто ж, если не ведьма… - третий мужчина в простой одежде, получивший ногой под столом от мэра, кашлянул. – Ну, не Энни, то кто ж хворь притащил?
- Странствующих ремесленник. Он прибыл в город, остался на постоялом дворе. Меня вызвали констатировать первые смерти. Я проследил его путь до Салема. Он упоминал, что останавливался у дома дровосека, покупал материалы. Полагаю, что был и в местном трактире.
- Вот зараза, а! – третий мужчина оскалился. – Знал же, что гнида какая притащит дряноту, а!
- Спокойнее, Вильям, - мэр махнул на него рукой. – Твой трактир богатеет от тех, кто идет через Салем.
- Ага, и чумку таскает, - буркнул трактирщик, скрестив руки на груди. – А как же, доктор, с этой напастью справляться? У нас не было померших, последние пришлые неделю уж как уехавши.
- Была бы это чума, - сурово заявил шериф, - у нас бы ломились койки.
- Тюремные, что ли? – усмехнулся мэр. – Доннел, не смеши перед городским человеком. Наверняка достопочтенный доктор что-то напутал. Нет у нас никакой чумы.
- Мне сказали, что на совете будет присутствовать отец Энн, Ральф Дорн.
- Его отправили за пастором, - сухо ответил шериф, игнорируя косой взгляд мэра. – Брукса и правда что-то давно нет.
Стефан взял паузу, чтобы на него переключилось блуждающее внимание совета. Похоже, известия о болезни не слишком-то пробрали первых мужей Салема. Что же, придется немного поднажать на них.
- Я слышал, что местные поля невероятно плодородны.
Речь Стрэнджа звучала несколько отстраненно. Он положил шляпу на край стола и отошел к окну. Руки его были заложены спину, а на совет он и не смотрел. Подобное пренебрежение должно было подстегнуть любовь к власти и контролю, ведь никто не смел игнорировать столпы здешнего общества.
- Божьими молитвами, доктор, - пренебрежительно ответил мэр. – А к чему наши поля к…
- Плодородная почва не выбирает, чему взойти, - жестко прервал его Стефан, разглядывая через грязное окно улицу. – Рожь или сорняки, все для почвы одинаково. Чума, господа, что сорняки, которые заполоняют собой все. Наши тела хрупки, а чума поражает даже самых сильных. Она бьет туда, где слабее, и человек сгорает, даже не понимая, что болен. Возможно, поэтому и пастора так долго нет.
Совет слушал в напряженном молчании. Стефан не отказал себе в удовольствии сделать драматическую паузу.
- Предполагаю, что жители Салема крепки телом и душой. А потому хворь может действовать медленнее. Я нашел симптомы у Энн, но кто знает, у скольких еще местных они обнаружатся. У вас ведь давно нет лекаря, верно?
- Уж год как, - покивал трактирщик, который, видимо, быстрее прочих принял на веру «аргументы» доктора. – Травница есть, да только что она может-то.
- Будет тебе, Вильям, не ее вина, что Гарен почил раньше, чем кончил ее обучать. Мерси Калахан училась у почившего лекаря, - кивнул мэр. – Не так давно заносила мне травяной сбор для сна и мази моей благоверной.
- В виду сложившихся обстоятельств, - Стефан медленно отвернулся от окна, - могу ли я надеяться на вашу милость и некоторые припасы, что облегчат мне диагностику местных жителей в поисках зараженных?
Витиеватая «умная» речь снова вызвала приступ тишины. Первым теперь нашелся мэр, видимо, имевший какое-то образование.
- Да-да, можете забрать, чего Мерси мне принесла. Катарина, дорогая, принеси доктору те травы, что принесла Мерси. А еще к ней сходите, я отправлю с вами людей, чтоб помогли носить. Расположитесь у Вильяма, там людей много, сразу за них приметесь.
«Катарина, дорогая» довольно споро принесла несколько сильно пахнущих мешочков и баночек, которые удобно помещались даже в карманах.
- Благодарю, мисс.
Шериф помалкивал, сверля Стефана взглядом. Стрэндж учтиво игнорировал это пристальное внимание, прекрасно зная, что рано или поздно, а именно шериф может стать головной болью. Но пока что, кажется, ситуация была под контролем…
- Господин мэр! – в комнату ворвался взлохмаченный юноша несуразного вида. Наткнувшись взглядом на Стефана, юноша стушевался. – Ой…
- Вендел, - кисло «поприветствовал» юношу мэр, - ты не кстати. Где твой отец?
- Он… заболел, - держась за дверь и зыркая на Стефана, юноша пытался связать два слова. – Господин, отец так кричал, велел привести помощь, но у нас же… лекаря нет, совсем нет, а к ведьмам он запретил идти, и я даже не знаю, чего делать, а вы умный, вы можете ну, посмотреть?
Шериф тут же встал.
- Пастор Брукс не из тех, кто будет звать о помощи, - хмуро прошел он к двери, а затем, словно что-то вспомнив, ткнул пальцем в сторону Стрэнджа. – Вы, доктор, идете со мной.
- Доннел, - в голосе мэра зазвучало что-то стальное, - будь приветливее с нашим гостем. Доктор, не откажете в помощи нашему дорогому пастору? Он никогда и ни при каких обстоятельствах не пропускал собрания совета Салема. Как закончите, так мы продолжим и все обсудим.
Стефан окинул взглядом людей, смотревших на него. Почему-то вспомнился злой смех Сибил и слова о мелочи, что все изменит.
Но раз взялся играть партию, то нужно разыграть ее до конца.
- Разумеется, - сделал шаг вперед, взял шляпу со стола. – Ведите, шериф.

Дом у семьи пастора был ничуть не хуже, чем у мэра. Хороший брус, большие окна, добротные просторные комнаты. А убранство местами было побогаче, чем в главном доме Салема. Сразу было понятно, что местные больше уважают религиозного пастора, чем какого иного.
- Сюда, сюда, - махал руками Вендел, отпихивая в стороны всех, кто ему мешал. – Отец, я привел шерифа и лекаря!
В доме, несмотря на беду, было несколько женщин и мужчин. Все были со странными лицами, а в глазах самой молодой женщины плескалось что-то, похожее на зловещее веселье. Дровосек тоже был тут – растеряно стоял в углу, теребя вязаную шапку.
- Доктор, - увидев Стефана, Ральф приободрился, но ненадолго. – Там… с пастором беда. Вы подможете?
- Чем смогу, Ральф, - насторожено ответил. – Ступай к дочери, тут ты помог мне всем, чем смог.
Шериф не дал им даже попрощаться – невежливо дернул Стефана за рукав, требуя пройти в комнату пастора.
Вместо приветствия пастор разразился той еще нецензурной тирадой, проклиная всеми святыми своего сына.
- … какого дьявола, Вендел?! Еще бы весь Салем позвал!..
- Позвать? – тут же отозвался невероятно отзывчивый сын Брукса, чем вызвал нервный смешок даже у сурового шерифа.
- Вендел! – взревел пастор, извиваясь на постели. – Кто тебя породил, тупица!
- Пастор, - в своей манере сурово рявкнул шериф, - вы пропустили собрание, а теперь орете. Опять перебрали с вином на утренней молитве?
Стефан подошел ближе к кровати, где лежал большой. Суховатый почти старик вращал выпученными глазами, обнажая полусгнившие зубы. Руки с заметным артритом сучили, словно ища, чем бы в кого запустить.
Все, что ниже пояса, было прикрыто несколькими одеялами и подушками. Стефан осмотрелся – несмотря на погоду, в доме было тепло. Так зачем ему стольким укрываться?
- Доннел, чтоб тебя! – Брукс взревел, но тут же осадил себя, заметив постороннего в лице Стрэнджа. – А… это еще кто?
- Доктор Винсент Стрэндж, - кивнул Стефан, сняв шляпу с головы. – К вашим услугам, преподобный Брукс.
- Не выглядишь хворым, - подал голос шериф, покачав головой. – Чего случилось-то?
Пастор посмотрел на всех злым взглядом, закрыл глаза, помолчал. Затем сказал, не открывая глаз:
- Все вон. Пусть только доктор останется.
- Чего? – хмыкнул шериф, бросив взгляд на осунувшегося и примолкшего Вендела. – Что ж там такого…
- ВОН ПОШЛИ ВСЕ, ИМЕНЕМ ГОСПОДА!
Стефан даже вздрогнул от такого неожиданного ора.
Шерифа и Вендела как ветром сдуло. Дверь звучно захлопнулась.
Пастор скинул с себя все, что укрывало его ниже пояса. С его лица тут же сошла злоба, оставив выражение почти мальчишечьей растерянности.
- Доктор, он… - невнятные жесты руками, - я пошел справить нужду, а он… вы посмотрите, посмотрите же!
Когда пастор поднял одежды, Стефан удивленно приподнял бровь.
«Мелочь, которая изменит все, значит».
Теперь он понимал смех Сибил. Только вот ему было совсем не смешно.
Это все меняло.
- Вы видите?! – слишком тонким голоском взвизгнул пастор. – Видите, что с ним?
- Вижу, - собравшись с духом, поднял взгляд на лицо пастора. – Примите мои сожаления. Похоже, ваш… орган несколько… усох.
- Что?! Что это еще значит?
- Я могу попытаться восстановить некоторые его… функции для справления нужды. В остальном…
Пастор опустил одежды. Его лицо снова приобрело злое выражение.
- Эти… ведьмы, я знаю, это их рук дело!
- Пастор, спокойнее, - Стефан примирительно вскинул ладонь. – Это могло быть последствием и болезни, ведь вы не знаете…
- Вот так сразу и отсох?! – взвизгнул Брукс. – Да что вы, доктор, неужто думаете, что вы один тут умный? Я знаю, что эта Лилиан – ведьма! Сегодня, слышите, доктор, сегодня ее родители благословили ее на женитьбу с моим сыном, этим тупицей, что не ценит моих трудов! Я сделал все, чтобы дать благословенье Господне для этой ведьмы, чтобы спасти ее душу и души ее семьи, но она сделала! Видите, что она сделала! Такова ее благодарность за мое великодушие!
- Преподобный, - вновь попытался Стефан, - послушайте меня. Вам нужно успокоиться. Еще не поздно что-то предпринять. Раз вы говорите, что это случилось сегодня, то я могу попытаться вернуть все… как было. Мне нужно взять некоторые ингредиенты для микстур и мазей.
- Если убить ведьму, - продолжал пастор, как не слыша, - все закончится. Сжечь ее и всех прочих, а как сгорят, так все вернется!
«Дьявол!»
- А если нет? – развел Стрэндж руками. – А если не закончится и не изменится, станет еще хуже? Преподобный, прошу, прислушайтесь к гласу разума. Вам не нужно тревожиться. Берегите силы, отдыхайте, а я прямо сейчас займусь вашим лечением.
Пастор словно с трудом вынырнул из своих мечтаний о кострах и посмотрел на Стрэнджа.
- Вы же говорите, что некоторые…
- Может, не все потеряно, - пожал плечами Стефан, прерывая. – Вы всегда успеете обвинить кого-то в колдовстве, но позвольте сказать свое слово медицине, проявите восхваленное Писанием терпение христианское. Мази и божьи молитвы творят чудеса.
«Особенно божьи молитвы».
Было видно, что пастору куда проще устроить крестовый поход, чем прислушаться, но он все-таки кивнул.
- Будь по-вашему, доктор. Но я этого так не оставлю. Ведьмы заслуживают наказания. Но сначала вы поможете мне.
Стефан поклонился.
- Как будет угодно.
Выйдя из комнаты, Стрэндж столкнулся с шерифом. Тот, игнорируя правила приличия, встал почти нос к носу. Пришлось отойти назад, почти вплотную к закрытой двери в комнату пастора, чтобы сохранить хоть какое-то подобие личного пространства.
- Как странно, доктор, - процедил шериф очень тихо. – Как вы появились, так у нас тут и чума, и у пастора болячка.
- Надеюсь, я прибыл вовремя, а не поздно, - спокойно ответил Стефан, выдержав тяжелый взгляд шерифа. О, если бы этот человек знал, сколько таких взглядов на него бросали в последнее время. – Позвольте, шериф, мне нужно встретиться с травницей и приступить к лечению пастора немедленно.
«Пока он не отправил кого-нибудь на костер».
- С чего бы? – фыркнул шериф. – Не выглядел он смертельно больным. Что с ним?
- Это не моя тайна, - прикинувшись покорным, Стрэндж вздохнул. – Не мне ее раскрывать.
- Вендел! – шериф отвернулся и Стефан тут же юркнул мимо него. – А ну подь сюда, щенок. Что там у твоего отца, а?
Кажется, шериф приступил к своим «методам допроса» почти сразу: Вендел, схваченный за ухо, шипел и извивался на потеху молодой женщине и прочим присутствовавшим, что начали охать и ахать.
Стефан вышел на улицу, не удосужившись надеть шляпу. Поднял голову вверх, к небу.
Очень хотелось дождя.
Выдернув со шляпы перо, он надел шляпу на голову, а перо покручивал между пальцев. От дома пастора к мэру было недалеко, а каждый шаг он шептал под нос слова, которые медленно, но верно преобразовывали перо в нечто легкое, хрупкое и очень быстрое.
Еще шаг – с его руки сорвалась белая птичка, резко спряталась среди толпы, а затем вынырнула и затерялась где-то среди облаков.
Стефан проводил ее взглядом, подметив неподалеку Фрея. Тот стоял и говорил с какой-то девушкой. Довольно привлекательной, и если бы время не поджимало, Стрэндж мог бы рассмотреть ее повнимательнее, но сейчас у него горела земля под ногами.
Пастор не был похож на человека разумного – скорее, импульсивного, а это значило, что еще немного промедления, и оттягивать неизбежное будет поздно. А еще, что хуже, некому.
- Доктор! – с каким-то облегчением произнес Фрей, заметив Стрэнджа. – Это Лилиан. Она как раз говорила мне, что…
Та самая Лилиан?
- Фрей, - Стефан взял парня за плечо, - немедленно иди к сестре и уводи ее. Лилиан, вы тоже уходите. Как можно скорее.
Похоже, Фрей не совсем понимал, что происходит, а вот Лилиан почти сразу кивнула.
- Идем, Фрей, времени нет.
- Что случилось?
- Спасибо, доктор, - бросила Лилиан, взяв Фрея за руку и побежав к дому Сибил.
Стрэндж проводил их взглядом, прикоснулся ладонью к лицу.
Доигрывать партию надо, даже если в конце видится виселица.
Повернувшись, он почти дошел до дома мэра. Но как только мисс Катарина открыла ему дверь, ее глаза округлились, а Стефан прикоснулся к дрогнувшей щеке.
За спиной ожидаемо раздался голос шерифа:
- Доктор, пройдемте-ка со мной. Вы очень нужны пастору.
- Я еще не взял все необходимое, - не поворачиваясь, произнес Стефан.
- Ничего, мы вам все принесем. Идемте.

Белая птичка порхала так стремительно, что колибри могла ей позавидовать. Резво долетев до дома дровосека и облетев его крышу, птица сорвалась в ту сторону, куда вел магический след иллюзии. Одно заклинание тянулось к другому, а потому вскоре птичка спикировала на ближайшую ветку рядом с Ороро и произнесла голосом Стефана:
«Ороро, беги, я постараюсь их задержать. Энн, немедленно отправь Ороро назад в наше время. Не возвращайтесь за мной. Чтобы ни случилось».

Отредактировано Doctor Strange (28.09.2021 17:12)

+1

26

На подходе к площади троица разделилась, Лилиан заспешила в сторону дома Сибил, а Ороро, следуя за рыжеволосой подругой, свернула в один из проулков. И, немного поплутав среди домов не самого богатого района городка, они наконец остановились напротив одной из обшарпанных дверей. Когда-то она, кажется, была выкрашена в красный, но краска давно истерлась. Однако не успела Энн постучать, как на одну из веток куста вспорхнула белоснежная птичка, внезапно заговорившая голосом Стефана Стрэнджа. Выслушав его послание, Погодная ведьма возмущенно фыркнула и протянула пичуге руку. Та перескочила на протянутую ладонь и женщина сердито проговорила:
- Милая, не могла бы ты передать мой ответ? Доктор Стрэндж, это самое идиотское предложение, которое я от вас слышала. И без тебя я никуда не уйду. Поэтому постарайся не вляпаться в ещё большие неприятности.
Ро легонько подбросила птичку в воздух и несколько секунд следила за её полётом, пока та не скрылась за крышами домов. А затем обратила сердитый взгляд на юную ведьмочку.
- Боюсь, что Стефан попал в беду. И куда бы он не вляпался по твоей вине, мы обязаны его вытащить.
- Пусть ваш доктор и отрицает что он не похож на обычного человека, но на деле он похож на нас больше, чем ему бы этого хотелось. Вы помогаете нам, а мы помогаем вам, честный обмен, я считаю.
Энн пожала плечами, и принялась отстукивать ритм по двери. Четыре-три-пять-два. Машинально сосчитав и запомнив стук, вдруг ещё пригодится, Ороро возвела глаза к небу, затянутому тяжелыми тучами. Погода портилась так же стремительно как настроение Шторм.
Милостивая Богиня, за что мне это?
Девушка, отворившая дверь, была невысокой и фигуристой, с убранными в пучок каштановыми волосами и живыми серо-голубыми глазами. Она обвела гостей цепким внимательным взглядом и посторонилась, пропуская в дом, одновременно пряча руки под передник. Когда дверь за девушками захлопнулась, Мерси задала единственный вопрос:
- Энн, всё в порядке?
Рыжеволосая на пару секунд замялась с ответом:
- Не совсем, - но в следующее мгновенье просияла улыбкой. - Но скоро будет. Будет всё как я вам обещала. Это Ороро Монро. Она и ещё один человек, владеющий даром, помогут нам.
- Помогут в чем?
- Победить царящуюю в этом городе несправедливость, конечно. Но сейчас нам нужны все силы. Без тебя мы не справимся, Мёрси, милая...
Девушка нахмурилась и поглубже спрятала ладони под фартук. Когда она вновь подняла глаза на Дорн в них всё так же плескалось сомнение.
- Ты же знаешь… Я ненавижу это.
- Один только раз… Когда жители Салема начнут нас уважать, тебе больше не придется прибегать к этой стороне твоих сил. Если ты сама этого не захочешь, конечно. Ороро говорила что может научить нас контролировать свои способности, наверняка она поможет и тебе.
Погодная ведьма только изогнула бровь в ответ на устремленный на неё взгляд. Запросы юной Энн всё росли. Шторм уже хотела резко осадить девушку, но заметив взгляд Мёрси сдержалась и только вздохнула.
- Вряд ли у нас будет много времени, но расскажи что случилось с твоими силами, дитя. И я попробую тебе помочь.
- Правда? - среди тоски и безнадеги, сквозивших во взгляде девушки, словно промелькнул лучик надежды. Она оглянулась на подругу, рыжеволосая ободряюще улыбнулась и кивнула, но, стоило Мёрси вновь повернуться к Ро, с явной тревогой вгляделась в окно. - Я… могла исцелять, мелкие царапины заживали сразу, лёгкая простуда проходила, на что-то посерьёзнее нужно было больше времени. А потом… Потом что-то случилось и теперь вместо исцеления, стоит мне прикоснуться к живому существу, у него появляются струпья и оно начинает гнить заживо...
Девушка поджала губы и отвернулась, даже отступила на пару шагов. В задумчивости проведя пальцами по лбу, словно пытаясь разгладить морщины, Монро кивнула.
- Я сталкивалась с подобным. Один из учеников нашей Школы был целителем, и после того как он испытал серьезное потрясение, его силы тоже изменились. Но сейчас всё хорошо. Мне нужно подумать, но пожалуй, я смогу тебе подсказать, как можно попытаться исправить это. А сейчас нам и правда надо торопиться.
Энн покачала головой и вновь выглянула на улицу.
- Обычно мы собираемся здесь. Лили должна скоро привести Сибил. Надеюсь, у них не возникнет проблем по дороге.
Тяжело вздохнув, Ороро сцепила руки в замок и прошлась по комнате. Ожидание, без возможности что-то предпринять, было близко к клаустрофобии в её личном списке отвратительных вещей. Но зато появилась возможность разобраться в беде Мёрси. Погодная ведьма попыталась расспросить девушку, что предшествовало изменению её сил, но она не торопилась раскрывать душу перед незнакомкой, и в итоге вовсе сбежала на кухню “приготовить чай”.
Время тянулось ужасно медленно и, хотя на деле прошло не больше получаса, Ороро казалось что их ожидание затянулось на пару часов, как минимум. И, видимо, не ей одной. Поэтому, когда в дверь постучали, вскинулась и она, бродившая по комнате и невидящим взглядом скользившая по его скудному убранству, и Энн, медитировавшая на огонь в очаге. К двери бесшумно, как мышка, проскользнула Мёрси, прежде чем открыть, выглянула в окно, и, только убедившись что за порогом её подруги, отворила дверь. Едва она закрылась, брюнетка торопливо заговорила.
- Всё хорошо, Фрей обещал отыскать твоего отца и забрать Долли. Пока, кажется, никто не в курсе. Пастор Брукс, видимо, слишком занят чтобы начинать охоту на ведьм.
- Где Доктор? - Ро осмотрела очередную участницу “ведьмовского ковена”, но обратилась к уже знакомой Лилиан.
Однако, ответила именно новоприбывшая, обратив на бывшую директрису невидящие глаза.
- Он заходил ко мне, но, кажется, его вызвали чтобы помочь Преподобному с его новым недугом.
Бросив на рыжеволосую зачинщицу сердитый взгляд, Погодная ведьма покачала головой.
- Значит, сначала нам предстоит вызволить его.
- Вы предлагаете взять дом пастора штурмом? - нервно хихикнула Энн Дорн, но осеклась глядя на Шторм.
- Вы же хотели заставить себя уважать? Не самая худшая цель для демонстрации силы. Итак, что вы умеете и что знаете о доме пастора?
В голове Ороро промелькнула мысль “Что же я творю?”, но лишь на секунду. Больше всего она опасалась, что со Стефаном может произойти что-то непоправимое. Он, конечно, мог за себя постоять. Но его собственная магия была не слишком стабильна, к тому же он сам признал, что изрядно потратился, прыгнув за ней в прошлое. И Шторм никак не могла перестать винить в этом себя. Она могла бы быть более осмотрительной осторожной, мудрой... Могла бы, но почему-то планирует нападение на дом пастора четырех неопытных мутанток с собой во главе.

Отредактировано Storm (16.10.2021 23:35)

+1

27

На странный конвой местные оглядывались с нескрываемым любопытством.
- Это настолько необходимо? – негромко спросил Стефан, покосившись на шерифа, вышагивающего рядом. – Я ведь и так вызвался помочь. Добровольно.
Шериф смерил Стрэнджа негодующим взглядом. Не было похоже, что он питал хоть сколько-то теплые чувства к доктору, но покладистость и общая невозмутимость Стрэнджа, видимо, играли на руку: Доннел протяжно выдохнул, хмуро поморщился.
- С вами в Салеме началась суматоха. Я хочу разобраться. А пока я разбираюсь, вы будете в поле зрения. Мне не нужен крестовый поход, устроенный святошей, а все к тому идет. Так что вы, доктор, сделаете все, чтобы исцелить нашего преподобного. А я – все, чтобы предотвратить хаос.
Стефан задумчиво смотрел перед собой, размышляя, может ли склонить шерифа на свою сторону. Все-таки он не казался человеком вспыльчивым или импульсивным – скорее, чрезмерно любящим все контролировать. Появление нового человека, неприятные известия, отсутствие определенности – это могло выбить из колеи человека, не особо привыкшего к переменам.
- Сделаю все, что в моих силах. Но и вы должны понимать, что я не смогу помочь ему голыми руками.
- Что вам надо, травки? Скажите моим людям, вам все доставят от этой, как ее...
- Мерси, кажется.
Шериф покосился на Стрэнджа, но только фыркнул.
Несколько мгновений они шли в тишине. Дом пастора приближался, а улицы Салема пустели – вечерело. От зажигающихся свечей и фонарей становилось не спокойнее, а напротив – тревожнее, словно в этих тенях что-то могло затаиться.
Или кто-то.
Из таверны вывалилось несколько пьяных тел, по улице прокатилось фальшивое пение известной английской фривольной песни.
- Сплетни о ведьмах вряд ли помогают вам поддерживать порядок, не так ли, шериф? – осторожно уточнил Стефан, встретив несколько удивленный взгляд шерифа. – Мне показалось, что вы не особо верите в слова отца Брукса.
- Все бабы – ведьмы, - хмыкнул шериф. – Для нашего святоши все, кроме его жены, и ведьмы, и шл… падшие женщины, даже дети. Вы человек новый, можете думать, что все мы тут под ним ходим. А я-то уже не первый год с ним в одной упряжке. Если мы перевешаем всех женщин Салема, кто будет рожать детей и стирать белье? А кормить нас? Сомневаюсь, что Брукс умеет хоть что-то из этого.
Стрэндж вежливо улыбнулся, поддерживая шутку. Грубо, но позиция понятна – шериф был человеком практичным и, видимо, не особо верующим. Может, не нашел Бога, а, может, успел его потерять. По крайней мере, разговор по пути немного смягчил его отношение к «пришлому», что было маленькой, но победой.
Обстановка в доме была напряженной: людей стало словно бы больше, но все нервно суетились, тихо переговаривались по углам, зажигали свечи, накрывали на стол, растапливали печь. Казалось, что каждый боялся хоть как-то привлечь внимание всего одного человека, крик которого настиг прибывший конвой с доктором в эпицентре.
- Да хватит выть! – орал Брукс на кого-то, кто был в комнате. – Ты воем своим ни черту, ни Богу не поможешь! Пошла вон с глаз моих!
Из комнаты, захлебываясь слезами, выбежала пожилая женщина с серыми волосами и не менее серым лицом. Стефан отступил в сторону, пропуская женщину, которую словно бы поймала и приобняла та молодая, что совсем недавно недобро веселилась с «несчастья» святого отца. Теперь она была грустна и молчалива, но все-таки с легким любопытством посмотрела на Стефана.
- Развели тут сырость, - неожиданно раздраженно буркнул шериф, ткнув рукой Стрэнджа в бок. - Сюда, доктор, вон ваш пациент.
Стефан не пошевелился, но перевел взгляд с женщин на Доннела.
- Как я и говорил, шериф, - твердо произнес он, - я не колдун и голыми руками вылечить болезнь не в силах.
У него были кое-какие припасы, полученные в доме мэра, но тратить их сейчас было неразумным ходом – нужно было максимально тянуть время. Чтобы Ороро смогла уйти, оказавшись в безопасном месте.
Так что он будет тянуть время столько, сколько потребуется.
Пара мгновений борьбы взглядами. Шериф явно не ожидал, что «пришлый» будет так спокойно выдерживать его «тяжелые» взгляды. Это он просто с Хеллстромом в гляделки не играл.
- И что ж вам нужно?
- Чистая вода, чистая ткань, немного болиголова… - Стефан умолк, пытаясь припомнить, что еще из простых вещей он может попросить, не вызвав серьезных подозрений. Народная медицина на то и народная, что если он назовет нечто, чего еще нет в быту, или напротив, что используется не совсем так, то будет неловко, как минимум.
Как максимум, его повесят на ближайшем дверном косяке.
- Могу показать вам, что у нас есть, - подала голос молодая женщина, все еще приобнимавшая, видимо, супругу пастора. – Я тут кое-чем запаслась, вдруг это поможет.
Шериф красноречиво недовольно вздохнул, лишь жестом продемонстрировав, что не против. Но остался стоять в дверях, словно намекая, что сбежать Стрэнджу не удастся.
И это было странно. Зачем такие меры предосторожности? Зачем вообще шерифу небольшой отряд констеблей, что ловят приезжего? Неужели в Салеме резко закончились проблемы?
Что-то тут было нечисто.
Либо шериф пытался усыпить бдительность Стрэнджа, делая вид, что не верит в «бредни» Брукса, либо тут было что-то еще. Может, шериф знал о чем-то, о чем не знали другие? Иначе зачем ему, в сущности, охранять дом пастора? Или это была не охрана, а что-то другое?
Стефан шел неторопливо, подзадержался в дверях на кухню, а потому услышал обрывок разговора шерифа со своими людьми.
- … Вильям что?
- Как вернулся, говорит, что ведьмы прокляли город, Брукс почти при смерти, следующий мэр.
- Идиот, - зашипел шериф, стукнул кулаком по стене. – Найдите его и заткните. Аккуратно только, понятно?
- Поздно, Доннел, – вздохнул кто-то из конвоиров. – Пока мы ходили за доктором, с десяток мужиков пошли к дому дровосека. Хотят его дочку первой порешить. Еще видел, как кто-то идет к дому слепой.
Шериф нецензурно выругался.
- Вы идете, доктор? – выглянула из кухни молодая женщина. В прихожей замолкли, а Стефану пришлось ретироваться.
- Да, простите, колено ноет на дождь, - улыбнулся, прикрывая за собой дверь. – Так что у вас есть из припасов? Вы о травах или…
Женщина выставила пару склянок и глиняных горшочков, покрытых тканями разных цветов.
- Раньше мы с Мерси дружили, - улыбнулась женщина, - и она кое-чему меня научила. Это мазь от таких болей, как у вас, доктор, а это – травяной сбор для крепкого сна. Тут еще есть…
Объяснения уже знакомых составов и кустарных лекарств не отвлекали от размышлений. Значит, Вильям, трактирщик, после собрания совета успел разнести весть про проклятого пастора. А раз так, то он вовремя предупредил Фрея и Лилиан. Оставалась надежда, что и Ороро с Энн и Мерси успели найти убежище.
А если он сумеет выбраться из Салема, то, вероятно, сможет найти способ вернуться в свое время. Но об этом следовало думать в последнюю очередь.
- … с вами все хорошо, доктор?
Стефан кашлянул в кулак.
- Простите, я… устал с дороги, почти не спал.
«Переживаю за Ороро, но лучше про нее лишний раз не упоминать».
- Должно быть, издалека к нам?
- Не особо, - натянуто улыбнувшись, решил перевести тему на более безопасную. – Нас не представили. Винсент Стрэндж, к вашим услугам. А вы, мисс?
Женщина хихикнула.
- Какая я «мисс», зовите меня Онора.
- А вы и Вендел… он ваш брат?
Женщина снова прыснула смехом. Почему-то Стефану показалось, что, в отличие от других в доме, она больше изображала печаль и сочувствие, а сама получала от ситуации какое-то странное удовольствие. Может, потому что пастору «воздалось за грехи»?
- Скажете тоже. Я тут навроде прислуги, доктор. Моя семья полегла от чумки много лет назад, а пастор к себе взял на воспитание. Можно сказать, я тут как своя, и все ж чужая.
- И все же вы дружите с одной из тех, кого отец Брукс зовет «ведьмой».
- Вы про Мерси? – горькая усмешка. – Она ангел, мне стыдно за наших людей, что не видят этого. А еще стыдно за то, что с ней сделали. Этот город… он ничего хорошего не приносит, доктор. Вы зря сюда приехали. Вы не нужны Салему, дайте ему тихо умереть, как старику Бруксу.
Стефан посмотрел на девушку – прямо, невозмутимо.
- Что вы имеете в виду, Онора?
- Не стройте из себя дурака, - женщина подперла рукой бок. – Решили, что приедете и все лавры вам? Мы год без лекаря жили, только Мерси и спасала. Не станет ее – не станет Салема. Тут все уже с ума посходили.
- Я не понимаю, к чему вы клоните, - Стефан говорил спокойно, подавляя возмущение. – Вероятно, вы приняли меня за кого-то…
- Вы ж на место почившего лекаря приехали, нет?
Стрэндж приподнял бровь.
- Нет.
Женщина как опешила от простого и короткого ответа. Стушевалась, затеребила передник, нерешительно опустила голову.
- Я… простите, доктор. Но… зачем вы приехали? Я думала, вы… вместо лекаря, чтобы… Мерси не заслуживает еще одного дурного… то есть… вы не похожи на плохого человека, но я…
Стефан молчал. Ему не нравилось то, что говорила Онора, но он не стал реагировать на сомнительные обвинения. Хороший, плохой, злой – какая, в сущности, разница, если он никого не спасет? Или спасет всех, а никто об этом не узнает? Можно быть необходимым злом и вынужденным добром одновременно. Однозначным героем или злодеем быть куда сложнее.
- Я понимаю, что вы пытаетесь защитить подругу, - наконец сказал он, протянув руку к склянке с сушенными листьями болиголова, - и понимаю, что пытались отпугнуть потенциального лекаря. Я не претендую на спасителя Салема, Онора. Это не моя роль. Но я сделаю все, чтобы помочь тем, кто в этом нуждается. Даже таким людям, как Брукс. Плохие люди тоже могут принести пользу, если с ними правильно поговорить правильному человеку.
Онора смолчала. Стефан не стал проверять, какое влияние на нее оказали его слова, а занялся отваром.
Раз нужно было выиграть время, то это значило, что нужно исключить элемент напряжения – усыпить пастора. Затем – решить вопрос с «маленьким нюансом». Вероятно, если он сплетет верное заклинание, можно будет вернуть все вспять. А если у него выйдет это, то, возможно, получится и с желанием Энн.
Проблема приготовления отвара из любой травы заключалась в том, что почти все полезные свойства перекрывались ядовитостью. Все части болиголова были насыщенны кониином, «официальным ядом» для устранения политических оппонентов еще во времена Греции. Аконит, ведьмин цветок, был ядовит даже при прикосновении, но мог быть неплохим седативным. Корень валерианы можно было использовать, но он действовал так же мягко, как мята и мелисса. Впрочем, что мешает снова прикрыть народной медициной настоящую магию?
- Онора, - обратился он к притихшей женщине, - поставьте, пожалуйста, воду на огонь – мне нужен кипяток для отвара.
Растирая высушенные листья болиголова, Стефан думал вовсе не о снотворном для Брукса. Его мысли крутились вокруг теории струн, а именно – как создать из сложившейся ситуации тот путь, что приведет к нужному будущему?
Ороро упоминала, что для здешнего Салема, как и для его одноименца из исторических хроник, характерна охота на ведьм. Энн говорила, что в попытках спасти сестер терпела неудачи, поэтому и обратилась к «высшим силам», которые и привели ее к Стрэнджу. Означало ли это, что нужно допустить гибель нескольких, чтобы открылся нужный путь? Или нужно принести в жертву целый город, чтобы удовлетворить желание капризной девчонки?
Вздох. Как же он не любил думать о человеческих жизнях как о необходимой жертве для достижения некой цели. Почему нельзя найти другой путь? Или его можно найти?
Бам. Бам. Бам.
Чудовищной силы мигрень вгрызлась в левый висок так резко, что рука Стефана дрогнула, задрожала, выронила ступку.
- Агрх, - стиснув зубы, выдохнул Стрэндж, прикладывая дрожащую ладонь к голове.
- Доктор? – Онора перестала изображать призрака и обеспокоенно подошла ближе.
- Все… в порядке, - нервно улыбнулся Стефан, слишком быстро сделав шаг в сторону. – Я… просто устал. Вода вскипела?
Определенно, поиск оптимального варианта был лишним – у него нет ни времени, ни ресурсов, ни, честно говоря, желания. Он склонялся к мысли, что нужно не помочь Энн, а напротив – сделать все, чтобы помощи не было. Если Ороро вернулась, то ему стоит задуматься о содействии местным «охотникам на ведьм», а не помощи, собственно, ведьмам. Подло, гадко, но такова канва истории. Так он сможет вернуться назад, а иначе… что же, он уже имел опыт жизни в другом времени, но вряд ли у него этого времени сейчас много. Мефисто найдет его в любом измерении и часовом поясе, даже если он откатился до семнадцатого века.
Другой путь он оставит тем, у кого есть и время, и возможности. Верно, так и стоит сделать. А пока…
Залив сильное снотворное кипятком, Стефан добавил мяты и помешал получившееся.
- Я позабочусь об отце Бруксе, Онора, - спокойно сказал, заметив встревоженный взгляд женщины. – Сейчас ему нужно как следует поспать – произошедшее отняло много сил, а они ему нужны для выздоровления. Я сделаю еще одну чашку – для его жены. Можешь отнести? Ей тоже необходим отдых.
«Жаль, всех в Салеме этим снотворным не опоить».
В прихожей уже никого не было – видимо, и шериф, и его люди отправились на поиски людей, поверивших в сплетни трактирщика. Стефан помедлил перед входом в комнату пастора – подошел к окну, отодвинул занавеску.
На улицах горели тусклые огни у домов. Людей почти не было – компания у трактира, пара прохожих. Выглядело все прилично, почти спокойно.
Но как же неспокойно было на душе.
- Я еще не помер! – вдруг громко рявкнул пастор. – Все забыли про меня, да? Будьте же вы прокляты!..
- Крики вас не спасут, - голос Стефана был мягок, но сочувствие в нем отсутствовало напрочь. – Вам ли не знать, что грешить легче, чем искупать вину.
Брукс смерил Стрэнджа взглядом.
- На что вы намекаете, доктор? А доктор ли вы на самом деле? Мы не знаем вас, а вы уже обзавелись доверием, которого не припомню к чужакам.
- Вы можете мне не верить, - Стефан протянул чашку. – Но у вас нет другого выбора. Или я, или ведьма. Кому вы поверите, святой отец?
Сомнительный человек в черном или молоденькая девушка-травница?
Ответ был очевиден.
Через минуту Стефан поставил выпавшую из руки пастора кружку рядом с кроватью, закрыл дверь и отошел к окну.
Ситуация изменилась – несколько человек окружили кого-то, кто громко говорил, словно что-то спрашивая. Прищурившись, Стрэндж узнал эту одежду – похоже, мэр что-то спрашивал у прохожих. Те указывали в сторону домов. Он ищет Сибил? Энн? Или ту самую Мерси, о которой говорила Онора?
Мимо окна прошел один из конвойных. Стефан медленно вернул занавеску на место. Понятно, дом охраняется снаружи, а не внутри. По крайней мере, двое из присутствующих в доме не представляют опасности. Осталось разобраться с Онорой и придумать, как выскользнуть отсюда и… что?
Дальнейший план выглядел размытой кляксой.
- Доктор, - раздалось из-за приоткрывшейся двери, - пастор заснул? Каталина тоже спит. Никогда не видела, чтобы так быстро…
- Спать.
Магический жест мигом усыпил девушку, что облокотилась на дверь и съехала на пол.
Стрэндж потер висок, подошел к Оноре, поднял ее с пола и усадил на стул подле кровати пастора.
Следовало торопиться. Значит, теперь два отряда искали «ведьм». А раз местные не скрывали своего отношения к девушкам, то они не будут церемониться и проводить какие-то там слушанья… если только шериф не успеет раньше.
А успеет ли он?

Отредактировано Doctor Strange (02.10.2021 20:22)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [26.09.2016] Танцуй, ведьма, танцуй


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно